Книга Самуила

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Книга Самуила (ивр.סֵפֶר שְׁמוּאֵל‏‎, Сефе́р Шмуэ́ль), восьмая книга еврейской канонической Библии (Танаха) и третья в её разделе так называемых ранних пророков. Изначально единая книга, в Септуагинте и в Вульгате она была разделена на две книги, получившие название I и II (из четырёх) книг Царств. В еврейских рукописях Библии текст рассматривался как единая книга, и лишь с появлением печатной Библии в XV в. деление на I и II книгу Самуила вошло в еврейскую традицию. Название книги в еврейском каноне не предполагает авторство Самуила, а очевидно дано потому, что Самуил — первая значительная личность, появляющаяся в повествовании.

Книга Самуила — исторический документ первостепенной важности для понимания событий, которые привели к становлению монархии.





Критика

Книга Самуила не принадлежит перу одного автора, хотя несомненно, что впоследствии текст подвергся редактуре. Она включает разнообразные элементы как с жанровой, так и с содержательной точки зрения. Бо́льшая часть текста составлена из повествований, связанных содержательно (единство места и времени) и стилистически (диалоги, повтор формул, рамочное построение и т. п.). Книга содержит поэтические фрагменты, представляющие собой речь персонажей (I Сам. 2:1–10; 15:22,23; II Сам. 1:17–27; 3:33,34; 20:1; 22:1–51; 23:1–7). Некоторые из этих поэтических фрагментов встречаются и в других книгах Библии (II Сам. 20:1 – в I Ц. 12:16; II Сам. 22 – в Пс. 18 [в русской традиции 17]), поэтому возникает вопрос, принадлежат ли поэтические тексты той же эпохе, что и основное повествование книги. В книге Самуила часто встречаются пророчества и Божественные наставления (I Сам. 2:27–36; 3:11–14; 6:3–9; 8:7–18; 9:15,16; 10:17–19; 12:6–17, 20–25; 15:10,11; 17:45–47; II Сам. 7:3–16; 12:7–14; 21:1; 24:11–13). В большинстве случаев такие отрывки образуют часть повествования, однако иногда представляют собой самостоятельные литературные композиции (например, II Сам. 7). В книге содержится материал, источником которого служили царские архивы, — например, списки сановников Давида (II Сам. 20:23–26), имена его жен и сыновей (II Сам. 3:2–5), перечни его войн и завоеваний (II Сам. 8). Обычно этот материал стилистически подчинен повествовательным частям или сам включает повествовательные детали (I Сам. 13:1–3; 30:26–31; II Сам. 2:8–11; 5:4–5,9,17–25; 8:1–14; 12:26–31; 23:8–19; 24:5–9). Реже архивный материал образует самостоятельный текст (I Сам. 7:13–17; 14:47–52; II Сам. 3:2–5; 5:13–16; 8:15–18; 20:23–26; 21:15–22; 23:20–39).

В книге Самуила встречаются и другие жанровые элементы — молитва (II Сам. 7:18–29), мотивы притчи (II Сам. 12:1–6; 14:4–17), пословицы и поговорки (I Сам. 10:12; 18:7; 19:24 и в других местах). Основным методом составителя, очевидно, была компоновка материала в более или менее хронологическом порядке, что часто требовало членения используемых источников и перегруппировки их частей в соответствии с логикой и хронологией. Большинство исследователей придерживается мнения, что источники, использованные при составлении книги Самуила книги, включали сказания о детстве Самуила, повествование о Ковчеге Завета, о становлении монархии — о событиях в Мицпе, Раме и Гилгале, рассказы о Давиде, историю событий при его дворе, а также дворцовые архивы, пророчества, стихотворные композиции (например, плач Давида о Сауле и Ионатане, II Сам. 1:19–27).

Книга Самуила — исторический документ первостепенной важности для понимания событий, которые привели к становлению монархии. Она отражает разные религиозно-этические оценки этого института и попытки его осмысления религиозным мировоззрением.

Напишите отзыв о статье "Книга Самуила"

Ссылки

  • [http://tarasskeptic.blogspot.com/2011/05/blog-post_27.html Кем были древние израильтяне?]
  • [http://tarasskeptic.blogspot.com/2011/05/blog-post_30.html Каким было государство Давида и Соломона?]


Отрывок, характеризующий Книга Самуила

– Мне жаль, что не могу помочь тебе, Изидора. Могу ли я что-то для тебя сделать?
– Нет, Север. Не можешь. Но я буду рада, если ты побудешь со мною рядом... Мне приятно видеть тебя – грустно ответила я и чуть помолчав, добавила: – Мы получили одну неделю... Потом Караффа, вероятнее всего, заберёт наши короткие жизни. Скажи, неужели они стоят так мало?.. Неужели и мы уйдём так же просто, как ушла Магдалина? Неужели не найдётся никого, кто очистил бы от этой нелюди наш мир, Север?..
– Я не пришёл к тебе, чтобы отвечать на старые вопросы, друг мой... Но должен признаться – ты заставила меня передумать многое, Изидора... Заставила снова увидеть то, что я годами упорно старался забыть. И я согласен с тобою – мы не правы... Наша правда слишком «узка» и бесчеловечна. Она душит наши сердца... И мы, становимся слишком холодны, чтобы правильно судить происходящее. Магдалина была права, говоря, что наша Вера мертва... Как права и ты, Изидора.
Я стояла, остолбенело уставившись на него, не в силах поверить тому, что слышу!.. Был ли это тот самый, гордый и всегда правый Север, не допускавший какой-либо, даже малейшей критики в адрес его великих Учителей и его любимейшей Мэтэоры?!!
Я не спускала с него глаз, пытаясь проникнуть в его чистую, но намертво закрытую от всех, душу... Что изменило его столетиями устоявшееся мнение?!. Что подтолкнуло посмотреть на мир более человечно?..
– Знаю, я удивил тебя, – грустно улыбнулся Север. – Но даже то, что я открылся тебе, не изменит происходящего. Я не знаю, как уничтожить Караффу. Но это знает наш Белый Волхв. Хочешь ли пойти к нему ещё раз, Изидора?
– Могу ли я спросить, что изменило тебя, Север? – осторожно спросила я, не обращая внимания на его последний вопрос.
Он на мгновение задумался, как бы стараясь ответить как можно более правдиво...
– Это произошло очень давно... С того самого дня, как умерла Магдалина. Я не простил себя и всех нас за её смерть. Но наши законы видимо слишком глубоко жили в нас, и я не находил в себе сил, чтобы признаться в этом. Когда пришла ты – ты живо напомнила мне всё произошедшее тогда... Ты такая же сильная и такая же отдающая себя за тех, кто нуждается в тебе. Ты всколыхнула во мне память, которую я столетиями старался умертвить... Ты оживила во мне Золотую Марию... Благодарю тебя за это, Изидора.
Спрятавшись очень глубоко, в глазах Севера кричала боль. Её было так много, что она затопила меня с головой!.. И я никак не могла поверить, что наконец-то открыла его тёплую, чистую душу. Что наконец-то он снова был живым!..
– Север, что же мне делать? Разве тебе не страшно, что миром правят такие нелюди, как Караффа?..
– Я уже предложил тебе, Изидора, пойдём ещё раз в Мэтэору, чтобы увидеть Владыко... Только он может помочь тебе. Я, к сожалению, не могу...
Я впервые так ярко чувствовала его разочарование... Разочарование своей беспомощностью... Разочарование в том, как он жил... Разочарование в своей устаревшей ПРАВДЕ...
Видимо, сердце человека не всегда способно бороться с тем, к чему оно привыкло, во что оно верило всю свою сознательную жизнь... Так и Север – он не мог так просто и полностью измениться, даже сознавая, что не прав. Он прожил века, веря, что помогает людям... веря, что делает именно то, что, когда-то должно будет спасти нашу несовершенную Землю, должно будет помочь ей, наконец, родиться... Верил в добро и в будущее, несмотря на потери и боль, которых мог избежать, если бы открыл своё сердце раньше...
Но все мы, видимо, несовершенны – даже Север. И как бы не было больно разочарование, с ним приходится жить, исправляя какие-то старые ошибки, и совершая новые, без которых была бы ненастоящей наша Земная жизнь...