Князь

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:POL COA Pogoń Litewska Książęca.svg
Герб Погоня, использующийся как герб некоторых князей-Гедиминовичей

Князь — глава феодального монархического государства или отдельного политического образования (удельный князь) в IX-XVI веках у славян и некоторых др. народов; представитель феодальной аристократии; позднее — высший дворянский титул, в зависимости от важности приравниваемый к принцу или к герцогу в Западной и Южной Европе, в Центральной Европе (бывшей Священной Римской империи) этот титул именуется фюрст, а в Северной — конунг. Термин «князь» используется для передачи западноевропейских титулов, восходящих к princeps и Fürst, также иногда dux (обычно герцог).

Великий князь/княгиня — в России дворянский титул членов царской семьи.

Княгиня — жена князя, а также собственно титул женского лица дворянского сословия, княжич — сын князя (только у славян), княжна — дочь князя.







У славян

Первоначально князь был племенным вождём, возглавлявшим органы военной демократии. Древнейшее качество князя как старейшины рода отложилось в русской свадебной лексике, где новобрачные (условные основатели рода) именуются «князем» и «княгиней»[1]. Затем князь постепенно превратился в главу раннефеодального государства.

Функции князя:

  • Военная — организация нападения и защиты племени. В древнерусском обществе высоко ценилась военная храбрость князя.
  • Судебная — князь лично председательствовал на гласном суде, а также взимал судебные штрафы (виры)
  • Религиозная — в языческое время князья являлись инициаторами и организаторами жертвоприношений[2], что связано с развитием у слова «князь» значения «священник» в чешском и польском (ср. ксёндз).

Княжеская власть, сначала чаще всего выборная, постепенно становится наследственной (Рюриковичи на Руси, Гедиминовичи и Ягеллоны в Великом княжестве Литовском, Пясты в Польше, Пржемысловичи (?) в Чехии и т. д.).

Князья, являвшиеся главами крупных феодальных государственных образований на Руси и в Литве, назывались великими князьями (в некоторых странах, например, в Хорватии925), Польше1025), Чехии (c 1198), Сербии1217), Галицко-Волынском княжестве1254), князья — главы феодальных монархий — приняли титул королей).

С образованием централизованного государства удельные князья постепенно переходили в состав великокняжеского (с 1547 — царского) двора в Московском княжестве (царстве) и королевского двора в Польско-Литовском государстве.

В России до XVIII века звание князя было только родовым. С начала XVIII века титул князя стал также жаловаться царём высшим сановникам за особые заслуги (первый пожалованный князь — А. Д. Меншиков).

При этом существовали следующие разновидности титула:

  • великий князь — сын, брат, внук, а в 1797—1886 также правнук и праправнук императора в мужском поколении. Титулование «Ваше Императорское высочество»[3].
  • князь императорской крови — правнук и праправнук императора (до 1797 и после 1886), обладал правом на титул «Ваше высочество»[4]
  • светлейший князь — титул жаловался по воле императора, его также носили младшие сыновья правнуков императора и их потомки по мужской линии. Титулование «Ваша светлость»[5];
  • сиятельный князь — «природный» князь, имевший право на титул как потомок удельных или великих князей. Титулование «Ваше сиятельство», в гербе — княжеская шапка с горностаевым околышем над бархатной с горностаями сенью[6].

Княжеский титул (вместе с другими дворянскими) отменён декретом ВЦИК «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» от 10 ноября 1917.

В Сербии с 1817 по 1882, на Самосе с 1832 по 1912, в Черногории с 1852 по 1910, в Болгарии с 1878 по 1908, в Албании с 1914 по 1925 и в Пинде с 1941 по 1944 — титул главы государства. После преобразования Болгарского княжества Фердинандом I в царство титул князя носили потомки правящего царя Болгарии. В настоящее время титулом князя пользуются дети последнего царя Болгарии Симеона II — Кардам, князь Тырновский (ум. 2015), Кирилл, князь Преславский, Кубрат, князь Панагюрский, Константин-Асен, князь Видинский и княжна Калина Болгарская, а также его внуки.

Также в ряде случаев в русском языке титулом «князь» заменяют некоторые специфические титулы, которые примерно равны с княжеским (жупан (правители балканских славян), господарь (правители Молдавии и Валахии), доминатор (правители Объединённого княжества Валахии и Молдавии), тавади (феодальные князья в Грузии), мтавар (правители Абхазского, Гурийского, Мегрельского и Сванского княжеств/самтавро) и т. д.).

Западноевропейские титулы

Файл:Coat of arms of Liechtenstein.svg
Герб княжества (Fürstentum) Лихтенштейн

Термин «князь» используется для передачи романских титулов, восходящих к лат. princeps (ср. принцепс) — prince, principe и т. д. Для членов королевских домов, имеющих право на престол, princeps обычно переводится как принц, принц крови.

В средневековой Германии князь (нем. Fürst) — представитель высшей имперской аристократии, обладавший особыми привилегиями, титул этот носили также представители высшего духовенства («князья Церкви», имевшие и политические права в Империи). Наряду с титулом Fürst существовал и титул Prinz.

В современной Европе имеются независимые княжества Андорра, Монако и Лихтенштейн. Титул князя-епископа имеет и папа римский. Также титул князя имеет магистр Мальтийского ордена.

Ср. также:

Этимология слова

Слово «князь» (праславянское *kъnędzь) — древнее общеславянское заимствование и восходит к древнегерманскому корню *kun-ing- (-ꙃь по третьей (прогрессивной) палатализации[7], -g- сохранялось в образованиях вроде кнѧгꙑн҄и), этого же происхождения германские слова König, king 'король', скандинавское «конунг» — термин для обозначения старейшины рода[8][9][10].

Противоположная точка зрения, предложенная Ш. Ондрушем в 1977 г., об обратном направлении заимствования (из предполагаемого слав. *kun-ingo- 'торчащий, выдающийся', от kъnъ, как в польск. устар. kien 'пень, колода', словинс. kno 'рукоять весла'[10] в германские языки) в науке признания не получила.

В некоторых славянских языках у этого корня есть дополнительные значения, разграничившиеся формально: в болгарском языке «кнез» — старейшина ('князь' — княз), в чешском, словацком и польском knez, ksiąz — 'священник', ср. ксёндз (для значения 'князь' в этих языках используется слово с первоначальным значением 'сын князя', 'княжич'), в верхне- и нижнелужицком языках knjez — вежливое обращение к мужчине, knjeni — к замужной женщине, а knježna — к незамужней.

  • Белорусский: князь, княгіня, князёўна.
  • Русский: князь, княгиня, княжна.
  • Украинский: князь, княгиня, князівна.
  • Чешский: kněz, kněžka 'священник, попадья'; kníže, kněžna 'князь, княгиня'
  • Польский: ksiądz 'священник (ксёндз)'; książę 'князь'.
  • Словацкий: kňaz, kňažka 'священник, попадья'; knieža, kňažná 'князь, княгиня'
  • Сербо-лужицкие языки: knjez.
  • Сербский: кнез, кнегиња, књаз, књегиња
  • Словенский: knez, kneginja.
  • Болгарский: княз.
  • Хорватский: knez.

Заимствования в неславянские языки:

  • Румынский: cneaz (из славянского языка)
  • Венгерский: kenéz (из славянского языка)
  • Чувашский: князь (из славянского языка)
  • Осетинский: князь (из славянского языка)
  • Татарский: kenäz (из славянского языка)
  • Саамский: gonagas или konagas (видимо, заимствовано из скандинавских языков)
  • Литовский: kunigas 'священник' (возможно, непосредственно из германских, тогда значение под польским влиянием); kunigaikštis 'князь', kunigaikštienė 'княгиня', kunigaikštytė 'княжна'
  • Латышский: kungs 'господин' (то же)

Списки князей по странам

См. также

Напишите отзыв о статье "Князь"

Примечания

  1. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка в 4-х т. М., 1956. Т. 2, с. 126; Рабинович М. Г. Очерки этнографии феодального города. М., 1978, с. 228.
  2. Фроянов И. Я. Киевская Русь. Л., 1980. С. 17
  3. [http://www.speakrus.ru/starina/03.htm#ВЕЛИКИЙ%20КНЯЗЬ Великий князь // Слова давно минувших дней. Энциклопедия русской старины (speakrus.ru)  (Проверено 28 марта 2012)]
  4. [http://www.speakrus.ru/starina/10.htm#КНЯЗЬ%20ИМПЕРАТОРСКОЙ%20КРОВИ Князь императорской крови // Слова давно минувших дней. Энциклопедия русской старины (speakrus.ru)  (Проверено 28 марта 2012)]
  5. [http://www.speakrus.ru/starina/17.htm#СВЕТЛЕЙШИЙ%20КНЯЗЬ Светлейший князь // Слова давно минувших дней. Энциклопедия русской старины (speakrus.ru)  (Проверено 28 марта 2012)]
  6. [http://www.speakrus.ru/starina/17.htm#СИЯТЕЛЬНЫЙ%20КНЯЗЬ Сиятельный князь // Слова давно минувших дней. Энциклопедия русской старины (speakrus.ru)  (Проверено 28 марта 2012)]
  7. В старославянском отмечена также форма кънѧгъ, без палатализации; в древнерусском всех регионов известно только к(ъ)нѧзь, несмотря на то, что в древненовгородском диалекте прогрессивная палатализация в таких сочетаниях не прошла, ср. северные заимствования с -ing варѧгъ, колбѧгъ, стѧгъ, фрѧгъ. По-видимому, это связано с тем, что более древнее славянское заимствование, означавшее правителя, употреблялось по всей Руси в наддиалектной (киевской) форме (А. А. Зализняк. Древненовгородский диалект, 2-е изд. М., 2004, с. 46-47)
  8. Преображенский А. Г. Этимологический словарь русского языка. М., 1959. Т. 1, с. 324
  9. [http://starling.rinet.ru/cgi-bin/response.cgi?root=%2Fusr%2Flocal%2Fshare%2Fstarling%2Fmorpho&basename=morpho\vasmer\vasmer&first=1&text_word=Князь&method_word=beginning&ww_word=on&ic_word=on&sort=word&encoding=utf-rus Князь] // [http://etymolog.ruslang.ru/index.php?act=contents&book=vasmer Этимологический словарь русского языка] = Russisches etymologisches Wörterbuch : в 4 т. / авт.-сост. М. Фасмер ; пер. с нем. и доп. чл.‑кор. АН СССР О. Н. Трубачёва, под ред. и с предисл. проф. Б. А. Ларина [т. I]. — Изд. 2-е, стер. — М. : Прогресс, 1986—1987.</span>
  10. 1 2 Этимологический словарь славянских языков, под редакцией О. Н. Трубачёва. Праславянский лексический фонд. Вып. 13, М., 1987, с. 200
  11. </ol>

Литература

Ссылки

  • Час истины. [http://rutube.ru/tracks/5156950.html Программа «Древняя Русь. Князь и его дружина». Рассказывают сотрудники ИРИ РАН П. С. Стефанович и П. В. Лукин]

Отрывок, характеризующий Князь

Малыши с Марией спрятались в глубокой нише, которую не доставал солнечный свет. Мы со Стеллой стояли внутри, пытаясь как-то удержать, почему-то всё время рвущуюся, защиту. А Светило, стараясь сохранить железное спокойствие, встречал это незнакомое чудище у входа в пещеру, и как я поняла, не собирался его туда пропускать. Вдруг у меня сильно заныло сердце, будто в предчувствии какой-то большой беды....
Полыхнуло яркое синее пламя – все мы дружно ахнули... То, что минуту назад было Светилом, за одно лишь коротенькое мгновение превратилось в «ничто», даже не начав сопротивляться... Вспыхнув прозрачным голубым дымком, он ушёл в далёкую вечность, не оставив в этом мире даже следа...
Мы не успели испугаться, как сразу же за происшедшим, в проходе появился жуткий человек. Он был очень высоким и на удивление... красивым. Но всю его красоту портило мерзкое выражение жестокости и смерти на его утончённом лице, и ещё было в нём какое-то ужасающее «вырождение», если можно как-то такое определить... И тут, я вдруг вспомнила слова Марии про её «ужастика» Дина. Она была абсолютно права – красота может быть на удивление страшной... а вот доброе «страшное» можно глубоко и сильно полюбить...
Жуткий человек опять дико захохотал...
Его хохот болезненным эхом повторялся в моём мозгу, впиваясь в него тысячами тончайших игл, а моё немеющее тело слабело, постепенно становясь почти что «деревянным», как под сильнейшим чужеродным воздействием... Звук сумасшедшего хохота фейерверком рассыпался на миллионы незнакомых оттенков, тут же острыми осколками возвращаясь обратно в мозг. И тут я наконец-то поняла – это и правда было нечто наподобие мощнейшего «гипноза», что своим необычным звучанием постоянно наращивало страх, заставляя нас панически бояться этого человека.
– Ну и что – долго вы собираетесь хохотать?! Или говорить боитесь? А то нам надоело вас слушать, глупости всё это! – неожиданно для самой себя, грубо закричала я.
Я понятия не имела, что на меня нашло, и откуда у меня вдруг взялось столько смелости?! Потому, что от страха уже кружилась голова, а ноги подкашивались, как будто я собиралась сомлеть прямо сейчас, на полу этой же самой пещеры... Но недаром ведь говорят, что иногда от страха люди способны совершать подвиги... Вот и я, наверное, уже до того «запредельно» боялась, что каким-то образом сумела забыть про тот же самый страх... К счастью, страшный человек ничего не заметил – видимо его вышиб тот факт, что я посмела вдруг с ним так нагло заговорить. А я продолжала, чувствуя, что надо во что бы то ни стало быстрее разорвать этот «заговор»...
– Ну, как, чуточку побеседуем, или вы и можете всего только хохотать? Говорить-то вас научили?..
Я, как могла, умышленно его злила, пытаясь выбить из колеи, но в то же время дико боялась, что он нам таки покажет, что умеет не только говорить... Быстро глянув на Стеллу, я попыталась передать ей картинку, всегда спасавшего нас, зелёного луча (этот «зелёный луч» означал просто очень плотный, сконцентрированный энергетический поток, исходящий от зелёного кристалла, который когда-то подарили мне мои далёкие «звёздные друзья», и энергия коего видимо сильно отличалась качеством от «земной», поэтому срабатывало оно почти всегда безотказно). Подружка кивнула, и пока страшный человек не успел опомниться, мы дружно ударили его прямо в сердце... если оно, конечно, там вообще находилось... Существо взвыло (я уже поняла, что это не человек), и начало корчиться, как бы «срывая» с себя, так мешавшее ему, чужое «земное» тело... Мы ударили ещё. И тут вдруг увидели уже две разные сущности, которые плотно сцепившись, вспыхивая голубыми молниями, катались на полу, как бы пытаясь друг друга испепелить... Одна из них была той же красивой человеческой, а вторая... такого ужаса невозможно было нормальным мозгом ни представить, ни вообразить... По полу, яро сцепившись с человеком, каталось что-то невероятно страшное и злое, похожее на двухголовое чудище, истекающее зелёной слюной и «улыбающееся» оскаленными ножеобразными клыками... Зелёное, чешуйчато-змеевидное тело ужасающего существа поражало гибкостью и было ясно, что человек долго не выдержит, и что, если ему не помочь, то жить осталось этому бедняге всего ничего, даже и в этом ужасном мире...
Я видела, что Стелла изо всех сил пытается ударить, но боится повредить человека, которому сильно хотела помочь. И тут вдруг из своего укрытия выскочила Мария, и... каким-то образом схватив за шею жуткое существо, на секунду вспыхнула ярким факелом и... навсегда перестала жить... Мы не успели даже вскрикнуть, и уж, тем более, что-то понять, а хрупкая, отважная девчушка без колебаний пожертвовала собой, чтобы какой-то другой хороший человек мог победить, оставаясь жить вместо неё... У меня от боли буквально остановилось сердце. Стелла зарыдала... А на полу пещеры лежал необыкновенно красивый и мощный по своему сложению человек. Только вот сильным на данный момент он никак не выглядел, скорее наоборот – казался умирающим и очень уязвимым... Чудовище исчезло. И, к нашему удивлению, сразу же снялось давление, которое всего лишь минуту назад грозилось полностью размозжить наши мозги.
Стелла подошла к незнакомцу поближе и робко тронула ладошкой его высокий лоб – человек не подавал никаких признаков жизни. И только по всё ещё чуть вздрагивавшим векам было видно, что он пока ещё здесь, с нами, и не умер уже окончательно, чтобы, как Светило с Марией, уже никогда и нигде больше не жить...
– Но как же Мария... Как же она могла?!.. Ведь она маленькая совсем... – глотая слёзы, горько шептала Стелла... блестящие крупные горошины ручьём текли по её бледным щекам и, сливаясь в мокрые дорожки, капали на грудь. – И Светило... Ну, как же так?... Ну, скажи?! Как же так!!! Это ведь не победа совсем, это хуже чем поражение!.. Нельзя побеждать такой ценой!..
Что я могла ей ответить?! Мне, так же, как и ей, было очень грустно и больно... Потеря жгла душу, оставляя глубокую горечь в такой ещё свежей памяти и, казалось, впечатывала этот страшный момент туда навсегда... Но надо было как-то собраться, так как рядом, пугливо прижавшись друг к другу, стояли совсем маленькие, насмерть напуганные детишки, которым было в тот момент очень страшно и которых некому было ни успокоить, ни приласкать. Поэтому, насильно загнав свою боль как можно глубже и тепло улыбнувшись малышам, я спросила, как их зовут. Детишки не отвечали, а лишь ещё крепче жались друг к дружке, совершенно не понимая происходящего, ни также и того, куда же так быстро подевался их новый, только что обретённый друг, с очень добрым и тёплым именем – Светило....
Стелла, съёжившись, сидела на камушке и, тихо всхлипывая, вытирала кулачком, всё ещё льющиеся, горючие слёзы... Вся её хрупкая, скукоженная фигурка выражала глубочайшую печаль... И вот, глядя на неё, такую скорбящую, и такую не похожую на мою обычную «светлую Стеллу», мне вдруг стало до ужаса холодно и страшно, как будто, в одно коротенькое мгновение, весь яркий и солнечный Стеллин мир полностью погас, а вместо него нас теперь окружала только тёмная, скребущая душу, пустота...
Обычное скоростное Стеллино «самоочухивание» на этот раз почему-то никак не срабатывало... Видимо, было слишком больно терять дорогих её сердцу друзей, особенно, зная, что, как бы она по ним позже не скучала, уже не увидит их более нигде и никогда... Это была не обычная телесная смерть, когда мы все получаем великий шанс – воплощаться снова. Это умерла их душа... И Стелла знала, что ни отважная девочка Мария, ни «вечный воин» Светило, ни даже страшненький, добрый Дин, не воплотятся уже никогда, пожертвовав своей вечной жизнью для других, возможно и очень хороших, но совершенно им незнакомых людей...
У меня так же, как и у Стеллы, очень болела душа, ибо это был первый раз, когда я наяву увидала, как по собственному желанию в вечность ушли смелые и очень добрые люди... мои друзья. И, казалось, в моём раненом детском сердце навсегда поселилась печаль... Но я также уже понимала, что, как бы я ни страдала, и как бы я этого ни желала, ничто не вернёт их обратно... Стелла была права – нельзя было побеждать такой ценой... Но это был их собственный выбор, и отказать им в этом мы не имели никакого права. А попробовать переубедить – у нас просто не хватило на это времени... Но живым приходилось жить, иначе вся эта невосполнимая жертва оказалась бы напрасной. А вот именно этого-то допускать было никак нельзя.
– Что будем с делать с ними? – судорожно вздохнув, показала на сбившихся в кучку малышей, Стелла. – Оставлять здесь никак нельзя.
Я не успела ответить, как прозвучал спокойный и очень грустный голос:
– Я с ними останусь, если вы, конечно, мне позволите.
Мы дружно подскочили и обернулись – это говорил спасённый Марией человек... А мы как-то о нём совершенно забыли.
– Как вы себя чувствуете? – как можно приветливее спросила я.
Я честно не желала зла этому несчастному, спасённому такой дорогой ценой незнакомцу. Это была не его вина, и мы со Стеллой прекрасно это понимали. Но страшная горечь потери пока ещё застилала мне гневом глаза, и, хотя я знала, что по отношению к нему это очень и очень несправедливо, я никак не могла собраться и вытолкнуть из себя эту жуткую боль, оставляя её «на потом», когда буду совсем одна, и, закрывшись «в своём углу», смогу дать волю горьким и очень тяжёлым слезам... А ещё я очень боялась, что незнакомец как-то почувствует моё «неприятие», и таким образом его освобождение потеряет ту важность и красоту победы над злом, во имя которой погибли мои друзья... Поэтому я постаралась из последних сил собраться и, как можно искреннее улыбаясь, ждала ответ на свой вопрос.
Мужчина печально осматривался вокруг, видимо не совсем понимая, что же здесь такое произошло, и что вообще происходило всё это время с ним самим...
– Ну и где же я?.. – охрипшим от волнения голосом, тихо спросил он. – Что это за место, такое ужасное? Это не похоже на то, что я помню... Кто вы?
– Мы – друзья. И вы совершенно правы – это не очень приятное место... А чуть дальше места вообще до дикости страшные. Здесь жил наш друг, он погиб...
– Мне жаль, малые. Как погиб ваш друг?
– Вы убили его, – грустно прошептала Стелла.
Я застыла, уставившись на свою подружку... Это говорила не та, хорошо знакомая мне, «солнечная» Стелла, которая «в обязательном порядке» всех жалела, и никогда бы не заставила никого страдать!.. Но, видимо, боль потери, как и у меня, вызвала у неё неосознанное чувство злости «на всех и вся», и малышка пока ещё не в состоянии была это в себе контролировать.