Когнитивная психология

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Когнитивная психологияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Когнитивная психологияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Когнитивная психология

Когнитивная психология — раздел психологии, изучающий когнитивные, то есть познавательные процессы человеческой психики. Исследования в этой области обычно связаны с вопросами памяти, внимания, чувств, представления информации, логического мышления, воображения, способности к принятию решений[1]. Многие положения когнитивной психологии лежат в основе современной психолингвистики. Выводы когнитивной психологии широко используются в других разделах психологии, в частности социальной психологии, психологии личности, психологии образования.

Когнитивная психология на современном этапе развития во многом основывается на проведении аналогии между преобразованием информации в вычислительном устройстве и познавательными процессами у человека. Так были выделены многочисленные структурные составляющие (блоки) познавательных и исполнительных процессов, прежде всего памяти (Р. Аткинсон). Но важно помнить, что основы когнитивной психологии (учение гештальт-психологии Коффки, Келлера и Вертгеймера; работы культурно-исторического направления (Выготский, Лурия, работы Пиаже) проводились до создания кибернетики и появления сложных вычислительно-информационных машин.

Наибольшее распространение получила концепция, представляющая психику в виде устройства с фиксированной способностью к преобразованию сигналов. Главная роль в этой концепции отводится внутренним когнитивным схемам и активности организма в процессе познания. Когнитивная система человека рассматривается как система, имеющая устройства ввода, хранения, вывода информации с учетом её пропускной способности.

В качестве базовой метафоры когнитивной психологии используется компьютерная метафора, уподобляющая функционирование человеческого мозга функционированию компьютерного процессора. Представители когнитивной психологии: Джордж Миллер, Джером Брунер, Ульрик Найссер, Саймон Герберт, Аллен Ньюэлл, Карл Прибрам, Роберт Солсо, Джордж Сперлинг, Борис Величковский[2][3].









История

11 сентября 1956 года в Массачусеттском технологическом институте собралась специальная группа Института электрической и электронной инженерии, занимающаяся информационной теорией. Считается, что эта встреча положила начало когнитивной революции в психологии. Среди присутствующих были Джордж Миллер, Герберт Саймон, Ньюэлл Аллен, Ноам Хомски, Дэвид Грин и Джон Свитс.

22 августа 1966 года была опубликована книга Джерома Брунера «Изучение когнитивного развития» (англ. «Studies in Cognitive Growth»). Для написания этой книги в Центре когнитивных исследований при Гарвардском Университете объединились 11 соавторов.

Связь когнитивной психологии и нейробиологии

Существует точка зрения, согласно которой когнитивная психология и нейробиология в настоящее время развиваются параллельно, активно взаимодействуя друг с другом, но со временем когнитивная психология будет полностью редуцирована к нейробиологии. Ряд учёных и философов на основании теоретических и исторических аргументов подвергает сомнению подобную возможность редукции когнитивной психологии к нейробиологии. При этом часть из них, отстаивая теоретический и практический приоритет когнитивной психологии, утверждает, что достижения нейробиологии полностью иррелевантны по отношению к когнитивным моделям психики[4].

Вклад Карла Прибрама

Одно из вызывающих большой интерес у учёных направлений когнитивной психологии – разработка голографической модели функционировании психики. Эта модель получила широкую известность благодаря работам Карла Прибрама, которые стали результатом его сотрудничества с известным американским психологом и физиологом Карлом Спенсером Лешли. Прибрам оказывал ему помощь в систематизации результатов исследований по резекции части головного мозга у животных. В результате проделанной работы Прибрам сделал вывод, что память и имеющиеся навыки сохраняются у подвергшихся резекции животных и после удаления обширных участков мозга. Это означает, что память и выработанные навыки распределены по всему объёму мозга, а не локализованы в его определённых участках. Прибрам использовал работы физика Дэвида Бома и уподобил функционирование памяти физической голограмме. Сущность голограммы состоит в сохранении в материальном носителе результатов интерференции двух электромагнитных волн, которые испускаются когерентными источниками. Один из источников представляет собой отражение определённого объекта, а при интерференции этих двух источников происходит формирование интерференционного изображения в виде светлых и темных колец. Освещение голограммы лучом лазера приводит к появлению объёмного изображения объекта, зафиксированного в голограмме. Особенность голографической матрицы состоит в том, что при отделении от неё части любого размера в этой части сохраняется вся картина целиком, хотя и менее чёткая. Некоторые положения этих теоретических построений были экспериментально подтверждены А. Лурией, Б. Величковским, В. Кучеренко. Хотя предложенная Прибрамом голографическая модель не получила всеобщего признания научного сообщества, она обсуждается многими известными психологами, а также играет важную роль в трансперсональной психологии [2][3][5][6][7].

См. также

 Ссылки

  • [http://1-source.ru/articles/polozhenia-cognitivnoi-psihologii.html Основные положения когнитивной психологии]

Напишите отзыв о статье "Когнитивная психология"

Примечания

  1. [http://www.apa.org/research/action/glossary.aspx American Psychological Association (2013). Glossary of psychological terms]. Apa.org. Проверено 13 августа 2014.
  2. 1 2 Петренко В. Ф. [http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=514&Itemid=52 Базовые метафоры как геном (зародыш) будущей теории (на материале психологической науки)] // Вопросы философии. — 2012. — № 4. — С. 87-98.
  3. 1 2 Петренко В. Ф. [http://www.psy.msu.ru/science/vestnik/archive/vestnik_2013-1.pdf Базовые метафоры как геном (зародыш) будущей теории (на материале психологической науки)] // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2013. — № 1. — С. 4-23.
  4. Tony Stone and Martin Davies. [http://books.google.ru/books?id=mdcioZ75-0sC&pg=PA674&redir_esc=y CHAPTER 20. THEORETICAL ISSUES IN COGNITIVE PSYCHOLOGY] // [https://books.google.ru/books?id=mdcioZ75-0sC&printsec=frontcover Cognitive Psychology] / Edited by Nick Braisby and Angus Gellatly. — 2nd Revised edition. — Oxford University Press, 2012. — P. 674. — 744 p. — ISBN 978-0-19-923699-2.
  5. Adrian Ashman, Robert Conway. [https://books.google.ru/books?id=VBGGAgAAQBAJ&pg=PA32&lpg=PA32&dq=One+innovative+neuropsychological+theory+of+memory+was+described+by+Pribram&source=bl&ots=sB_QkHrBIE&sig=bXVMhJ_bf2DuIGIRtaN2vySvj2E&hl=en&sa=X&ei=qL84VbXcB4KcsAGn_YGwCw&redir_esc=y#v=onepage&q=One%20innovative%20neuropsychological%20theory%20of%20memory%20was%20described%20by%20Pribram&f=true An Introduction to Cognitive Education: Theory and Applications]. — Routledge, 2014. — P. 32-34. — 268 p. — ISBN 978-0-415-12839-1.
  6. Дружинин В. Н. [http://rubinstein-society.ru/cntnt/nauchnie-raboti/sovremennie-issl/sovremennie-issl-2/v-n-drujinin.html Онтология психической реальности] // Научное психологическое общество имени С. Л. Рубинштейна при Институте психологии РАН.
  7. George Schreiner and William J. Lyddon. Modern and Postmodern Metaphors of Self, Mind and Memory // [https://books.google.ru/books?id=wXbgBwAAQBAJ&pg=PA45&lpg=PA45&dq=hologram+analogy+has+provided+cognitive+psychologists+and+neuroscientists&source=bl&ots=ZO4KXrZBmN&sig=4QfLCL2oDCFz9pVbgUTsGgYK3zQ&hl=en&sa=X&ei=7uA4VbiVPMKVsgGguYGgDQ&redir_esc=y#v=onepage&q=hologram%20analogy%20has%20provided%20cognitive%20psychologists%20and%20neuroscientists&f=true Cognitive Psychotherapy Toward a New Millennium: Scientific Foundations and Clinical Practice] / Tullio Scrimali, Liria Grimaldi (Editors). — Springer Science+Business Media New York, 2002. — P. 39-50. — xxx, 420 p. — ISBN 978-1-4613-5135-1.

Литература

  • Солсо Р. Когнитивная психология. — 6-е изд.. — СПб.: Питер, 2006. — 589 с. — (Мастера психологии). — ISBN 5-94723-182-4.
  • Когнитивная психология: история и современность / Фаликман М. и Спиридонова В.. — Ломоносовъ, 2011. — 384 с. — (Прикладная психология). — ISBN 978-5-91678-008-6.

Отрывок, характеризующий Когнитивная психология

Поэтому, после этого смешного (для меня) «инцидента», я уже всегда старалась, чтобы, по возможности, никто не заставал меня врасплох, и никого не пришлось бы так бессовестно ошарашивать или пугать... Вот потому-то бабушкина помощь так сильно мне и была необходима. Она всегда знала, когда я в очередной раз шла «погулять» и следила, чтобы никто в это время, по возможности, меня не беспокоил. Была и ещё одна причина, по которой я не очень любила, когда меня насильно «вытаскивали» из моих «походов» обратно – во всём моём физическом теле в момент такого «быстрого возвращения» чувствовалось ощущение очень сильного внутреннего удара и это воспринималось весьма и весьма болезненно. Поэтому, такое резкое возвращение сущности обратно в физическое тело было очень для меня неприятно и совершенно нежелательно.
Так, в очередной раз гуляя со Стеллой по «этажам», и не находя чем заняться, «не подвергая при этом себя большой опасности», мы наконец-то решили «поглубже» и «посерьёзнее» исследовать, ставший для неё уже почти что родным, Ментальный «этаж»...
Её собственный красочный мир в очередной раз исчез, и мы как бы «повисли» в сверкающем, припорошенном звёздными бликами воздухе, который, в отличие от обычного «земного», был здесь насыщенно «плотным» и постоянно меняющимся, как если бы был наполнен миллионами малюсеньких снежинок, которые искрились и сверкали в морозный солнечный день на Земле... Мы дружно шагнули в эту серебристо-голубую мерцающую «пустоту», и тут же уже привычно под нашими стопами появилась «тропинка»... Вернее, не просто тропинка, а очень яркая и весёлая, всё время меняющаяся дорожка, которая была создана из мерцающих пушистых серебристых «облачков»... Она сама по себе появлялась и исчезала, как бы дружески приглашая по ней пройтись. Я шагнула на сверкающее «облачко» и сделала несколько осторожных шагов... Не чувствовалось ни движения, ни малейшего для него усилия, только лишь ощущение очень лёгкого скольжения в какой-то спокойной, обволакивающей, блистающей серебром пустоте... Следы тут же таяли, рассыпаясь тысячами разноцветных сверкающих пылинок... и появлялись новые по мере того, как я ступала по этой удивительной и полностью меня очаровавшей «местной земле»....
Вдруг, во всей этой глубокой, переливающейся серебристыми искрами тишине появилась странная прозрачная ладья, а в ней стояла очень красивая молодая женщина. Её длинные золотистые волосы то мягко развевались, как будто тронутые дуновением ветерка, то опять застывали, загадочно сверкая тяжёлыми золотыми бликами. Женщина явно направлялась прямо к нам, всё так же легко скользя в своей сказочной ладье по каким-то невидимым нами «волнам», оставляя за собой длиннющие, вспыхивающие серебряными искрами развевающиеся хвосты... Её белое лёгкое платье, похожее на мерцающую тунику, также – то развевалось, то плавно опускалось, спадая мягкими складками вниз, и делая незнакомку похожей на дивную греческую богиню.
– Она всё время здесь плавает, ищет кого-то – прошептала Стелла.
– Ты её знаешь? Кого она ищет? – не поняла я.
– Я не знаю, но я её видела много раз.
– Ну, так давай спросим? – уже освоившись на «этажах», храбро предложила я.
Женщина «подплыла» ближе, от неё веяло грустью, величием и теплом.
– Я Атенайс, – очень мягко, мысленно произнесла она. – Кто вы, дивные создания?
«Дивные создания» чуточку растерялись, точно не зная, что на такое приветствие ответить...
– Мы просто гуляем, – улыбаясь сказала Стелла. – Мы не будем вам мешать.
– А кого вы ищете? – спросила Атенайс.
– Никого, – удивилась малышка. – А почему вы думаете, что мы должны кого-то искать?
– А как же иначе? Вы сейчас там, где все ищут себя. Я тоже искала... – она печально улыбнулась. – Но это было так давно!..
– А как давно? – не выдержала я.
– О, очень давно!... Здесь ведь нет времени, как же мне знать? Всё, что я помню – это было давно.
Атенайс была очень красивой и какой-то необычайно грустной... Она чем-то напоминала гордого белого лебедя, когда тот, падая с высоты, отдавая душу, пел свою последнюю песню – была такой же величественной и трагичной...
Когда она смотрела на нас своими искристыми зелёными глазами, казалось – она старее, чем сама вечность. В них было столько мудрости, и столько невысказанной печали, что у меня по телу побежали мурашки...
– Можем ли мы вам чем-то помочь? – чуточку стесняясь спрашивать у неё подобные вопросы, спросила я.
– Нет, милое дитя, это моя работа... Мой обет... Но я верю, что когда-нибудь она закончится... и я смогу уйти. А теперь, скажите мне, радостные, куда вы хотели бы пойти?
Я пожала плечами:
– Мы не выбирали, мы просто гуляли. Но мы будем счастливы, если вы хотите нам что-нибудь предложить.
Атенайс кивнула:
– Я охраняю это междумирье, я могу пропустить вас туда, – и, ласково посмотрев на Стеллу, добавила. – А тебе, дитя, я помогу найти себя...
Женщина мягко улыбнулась, и взмахнула рукой. Её странное платье колыхнулось, и рука стала похожа на бело-серебристое, мягкое пушистое крыло... от которого протянулась, рассыпаясь золотыми бликами, уже другая, слепящая золотом и почти что плотная, светлая солнечная дорога, которая вела прямо в «пламенеющую» вдали, открытую золотую дверь...
– Ну, что – пойдём? – уже заранее зная ответ, спросила я Стеллу.
– Ой, смотри, а там кто-то есть... – показала пальчиком внутрь той же самой двери, малышка.
Мы легко скользнули внутрь и ... как будто в зеркале, увидели вторую Стеллу!.. Да, да, именно Стеллу!.. Точно такую же, как та, которая, совершенно растерянная, стояла в тот момент рядом со мной...
– Но это же я?!.. – глядя на «другую себя» во все глаза, прошептала потрясённая малышка. – Ведь это правда я... Как же так?..
Я пока что никак не могла ответить на её, такой вроде бы простой вопрос, так как сама стояла совершенно опешив, не находя никакого объяснения этому «абсурдному» явлению...
Стелла тихонько протянула ручку к своему близнецу и коснулась протянутых к ней таких же маленьких пальчиков. Я хотела крикнуть, что это может быть опасно, но, увидев её довольную улыбку – промолчала, решив посмотреть, что же будет дальше, но в то же время была настороже, на тот случай, если вдруг что-то пойдёт не так.
– Так это же я... – в восторге прошептала малышка. – Ой, как чудесно! Это же, правда я...
Её тоненькие пальчики начали ярко светиться, и «вторая» Стелла стала медленно таять, плавно перетекая через те же самые пальчики в «настоящую», стоявшую около меня, Стеллу. Её тело стало уплотняться, но не так, как уплотнялось бы физическое, а как будто стало намного плотнее светиться, наполняясь каким-то неземным сиянием.
Вдруг я почувствовала за спиной чьё-то присутствие – это опять была наша знакомая, Атенайс.
– Прости меня, светлое дитя, но ты ещё очень нескоро придёшь за своим «отпечатком»... Тебе ещё очень долго ждать, – она внимательнее посмотрела мне в глаза. – А может, и не придёшь вовсе...
– Как это «не приду»?!.. – испугалась я. – Если приходят все – значит приду и я!
– Не знаю. Твоя судьба почему-то закрыта для меня. Я не могу тебе ничего ответить, прости...
Я очень расстроилась, но, стараясь изо всех сил не показать этого Атенайс, как можно спокойнее спросила:
– А что это за «отпечаток»?
– О, все, когда умирают, возвращаются за ним. Когда твоя душа кончает своё «томление» в очередном земном теле, в тот момент, когда она прощается с ним, она летит в свой настоящий Дом, и как бы «возвещает» о своём возвращении... И вот тогда, она оставляет эту «печать». Но после этого, она должна опять возвратиться обратно на плотную землю, чтобы уже навсегда проститься с тем, кем она была... и через год, сказав «последнее прощай», оттуда уйти... И вот тогда-то, эта свободная душа приходит сюда, чтобы слиться со своей оставленной частичкой и обрести покой, ожидая нового путешествия в «старый мир»...
Я не понимала тогда, о чём говорила Атенайс, просто это звучало очень красиво...
И только теперь, через много, много лет (уже давно впитав своей «изголодавшейся» душой знания моего удивительного мужа, Николая), просматривая сегодня для этой книги своё забавное прошлое, я с улыбкой вспомнила Атенайс, и, конечно же, поняла, что то, что она называла «отпечатком», было просто энергетическим всплеском, который происходит с каждым из нас в момент нашей смерти, и достигает именно того уровня, на который своим развитием сумел попасть умерший человек. А то, что Атенайс называла тогда «прощание» с тем, «кем она была», было ни что иное, как окончательное отделение всех имеющихся «тел» сущности от её мёртвого физического тела, чтобы она имела возможность теперь уже окончательно уйти, и там, на своём «этаже», слиться со своей недостающей частичкой, уровня развития которой она, по той или иной причине, не успела «достичь» живя на земле. И этот уход происходил именно через год.