Коммерсантъ

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
«Коммерсантъ»
Файл:Logo Kommersant.svg
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Оригинальное название

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Тип

ежедневная газета

Формат

A2


Владелец

Алишер Усманов

Издатель

ИД Коммерсантъ

Страна

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Редактор

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Главный редактор

Сергей Яковлев

Штатные корреспонденты

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Основана

декабрь 1989

Прекращение публикаций

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Политическая принадлежность

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Язык

русский

Периодичность

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Объём

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Цена

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Главный офис

Россия22x20px Россия: Москва

Тираж

125000

ISSN

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).


Сайт: [http://kommersant.ru kommersant.ru]
К:Печатные издания, возникшие в 1989 году

«Коммерса́нтъ-Daily» (до 1992 года просто «Коммерсантъ») — российская ежедневная общественно-политическая газета с усиленным деловым блоком[1]. Выпускается Издательским домом «Коммерсантъ»[1]. Периодичность — шесть раз в неделю (с понедельника по субботу).

Издаётся с 1990 года[1]. Редакция считает нынешний «Коммерсантъ» «наследником» одноимённой газеты, выходившей в России с 1909 по 1917 год (отсюда твёрдый знак в названии)[1].







История

Пилотный номер газеты вышел в свет 9 декабря 1989 года. С 8 января 1990 года до сентября 1992 года газета издавалась в еженедельном режиме[1].

Была основана журналистом Владимиром Яковлевым и принадлежала ему до 1999 года. Он создал новый формат газеты, в которую приглашал специалистов в различных отраслях, которых учил писать статьи. В. Д. Дранников назвал это направление «журналистикой факта»[2].

В 1996 году на должность генерального директора пришёл Л. М. Милославский. Он создал отдел спецкоров, в который пригласил наиболее профессиональных специалистов своего времени. В отделе работали Наталья Геворкян, Александр Кабаков, Игорь Свинаренко, Глеб Пьяных, Валерий Панюшкин, Андрей Колесников.

Для руководства подразделением был приглашён В. Д. Дранников, который прервал карьеру журналиста за 19 лет до этого. Дранников говорил про своих подчинённых: «Свинаренко пишет, что видит. Колесников пишет то, что хочет увидеть. А Панюшкин — то, чего не видел».

После экономического кризиса 1998 года эта команда распалась. В газете остался единственный спецкор Андрей Колесников. Позже, в 2009 году, Дранников высоко оценил качество его работы в газете[2]:

Нету тех, кто пишет, как это делали мы! Там один Колесо. Все. Колесников — это 20 % капитализации «Коммерсанта». Вот завтра уйдет Андрюша из «Коммерсанта», и на 20 процентов «Коммерсантъ» подешевеет. А то и на тридцать.

С 1999 по февраль 2006 года находилась в собственности Бориса Березовского, которому также принадлежали:

В 2006 году была продана партнеру Березовского Бадри Патаркацишвили, который скоропостижно скончался в 2008 году, и в том же году — Алишеру Усманову (владеющему ею через компанию «Медиахолдинг»[3]).

В 2007 году «Коммерсантъ» выиграл право публиковать объявления о несостоятельности (чем ранее занималась «Российская газета»). 29 января 2008 года «Российская газета» подала иск в арбитражный суд Москвы, потребовав признать конкурс недействительным[4]. 23 июля это право было закреплено за «Коммерсантом» решением правительства[5].

Главные редакторы газеты[6]

Состав редакции

  • Шеф-редактор ИД «Коммерсантъ», главный редактор — Сергей Яковлев
  • Заместители главного редактора — Глеб Черкасов, Александр Стукалин, Рената Ямбаева, Дмитрий Бутрин
  • Заведующие отделами — Дмитрий Бутрин (экономполитика), Максим Варывдин (преступность), Елена Черненко (внешняя политика), Светлана Дементьева (финансы), Грант Косян (спорт), Илья Нагибин (общество), Алла Барахова (политика), Владимир Степанов (бизнес), Владимир Лавицкий (потребительский рынок)[7].

Известные журналисты

Мнения о газете

Согласно опросу, проведённому в 2003 году среди 50 крупнейших компаний России и деловых ассоциаций, газета «Коммерсантъ» вошла в число лидеров по взвешенности и объективности освещения экономических конфликтов[10].

В мае 2009 года «TNS Media Intelligence» (ведущая компания в сфере мониторинга СМИ[11]) составила отчёт по цитируемости российских изданий в эфире центрального телевидения и радио. Согласно исследованию, «Коммерсантъ» наряду с «Российской газетой» и «Известиями» «являются ключевыми источниками деловых и политических новостей в российском информационном пространстве»[12].

30 ноября 2009 года президент России Дмитрий Медведев отправил в редакцию газеты поздравительную телеграмму в честь её двадцатилетнего юбилея. В телеграмме, в частности говорится[13]:

Опираясь на уже вековую традицию достоверного освещения важнейших событий и повседневной жизни, вы создали свой яркий, узнаваемый стиль. И фактически сформировали деловую журналистику современной России. В течение 20 лет «Коммерсантъ» находится в числе лидеров отечественных СМИ. И сегодня успешно выдерживает конкуренцию на медиарынке. В основе успеха Издательского дома — оперативность, взвешенная аналитика и профессиональное использование современных технологий. А ваша готовность меняться, постоянно увеличивать число информационных продуктов — залог расширения читательской аудитории.

Иски к газете

В 2004 году Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск «Альфа-банка» к издательскому дому «Коммерсантъ» и решил взыскать в пользу истца 320,5 млн руб. в качестве компенсации за не соответствующую действительности и порочащую репутацию банка статью, опубликованную в «Коммерсанте» от 7 июля 2004 года. Впоследствии сумма уменьшилась в 10 раз[14].

В мае 2009 года депутат Госдумы РФ Олег Михеев подал в Центральный районный суд Волгограда рекордный в истории российских СМИ иск к газете «Коммерсантъ» с требованием о возмещении убытков в размере 6,761 млрд руб[15]. Он обвинил газету в развязывании «информационной войны» в интересах «Промсвязьбанка» — речь шла о серии публикаций осенью 2007 года о проблемах в компаниях Олега Михеева, после которых «Промсвязьбанк» со значительным дисконтом выкупил ряд активов Михеева. Автор статьи, ставшей поводом для иска, замредактора газеты «Коммерсантъ» в регионах Нижней Волги Александр Поляничко утверждал, что публикации издания о проблемах в компаниях Олега Михеева объективны и основаны на официальных данных милиции. Однако в 2008 году МВД отказалось подтверждать какие-либо данные в судах, ссылаясь на отсутствие материалов дела[16]. Иск был оставлен судом без удовлетворения, даже несмотря на попытки Михеева привлечь журналистов «Коммерсанта» к уголовной ответственности[17].

В ноябре 2009 года Замоскворецкий суд Москвы решил взыскать 1 млн руб. с издательского дома «Коммерсантъ», а также политика Бориса Немцова, удовлетворив таким образом иск мэра Москвы Юрия Лужкова о защите достоинства и деловой репутации. Суд также обязал соответчиков опровергнуть недостоверную информацию, опубликованную в сентябрьском интервью политика газете «Коммерсантъ» и в брошюре «Лужков. Итоги», написанной и изданной Немцовым[18][19].

Региональные выпуски

  • Санкт-Петербург
  • Приморский край. Владивосток
  • Нижняя Волга. Волгоград
  • Черноземье. Воронеж
  • Урал. Екатеринбург
  • Сибирь. Иркутск
  • Волга — Урал. Казань
  • Сибирь. Красноярск
  • Приволжье. Нижний Новгород
  • Сибирь. Новосибирск
  • Сибирь. Омск
  • Прикамье. Пермь
  • Юг России. Ростов-на-Дону
  • Волга. Самара
  • Средняя Волга. Саратов
  • Башкортостан. Уфа
  • Дальний Восток. Хабаровск
  • Поволжье. Чебоксары

Напишите отзыв о статье "Коммерсантъ"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 Новая иллюстрированная энциклопедия. Кн. 9. Кл — Ку. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2003. — С. 73. ISBN 5-85270-201-3 (Кн.9), ISBN 5-85270-218-8
  2. 1 2 Андрей Яблоков [http://os.colta.ru/media/paper/details/15026?view_comments=all «Старкоры»: храм Дракона] // Open Space.ru : Электронное СМИ. — М., 2009. — Вып. 15 декабря.
  3. [http://www.regnum.ru/news/697115.html «Коммерсантъ» обошелся Усманову в $200 млн] REGNUM, 31 августа 2006
  4. Ольга Плешанова. [http://kommersant.ru/doc/870942 «Российская газета» подала на банкротства]. Коммерсантъ (25 марта 2008 года). Проверено 29 августа 2011 года. [http://www.webcitation.org/65XfvP2Yu Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012].
  5. [http://www.rian.ru/society/media/20080723/114768537-print.html «Коммерсант» получит право публиковать информацию о банкротствах] РИА Новости, 23 июля 2008
  6. [http://www.rian.ru/spravka/20100625/250321720.html Справка РИА «Новости»]
  7. [http://www.kommersant.ru/redaction Редакция]
  8. [http://belaruspartisan.org/bp-forte/?page=100&backPage=13&news=73291&newsPage=0 Закрываю лицо руками и кричу ему: «Не бейте, я журналист!»"]
  9. [http://www.kommersant.ru/authors/author.aspx?id=375 Ъ-Авторы — Дмитрий Губин]
  10. [http://www.gipp.ru/print.php?id=747 Ловушка для предпринимателей и журналистов] // Гильдия издателей периодической печати, 2003
  11. [http://www.gipp.ru/print.php?id=28628 «Коммерсантъ», «Российская Газета», «Известия» сохраняют лидерские позиции] // Гильдия издателей периодической печати, 19 июля 2009
  12. [http://www.tns-global.ru/rus/press/news/_news_article.wbp?article-id=1DB65DC1-CD03-445F-AC67-0A746F24DFD5 Деловые издания — лидеры по длительности цитирования. Данные исследования за май 2009] // TNS Media Intelligence, 5 июня 2009
  13. [http://kremlin.ru/news/6155 Дмитрий Медведев поздравил коллектив редакции «Коммерсанта» с 20-летием]. Kremlin.ru (30 ноября 2009). Проверено 13 августа 2010. [http://www.webcitation.org/65XfzM7o5 Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012].
  14. [http://www.dni.ru/news/economy/2004/10/21/51379.html «Коммерсантъ» заплатит за всё]
  15. [http://www.echo.msk.ru/news/595045-echo.html Иск к газете "Коммерсантъ" почти на семь млрд рублей подал депутат Госдумы Олег Михеев] (рус.). Эхо Москвы. echo.msk.ru (27 мая 2009). Проверено 12 декабря 2014.
  16. [http://www.gdf.ru/graph/item/1/626 Мониторинг ФЗГ — Май 2009]
  17. [http://www.kommersant.ru/Doc-y/1541855 Ъ-Газета — В «Коммерсантъ-Волга» пришли за документами]
  18. Оксана Шевелькова. [http://www.vedomosti.ru/politics/news/2009/11/30/896219 «Коммерсант» и Немцов должны будут заплатить Лужкову 1 млн руб.] Ведомости, 30 ноября 2009
  19. [http://www.rian.ru/general_jurisdiction/20100209/208402466.html Суд признал законным решение по иску Лужкова к Немцову и «Коммерсанту»] РИА Новости 9 февраля 2010

Ссылки

  • [http://www.kommersant.ru/ Официальный сайт]

Отрывок, характеризующий Коммерсантъ

Я безумно хотела увидеть Анну!.. Обнять её хотя бы раз на прощание!.. Почувствовать её бушующую силу, и сказать ей ещё раз, как сильно я её люблю...
И тут, обернувшись на шум у двери, я её увидела! Моя девочка стояла прямая и гордая, как негнущаяся тростинка, которую старается сломать надвигающийся ураган.
– Что ж, побеседуйте с дочерью, Изидора. Может быть, она сможет внести хоть какой-то здравый смысл в ваше заблудившееся сознание! Я даю вам на встречу один час. И постарайтесь взяться за ум, Изидора. Иначе эта встреча будет для вас последней...
Караффа не желал более играть. На весы была поставлена его жизнь. Так же, как и жизнь моей милой Анны. И если вторая для него не имела никакого значение, то за первую (за свою) он был готов пойти на всё.
– Мамочка!.. – Анна стояла у двери, не в состоянии пошевелиться. – Мама, милая, как же мы его уничтожим?.. Не сумеем ведь, мамочка!
Вскочив со стула, я подбежала к моему единственному сокровищу, моей девочке и, схватив в объятия, сжала что было сил...
– Ой, мамочка, ты меня так задушишь!.. – звонко засмеялась Анна.
А моя душа впитывала этот смех, как приговорённый к смерти впитывает тёплые прощальные лучи уже заходящего солнца...
– Ну что ты, мамочка, мы ведь ещё живы!.. Мы ещё можем бороться!.. Ты ведь мне сама говорила, что будешь бороться, пока жива... Вот и давай-ка думать, можем ли мы что-то сделать. Можем ли мы избавить мир от этого Зла.
Она снова меня поддерживала своей отвагой!.. Снова находила правильные слова...
Эта милая храбрая девочка, почти ребёнок, не могла даже представить себе, каким пыткам мог подвергнуть её Караффа! В какой зверской боли могла утонуть её душа... Но я-то знала... Я знала всё, что её ждало, если я не пойду ему навстречу. Если не соглашусь дать Папе то единственное, что он желал.
– Хорошая моя, сердце моё... Я не смогу смотреть на твои мучения... Я тебя не отдам ему, моя девочка! Севера и ему подобных, не волнует, кто останется в этой ЖИЗНИ... Так почему же мы должны быть другими?.. Почему нас с тобой должна волновать чья-то другая, чужая судьба?!.
Я сама испугалась своих слов... хотя в душе прекрасно понимала, что они вызваны всего лишь безысходностью нашего положения. И, конечно же, я не собиралась предавать то, ради чего жила... Ради чего погиб мой отец и бедный мой Джироламо. Просто, всего на мгновение захотелось поверить, что мы можем вот так взять и уйти из этого страшного, «чёрного» караффского мира, забыв обо всём... забыв о других, незнакомых нам людях. Забыв о зле...
Это была минутная слабость усталого человека, но я понимала, что не имела право допускать даже её. И тут, в довершении всего, видимо не выдержав более насилия, жгучие злые слёзы ручьём полились по моему лицу... А ведь я так старалась этого не допускать!.. Старалась не показывать моей милой девочке, в какие глубины отчаяния затягивалась моя измученная, истерзанная болью душа...
Анна грустно смотрела на меня своими огромными серыми глазами, в которых жила глубокая, совсем не детская печаль... Она тихо гладила мои руки, будто желая успокоить. А моё сердце криком кричало, не желая смиряться... Не желая её терять. Она была единственным оставшимся смыслом моей неудавшейся жизни. И я не могла позволить нелюди, звавшимся римским Папой, её у меня отнять!
– Мамочка, не волнуйся за меня – как бы прочитав мои мысли, прошептала Анна. – Я не боюсь боли. Но даже если это будет очень больно, дедушка обещал меня забрать. Я говорила с ним вчера. Он будет ждать меня, если нам с тобой не удастся... И папа тоже. Они оба будут меня там ждать. Вот только тебя оставлять будет очень больно... Я так люблю тебя, мамочка!..
Анна спряталась в моих объятиях, будто ища защиты... А я не могла её защитить... Не могла спасти. Я не нашла «ключа» к Караффе...
– Прости меня, солнышко моё, я подвела тебя. Я подвела нас обеих... Я не нашла пути, чтобы уничтожить его. Прости меня, Аннушка...
Час прошёл незаметно. Мы говорили о разном, не возвращаясь более к убийству Папы, так как обе прекрасно знали – на сегодняшний день мы проиграли... И не имело значения, чего мы желали... Караффа жил, и это было самое страшное и самое главное. Нам не удалось освободить от него наш мир. Не удалось спасти хороших людей. Он жил, несмотря ни на какие попытки, ни на какие желания. Несмотря ни на что...
– Только не сдавайся ему, мамочка!.. Прошу тебя, только не сдавайся! Я знаю, как тебе тяжело. Но мы все будем с тобой. Он не имеет права жить долго! Он убийца! И даже если ты согласишься дать ему то, что он желает – он всё равно уничтожит нас. Не соглашайся, мама!!!
Дверь открылась, на пороге снова стоял Караффа. Но теперь он казался очень чем-то недовольным. И я примерно могла предположить – чем... Караффа более не был уверен в своей победе. Это тревожило его, так как оставался у него только лишь этот, последний шанс.
– Итак, что же вы решили, мадонна?
Я собрала всё своё мужество, чтобы не показать, как дрожит мой голос, и совершенно спокойно произнесла:
– Я уже столько раз отвечала вам на этот вопрос, святейшество! Что же могло измениться за такое короткое время?
Приходило ощущение обморока, но, посмотрев в сияющие гордостью глаза Анны, всё плохое вдруг куда-то исчезло... Как же светла и красива была в этот страшный момент моя дочь!..
– Вы сошли с ума, мадонна! Неужели вы сможете так просто послать свою дочь в подвал?.. Вы ведь прекрасно знаете, что её там ждёт! Опомнитесь, Изидора!..
Вдруг, Анна вплотную подошла к Караффе и звонким ясным голосом произнесла:
– Ты не судья и не Бог!.. Ты всего лишь – грешник! Потому и жжёт Перстень Грешников твои грязные пальцы!.. Думаю, он одет на тебя не случайно... Ибо ты самый подлый из них! Ты не испугаешь меня, Караффа. И моя мать никогда не подчинится тебе!
Анна выпрямилась и... плюнула Папе в лицо. Караффа смертельно побледнел. Я никогда не видела, чтобы кто-то бледнел так быстро! Его лицо буквально в долю секунды стало пепельно-серым... а в его жгучих тёмных глазах вспыхнула смерть. Всё ещё стоя в «столбняке» от неожиданного поведения Анны, я вдруг всё поняла – она нарочно провоцировала Караффу, чтобы не тянуть!.. Чтобы скорее что-то решить и не мучить меня. Чтобы самой пойти на смерть... Мою душу скрутило болью – Анна напомнила мне девочку Дамиану... Она решала свою судьбу... а я ничем не могла помочь. Не могла вмешаться.
– Ну что ж, Изидора, думаю вы сильно пожалеете об этом. Вы плохая мать. И я был прав насчёт женщин – все они порождение дьявола! Включая мою несчастную матушку.
– Простите, ваше святейшество, но если ваша мать порождение Дьявола, то кем же тогда являетесь вы?.. Ведь вы – плоть от плоти её? – искренне удивившись его бредовым суждениям, спросила я.
– О, Изидора, я давно уже истребил в себе это!.. И только увидев вас, во мне вновь пробудилось чувство к женщине. Но теперь я вижу, что был не прав! Вы такая же, как все! Вы ужасны!.. Я ненавижу вас и вам подобных!
Караффа выглядел сумасшедшим... Я испугалась, что это может кончиться для нас чем-то намного худшим, чем то, что планировалось в начале. Вдруг, резко подскочив ко мне, Папа буквально заорал: – «Да», или – «нет»?!.. Я спрашиваю вас в последний раз, Изидора!..
Что я могла ответить этому невменяемому человеку?.. Всё уже было сказано, и мне оставалось лишь промолчать, игнорируя его вопрос.
– Я даю вам одну неделю, мадонна. Надеюсь, что вы всё же опомнитесь и пожалеете Анну. И себя... – и схватив мою дочь под руку, Караффа выскочил из комнаты.
Я только сейчас вспомнила, что нужно дышать... Папа настолько ошарашил меня своим поведением, что я никак не могла опомниться и всё ждала, что вот-вот опять отворится дверь. Анна смертельно оскорбила его, и я была уверенна, что, отойдя от приступа злости, он обязательно это вспомнит. Бедная моя девочка!.. Её хрупкая, чистая жизнь висела на волоске, который мог легко оборваться по капризной воле Караффы...
Какое-то время я старалась ни о чём не думать, давая своему воспалённому мозгу хоть какую-то передышку. Казалось, не только Караффа, но вместе с ним и весь знакомый мне мир сошёл с ума... включая мою отважную дочь. Что ж, наши жизни продлились ещё на неделю... Можно ли было что-либо изменить? Во всяком случае, в данный момент в моей уставшей, пустой голове не было ни одной более или менее нормальной мысли. Я перестала что-либо чувствовать, перестала даже бояться. Думаю, именно так чувствовали себя люди, шедшие на смерть...
Могла ли я что-либо изменить за какие-то короткие семь дней, если не сумела найти «ключ» к Караффе за долгие четыре года?.. В моей семье никто никогда не верил в случайность... Потому надеяться, что что-либо неожиданно принесёт спасение – было бы желанием ребёнка. Я знала, что помощи ждать было неоткуда. Отец явно помочь не мог, если предлагал Анне забрать её сущность, в случае неудачи... Мэтэора тоже отказала... Мы были с ней одни, и помогать себе должны были только сами. Поэтому приходилось думать, стараясь до последнего не терять надежду, что в данной ситуации было почти что выше моих сил...
В комнате начал сгущаться воздух – появился Север. Я лишь улыбнулась ему, не испытывая при этом ни волнения, ни радости, так как знала – он не пришёл, чтобы помочь.
– Приветствую тебя, Север! Что привело тебя снова?.. – спокойно спросила я.
Он удивлёно на меня взглянул, будто не понимая моего спокойствия. Наверное, он не знал, что существует предел человеческого страдания, до которого очень трудно дойти... Но дойдя, даже самое страшное, становится безразличным, так как даже бояться не остаётся сил...
– Мне жаль, что не могу помочь тебе, Изидора. Могу ли я что-то для тебя сделать?
– Нет, Север. Не можешь. Но я буду рада, если ты побудешь со мною рядом... Мне приятно видеть тебя – грустно ответила я и чуть помолчав, добавила: – Мы получили одну неделю... Потом Караффа, вероятнее всего, заберёт наши короткие жизни. Скажи, неужели они стоят так мало?.. Неужели и мы уйдём так же просто, как ушла Магдалина? Неужели не найдётся никого, кто очистил бы от этой нелюди наш мир, Север?..
– Я не пришёл к тебе, чтобы отвечать на старые вопросы, друг мой... Но должен признаться – ты заставила меня передумать многое, Изидора... Заставила снова увидеть то, что я годами упорно старался забыть. И я согласен с тобою – мы не правы... Наша правда слишком «узка» и бесчеловечна. Она душит наши сердца... И мы, становимся слишком холодны, чтобы правильно судить происходящее. Магдалина была права, говоря, что наша Вера мертва... Как права и ты, Изидора.
Я стояла, остолбенело уставившись на него, не в силах поверить тому, что слышу!.. Был ли это тот самый, гордый и всегда правый Север, не допускавший какой-либо, даже малейшей критики в адрес его великих Учителей и его любимейшей Мэтэоры?!!
Я не спускала с него глаз, пытаясь проникнуть в его чистую, но намертво закрытую от всех, душу... Что изменило его столетиями устоявшееся мнение?!. Что подтолкнуло посмотреть на мир более человечно?..
– Знаю, я удивил тебя, – грустно улыбнулся Север. – Но даже то, что я открылся тебе, не изменит происходящего. Я не знаю, как уничтожить Караффу. Но это знает наш Белый Волхв. Хочешь ли пойти к нему ещё раз, Изидора?
– Могу ли я спросить, что изменило тебя, Север? – осторожно спросила я, не обращая внимания на его последний вопрос.
Он на мгновение задумался, как бы стараясь ответить как можно более правдиво...
– Это произошло очень давно... С того самого дня, как умерла Магдалина. Я не простил себя и всех нас за её смерть. Но наши законы видимо слишком глубоко жили в нас, и я не находил в себе сил, чтобы признаться в этом. Когда пришла ты – ты живо напомнила мне всё произошедшее тогда... Ты такая же сильная и такая же отдающая себя за тех, кто нуждается в тебе. Ты всколыхнула во мне память, которую я столетиями старался умертвить... Ты оживила во мне Золотую Марию... Благодарю тебя за это, Изидора.