Константин

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Константин
латинское
Род: муж.
Этимологическое значение: «постоянный»

Отчество: Константинович
Константиновна

Производ. формы: Константинка, Костя, Коста, Костюха, Костюша, Костюня, Костюра, Костяня, Костяха, Костяша, Кося, Котя, Коташа, Кока[1]
Иноязычные аналоги:

англ. Constantine
арм. Կոնստանդին (Констандин)
белор. Канстанцін
болг. Костадин
венг. Konstantin
греч. Κωνσταντίνος
исп. Constantino
итал. Costantino
ирл. Consaidin
кат. Constantí

лат. Constantinus
лит. Konstantinas
нем. Constantin
польск. Konstantyn
порт. Constantino
рум. Constantin

серб. Костадин
укр. Костянтин
фин. Konstantin
фр. Constantin
чеш. Konstantýn

Связанные статьи: начинающиеся с «Константин»

[http://ru.wikipedia.org/wiki/Special:Search?search=%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD&fulltext=Search все статьи с «Константин»]

Константи́н — мужское русское личное имя латинского происхождения; восходит к лат. constans (родительный падеж constantis) — «постоянный, стойкий». Constantius (Конста́нций) — известное в античности личное имя; Constantinus — его производная форма, обретшая самостоятельность[с 1].







История имени

В христианском именослове имя Константин соотносится со многими раннехристианскими святыми, но прежде всего — с Константином I Великим, римским императором, почитаемым в лике равноапостольного (вместе со своей матерью Еленой). Он основал новую, христианскую столицу Римской империи — Константинополь; благодаря ему христианство стало господствующей религией империи. Ранние церковные историки объявили Константина образцовым христианским правителем и нарекли эпитетом «Великий»[2]. Особое отношение к личности Константина I, правившего долго и успешно, сказалось на его имени: в последующем одиннадцать римских и византийских императоров носили это имя.

На Руси после принятия православия в качестве государственной религии переняли и ореол власти и могущества, которым обладало в те времена имя Константин. В XIIXIV веках среди представителей различных ветвей княжеской династии Рюриковичей обнаруживаются многочисленные носители этого имени. Среди них, например, Великий князь Владимирский Константин Всеволодович, суздальский князь Константин Васильевич, и другой Константин Васильевич — князь ростовский, Великий князь Тверской Константин Михайлович и другие. Однако после XV века, отмеченного крушением Византии и завоеванием Константинополя турками, имя уже не встречалось у русских владетельных князей.

К XVIII веку имя Константин стало редким; его использование сместилось в церковные круги, оно встречалось преимущественно у монахов и священников. Возвращение имени в светский обиход, как полагала Алла Кторова, связано с императрицей Екатериной II, которая выбрала его для своего второго внука. Выбор диктовался политическими причинами: Екатерина помышляла о восстановлении Византийской империи (см. «Греческий проект»), а внука своего видела на троне византийских императоров, поэтому его нарекли в честь Константина Великого[3]. Имя закрепилось в именнике Романовых: в XIXXX веке его носили некоторые великие князья. Таковы Константин Николаевич, брат Александра II, и его сын Константин Константинович, поэт, публиковавшийся под псевдонимом «К. Р.». Как отмечал В. А. Никонов, введение того или иного имени в именник правящей династии сказывалось на его распространённости, как правило, благотворно[4]. Однако, по сведениям Л. М. Щетинина, имя Константин в конце XIX века не входило в число популярных мужских имён[5].

Частотность имени

После Октябрьской революции, согласно сведениям об именах новорождённых, собранным А. В. Суперанской и А. В. Сусловой по Ленинграду за несколько десятилетий, частотность имени не испытывала резких колебаний. Так, у родившихся в 1920-е1930-е годы она составляла 13 ‰ (то есть выявлялось 13 носителей имени в 1000 учтённых), у родившихся в 1940-е1950-е годы — 11 ‰, у новорождённых 1960-х1970-х годов наблюдался более чем двукратный прирост частотности — до 24 ‰, а в 1980-е она составляла 20 ‰[6].

Статистические сведения В. А. Никонова по именам новорождённых в 1961 году, собранные в нескольких регионах центральной России, показывают, что имя было преимущественно «городским». В городах частотность имени колебалась от 4 ‰ (в Костроме и Курске) и 6 ‰ (в Пензе) до 9 ‰ (в Калуге) и 15 ‰ (в Ульяновске). Тогда как на селе значения были скромнее: от 2 ‰ и 3 ‰ (сельские районы Тамбовской и Куйбышевской [Самарской] областей соответственно) до 4 ‰ (в Костромской и Пензенской областях) и 6 ‰ (в Ульяновской, Владимирской и Ярославской областях). При этом в сельских районах двух из девяти обследованных областей — в Курской и Калужской — имя не фиксировалось вообще[7].

В 1973 году, согласно сведениям, опубликованным Ю. А. Рыловым, имя Константин входило в десятку наиболее востребованных в России мужских имён, будучи в этом списке на 9-й позиции[8].

В 2009 году в Хабаровском крае имя оказалось на 25-м месте в реестре популярных мужских имён; его частотность при этом составила 13 ‰[9].

Родственные имена

Православный именослов содержит несколько имён, родственных имени Константин. Это упоминавшееся имя Констанций, а также имя Констанс (мужское). Старые церковные календари (до пересмотра святцев в конце XIX века) содержали также имя Константей и женское имя Констанция. Все они образованы от одного и того же латинского корня[10]. Об употребимости этих имён сведений нет.

Именины

Для имени Констанс[12]:

Для имени Констанций[13]:

См. также

Напишите отзыв о статье "Константин"

Примечания

Сноски

  1. Сына римского императора Констанция I Хлора звали Константином.

Использованная литература

  1. Петровский Н.А. [http://www.gramota.ru/slovari/dic/?pe=x&word=константин Константин]. Словарь русских личных имён. Грамота.ру (2002). Проверено 22 ноября 2015. [http://www.webcitation.org/61BESr9I9 Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  2. Константин // Словарь античности. — М.: Прогресс, 1989. — ISBN 5-01-001588-9.
  3. Кторова, Алла. «Минувшее…» Язык. Слово. Имя. — М.: Минувшее, 2007. — ISBN 978-5-902073-54-3.
  4. Никонов, В. А. Личное имя — социальный знак // Имя и общество. — М.: Наука, 1974.
  5. Щетинин, Л. М. Русские имена. — Ростов-на-Дону: Ростовский университет, 1975.
  6. Суперанская, А. В., Суслова, А. В. Статистика имён // О русских именах. — 5-е изд., перераб. — СПб.: Авалонъ, 2007. — ISBN 978-5-90365-04-0.
  7. Никонов, В. А. Личные имена у русских сегодня // Имя и общество. — М.: Наука, 1974.
  8. Рылов, Ю. А. Итальянский и русский именники: состав и типология имён // Имена собственные в европейских языках. Романская и русская антропонимика. — М.: АСТ, 2006. — ISBN 5-17-038554-4.
  9. [http://zags.khabkrai.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=80:2009-popul-imena&catid=36:2009-cat&Itemid=74 Популярные имена новорождённых в 2009 году]. Управление ЗАГС Правительства Хабаровского края (17.03.2010). Проверено 21 июля 2011. [http://www.webcitation.org/61ABc1EAz Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  10. Суперанская, А. В. Словарь русских личных имён. — М.: Эксмо, 2006. — (Библиотека словарей). — ISBN 5-699-10971-4.
  11. [http://days.pravoslavie.ru/ABC/mk.htm#konstantin Святые с именем Константин]. Православный календарь. Православие.ру. Проверено 21 июля 2011. [http://www.webcitation.org/61BETj9A9 Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  12. [http://days.pravoslavie.ru/ABC/mk.htm#konstans Святой с именем Констанс]. Православный календарь. Православие.ру. Проверено 21 июля 2011. [http://www.webcitation.org/61BETj9A9 Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  13. [http://days.pravoslavie.ru/ABC/mk.htm#konstanxiy Святой с именем Констанций]. Православный календарь. Православие.ру. Проверено 21 июля 2011. [http://www.webcitation.org/61BETj9A9 Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].

Отрывок, характеризующий Константин

– Я даю вам одну неделю, мадонна. Надеюсь, что вы всё же опомнитесь и пожалеете Анну. И себя... – и схватив мою дочь под руку, Караффа выскочил из комнаты.
Я только сейчас вспомнила, что нужно дышать... Папа настолько ошарашил меня своим поведением, что я никак не могла опомниться и всё ждала, что вот-вот опять отворится дверь. Анна смертельно оскорбила его, и я была уверенна, что, отойдя от приступа злости, он обязательно это вспомнит. Бедная моя девочка!.. Её хрупкая, чистая жизнь висела на волоске, который мог легко оборваться по капризной воле Караффы...
Какое-то время я старалась ни о чём не думать, давая своему воспалённому мозгу хоть какую-то передышку. Казалось, не только Караффа, но вместе с ним и весь знакомый мне мир сошёл с ума... включая мою отважную дочь. Что ж, наши жизни продлились ещё на неделю... Можно ли было что-либо изменить? Во всяком случае, в данный момент в моей уставшей, пустой голове не было ни одной более или менее нормальной мысли. Я перестала что-либо чувствовать, перестала даже бояться. Думаю, именно так чувствовали себя люди, шедшие на смерть...
Могла ли я что-либо изменить за какие-то короткие семь дней, если не сумела найти «ключ» к Караффе за долгие четыре года?.. В моей семье никто никогда не верил в случайность... Потому надеяться, что что-либо неожиданно принесёт спасение – было бы желанием ребёнка. Я знала, что помощи ждать было неоткуда. Отец явно помочь не мог, если предлагал Анне забрать её сущность, в случае неудачи... Мэтэора тоже отказала... Мы были с ней одни, и помогать себе должны были только сами. Поэтому приходилось думать, стараясь до последнего не терять надежду, что в данной ситуации было почти что выше моих сил...
В комнате начал сгущаться воздух – появился Север. Я лишь улыбнулась ему, не испытывая при этом ни волнения, ни радости, так как знала – он не пришёл, чтобы помочь.
– Приветствую тебя, Север! Что привело тебя снова?.. – спокойно спросила я.
Он удивлёно на меня взглянул, будто не понимая моего спокойствия. Наверное, он не знал, что существует предел человеческого страдания, до которого очень трудно дойти... Но дойдя, даже самое страшное, становится безразличным, так как даже бояться не остаётся сил...
– Мне жаль, что не могу помочь тебе, Изидора. Могу ли я что-то для тебя сделать?
– Нет, Север. Не можешь. Но я буду рада, если ты побудешь со мною рядом... Мне приятно видеть тебя – грустно ответила я и чуть помолчав, добавила: – Мы получили одну неделю... Потом Караффа, вероятнее всего, заберёт наши короткие жизни. Скажи, неужели они стоят так мало?.. Неужели и мы уйдём так же просто, как ушла Магдалина? Неужели не найдётся никого, кто очистил бы от этой нелюди наш мир, Север?..
– Я не пришёл к тебе, чтобы отвечать на старые вопросы, друг мой... Но должен признаться – ты заставила меня передумать многое, Изидора... Заставила снова увидеть то, что я годами упорно старался забыть. И я согласен с тобою – мы не правы... Наша правда слишком «узка» и бесчеловечна. Она душит наши сердца... И мы, становимся слишком холодны, чтобы правильно судить происходящее. Магдалина была права, говоря, что наша Вера мертва... Как права и ты, Изидора.
Я стояла, остолбенело уставившись на него, не в силах поверить тому, что слышу!.. Был ли это тот самый, гордый и всегда правый Север, не допускавший какой-либо, даже малейшей критики в адрес его великих Учителей и его любимейшей Мэтэоры?!!
Я не спускала с него глаз, пытаясь проникнуть в его чистую, но намертво закрытую от всех, душу... Что изменило его столетиями устоявшееся мнение?!. Что подтолкнуло посмотреть на мир более человечно?..
– Знаю, я удивил тебя, – грустно улыбнулся Север. – Но даже то, что я открылся тебе, не изменит происходящего. Я не знаю, как уничтожить Караффу. Но это знает наш Белый Волхв. Хочешь ли пойти к нему ещё раз, Изидора?
– Могу ли я спросить, что изменило тебя, Север? – осторожно спросила я, не обращая внимания на его последний вопрос.
Он на мгновение задумался, как бы стараясь ответить как можно более правдиво...
– Это произошло очень давно... С того самого дня, как умерла Магдалина. Я не простил себя и всех нас за её смерть. Но наши законы видимо слишком глубоко жили в нас, и я не находил в себе сил, чтобы признаться в этом. Когда пришла ты – ты живо напомнила мне всё произошедшее тогда... Ты такая же сильная и такая же отдающая себя за тех, кто нуждается в тебе. Ты всколыхнула во мне память, которую я столетиями старался умертвить... Ты оживила во мне Золотую Марию... Благодарю тебя за это, Изидора.
Спрятавшись очень глубоко, в глазах Севера кричала боль. Её было так много, что она затопила меня с головой!.. И я никак не могла поверить, что наконец-то открыла его тёплую, чистую душу. Что наконец-то он снова был живым!..
– Север, что же мне делать? Разве тебе не страшно, что миром правят такие нелюди, как Караффа?..
– Я уже предложил тебе, Изидора, пойдём ещё раз в Мэтэору, чтобы увидеть Владыко... Только он может помочь тебе. Я, к сожалению, не могу...
Я впервые так ярко чувствовала его разочарование... Разочарование своей беспомощностью... Разочарование в том, как он жил... Разочарование в своей устаревшей ПРАВДЕ...
Видимо, сердце человека не всегда способно бороться с тем, к чему оно привыкло, во что оно верило всю свою сознательную жизнь... Так и Север – он не мог так просто и полностью измениться, даже сознавая, что не прав. Он прожил века, веря, что помогает людям... веря, что делает именно то, что, когда-то должно будет спасти нашу несовершенную Землю, должно будет помочь ей, наконец, родиться... Верил в добро и в будущее, несмотря на потери и боль, которых мог избежать, если бы открыл своё сердце раньше...
Но все мы, видимо, несовершенны – даже Север. И как бы не было больно разочарование, с ним приходится жить, исправляя какие-то старые ошибки, и совершая новые, без которых была бы ненастоящей наша Земная жизнь...
– Найдётся ли у тебя чуточку времени для меня, Север? Мне хотелось бы узнать то, что ты не успел рассказать мне в нашу последнюю встречу. Не утомила ли я тебя своими вопросами? Если – да, скажи мне, и я постараюсь не докучать. Но если ты согласен поговорить со мной – ты сделаешь мне чудесный подарок, так как то, что знаешь ты, мне не расскажет уже никто, пока я ещё нахожусь здесь, на Земле…
– А как же Анна?.. Разве ты не предпочитаешь провести время с ней?
– Я звала её... Но моя девочка, наверное, спит, так как не отвечает... Она устала, думаю. Я не хочу тревожить её покой. Потому, поговори со мною, Север.
Он печально-понимающе посмотрел мне в глаза и тихо спросил:
– Что ты хочешь узнать, мой друг? Спрашивай – я постараюсь ответить тебе на всё, что тебя тревожит.
– Светодар, Север... Что стало с ним? Как прожил свою жизнь на Земле сын Радомира и Магдалины?..
Север задумался... Наконец, глубоко вздохнув, будто сбрасывая наваждение прошлого, начал свой очередной захватывающий рассказ...
– После распятия и смерти Радомира, Светодара увезли в Испанию рыцари Храма, чтобы спасти его от кровавых лап «святейшей» церкви, которая, чего бы это ни стоило, пыталась найти и уничтожить его, так как мальчик являлся самым опасным живым свидетелем, а также, прямым продолжателем радомирова Дерева Жизни, которое должно было когда-нибудь изменить наш мир.
Светодар жил и познавал окружающее в семье испанского вельможи, являвшегося верным последователем учения Радомира и Магдалины. Своих детей, к их великой печали, у них не было, поэтому «новая семья» приняла мальчика очень сердечно, стараясь создать ему как можно более уютную и тёплую домашнюю обстановку. Назвали его там Амори (что означало – милый, любимый), так как своим настоящим именем называться Святодару было опасно. Оно звучало слишком необычно для чужого слуха, и рисковать из-за этого жизнью Светодара было более чем неразумно. Так Светодар для всех остальных стал мальчиком Амори, а его настоящим именем звали его лишь друзья и его семья. И то, лишь тогда, когда рядом не было чужих людей...
Очень хорошо помня гибель любимого отца, и всё ещё жестоко страдая, Светодар поклялся в своём детском сердечке «переделать» этот жестокий и неблагодарный мир. Поклялся посвятить свою будущую жизнь другим, чтобы показать, как горячо и самозабвенно любил Жизнь, и как яростно боролся за Добро и Свет и его погибший отец...
Вместе со Светодаром в Испании остался его родной дядя – Радан, не покидавший мальчика ни ночью, ни днём, и без конца волновавшийся за его хрупкую, всё ещё несформировавшуюся жизнь.
Радан души не чаял в своём чудесном племяннике! И его без конца пугало то, что однажды кто-то обязательно их выследит, и оборвёт ценную жизнь маленького Светодара, которому, уже тогда, с самых первых лет его существования, суровая судьба предназначала нести факел Света и Знания в наш безжалостный, но такой родной и знакомый, Земной мир.