Конча, Себастьяно

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Себастьяно Конча
итал. Sebastiano Conca
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата рождения:

8 января 1680(1680-01-08)

Место рождения:

Гаэта

Дата смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).

Место смерти:

Неаполь

Происхождение:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подданство:

20px Неаполитанское королевство

Гражданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Жанр:

живопись

Учёба:

Франческо Солимена

Стиль:

барокко

Покровители:

Пьетро Оттобони

Влияние:

Франческо Солимена
Лука Джордано

Влияние на:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Звания:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Премии:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сайт:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подпись:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

15px [https://commons.wikimedia.org/wiki/Category:Sebastiano_Conca?uselang=ru Работы на Викискладе]

Себастьяно Конча, известный также как Кавалер («Il Cavaliere») (итал. Sebastiano Conca; 8 января 1680, Гаэта — 1 сентября 1764, Неаполь) — итальянский художник эпохи позднего барокко.







Жизнь и творчество

С. Конча был старшим из 10 детей торговца Эразмо Конча и его супруги Катерины де Лорио. В юношеские годы был отдан на обучение в мастерскую неаполитанского художника Франческо Солимена. В 1702 году вместе со своим учителем уехал в Монте-Кассино. В 1706 Себастьяно со своим братом Джованни приехал в Рим и открыл собственную мастерскую, специализируясь на фресковой и монументальной живописи. Художественный стиль его был выработан под влиянием контрастной живописи Ф. Солимена и являлся типичным для позднего барокко (римский классицизм), резко отличаясь от модного тогда фривольного рококо.

В 1710 году открыл художественную «Accademia del Nudo», в которой обучались многочисленные студенты со всей Европы, и которая, в свою очередь, способствовала распространению классицизма в живописи по всему континенту. В 1719 году стал членом римской Академии святого Луки и дважды избирался её руководителем. Среди покровителей и ценителей творчества С. Конча были князь делла Торрелла и кардинал Пьетро Оттобони, верховный настоятель базилики св. Иоанна Латеранского (Сан-Джованни). Благодаря его влиянию С. Конча получил от папы Климента XI заказ на фресковые работы в базиликах Сан-Джованни и Сан-Клементе. В награду Конча получил от папы усыпанный бриллиантами крест и был возведён в рыцарское звание. Мастерская художника отныне располагалась в большом зале дворца Фарнезе, предоставленном ему герцогом Пармским.

В этот ранний период своего творчества С. Конча работал совместно с Карло Маратта в церкви Санта-Цецилия-Травествере. В 1718 году выполнил росписи в генуэзском дворце Ломеллини-Дориа. В 1721—1725 годах работал в Турине, расписывая церкви и королевский дворец. Выполнял также заказы испанского короля Филиппа V, а также королей Польши, Португалии, Сардинии, архиепископа Кёльнского.

В 1731 году приехал в Сиену, где работал над украшением церкви Сантиссима Аннунциата. В 1739 написал книгу «Ammonimenti» (Предостережения), являвшуюся своего рода напутствием для начинающих художников. В 1751 году вернулся в Неаполь, в его картинах этого периода ощутимо влияние живописи Луки Джордано.

Среди учеников С. Кончи следует назвать Помпео Батони, Пьетро Паоло Васта, Феделе Тиррито, Гаспаре Серенарио, Коррадо Джаквинто, Оливио Соцци.

Фрески

  • в Оратории Сан-Филиппо и Санта-Тереза (1721—1725), Венария
  • Коронация св. Цецилии (1725), Санта-Цецилия, Рим
  • в базилике делла Суперга, (1726), Турин
  • Купание Вирсавии, (1732), в церкви делла Сантиссима Аннунциата, Сиена
  • в Королевском дворце Турина (1733)
  • Аллегорические сцены (1738—1740), дворец Ломеллини-Дориа, Генуя
  • в Санта-Чиара (1752—1754), Неаполь

Напишите отзыв о статье "Конча, Себастьяно"

Литература

  • Jane Turner (a cura di). The Dictionary of Art. — 7. — New York: Grove, 1996. — P. 681—684. ISBN 1-884446-00-0
  • AA.VV. Sebastiano Conca (1680—1764): Ausstellungskatalog. — Gaeta: Centro Storico Culturale «Gaeta», 1981.

Галерея

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Конча, Себастьяно

Задумчиво улыбаясь, Изидора очень внимательно всматривалась в наши взволнованные мордашки, и мне вдруг почему-то очень захотелось ей понравиться... Для этого не было особых причин, кроме той, что история этой дивной женщины меня дико интересовала, и мне очень хотелось во что бы то ни стало её узнать. Но я не ведала их обычаев, не знала, как давно они не виделись, поэтому сама для себя решила пока молчать. Но, видимо не желая меня долго мучить, Изидора сама начала разговор...
– Что же вы хотели знать, малые?
– Я бы хотела спросить вас про вашу Земную жизнь, если это можно, конечно же. И если это не будет слишком больно для вас вспоминать... – чуточку стесняясь, тут же спросила я.
Глубоко в золотых глазах засветилась такая жуткая тоска, что мне немедля захотелось взять свои слова обратно. Но Анна, как бы всё понимая, тут же мягко обняла меня за плечи, будто говоря, что всё в порядке, и всё хорошо...
А её красавица мать витала где-то очень далеко, в своём, так и не забытом, и видимо очень тяжёлом прошлом, в котором в тот миг блуждала её когда-то очень глубоко раненая душа... Я боялась пошевелиться, ожидая, что вот сейчас она нам просто откажет и уйдёт, не желая ничем делиться... Но Изидора наконец встрепенулась, как бы просыпаясь от ей одной ведомого, страшного сна и тут же приветливо нам улыбнувшись, спросила:
– Что именно вы хотели бы знать, милые?
Я случайно посмотрела Анну... И всего лишь на коротенькое мгновение почувствовала то, что она пережила. Это было ужасно, и я не понимаю, за что люди могли вершить такое?! Да и какие они после этого люди вообще?.. Я чувствовала, что во мне опять закипает возмущение, и изо всех сил старалась как-то успокоиться, чтобы не показаться ей совсем уж «ребёнком». – У меня тоже есть Дар, правда я не знаю насколько он ценен и насколько силён... Я ещё вообще почти ничего о нём не знаю. Но очень хотела бы знать, так как теперь вижу, что одарённые люди даже гибли за это. Значит – дар ценен, а я даже не знаю, как его употреблять на пользу другим. Ведь он дан мне не для того, чтобы просто гордиться им, так ведь?.. Вот я и хотела бы понять, что же с ним делать. И хотела бы знать, как делали это вы. Как вы жили... Простите, если это кажется вам не достаточно важным... Я совсем не обижусь, если вы решите сейчас уйти.
Я почти не соображала, что говорю и волновалась, как никогда. Что-то внутри подсказывало, что эта встреча мне очень нужна и, что я должна суметь «разговорить» Изидору, как бы не было нам обоим от этого тяжело...
Но она, как и её дочь, вроде бы, не имела ничего против моей детской просьбы. И уйдя от нас опять в своё далёкое прошлое, начала свой рассказ...
– Был когда-то удивительный город – Венеция... Самый прекрасный город на Земле!.. Во всяком случае – мне так казалось тогда...
– Думаю, вам будет приятно узнать, что он и сейчас ещё есть! – тут же воскликнула я. – И он правда очень красивый!
Грустно кивнув, Изидора легко взмахнула рукой, как бы приподнимая тяжёлый «завес ушедшего времени», и перед нашим ошеломлёнными взорами развернулось причудливое видение...
В лазурно-чистой синеве неба отражалась такая же глубокая синева воды, прямо из которой поднимался удивительный город... Казалось, розовые купола и белоснежные башни каким-то чудом выросли прямо из морских глубин, и теперь гордо стояли, сверкая в утренних лучах восходящего солнца, красуясь друг перед другом величием бесчисленных мраморных колонн и радостными бликами ярких, разноцветных витражей. Лёгкий ветерок весело гнал прямо к набережной белые «шапочки» кудрявых волн, а те, тут же разбиваясь тысячами сверкающих брызг, игриво омывали, уходящие прямо в воду, мраморные ступеньки. Длинными зеркальными змеями блестели каналы, весело отражаясь солнечными «зайчиками» на соседних домах. Всё вокруг дышало светом и радостью... И выглядело каким-то сказочно-волшебным.
Это была Венеция... Город большой Любви и прекрасных искусств, столица Книг и великих Умов, удивительный город Поэтов...
Я знала Венецию, естественно, только по фотографиям и картинам, но сейчас этот чудесный город казался чуточку другим – совершенно реальным и намного более красочным... По-настоящему живым.
– Я родилась там. И считала это за большую честь. – зажурчал тихим ручейком голос Изидоры. – Мы жили в огромном палаццо (так у нас называли самые дорогие дома), в самом сердце города, так как моя семья была очень богата.
Окна моей комнаты выходили на восток, а внизу они смотрели прямо на канал. И я очень любила встречать рассвет, глядя, как первые солнечные лучи зажигали золотистые блики на покрытой утренним туманом воде...