Коронация

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Couronnement de Charles VI le Bien-Aimé.jpg
Жан Фуке. «Коронация Карла VI Безумного в Реймском соборе (4 ноября 1380 года)»

Корона́ция, коронова́ние[1] — формальная процедура, символизирующая принятие монархом власти и её атрибутов (трона, короны, скипетра и т. п.). Не совпадает с моментом начала царствования (смерти или отречения предшественника, избрания). В европейской христианской культуре коронация — религиозная церемония, сопровождаемая обрядом помазания на царство (ветхозаветного происхождения). Таким образом, ритуал носит особый смысл благословения Богом на царство, мистического венчания с государством и т. п.







Церемониал

В Средние века монархи некоторых стран короновались практически немедленно, в пределах дней, или редко недель, после начала царствования. Причиной этому было то, что некоронованный монарх считался во многих средневековых странах незаконным, безблагодатным; истинный король Франции должен был быть коронован в Реймсском соборе и помазан миром, находившимся в Святой Стекляннице. В Византии коронация императоров-соправителей приурочивалась к Пасхе. В Новое время после смерти предшественника стал объявляться многомесячный или годовой траур, препятствовавший немедленной коронации. Из соображений благоприятных предзнаменований коронацию с этого времени приурочивали к весне или лету.

В христианских странах, начиная с V века (Византия, а затем западные королевства) возложение короны на голову монарха обычно производил высший церковный иерарх, но многие монархи (почти все российские, Наполеон I, некоторые британские) только брали у иерарха корону и возлагали её на себя сами.

Уже женатый до вступления на престол монарх обычно короновал вместе с собой и жену, в ходе менее детальной и «нагруженной» обрядами церемонии. Монарх, вступающий в брак, после заключения брака короновал жену отдельно. Супруг царствующей королевы обычно не короновался (если сам не провозглашался королём-соправителем).

Коронации в России

Впервые в России венчание на царство (а не интронизация — «настолование») имело место в 1497 году, когда Иван III венчал своего внука Дмитрия Ивановича как наследника. Впервые как глава государства короновался (и с того времени систематически использовал титул царь) Иван IV Грозный (1547 год). Все коронации происходили в Успенском соборе Московского Кремля и совершались митрополитами Московскими и всея Руси, затем Патриархами, в поздний синодальный период — митрополитами Санкт-Петербургскими.

Папские коронации

Со Средневековья до 1963 года включительно короновались (специальной короной — тиарой) также римские папы, которые одновременно являлись и монархами (сперва Папской области, затем Ватикана). На коронации Пия XII в 1939 появилось несколько нововведений: она была первой церемонией такого рода, снятой на кинопленку, и первой, переданой в прямом эфире по радио. Последним коронованным папой римским был Павел VI, при этом он прекратил носить тиару через несколько недель после своего обряда, положив её собственноручно на алтарь собора Святого Петра в качестве жеста смирения.

В современном мире

В настоящее время коронация как особая церемония в Европе не употребительна нигде, кроме Великобритании (см. статью Коронация британских монархов), и по состоянию на 2014 год Елизавета II является единственным коронованным монархом Европы. Обряд мессы Святого Духа, аналогичный коронации, так же был совершен при восшествии на престол Испании короля Хуана Карлоса I, отрекшегося в июне 2014 года.

Все остальные монархические страны Европы, включая Ватикан, заменили ритуал коронации на краткую или более или менее практическую инаугурацию или интронизацию монарха (сопровождаемую или нет восхождением на трон и специальной церковной службой, но без возложения короны и помазания).

В монархиях Востока и Азии коронацию прошли император Японии Акихито, султан Брунея Хассанал Болкиах, король Бутана Джигме Кхесар Намгьял Вангчук, король Камбоджи Нородом Сиамони, король Лесото Летсие III, король Свазиленда Мсвати III, король Таиланда Пхумипон Адульядет и король Тонга Тупоу VI.

Напишите отзыв о статье "Коронация"

Примечания

  1. Слово «коронование» в Российской империи использовалось для обозначения собственно церковного чина; «коронация» — применительно к торжествам в связи с последним (см. Словарь Даля).

Литература

  • Слюнькова И. Н. Проекты оформления коронационных торжеств в России XIX века. — М., Буксмарт, 2013 438 с. ISBN 978-5-906190-9

Ссылки

Отрывок, характеризующий Коронация

– Мне нечего вам сказать, святейшество, кроме того, что Вы самый страшный преступник, когда-либо живший на этой Земле.
Папа минуту смотрел на меня, не скрывая своего удивления, а потом кивнул, ждавшему там, старому священнику и удалился, не говоря больше ни слова. Как только он исчез за дверью, я кинулась к старому человеку, и судорожно схватив его за сухие, старческие руки, взмолилась:
– Пожалуйста, прошу вас, святой отец, разрешите мне обнять его на прощание!.. Я не смогу этого сделать уже никогда более... Вы же слышали, что сказал Папа – завтра на рассвете мой отец умрёт... Сжальтесь, прошу вас!.. Никто об этом никогда не узнает, клянусь вам! Умоляю, помогите мне! Господь не забудет вас!..
Старый священник внимательно посмотрел мне в глаза и, ничего не сказав, потянул за рычаг... Цепи со скрежетом опустились, достаточно лишь для того, чтобы мы могли сказать последнее «прощай»...
Я подошла вплотную и, зарывшись лицом в широкую грудь отца, дала волю наконец-то хлынувшим наружу горьким слезам... Даже сейчас, весь в крови, скованный по рукам и ногам ржавым железом, отец излучал чудесное тепло и покой, и рядом с ним я чувствовала себя всё так же уютно и защищённо!.. Он был моим счастливым утерянным миром, который на рассвете должен был уйти от меня навсегда... Мысли проносились одна другой печальнее, принося яркие, дорогие образы нашей «прошедшей» жизни, которая с каждой минутой ускользала всё дальше и дальше, и я не могла её ни спасти, ни остановить...
– Крепись, родная моя. Ты должна быть сильной. Ты должна защитить от него Анну. И должна защитить себя. Я ухожу за вас. Возможно, это даст тебе какое-то время... чтобы уничтожить Караффу. – тихо шептал отец.
Я судорожно цеплялась за него руками, никак не желая отпускать. И снова, как когда-то очень давно, чувствовала себя маленькой девочкой, искавшей утешения на его широкой груди...
– Простите меня, мадонна, но я должен вас отвести в ваши покои, иначе меня могут казнить за непослушание. Вы уж простите меня... – хриплым голосом произнёс старый священник.
Я ещё раз крепко обняла отца, последний раз впитывая его чудесное тепло... И не оборачиваясь, ничего не видя вокруг от застилавших глаза слёз, выскочила из пыточной комнаты. Стены подвала «шатались», и мне приходилось останавливаться, хватаясь за каменные выступы, чтобы не упасть. Ослепшая от невыносимой боли, я потерянно брела, не понимая, где нахожусь и не соображая, куда иду...
Стелла тихо плакала большими горючими слезами, совершенно их не стесняясь. Я посмотрела на Анну – она ласково обнимала Изидору, уйдя очень далеко от нас, видимо снова проживая с ней эти последние, страшные, земные дни... Мне стало вдруг очень одиноко и холодно, будто всё вокруг затянуло хмурая, чёрная, тяжёлая туча... Душа болезненно ныла и была совершенно опустошённой, как иссохший источник, который когда-то был заполнен чистой живой водой... Я обернулась на Старца – он светился!.. От него щедро струилась, обволакивая Изидору, сверкающая, тёплая, золотая волна... А в его печальных серых глазах стояли слёзы. Изидора же, уйдя очень далеко и не обращая ни на кого из нас внимания, тихо продолжала свою потрясающе-грустную историю...
Очутившись в «своей» комнате, я, как подкошенная, упала на кровать. Слёз больше не было. Была только лишь жуткая, голая пустота и слепящее душу отчаяние...
Я не могла, не хотела верить происходящему!.. И хотя ждала этого изо дня в день, теперь же никак не могла ни осознать, ни принять эту страшную, бесчеловечную реальность. Я не желала, чтобы наступало утро... Оно должно было принести только ужас, и у меня уже не оставалось былой «твёрдой уверенности» в том, что смогу всё это перенести не сломавшись, не предав отца и саму себя... Чувство вины за его оборванную жизнь навалилось горой... Боль, наконец, оглушила, разрывая в клочья моё истерзанное сердце...
К своему огромнейшему удивлению (и дикому огорчению!!!) я вскочила от шума за дверью и поняла, что... спала! Как же могло, случится такое?!. Как я вообще могла уснуть??? Но видимо, наше несовершенное человеческое тело, в какие-то самые тяжкие жизненные моменты, не подчиняясь нашим желаниям, защищалось само, чтобы выжить. Вот так и я, не в силах переносить более страдания, просто «ушла» в покой, чтобы спасти свою умирающую душу. А теперь уже было поздно – за мной пришли, чтобы проводить меня на казнь моего отца...
Утро было светлое и ясное. По чистому голубому небу высоко плыли кудрявые белые облака, солнце вставало победно, радостно и ярко. День обещал быть чудесным и солнечным, как сама наступающая весна! И среди всей этой свежей, пробуждавшейся жизни, только моя измученная душа корчилась и стонала, погрузившись в глубокую, холодную, беспросветную тьму...
Посередине залитой солнцем небольшой площади, куда меня привёз крытый экипаж, высился заранее сложенный, «готовый к употреблению», огромный костёр... Внутренне содрогаясь, я смотрела на него, не в состоянии отвести глаза. Мужество покидало меня, заставляя, боятся. Я не желала видеть происходящее. Оно обещало быть ужасным...