Красная площадь

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

</tt> </tt>

</td></tr>
Красная площадь
Москва22x20px Москва
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
На карте населённого пункта
Общая информация
РайонТверской
Ближайшие станции метроСокольническая линия Охотный Ряд

Замоскворецкая линия Театральная

Арбатско-Покровская линия Площадь Революции
Храм Василия Блаженного и Спасская башня
Храм Василия Блаженного и Спасская башня
[http://openstreetmap.ru/#layer=M&zoom=17&lat=55.753977&lon=37.62034 на карте OpenStreetMap]
[http://maps.yandex.ru/-/CVVIe20q на карте яндекс]
[http://goo.gl/maps/qmY3r на карте Google]
Флаг ЮНЕСКО Объект всемирного наследия
Kremlin and Red Square
Ссылка [http://whc.unesco.org/ru/list/545 № 545] в списке объектов всемирного наследия ([http://whc.unesco.org/en/list/545 en])
Тип Культурный
Критерии i, ii, iv, vi
Регион РоссияК:Карточка Всемирное наследие: Исправить: Регион
Включение 1990  (14-я сессия)
10px [[commons:Category:Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.|Красная площадь на Викискладе]]
Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D0%BB%D0%BE%D1%89%D0%B0%D0%B4%D1%8C&params=55_45_15.1_N_37_37_12.5_E_type:landmark_region:RU_scale:2500 55°45′15″ с. ш. 37°37′12″ в. д. / 55.754194° с. ш. 37.620139° в. д. / 55.754194; 37.620139[//maps.google.com/maps?ll=55.754194,37.620139&q=55.754194,37.620139&spn=0.0025,0.0025&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=55.754194&mlon=37.620139&zoom=17 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=37.620139,55.754194&pt=37.620139,55.754194&spn=0.0025,0.0025&l=sat,skl (Я)]

Кра́сная пло́щадь — главная площадь Москвы, расположенная в центре радиально-кольцевой планировки города между Московским Кремлём (к западу) и Китай-городом (на восток). Также неофициально является главной площадью страны. От площади к берегу Москвы-реки ведёт покатый Васильевский спуск.

Площадь расположена вдоль северо-восточной стены Кремля, между Кремлёвским проездом, проездом Воскресенские Ворота, Никольской улицей, Ильинкой, Варваркой и Васильевским спуском к Кремлёвской набережной. Выходящие с площади улицы далее разветвляются и вливаются в основные магистрали города, ведущие в разные концы России.

На площади расположены Лобное место, памятник Минину и Пожарскому, Мавзолей В. И. Ленина, рядом с которым располагается Некрополь у Кремлёвской стены, где захоронены деятели (в основном политические и военные) Советского государства[1]. К западу от площади находится Московский Кремль, к востоку — Верхние (ГУМ) и Средние торговые ряды, к северу — Исторический музей и Казанский собор, к югу — Храм Василия Блаженного (Покровский собор). Уникальный архитектурный ансамбль площади состоит под охраной ЮНЕСКО как памятник Всемирного наследия.

Площадь, вымощенная брусчаткой из крымского долерита, является пешеходной зоной. Автомобильное движение по площади запрещено с 1963 года[2]. Также действует запрет на передвижение на велосипедах и мопедах. Общая длина Красной площади — 330 метров, ширина — 75 метров, площадь 24 750 м².







История

Местоположение будущей Красной площади определилось возведением стен перестроенного в правление Ивана III (конец XV—начало XVI века) Кремля и размещением с его северо-восточной стороны Великого посада с Торгом. Застройка посада подходила к кремлёвским стенам почти вплотную. Во время пожара 1493 года большое пространство между Торгом и кремлёвскими стенами выгорело и территория была оставлена незастроенной как полоса простреливаемого пространства шириной около 110 саженей (240 м)[3]. Первоначально место будущей площади называлось Пожар[3][4], а его границы очерчивались с запада кремлёвским рвом, с севера — Воскресенскими воротами Китай-города, с востока Торгом и с юга — невысоким холмом — «Взлобьем». Территория Пожара долгое время считалась частью Торга[3].

В XVI веке площадь фактически состояла из трёх самостоятельных частей, отделённых друг от друга мощением улиц — Никольской, Ильинки и Варварки, идущих от главных ворот Кремля. Между ними на площади стояли небольшие лавки и церквушки. Для недопущения разрастания Торга на площадь, в 1596—1598 годах по его границам были выстроены одно- и двухэтажные каменные лавки («каменные купеческие палаты»), ряды которых очертили восточную границу существующей площади и образовали три квартала, позднее получившие названия Верхних, Средних и Нижних Торговых рядов. Однако сезонная и мелкая торговля существовала на площади на протяжении ещё двух столетий. Архитектурный облик каменных лавок Торга — однотипные ячейки, объединённые аркадами — со временем стал характерным признаком торговых сооружений в России и долгое время использовался при сооружении Гостиных дворов, лавок, купеческих домов и усадеб[5]. Торговые ряды неоднократно горели и перестраивались, но деление площади на три части сохранялось вплоть до первой половины XVII века[6]. После надстройки в 1625 году Спасской башни Кремля, небольшой участок Пожара между выстроенным на Взлобье в середине XVI века собором Василия Блаженного, башней и Лобным местом в обиходе стал именоваться Красной (то есть красивой) площадью[6][7]. К концу XVII века название «Красная площадь» распространилось на весь незастроенный участок[8].

В официальных документах новое название заменяет старое практически одномоментно, с весны 1661 года, что свидетельствует о присвоении названия «Красная» по указу самого царя Алексея Михайловича, который не раз вмешивался в вопросы московской топонимики[9]. Иностранцы, посещавшие Московское государство, описывают площадь как рыночную или торговую. Во времена Ивана Грозного также бытовало название «Большая площадь».

До 1924 года часть современной Красной площади, лежащую южнее Спасских ворот, называли Васильевской площадью. Прежние названия — Покровская площадь и Троицкая площадка. Эта часть Красной площади до начала XX века была плотно застроена. В советское время её площадь была увеличена за счёт сноса строений Масляного переулка. В 1972 г. была проведена реконструкция Красной Площади с использованием проходческих щитов большого диаметра[10]; в 1973—74 некрополь реконструирован, трибуны стали гранитными, брусчатка площади обновлена и уложена на бетонное основание[11]. С 1967 по 1990 год на Красной площади проводились военные парады и демонстрации трудящихся в честь Дня международной солидарности трудящихся и годовщины Великого Октября.

28 мая 1987 года немецкий спортсмен-пилот Матиас Руст совершил несанкционированный перелёт из Хельсинки в Москву и приземлился на Красной площади. Точнее, само приземление фактически состоялось на мосту через Москву-реку, после чего самолёт доехал почти до собора Василия Блаженного уже на шасси и там остановился.

В первые постсоветские годы были восстановлены исторические здания, традиционно оформлявшие парадный въезд на Красную площадь со стороны Исторического проезда, — Воскресенские ворота Китайгородской стены и Казанский собор.

Здания и сооружения на площади

Общественные мероприятия

Каток

17—22 декабря 2000 года на Красной площади в качестве помощи городу техническим персоналом и инженерами московского театра «Балет на льду» впервые сооружён каток размером 15 на 30 метров, с раздевалками и буфетами с горячей едой и кофе. Нужная температура на катке поддерживалась смешанной системой охлаждения. На систему охлаждения воду заливали московские пожарные. Каток работал с 23 декабря по 13 января с 11 до 20 часов, а в предновогодний вечер 31 декабря до шести часов. Вход во все дни — бесплатный. Рядом была установлена ёлка, а вокруг неё два десятка огромных ледовых скульптур высотой до 4—5 метров. Кроме того, на Красной площади стояли два больших видеоэкрана, на которых днём транслировали мультфильмы для детей, а вечером концертные программы.

С 3 декабря 2006 года каждую зиму на Красной площади строится каток площадью 2800 м², где одновременно могут кататься на льду до 500 человек. Пропускная способность катка — до 5000 посетителей в день[12][13].

В определённых общественных кругах идёт дискуссия об уместности размещения непосредственно на Красной площади торгово-развлекательных сооружений[14].

Концерты

С 1990-х гг. на Красной площади проводятся гулянья, устанавливаются временные торговые сооружения, устраиваются концерты:

Современные угрозы

В XXI веке посетители площади видят между Покровским собором и Спасской башней современное высотное здание, похожее на контрольную башню аэропорта, которое портит классический панорамный вид, знакомый по открыткам. Это 34-этажное здание пятизвездочной гостиницы «Свиссотель Красные холмы Москва», открытой в июле 2005 года, построенной на участке Балчуга между Москвой-рекой и Обводным каналом[16][17]. В июне 2008 года министр культуры Александр Авдеев призвал «жестко спросить» с тех, кто испортил высоткой панораму Красной площади. В ходе заседания в Государственной думе РФ он заметил[18]:

« Я с удивлением обнаружил, что если вы смотрите со стороны Исторического музея на Храм Василия Блаженного, вы видите высотку, хотя это грубейшее нарушение всех норм ЮНЕСКО (...) Красная площадь — это национальное достояние, и надо не просто сохранить, а жестко спрашивать с тех, кто пытается исказить этот великий облик. »

Сотрудники кремлёвских музеев считают, что проводимые рок-концерты способны нанести урон древним зданиям, включая храм Василия Блаженного:

« Почему эта вакханалия должна происходить у стен Кремля, перед Спасскими воротами, куда государь входил с непокрытой головой, рядом с обетным храмом русских царей? Во время последнего концерта были проведены замеры. Оказалось, что громкость звука в 100 раз превышает допустимую норму. Если количество децибелов переходит границы, для памятника это не полезно.
А. Л. Баталов, доктор искусствоведения[19]
»

Ограничения

Фотосъёмка и видеосъёмка

В настоящее время фотосъёмка и видеосъёмка на Красной площади и других территориях, прилегающих к Кремлю, разрешена. Однако требуется разрешение комендатуры для съёмок, «проводимых в период подготовки и проведения охранных мероприятий» или «связанных с созданием рекламы, продукции средств массовой информации и иной тиражируемой кино-, фото- и видеопродукции» — таким образом, съёмка без разрешения возможна только в личных целях, без права какой-либо публикации (в том числе в сети Интернет), к тому же остаётся возможным различное толкование формулировки об «охранных мероприятиях», так как Кремль охраняется всегда.

В период с 2008 по 2010 год для использования фотоаппаратов с высотой корпуса более 140 мм и диаметром съёмного объектива более 70 мм, а также видеокамер длиной более 250 мм (то есть профессиональных камер) требовалось разрешение комендатуры Московского Кремля во всех случаях[20][21].

13 января 2010 года 20 фотографов ведущих газет, информационных агентств и других СМИ провели на Красной площади флешмоб в знак протеста против запрета на профессиональную фотосъёмку[22]. Приказом ФСО РФ от 26.02.2010 N 83 ограничения по размерам камер были сняты, однако вместе с тем упоминание об «охранных зонах», в которых съемка возможна только по разрешению, было заменено более неоднозначным упоминанием об «охранных мероприятиях»[23].

360-градусная панорама Красной площади

Интересные факты

См. также

Напишите отзыв о статье "Красная площадь"

Примечания

  1. . Кроме того, в 192030-e годы там хоронили также иностранных коммунистов. См. Некрополь у Кремлёвской стены.
  2. [http://www.mk.ru/social/article/2009/10/30/377156-krasnaya-ploschad-pri-parade-i-bez.html Красная площадь при параде и без — Общество — МК]
  3. 1 2 3 Памятники архитектуры, 1983, с. 387.
  4. О каком именно пожаре идёт речь, не вполне ясно. «Пожарами» назывались многие торговые площади, и не только в Москве. В некоторых документах «Пожаром» именуется Лубянская площадь.
  5. Памятники архитектуры, 1983, с. 391.
  6. 1 2 Памятники архитектуры, 1983, с. 392.
  7. Согласно одной из гипотез, Красной площадь назвали потому, что по ней шёл путь к Красному крыльцу кремлёвского дворца русских царей.
  8. Памятники архитектуры, 1983, с. 394.
  9. Самое раннее упоминание топонима найдено в распоряжениях к встрече послов от 23 апреля 1661 г. В том же году «мая в 8 день слушал Государь всенощного у празника, пречистыя Богородицы Казанския, что на Красной площади, у старого Земского двора»
  10. [http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=3983 СТРОИТЕЛЬНАЯ МАРКА ВЫСШЕЙ ПРОБЫ — Строительному управлению-19 ОАО «ГПР-1» — 80 ЛЕТ]
  11. Ирина Пуля. [http://www.rg.ru/2008/03/25/krasnaya.html Время укладывать камни]. Российская газета (25 марта 2008). Проверено 3 сентября 2010.
  12. [http://www.regnum.ru/news/1091327.html В Москве открывается каток на Красной площади]. REGNUM (29 ноября 2008). Проверено 13 августа 2010. [http://www.webcitation.org/61CsGLuTn Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  13. [http://www.xiron.ru/content/view/91/28/ Каток на красной площади]
  14. [http://elenashuvalova.ru/index.php?lnk=vkurse&rtkl=94 О размещении торгово-развлекательных сооружений на Красной площади] : Круглый стол в Мосгордуме : [рус.] // Елена Шувалова : официальный сайт.</span>
  15. [http://www.linkinpark.com/profiles/blogs/linkin-park-to-perform-at Linkin Park to Perform at Transformers Premiere in Moscow — LinkinPark.com]
  16. [http://www.swissotel-krasnye-holmy.ru/ Гостиница Свиссотель Красные Холмы Москва. Забронировать номер в гостинице Свиссотель Красные Холмы, цены на размещение]
  17. Хранитель. Алексей Ильич Комеч и судьбы русской архитектуры / Самовер Н.. — М.: Искусство — XXI век, 2009. — С. 146. — 383 с. — 1100 экз. — ISBN 978-5-980-51-060-2.
  18. Статья на сайте информационного агентства «Регнум» от 2 июля 2008 года «Министр культуры увидел, что высотка в нарушение норм ЮНЕСКО портит панораму Красной площади»http://www.regnum.ru/news/1022454.html
  19. [http://izvestia.ru/news/315858 Рок-концерты разрушают храм Василия Блаженного?] — Известия
  20. [http://moscow.newsru.com/article/19Feb2008/kremlin Служба охраны борется с профессиональными съёмками на Красной площади]
  21. [http://starlife.com.ua/tags/1169.html Дмитрий Соколов-Митрич: «Убери фотокамеру!»]
  22. [http://www.grani.ru/Politics/Russia/activism/m.173214.html Грани. Ру // Политика / Россия / Акции протеста / Профессиональные фотографы провели флэшмоб на Красной площади]
  23. [http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=128438 Федеральная служба охраны Российской Федерации. Приказ от 18 октября 2001 г. N 336 Об утверждении Правил посещения Московского Кремля] — Правила посещения Московского Кремля, п. 10 (действующая редакция, см. также историю редакций документа)
  24. </ol>

Литература

  • Красная площадь // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Ашукин Н. С. Красная площадь. — М., 1925.
  • Сто военных парадов / Под ред. ген.-полк. К. С. Грушевого.. — М.: Воениздат, 1974. — 264, [96] с. — 50 000 экз. (в пер., суперобл.) (О военных парадах на Красной площади с 1918 до 1972 года)
  • Бондаренко И. А. Красная площадь Москвы: Архитектурный ансамбль. — М.: Вече, 2006. — 416 с. — (Московский хронограф). — 5 000 экз. — ISBN 5-9533-1334-9.
  • Баталов А. Л., Беляев Л. А. [http://books.google.ru/books?printsec=frontcover&id=RF1ToqZ_T5sC#v=onepage&q&f=false Сакральное пространство средневековой Москвы]. — М.: Феория, Дизайн. Информация. Картография, 2010. — 400 с. — ISBN 978-5-4284-0001-4.
  • Либсон В. Я., Домшлак М. И., Аренкова Ю. И. и др. Кремль. Китай-город. Центральные площади // Памятники архитектуры Москвы. — М.: Искусство, 1983. — С. 387—398. — 504 с. — 25 000 экз.
  • Зеленецкий И. К. История Красной площади. — М.: Типография Московского университета, 1851. — 237 с.
  • Рачинский Я.З. Красная площадь // Полный словарь названий московских улиц. — М., 2011. — С. 231. — XXVI, 605 с. — ISBN 978-5-85209-263-2.

Отрывок, характеризующий Красная площадь

Этот простой вопрос вывел его из «ступора», в который он «ушёл с головой», будучи не в состоянии вернуться обратно. Очень удивлённо уставившись на меня, он растерянно произнёс:
– Валерий... А откуда взялась ты?!... Ты тоже погибла? Почему ты нас слышишь?
Я была очень рада, что удалось как-то его вернуть и тут же ответила:
– Нет, я не погибла, я просто шла мимо когда всё это случилось. Но я могу вас слышать и с вами говорить. Если вы конечно этого захотите.
Тут уже они все на меня удивлённо уставились...
– А почему же ты живая, если можешь нас слышать? – поинтересовалась малышка.
Я только собралась ей ответить, как вдруг неожиданно появилась молодая темноволосая женщина, и, не успев ничего сказать, опять исчезла.
– Мама, мама, а вот и ты!!! – счастливо закричала Катя. – Я же говорила, что она придёт, говорила же!!!
Я поняла, что жизнь женщины видимо в данный момент «висит на волоске», и её сущность на какое-то мгновение просто оказалась вышибленной из своего физического тела.
– Ну и где же она?!.. – расстроилась Катя. – Она же только что здесь была!..
Девочка видимо очень устала от такого огромного наплыва самых разных эмоций, и её личико стало очень бледным, беспомощным и печальным... Она крепко-накрепко вцепилась в руку своему брату, как будто ища у него поддержки, и тихо прошептала:
– И все вокруг нас не видят... Что же это такое, папа?..
Она вдруг стала похожа на маленькую, грустную старушечку, которая в полной растерянности смотрит своими чистыми глазами на такой знакомый белый свет, и никак не может понять – куда же теперь ей идти, где же теперь её мама, и где теперь её дом?.. Она поворачивалась то к своему грустному брату, то к одиноко стоявшему и, казалось бы, полностью ко всему безразличному отцу. Но ни один из них не имел ответа на её простой детский вопрос и бедной девчушке вдруг стало по-настоящему очень страшно....
– А ты с нами побудешь? – смотря на меня своими большими глазёнками, жалобно спросила она.
– Ну, конечно побуду, если ты этого хочешь, – тут же заверила я.
И мне очень захотелось её крепко по-дружески обнять, чтобы хоть чуточку согреть её маленькое и такое испуганное сердечко...
– Кто ты, девочка? – неожиданно спросил отец. – Просто человек, только немножко «другой», – чуть смутившись ответила я. – Я могу слышать и видеть тех, кто «ушёл»... как вот вы сейчас.
– Мы ведь умерли, правда? – уже спокойнее спросил он.
– Да, – честно ответила я.
– И что же теперь с нами будет?
– Вы будете жить, только уже в другом мире. И он не такой уж плохой, поверьте!.. Просто вам надо к нему привыкнуть и полюбить.
– А разве после смерти ЖИВУТ?.. – всё ещё не веря, спрашивал отец.
– Живут. Но уже не здесь, – ответила я. – Вы чувствуете всё так же, как раньше, но это уже другой, не ваш привычный мир. Ваша жена ещё находится там, так же, как и я. Но вы уже перешли «границу» и теперь вы на другой стороне, – не зная, как точнее объяснить, пыталась «достучаться» до него я.
– А она тоже когда-нибудь к нам придёт? – вдруг спросила девчушка.
– Когда-нибудь, да, – ответила я.
– Ну, тогда я её подожду – уверенно заявила довольная малышка. – И мы опять будем все вместе, правда, папа? Ты же хочешь чтобы мама опять была с нами, правда ведь?..
Её огромные серые глаза сияли, как звёздочки, в надежде, что её любимая мама в один прекрасный день тоже будет здесь, в её новом мире, даже не понимая, что этот ЕЁ теперешний мир для мамы будет не более и не менее, как просто смерть...
И, как оказалось, долго малышке ждать не пришлось... Её любимая мама появилась опять... Она была очень печальной и чуточку растерянной, но держалась намного лучше, чем до дикости перепуганный отец, который сейчас уже, к моей искренней радости, понемножку приходил в себя.
Интересно то, что за время моего общение с таким огромным количеством сущностей умерших, я почти с уверенностью могла бы сказать, что женщины принимали «шок смерти» намного увереннее и спокойнее, чем это делали мужчины. Я тогда ещё не могла понять причины этого любопытного наблюдения, но точно знала, что это именно так. Возможно, они глубже и тяжелее переносили боль вины за оставленных ими в «живом» мире детей, или за ту боль, которую их смерть приносила родным и близким. Но именно страх смерти у большинства из них (в отличии от мужчин) почти что начисто отсутствовал. Могло ли это в какой-то мере объясняться тем, что они сами дарили самое ценное, что имелось на нашей земле – человеческую жизнь? Ответа на этот вопрос тогда ещё у меня, к сожалению, не было...
– Мамочка, мама! А они говорили, что ты ещё долго не придёшь! А ты уже здесь!!! Я же знала, что ты нас не оставишь! – верещала маленькая Катя, задыхаясь от восторга. – Теперь мы опять все вместе и теперь будет всё хорошо!
И как же грустно было наблюдать, как вся эта милая дружная семья старалась уберечь свою маленькую дочь и сестру от сознания того, что это совсем не так уж и хорошо, что они опять все вместе, и что ни у одного из них, к сожалению, уже не осталось ни малейшего шанса на свою оставшуюся непрожитую жизнь... И что каждый из них искренне предпочёл бы, чтобы хоть кто-то из их семьи остался бы в живых... А маленькая Катя всё ещё что-то невинно и счастливо лопотала, радуясь, что опять они все одна семья и опять совершенно «всё хорошо»...
Мама печально улыбалась, стараясь показать, что она тоже рада и счастлива... а душа её, как раненная птица, криком кричала о её несчастных, так мало проживших малышах...
Вдруг она как бы «отделила» своего мужа и себя от детей какой-то прозрачной «стеной» и, смотря прямо на него, нежно коснулась его щеки.
– Валерий, пожалуйста, посмотри на меня – тихо проговорила женщина. – Что же мы будем делать?.. Это ведь смерть, правда, же?
Он поднял на неё свои большие серые глаза, в которых плескалась такая смертельная тоска, что теперь уже мне вместо него захотелось по-волчьи завыть, потому что принимать всё это в душу было почти невозможно...
– Как же могло произойти такое?.. За что же им-то?!.. – опять спросила Валерия жена. – Что же нам теперь делать, скажи?
Но он ничего не мог ей ответить, ни, тем более, что-то предложить. Он просто был мёртв, и о том, что бывает «после», к сожалению, ничего не знал, так же, как и все остальные люди, жившие в то «тёмное» время, когда всем и каждому тяжелейшим «молотом лжи» буквально вбивалось в голову, что «после» уже ничего больше нет и, что человеческая жизнь кончается в этот скорбный и страшный момент физической смерти...
– Папа, мама, и куда мы теперь пойдём? – жизнерадостно спросила девчушка. Казалось, теперь, когда все были в сборе, она была опять полностью счастлива и готова была продолжать свою жизнь даже в таком незнакомом для неё существовании.
– Ой, мамочка, а моя ручка прошла через скамейку!!! А как же теперь мне сесть?.. – удивилась малышка.
Но не успела мама ответить, как вдруг прямо над ними воздух засверкал всеми цветами радуги и начал сгущаться, превращаясь в изумительной красоты голубой канал, очень похожий на тот, который я видела во время моего неудачного «купания» в нашей реке. Канал сверкал и переливался тысячами звёздочек и всё плотнее и плотнее окутывал остолбеневшую семью.
– Я не знаю кто ты, девочка, но ты что-то знаешь об этом – неожиданно обратилась ко мне мать. – Скажи, мы должны туда идти?
– Боюсь, что да, – как можно спокойнее ответила я. – Это ваш новый мир, в котором вы будете жить. И он очень красивый. Он понравится вам.
Мне было чуточку грустно, что они уходят так скоро, но я понимала, что так будет лучше, и, что они не успеют даже по настоящему пожалеть о потерянном, так как им сразу же придётся принимать свой новый мир и свою новую жизнь...
– Ой, мамочка, мама, как красиво!!! Почти, как Новый Год!.. Видас, Видас, правда красиво?! – счастливо лепетала малышка. – Ну, пойдём-те же, пойдёмте, чего же вы ждёте!
Мама грустно мне улыбнулась и ласково сказала:
– Прощай, девочка. Кто бы ты ни была – счастья тебе в этом мире...
И, обняв своих малышей, повернулась к светящемуся каналу. Все они, кроме маленькой Кати, были очень грустными и явно сильно волновались. Им приходилось оставлять всё, что было так привычно и так хорошо знакомо, и «идти» неизвестно куда. И, к сожалению, никакого выбора у них в данной ситуации не было...
Вдруг в середине светящегося канала уплотнилась светящаяся женская фигура и начала плавно приближаться к сбившемуся «в кучку» ошарашенному семейству.
– Алиса?.. – неуверенно произнесла мать, пристально всматриваясь в новую гостью.
Сущность улыбаясь протянула руки к женщине, как бы приглашая в свои объятия.
– Алиса, это правда ты?!..
– Вот мы и встретились, родная, – произнесло светящее существо. – Неужели вы все?.. Ох, как жаль!.. Рано им пока... Как жаль...
– Мамочка, мама, кто это? – шёпотом спросила ошарашенная ма-лышка. – Какая она красивая!.. Кто это, мама?
– Это твоя тётя, милая, – ласково ответила мать.
– Тётя?! Ой как хорошо – новая тётя!!! А она кто? – не унималась любопытная девчушка.
– Она моя сестра, Алиса. Ты её никогда не видела. Она ушла в этот «другой» мир когда тебя ещё не было.
– Ну, тогда это было очень давно, – уверенно констатировала «неоспоримый факт» маленькая Катя...
Светящаяся «тётя» грустно улыбалась, наблюдая свою жизнерадостную и ничего плохого в этой новой жизненной ситуации не подозревавшую маленькую племянницу. А та себе весело подпрыгивала на одной ножке, пробуя своё необычное «новое тело» и, оставшись им совершенно довольной, вопросительно уставилась на взрослых, ожидая, когда же они наконец-то пойдут в тот необыкновенный светящийся их «новый мир»... Она казалась опять совершенно счастливой, так как вся её семья была здесь, что означало – у них «всё прекрасно» и не надо ни о чём больше волноваться... Её крошечный детский мирок был опять привычно защищён любимыми ею людьми и она больше не должна была думать о том, что же с ними такое сегодня случилось и просто ждала, что там будет дальше.
Алиса очень внимательно на меня посмотрела и ласково произнесла:
– А тебе ещё рано, девочка, у тебя ещё долгий путь впереди...
Светящийся голубой канал всё ещё сверкал и переливался, но мне вдруг показалось, что свечение стало слабее, и как бы отвечая на мою мысль, «тётя» произнесла:
– Нам уже пора, родные мои. Этот мир вам уже больше не нужен...
Она приняла их всех в свои объятия (чему я на мгновение удивилась, так как она как бы вдруг стала больше) и светящийся канал исчез вместе с милой девочкой Катей и всей её чудесной семьёй... Стало пусто и грустно, как будто я опять потеряла кого-то близкого, как это случалось почти всегда после новой встречи с «уходящими»...
– Девочка, с тобой всё в порядке? – услышала я чей-то встревоженный голос.
Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием.
Вечер был таким же чудесным и тёплым, и вокруг всё оставалось точно так же, как было всего лишь какой-то час назад... только мне уже не хотелось больше гулять.
Чьи-то хрупкие, хорошие жизни только что так легко оборвавшись, белым облачком улетели в другой мир, и мне стало вдруг очень печально, как будто вместе с ними улетела капелька моей одинокой души... Очень хотелось верить, что милая девочка Катя обретёт хоть какое-то счастье в ожидании своего возвращения «домой»... И было искренне жаль всех тех, кто не имел приходящих «тётей», чтобы хоть чуточку облегчить свой страх, и кто в ужасе метался уходя в тот дугой, незнакомый и пугающий мир, даже не представляя, что их там ждёт, и не веря, что это всё ещё продолжается их «драгоценная и единственная» ЖИЗНЬ...

Незаметно летели дни. Проходили недели. Понемногу я стала привыкать к своим необычным каждодневным визитёрам... Ведь все, даже самые неординарные события, которые мы воспринимаем в начале чуть ли не как чудо, становятся обычным явлениям, если они повторяются регулярно. Вот так и мои чудесные «гости», которые в начале меня так сильно изумляли, стали для меня уже почти что обычным явлением, в которое я честно вкладывала часть своего сердца и готова была отдать намного больше, если только это могло бы кому-то помочь. Но невозможно было вобрать в себя всю ту нескончаемую людскую боль, не захлебнувшись ею и не разрушив при этом себя саму. Поэтому я стала намного осторожнее и старалась помогать уже не открывая при этом все «шлюзы» своих бушующих эмоций, а пыталась оставаться как можно более спокойной и, к своему величайшему удивлению, очень скоро заметила, что именно таким образом я могу намного больше и эффективнее помочь, совершенно при этом не уставая и тратя на всё это намного меньше своих жизненных сил.
Казалось бы, моё сердце давно должно было бы «замкнуться», окунувшись в такой «водопад» человеческой грусти и тоски, но видимо радость за наконец-то обретённый столь желанный покой тех, кому удавалось помочь, намного превышала любую грусть, и мне хотелось делать это без конца, насколько тогда хватало моих, к сожалению, всего лишь ещё детских, сил.
Так я продолжала непрерывно с кем-то беседовать, кого-то где-то искать, кому-то что-то доказывать, кого-то в чём-то убеждать, а если удавалось, кого-то даже и успокаивать…
Все «случаи» были чем-то друг на друга похожи, и все они состояли из одинаковых желаний «исправить» что-то, что в «прошедшей» жизни не успели прожить или сделать правильно. Но иногда случалось и что-то не совсем обычное и яркое, что накрепко отпечатывалось в моей памяти, заставляя снова и снова к этому возвращаться…
В момент «ихнего» появления я спокойно сидела у окна и рисовала розы для моего школьного домашнего задания. Как вдруг очень чётко услышала тоненький, но очень настойчивый детский голосок, который почему-то шёпотом произнёс:
– Мама, мамочка, ну, пожалуйста! Мы только попробуем… Я тебе обещаю… Давай попробуем?..
Воздух посередине комнаты уплотнился, и появились две, очень похожие друг на друга, сущности, как потом выяснилось – мама и её маленькая дочь. Я ждала молча, удивлённо за ними наблюдая, так как до сих пор ко мне всегда приходили исключительно по одному. Поэтому, вначале я подумала, что одна из них вероятнее всего должна быть такая же, как я – живая. Но никак не могла определить – которая, так как, по моему восприятию, живых среди этих двух не было...
Женщина всё молчала, и девочка, видимо не выдержав дольше, чуть-чуть до неё дотронувшись, тихонько прошептала:
– Мама!..
Но никакой реакции не последовало. Мать казалась абсолютно ко всему безразличной, и лишь рядом звучавший тоненький детский голосок иногда способен был вырвать её на какое-то время из этого жуткого оцепенения и зажечь маленькую искорку в, казалось, навсегда погасших зелёных глазах...
Девочка же наоборот – была весёлой и очень подвижной и, казалось, чувствовала себя совершенно счастливой в том мире, в котором она в данный момент обитала.
Я никак не могла понять, что же здесь не так и старалась держаться как можно спокойнее, чтобы не спугнуть своих странных гостей.
– Мама, мама, ну говори же!!! – видно опять не выдержала девчушка.
На вид ей было не больше пяти-шести лет, но главенствующей в этой странной компании, видимо, была именно она. Женщина же всё время молчала.
Я решила попробовать «растопить лёд» и как можно ласковее спросила:
– Скажите, могу ли я вам чем-то помочь?
Женщина грустно на меня посмотрела и наконец-то проговорила:
– Разве мне можно помочь? Я убила свою дочь!..
У меня мурашки поползли по коже от такого признания. Но девочку это, видимо, абсолютно не смутило и она спокойно произнесла:
– Это неправда, мама.
– А как же было на самом деле? – осторожно спросила я.
– На нас наехала страшно большая машина, а мама была за рулём. Она думает, что это её вина, что она не могла меня спасти. – Тоном маленького профессора терпеливо объяснила девочка. – И вот теперь мама не хочет жить даже здесь, а я не могу ей доказать, как сильно она мне нужна.
– И что бы ты хотела, чтобы сделала я? – спросила я её.
– Пожалуйста, не могла бы ты попросить моего папу, чтобы он перестал маму во всём обвинять? – вдруг очень грустно спросила девочка. – Я очень здесь с ней счастлива, а когда мы ходим посмотреть на папу, она потом надолго становится такой, как сейчас…
И тут я поняла, что отец видимо очень любил эту малышку и, не имея другой возможности излить куда-то свою боль, во всём случившимся обвинял её мать.
– Хотите ли вы этого также? – мягко спросила у женщины я.
Она лишь грустно кивнула и опять намертво замкнулась в своём скорбном мире, не пуская туда никого, включая и так беспокоившуюся за неё маленькую дочь.
– Папа хороший, он просто не знает, что мы ещё живём. – Тихо сказала девочка. – Пожалуйста, ты скажи ему…
Наверное, нет ничего страшнее на свете, чем чувствовать на себе такую вину, какую чувствовала она... Её звали Кристина. При жизни она была жизнерадостной и очень счастливой женщиной, которой, во время её гибели, было всего лишь двадцать шесть лет. Муж её обожал…
Её маленькую дочурку звали Вэста, и она была первым в этой счастливой семье ребёнком, которого обожали все, а отец просто не чаял в ней души…
Самого же главу семьи звали Артур, и он был таким же весёлым, жизнерадостным человеком, каким до смерти была его жена. И вот теперь никто и ничто не могло ему помочь найти хоть какой-то покой в его истерзанной болью душе. И он растил в себе ненависть к любимому человеку, своей жене, пытаясь этим оградить своё сердце от полного крушения.
– Пожалуйста, если ты пойдёшь к папе, не пугайся его… Он иногда бывает странным, но это когда он «не настоящий». – Прошептала девочка. И чувствовалось, что ей неприятно было об этом говорить.
Я не хотела спрашивать и этим ещё больше её огорчать, поэтому решила, что разберусь сама.
Я спросила у Вэсты, кто из них хочет мне показать, где они жили до своей гибели, и живёт ли там всё ещё её отец? Место, которое они назвали, меня чуть огорчило, так как это было довольно-таки далеко от моего дома, и чтобы добраться туда, требовалось немало времени. Поэтому так сразу я не могла ничего придумать и спросила моих новых знакомых, смогут ли они появиться вновь хотя бы через несколько дней? И получив утвердительный ответ, «железно» им пообещала, что обязательно встречусь за это время с их мужем и отцом.
Вэста лукаво на меня глянула и сказала:
– Если папа не захочет тебя сразу выслушать, ты скажи ему, что его «лисёнок» очень по нему скучает. Так папа называл меня только, когда мы были с ним одни, и кроме него этого не знает больше никто...
Её лукавое личико вдруг стало очень печальным, видимо вспомнив что-то очень ей дорогое, и она вправду стала чем-то похожа на маленького лисёнка…
– Хорошо, если он мне не поверит – я ему это скажу. – Пообещала я.
Фигуры, мягко мерцая, исчезли. А я всё сидела на своём стуле, напряжённо пытаясь сообразить, как же мне выиграть у моих домашних хотя бы два-три свободных часа, чтобы иметь возможность сдержать данное слово и посетить разочарованного жизнью отца...
В то время «два-три часа» вне дома было для меня довольно-таки длинным промежутком времени, за который мне стопроцентно пришлось бы отчитываться перед бабушкой или мамой. А, так как врать у меня никогда не получалось, то надо было срочно придумать какой-то реальный повод для ухода из дома на такое длительное время.
Подвести моих новых гостей я никоим образом не могла...
На следующий день была пятница, и моя бабушка, как обычно собиралась на рынок, что она делала почти каждую неделю, хотя, если честно, большой надобности в этом не было, так как очень многие фрукты и овощи росли в нашем саду, а остальными продуктами обычно были битком набиты все ближайшие продовольственные магазины. Поэтому, такой еженедельный «поход» на рынок наверняка был просто-напросто символичным – бабушка иногда любила просто «проветриться», встречаясь со своими друзьями и знакомыми, а также принести всем нам с рынка что-то «особенно вкусненькое» на выходные дни.
Я долго крутилась вокруг неё, ничего не в силах придумать, как бабушка вдруг спокойно спросила:
– Ну и что тебе не сидится, или приспичило что?..
– Мне уйти надо! – обрадовавшись неожиданной помощи, выпалила я. – Надолго.
– Для других или для себя? – прищурившись спросила бабушка.
– Для других, и мне очень надо, я слово дала!
Бабушка, как всегда, изучающе на меня посмотрела (мало кто любил этот её взгляд – казалось, что она заглядывает прямо тебе в душу) и наконец сказала:
– К обеду чтобы была дома, не позже. Этого достаточно?
Я только кивнула, чуть не подпрыгивая от радости. Не думала, что всё обойдётся так легко. Бабушка часто меня по-настоящему удивляла – казалось, она всегда знала, когда дело было серьёзно, а когда был просто каприз, и обычно, по-возможности, всегда мне помогала. Я была очень ей благодарна за её веру в меня и мои странноватые поступки. Иногда я даже была почти что уверена, что она точно знала, что я делала и куда шла… Хотя, может и вправду знала, только я никогда её об этом не спрашивала?..
Мы вышли из дома вместе, как будто я тоже собиралась идти с ней на рынок, а за первым же поворотом дружно расстались, и каждая уже пошла своей дорогой и по своим делам…
Дом, в котором всё ещё жил отец маленькой Вэсты был в первом у нас строящемся «новом районе» (так называли первые многоэтажки) и находился от нас примерно в сорока минутах быстрой ходьбы. Ходить я очень любила всегда, и это не доставляло мне никаких неудобств. Только я очень не любила сам этот новый район, потому что дома в нём строились, как спичечные коробки – все одинаковые и безликие. И так как место это только-только ещё начинало застраиваться, то в нём не было ни одного дерева или любой какой-нибудь «зелени», и оно было похожим на каменно-асфальтовый макет какого-то уродливого, ненастоящего городка. Всё было холодным и бездушным, и чувствовала я себя там всегда очень плохо – казалось, там мне просто не было чем дышать...
И ещё, найти номера домов, даже при самом большом желании, там было почти что невозможно. Как, например, в тот момент я стояла между домами № 2 и № 26, и никак не могла понять, как же такое может быть?!. И гадала, где же мой «пропавший» дом № 12?.. В этом не было никакой логики, и я никак не могла понять, как люди в таком хаосе могут жить?
Наконец-то с чужой помощью мне удалось каким-то образом найти нужный дом, и я уже стояла у закрытой двери, гадая, как же встретит меня этот совершенно мне незнакомый человек?..
Я встречала таким же образом много чужих, неизвестных мне людей, и это всегда вначале требовало большого нервного напряжения. Я никогда не чувствовала себя комфортно, врываясь в чью то частную жизнь, поэтому, каждый такой «поход» всегда казался мне чуточку сумасшедшим. И ещё я прекрасно понимала, как дико это должно было звучать для тех, кто буквально только что потерял родного им человека, а какая-то маленькая девочка вдруг вторгалась в их жизнь, и заявляла, что может помочь им поговорить с умершей женой, сестрой, сыном, матерью, отцом… Согласитесь – это должно было звучать для них абсолютно и полностью ненормально! И, если честно, я до сих пор не могу понять, почему эти люди слушали меня вообще?!.
Так и сейчас я стояла у незнакомой двери, не решаясь позвонить и не представляя, что меня за ней ждёт. Но тут же вспомнив Кристину и Вэсту и мысленно обругав себя за свою трусость, я усилием воли заставила себя поднять чуть дрожавшую руку и нажать кнопку звонка…
За дверью очень долго никто не отвечал. Я уже собралась было уйти, как дверь внезапно рывком распахнулась, и на пороге появился, видимо бывший когда-то красивым, молодой мужчина. Сейчас, к сожалению, впечатление от него было скорее неприятное, потому, что он был попросту очень сильно пьян…
Мне стало страшно, и первая мысль была побыстрее оттуда уйти. Но рядом со мной, я чувствовала бушующие эмоции двух очень взволнованных существ, которые готовы были пожертвовать бог знает чем, только бы этот пьяный и несчастный, но такой родной и единственный им человек наконец-то хоть на минуту их услышал….
– Ну, чего тебе?! – довольно агрессивно начал он.
Он был по-настоящему очень сильно пьян и всё время качался из стороны в сторону, не имея сил крепко держаться на ногах. И тут только до меня дошло, что значили слова Вэсты, что папа бывает «не настоящим»!.. Видимо девчушка видела его в таком же состоянии, и это никак не напоминало ей того, её папу, которого она знала и любила всю свою коротенькую жизнь. Вот поэтому-то, она и называла его «не настоящим»…
– Пожалуйста, не бойся его. – Прозвучал в моей голове её голосок, как будто она почувствовала, о чём я в тот момент думаю. Это заставило меня собраться и заговорить.
– Я хотела бы с вами поговорить, – успокаивающе сказала я. – Можно мне войти?
– Зачем? – почти зло спросил мужчина.
– Только пожалуйста, не волнуйтесь… У меня к вам поручение… Я вам принесла вести от вашей дочери… Она здесь, со мной, если хотите с ней поговорить.
Я боялась подумать, какую реакцию у этого, вдребезги пьяного, человека вызовут мои слова. И как оказалось – не очень-то ошиблась…
Он взревел, как раненый зверь, и я испугалась, что вот сейчас сбегутся все соседи и мне придётся уйти, так ничего и не добившись…
– Не сметь!!!! – бушевал, разъярённый моими словами, отец. – Ты откуда такая взялась? Убирайся!..
Я не знала, что ему сказать, как объяснить? Да и стоило ли?.. Ведь всё равно он почти ничего в данный момент не понимал. Но тоненький голосок опять прошептал:
– Не бойся, пожалуйста… Скажи ему, что я здесь. Я много раз его таким видела…