Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Красный Крест»)
Перейти к: навигация, поиск
Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Членство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Административный центр:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Тип организации:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Официальные языки:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Официальный язык:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Листинг на бирже

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрасль

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Продукция

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Собственный капитал

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Долг

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Оборот

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Затраты на НИОКР

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Операционная прибыль

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Чистая прибыль

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Активы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Капитализация

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Число сотрудников

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подразделения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Материнская организация

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дочерние организации

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Аудитор

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца (также известное как Международный Красный Крест или Международный Красный Полумесяц) — международное гуманитарное движение, основанное в 1863 году и объединяющее более 100 миллионов сотрудников и добровольцев (волонтёров) по всему миру.

Движение считает своей главной целью «Помогать всем страждущим без какого-либо неблагоприятного различия, способствуя тем самым установлению мира на Земле»[1].

Составные части Международного Красного Креста:

Руководящие органы Движения:

  • Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца — проводится, как правило, раз в 4 года. На ней происходят встречи национальных обществ с представителями государств-участников Женевских Конвенций.
  • Совет делегатов — заседания Совета происходят раз в 2 года.
  • Постоянная комиссия — является уполномоченным органом Международной конференции в период между Конференциями.






Основополагающие принципы

Файл:RedCrescentAz.jpg
Автомобиль скорой помощи с красным полумесяцем. Баку, Азербайджан
Файл:Independence Day Parade - Flickr - Kerri-Jo (59).jpg
Автомобиль Красного Полумесяца в Туркменистане

Провозглашены в Вене на ХХ Международной конференции Красного Креста и Красного Полумесяца в 1965 году.

В своей деятельности волонтёры и сотрудники обществ Красного Креста и Красного Полумесяца руководствуются этими фундаментальными принципами.

Гуманность

Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца, порождённое стремлением оказывать помощь всем раненым на поле боя без исключения или предпочтения, старается при любых обстоятельствах как на международном, так и на национальном уровне предотвращать и облегчать страдания человека. Движение призвано защищать жизнь и здоровье людей и обеспечивать уважение к человеческой личности. Оно способствует достижению взаимопонимания, дружбы, сотрудничества и прочного мира между народами.

Беспристрастность

Движение не проводит никакой дискриминации по признаку национальности, расы, религии, класса или политических убеждений. Оно лишь стремится облегчать страдания людей, и в первую очередь, тех, кто больше всего в этом нуждается.

Нейтральность

Чтобы сохранить всеобщее доверие, Движение не может принимать чью-либо сторону в вооружённых конфликтах и вступать в споры политического, расового, религиозного или идеологического характера.

Независимость

Движение независимо. Национальные общества, оказывая своим правительствам помощь в их гуманитарной деятельности и подчиняясь законам своей страны, должны, тем не менее, всегда сохранять автономию, чтобы иметь возможность действовать в соответствии с принципами Красного Креста.

Добровольность

В своей добровольной деятельности по оказанию помощи Движение ни в коей мере не руководствуется стремлением к получению выгоды.

Единство

В стране может быть только одно национальное общество Красного Креста или Красного Полумесяца. Оно должно быть открыто для всех и осуществлять свою гуманитарную деятельность на всей территории страны.

Универсальность

Движение является всемирным. Все национальные общества пользуются равными правами и обязаны оказывать помощь друг другу.

Эмблемы

Файл:Flag of the Red Crystal.svg
Красный кристалл, религиозно нейтральный символ Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца
Файл:Timbre Turquie Croissant rouge 1928.jpg
Почтово-налоговая марка Турции. Сбор в фонд Красного Полумесяца (1928, 1 пиастр).

Первая эмблема МККК — красный крест на белом фоне — изначально не имела религиозного смысла, представляя собой негативную копию (инверсию) швейцарского флага (вместо белого креста на красном поле — красный цвет на белом). Однако во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов Османская империя отказалась использовать эту эмблему, заменив её красным полумесяцем, поскольку красный крест вызывал негативные ассоциации с крестоносцами.

Женевская конвенция 1929 года признала красный полумесяц в качестве второй защитной эмблемы. В Индонезии национальное общество использует эмблему красного креста, а не красного полумесяца, чем подтверждается её религиозно нейтральный статус.

Также статус официального символа получил знак красного льва и солнца, повторяющий использовавшийся до 1980 года государственный герб Исламской Республики Иран.

В декабре 2005 года, после отвергнутого предложения об использовании красной звезды Давида как одного из символов, в результате усилий израильских дипломатов и представителей Американского Красного Креста появился проект третьей, религиозно-нейтральной эмблемы — красный кристалл[2].

Красный крест с 1906 года является также зарегистрированной торговой маркой фирмы «Johnson & Johnson», сама же эмблема начала использоваться фирмой с 1887 года. В 1905 году Конгресс США запретил использовать символ красного креста любым организациям, кроме Красного Креста. Так как J&J зарегистрировала свою эмблему раньше, для неё было сделано исключение.

Красный крест является защитной эмблемой и зарегистрированным знаком Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца, поэтому использование этой символики другими организациями запрещено международным законодательством. Женевская конвенция 1949 года. закрепила правовой статус МККК, поэтому знак Красного Креста (и Красного Полумесяца) охраняется во всем мире.

В Советском Союзе, а позже и в странах СНГ красным крестом стали обозначать всё, что имеет отношение к медицине. Такое использование символа незаконно[3]. Более того, символ имеет отношение только к военному времени. На Украине в 2002 году был принят закон, официально запрещающий вольное использование символа. В связи с этим красный крест исчез с машин скорой медицинской помощи[4], а на дорожных знаках сервиса «Пункт первой медпомощи» и «Больница» красный крест заменили на белый крест на зелёном фоне или зелёный крест на белом фоне.

История

Международный комитет Красного Креста

Сольферино, Анри Дюнан и основание Международного комитета Красного Креста

Файл:Jean Henri Dunant.jpg
Анри Дюнан, автор книги «Воспоминания о Сольферино»

Вплоть до середины 19 века не существовало эффективной системы обеспечения лечением раненных в бою солдат и мест для их безопасного расположения. В июне 1859 года швейцарский бизнесмен Анри Дюнан приехал в Италию для того, чтобы встретиться с французским императором Наполеоном III и обсудить с ним трудности ведения бизнеса в Алжире, который тогда был оккупирован Францией. Вечером 24 июня он приехал в городок Сольферино, где стал свидетелем битвы, во время которой погибло или было ранено около 40 тыс. солдат с каждой стороны. Анри Дюнан был шокирован последствиями битвы и отсутствием элементарной медицинской помощи раненым. Он полностью отказался от первоначальной цели своего путешествия и несколько дней посвятил себя лечению и уходу за ранеными. Вернувшись домой в Женеву, он решил написать книгу, которую издал за свой счет в 1862 году под названием «Воспоминания о Сольферино». Он разослал несколько экземпляров книг ведущим политическим и военным деятелям Европы. Помимо издания книги, Дюнан отстаивал идею создания национальных добровольных организаций, которые бы помогали раненым солдатам во время войны. Кроме того, он призывал к разработке и подписанию международных договоров, которые бы гарантировали безопасность нейтральных медиков и больниц для раненых на поле боя.

Файл:Original Geneva Conventions.jpg
Оригинал Первой Женевской конвенции, 1864

9 февраля 1863 года в Женеве, Анри Дюнан основал «Комитет пяти», в который, кроме самого Дюнана, вошли ещё четыре представителя влиятельных женевских семей: Гюстав Муанье, юрист и председатель Женевского общества публичного благосостояния, врач Луи Аппиа с большим опытом работы в полевых условиях, друг и коллега Аппиа Теодор Монуар из Женевской комиссии гигиены и здравоохранения и Гийом-Анри Дюфур, влиятельный генерал швейцарской армии. Комитет был комиссией Женевского общества публичного благосостояния. Он поставил себе целью изучить вопрос о возможности реализации идеи Дюнана и организовать международную конференцию по практическому воплощению этой идеи в жизнь. Через восемь дней пятерка решила переименовать свой комитет в «Международный комитет помощи раненым». С 26 по 29 октября 1863 года в Женеве прошла международная конференция, организованная комитетом. Конференция ставила перед собой цель разработать систему практических мероприятий с целью улучшения работы медицинских служб на поле боя. В работе конференции приняли участие 36 делегатов: 18 официальных делегатов от правительств стран, 6 представителей неправительственных организаций, 7 неофициальных иностранных делегатов и 5 членов комитета. На конференции были представлены: Австро-Венгерская империя, Баден, Королевство Бавария, Франция, Великобритания, Ганновер, Гессен-Кассель, Итальянское королевство, Нидерланды, Пруссия, Российская империя, Королевство Саксония, Испания, Шведско-норвежская уния и Соединенное королевство Великобритании и Ирландии .

В резолюции конференции, принятой 29 октября 1863, в частности, были следующие предложения:

  • Основание национальных обществ помощи раненым солдатам;
  • Статус нейтральности и защита раненых;
  • Использование волонтеров для оказания помощи на поле боя;
  • Организация новых конференций, целью которых было бы включить эти концепции в обязательные для соблюдения правовые международные договора;
  • Введение общего символа для медицинского персонала, по которому его можно было бы различить — повязки с красным крестом.

В следующем году швейцарское правительство пригласило правительства всех европейских стран, а также США, Бразилии и Мексики на официальную дипломатическую конференцию. Своих делегатов прислали в Женеву шестнадцать стран. 22 августа 1864 года конференция утвердила первую Женевскую конвенцию «Об улучшении участи больных и раненых воюющих армий на поле боя». Её подписали представители 12 стран и королевств: Бадена, Бельгии, Дании, Франции, Гессена, Италии, Нидерландов, Португалии, Пруссии, Швейцарии, Испании и Вюртемберга. Конвенция состояла из 10 статей, которые установили первые обязательные правила, которые гарантировали нейтральность и защиту во время вооруженного конфликта раненым солдатам, медицинскому персоналу и гуманитарным учреждениям. Кроме того, конвенция установила два требования для признания Международным комитетом национальных обществ:

  • Национальное общество должно иметь признание собственного правительства
  • Национальное правительство соответствующей страны должно быть членом Женевской конвенции

Сразу же после подписания Женевской конвенции национальные общества были основаны в Бельгии, Дании, Франции, Ольденбурге, Пруссии, Испании и Вюртемберге. Ещё в 1864 году Луи Аппия и Шарль ван де Вельде, капитан голландской армии, стали первыми независимыми и нейтральными делегатами, которые начали работать во время вооруженного конфликта под эмблемой красного креста. Через три года, в 1867 году, была созвана первая Международная конференция национальных обществ по медицинской помощи раненым на войне.

В том же, в 1867 году, Анри Дюнан был вынужден объявить о банкротстве вследствие неудачи своего бизнеса в Алжире, причиной которой отчасти была его неутомимая работа в Международном комитете. Неудачи в бизнесе и конфликт с Гюставом Муанье привели к снятию Дюнана с должности секретаря Комитета и лишению его членства в нём. Дюнана обвинили в ложном банкротстве. Был выписан ордер на его арест. Он был вынужден покинуть родной город, в который больше никогда не возвращался.

В последующие годы национальные комитеты движения были образованы почти во всех европейских странах. В 1876 году комитет утвердил название «Международный комитет Красного Креста», которое остается в силе по сей день. Через пять лет усилиями Клары Бартон был образован Американский Красный Крест. Число стран, подписавших Женевскую конвенцию, увеличивалось, её положения стали выполняться. Движение Красного Креста получило всеобщее признание, и работать в национальных комитетах соглашались многочисленные добровольцы.

Когда в 1901 году впервые вручалась Нобелевская премия мира, Норвежский Нобелевский комитет решил дать её совместно Анри Дюнану и Фредерику Пасси — видному пацифисту. Важным событием, помимо самой чести награждения Нобелевской премией, было официальное поздравление от Международного комитета Красного Креста, которое означало реабилитацию Анри Дюнана и признание той выдающейся роли, которую он сыграл при образовании Красного Креста. Дюнан умер через девять лет в маленьком швейцарском курортном городке Гейден. Старый противник Дюнана, Гюстав Муанье умер двумя месяцами ранее. Он президентствовал в Комитете дольше, чем кто-либо в истории.

В 1906 году Женевская конвенция от 1867 года впервые была пересмотрена. Через год Вторая международная мирная конференция в Гааге приняла Гаагскую конвенцию 1907 года, которая расширила действие Женевской конвенции на военные действия на море. Перед Первой мировой войной, через 50 лет после основания Красного Креста и принятия первой Женевской конвенции, в мире насчитывалось 45 национальных обществ помощи раненым. Движение вышло за пределы Европы и Северной Америки, к нему присоединились страны Центральной и Южной Америки: Аргентина, Бразилия, Чили, Куба, Мексика, Перу, Сальвадор, Уругвай, Венесуэла, страны Азии: Китайская Республика, Япония, Корея, Сиам; и Африки: Южно-Африканская Республика.

Во время Первой мировой войны

С началом Первой мировой войны Международный комитет Красного Креста встретился с чрезвычайными сложностями, справиться с которыми он смог лишь при содействии национальных обществ. На помощь медицинским службам европейских стран пришли работники Красного Креста со всего света, включая США и Японию. 15 октября 1914 года, Международный комитет Красного Креста основал Международное агентство по делам военнопленных, в котором уже к концу 1914 года работало 1200 человек, в основном волонтеров. К концу войны Агентство переслало более 20 миллионов писем и сообщений, 1,9 миллиона передач и собрало пожертвования на сумму 18 млн швейцарских франков. При содействии Агентства около 200 тыс. военнопленных смогли вернуться домой вследствие обмена пленными. Картотека Агентства за период с 1914 по 1923 годы включала в себя более 7 миллионов карточек на пленных и пропавших без вести. Этот каталог помог идентифицировать более 2 млн военнопленных и предоставил им возможность установить связь с родными. Сейчас этот каталог находится в женевском Музее Международного Красного Креста и Красного Полумесяца. Право пользования каталогом ограничено.

Во время войны Международный комитет Красного Креста отслеживал выполнение сторонами конфликта Женевских конвенций 1907 года и в случае нарушений обращался к стране нарушителя с жалобой. При первом в истории применении химического оружия Красный Крест выразил решительный протест. Даже не имея мандата Женевских конвенций, Международный комитет пытался улучшить условия пострадавшего гражданского населения. На территориях, которые имели официальный статус оккупированных, Международный комитет помогал гражданскому населению по условиям Гаагских конвенций 1899 и 1907 годов. Эти конвенции были также правовой основой работы Красного Креста с военнопленными. Кроме описанной выше работы Международного агентства, Красный Крест проводил инспектирование лагерей военнопленных. В течение войны 41 делегат Красного Креста посетил 524 лагеря на всей территории Европы.

С 1916 по 1918 год Международный комитет Красного Креста опубликовал ряд почтовых открыток с фотографиями из лагерей военнопленных. На них была запечатлена повседневная жизнь пленных, получение ими писем из дома и т. д. Международный комитет пытался таким образом вселить надежду в сердца семей военнопленных, уменьшить неопределенность относительно судьбы близких им людей. После войны Красный Крест организовал возвращение домой более 420 тыс. военнопленных. С 1920 года задача репатриации была передана только что основанной Лиге Наций, которая поручила эту работу норвежскому дипломату Фритьофу Нансену. Впоследствии его правовой мандат был расширен и в его обязанности вошли вопросы оказания помощи беженцам и перемещенным лицам. Нансен ввёл так называемый паспорт Нансена, который выдавался беженцам, потерявшим своё гражданство. В 1922 году усилия Нансена были отмечены Нобелевской премией мира.

За свою плодотворную работу во время войны Международный комитет Красного Креста был награждён Нобелевской премией мира 1917 года. Эта премия была единственной Нобелевской премией, врученной в период между 1914 и 1918 годами.


В 1923 году Комитет изменил политику относительно избрания новых членов. До тех пор в Комитете могли работать только жители Женевы. Это ограничение было снято, и теперь право работы в Комитете получили все швейцарцы. Учитывая опыт Первой мировой войны, в 1925 году было утверждено новое дополнение к Женевской конвенции, поставившее вне закона использование в качестве оружия удушающие и ядовитые газы и биологические вещества. Через четыре года была пересмотрена сама Конвенция, и утверждена вторая Женевская конвенция «по обращению с военнопленными». Война и деятельность Красного Креста в военный период значительно подняли репутацию и авторитет Комитета в международном сообществе, и привели к расширению сферы его деятельности.

В 1934 году появился и был утвержден Международным комитетом проект новой конвенции по защите мирного населения в период вооруженного конфликта. Однако большинство правительств были мало заинтересованы во внедрении этой конвенции, и до начала Второй мировой войны она не вступила в силу.

Во время Второй мировой войны

Файл:HZwLazarecie1940.jpg
Сообщение Красного Креста из Лодзи, Польша, 1940.

Правовой основой работы Международного комитета Красного Креста во время Второй мировой войны была Женевская конвенция в редакции 1929 года. Деятельность комитета была аналогична его деятельности в Первую мировую войну: инспекция лагерей военнопленных, организация помощи мирному населению, обеспечение возможности переписки военнопленных, сообщение о пропавших без вести. К концу войны 179 делегатов совершили 12750 посещений лагерей военнопленных в 41 стране. Центральное информационное агентство по вопросам военнопленных (Zentralauskunftsstelle für Kriegsgefangene) имело 3 тыс. работников, картотека пленных насчитывала 45 миллионов карточек, Агентство обеспечило пересылку 120 млн писем. Значительным препятствием было то, что Немецкий Красный Крест, который контролировали нацисты, отказывался соблюдать женевские статьи.

Международный комитет Красного Креста не смог достичь договоренности с нацистской Германией по обращению с людьми в концентрационных лагерях, и, в конце концов, прекратил оказывать давление, чтобы не поставить под угрозу работу с военнопленными. Он также не смог получить удовлетворительного ответа по лагерям смерти и массовому истреблению европейских евреев, цыган и т. д. В ноябре 1943 года Международный комитет получил разрешение на посылки в концентрационные лагеря в тех случаях, когда известны имена и местонахождение адресатов. Поскольку сообщение о получении посылок часто подписывали другие заключенные, Международный комитет сумел идентифицировать примерно 105 тыс. заключенных и передать около 1,1 млн посылок, в основном в Дахау, Бухенвальд, Равенсбрюк и Заксенхаузен.

Известно, что швейцарский офицер Морис Россель, делегат от Международного Красного Креста в Берлине, посетил Освенцим в 1943 году и Терезинштадт в 1944 году. Его воспоминания были записаны Клодом Ланцманн в 1979 в документальном фильме «Посетитель от живых»[5] .

Файл:Marcel Junod-5.jpg
Марсель Жуно, делегат Международного комитета Красного Креста в лагере военнопленных в Германии. (© Benoit Junod, Switzerland)

12 марта 1945 года президент Международного комитета Красного Креста Карл Якоб Буркхардт получил сообщение от генерала СС Эрнста Кальтенбруннера с положительным ответом на требование Красного Креста о посещении концентрационных лагерей. Германия поставила условие, что делегаты должны оставаться в лагерях до конца войны. Международный комитет направил 10 делегатов. Один из них, Луи Гефлигер, сумел предотвратить уничтожение Маутхаузен-Гузена, сообщив американским войскам о планах немцев, чем спас около 60 тысяч заключенных. Международный комитет осудил его действия, поскольку они были частной инициативой, которая поставила под угрозу нейтральность Красного Креста в войне. Репутация Гефлигера была реабилитирована только в 1990 году.

Другой выдающийся пример гуманности продемонстрировал Фридрих Борн, делегат Международного комитета в Будапеште. Он спас жизнь от 11 до 15 тысяч евреев. Женевский врач Марсель Жуно был одним из первых европейцев, посетивших Хиросиму после ядерной бомбардировки.

В 1944 году Международный комитет Красного Креста получил вторую Нобелевскую премию мира. Как и во время Первой мировой войны, эта премия была единственной в период войны с 1939 по 1945 год. После войны Международный комитет работал с национальными обществами, пытаясь оказать помощь странам, пострадавшим от войны в наибольшей степени. В 1948 году Комитет опубликовал отчёт, в котором описывалась его деятельность во время войны. В 1996 году архив Международного комитета за этот период был открыт для академических и публичных исследований.

В послевоенный период

Файл:IKRK Hauptquartier.jpg
Штаб-квартира Международного комитета Красного Креста в Женеве

12 августа 1949 года были утверждены новые изменения в двух предыдущих Женевских конвенций. Приложение «об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море», которое теперь называют второй женевской конвенцией, было включено в основной текст Женевской конвенции как наследие Гаагской конвенции 1907 года. Женевская конвенция «по обращению с военнопленными» от 1929 года была второй с исторической точки зрения, но после 1949 года её стали называть третьей, поскольку она появилась позже Гаагской. Учитывая опыт Второй мировой войны, была утверждена Четвёртая женевская конвенция «по защите мирного населения во время войны». Дополнительные протоколы от 8 июня 1977 года провозгласили, что конвенции имеют силу и при внутренних конфликтах, например, гражданских войнах. На сегодня четыре конвенции и дополнительные протоколы к ним содержат более 600 статей по сравнению с 10 статьями начальной Женевской конвенции 1864 года.

Перед столетним юбилеем, в 1963 году, Международный комитет Красного Креста совместно с Международной федерацией обществ Красного Креста и Красного Полумесяца получил третью Нобелевскую премию мира. Начиная с 1993 года право быть делегатами Международного комитета получили нешвейцарские граждане. С тех пор число таких работников Международного комитета достигло 35 %.

XXIX конференция Международного движения Красного Креста и Полумесяца (2006)

В июне 2006 года состоялась XXIX конференция Международного движения Красного Креста и Полумесяца[6], главным событием которой стало принятие решения о присоединении к Движению национальных обществ Палестины и Израиля. Теперь деятельность израильских добровольцев из общества «Маген Давид Адом» за пределами страны будет защищаться нормами международного права.
Файл:Magen David Adom.svg
Эмблема МДА

Участники конференции также договорились о третьей, нейтральной эмблеме Движения — Красном Кристалле.

Приём национального общества Красного Щита Давида откладывался почти 60 лет из-за спора вокруг символики организации, поскольку иудеи отказывались признавать и христианский крест, и мусульманский полумесяц. Согласно декларации, принятой на конференции, в Израиле в качестве эмблемы будет использоваться красный кристалл — красный четырёхугольник на белом фоне. Одновременно было решено, что израильская организация «Красный щит Давида», или «Маген Давид Адом» (МДА) — может продолжать использовать на территории Израиля свой прежний символ (красную шестиконечную звезду — «щит Давида», окружённую красным ромбом).

Представители мусульманских государств выступали против принятия Израиля — в частности, Сирия требовала от Израиля вначале допустить сирийское общество Красного Полумесяца на территории Голанских высот, аннексированных Израилем в 1981 году.

XXX конференция Международного движения Красного Креста и Полумесяца (2007)

XXX-я международная конференция Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца состоялась в Женеве (Швейцария) с 26 по 30 ноября 2007 года[7].

Критика

Действия МКК во время Второй мировой войны до настоящего времени продолжают подвергаться критике. Документы и рассказы очевидцев, подтверждающие это, были широко использованы при создании фильма Кристин Рюттен «Красный Крест во времена Третьего рейха», продемонстрированного 26 сентября 2007 года на немецко-французском канале Arte. В частности, резкое осуждение вызывают следующие действия МКК[8][9]:

  • МККК первым узнал о нацистском плане полного истребления евреев, но долгое время скрывал эти сведения.
  • Часть руководства и сотрудников Красного Креста открыто восхищались действиями Гитлера.
  • Президент МККК Макс Хюбер лично возглавлял два предприятия, активно сотрудничавших с нацистской Германией.
  • Вице-президент МККК Карл Буркхард посетил Германию по личному приглашению Гитлера и «был очарован» поездкой.
  • В отчете о посещении концлагеря Дахау в августе 1938 года было отмечено «благоприятное впечатление» от лагеря.
  • В 1942 году руководство МККК получило сведения, что последних евреев Берлина увозят в Освенцим, но ничего не предприняло и никому эту информацию не передало.
  • Летом 1942 года руководство МККК получило от директора женевского бюро Всемирного еврейского конгресса Герхарта Ригнера доказательства реализации плана «окончательного решения», но так же ничего не предприняло и никому эту информацию не передало.
  • 23 июня 1944 года представитель МККК Морис Россель посетил концлагерь Терезиенштадт и всё, что он поместил в отчет — это фотографии специально отобранных улыбающихся детей.
  • Тот же Морис Россель в сентябре 1944 года посетил концлагерь Освенцим, не задал там ни одного вопроса о газовых камерах и массовых убийствах, зато отметил прекрасный маникюр эсэсовцев.

В филателии

В СССР были выпущены почтовые марки, посвященные движению Красного Креста и Красного Полумесяца:

Напишите отзыв о статье "Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца"

Примечания

  1. [http://www.spbredcross.org/about/redcross/ Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца] на сайте Санкт-Петербургского отделения Российского Красного Креста]
  2. [http://www.icrc.org/rus/resources/documents/misc/emblem-keyfacts-140107.htm Красный кристалл: эмблема Третьего Протокола вступает в силу]
  3. [http://www.den-medika.ru/simvoly-mediciny/krasnyj-krest-ne-simvol-mediciny.html Красный Крест — НЕ символ медицины!]
  4. [http://www.apteka.ua/article/13610 Красный крест — уже не символ медицины?]
  5. [http://www.cine-holocaust.de/cgi-bin/gdq?dfw00fbw002569.gd VIVANT QUI PASSE. AUSCHWITZ 1943 - THERESIENSTADT 1944. R: Lanzmann [FR, 1997]]. Cine-holocaust.de. Проверено 14 апреля 2009. [http://www.webcitation.org/6GDxZnU1T Архивировано из первоисточника 29 апреля 2013].
  6. [http://www.icrc.org/web/rus/siterus0.nsf/htmlall/6QWEGH 29-я Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца]
  7. [http://www.icrc.org/web/rus/siterus0.nsf/htmlall/conf30?OpenDocument 30-я Международная конференция Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца.]
  8. Д. Домбр. [http://newsru.co.il/arch/press/28sep2007/lm_da.html Le Monde: «Первое впечатление о Дахау скорее благоприятное…»]
  9. Газета «Минский курьер», № 223 (1324) от 26 октября 2007 года

Литература

Ссылки

  • [http://www.icrc.org/rus Международный комитет Красного Креста]
  • [http://www.redcross.ru/ Российский Красный Крест]
  • [http://volonte.ru/ Волонтёры Российского Красного Креста]

Отрывок, характеризующий Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца

– Умеет ли Ваша душа покинуть Ваше тело при жизни, Изидора? – прервал мои грустные размышления очередным необычным вопросом Караффа.
– Ну, конечно же, Ваше святейшество! Это самое простое из того, что может делать любой Ведун. Почему это интересует Вас?
– Ваш отец пользуется этим, чтобы уйти от боли... – задумчиво произнёс Караффа. – Поэтому, мучить его обычными пытками нет никакого смысла. Но я найду способ его разговорить, даже если это займёт намного больше времени, чем думалось. Он знает очень многое, Изидора. Думаю, даже намного больше, чем Вы можете себе представить. Он не открыл Вам и половины!... Неужели Вам не хотелось бы узнать остальное?!
– Зачем, Ваше святейшество?!.. – пытаясь скрыть свою радость от услышанного, как можно спокойнее произнесла я. – Если он что-то и не открыл, значит, для меня было ещё не время узнавать это. Преждевременное знание очень опасно, Ваше святейшество – оно может, как помочь, так и убить. Поэтому иногда нужна большая осторожность, чтобы учить кого-то. Думаю, Вы должны были знать это, вы ведь какое-то время учились там, в Мэтэоре?
– Чушь!!! Я – ко всему готов! О, я уже так давно готов, Изидора! Эти глупцы просто не видят, что мне нужны всего лишь Знания, и я смогу намного больше, чем другие! Может даже больше, чем они сами!..
Караффа был страшен в своём «ЖЕЛАНИИ желаемого», и я поняла, что за то, чтобы получить эти знания, он сметёт ЛЮБЫЕ преграды, попадающиеся на его пути... И буду ли это я или мой отец, или даже малышка Анна, но он добьётся желаемого, он «выбьет» его из нас, несмотря ни на что, как видимо, добивался и раньше всего, на что нацеливался его ненасытный мозг, включая свою сегодняшнюю власть и посещение Мэтэоры, и, наверняка, многое, многое другое, о чём я предпочитала лучше не знать, чтобы окончательно не потерять надежду в победу над ним. Караффа был по-настоящему опасен для человечества!.. Его сверхсумасшедшая «вера» в свою «гениальность» превышала любые привычные нормы самого высокого существующего самомнения и пугала своей безапелляционностью, когда дело касалось им «желаемого», о котором он не имел ни малейшего представления, а только лишь знал, что он этого хотел...
Чтобы его чуточку охладить, я вдруг начала «таять» прямо перед его «святым» взором, и через мгновение совсем исчезла... Это был детский трюк самого простого «дуновения», как мы называли мгновенное перемещение из одного места в другое (думаю, так они называли телепортацию), но на Караффу оно должно было подействовать «освежающе». И я не ошиблась... Когда я через минуту вернулась назад, его остолбеневшее лицо выражало полное замешательство, которое удалось видеть, я уверенна, очень не многим. Не выдержав дольше этой забавной картинки, я от души рассмеялась.
– Мы знаем много трюков, Ваше святейшество, но это всего лишь трюки. ЗНАНИЕ – оно совершенно другое. Это – оружие, и очень важно то, в какие руки оно попадёт...
Но Караффа меня не слушал. Он был, как малое дитя потрясён тем, что только что увидел, и тут же захотел знать это для себя!.. Это была новая, незнакомая игрушка, которую он должен был иметь прямо сейчас!!! Не медля ни минуты!
Но, с другой стороны, он был ещё и очень умным человеком, и, несмотря на жажду что-то иметь, он почти всегда умел мыслить. Поэтому буквально через какое-то мгновение, его взгляд понемножечку начал темнеть, и расширившиеся чёрные глаза уставились на меня с немым, но очень настойчивым вопросом, и я с удовлетворением увидела, что он наконец-то начал понимать настоящий смысл, показанного ему, моего маленького «трюка»...
– Значит, всё это время Вы могли просто «уйти»?!.. Почему же Вы не ушли, Изидора?!! – почти не дыша, прошептал Караффа.
В его взгляде горела какая-то дикая, неисполнимая надежда, которая, видимо, должна была исходить от меня... Но по мере того, как я отвечала, он увидел, что ошибался. И «железный» Караффа, к величайшему моему удивлению, поник!!! На мгновение мне даже показалось, что внутри у него что-то оборвалось, будто он только что обрёл и тут же потерял что-то для него очень жизненно важное, и возможно, в какой-то степени даже дорогое...
– Видите ли, жизнь не всегда так проста, как нам кажется... или как нам хотелось бы её видеть, Ваше святейшество. И самое простое нам иногда кажется самым правильным и самым реальным. Но это далеко не всегда, к сожалению, является правдой. Да, я давным-давно могла уйти. Но что от этого изменилось бы?.. Вы нашли бы других «одарённых», наверняка не столь сильных, как я, из которых бы также попытались бы «выбить» интересующие Вас знания. А у этих бедняг не было бы даже малейшей надежды на сопротивление вам.
– И Вы считаете, что она есть у Вас?.. – с каким-то болезненным напряжением спросил Караффа.
– Без надежды человек мёртв, Ваше святейшество, ну, а я, как видите, ещё живая. И пока я буду жить – надежда, до последней минуты, будет теплиться во мне... Такой уж мы – ведьмы – странный народ, видите ли.
– Что ж, думаю, на сегодня разговоров достаточно! – неожиданно зло воскликнул Караффа. И не дав мне даже испугаться, добавил: – Вас отведут в ваши комнаты. До скорой встречи, мадонна!
– А как же мой отец, Ваше святейшество? Я хочу присутствовать при том, что будет происходить с ним. Каким бы ужасным это не являлось...
– Не беспокойтесь, дорогая Изидора, без Вас это даже не было бы таким «забавным»! Обещаю, Вы увидите всё, и я очень рад, что Вы изъявили такое желание.
И довольно улыбнувшись, уже повернулся к двери, но вдруг что-то вспомнив, остановился:
– Скажите, Изидора, когда Вы «исчезаете» – имеет ли для Вас значение, откуда Вы это делаете?..
– Нет, Ваше святейшество, не имеет. Я ведь не прохожу сквозь стены. Я просто «таю» в одном месте, чтобы тут же появиться в другом, если такое объяснение даст Вам хоть какую-то картинку, – и, чтобы его добить, нарочно добавила, – Всё очень просто, когда знаешь как это делать... святейшество.
Караффа ещё мгновение пожирал меня своими чёрными глазами, а потом повернулся на каблуках и быстро вышел из комнаты, будто боясь, что я вдруг для чего-то его остановлю.
Я прекрасно понимала, почему он задал последний вопрос... С той же самой минуты, как он увидел, что я могу вдруг взять и так просто исчезнуть, он ломал свою гордую голову, как бы покрепче меня куда-то «привязать», или, для надёжности, посадить в какой-нибудь каменный мешок, из которого уж точно у меня не осталось бы надежды никуда «улететь»... Но, своим ответом, я лишила его покоя, и моя душа искренне радовалась этой маленькой победе, так как я знала наверняка, что с этого момента Караффа потеряет сон, стараясь придумать, куда бы понадёжнее меня упрятать.
Это, конечно же, были только лишь забавные, отвлекающие от страшной реальности моменты, но они помогали мне хотя бы уж при нём, при Караффе на мгновение забыться и не показывать, как больно и глубоко ранило меня происходящее. Я дико хотела найти выход из нашего безнадёжного положения, желая этого всеми силами своей измученной души! Но только лишь моего желания победить Караффу было недостаточно. Я должна была понять, что делало его таким сильным, и что же это был за «подарок», который он получил в Мэтэоре, и который я никак не могла увидеть, так как он был для нас совершенно чужим. Для этого мне нужен был отец. А он не отзывался. И я решила попробовать, не отзовётся ли Север...
Но как я не пыталась – он тоже почему-то не хотел выходить со мной на контакт. И я решила попробовать то, что только что показала Караффе – пойти «дуновением» в Мэтэору... Только на этот раз я понятия не имела, где находился желанный монастырь... Это был риск, так как, не зная своей «точки проявления», я могла не «собрать» себя нигде вообще. И это была бы смерть. Но пробовать стоило, если я надеялась получить в Мэтэоре хоть какой-то ответ. Поэтому, стараясь долго не думать о последствиях, я пошла...
Настроившись на Севера, я мысленно приказала себе проявиться там, где в данное мгновение мог находиться он. Я никогда не шла вслепую, и большой уверенности моей попытке это, естественно, не прибавляло... Но терять всё равно было нечего, кроме победы над Караффой. А из-за этого стоило рискнуть...
Я появилась на краю очень крутого каменного обрыва, который «парил» над землёй, будто огромный сказочный корабль... Вокруг были только горы, большие и малые, зеленеющие и просто каменные, где-то в дали переходящие в цветуще луга. Гора, на которой стояла я, была самой высокой и единственной, на верхушке которой местами держался снег... Она гордо высилась над остальными, как сверкающий белый айсберг, основание которого прятало в себе невидимую остальными загадочную тайну...
От свежести чистого, хрустящего воздуха захватывало дыхание! Искрясь и сверкая в лучах жгучего горного солнца, он лопался вспыхивающими снежинками, проникая в самые «глубинки» лёгких... Дышалось легко и свободно, будто в тело вливался не воздух, а удивительная животворная сила. И хотелось вдыхать её бесконечно!..
Мир казался прекрасным и солнечным! Будто не было нигде зла и смерти, нигде не страдали люди, и будто не жил на земле страшный человек, по имени Караффа...
Я чувствовала себя птицей, готовой расправить свои лёгкие крылья и вознестись высоко-высоко в небо, где уже никакое Зло не смогло бы меня достать!..
Но жизнь безжалостно возвращала на землю, жестокой реальностью напоминая причину, по которой я сюда пришла. Я огляделась вокруг – прямо за моей спиной высилась слизанная ветрами, сверкающая на солнце пушистым инеем, серая каменная скала. А на ней... белой звёздной россыпью качались роскошные, крупные, невиданные цветы!.. Гордо выставив под солнечные лучи свои белые, словно восковые, остроконечные лепестки, они были похожи на чистые, холодные звёзды, по ошибке упавшие с небес на эту серую, одинокую скалу... Не в состоянии оторвать глаза от их холодной, дивной красоты, я опустилась на ближайший камень, восторженно любуясь завораживающей игрой светотеней на слепяще-белых, безупречных цветках... Моя душа блаженно отдыхала, жадно впитывая чудесный покой этого светлого, чарующего мгновения... Кругом витала волшебная, глубокая и ласковая тишина...
И вдруг я встрепенулась... Я вспомнила! Следы Богов!!! Вот, как назывались эти великолепные цветы! По старой-престарой легенде, которую давным-давно рассказывала мне моя любимая бабушка, Боги, приходя на Землю, жили высоко в горах, вдали от мирской суеты и людских пороков. Долгими часами размышляя о высоком и вечном, они закрывались от Человека завесой «мудрости» и отчуждения... Люди не знали, как их найти. И только нескольким посчастливилось узреть ИХ, но зато, позже этих «удачливых» никто никогда больше не видывал, и не у кого было спросить путь к гордым Богам... Но вот однажды умирающий воин забрался высоко в горы, не желая живым сдаваться врагу, победившему его.
Жизнь оставляла грустного воина, вытекая последними каплями остывающей крови... И никого не было рядом, чтобы проститься, чтобы омыть слезами его последний путь... Но вот, уже ускользая, его взгляд зацепился за дивную, невиданную, божественную красоту!.. Непорочные, снежно-белые, удивительнейшие цветы окружали его... Их чудесная белизна омывала душу, возвращая ушедшую силу. Призывала к жизни ... Будучи не в силах шевельнуться, он внимал их холодный свет, открывая ласке одинокое сердце. И тут же, у него на глазах, закрывались его глубокие раны. Жизнь возвращалась к нему, ещё сильнее и яростнее, чем при рождении. Снова почувствовав себя героем, он поднялся... прямо перед его взором стоял высокий Старец...
– Ты вернул меня, Боже? – восторженно спросил воин.
– Кем ты есть, человече? И почему рекёшь меня Господом? – удивился старец.
– Кто же другой мог совершить подобное? – прошептал человек. – И живёшь ты почти, что в небе... Значит ты Бог.
– Я не Бог, Я потомок его... Благо – истинный... Заходи, коль пришёл, в нашу обитель. С чистым сердцем и чистым помыслом ты пришёл жизнь пращать... Вот и возвратили тебя. Радуйся.
– Кто возвратил меня, Старче?
– Они, радимые, «стопы господние»... – указав на дивные цветы, качнул головой Старец.
Вот с тех пор и пошла легенда о Цветах Господних. Говорят, они всегда растут у обителей Божьих, чтобы путь указать пришедшим...
Задумавшись, я не заметила, что осматриваюсь вокруг... и буквально тут же очнулась!.. Мои удивительные чудо-цветы росли лишь вокруг узенькой, тёмной щели, зиявшей в скале, как почти невидимый, «природный» вход!!! Обострившееся вдруг чутьё, повело меня именно туда...
Никого не было видно, никто не выходил. Чувствуя себя неуютно, приходя непрошенной, я всё же решила попробовать и подошла к щели. Опять же, ничего не происходило... Ни особой защиты, ни каких либо других неожиданностей не было. Всё оставалось величественным и спокойным, как от начала времён... Да и от кого было здесь защищаться? Только от таких же одарённых, какими были сами хозяева?.. Меня вдруг передёрнуло – но ведь мог появиться ещё один такой же «Караффа», который был бы в какой-то степени одарённым, и так же просто бы их «нашёл»?!..
Я осторожно вошла в пещеру. Но и здесь ничего необычного не произошло, разве что, воздух стал каким-то очень мягким и «радостным» – пахло весной и травами, будто я находилась на сочной лесной поляне, а не внутри голой каменной скалы... Пройдя несколько метров, я вдруг поняла, что становится всё светлее, хотя, казалось бы, должно было быть наоборот. Свет струился откуда-то сверху, здесь внизу распыляясь в очень мягкое «закатное» освещение. В голове тихо и ненавязчиво зазвучала странная, успокаивающая мелодия – ничего подобного мне никогда раньше не приходилось слышать... Необычайное сочетание звуков делало мир вокруг лёгким и радостным. И безопасным...
В странной пещере было очень тихо и очень уютно... Единственное, что чуточку настораживало – всё сильнее нарастало ощущение чужого наблюдения. Но оно не было неприятным. Просто – заботливый взгляд родителя за несмышлёным малышом...
Коридор, по которому я шла, начал расширяться, переходя в огромный высокий каменный зал, по краям которого располагались простые каменные сидения, похожие на длинные скамьи, выбитые кем-то прямо в скале. А посередине этого странного зала высился каменный постамент, на котором «горел» всеми цветами радуги огромный бриллиантовый кристалл... Он сверкал и переливался, ослепляя разноцветными вспышками, и был похож на маленькое солнце, почему-то вдруг кем-то запрятанное в каменную пещеру.
Я подошла поближе – кристалл засиял ярче. Это было очень красиво, но не более, и никакого восторга или приобщения к чему-то «великому» не вызывало. Кристалл был материальным, просто невероятно большим и великолепным. Но и только. Он не был чем-то мистическим или значимым, а всего лишь необычайно красивым. Только вот я пока никак не могла понять, почему этот с виду совершенно вроде бы простой «камень» реагировал на приближение человека? Могло ли оказаться возможным, что его каким-то образом «включало» человеческое тепло?
– Ты совершенно права, Изидора... – вдруг послышался чей-то ласковый голос. – Недаром, тебя ценят Отцы!
Вздрогнув от неожиданности, я обернулась, тут же радостно воскликнув – рядом стоял Север! Он был по-прежнему приветливым и тёплым, только чуточку грустным. Как ласковое солнце, которое вдруг закрыла случайная туча...
– Здравствуй Север! Прости, что пришла непрошенной. Я звала тебя, но ты не явился... Тогда я решила сама попробовать найти тебя. Скажи, что означают твои слова? В чём моя правота?
Он подошёл к кристаллу – тот засиял ещё ярче. Свет буквально слепил, не давая на него смотреть.
– Ты права насчёт этого «дива»... Мы нашли его очень давно, много сотен лет тому назад. И теперь он служит хорошую службу – защитой против «слепых», тех, которые случайно попали сюда. – Север улыбнулся. – Для «желающих, но не могущих»... – и добавил. – Как Караффа. Но это не твой зал, Изидора. Пойдём со мной. Я покажу тебе твою Мэтэору.
Мы двинулись вглубь зала, проходя, стоящие по краям, какие-то огромные белые плиты с выбитыми на них письменами.
– Это не похоже на руны. Что это, Север? – не выдержала я.
Он опять дружески улыбнулся:
– Руны, только очень древние. Твой отец не успел тебя научить... Но если захочешь – я научу тебя. Только приходи к нам, Изидора.
Он повторял уже слышанное мною.
– Нет! – сразу же отрезала я. – Я не поэтому сюда пришла, ты знаешь, Север. Я пришла за помощью. Только вы можете помочь мне уничтожить Караффу. Ведь в том, что он творит – и ваша вина. Помогите же мне!
Север ещё больше погрустнел... Я заранее знала, что он ответит, но не намеревалась сдаваться. На весы были поставлены миллионы хороших жизней, и я не могла так просто отказаться от борьбы за них.
– Я уже объяснил тебе, Изидора...
– Так объясни ещё! – резко прервала его я. – Объясни мне, как можно спокойно сидеть, сложа руки, когда человеческие жизни гаснут одна за другой по твоей же вине?! Объясни, как такая мразь, как Караффа, может существовать, и ни у кого не возникает желание даже попробовать уничтожить его?! Объясни, как ты можешь жить, когда рядом с тобой происходит такое?..
Горькая обида клокотала во мне, пытаясь выплеснуться наружу. Я почти кричала, пытаясь достучаться до его души, но чувствовала, что теряю. Обратного пути не было. Я не знала, получится ли ещё когда-нибудь попасть туда, и должна была использовать любую возможность, прежде чем уйти.
– Оглянись, Север! По всей Европе пылают живыми факелами твои братья и сёстры! Неужели ты можешь спокойно спать, слыша их крики??? И как же тебе не сняться кровавые кошмары?!
Его спокойное лицо исказила гримаса боли:
– Не говори такого, Изидора! Я уже объяснял тебе – мы не должны вмешиваться, нам не дано такое право... Мы – хранители. Мы лишь оберегаем ЗНАНИЯ.
– А тебе не кажется, что подожди Вы ещё, и Ваши знания уже не для кого будет сохранять?!. – горестно воскликнула я.
– Земля не готова, Изидора. Я уже говорил тебе это...
– Что ж, возможно она никогда готовой не будет... И когда-нибудь, через каких-нибудь тысячу лет, когда ты будешь смотреть на неё со своих «вершин», ты узришь лишь пустое поле, возможно даже поросшее красивыми цветами, потому что на Земле в это время уже не будет людей, и некому будет срывать эти цветы... Подумай, Север, такое ли будущее ты желал Земле?!..
Но Север был защищён глухой стеной веры в то, что говорил... Видимо, они все железно верили, что были правы. Или кто-то когда-то вселил эту веру в их души так крепко, что они проносили её чрез столетия, не открываясь и не допуская никого в свои сердца... И я не могла через неё пробиться, как бы ни старалась.
– Нас мало, Изидора. И если мы вмешаемся, не исключено, что мы тоже погибнем... А тогда проще простого будет даже для слабого человека, уже не говоря о таком, как Караффа, воспользоваться всем, что мы храним. И у кого-то в руках окажется власть над всеми живущими. Такое уже было когда-то... Очень давно. Мир чуть не погиб тогда. Поэтому – прости, но мы не будем вмешиваться, Изидора, у нас нет на это права... Наши Великие Предки завещали нам охранять древние ЗНАНИЯ. И это то, для чего мы здесь. Для чего живём. Мы не спасли даже Христа когда-то... Хотя могли бы. А ведь мы все очень любили его.
– Ты хочешь сказать, что кто-то из Вас знал Христа?!.. Но это ведь было так давно!.. Даже Вы не можете жить так долго!
– Почему – давно, Изидора?– искренне удивился Север. – Это было лишь несколько сотен назад! А мы ведь живём намного дольше, ты знаешь. Как могла бы жить и ты, если бы захотела...
– Несколько сотен?!!! – Север кивнул. – Но как же легенда?!.. Ведь по ней с его смерти прошло уже полторы тысячи лет?!..
– На то она «легенда» и есть... – пожал плечами Север, – Ведь если бы она была Истиной, она не нуждалась бы в заказных «фантазиях» Павла, Матфея, Петра и им подобных?.. При всём при том, что эти «святые» люди ведь даже и не видели никогда живого Христа! И он никогда не учил их. История повторяется, Изидора... Так было, и так будет всегда, пока люди не начнут, наконец, самостоятельно думать. А пока за них думают Тёмные умы – на Земле всегда будет властвовать лишь борьба...
Север умолк, как бы решая, стоит ли продолжать. Но, немного подумав, всё же, заговорил снова...
– «Думающие Тёмные», время от времени дают человечеству нового Бога, выбирая его всегда из самых лучших, самых светлых и чистых,… но именно тех, которых обязательно уже нет в Круге Живых. Так как на мёртвого, видишь ли, намного легче «одеть» лживую «историю его Жизни», и пустить её в мир, чтобы несла она человечеству лишь то, что «одобрялось» «Думающими Тёмными», заставляя людей окунаться ещё глубже в невежество Ума, пеленая Души их всё сильнее в страх неизбежной смерти, и надевая этим же оковы на их свободную и гордую Жизнь...
– Кто такие – Думающие Тёмные, Север? – не выдержала я.
– Это Тёмный Круг, в который входят «серые» Волхвы, «чёрные» маги, денежные гении (свои для каждого нового промежутка времени), и многое тому подобное. Проще – это Земное (да и не только) объединение «тёмных» сил.
– И Вы не боретесь с ними?!!! Ты говоришь об этом так спокойно, как будто это тебя не касается!.. Но ты ведь тоже живёшь на Земле, Север!
В его глазах появилась смертельная тоска, будто я нечаянно затронула нечто глубоко печальное и невыносимо больное.
– О, мы боролись, Изидора!.. Ещё как боролись! Давно это было... Я, как и ты сейчас, был слишком наивным и думал, что стоит людям лишь показать, где правда, а где ложь, и они тут же кинутся в атаку за «правое дело». Это всего лишь «мечты о будущем», Изидора... Человек, видишь ли, существо легко уязвимое... Слишком легко поддающееся на лесть и жадность. Да и другие разные «человеческие пороки»... Люди в первую очередь думают о своих потребностях и выгодах, и только потом – об «остальных» живущих. Те, кто посильнее – жаждут Власти. Ну, а слабые ищут сильных защитников, совершенно не интересуясь их «чистоплотностью». И это продолжается столетиями. Вот почему в любой войне первыми гибнут самые светлые и самые лучшие. А остальные «оставшиеся» присоединяются к «победителю»... Так и идёт по кругу. Земля не готова мыслить, Изидора. Знаю, ты не согласна, ибо ты сама слишком чиста и светла. Но одному человеку не по силам свергнуть общее ЗЛО, даже такому сильному, как ты. Земное Зло слишком большое и вольное. Мы пытались когда-то... и потеряли лучших. Именно поэтому, мы будем ждать, когда придёт правильное время. Нас слишком мало, Изидора.
– Но почему тогда Вы не пытаетесь воевать по-другому? В войну, которая не требует Ваших жизней? У Вас ведь есть такое оружие! И почему разрешаете осквернять таких, как Иисус? Почему не расскажете людям правду?..
– Потому, что никто не будет этого слушать, Изидора... Люди предпочитают красивую и спокойную ложь, будоражащей душу правде... И пока ещё не желают думать. Смотри, ведь даже истории о «жизни богов» и мессий, сотворённые «тёмными», слишком одна на другую похожи, вплоть до подробностей, начиная с их рождения и до самой смерти. Это чтобы человека не беспокоило «новое», чтобы его всегда окружало «привычное и знакомое». Когда-то, когда я был таким, как ты – убеждённым, истинным Воином – эти «истории» поражали меня открытой ложью и скупостью разнообразия мысли их «создающих». Я считал это великой ошибкой «тёмных»... Но теперь, давно уже понял, что именно такими они создавались умышленно. И это по-настоящему было гениальным... Думающие Тёмные слишком хорошо знают природу «ведомого» человека, и поэтому совершенно уверены в том, что Человек всегда с готовностью пойдёт за тем, кто похож на уже и з в е с т н о е ему, но будет сильно сопротивляться и тяжело примет того, кто окажется для него н о в ы м, и заставит мыслить. Поэтому-то наверное люди всё ещё слепо идут за «похожими» Богами, Изидора, не сомневаясь и не думая, не утруждая задать себе хотя бы один вопрос...
Я опустила голову – он был совершенно прав. У людей был всё ещё слишком сильным «инстинкт толпы», который легко управлял их податливыми душами...
– А ведь у каждого из тех, которых люди называли Богами, были очень яркие и очень разные, их собственные уникальные Жизни, которые чудесно украсили бы Истинную Летопись Человечества, если бы люди знали о них, – печально продолжал Север. – Скажи мне, Изидора, читал ли кто-нибудь на Земле записи самого Христа?.. А ведь он был прекрасным Учителем, который к тому же ещё и чудесно писал! И оставил намного больше, чем могли бы даже представить «Думающие Тёмные», создавшие его липовую историю...
Глаза Севера стали очень тёмными и глубокими, будто на мгновение вобрали в себя всю земную горечь и боль... И было видно, что говорить об этом ему совершенно не хочется, но с минуту помолчав, он всё же продолжил.
– Он жил здесь с тринадцати лет... И уже тогда писал весть своей жизни, зная, как сильно её изолгут. Он уже тогда знал своё будущее. И уже тогда страдал. Мы многому научили его... – вдруг вспомнив что-то приятное, Север совершенно по-детски улыбнулся... – В нём всегда горела слепяще-яркая Сила Жизни, как солнце... И чудесный внутренний Свет. Он поражал нас своим безграничным желанием ВЕДАТЬ! Знать ВСЁ, что знали мы... Я никогда не зрел такой сумасшедшей жажды!.. Кроме, может быть, ещё у одной, такой же одержимой...
Его улыбка стала удивительно тёплой и светлой.
– В то время у нас жила здесь девочка – Магдалина... Чистая и нежная, как утренний свет. И сказочно одарённая! Она была самой сильной из всех, кого я знал на Земле в то время, кроме наших лучших Волхвов и Христа. Ещё находясь у нас, она стала Ведуньей Иисуса... и его единственной Великой Любовью, а после – его женой и другом, делившим с ним каждое мгновение его жизни, пока он жил на этой Земле... Ну, а он, учась и взрослея с нами, стал очень сильным Ведуном и настоящим Воином! Вот тогда и пришло его время с нами прощаться... Пришло время исполнить Долг, ради которого Отцы призвали его на Землю. И он покинул нас. А с ним вместе ушла Магдалина... Наш монастырь стал пустым и холодным без этих удивительных, теперь уже ставших совершенно взрослыми, детей. Нам очень не хватало их счастливых улыбок, их тёплого смеха... Их радости при виде друг друга, их неуёмной жажды знания, железной Силы их Духа, и Света их чистых Душ... Эти дети были, как солнца, без которых меркла наша холодная размеренная жизнь. Мэтэора грустила и пустовала без них... Мы знали, что они уже никогда не вернутся, и что теперь уже никто из нас более никогда не увидит их... Иисус стал непоколебимым воином. Он боролся со злом яростнее, чем ты, Изидора. Но у него не хватило сил. – Север поник... – Он звал на помощь своего Отца, он часами мысленно беседовал с ним. Но Отец был глух к его просьбам. Он не мог, не имел права предать то, чему служил. И ему пришлось за это предать своего сына, которого он искренне и беззаветно любил – в глазах Севера, к моему великому удивлению, блестели слёзы... – Получив отказ своего Отца, Иисус, также как и ты, Изидора, попросил помощи у всех нас... Но мы тоже отказали ему... Мы не имели права. Мы предлагали ему уйти. Но он остался, хотя прекрасно знал, что его ждёт. Он боролся до последнего мгновения... Боролся за Добро, за Землю, и даже за казнивших его людей. Он боролся за Свет. За что люди, «в благодарность», после смерти оклеветали его, сделав ложным и беспомощным Богом... Хотя именно беспомощным Иисус никогда и не был... Он был воином до мозга костей, ещё тогда, когда совсем ребёнком пришёл к нам. Он призывал к борьбе, он крушил «чёрное», где бы оно ни попадалось, на его тернистом пути.

Иисус Радомир прогоняет