Кристиан III (король Дании)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Кристиан III
дат. Christian III<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Кристиан III</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

король Дании и Норвегии
1534 — 1559
Предшественник: Фредерик I
Преемник: Фредерик II
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 12 августа 1503(1503-08-12)
Готторп
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Кольдинг
Место погребения: Роскилльский собор
Род: Ольденбурги
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Фредерик I
Мать: Анна Бранденбургская
Супруг: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Дети: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Партия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Монограмма: Монограмма
 
Награды:
60px
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Кристиан III (Христиан III, дат. Christian 3., 12 августа 1503, Готторп — 1 января 1559, Кольдинг) — король Дании с 29 июля 1536 года (провозглашен королём в изгнании 19 августа 1535) и Норвегии с 1 апреля 1537 года. Старший сын датского короля Фредерика I и его первой супруги Анны Бранденбургской. Провёл лютеранскую реформу (1536) и, установив прочные связи церкви и короны, заложил основы абсолютизма датской монархии XVII века.







Годы юности

Его первый преподаватель даровитый учёный Вольфганг фон Утенгоф (Wolfgang von Utenhof), прибывший из Виттенберга, и энергичный Иоганн Ранцау (Johann Rantzau), впоследствии ставшие ближайшими его советниками, были приверженцами Реформации. В 1521 году Кристиан путешествовал по Германии и посетил Вормсский рейхстаг (нем. Reichstag zu Worms), где выступил Мартин Лютер. Выступление Лютера произвело на Кристиана глубокое впечатление. Когда Кристиан вернулся на родину, престол вместо свергнутого Кристиана II занял его отец. Кристиан не делал тайны из своих религиозных взглядов, и его лютеранские воззрения привели к столкновениям как с католическим Риксратом (Государственный совет), так и с его отцом. При каждом удобном случае он выступал решительным поборником лютеранства да к тому же не переставал упрекать датских вельмож в измене их бывшему королю (Кристиану II) и вообще проявлял мало желания занять датский трон, чем вызывал сильное неудовольствие отца и его приближенных. В своем герцогстве Шлезвиг-Гольштейн Кристиан распространял идеи Реформации, несмотря на противодействие местных епископов. Став в 1526 году наместником короля в герцогстве и в 1529 году также вице-королём Норвегии, он показал значительные способности к управлению государством, хотя его религиозная нетерпимость раздражала католическую церковь.

Борьба за престол

После смерти Фредерика I католический Государственный совет отклонил кандидатуру Кристиана на престол, предпочтя ему единокровного брата Ганса, воспитанного в католической вере. Тем временем бургомистры Копенгагена и Мальмё в союзе с немецким Любеком решили привести к власти бывшего короля Кристиана II, спровоцировав т. н. «Графскую распрю» (1534-36).

Получив поддержку от ютландской знати и епископов Кристиан в 1534 году провел успешную военную кампанию, после капитуляции Копенгагена в 1536 году восстановил полный контроль над страной.

Внутренняя политика

Триумф такого фанатичного реформатора вызвал скорое падение католицизма в Дании, в государственном совете католики были всё ещё сильны, так что Кристиан прибег к государственному перевороту, который и осуществил при помощи немецких наемников 12 августа 1536 года. На сейме в Копенгагене (октябрь 1536 года) было принято решение конфискации церковного имущества и установлении государственной лютеранской церкви. Принятые Кристианом суровые меры против епископов навлекли на него нарекания не только со стороны приверженцев католицизма, но даже и со стороны Лютера. Он, однако, не смущался этим и неуклонно продолжал начатое дело.

В 1537 году датская церковь была реорганизована под руководством советника Кристиана Йоганна Бугенхагена (Johann Bugenhagen). Были назначены новые епископы. Другой советник Йохан Фриис (дат. Johan Friis, 1494—1570) способствовал поддержанию хороших отношений между знатью и королём, помогая модернизировать местное и государственное управление.

Обстоятельства, при которых Кристиан получил власть, привели к тому, что политика Дании стала подвергаться опасному иностранному влиянию. Ведь с помощью немецкого дворянства Кристиан взошел на трон, они руководили его армией и направляли его дипломатию. Немедленное примирение между королём и людьми, боровшимися против него с оружием, было недостижимо, и первые шесть лет правления были отмечены борьбой между датским Риксратом и немецкими советниками, стремившимися единолично руководить набожным королём.

Хотя датская сторона вначале одержала значительную победу, добившись права избрания на высшие должности в государственных органах только урожденных датчан, немецкие советники продолжали занимать высокие посты первые годы царствования. Окончательная политическая победа над немцами была достигнута в 1539 году, когда Кристиан из-за угрозы со стороны императора Карла V и сторонников заключенного в тюрьму Кристиана II понял необходимость устранения недовольства в стране, окончательно склонившись на сторону датских сторонников. Полное признание датчанами король получил в 1542 году, когда датские дворяне выделили двадцатую часть своего имущества для погашения обременительного долга Кристиана перед гольштинцами и немцами.

Внешняя политика

Файл:Roskilde Dom10.jpg
Надгробье Кристиана III в соборе города Роскилле

Внешняя политика Кристиана была сосредоточена на создание союза с немецкими протестантскими рыцарями в качестве противовеса Карлу V, который поддерживал наследственные притязания своих племянниц, дочерей Кристиана II, на скандинавские королевства. Кристиан в 1542 году объявил войну Карлу V, и хотя немецкие рыцари оказались ненадежными союзниками, но закрытие пролива Зунд для голландских судов оказалось таким эффективным орудием в руках Кристиана, что экономическая блокада вынудила Карла V заключить 23 мая 1544 года в г. Шпейер мир с Данией.

В дальнейшем политика определялась исходя из заключенного мирного договора. Кристиан всячески избегал осложнения отношений с иностранными державами, отказался участвовать в Шмалькальденской войне, заслужив тем самым доверие императора и став посредником между ним и Саксонией после гибели Морица Саксонского в сражении при Зиферсхаузене (нем. Sievershausen), содействовал заключению мира.

Кристиан умер в первый день 1559 года, похоронен в соборе города Роскилле.

23-летнее царствование Кристиана доставило ему славу образцового реформатора. При датском дворе установился серьёзный, нравственный дух. Всю жизнь Кристиан поддерживал тесные сношения с Лютером и Меланхтоном; первый даже пользовался от него постоянными субсидиями, перешедшими после его смерти к его семье.

Семья и дети

29 октября 1525 года Кристиан женился в замке Лауэнбург на Доротее Саксен-Лауэнбургской. У них было пятеро детей:

  1. Анна Датская (15321585) — супруга саксонского курфюрста Августа;
  2. Фредерик II (15341588) — король Дании;
  3. Магнус (15401583) — король Ливонии;
  4. Ганс II (15451622) — герцог Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Плён;
  5. Доротея Датская (15461617) — супруга герцога Вильгельма Брауншвейг-Люнебургского.

Напишите отзыв о статье "Кристиан III (король Дании)"

Литература

Христиан III // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Предшественник:
Фредерик I
Король Дании
15341559
Преемник:
Фредерик II
Предшественник:
Фредерик I
Король Норвегии
15341559
Преемник:
Фредерик II

Отрывок, характеризующий Кристиан III (король Дании)

Мы с ребятами, как всегда, разделились парами и пошли кто куда. Очень скоро я почувствовала, что какое-то время иду уже одна. Не могу сказать, что это меня испугало (леса я не боялась вообще), но стало как-то не по себе от странного чувства, что за мной кто-то наблюдает. Решив не обращать на это внимания, я продолжала спокойно собирать свои грибы. Но постепенно чувство наблюдения усиливалось и это уже становилось мало приятным.
Я остановилась, закрыла глаза и попробовала сосредоточиться, чтобы попытаться увидеть того, кто это делал, как вдруг ясно услышала чей-то голос, который сказал: – Правильно… – И мне почему-то показалось, что он прозвучал не снаружи, а только лишь в моей голове. Я стояла посередине маленькой поляны и чувствовала, что воздух вокруг меня начал сильно вибрировать. Прямо передо мной появился серебристо-голубой, прозрачный мерцающий столб и постепенно в нём уплотнилась человеческая фигура. Это был очень высокий (по человеческим меркам) и мощный седой мужчина. Я почему-то подумала, что он до смешного похож на статую нашего бога Перкунас (Перун), для которого у нас на Святой Горе в ночь 24 июня каждый год разжигали костры.
Кстати, это был очень красивый старинный праздник (не знаю, существует ли он до сих пор?), который обычно продолжался до самой зари, и который очень любили все, вне зависимости от возраста и вкуса. На него всегда собирались почти что всем городом и, что было совершенно невероятно – на этом празднике никогда не замечалось никаких негативных инцидентов, несмотря на то, что всё происходило в лесу. Видимо красота обычаев открывала даже самые чёрствые людские души добру, тем же самым захлопывая дверь для любых назревающих агрессивных мыслей или действий.
Обычно, на Святой Горе всю ночь напролёт горели костры, в хороводах звучали старинные песни, и всё это вместе сильно напоминало необычайно красивую фантастическую сказку. Сотни влюблённых пускались ночью искать в лесу цветущий цветок папоротника, желая заручиться его магическим обещанием быть «самыми счастливыми и обязательно навсегда»… А одинокие молодые девушки, загадав желание, опускали в реку Нямунас сплетённые из цветов венки, посередине каждого из которых горела свеча. Таких венков опускалось множество, и река на одну ночь становилась похожей на удивительно красивую, мягко мерцающую отблесками сотен свечей, небесную дорогу, по которой, создавая дрожащие золотистые тени, плыли вереницы добрых золотистых привидений, бережно несущих на своих прозрачных крыльях чужие желания Богу Любви… И вот там же, на Святой Горе, до сих пор стоит статуя бога Перкунаса, на которую так похож был мой неожиданный гость.
Сверкающая фигура, не касаясь ступнями земли, «подплыла» ко мне, и я почувствовала очень мягкое, тёплое прикосновение.
– Я пришёл открыть для тебя Дверь, – опять послышался голос в моей голове.
– Дверь – куда? – спросила я.
– В Большой Мир, – прозвучал ответ.
Он протянул светящуюся руку к моему лбу и я почувствовала странное ощущение лёгкого «взрыва», после которого появилось чувство и вправду похожее на открывающуюся дверь… которая, к тому же, открывалась прямо у меня во лбу. Я увидела удивительно красивые, похожие на огромных разноцветных бабочек, тела, выходившие из самого центра моей головы… Они выстраивались вокруг и, привязанные ко мне тончайшей серебристой нитью, создавали удивительно красочный необычный цветок… По этой «нити» в меня вибрируя вливалась тихая и какая-то «неземная» мелодия, которая вызывала в душе чувство покоя и полноты.
На какое-то мгновение я увидела множество прозрачных человеческих фигур, стоящих вокруг, но они все почему-то очень быстро исчезли. Остался только мой первый гость, который всё ещё касался рукой моего лба и от его прикосновения в моё тело текло очень приятное «звучащее» тепло.
– Кто они? – спросила я, показывая на «бабочек».
– Это ты, – опять прозвучал ответ. – Это ты вся.
Я не могла понять, о чём он говорит, но каким-то образом знала, что от него идёт настоящее, чистое и светлое Добро. Вдруг очень медленно все эти необычные «бабочки» начали «таять» и превратились в изумительный, сверкающий всеми цветами радуги звёздный туман, который стал постепенно втекать обратно в меня... Появилось глубокое чувство завершённости и чего-то ещё, что я никак не могла понять, а только лишь очень сильно чувствовала всем своим нутром.
– Будь осторожна, – сказал мой гость.
– Осторожна в чём? – спросила я.
– Ты родилась… – был ответ.
Его высокая фигура начала колебаться. Поляна закружилась. А когда я открыла глаза, к моему величайшему сожалению, моего странного незнакомца уже нигде не было. Один из мальчишек, Ромас, стоял напротив меня и наблюдал за моим «пробуждением». Он спросил, что я здесь делаю и собираюсь ли я собирать грибы… Когда я спросила его сколько сейчас время, он удивлённо на меня посмотрев ответил и я поняла, что всё, что со мной произошло, заняло всего лишь несколько минут!..
Я встала (оказалось, что я сидела на земле), отряхнулась и уже собралась идти, как вдруг обратила внимание на весьма странную деталь – вся поляна вокруг нас была зелёной!!! Такой же изумительно зелёной, как если бы мы нашли её ранней весной! И каково же было наше общее удивление, когда мы вдруг обратили внимание, что на ней откуда-то появились даже красивые весенние цветы! Это было совершенно потрясающе и, к сожалению, совершенно необъяснимо. Вероятнее всего, это было какое-то «побочное» явление после прихода моего странного гостя. Но ни объяснить, ни хотя бы понять этого, к сожалению, я тогда ещё не могла.
– Что ты сделала? – спросил Ромас.
– Это не я, – виновато буркнула я.
– Ну, тогда пошли, – согласился он.
Ромас был одним из тех редких тогдашних друзей, кто не боялся моих «выходок» и не удивлялся ничему из того, что постоянно со мной происходило. Он просто мне верил. И поэтому я не должна была никогда ничего ему объяснять, что для меня было очень редким и ценным исключением. Когда мы вернулись из леса, меня тряс озноб, но я думала, что, как обычно, просто немного простудилась и решила не беспокоить маму пока не будет чего-то более серьёзного. Наутро всё прошло, и я была очень довольна тем, что это вполне подтвердило мою «версию» о простуде. Но, к сожалению, радоваться пришлось недолго…

Утром я, как обычно, пошла завтракать. Не успела я протянуть руку к чашке с молоком, как эта же тяжёлая стеклянная чашка резко двинулась в мою сторону, пролив часть молока на стол... Мне стало немножко не по себе. Я попробовала ещё – чашка двинулась опять. Тогда я подумала про хлеб... Два кусочка, лежавшие рядом, подскочили и упали на пол. Честно говоря, у меня зашевелились волосы… Не по-тому, что я испугалась. Я не боялась в то время почти ничего, но это было что-то очень уж «земное» и конкретное, оно было рядом и я абсолютно не знала, как это контролировать...
Я постаралась успокоиться, глубоко вздохнула и попробовала опять. Только на этот раз я не пыталась ничего трогать, а решила просто думать о том, чего я хочу – например, чтобы чашка оказалась в моей руке. Конечно же, этого не произошло, она опять всего лишь просто резко сдвинулась. Но я ликовала!!! Всё моё нутро просто визжало от восторга, ибо я уже поняла, что резко или нет, но это происходило всего лишь по желанию моей мысли! И это было совершенно потрясающе! Конечно же, мне сразу захотелось попробовать «новинку» на всех окружающих меня живых и неживых «объектах»...
Первая мне под руку попалась бабушка, в тот момент спокойно готовившая на кухне очередное своё кулинарное «произведение». Было очень тихо, бабушка что-то себе напевала, как вдруг тяжеленная чугунная сковорода птичкой подскочила на плите и с жутким шумом грохнулась на пол… Бабушка от неожиданности подскочила не хуже той же самой сковороды... Но, надо отдать ей должное, сразу же взяла себя в руки, и сказала:
– Перестань!
Мне стало немножечко обидно, так как, что бы не случилось, уже по привычке, всегда и во всём обвиняли меня (хотя в данный момент это, конечно, было абсолютной правдой).