Культура торре

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Megawal41.jpg
Основные типы сооружений на Сардинии и Корсике
Файл:Megawal25.png
Сравнение конструкции корсиканских торре и сардинских нурагов
Файл:WalPala1.jpg
Каменные ряды в Паладжиу (Palaggiu), иногда рассматриваются как некрополь

Культура торре — археологическая культура, существовавшая на о. Корсика. Название культуры происходит от одноименных башен, характерных для данной культуры, которые начали сооружаться на юге Корсики в эпоху бронзового века начиная с 1800—1600 г. до н. э. Эти башни, возможно, под влиянием сардинской культуры Боннанаро возникли сначала в Орнано, Сартене. Поздние торре обнаруживают сходство с сардинскими нурагами. Наиболее часто торре сооружались в период среднего бронзового века 1600—1200 г. до н. э., а в позднем бронзовом веке они приходят в запустение[1].

Характерной особенностью различных корсиканских культур являются антропоморфные менгиры или статуи-менгиры. Первоначально простые и небольшие менгиры находились в составе мегалитических сооружений или рядом с ними, позднее они становятся самостоятельными сооружениями, увеличиваются в размерах и принимают вид менгиров-статуй, причём на юге острова на них также имеются изображения оружия. К концу мегалитического периода в истории Корсики статуи-менгиры встречаются лишь в северной части острова (селения Nativu-Partimonio, Luzzipeiu-Calanzana, Capu-Casincu).

Французский археолог Роже Грожан (de:Roger Grosjean), давший культуре наименование, провёл сравнение вооружения данной культуры с вооружением «шерденов» (одного из «народов моря»), изображённых в египетском храме Мединет-Абу. Шердены, как они изображены на египетских рельефах, имеют некоторое сходство со статуями строителей местных мегалитов. Более новые исследования, однако, показали несостоятельность данного отождествления (нашествие шерденов относят к более позднему периоду, связанному со строительством нурагов на Сардинии) и рассматривают культуру торре как развитие местных традиций, а башни-торре — как аналоги не нурагов, а скорее немногочисленных сардинских протонурагов. В период 1000—800 г. до н. э. на Корсике исчезают любые следы культуры строителей торре и мегалитов.

Строительные технологии, которые использовали сесиоты на Пантеллерии, культура талайотов на Балеарских островах и строители нурагов на Сардинии, сопоставимы с технологиями культуры торре.





Напишите отзыв о статье "Культура торре"

Примечания

  1. [https://www.academia.edu/10035017/Les_torre._Tours_de_l_%C3%A2ge_du_Bronze_de_Corse Les torre. Tours de l’âge du Bronze de Corse | Kewin Peche-Quilichini - Academia.edu]

Литература

  • Roger Grosjean: Die Megalithkultur von Korsika. 1964
  • Roger Grosjean: Filitosa. Hochburg des prähistorischen Korsika. 1978
  • Adalbert Graf von Keyserlingk: Und sie erstarrten in Stein. Frühe Mysterienstätten in Korsika als Keime unserer Zeit. Die Pforte, Basel 1983, ISBN 3-85636-066-2
  • François de Lanfranchi und Michel Claude Weiss: La civilisation des corses. Les origines. Ajaccio, éd. Cyrnos et Méditerranée, 1973
  • Sibylle von Reden: Die Megalithkulturen. Zeugnisse einer verschollenen Urkultur. Großsteinmale in England, Frankreich, Irland, Korsika, Malta, Nordeuropa, Sardinien, Spanien. Köln, DuMont 1982, ISBN 3-7701-1055-2
  • Jürgen E. Walkowitz: Das Megalithsyndrom. Verlag Beier & Beran, Langenweißbach 2003, ISBN 3-930036-70-3

См. также

Отрывок, характеризующий Культура торре

(Когда я начала по-своему просматривать историю Изидоры, показавшуюся мне достаточно интересной, чтобы о ней написать, меня очень обрадовала одна деталь, – имя Пьетро Караффы показалось знакомым, и я решила поискать его среди «исторически-важных» личностей. И какова же была моя радость, когда я нашла его тут же!.. Караффа оказался подлинной исторической фигурой, он был настоящим «отцом инквизиции», который позже, став уже Папой Римским (Paul IV), предал огню лучшую половину Европы. О жизни Изидоры я, к сожалению, нашла всего лишь одну строчку... В биографии Караффы есть однострочное упоминание о деле «Венецианской Ведьмы», которая считалась самой красивой женщиной тогдашней Европы... Но, к сожалению, это было всё, что могло соответствовать сегодняшней истории).
Изидора надолго замолчала... Её чудесные золотые глаза светились такой глубокой печалью, что во мне буквально «завыла» чёрная тоска... Эта дивная женщина до сих пор хранила в себе жуткую, нечеловеческую боль, которую кто-то очень злой когда-то заставил её пережить. И мне стало вдруг страшно, что именно теперь, в самом интересном месте, она остановится, и мы никогда так и не узнаем, что же случилось с ней дальше! Но удивительная рассказчица и не думала останавливаться. Просто были видимо какие-то моменты, которые всё ещё стоили ей слишком много сил, чтобы через них переступить... И тогда, защищаясь, её истерзанная душа намертво закрывалась, не желая впускать никого и не разрешая вспоминать ничего «вслух»... боясь пробудить спящую внутри жгучую, запредельную боль. Но видимо, будучи достаточно сильной, чтобы побороть любую печаль, Изидора снова собравшись, тихо продолжала:
– Я впервые его увидела, когда спокойно прогуливалась на набережной, заговаривая о новых книгах с хорошо знакомыми мне торговцами, многие из которых уже давно были моими добрыми друзьями. День был очень приятным, светлым и солнечным, и никакая беда, казалось, не должна была явиться посередине такого чудесного дня... Но так думала я. А моя злая судьба приготовила совершенно другое...
Спокойно беседуя с Франческо Вальгризи, книги которые он издавал, обожала вся тогдашняя Европа, я вдруг почувствовала сильнейший удар в сердце, и на мгновение перестала дышать... Это было очень неожиданно, но, имея в виду мой долголетний опыт, я никоим образом не могла, не имела права такое пропустить!.. Я удивлённо обернулась – прямо в упор, на меня смотрели глубокие горящие глаза. И я их сразу узнала!.. Эти глаза мучили меня столько ночей, заставляя вскакивать во сне, обливаясь холодным потом!.. Это был гость из моих кошмаров. Непредсказуемый и страшный.
Человек был худым и высоким, но выглядел очень подтянутым и сильным. Его тонкое аскетическое лицо обрамляли, сильно тронутые сединой, густые чёрные волосы и аккуратная, коротко стриженная борода. Алая кардинальская сутана делала его чужим и очень опасным... Вокруг его гибкого тела вилось странное золотисто-красное облако, которое видела только я. И если бы он не являлся верным вассалом церкви, я бы подумала, что передо мной стоит Колдун...