Лазурный Берег

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Лазурный Берег[1][2], или Лазурный берег[3] (фр. Côte d'Azur) — юго-восточное Средиземноморское побережье[4] Франции, протянувшееся от города Тулона до границы с Италией. На Лазурном Берегу также расположено княжество Монако. Другое название — Французская Ривьера (как часть Ривьеры, расположенной как во Франции, так и в Италии)[5].

Название придумал малоизвестный сейчас французский писатель и поэт Стефан Льежар (фр.)[6] — в 1870 году он издал роман с названием «Лазурный Берег»; эти слова пришли ему в голову, когда он увидел «изумительной красоты» бухту города Йера.

Популярностью Лазурный Берег обязан приятному климату — мягкая тёплая зима и нежаркое лето. Лазурный Берег считается одним из лучших в мире мест для отдыха, что делает отели и недвижимость одними из самых дорогих в мире.







География

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Французской Ривьерой называют юго-восточный берег Средиземного моря во Франции, расположенный к востоку от города Марселя до границы с Италией (восточная часть Ривьеры)[5] у подножья Приморских Альп. Вопрос о западной оконечности Ривьеры спорен: помимо Марселя, самым западным курортом называют Кассис, Тулон либо Йер.

На Лазурном Берегу также расположено княжество Монако, в состав которого до конца XIX века входили Рокебрюн и Ментона. Восточнее Ментоны начинается Итальянская Ривьера, которая тянется по Лигурийскому побережью вплоть до Специи. К югу от Лазурного Берега расположены острова — Фриульские, Йерские и Леринские.

Длина Лазурного Берега составляет около 300 километров, вдоль изрезанного бухтами побережья расположены горы высотой (с севера и востока Лазурного Берега — Альпы, с запада — Сент-Бом (фр. Chine de la Sainte-Baume), центральная часть — массивы Мавров и Эстерель) до 3143 м над уровнем моря, что создаёт благоприятный климат: жаркое лето (средняя температура июля + 24-26°C), мягкая солнечная зима (средняя температура января около +10 °C).

На Лазурном Берегу около 300 солнечных дней в году[7]. Летом температура воздуха иногда поднимается до +35 °C, но благодаря низкой влажности духота не ощущается. Однако иногда (чаще всего в начале лета) до побережья доходит сильный холодный северный ветер с гор, дующий вдоль долины реки Роны — мистраль. Ветер, дующий с запада к морю, называется трамонтана. В районе Марселя до 90 ветреных дней в году. Восточнее ветра слабее. Осадки редки, в основном в марте-апреле и октябре-ноябре в виде дождей. Купальный сезон начинается в конце мая и продолжается до конца сентября. Температура воды в это время колеблется от +20 до +25 °C.

Для Лазурного Берега характерны платаны, пальмы, кипарисы, каштаны. В городах много благоустроенных парков, распространены сады, виноградники, выращивание эфиромасличных культур[8].

Население

Административно территория Лазурного Берега не определена, поэтому нельзя точно определить количество жителей. В традиционных границах проживает более двух миллионов человек. 70 % из них — французы. Остальные — итальянцы, испанцы, каталонцы, выходцы из других стран Европы, стран Азии, Африки. Полтора миллиона проживают в Марселе и Ницце.

В регионе расположены известные города — Сан-Тропе, Антиб, Ницца, Канны, Монте-Карло. Менее известны, но очень интересны города и деревни, расположенные в горах — Брей-сюр-Ройя, Гурдон, Сен-Поль-де-Ванс, Тенд, Саорж, Соспель.

Самый многонациональный город — Марсель. В нём проживает 80 тысяч евреев, 80 тысяч армян, 100 тысяч мусульман, в основном северо-африканского происхождения[9]. Лазурный Берег в год посещает более восьми миллионов человек.

Основная религия региона — католицизм, но на всём побережье можно видеть протестантские, православные храмы, мечети, синагоги.

Художники и музыканты

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Сен-Тропе

Лазурный Берег всегда был популярен среди людей искусства.

Огюст Ренуар, будучи тяжело больным, писал здесь средиземноморские пейзажи. Последние годы своей жизни художник провёл на вилле «Ле Коллет» на окраине города Кань-сюр-Мер[10]. Другой известный художник — Поль Сезанн — написал здесь сотни полотен маслом и акварелью. Поль Синьяк в Сен-Тропе изобрёл технику пуантилизма. Основоположник фовизма Анри Матисс после поездки в Сан-Тропе написал знаменитую картину «Роскошь, покой и нега». Позже Матисс проживал в Ницце[11]. Другой фовист Рауль Дюфи тоже считал Ниццу идеальной натурой для своих работ. 27 лет прожил на Лазурном Берегу Пабло Пикассо — в Антибе, Валлорисе и Мужене.

В 1920-е гг парижские художники Синьяк, Боннар, Утрилло, А. Модильяни часто посещали средневековый городок Сен-Поль-де-Ванс, останавливаясь, как правило, в отеле «Золотая голубка», с которым расплачивались своими работами. Сегодня отель владеет большой коллекцией живописи, а его стены похожи на престижную картинную галерею.

Позже в этом городе жил Марк Шагал, похороненный в городе Сен-Поль-де-Ванс[12][13]. В Ницце есть музей Шагала, который располагает большой коллекцией работ художника.

В 1950-е годы Ницца стала родиной художественного направления «Новый реализм». Оно объединило Ива Кляйна, Мартьяла Рейсе, Тингелли.

В населённых пунктах Лазурного Берега сосредоточено так много произведений изобразительного искусства, что это позволяет в разгар сезона проводить большое количество художественных выставок самого высокого уровня.

Кроме художников, Лазурный Берег популярен и среди музыкантов. В своё время известный джазмен из Нового Орлеана Сидней Беше отпраздновал в Жуан-ле-Пене свою свадьбу. Небольшой курортный городок понравился саксофонисту, и он остался жить в нём вплоть до своей кончины в 1959 году, играя джаз в местных ресторанах, где особой популярностью пользовалась его композиция «Маленький цветок». Бише часто посещали его друзья-джазмены, демонстрируя в городе своё мастерство.

После смерти музыканта местными властями организован ежегодный популярный джазовый фестиваль его памяти, гостями этого фестиваля были такие известные джазмены, как Дюк Эллингтон, Элла Фицджеральд, Рэй Чарльз, Каунт Бейси, Майлз Дэвис.

Русские на Ривьере

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Императрица Александра Фёдоровна — одна из «пионеров» «русского нашествия»

В России одним из самых престижных считается отдых именно на Лазурном Берегу[14][15]. Ещё с дореволюционных времён наиболее популярным местом для русских была Ницца, хотя в Западной Европе наиболее престижными считаются Сен-Тропе и Монако. Первопроходцами были торговцы зерном, основавшие маленькую русскую колонию ещё в XVII веке.

XIX век

Но настоящее «русское нашествие» на Лазурный Берег началось в 1856 году, после неудачной для России Крымской войны, когда вслед за императрицей Александрой Фёдоровной Лазурный Берег стали посещать богатые аристократы. В 1868 г. в Ницце была построена небольшая православная часовная, при которой знаменитый поэт, князь Петр Андреевич Вяземский основал русскую библиотеку. В 1912 году в Ницце был освящён православный храм в честь святителя Николая Чудотворца (Свято-Николаевский собор).

До Первой мировой войны Лазурный Берег был крупнейшим центром лечения туберкулёза. Здесь лечился цесаревич Николай Александрович (скончался в Ницце в 1865 году). Сюда приезжали больные с расстройствами нервной системы, страдавшие диабетом или ожирением.[16]

Здесь бывали русские писатели и поэты Гоголь, Соллогуб, Тютчев и Лев Толстой. В 1897 году А. П. Чехов в шутку назвал эти места «Русской Ривьерой», встретив по приезде в Ниццу массу знакомых. Он останавливался в отеле «Оазис», прозванным «Русским пансионом». В этом отеле, например, зиму 18751876 годов провёл Салтыков-Щедрин.

XX век

Освоение нового курорта шло быстрыми темпами, и к началу XX века насчитывалось уже около 600 новых владельцев вилл и особняков родом из России. Известно, что до 1914 года между Санкт-Петербургом и Ниццей курсировал специальный «великокняжеский» железнодорожный состав.

В оперном театре Монте-Карло пел Шаляпин, выступала труппа Сергея Дягилева. Танцевали Павлова и Нижинский[8]. В 1932 году был создан «Русский балет Монте-Карло» с главным хореографом Баланчиным. После его отъезда балетмейстером стал Фокин. В городке Кап Д’Ай жила прима Императорского театра — известная балерина Матильда Кшесинская.

Русская колония увеличилась после Февральской и особенно после Октябрьской революций из-за последовавшей иммиграции. В 1930 году только в Ницце проживало более 5300 русских. На вилле в Грасе жил Бунин, который именно на Лазурном Берегу узнал — по телефону, — что стал лауреатом Нобелевской премии. После начала Второй мировой войны многие русские отсюда переехали в Америку.

XXI век

Новое «русское нашествие» началось в конце XX века, после распада СССР и начала рыночных преобразований в России. Многие виллы на мысе Антиб, мысе Кап-Ферра, в Сен-Тропе принадлежат сегодня состоятельным российским гражданам. Например, Роман Абрамович ремонтирует викторианскую виллу Кро, где прежде жили отрекшийся от престола король Эдуард VIII и миллиардер Аристотель Онассис[17]. По сообщениям прессы, самая дорогая вилла в мире — Леопольда — была в 2008 году приобретена за полмиллиарда евро российским бизнесменом Михаилом Прохоровым; правда, закрыта эта сделка так и не была[18][19].

История

Файл:Tende-111.jpg
Горный город Тенд

Доисторические времена

В 1966 году археологи, проводя раскопки на склонах горы Борон, нашли в пещерах Терра-Амата костные останки и фрагменты орудий труда. Исследования показали, что им около 380-450 тысяч лет [20]. Это самое древнее свидетельство человеческой истории на территории Западной Европы. Позже удалось выяснить, что поселения кроманьонцев существовали на месте, где сейчас расположена Ницца, уже 40 тысяч лет назад.

Лигуры и кельты

В X веке до нашей эры в регионе появились лигуры. Немногим позже района нынешних Монако и Ниццы достигли финикийские мореплаватели. В VI веке до нашей эры эллины-фокейцы, приплывшие из Малой Азии, заложили торговую факторию Массалию на месте нынешнего Марселя, а двумя столетиями позже — Никею на месте нынешней Ниццы. В V веке до нашей эры фокейцы возводят свои фактории на месте нынешних городов Йер, Антиб, Монако и Сан-Тропе. Греки привезли на освоенный ими берег виноградную лозу, оливковые, ореховые, вишнёвые и фиговые деревья.

Примерно в 450 году до нашей эры на территорию современной Франции пришли кельтские племена — знаменитые галлы.

Часть Римской империи

В 123 году до нашей эры Массалия обратилась к Риму с просьбой защитить от набегов кельтских и лигурийских племён. Римляне за пару лет захватили всю южную территорию нынешней Франции, превратив её в одну из своих провинций — Нарбоннскую Галлию. От латинского слова «провинция» позже произошло название одного из самых известных регионов современной Франции — Прованса.

Освоение римлянами территории нынешней южной Франции сопровождалось противостоянием между Юлием Цезарем и Помпеем. В этой борьбе Массалия непредусмотрительно заняла сторону Помпея, в результате чего, в 50-м году до нашей эры Цезарь, разгромив Помпея, обрушил свой гнев на процветающий город, и Массалия была лишена значительной части своих привилегий и владений.

Присутствие римлян благоприятно отразилось на развитии региона в целом; были заложены новые города — Канны, Фрежюс, построены хорошие дороги, которые связали Рим — через Галлию — с Испанией. Дороги оказались спланированы настолько удачно, что поверх античных Виа Аврелия (лат. Via Aurelia) и Виа Юлия Августа (лат. Via Augusta) пролегли современные шоссе.

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Христианство и варварство

Христианство появилось на юге Галлии, по всей видимости, ещё в I веке. Довольно поздняя провансальская традиция свидетельствует о том, что вдоль Лазурного Берега проповедовали апостол от 70-ти Трофим, святая Мария Магдалина и другие жены-мироносицы. Однако первые документальные и археологические свидетельства о существовании здесь христианских общин относятся ко II веку[21].

Около 410 года святой Гонорат, будущий епископ Арльский, происходивший из галло-римской аристократии, основал на одном из Леринских островов (остров Сент-Онора напротив Канн) монастырь, который стоит там (претерпев многочисленные восстановления и реконструкции) и поныне. Леринский монастырь стал одним из первых монастырей Галлии, а его основатель почитается одним из отцов западного монашества наряду со святым Мартином Турским.

В VIII веке этот монастырь насчитывал более пятисот монахов. Многие выходцы этого монастыря стали епископами, основателями новых монастырей. 20 из них были канонизированы, в их числе святой Патрик — покровитель Ирландии (по одной из легенд, святой Патрик учился в Леринском монастыре). Этому влиятельному и богатому монастырю принадлежали обширные земельные наделы, в том числе рыбацкая деревня Канны.
Файл:Hyeres eglise saint paul2.JPG
Собор Святого Павла, Йер (Вар)

V век нашей эры ознаменовался крахом Римской империи. Настали смутные времена. Территория нынешнего Лазурного Берега в течение двух веков многократно переходила из рук в руки. Этой землёй попеременно владели разнообразные племена: вандалы, вестготы, бургунды. Это продолжалось, пока в 636-м году регион не попал под власть франков и не стал частью Франкского королевства.

Во времена захвата Иберийского полуострова маврами-мусульманами на Лазурный Берег переселились некоторые его жители-христиане.

В VIII веке постоянные жестокие набеги сарацинов вынудили многих местных жителей уйти далеко и высоко в горы, хотя врагам так и не удалось достаточно сильно обосноваться на данной территории. В горных районах были построены хорошо укреплённые города и деревни, так называемые «каменные (или орлиные) гнёзда». Сейчас они — наиважнейшая часть туристической индустрии региона. Многие из них хорошо сохранились, наиболее интересные — Эз-ле-Виллаж, Рокебрюн, Сен-Поль-де-Ванс, Пей, Пейон, Мужен, Гурдон, Саорж, Тенд, Ла-Гард-Френс и Турет-сюр-Лю.

Династия Гримальди

В конце XIII века Франческо Гримальди захватил Монако, основав собственную династию, которая правит до наших дней. Приняв в 1388 году покровительство Италии, Ницца становится (на протяжении пяти веков) владением савойских графов.

С XV века под французской короной

Файл:Ste Marguerite - Chateau.jpg
Королевский форт на острове св. Маргариты

В 1481 году Прованс переходит во владение французской короны. В 1515 году французский король Франциск I, посетив Прованс, отдал приказ о строительстве фортификационных сооружений в Сен-Поль-де-Вансе, на островах Иф, Поркероль. Укрепление средиземноморского побережья продолжалось при королях Генрихе IV, Людовике XIII и Людовике XIV. В конце века военный министр Людовика XIV Себастьен Вобан расширил военную гавань Тулона, заново укрепил стратегический форт Карре в Антибе и Королевский форт на острове св. Маргариты.

Во время административной реформы, проведённой в период Великой Французской революции, Прованс был разделён на три департамента — Буш-дю-Рон, Приморские Альпы, Вар, — это административное устройство сохраняется до сих пор.

При императоре Наполеоне III в 1860 году по Туринскому договору к Франции отошла значительная часть побережья — вместе с городами Ницца и Вильфранш-сюр-Мер.

Начало XIX века, популярность у британских аристократов

В 1834 году английский лорд Генри Броухем (en) вынужденно остановился в рыбацкой деревушке Канны. С этого времени побережье становится излюбленным местом зимнего отдыха английской знати. Первоначально меккой британских туристов был город Йер, где творили писатели Роберт Луис Стивенсон и Джозеф Конрад; весной 1892 года в Йере целый месяц отдыхала королева Виктория. Наплыв туристов в Йер вынудил англичан искать менее людных мест отдыха; к концу XIX века были «открыты» и другие прибрежные селения вплоть до Ментоны и Ниццы.

XIX—XX века, железная дорога, гонки и казино

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Монако. Казино Монте-Карло

В 1861 году государство Монако продаёт Франции Рокебрюн и Ментону.

В 1864 году завершено строительство железной дороги, соединяющей Париж с Ниццей.

1929 год — первая гонка в Монако — «Гран-При Монте-Карло».

Период Второй мировой войны

В 1933 году Ривьера становится прибежищем для немецких писателей-антифашистов и евреев Томаса Манна, Лиона Фейхвангера, которые обосновались в городке Санари-сюр-Мер.

После вторжения во Францию в 1940 году нацистов Лазурный Берег был под властью коллаборационистского правительства Виши, но Муссолини оккупировал часть побережья. В 1942 году на смену итальянским войскам пришли немцы. Высадившиеся 15 августа 1944 года союзнические войска освободили регион от фашистов.

Послевоенное время

После войны, когда в Европе вошли в правило оплачиваемые отпуска, Лазурный Берег становится местом массового туризма.

Кухня

Файл:Domaine de la Bouverie.JPG
Розовое вино, производимое в департаменте Вар

Лазурный Берег также знаменит кухней Прованса. Из популярных местных блюд следует отметить:

Виноград в этот регион завезён давно, Лазурный Берег известен многими видами вин. Наиболее известны:

  • Châteauneuf du Pape — тёмно-красное вино.
  • Beaumes de Venice — густое десертное вино.
  • Cassis и Bellet — белые вина.
  • Côtes de Provence и Les Baux de Provence — розовые вина.

Также известны кир — белое вино с соком чёрной смородины, употребляемый в основном как аперитив, и анисовая настойка пастис.

Развлечения и отдых

Пляжи Лазурного Берега занимают примерно треть всего побережья. От Ментоны до Антиба — «итальянские» галечные пляжи, от Антиба на запад — «французские» песчаные. В западной части Лазурного Берега встречаются также скалистые бухты, которые в районе Кассиса напоминают норвежские фьорды и называются на местном наречии каланками. Также привлекательным местом для туристов являются расположенные около Лазурного берега острова: от острова Святой Маргариты, где находился в заключении таинственный узник Железная маска, заканчивая деревушкой Порт-Гримо.

Во Франции все пляжи общедоступные согласно закону о принадлежности морского берега государству, но на Лазурном Берегу есть и платные пляжи, принадлежащие либо отелям, либо клубам, и оборудованные инфраструктурой: лежаки, зонтики от солнца, душ, туалеты, кафе, бары, наличие водных развлечений — скутеры, лодки, водные лыжи. Некоторые оборудованы камерами хранения и кабинками для переодевания. В любой платной зоне есть бесплатный участок.

Каннские пляжи обустроены привозным песком, поэтому строго платные, имеется лишь небольшой общедоступный пляж — недалеко от Дворца фестивалей.

Развлечения

Практически в каждом городе Лазурного Берега есть своё казино, самое известное находится в Монте-Карло (Монако). Также распространены рестораны и ночные клубы (знаменитые «Джиммис» в Монако и Каннах и «Королевская пещера» в Сен-Тропе).

Рядом с городком Биот находится большой парк развлечений, в который входят:

Рядом с городом Кань-сюр-Мер расположен ипподром, известный ночными скачками.

Праздники и фестивали

Праздники и фестивали, известные далеко за пределами Франции, проходят на протяжении всего года. Также проводятся крупные спортивные и культурные мероприятия.

Январь

  • Праздник Сен-Девот в Монако (25.01).
  • Ралли Монте-Карло (27.01) (последние выходные января).
  • Праздник мимозы в Мандельё.

Февраль

Файл:Fete du Citron.jpg
Праздник цитрусовых в Ментоне
  • Карнавал в Ницце.
  • Праздник лимонов в Ментоне[22].
  • Праздник мимозы в Каннах.

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

  • Фестиваль джаза в Раматюэле.
  • Музыкальные фестивали в Грасе.
  • Фестиваль джаза в Жуан-ле-Пене.
  • Праздник св. Анны в Сен-Тропе.
  • Концерты в стенах замка и международный фестиваль фейерверков в Монако.

Август

Сентябрь

  • Парусная регата в Сен-Тропе.
  • Фестиваль старых автомобилей в Каннах.

Октябрь

  • Авторалли в Антибе.
  • Ярмарка в Монако.

Ноябрь

  • Турнир по гольфу и ярмарка «Море-горы-досуг» в Ницце.
  • Праздник монегасков в Монако (19.11).

Декабрь

Транспорт

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Карта Лазурного Берега

С помощью самолёта туристы попадают на Ривьеру через аэропорт «Ницца — Лазурный Берег» (фр.  Nice — Côte d'Azur). Воздухом из аэропорта Ниццы можно добраться в Марсель и Монако. В Монако летает вертолёт с интервалом в 20 минут.

Железнодорожные вокзалы есть в большинстве городов и даже в некоторых горных деревнях. Поезда TGV (фр. Train a Grande Vitesse) — связывают Ривьеру с крупнейшими городами Франции и Европы. На побережье они останавливаются на вокзалах Ментоны, Ниццы, Антиба, Канн, Сен-Рафаэля, Тулона и Марселя. Поезда Corail — скоростные, с вагонами 1 и 2 класса. Кондиционер, вагон для перевозки велосипедов. Останавливаются практически на тех же станциях, что и TGV. Поезда TER (фр. Train Express Regional) похожи на электрички. Это основной железнодорожный транспорт на Лазурном Берегу, с его помощью можно быстро доехать до любого маленького населённого пункта. Ходят они в сезон с интервалом в 15-20 минут.

Автобусами на Ривьере можно добраться туда, куда не ходят местные электрички, однако из-за пробок этот вид транспорта менее популярен. Автобусы более дёшевы. Например, стоимость проезда на электричке из Ниццы до Граса — более 30 евро, а автобус обойдётся всего в 1,5 евро. Все автобусы оборудованы кондиционерами и мягкими велюровыми сидениями.

Напишите отзыв о статье "Лазурный Берег"

Литература

  • «Большая энциклопедия в 62 томах» Том 25. «Терра». Москва. 2006. ISBN 5-273-99432-2
  • Якубова Н. И. Лазурный Берег. — М.: Вокруг Света, 2003. — ISBN 5-98652-046-7.
  • Натали Йон. Французская Ривьера. Монако, Ницца, Канны. Путеводитель с мини-разговорником. — М.: Polyglott, Дубль В, 2001. — ISBN 5-8293-0039-7.

См. также

Примечания

  1. Лазурный Берег (природная и курортная зона во Франции). Лопатин В. В., Нечаева И. В., Чельцова Л. К. Прописная или строчная? Орфографический словарь. — М.: Эксмо, 2009. — С. 243. — 512 с.
  2. [http://www.gramota.ru/slovari/dic/?word=%CB%E0%E7%F3%F0%ED%FB%E9+%C1%E5%F0%E5%E3&all=x Лазурный Берег (во Франции). Русский орфографический словарь Российской академии наук. Отв. ред. В. В. Лопатин. © Электронная версия, «ГРАМОТА.РУ», 2001—2007.]
  3. [http://knowledge.su/l/lazurnyy-bereg БРЭ/Лазурный берег]
  4. Восточная часть региона омывается Лигурийским морем, однако, здесь границы условны
  5. 1 2 Ривьера — статья из Большой советской энциклопедии.
  6. [http://travelstuff.org/item/13 Развитие туризма в Европе — Лазурный Берег]
  7. [http://privat.aero/countries/frantsuzskaja_riviera.html Французская Ривьера: удивительный уголок Средиземноморья]
  8. 1 2 Лазурный Берег // Словарь современных географических названий / Рус. геогр. о-во. Моск. центр; Под общ. ред. акад. В. М. Котлякова. Институт географии РАН. — Екатеринбург: У-Фактория, 2006.
  9. [http://www.diplomatie.gouv.fr/fr/article-imprim.php3?id_article=39997 Marseille Espérance. Tous différents, tous Marseillais] (фр.)
  10. [http://www.krugosvet.ru/articles/59/1005981/1005981a1.htm Ренуар, Пьер Огюст]
  11. [http://www.infrance.ru/tourisme/riviera/riviera.html Ривьера и Лазурный Берег]
  12. [http://m-necropol.narod.ru/shagal.html Могилы знаменитостей]
  13. [http://www.peoples.ru/art/painter/chagall/index2.html Марк Захарович Шагал]
  14. [http://www.nrn.ru/article2.shtml?aid=434 Лазурный Берег «золотой»]
  15. [http://www.avenue-property.com/ru/about/press_release/ Про Лазурный Берег]
  16. Лазурный Берег — статья из Большой советской энциклопедии.
  17. [http://web.archive.org/web/20081224031429/http://www.independent.co.uk/news/people/profiles/romans-empire-where-abramovich-spends-his-billions-830582.html Roman’s empire: where Abramovich spends his billions — Profiles, People — The Independent]
  18. [http://www.webtimemedias.com/webtimemedias/wtm_article55001.fr.htm WebTimeMedias — Nice: les 39 M€ d’arrhes de la villa Leopolda restent acquis à Lily Safra]
  19. [http://property.timesonline.co.uk/tol/life_and_style/property/overseas/article4499716.ece Russian oligarch 'invader' pays record £392m for Riviera villa — Times Online]
  20. Редактор Александра Соколова. [http://antropogenez.ru/location/176/ Терра-Амата / Terra Amata]. Antropogenez.ru (2010).
  21. [http://www.france-orthodoxe.net/ru/sviat/lyon_martyrs Первое упоминание относится ко времени мученичества 43 христиан в Лионе в 177 году]
  22. [http://daypic.ru/holiday/202215 82-ой ежегодный Фестиваль лимонов. Фоторепортаж]

Отрывок, характеризующий Лазурный Берег

Свернувшись в комок меж сильных рук Радомира, Магдалина молчала. Она хотела просто чувствовать его тепло... насколько это ещё было возможно... Казалось, жизнь капля за каплей покидала её, превращая разбитое сердце в холодный камень. Она не могла дышать без него... Этого, такого родного человека!.. Он был её половиной, частью её существа, без которого жизнь была невозможна. Она не знала, как она будет без него существовать?.. Не знала, как ей суметь быть столь сильной?.. Но Радомир верил в неё, доверял ей. Он оставлял ей ДОЛГ, который не позволял сдаваться. И она честно пыталась выжить...
Несмотря на всю нечеловеческую собранность, дальнейшего Магдалина почти не помнила...

Она стояла на коленях прямо под крестом и смотрела Радомиру в глаза до самого последнего мгновения... До того, как его чистая и сильная душа покинула своё ненужное уже, умершее тело.На скорбное лицо Магдалины упала горячая капля крови, и слившись со слезой, скатилась на землю. Потом упала вторая... Так она стояла, не двигаясь, застывшая в глубочайшем горе... оплакивая свою боль кровавыми слезами...
Вдруг, дикий, страшнее звериного, крик сотряс окружающее пространство... Крик был пронзительным и протяжным. От него стыла душа, ледяными тисками сжимая сердце. Это кричала Магдалина...
Земля ответила ей, содрогнувшись всем своим старым могучим телом.
После наступила тьма...
Люди в ужасе разбегались, не разбирая дороги, не понимая, куда несут их непослушные ноги. Будто слепые, они натыкались друг на друга, шарахаясь в разные стороны, и снова спотыкались и падали, не обращая внимания на окружаюшее... Всюду звенели крики. Плачь и растерянность объяли Лысую Гору и наблюдавших там казнь людей, будто только лишь теперь позволив прозреть – истинно увидеть ими содеянное...
Магдалина встала. И снова дикий, нечеловеческий крик пронзил усталую Землю. Утонув в рокоте грома, крик змеился вокруг злыми молниями, пугая собою стылые души... Освободив Древнюю Магию, Магдалина призывала на помощь старых Богов... Призывала Великих Предков.
Ветер трепал в темноте её дивные золотые волосы, окружая хрупкое тело ореолом Света. Страшные кровавые слёзы, всё ещё алея на бледных щеках, делали её совершенно неузнаваемой... Чем-то похожей на грозную Жрицу...
Магдалина звала... Заломив руки за голову, она снова и снова звала своих Богов. Звала Отцов, только что потерявших чудесного Сына... Она не могла так просто сдаться... Она хотела вернуть Радомира любой ценой. Даже, если не суждено будет с ним общаться. Она хотела, чтобы он жил... несмотря ни на что.

Но вот прошла ночь, и ничего не менялось. Его сущность говорила с ней, но она стояла, омертвев, ничего не слыша, лишь без конца призывая Отцов... Она всё ещё не сдавалась.
Наконец, когда на дворе светало, в помещении вдруг появилось яркое золотое свечение – будто тысяча солнц засветила в нём одновременно! А в этом свечении у самого входа возникла высокая, выше обычной, человеческая фигура... Магдалина сразу же поняла – это пришёл тот, кого она так яро и упорно всю ночь призывала...
– Вставай Радостный!.. – глубоким голосом произнёс пришедший. – Это уже не твой мир. Ты отжил свою жизнь в нём. Я покажу тебе твой новый путь. Вставай, Радомир!..
– Благодарю тебя, Отец... – тихо прошептала стоявшая рядом с ним Магдалина. – Благодарю, что услышал меня!
Старец долго и внимательно всматривался в стоящую перед ним хрупкую женщину. Потом неожиданно светло улыбнулся и очень ласково произнёс:
– Тяжко тебе, горестная!.. Боязно... Прости меня, доченька, заберу я твоего Радомира. Не судьба ему находиться здесь более. Его судьба другой будет теперь. Ты сама этого пожелала...
Магдалина лишь кивнула ему, показывая, что понимает. Говорить она не могла, силы почти покидали её. Надо было как-то выдержать эти последние, самые тяжкие для неё мгновения... А потом у неё ещё будет достаточно времени, чтобы скорбеть об утерянном. Главное было то, что ОН жил. А всё остальное было не столь уж важным.
Послышалось удивлённое восклицание – Радомир стоял, оглядываясь, не понимая происходящего. Он не знал ещё, что у него уже другая судьба, НЕ ЗЕМНАЯ... И не понимал, почему всё ещё жил, хотя точно помнил, что палачи великолепно выполнили свою работу...

– Прощай, Радость моя... – тихо прошептала Магдалина. – Прощай, ласковый мой. Я выполню твою волю. Ты только живи... А я всегда буду с тобой.
Снова ярко вспыхнул золотистый свет, но теперь он уже почему-то находился снаружи. Следуя ему, Радомир медленно вышел за дверь...
Всё вокруг было таким знакомым!.. Но даже чувствуя себя вновь абсолютно живым, Радомир почему-то знал – это был уже не его мир... И лишь одно в этом старом мире всё ещё оставалось для него настоящим – это была его жена... Его любимая Магдалина....
– Я вернусь к тебе... я обязательно вернусь к тебе... – очень тихо сам себе прошептал Радомир. Над головой, огромным «зонтом» висела вайтмана...
Купаясь в лучах золотого сияния, Радомир медленно, но уверенно двинулся за сверкающим Старцем. Перед самым уходом он вдруг обернулся, чтобы в последний раз увидеть её... Чтобы забрать с собою её удивительный образ. Магдалина почувствовала головокружительное тепло. Казалось, в этом последнем взгляде Радомир посылал ей всю накопленную за их долгие годы любовь!.. Посылал ей, чтобы она также его запомнила.
Она закрыла глаза, желая выстоять... Желая казаться ему спокойной. А когда открыла – всё было кончено...
Радомир ушёл...
Земля потеряла его, оказавшись его не достойной.
Он ступил в свою новую, незнакомую ещё жизнь, оставляя Марии Долг и детей... Оставляя её душу раненой и одинокой, но всё такой же любящей и такой же стойкой.
Судорожно вздохнув, Магдалина встала. Скорбеть у неё пока что просто не оставалось времени. Она знала, Рыцари Храма скоро придут за Радомиром, чтобы предать его умершее тело Святому Огню, провожая этим самым его чистую Душу в Вечность.

Первым, конечно же, как всегда появился Иоанн... Его лицо было спокойным и радостным. Но в глубоких серых глазах Магдалина прочла искреннее участие.
– Велика благодарность тебе, Мария... Знаю, как тяжело было тебе отпускать его. Прости нас всех, милая...
– Нет... не знаешь, Отец... И никто этого не знает... – давясь слезами, тихо прошептала Магдалина. – Но спасибо тебе за участие... Прошу, скажи Матери Марии, что ОН ушёл... Что живой... Я приду к ней, как только боль чуточку утихнет. Скажи всем, что ЖИВЁТ ОН...
Больше Магдалина выдержать не могла. У неё не было больше человеческих сил. Рухнув прямо на землю, она громко, по-детски разрыдалась...
Я посмотрела на Анну – она стояла окаменев. А по суровому юному лицу ручейками бежали слёзы.
– Как же они могли допустить такое?! Почему они все вместе не переубедили его? Это же так неправильно, мама!.. – возмущённо глядя на нас с Севером, воскликнула Анна.
Она всё ещё по-детски бескомпромиссно требовала на всё ответов. Хотя, если честно, я точно так же считала, что они должны были не допустить гибели Радомира… Его друзья... Рыцари Храма... Магдалина. Но разве могли мы судить издалека, что тогда было для каждого правильным?.. Мне просто по-человечески очень хотелось увидеть ЕГО! Так же, как хотелось увидеть живой Магдалину...
Наверно именно поэтому, я никогда не любила погружаться в прошлое. Так как прошлое нельзя было изменить (во всяком случае, я этого сделать не могла), и никого нельзя было предупредить о назревавшей беде или опасности. Прошлое – оно и было просто ПРОШЛЫМ, когда всё хорошее или плохое давно уже с кем-то случилось, и мне оставалось лишь наблюдать чью-то прожитую хорошую или плохую, жизнь.
И тут я снова увидела Магдалину, теперь уже одиноко сидевшую на ночном берегу спокойного южного моря. Мелкие лёгкие волны ласково омывали её босые ноги, тихо нашёптывая что-то о прошлом... Магдалина сосредоточенно смотрела на огромный зелёный камень, покойно лежавший на её ладони, и о чём-то очень серьёзно размышляла. Сзади неслышно подошёл человек. Резко повернувшись, Магдалина тут же улыбнулась:
– Когда же ты перестанешь пугать меня, Раданушка? И ты всё такой же печальный! Ты ведь обещал мне!.. Чему же грустить, если ОН живой?..
– Не верю я тебе, сестра! – ласково улыбаясь, грустно произнёс Радан.
Это был именно он, всё такой же красивый и сильный. Только в потухших синих глазах теперь жили уже не былые радость и счастье, а гнездилась в них чёрная, неискоренимая тоска...
– Не верю, что ты с этим смирилась, Мария! Мы должны были спасти его, несмотря на его желание! Позже и сам понял бы, как сильно ошибался!.. Не могу я простить себе! – В сердцах воскликнул Радан.
Видимо, боль от потери брата накрепко засела в его добром, любящем сердце, отравляя приходящие дни невосполнимой печалью.
– Перестань, Раданушка, не береди рану... – тихо прошептала Магдалина. – Вот, посмотри лучше, что оставил мне твой брат... Что наказал хранить нам всем Радомир.
Протянув руку, Мария раскрыла Ключ Богов...
Он вновь начал медленно, величественно открываться, поражая воображение Радана, который, будто малое дитя, остолбенело наблюдал, не в состоянии оторваться от разворачивающейся красоты, не в силах произнести ни слова.
– Радомир наказал беречь его ценой наших жизней... Даже ценой его детей. Это Ключ наших Богов, Раданушка. Сокровище Разума... Нет ему равных на Земле. Да, думаю, и далеко за Землёй... – грустно молвила Магдалина. – Поедем мы все в Долину Магов. Там учить будем... Новый мир будем строить, Раданушка. Светлый и Добрый Мир... – и чуть помолчав, добавила. – Думаешь, справимся?
– Не знаю, сестра. Не пробовал. – Покачал головой Радан. – Мне другой наказ дан. Светодара бы сохранить. А там посмотрим... Может и получится твой Добрый Мир...
Присев рядом с Магдалиной, и забыв на мгновение свою печаль, Радан восторженно наблюдал, как сверкает и «строится» дивными этажами чудесное сокровище. Время остановилось, как бы жалея этих двух, потерявшихся в собственной грусти людей... А они, тесно прижавшись друг к другу, одиноко сидели на берегу, заворожено наблюдая, как всё шире сверкало изумрудом море... И как дивно горел на руке Магдалины Ключ Богов – оставленный Радомиром, изумительный «умный» кристалл...
С того печального вечера прошло несколько долгих месяцев, принёсших Рыцарям Храма и Магдалине ещё одну тяжкую потерю – неожиданно и жестоко погиб Волхв Иоанн, бывший для них незаменимым другом, Учителем, верной и могучей опорой... Рыцари Храма искренне и глубоко скорбели о нём. Если смерть Радомира оставила их сердца раненными и возмущёнными, то с потерей Иоанна их мир стал холодным и невероятно чужим...
Друзьям не разрешили даже похоронить (по своему обычаю – сжигая) исковерканное тело Иоанна. Иудеи его просто зарыли в землю, чем привели в ужас всех Рыцарей Храма. Но Магдалине удалось хотя бы выкупить(!) его отрубленную голову, которую, ни за что не желали отдавать иудеи, так как считали её слишком опасной – они считали Иоанна великим Магом и Колдуном...

Так, с печальным грузом тяжелейших потерь, Магдалина и её маленькая дочурка Веста, охраняемые шестью Храмовиками, наконец-то решились пуститься в далёкое и нелёгкое путешествие – в дивную страну Окситанию, пока что знакомую только лишь одной Магдалине...
Дальше – был корабль... Была длинная, тяжкая дорога... Несмотря на своё глубокое горе, Магдалина, во время всего нескончаемо-длинного путешествия была с Рыцарями неизменно приветливой, собранной и спокойной. Храмовики тянулись к ней, видя её светлую, печальную улыбку, и обожали её за покой, который испытывали, находясь с рядом с ней... А она с радостью отдавала им своё сердце, зная, какая жестокая боль жгла их уставшие души, и как сильно казнила их происшедшая с Радомиром и Иоанном беда...
Когда они наконец-то достигли желанной Долины Магов, все без исключения мечтали только лишь об одном – отдохнуть от бед и боли, насколько для каждого это было возможно.
Слишком много было утрачено дорогого...
Слишком высокой была цена.
Сама же Магдалина, покинувшая Долину Магов, будучи малой десятилетней девочкой, теперь c трепетом заново «узнавала» свою гордую и любимую Окситанию, в которой всё – каждый цветок, каждый камень, каждое дерево, казались ей родными!.. Истосковавшись по прошлому, она жадно вдыхала бушующий «доброй магией» окситанский воздух и не могла поверить, что вот она наконец-то пришла Домой...
Это была её родная земля. Её будущий Светлый Мир, построить который она обещала Радомиру. И это к ней принесла она теперь своё горе и скорбь, будто потерянное дитя, ищущее у Матери защиты, сочувствия и покоя...
Магдалина знала – чтобы исполнить наказ Радомира, она должна была чувствовать себя уверенной, собранной и сильной. Но пока она лишь жила, замкнувшись в своей глубочайшей скорби, и была до сумасшествия одинокой...
Без Радомира её жизнь стала пустой, никчемной и горькой... Он обитал теперь где-то далеко, в незнакомом и дивном Мире, куда не могла дотянуться её душа... А ей так безумно по-человечески, по-женски его не хватало!.. И никто, к сожалению, не мог ей ничем в этом помочь.
Тут мы снова её увидели...
На высоком, сплошь заросшем полевыми цветами обрыве, прижав колени к груди, одиноко сидела Магдалина... Она, как уже стало привычным, провожала закат – ещё один очередной день, прожитый без Радомира... Она знала – таких дней будет ещё очень и очень много. И знала, ей придётся к этому привыкнуть. Несмотря на всю горечь и пустоту, Магдалина хорошо понимала – впереди её ждала долгая, непростая жизнь, и прожить её придётся ей одной... Без Радомира. Что представить пока что ей никак не удавалось, ибо он жил везде – в каждой её клеточке, в её снах и бодрствовании, в каждом предмете, которого он когда-то касался. Казалось, всё окружающее пространство было пропитано присутствием Радомира... И даже если бы она пожелала, от этого не было никакого спасения.
Вечер был тихим, спокойным и тёплым. Оживающая после дневной жары природа бушевала запахами разогретых цветущих лугов и хвои... Магдалина прислушивалась к монотонным звукам обычного лесного мира – он был на удивление таким простым, и таким спокойным!.. Разморенные летней жарой, в соседних кустах громко жужжали пчёлы. Даже они, трудолюбивые, предпочитали убраться подальше от жгучих дневных лучей, и теперь радостно впитывали живительную вечернюю прохладу. Чувствуя человеческое добро, крошечная цветная птичка безбоязненно села на тёплое плечо Магдалины и в благодарность залилась звонкими серебристыми трелями... Но Магдалина этого не замечала. Она вновь унеслась в привычный мир своих грёз, в котором всё ещё жил Радомир...
И она снова его вспоминала...
Его невероятную доброту... Его буйную жажду Жизни... Его светлую ласковую улыбку и пронзительный взгляд его синих глаз... И его твёрдую уверенность в правоте избранного им пути. Вспоминала чудесного, сильного человека, который, будучи совсем ещё ребёнком, уже подчинял себе целые толпы!..
Вспоминала его ласку... Тепло и верность его большого сердца... Всё это жило теперь только лишь в её памяти, не поддаваясь времени, не уходя в забвение. Всё оно жило и... болело. Иногда ей даже казалось – ещё чуть-чуть, и она перестанет дышать... Но дни бежали. И жизнь всё также продолжалась. Её обязывал оставленный Радомиром ДОЛГ. Поэтому, со своими чувствами и желаниями она, насколько могла, не считалась.
Сын, Светодар, по которому она безумно скучала, находился в далёкой Испании вместе с Раданом. Магдалина знала – ему тяжелей... Он был ещё слишком молод, чтобы смириться с такой потерей. Но ещё она также знала, что даже при самом глубоком горе, он никогда не покажет свою слабость чужим.
Он был сыном Радомира...
И это обязывало его быть сильным.
Снова прошло несколько месяцев.
И вот, понемногу, как это бывает даже с самой страшной потерей, Магдалина стала оживать. Видимо, приходило правильное время возвращаться к живущим...

Облюбовав крошечный Монтсегюр, который был самым магическим в Долине замком (так как стоял на «точке перехода» в другие миры), Магдалина с дочуркой вскоре начали потихоньку туда перебираться. Начали обживать их новый, незнакомый ещё, Дом...
И, наконец, помня настойчивое желание Радомира, Магдалина понемногу стала набирать себе первых учеников... Это была наверняка одна из самых лёгких задач, так как каждый человек на этом дивном клочке земли был более или менее одарённым. И почти каждый жаждал знания. Поэтому очень скоро у Магдалины уже было несколько сотен очень старательных учеников. Потом эта цифра переросла в тысячу... И уже очень скоро вся Долина Магов была охвачена её учением. А она брала как можно больше желающих, чтобы отвлечься от своих горьких дум, и была несказанно рада тому, как жадно тянулись к Знанию окситанцы! Она знала – Радомир бы от души этому порадовался... и набирала ещё больше желающих.
– Прости, Север, но как же Волхвы согласились с этим?!. Ведь они так тщательно охраняют от всех свои Знания? Как же Владыко допустил такое? Магдалина ведь учила всех, не выбирая лишь посвящённых?
– Владыко никогда не соглашался с этим, Изидора... Магдалина и Радомир шли против его воли, открывая эти знания людям. И я до сих пор не знаю, кто из них был по-настоящему прав...
– Но ты же видел, как жадно внимали этому Знанию окситанцы! Да и вся остальная Европа также! – удивлённо воскликнула я.
– Да... Но я видел и другое – как просто они были уничтожены... А это значит – они были к этому не готовы.
– Но когда же, по твоему, люди будут «готовы»?.. – возмутилась я. – Или это не случится никогда?!.
– Случится, мой друг... думаю. Но лишь тогда, когда, люди наконец-то поймут, что они в состоянии защитить это же самое Знание... – тут Север неожиданно по-детски улыбнулся. – Магдалина и Радомир жили Будущим, видишь ли... Они мечтали о чудесном Едином Мире... Мире, в котором была бы одна общая Вера, один правитель, единая речь... И несмотря ни на что, учили... Сопротивляясь Волхвам... Не подчиняясь Владыко... И при всём при том, хорошо понимая – даже их далёкие правнуки наверняка ещё не узрят этого чудесного «единого» мира. Они просто боролись... За свет. За знания. За Землю. Такой была их Жизнь... И они прожили её, не предавая.
Я снова окунулась в прошлое, в котором всё ещё жила эта удивительная и единственная история...
Было только одно грустное облачко, бросавшее тень на светлеющее настроение Магдалины – Веста глубоко страдала от потери Радомира, и никакими «радостями» не удавалось её от этого отвлечь. Узнав, наконец, о случившемся, она полностью захлопнула своё маленькое сердечко от окружающего мира и переживала свою потерю одна, не допуская к себе даже любимую маму, светлую Магдалину. Так она бродила целыми днями неприкаянной, не зная, что с этой страшной бедой поделать. Рядом не было также и брата, с которым Веста привыкла делиться радостью и печалями. Ну, а сама она была слишком ещё мала, чтобы суметь осилить столь тяжкое горе, непомерным грузом обрушившееся на её хрупкие детские плечи. Она дико скучала по своему любимому, самому лучшему на свете папе и никак не могла понять, откуда же взялись те жестокие люди, которые его ненавидели и которые его убили?.. Не слышно было больше его весёлого смеха, не было их чудесных прогулок... Не оставалось больше вообще ничего, что было связанно с их тёплым и всегда радостным общением. И Веста глубоко, по-взрослому страдала... У неё оставалась только память. А ей хотелось вернуть его живого!.. Она была ещё слишком малой, чтобы довольствоваться воспоминаниями!.. Да, она очень хорошо помнила, как, свернувшись калачиком на его сильных руках, затаив дыхание слушала удивительнейшие истории, ловя каждое слово, боясь пропустить самое важное... И теперь её раненое сердечко требовало всё это обратно! Папа был её сказочным кумиром... Её, закрытым от остальных, удивительным миром, в котором жили только они вдвоём... А теперь этого мира не стало. Злые люди забрали его, оставив лишь глубокую рану, которую ей самой никак не удавалось заживить.

Все окружавшие Весту взрослые друзья старались, как могли, развеять её удручённое состояние, но малышка, никому не хотела открывать своё скорбящее сердце. Единственный, кто наверняка смог бы помочь, был Радан. Но и он находился далеко, вместе со Светодаром.
Впрочем, был с Вестой один человек, который старался изо всех сил заменить её дядю Радана. И звали этого человека Рыжий Симон – весёлый Рыцарь с яркими рыжими волосами. Друзья безобидно так прозвали его из-за необычного цвета его волос, и Симон ничуточки не обижался. Он был смешливым и весёлым, всегда готовым придти на помощь, этим, и правда, напоминая отсутствующего Радана. И друзья за это искренне его любили. Он был «отдушинкой» от бед, которых в жизни Храмовиков в то время было очень и очень немало...
Рыжий Рыцарь терпеливо являлся к Весте, ежедневно уводя её на захватывающие длинные прогулки, постепенно становясь малышке настоящим доверенным другом. И даже в маленьком Монтсегюре очень скоро к нему привыкли. Он стал там привычным желанным гостем, которому каждый был рад, ценя его неназойливый, мягкий характер и всегда прекрасное настроение.
И только одна Магдалина вела себя с Симоном настороженно, хотя сама наверняка не смогла бы объяснить причину... Она больше всех остальных радовалась, видя Весту всё более и более счастливой, но в то же время, никак не могла избавиться от непонятного ощущения опасности, приходящей со стороны Рыцаря Симона. Она знала, что должна была чувствовать ему только лишь благодарность, но ощущение тревоги не проходило. Магдалина искренне пыталась не обращать на свои чувства внимания и лишь радоваться настроению Весты, сильно надеясь, что со временем боль дочурки понемногу утихнет, так же, как стала утихать она в ней самой... И останется тогда в её измученном сердечке лишь глубокая светлая грусть по ушедшему, доброму папе... И ещё останутся воспоминания... Чистые и горькие, как бывает иногда горькой самая чистая и самая светлая ЖИЗНЬ...

Светодар часто писал матери послания, и один из рыцарей Храма, охранявший его вместе с Раданом в далёкой Испании, отвозил эти послания в Долину Магов, откуда тут же присылалась весточка с последними новостями. Так они жили, не видя друг друга, и могли лишь надеяться, что придёт когда-нибудь тот счастливый день, когда они хоть на мгновение встретятся все вместе... Но, к великому сожалению, тогда они ещё не ведали, что этот счастливый день так никогда для них и не наступит...
Все эти годы после потери Радомира, Магдалина вынашивала в своём сердце заветную мечту – отправиться когда-нибудь в далёкую Северную страну, чтобы увидеть землю своих предков и поклониться там дому Радомира... Поклониться земле, вырастившей самого дорогого ей человека. А ещё она хотела отнести туда Ключ Богов. Ибо знала – так будет правильно... Родная земля сбережёт ЕГО для людей куда надёжнее, чем это пытается сделать она сама.
Но жизнь бежала, как всегда, слишком быстро, и у Магдалины всё никак не оставалось времени, дабы осуществить задуманное. А спустя восемь лет после гибели Радомира, пришла беда... Остро чувствуя её приближение, Магдалина страдала, не в состоянии понять причину. Даже являясь сильнейшей Ведуньей, она не могла увидеть свою Судьбу, как бы этого ни хотела. Её Судьба была от неё скрыта, так как она обязана была прожить свою жизнь полностью, какой бы сложной или жестокой она ни являлась...
– Как же так, мама, всем Ведунам и Ведуньям закрыта их Судьба? Но почему?.. – возмутилась Анна.
– Думаю, это так потому, чтобы мы не пытались менять то, что нам предначертано, милая – не слишком уверенно ответила я.
Насколько я могла себя помнить, с ранних лет меня возмущала данная несправедливость! Зачем было нужно нам, Ведающим, такое испытание? Почему мы не могли от него уйти, если умели?.. Но отвечать на это нам, видимо, никто не собирался. Такой была наша Жизнь, и прожить её приходилось такой, какой она была кем-то для нас начертана. А ведь мы могли так просто сделать её счастливой, разреши нам те, что «сверху», видеть свою Судьбу!.. Но такой возможности, к сожалению, у меня (и даже у Магдалины!) не было.
– Ещё, Магдалину всё больше и больше тревожили разносившиеся непривычные слухи... – продолжил Север. – Среди её учеников вдруг начали появляться странные «катары», тихо призывающие остальных к «бескровному» и «доброму» учению. Что означало – призывали жить без борьбы и сопротивления. Это было странным, и уж никак не отражало учения Магдалины и Радомира. Она чувствовала в этом подвох, чувствовала опасность, но встретить хотя бы одного из «новых» Катар ей почему-то никак не удавалось... В душе Магдалины росла тревога… Кто-то очень хотел сделать Катар беспомощными!.. Посеять в их смелых сердцах сомнение. Но кому это было нужно? Церкви?.. Она знала и помнила, как быстро гибли даже самые сильные и самые прекрасные державы, стоило им всего на мгновение отказаться от борьбы, понадеявшись на чужое дружелюбие!.. Мир пока ещё был слишком несовершенным... И в нём надо было уметь бороться за свой дом, за свои убеждения, за своих детей и даже за любовь. Вот почему Катары Магдалины с самого начала были воинами, и это полностью соответствовало её учению. Ведь она никогда не создавала сборище смиренных и беспомощных «агнцев», наоборот – Магдалина создавала могучее общество Боевых Магов, предназначение которых было ЗНАТЬ, а также – охранять свою землю и на ней живущих.
Поэтому-то настоящие, её Катары, Рыцари Храма, были мужественными и сильными людьми, гордо нёсшими Великое Знание Бессмертных.

Увидев мой протестующий жест, Север улыбнулся.
– Не удивляйся, мой друг, как ты знаешь, всё на Земле по-старому закономерно – всё так же переписывается со временем истинная История, всё так же перекраиваются светлейшие люди... Так было, и, думаю, так будет всегда... Именно поэтому так же, как и от Радомира, от воинственных и гордых первых (и настоящих!) Катар сегодня осталось, к сожалению, лишь беспомощное Учение Любви, построенное на самоотречении.
– Но они ведь, и правда, не сопротивлялись, Север! Они не имели права на убийство! Я читала об этом в дневнике Эсклармонд!.. Да и ты сам говорил мне об этом.

– Нет, мой друг, Эсклармонд была уже из «новых» катар. Я объясню тебе... Прости, я не открыл тебе истинную причину гибели этого чудесного народа. Но я никогда и никому не открывал её. Опять же – видимо, сказывается «правда» старой Метеоры... Слишком глубоко она поселилась во мне...
Да, Изидора, Магдалина учила Вере в Добро, учила Любви и Свету. Но ещё она учила БОРЬБЕ, за это же самое добро и свет! Как Радомир, она учила стойкости и смелости. Ведь именно к ней после смерти Радомира стремились рыцари со всей тогдашней Европы, так как именно в ней они чувствовали смелое сердце Радомира. Помнишь, Изидора, ведь ещё с самого начала его жизни, будучи совсем молодым, Радомир призывал к борьбе? Призывал бороться за будущее, за детей, за Жизнь?
Именно поэтому, первые Рыцари Храма, подчиняясь воле Магдалины, за эти годы набрали себе верную и надёжную подмогу – окситанских рыцарей-воинов, а те, в свою очередь, помогали им обучать простых поселян военному искусству на случай особой необходимости или неожиданно обрушившейся беды. Ряды Тамплиеров быстро росли, принимая в свою семью желающих и достойных. Вскоре почти все мужчины из аристократических окситанских семей принадлежали Храму Радомира. Уехавшие в дальние страны, по наказу семьи возвращались, чтобы пополнить братство Храмовиков.

Несмотря на их большую занятость, первые шесть Рыцарей Храма, приехавших с Магдалиной, так и остались самыми любимыми и самыми верными её учениками. То ли потому, что они знали Радомира, то ли по той простой причине, что столько лет они все прожили вместе и как бы срослись в дружную могучую силу, но именно эти Храмовики были самыми близкими сердцу Магдалины. Она делилась с ними тем Знанием, которое не доверяла никому другому.
Они были настоящими Воинами Радомира...
И они стали когда-то первыми Совершенными Мага Долины...
Совершенные были прекрасными воинами и сильнейшими магами, Изидора, что делало их намного сильнее всех остальных живущих (кроме некоторых Волхвов, конечно же). Мария доверяла им жизни своих детей, доверяла себя. И вот однажды, чувствуя неладное, во избежание какой-либо беды, она решила доверить им тайну Ключа Богов... Что, как оказалось позднее, было жестокой и непоправимой ошибкой, уничтожившей через столетие Великую Империю Знания и Света... Чистую и чудесную Империю Катар.
Страшное предательство (с помощью церкви) одного из близких друзей, уже после жестокой гибели Магдалины, постепенно преобразило Катар, превратив сильных и гордых воинов в беззащитных и беспомощных... Сделав Империю Солнца и Света легко ранимой и доступной. Ну, а церковь, как это обычно происходило в то время, тихо, спокойно продолжала свою чёрную работу, подсылая в Окситанию десятки «новых» катар, «доверительно» нашёптывавших остальным, как прекрасна будет их жизнь без убийств, как чисты без пролития крови будут их светлые души. И катары слушали красиво звучавшие слова, начисто забывая, чему учила их когда-то Золотая Мария...