Лаокоон и его сыновья

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
250px
Агесандр Родосский, Полидор, Афинодор
Лаокоон и его сыновья. 50 год до н. э.
мрамор
музей Пия-Климента, Ватикан
К:Скульптуры 50 года до н. э.

«Лаокóон и его сыновья» — скульптурная группа в ватиканском музее Пия-Климента, изображающая смертельную борьбу Лаокоона и его сыновей со змеями. Скульптура работы греческих ваятелей с Родоса — Агесандра, Полидора и Афинодора; является мраморной копией второй половины I века до н. э. с оригинала, который был выполнен в бронзе в 200 году до н. э. в Пергаме и не сохранился.







История находки

Римская копия найдена 14 января 1506 года Фелисом де Фредисом в виноградниках Эсквилина, под землёй на месте Золотого дома Нерона. Папа Юлий II, узнав о находке, сразу же послал за ней архитектора Джулиано да Сангалло и скульптора Микеланджело Буонарроти. Сангало подтвердил достоверность работы со словами: «Это Лаокоон, которого упоминает Плиний». Микеланджело определил, что скульптура сделана из двух кусков мрамора, хотя Плиний утверждал, что из единой глыбы.[1]

Дальнейшая судьба и влияние на культуру

Уже в марте 1506 года скульптурную группу передали папе. Он установил её в ватиканском Бельведере, приказав соорудить для неё специальную нишу (архитектор Джулиано да Сангалло). Усложнённая композиция стала предметом восхищения художников эпохи маньеризма и породила моду на сложно закрученные в вихреобразном движении изображения человеческого тела (figura serpentinata).

В июле 1798 года ватиканского «Лаокоона» перевезли в Париж по условиям Тордесильясского договора между Наполеоном и папой римским в качестве контрибуции. Скульптуру поместили в Музее Наполеона (Лувр). 9 ноября 1800 года её открыли для всеобщего обозрения. Только в 1816 году, после падения Наполеона, скульптуру вернули в Ватикан англичане.[2]

«Лаокоон» послужил предметом для эстетического трактата Лессинга «Лаокоон, или О границах живописи и поэзии».

Копии

Известно по крайней мере несколько копий статуи. В том числе итальянская копия в городе Родос - родине или школе авторов, в зале Лаокоона Замка Великих магистров. В Москве в ГМИИ им. Пушкина на Волхонке. В верхнем парке дворцово-паркового ансамбля Ораниенба́ум на территории города Ломоносова, в 40 км к западу от Санкт-Петербурга. И др.

Копия скульптурной группы появилась в XIX веке в Одессе. Одесский «Лаокоон» выполнен из каррарского мрамора и ныне установлен перед зданием Одесского археологического музея. В одесском варианте у фигур имеются руки, которых нет у оригинальной скульптуры.

Напишите отзыв о статье "Лаокоон и его сыновья"

Литература

Примечания

  1. «Лаокоон»: Вергилий и старые мастера // газета «Искусство», № 3, 1—15 февраля 2011. С. 21.
  2. «Лаокоон»: Вергилий и старые мастера // газета «Искусство», № 3, 1—15 февраля 2011. С. 23.


Отрывок, характеризующий Лаокоон и его сыновья

От удивления брови Караффы поползли на лоб. Видимо он никак не ожидал, что я об этом слыхала...
– Вы знаете их? Вы там бывали?!..
– Нет, там бывал мой отец, Ваше святейшество. Но он потом многому научил меня (позже я дико пожалела, что сообщила ему это...). Чему Вы хотите обучать там мою дочь, святейшество?! И зачем?.. Ведь для того, чтобы объявить её Ведьмой, у Вас уже сейчас достаточно доказательств. Всё равно ведь позже Вы попытаетесь сжечь её, как всех остальных, не так ли?!..
Караффа опять улыбнулся...
– Почему Вы уцепились за эту глупую мысль, мадонна? Я не собираюсь причинять никакого вреда Вашей милой дочери! Она ещё сможет великолепно послужить нам! Я очень долго искал Ведунью, которая ещё совсем дитя, чтобы научить её всему, что знают «монахи» в Мэтэоре. И чтобы она потом помогала мне в поисках колдунов и ведьм, таких, какой была когда-то она сама. Только тогда она уже будет ведьмой от Бога.
Караффа не казался сумасшедшим, он БЫЛ им... Иначе нельзя было при-нять то, что он говорил сейчас! Это не было нормальным, и поэтому ещё больше страшило меня.
– Простите, если я что-то не так поняла, Ваше святейшество... Но разве же могут быть Ведьмы от Бога?!..
– Ну, конечно же, Изидора! – искренне поражаясь моему «невежеству», засмеялся Караффа. – Если она будет использовать своё знание и умение во имя церкви, это будет приходить к ней уже от Бога, так как она будет творить во имя Его! Неужели Вам это не понятно?..
Нет, мне не было понятно!.. И говорил это человек с совершенно больным воображением, который, к тому же, искренне верил в то, о чём говорил!.. Он был невероятно опасным в своём сумасшествии и, к тому же, имел неограниченную власть. Его фанатизм переходил все границы, и кто-то должен был его остановить.
– Если Вы знаете, как заставить нас служить церкви, почему же тогда Вы сжигаете нас?!.. – рискнула спросить я. – Ведь то, чем мы обладаем, нельзя приобрести ни за какие деньги. Почему же Вы не цените это? Почему продолжаете уничтожать нас? Если Вы хотели научиться чему-то, почему не попросите научить Вас?..
– Потому, что бесполезно пробовать изменить то, что уже мыслит, мадонна. Я не могу изменить ни Вас, ни Вам подобных... Я могу лишь испугать Вас. Или убить. Но это не даст мне того, о чём я так долго мечтал. Анна же ещё совсем мала, и её можно научить любви к Господу, не отнимая при этом её удивительный Дар. Вам же это делать бесполезно, так как, даже если Вы поклянётесь мне вере в Него – я не поверю Вам.
– И Вы будете совершенно правы, Ваше святейшество, – спокойно сказала я.
Караффа поднялся, собираясь уходить.
– Всего один вопрос, и я очень прошу Вас ответить на него... если можете. Ваша защита, она из этого же монастыря?
– Так же, как и Ваша молодость, Изидора... – улыбнулся Караффа. – Я вернусь через час.
Значит, я была права – свою странную «непробиваемую» защиту он получил именно там, в Мэтэоре!!! Но почему же тогда её не знал мой отец?! Или Караффа был там намного позже? И тут вдруг меня осенила ещё одна мысль!.. Молодость!!! Вот чего добивался, но не получил Караффа! Видимо он был наслышан о том, сколько живут и как уходят из «физической» жизни настоящие Ведьмы и Ведуны. И ему дико захотелось получить это для себя... чтобы успеть пережечь оставшуюся «непослушную» половину существующей Европы, а потом властвовать над оставшимися, изображая «святого праведника», милостиво сошедшего на «грешную» землю, чтобы спасать наши «пропащие души».