Латинский алфавит

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Латинский алфавит
Тип письма:

консонантно-вокалическое письмо

Языки:

Первоначально латинский, языки Западной, Центральной и Северной Европы, некоторые языки Азии, многие языки Африки, Америки, Австралии и Океании

Место возникновения:

Древний Рим

Территория:

Первоначально Италия, затем Западная, Центральная и Северная Европа, частично Южная Европа, вся Америка, Австралия, Океания и часть Африки

Создатель:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата создания:

~700 г. до н.э.

Период:

~700 г. до н.э. по настоящее время

Статус:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Направление письма:

слева направо

Знаков:

26

Древнейший документ:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Происхождение:

Ханаанейское письмо

Развилось в:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Родственные:

Кириллица
Коптский алфавит
Армянский
Руны

Диапазон Юникода:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

ISO 15924:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Пример текста

Лати́нский алфави́т (лати́ница) — восходящая к греческому алфавиту буквенная письменность, возникшая в латинском языке в середине I тысячелетия до н. э. и впоследствии распространившаяся по всему миру. Современный латинский алфавит, являющийся основой письменности большинства романских, германских, а также множества других языков, в своём базовом варианте состоит из 26 букв. Буквы в разных языках называются по-разному.

Письменность на основе латинского алфавита используют все языки романской (кроме молдавского языка в ПМР и, в некоторых странах, сефардского языка), германской (кроме идиш), кельтской и балтийской групп, а также некоторые языки славянской, финно-угорской, тюркской, семитской и иранской групп, албанский, баскский языки, а также некоторые языки Индокитая (вьетнамский язык), Мьянмы, большинство языков Зондского архипелага и Филиппин, Африки (южнее Сахары), Америки, Австралии и Океании, а также искусственные языки (например, эсперанто).







История

Файл:Hermes 16 illustration1.png
«Надпись Дуэноса» — одна из древнейших известных латинских надписей.

Древнейшие обнаруженные латинские надписи датируются VII веком до н. э. Направление письма в архаичных надписях могло быть как слева направо, так и справа налево. Засвидетельствованы также надписи бустрофедоном.

Существуют две гипотезы происхождения латинского алфавита. По одной гипотезе, латинский язык заимствовал алфавитное письмо из греческого напрямую, по другой — своеобразным посредником в этом оказался этрусский алфавит. В том и в другом случае основой латинского алфавита является западногреческий (южноиталийский) вариант греческого алфавита. Латинский алфавит обособился примерно в VII веке до н. э. и первоначально включал только 21 букву: A, B, C, D, E, F, Z, H, I, K, L, M, N, O, P, Q, R, S, T, V и X.

Архаичный латинский алфавит
𐌀 𐌁 𐌂 𐌃 𐌄 𐌅 𐌆 𐌇 𐌈 𐌉 𐌊 𐌋 𐌌 𐌍 𐌎 𐌏 𐌐 𐌑 𐌒 𐌓 𐌔 𐌕 𐌖 𐌗 𐌘 𐌙 𐌜 𐌚
A B C D E F Z H I K L M N O P Q R S T V X

В архаичном латинском алфавите буквы C (восходящая к архаичному наклонному начертанию греческой гаммы Γ), K (от греческой каппы Κ) и Q (от впоследствии исключённой из греческого алфавита буквы коппа Ϙ) использовались для обозначения звуков [k] и [g]; при этом K ставилась перед A; буква Q (иногда) ставилась перед V и O; а C ставилась всюду[1].

Буквы Θ, Φ и Ψ не использовались для записи слов, но применялись как знаки для чисел 100, 1000 и 50. Впоследствии эти функции перешли к буквам C, M и L, соответственно (см. Римские цифры).

Буква Z (аналог греческой дзеты Ζ) была исключена из алфавита[2] в 312 году до н. э. (позже её восстановили). В 234 году до н. э. на месте исключённой Z была создана отдельная буква G путём добавления к C поперечной чёрточки[3]. В I веке до н. э., после завоевания Римом Греции были добавлены буквы Y и Z для записи слов, заимствованных из греческого языка. Название буквы Y («i Graeca», то есть «и греческое») было введено, чтобы отличать эту букву от I, так как греческий звук, соответствующий ипсилону, в латинской фонетике отсутствовал. Большинство букв называлось не греческими названиями их аналогов (восходящих к финикийскому алфавиту), а просто по их произношению (для гласных) или (для согласных) с помощью добавления звука [eː] после согласного (для взрывных согласных) или [ɛ] перед согласным (для фрикативных и сонорных) ([aː], [beː], [keː], [deː], …)[4], за исключением K [kaː][5] и Q [kuː], чтобы отличать их от C [keː], а также H [haː]. В итоге получился классический латинский алфавит из 23 букв:

A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T V X Y Z
Классический латинский алфавит
Буква A B C D E F G H
Латинское название ā ē ef
Латинское произношение /aː/ /beː/ /keː/ /deː/ /eː/ /ɛf/ /ɡeː/ /haː/
Буква I K L M N O P Q
Латинское название ī el em en ō
Латинское произношение /iː/ /kaː/ /ɛl/ /ɛm/ /ɛn/ /oː/ /peː/ /kʷuː/
Буква R S T V X Y Z
Латинское название er es ū ex ī Graeca zēta
Латинское произношение /ɛɾ/ /ɛs/ /teː/ /uː/ /ɛks/ /iː ˈɡrajka/ /ˈzeːta/
Файл:Claudian letters.svg
Клавдиевы буквы

Потомок Аппия Клавдия, император Клавдий (правивший в 41—54 годах), будучи на должности консула в 37 г., пытался добавить в латинский алфавит три новых буквы: знаки для звуков PS/BS (по аналогии с греческой пси Ψ); для согласного V, чтобы отличать его от обозначавшегося той же буквой гласного звука (в современном латинском алфавите для этой гласной используется буква U, возникшая лишь в новое время); а также для краткого звука, промежуточного между I и V (так называемый sonus medius, звучавший, вероятно, как ɨ или ʉ, близко к русскому звуку ы). Однако после смерти Клавдия «Клавдиевы буквы» были забыты.

На рубеже II—I веков до н. э. выработался каллиграфически совершенный вид эпиграфического письма для особо важных надписей. Латинское письмо эпиграфических памятников также называют монументальным, квадратным или лапидарным. Однако в повседневной жизни римляне использовали курсивную скоропись. Эпиграфисты выделяют иногда ещё один вид латинского письма — актуарный, использовавшийся для документов (актов). Особый вид латинского письма возник в III веке в Северной Африке — так называемое унциальное (то есть «крючковатое») письмо.

Древние римляне использовали только заглавные формы букв; современные строчные буквы появились на рубеже античности и средних веков; в целом буквы в своём современном виде оформились около 800 года (так называемый каролингский минускул)[6].

Файл:Phönizisch-5Sprachen.png
В колонках слева направо: латинский, греческий, финикийский, еврейский и арабский алфавиты. Стрелками показано происхождение отдельных букв.

Уже в новое время, около XVI века произошла дифференциация слоговых и неслоговых вариантов букв I и V (I/J и U/V). В итоге получился современный алфавит из 25 букв:

Aa Bb Cc Dd Ee Ff Gg Hh Ii Jj Kk Ll Mm Nn Oo Pp Qq Rr Ss Tt Uu Vv Xx Yy Zz

Примерно в то же время, но только в северной Европе стал считаться отдельной буквой диграф VV, возникший в XI веке и использующийся в письме германских языков. С добавлением W алфавит достиг своего окончательного состава из 26 букв:

Aa Bb Cc Dd Ee Ff Gg Hh Ii Jj Kk Ll Mm Nn Oo Pp Qq Rr Ss Tt Uu Vv Ww Xx Yy Zz

Этот стандартный 26-буквенный алфавит зафиксирован Международной организацией по стандартизации (ISO)[7][8] как «базовый латинский алфавит». Этот алфавит совпадает с современным английским алфавитом.

Однако, когда говорят об алфавите собственно латинского языка, а также романских языков, то W чаще всего не включают в состав букв (тогда латинский алфавит состоит из 25 букв).

В средние века в скандинавских и английском алфавитах использовалась руническая буква þ (название: thorn) для звука [θ] (как в современном английском thing), однако позднее она вышла из употребления. В настоящее время thorn используется только в исландском алфавите.

Все прочие добавочные знаки современных алфавитов, основанных на латинском, происходят от указанных выше 26 букв с добавлением диакритических знаков или в виде лигатур (так, немецкая буква ß, эсцет, происходит из готической лигатуры букв S и Z).

Современный латинский алфавит

Латинская буква классическое русское название буквы французское название буквы итальянское название буквы английское название буквы немецкое название буквы
A a а a/а a/а a/эй A/а
B b бэ bé/бэ bi/би bee/би Be/бэ
C c цэ cé/сэ ci/чи cee/си Ce/цэ
D d дэ dé/дэ di/ди dee/ди De/дэ
E e е e/нейотированное ё e/э e/и E/э
F f эф effe/эф effe/эффе ef/эф Ef/эф
G g гэ/жэ gé/же gi/джи gee/джи Ge/гэ
H h ха/аш hache/аш acca/акка aitch/эйч Ha/ха
I i и i/и i/и i/ай I/и
J j йот/жи jie/жи (i lunga/и длинная)1 jay/джей Jot/йот
K k ка ka/ка (kappa/каппа)1 kay/кей Ka/ка
L l эль elle/эль elle/элле el/эл El/эль
M m эм emme/эм emme/эмме em/эм Em/эм
N n эн enne/эн enne/энне en/эн En/эн
O o о o/о o/о o/оу O/о
P p пэ pé/пэ pi/пи pee/пи Pe/пэ
Q q ку cu/кю cu/ку cue/кью Qu/ку
R r эр erre/эр erre/эрре ar/ар Er/эр
S s эс esse/эс esse/эссе ess/эс Es/эс
T t тэ té/тэ ti/ти tee/ти Te/тэ
U u у u/нейотированное ю u/у u/ю U/у
V v вэ vé/вэ vu/ву vee/ви Vau/фау
W w дубль-вэ double-vé/дубль-вэ (doppia vu)1 double-u/дабл-ю We/вэ
X x икс ixe/икс (ics/икс)1 ex/экс Ix/икс
Y y игрек/ипсилон i grec/игрек (i greca/и греческая)1 wye/уай Ypsilon/юпсилон
Z z зед zède/зед zeta/дзета zed/зед (амер. zee/зи) Zett/цет
  1. буквы j, k, w, x и y в итальянском языке используются в лишь некоторых иностранных именах собственных (Jaroslavl (Ярославль), Kennedy (Кеннеди), Texas (Техас) и т. п.) и заимствованных словах (итал. water — унитаз), но в алфавит не включены, и поэтому их названия приведены в скобках.

Модификации букв

Для большинства языков обычного латинского алфавита недостаточно, поэтому для адаптации фонетических систем языков к латинской графике часто используются разные диакритические знаки, лигатуры и другие модификации букв. Примеры:

Ā Ă Â Ã À Á Ä Å Ą Æ Ç Č Ć Ð Ē Ę Ğ Ģ Î Į Ì Í Î Ï Ī Ķ Ł Ñ Ö Ő Ó Ø Œ ß Ş Š Ś Ţ Ū Ŭ Ú Ù Û Ž Ź Ż

Больше всего диакритических знаков имеет вьетнамский язык, который, подобно турецкому, перешёл на латиницу довольно поздно.

Кроме того, в некоторых языках возникли комбинации букв — диграфы, триграфы, тетраграфы — для обозначения звука, отсутствующего в классической латинской азбуке (например: ch, sch, th, ng, sz). Из некоторых таких комбинаций букв со временем возникают лигатуры (сращения) или новые буквы (ср. вышеуказанное образование W из двойной VV в поздней латыни, английском, немецком и польском или æ из a и e в датском, норвежском и исландском).

Файл:Latin-breve.png
Специальные сокращения слов, использовавшиеся в средневековом латинском письме.

Во времена Средневековья в латинском письме часто употребляемые префиксы, суффиксы и даже корни слов сокращались с помощью лигатур и специальных знаков, некоторые из которых используются и сегодня. Например, символы @ и & образованы из латинских слов ad («к») и et («и»).

Латинская азбука в других языках расширялась также за счёт появления новых букв. Часто модифицировались уже имеющиеся буквы, как было уже в классической латыни с буквой G, которая является модификацией буквы C. Другие примеры новых букв: Ð в исландском языке, Ŋ в саамском языке.

Иногда латиницу расширяли за счёт букв других алфавитов, как это произошло с буквами Y и Z, заимствованными из греческого алфавита, или с буквой Þ (Thorn) в исландском языке, заимствованной из рунической азбуки. Некоторые западно-, центрально- и южно-африканские языки используют дополнительные буквы; например, в языке адангме имеются буквы ⟨Ɛ/ɛ⟩ и ⟨Ɔ/ɔ⟩, язык га использует буквы ⟨Ɛ/ɛ⟩, ⟨Ŋ/ŋ⟩ и ⟨Ɔ/ɔ⟩. В языке хауса используются буквы ⟨Ɓ/ɓ⟩ и ⟨Ɗ/ɗ⟩ для имплозивных согласных и ⟨Ƙ/ƙ⟩ для абруптивных согласных.

На латинском алфавите основан также Международный фонетический алфавит, использующийся для фонематической и фонетической транскрипции, хотя некоторая часть его символов взята из других алфавитов.

Распространённость

Файл:Latin alphabet world distribution.svg
На схеме показана распространённость латинского алфавита в мире. Тёмно-зелёным цветом обозначены страны, в которых латинский алфавит является официальной (или де-факто официальной) письменностью; светло-зелёным — государства, в которых латинский алфавит используется наряду с другими письменностями.

Латинский алфавит как международный

В настоящее время латинский алфавит знако́м почти всем умеющим читать людям Земли, поскольку изучается всеми школьниками либо на уроках математики, либо на уроках иностранного языка (не говоря уже о том, что для многих языков латинский алфавит является родным), поэтому он де-факто является «алфавитом международного общения». На латинском алфавите основано большинство искусственных языков, в частности, эсперанто, интерлингва, идо и другие.

Для всех языков с нелатинской письменностью существуют также системы записи латиницей (романизации) — даже если иностранец и не знает правильного чтения, ему гораздо легче иметь дело со знакомыми латинскими буквами, чем с «китайской грамотой». В ряде стран вспомогательное письмо латиницей стандартизировано и дети изучают его в школе (в Японии, Китае).

Запись латиницей в ряде случаев диктуется техническими трудностями: международные телеграммы всегда писались латиницей; в сети Интернет можно встретить запись русского языка латиницей из-за отсутствия поддержки кириллицы клиентской машиной (см. транслит; то же относится и к греческому языку).

С другой стороны, в текстах на нелатинском алфавите иностранные названия нередко оставляют латиницей из-за отсутствия общепринятого и легко узнаваемого написания в своей системе. Например, иногда в русском тексте японские названия пишут латиницей, хотя для японского языка существуют общепринятые правила транслитерации в кириллический алфавит.

Неоднократно выдвигалась идея перевода всех языков на латинское письмо. Например, сторонником глобальной латинизации был известный датский лингвист Отто Есперсен.

Романизация языков с нелатинской письменностью

Латинский алфавит используется во всем мире для латинизации языков, которые пользуются нелатинскими алфавитами, с целью упрощения коммуникации. Большинство языков с нелатинскими алфавитами имеют официальные правила транслитерации на базе латиницы. Иногда такие системы транслитерации называют романизированными, т.е. производными от романских, а следовательно, латинского языков.

Ниже приводится таблица с примерами латинизированной транслитерации греческого, русского (и других языков, пользующихся кириллицей), иврита, арабского, персидского, японского (катакана) и корейского (хангыль) языков:

Латинский алфавит Греческий язык Русский язык и др. буквы кириллицы Иврит Арабский язык Персидский язык Японский язык (катакана) Корейский язык (хангыль)
A A А ַ, ֲ, ָ دَ, دَ, ﺍ — ﺎ, دَىا آ ا
AE
AI י ,ַ י ָ
B ΜΠ, Β Б בּ ﺏ ﺑ ﺒ ﺐ ﺏ ﺑ
C Ξ
CH TΣ̈ Ч צ׳ چ
CHI
D ΝΤ, Δ Д ד ﺩ — ﺪ, ﺽ ﺿ ﻀ ﺾ د
DH Δ דֿ ﺫ — ﺬ
DZ ΤΖ ДЗ
E Ε, ΑΙ Е, Э ֱ,ְ,ֵ,ֶ,י,ֵי,ְי ֱ
EO
EU
EUI
F Φ Ф פ (конечная ף) ﻑ ﻓ ﻔ ﻒ
FU
G ΓΓ, ΓΚ, Γ Г ג گ
GH Γ Ғ גֿ, עֿ ﻍ ﻏ ﻐ ﻎ ق غ
H Η Х, Г, Һ ח, ה ﻩ ﻫ ﻬ ﻪ, ﺡ ﺣ ﺤ ﺢ ه ح ﻫ
HA
HE
HI
HO
I Η, Ι, Υ, ΕΙ, ΟΙ И, І ִ, י ִ دِ
IY دِي
J TZ̈ ДЖ, Џ ג׳ ﺝ ﺟ ﺠ ﺞ ج
JJ Й יי
K Κ К כּ (конечная ךּ ) ﻙ ﻛ ﻜ ﻚ ک
KA
KE
KH X Х כ,חֿ (конечная ך) ﺥ ﺧ ﺨ ﺦ خ
KI
KK
KO
KU
L Λ Л ל ﻝ ﻟ ﻠ ﻞ ل
M Μ М מ (конечная ם) ﻡ ﻣ ﻤ ﻢ م
MA
ME
MI
MO
MU
N Ν Н נ (конечная ן) ﻥ ﻧ ﻨ ﻦ ن
NA
NE
NG Ң
NI
NO
NU
O Ο, Ω О ֳ, ֹ, וֹ ُا
OI
P Π П פּ (конечная ףּ ) پ
PP
PS Ψ
Q Θ Қ ק ﻕ ﻗ ﻘ ﻖ ق
R Ρ Р ר ﺭ — ﺮ ر
RA
RE
RI
RO
RU
S Σ С ס, שׂ ﺱ ﺳ ﺴ ﺲ, ﺹ ﺻ ﺼ ﺺ س ص
SA
SE
SH Σ̈ Ш שׁ ﺵ ﺷ ﺸ ﺶ ش
SHCH Щ, ШЧ ש׳
SHI
SO
SS
SU
T Τ Т ט, תּ, ת ﺕ ﺗ ﺘ ﺖ, ﻁ ﻃ ﻄ ﻂ ت ط
TA
TE
TH Θ ת׳ ﺙ ﺛ ﺜ ﺚ
TO
TS ΤΣ Ц צ (конечная ץ)
TSU
TT
U ΟΥ, Υ У ֻ, וּ دُ
UW دُو
V B В ב و
W Ω ו, וו ﻭ — ﻮ و
WA
WE
WI
WO
X Ξ, Χ
Y Ψ Й, Ы, И, Ј יִ ﻱ ﻳ ﻴ ﻲ ی
YA Я יַ, יָ
YE Е, Є יְ, יֶ, יֱ
YEO
YI Ї
YO Ё יׁ,יוֹ
YU Ю יוּ ,יּ ,יֻ ,יְֱ
Z Ζ З ז ﺯ — ﺰ, ﻅ ﻇ ﻈ ﻆ ز
ZH Ζ̈ Ж ז׳ ژ

Использование латинского алфавита для русского языка

Попытки использовать латиницу в записях на русском языке отмечались ещё в 1680-х — 1690-х годах[9]. В годы правления Петра I компромиссом между сторонниками традиционного кириллического полуустава и теми, кто стремился максимально полно заимствовать западную культуру, стал гражданский шрифт. Отдельные проекты перевода русского языка на латинский алфавит появлялись в XIX веке. Позднее эта проблема поднималась в СССР в 1920-х годах (см. латинизация). В 1990-х годах вопрос о переходе на латиницу ставился вновь[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Латинский алфавитОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Латинский алфавитОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Латинский алфавит[источник не указан 2173 дня], но к концу 2000-х эта идея, как правило, стала выдвигаться лишь в публикациях[10], рассчитанных на привлечение внимания, а не на практическую реализацию.

См. также

Напишите отзыв о статье "Латинский алфавит"

Примечания

  1. В позднеантичной латыни буква C перед E и I стала передавать звук [ц].
  2. Z была официально исключена цензором 312 года до н. э. Аппием Клавдием, поскольку звук [з] между двумя гласными, который передавала эта буква, к этому времени перешёл в [р].
  3. Согласно Плутарху, эту модификацию буквы C придумал Спурий Карвилий Руга, создатель первой в истории частной начальной школы. Официальное введение буквы G в алфавит на место упразднённой Z состоялось около 234 года до н. э. во время консульства Спурия Карвилия.
  4. Нидерман, 1949, с. 19.
  5. К этому времени буква K почти исчезла из языка, сохранившись лишь в нескольких словах, таких как Kalendae, и в сокращении личного имени Kaeso — K.
  6. Добиаш-Рождественская О. История книжного искусства. — М.: Книга, 1987. — С. 54-55.
  7. [http://www.terena.org/activities/multiling/euroml/section04.html Internationalisation standardization of 7-bit codes, ISO 646]. [http://www.terena.org Trans-European Research and Education Networking Association (TERENA)]. Проверено 3 октября 2010. [http://www.webcitation.org/6H3nOVLt3 Архивировано из первоисточника 2 июня 2013].
  8. [http://www.faqs.org/rfcs/rfc1815.html RFC1815 – Character Sets ISO-10646 and ISO-10646-J-1]. Проверено 3 октября 2010.
  9. Шамин С. Русскоязычные записи латиницей на книгах, иконах и других предметах (XVII — начало XVIII в.) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики : журнал. — 2007. — № 3. — С. 122—123.
  10. [http://www.kasparov.ru/material.php?id=478E0C2F48B7D «Даешь латиницу, job tvoju maman!» (дата публикации 16.01.2008)]. Каспаров. Ru. Проверено 28 мая 2013. [http://www.webcitation.org/6H25aik48 Архивировано из первоисточника 31 мая 2013].

Литература

  • Люблинская А. Д. Латинская палеография. — М., 1969.
  • Нидерман М. Историческая фонетика латинского языка / Пер. с фр. и прим. Я. М. Боровского. — М.: Издательство иностранной литературы, 1949.
  • Фёдорова Е. В. Введение в латинскую эпиграфику. — М., 1982.

Ссылки

  • [http://latinum.ru/ Все о латинском языке]
  • [http://tapemark.narod.ru/les/253b.html Лингвистический энциклопедический словарь (1990) / Латинское письмо]

Отрывок, характеризующий Латинский алфавит

Мария-Антуанетта в Темпле

Он находился в той же комнатке, совершенно потрясённый увиденным и, ничего не замечая вокруг, стоял, преклонив колено, прижавшись губами к её, всё ещё прекрасной, белой руке, не в состоянии вымолвить ни слова... Он пришёл к ней совершенно отчаявшись, испробовав всё на свете и потеряв последнюю надежду её спасти... и всё же, опять предлагал свою, почти уже невозможную помощь... Он был одержим единственным стремлением: спасти её, несмотря ни на что... Он просто не мог позволить ей умереть... Потому, что без неё закончилась бы и его, уже ненужная ему, жизнь...
Они смотрели молча друг на друга, пытаясь скрыть непослушные слёзы, которые узкими дорожками текли по щекам... Не в силах оторвать друг от друга глаз, ибо знали, что если ему не удастся ей помочь, этот взгляд может стать для них последним...
Лысый тюремщик разглядывал разбитого горем гостя и, не собираясь отворачиваться, с интересом наблюдал разворачивавшуюся перед ним грустную сцену чужой печали...
Видение пропало и появилось другое, ничем не лучше прежнего – жуткая, орущая, вооружённая пиками, ножами и ружьями, озверевшая толпа безжалостно рушила великолепный дворец...

Версаль...

Потом опять появился Аксель. Только на этот раз он стоял у окна в какой-то очень красивой, богато обставленной комнате. А рядом с ним стояла та же самая «подруга его детства» Маргарита, которую мы видели с ним в самом начале. Только на этот раз вся её заносчивая холодность куда-то испарилась, а красивое лицо буквально дышало участием и болью. Аксель был смертельно бледным и, прижавшись лбом к оконному стеклу, с ужасом наблюдал за чем-то происходящим на улице... Он слышал шумевшую за окном толпу, и в ужасающем трансе громко повторял одни и те же слова:
– Душа моя, я так и не спас тебя... Прости меня, бедная моя... Помоги ей, дай ей сил вынести это, Господи!..
– Аксель, пожалуйста!.. Вы должны взять себя в руки ради неё. Ну, пожалуйста, будьте благоразумны! – с участием уговаривала его старая подруга.
– Благоразумие? О каком благоразумии вы говорите, Маргарита, когда весь мир сошёл с ума?!.. – закричал Аксель. – За что же её? За что?.. Что же такого она им сделала?!.
Маргарита развернула какой-то маленький листик бумаги и, видимо, не зная, как его успокоить, произнесла:
– Успокойтесь, милый Аксель, вот послушайте лучше:
– «Я люблю вас, мой друг... Не беспокойтесь за меня. Мне не достаёт лишь ваших писем. Возможно, нам не суждено свидеться вновь... Прощайте, самый любимый и самый любящий из людей...».
Это было последнее письмо королевы, которое Аксель прочитывал тысячи раз, но из чужих уст оно звучало почему-то ещё больнее...
– Что это? Что же там такое происходит? – не выдержала я.
– Это красивая королева умирает... Её сейчас казнят. – Грустно ответила Стелла.
– А почему мы не видим? – опять спросила я.
– О, ты не хочешь на это смотреть, верь мне. – Покачала головкой малышка. – Так жаль, она такая несчастная... Как же это несправедливо.
– Я бы всё-таки хотела увидеть... – попросила я.
– Ну, смотри... – грустно кивнула Стелла.
На огромной площади, битком набитой «взвинченным» народом, посередине зловеще возвышался эшафот... По маленьким, кривым ступенькам на него гордо поднималась смертельно бледная, очень худая и измученная, одетая в белое, женщина. Её коротко остриженные светлые волосы почти полностью скрывал скромный белый чепчик, а в усталых, покрасневших от слёз или бессонницы глазах отражалась глубокая беспросветная печаль...

Чуть покачиваясь, так как, из-за туго завязанных за спиной рук, ей было сложно держать равновесие, женщина кое-как поднялась на помост, всё ещё, из последних сил пытаясь держаться прямо и гордо. Она стояла и смотрела в толпу, не опуская глаз и не показывая, как же по-настоящему ей было до ужаса страшно... И не было никого вокруг, чей дружеский взгляд мог бы согреть последние минуты её жизни... Никого, кто своим теплом мог бы помочь ей выстоять этот ужасающий миг, когда её жизнь должна была таким жестоким путём покинуть её...
До этого бушевавшая, возбуждённая толпа вдруг неожиданно смолкла, как будто налетела на непреодолимое препятствие... Стоявшие в передних рядах женщины молча плакали. Худенькая фигурка на эшафоте подошла к плахе и чуть споткнувшись, больно упала на колени. На несколько коротких секунд она подняла к небу своё измученное, но уже умиротворённое близостью смерти лицо... глубоко вздохнула... и гордо посмотрев на палача, положила свою уставшую голову на плаху. Плачь становился громче, женщины закрывали детям глаза. Палач подошёл к гильотине....
– Господи! Нет!!! – душераздирающе закричал Аксель.
В тот же самый миг, в сером небе из-за туч вдруг выглянуло солнышко, будто освещая последний путь несчастной жертвы... Оно нежно коснулось её бледной, страшно исхудавшей щеки, как бы ласково говоря последнее земное «прости». На эшафоте ярко блеснуло – тяжёлый нож упал, разбрасывая яркие алые брызги... Толпа ахнула. Белокурая головка упала в корзину, всё было кончено... Красавица королева ушла туда, где не было больше боли, не было издевательств... Был только покой...

Вокруг стояла смертельная тишина. Больше не на что было смотреть...
Так умерла нежная и добрая королева, до самой последней минуты сумевшая стоять с гордо поднятой головой, которую потом так просто и безжалостно снёс тяжёлый нож кровавой гильотины...
Бледный, застывший, как мертвец, Аксель смотрел невидящими глазами в окно и, казалось, жизнь вытекала из него капля за каплей, мучительно медленно... Унося его душу далеко-далеко, чтобы там, в свете и тишине, навечно слиться с той, которую он так сильно и беззаветно любил...
– Бедная моя... Душа моя... Как же я не умер вместе с тобой?.. Всё теперь кончено для меня... – всё ещё стоя у окна, помертвевшими губами шептал Аксель.
Но «кончено» для него всё будет намного позже, через каких-нибудь двадцать долгих лет, и конец этот будет, опять же, не менее ужасным, чем у его незабвенной королевы...
– Хочешь смотреть дальше? – тихо спросила Стелла.
Я лишь кивнула, не в состоянии сказать ни слова.
Мы увидели уже другую, разбушевавшуюся, озверевшую толпу людей, а перед ней стоял всё тот же Аксель, только на этот раз действие происходило уже много лет спустя. Он был всё такой же красивый, только уже почти совсем седой, в какой-то великолепной, очень высокозначимой, военной форме, выглядел всё таким же подтянутым и стройным.

И вот, тот же блестящий, умнейший человек стоял перед какими-то полупьяными, озверевшими людьми и, безнадёжно пытаясь их перекричать, пытался что-то им объяснить... Но никто из собравшихся, к сожалению, слушать его не хотел... В бедного Акселя полетели камни, и толпа, гадкой руганью разжигая свою злость, начала нажимать. Он пытался от них отбиться, но его повалили на землю, стали зверски топтать ногами, срывать с него одежду... А какой-то верзила вдруг прыгнул ему на грудь, ломая рёбра, и не задумываясь, легко убил ударом сапога в висок. Обнажённое, изуродованное тело Акселя свалили на обочину дороги, и не нашлось никого, кто в тот момент захотел бы его, уже мёртвого, пожалеть... Вокруг была только довольно хохочущая, пьяная, возбуждённая толпа... которой просто нужно было выплеснуть на кого-то свою накопившуюся животную злость...
Чистая, исстрадавшаяся душа Акселя, наконец-то освободившись, улетела, чтобы соединиться с той, которая была его светлой и единственной любовью, и ждала его столько долгих лет...
Вот так, опять же, очень жестоко, закончил свою жизнь нам со Стеллой почти незнакомый, но ставший таким близким, человек, по имени Аксель, и... тот же самый маленький мальчик, который, прожив всего каких-то коротеньких пять лет, сумел совершить потрясающий и единственный в своей жизни подвиг, коим мог бы честно гордиться любой, живущий на земле взрослый человек...
– Какой ужас!.. – в шоке прошептала я. – За что его так?
– Не знаю... – тихо прошептала Стелла. – Люди почему-то были тогда очень злые, даже злее чем звери... Я очень много смотрела, чтобы понять, но не поняла... – покачала головкой малышка. – Они не слушали разум, а просто убивали. И всё красивое зачем-то порушили тоже...
– А как же дети Акселя или жена? – опомнившись после потрясения, спросила я.
– У него никогда не было жены – он всегда любил только свою королеву, – со слезами на глазах сказала малышка Стелла.

И тут, внезапно, у меня в голове как бы вспыхнула вспышка – я поняла кого мы со Стеллой только что видели и за кого так от души переживали!... Это была французская королева, Мария-Антуанетта, о трагической жизни которой мы очень недавно (и очень коротко!) проходили на уроке истории, и казнь которой наш учитель истории сильно одобрял, считая такой страшный конец очень «правильным и поучительным»... видимо потому, что он у нас в основном по истории преподавал «Коммунизм»...
Несмотря на грусть происшедшего, моя душа ликовала! Я просто не могла поверить в свалившееся на меня, неожиданное счастье!.. Ведь я столько времени этого ждала!.. Это был первый раз, когда я наконец-то увидела что-то реальное, что можно было легко проверить, и от такой неожиданности я чуть ли не запищала от охватившего меня щенячьего восторга!.. Конечно же, я так радовалась не потому, что не верила в то, что со мной постоянно происходило. Наоборот – я всегда знала, что всё со мной происходящее – реально. Но видимо мне, как и любому обычному человеку, и в особенности – ребёнку, всё-таки иногда нужно было какое-то, хотя бы простейшее подтверждение того, что я пока что ещё не схожу с ума, и что теперь могу сама себе доказать, что всё, со мной происходящее, не является просто моей больной фантазией или выдумкой, а реальным фактом, описанным или виденным другими людьми. Поэтому-то такое открытие для меня было настоящим праздником!..
Я уже заранее знала, что, как только вернусь домой, сразу же понесусь в городскую библиотеку, чтобы собрать всё, что только смогу найти про несчастную Марию-Антуанетту и не успокоюсь пока не найду хоть что-то, хоть какой-то факт, совпадающий с нашими видениями... Я нашла, к сожалению, всего лишь две малюсенькие книжечки, в которых описывалось не так уж и много фактов, но этого было вполне достаточно, потому что они полностью подтверждали точность виденного мною у Стеллы.
Вот то, что мне удалось тогда найти:
любимым человеком королевы был шведский граф, по имени Аксель Ферсен, который беззаветно любил её всю свою жизнь и никогда после её смерти не женился;
их прощание перед отъездом графа в Италию происходило в саду Маленького Трианона – любимого места Марии-Антуанетты – описание которого точно совпадало с увиденным нами;
бал в честь приезда шведского короля Густава, состоявшийся 21 июня, на котором все гости почему-то были одеты в белое;
попытка побега в зелёной карете, организованная Акселем (все остальные шесть попыток побега были также организованы Акселем, но ни одна из них, по тем или иным причинам, не удалась. Правда две из них провалились по желанию самой Марии-Антуанетты, так как королева не захотела бежать одна, оставив своих детей);
обезглавливание королевы проходило в полной тишине, вместо ожидавшегося «счастливого буйства» толпы;
за несколько секунд до удара палача, неожиданно выглянуло солнце...
последнее письмо королевы к графу Ферсену почти в точности воспроизведено в книге «Воспоминания графа Ферсена», и оно почти в точности повторяло нами услышанное, за исключением всего лишь нескольких слов.
Уже этих маленьких деталей хватило, чтобы я бросилась в бой с удесятерённой силой!.. Но это было уже потом... А тогда, чтобы не показаться смешной или бессердечной, я изо всех сил попыталась собраться и скрыть своей восторг по поводу моего чудесного «озарения». И чтобы развеять грустное Стеллино настроение, спросила:
– Тебе очень нравится королева?
– О да! Она добрая и такая красивая... И бедный наш «мальчик», он и здесь столько страдал...
Мне стало очень жаль эту чуткую, милую девчушку, которая, даже в своей смерти, так переживала за этих, совершенно +чужих и почти незнакомых ей людей, как не переживают очень многие за самых родных...
– Наверное в страдании есть какая-то доля мудрости, без которой мы бы не поняли, как дорога наша жизнь? – неуверенно сказала я.
– Вот! Это и бабушка тоже говорит! – обрадовалась девчушка. – Но если люди хотят только добра, то почему же они должны страдать?
– Может быть потому, что без боли и испытаний даже самые лучшие люди не поняли бы по-настоящему того же самого добра? – пошутила я.
Но Стелла почему-то совершенно не восприняла это, как шутку, а очень серьёзно сказала:
– Да, я думаю, ты права... А хочешь посмотреть, что стало с сыном Гарольда дальше? – уже веселее сказала она.
– О нет, пожалуй, больше не надо! – взмолилась я.
Стелла радостно засмеялась.
– Не бойся, на этот раз не будет беды, потому что он ещё живой!
– Как – живой? – удивилась я.
Тут же опять появилось новое видение и, продолжая меня несказанно удивлять, это уже оказался наш век (!), и даже наше время... У письменного стола сидел седой, очень приятный человек и о чём-то сосредоточенно думал. Вся комната была буквально забита книгами; они были везде – на столе, на полу, на полках, и даже на подоконнике. На маленькой софе сидел огромный пушистый кот и, не обращая никакого внимания на хозяина, сосредоточенно умывался большой, очень мягкой лапкой. Вся обстановка создавала впечатление «учёности» и уюта.
– Это, что – он живёт опять?.. – не поняла я.
Стелла кивнула.
– И это прямо сейчас? – не унималась я.
Девочка опять подтвердила кивком её милой рыжей головки.
– Гарольду наверное очень странно видеть своего сына таким другим?.. Как же ты нашла его опять?
– О, точно так же! Я просто «почувствовала» его «ключик» так, как учила бабушка. – Задумчиво произнесла Стелла. – После того, как Аксель умер, я искала его сущность по всем «этажам» и не могла найти. Тогда поискала среди живых – и он снова был там.
– И ты знаешь, кто он теперь, в этой жизни?
– Пока нет... Но обязательно узнаю. Я пыталась много раз к нему «достучаться», но он почему-то меня не слышит... Он всегда один и почти всё время со своими книгами. С ним только старая женщина, его прислуга и этот кот.
– Ну, а жена Гарольда? Её ты тоже нашла?– спросила я.
– Ой, конечно же! Жену ты знаешь – это моя бабушка!.. – лукаво улыбнулась Стелла.
Я застыла в настоящем шоке. Почему-то такой невероятный факт никак не хотел укладываться в моей ошарашенной голове...
– Бабушка?.. – только и смогла произнести я.
Стелла кивнула, очень довольная произведённым эффектом.
– Как же так? Поэтому она и помогла тебе их найти? Она знала?!.. – тысячи вопросов одновременно бешено крутились в моём взбудораженном мозгу, и мне казалось, что я никак не успею всего меня интересующего спросить. Я хотела знать ВСЁ! И в то же время прекрасно понимала, что «всего» мне никто не собирается говорить...
– Я наверное потому его и выбрала, что чувствовала что-то. – Задумчиво сказала Стелла. – А может это бабушка навела? Но она никогда не признается, – махнула рукой девчушка.
– А ОН?.. Он тоже знает? – только и смогла спросить я.
– Ну, конечно же! – рассмеялась Стелла. – А почему тебя это так удивляет?
– Просто она уже старенькая... Ему это должно быть тяжело, – не зная, как бы поточнее объяснить свои чувства и мысли, сказала я.
– О, нет! – опять засмеялась Стелла. – Он был рад! Очень-очень рад. Бабушка дала ему шанс! Никто бы не смог ему в этом помочь – а она смогла! И он увидел её опять... Ой, это было так здорово!
И тут только наконец-то я поняла, о чём она говорит... Видимо, бабушка Стеллы дала своему бывшему «рыцарю» тот шанс, о котором он так безнадёжно мечтал всю свою длинную, оставшуюся после физической смерти, жизнь. Ведь он так долго и упорно их искал, так безумно хотел найти, чтобы всего лишь один только раз мог сказать: как ужасно жалеет, что когда-то ушёл... что не смог защитить... что не смог показать, как сильно и беззаветно их любил... Ему было до смерти нужно, чтобы они постарались его понять и смогли бы как-то его простить, иначе ни в одном из миров ему незачем было жить...
И вот она, его милая и единственная жена, явилась ему такой, какой он помнил её всегда, и подарила ему чудесный шанс – подарила прощение, а тем же самым, подарила и жизнь...
Тут только я по-настоящему поняла, что имела в виду Стеллина бабушка, когда она говорила мне, как важен подаренный мною «ушедшим» такой шанс... Потому что, наверное, ничего страшнее на свете нет, чем остаться с не прощённой виной нанесённой обиды и боли тем, без кого не имела бы смысла вся наша прошедшая жизнь...
Я вдруг почувствовала себя очень усталой, как будто это интереснейшее, проведённое со Стеллой время отняло у меня последние капельки моих оставшихся сил... Я совершенно забыла, что это «интересное», как и всё интересное раньше, имело свою «цену», и поэтому, опять же, как и раньше, за сегодняшние «хождения», тоже приходилось платить... Просто все эти «просматривания» чужих жизней являлись огромной нагрузкой для моего бедного, ещё не привыкшего к этому, физического тела и, к моему великому сожалению, меня пока что хватало очень ненадолго...
– Ты не волнуйся, я тебя научу, как это делать! – как бы прочитав мои грустные мысли, весело сказала Стелла.
– Делать, что? – не поняла я.
– Ну, чтобы ты могла побыть со мной дольше. – Удивившись моему вопросу, ответила малышка. – Ты живая, поэтому тебе и сложно. А я тебя научу. Хочешь погулять, где живут «другие»? А Гарольд нас здесь подождёт. – Лукаво сморщив маленький носик, спросила девочка.
– Прямо сейчас? – очень неуверенно спросила я.
Она кивнула... и мы неожиданно куда-то «провалились», «просочившись» через мерцающую всеми цветами радуги «звёздную пыль», и оказались уже в другом, совершенно не похожем на предыдущий, «прозрачном» мире...
* * *

Ой, ангелы!!! Смотри, мамочка, Ангелы! – неожиданно пропищал рядом чей-то тоненький голосок.
Я ещё не могла очухаться от необычного «полёта», а Стелла уже мило щебетала что-то маленькой кругленькой девчушке.
– А если вы не ангелы, то почему вы так сверкаете?.. – искренне удивившись, спросила малышка, и тут же опять восторженно запищала: – Ой, ма-а-амочки! Какой же он красивый!..
Тут только мы заметили, что вместе с нами «провалилось» и последнее «произведение» Стеллы – её забавнейший красный «дракончик»...

Светлана в 10 лет

– Это... что-о это? – аж с придыхом спросила малышка. – А можно с ним поиграть?.. Он не обидится?
Мама видимо мысленно её строго одёрнула, потому что девочка вдруг очень расстроилась. На тёплые коричневые глазки навернулись слёзы и было видно, что ещё чуть-чуть – и они польются рекой.
– Только не надо плакать! – быстро попросила Стелла. – Хочешь, я тебе сделаю такого же?
У девочки мгновенно засветилась мордашка. Она схватила мать за руку и счастливо заверещала:
– Ты слышишь, мамочка, я ничего плохого не сделала и они на меня совсем не сердятся! А можно мне иметь такого тоже?.. Я, правда, буду очень хорошей! Я тебе очень-очень обещаю!
Мама смотрела на неё грустными глазами, стараясь решить, как бы правильнее ответить. А девочка неожиданно спросила:
– А вы не видели моего папу, добрые светящиеся девочки? Он с моим братиком куда-то исчез...
Стелла вопросительно на меня посмотрела. И я уже заранее знала, что она сейчас предложит...
– А хотите, мы их поищем? – как я и думала, спросила она.
– Мы уже искали, мы здесь давно. Но их нет. – Очень спокойно ответила женщина.
– А мы по-другому поищем, – улыбнулась Стелла. – Просто подумайте о них, чтобы мы смогли их увидеть, и мы их найдём.
Девочка смешно зажмурилась, видимо, очень стараясь мысленно создать картинку своего папы. Прошло несколько секунд...
– Мамочка, а как же так – я его не помню?.. – удивилась малышка.
Такое я слышала впервые и по удивлению в больших Стеллиных глазах поняла, что для неё это тоже что-то совершенно новенькое...
– Как так – не помнишь? – не поняла мать.
– Ну, вот смотрю, смотрю и не помню... Как же так, я же его очень люблю? Может, и правда его больше нет?..
– Простите, а вы можете его увидеть? – осторожно спросила у матери я.
Женщина уверенно кивнула, но вдруг что-то в её лице изменилось и было видно, что она очень растерялась.
– Нет... Я не могу его вспомнить... Неужели такое возможно? – уже почти испуганно сказала она.
– А вашего сына? Вы можете вспомнить? Или братика? Ты можешь вспомнить своего братика? – обращаясь сразу к обеим, спросила Стелла.
Мама и дочь отрицательно покачали головами.
Обычно такое жизнерадостное, личико Стеллы выглядело очень озабоченным, наверное, никак не могла понять, что же такое здесь происходит. Я буквально чувствовала напряжённую работу её живого и такого необычного мозга.
– Придумала! Я придумала! – вдруг счастливо заверещала Стелла. – Мы «оденем» ваши образы и пойдём «погулять». Если они где-то есть – они нас увидят. Правда же?
Идея мне понравилась, и оставалось только мысленно «переодеться» и пойти на поиски.