Лев III (папа римский)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Лев III
лат. Leo PP. III<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Лев III</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Мозаика 790-х гг.</td></tr>

96-й папа римский
27 декабря 795 — 12 июня 816
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Адриан I
Преемник: Стефан IV (V)
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 750(0750)
Рим, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Отец: Азуппий
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Лев III (лат. Leo PP. III; 750 — 12 июня 816) — папа римский с 27 декабря 795 по 12 июня 816 года.









Жизнь

Лев был римлянином, сыном простого горожанина Азуппия и Елизаветы. С детства воспитывался в Латеране. На момент своего избрания он был кардинал-пресвитером титулярной церкви Санта-Сусанна. Был избран папой римским 27 декабря 795 года, став преемником Адриана I, на следующий день после его смерти. Вполне возможно, что эта спешка могла быть связана с желанием римлян предвидеть любые попытки франков повлиять на результаты выборов.

С первых же дней понтификата Лев ІІІ взял курс на союз с Карлом Великим, которому римляне, по предложению папы, присягнули в верности. Это означало, что франкский король становится сувереном Рима, и папская канцелярия стала даже датировать свои документы годами вступления во власть короля и папы. К письму Карлу Великому с извещением о своем избрании Лев ІІІ приложил ключи от исповедальни Святого Петра и штандарт города [1].

В свою очередь от Карла Великого Лев ІІІ получил поздравительный адрес и значительную часть сокровищ, которые Карл захватил у аваров. Приобретение этого богатства стало одной из причин, по которым Лев ІІІ смог быть столь благодетельным к церквям и благотворительным учреждениям Рима. Несмотря на уважительный тон письма, Карл Великий чётко в нём прояснил свою идею координации духовной и светской властей, не стесняясь напомнить папе о его духовных обязательствах [2]. В частности, Карл заявил, что его функция - защищать Церковь, а функция папы - молиться за королевство и за победу королевской армии.

В 799 году противники Льва ІІІ под предводительством племянника папы Адриана I, Пасхалиса и казначея Кампулуса, подняли против него мятеж. 25 апреля на него было совершено нападение во время процессии у Фламинианских ворот. Папу затащили в церковь и избили до крови, пытаясь отрезать язык и выколоть глаза. Он был спасён двумя королевскими посланниками, которые явились с отрядом. С помощью герцога Сполето Винигиза Лев ІІІ бежал к Карлу в Падерборн [2].

Враги обвинили Льва III в прелюбодеяниях и клятвопреступлении. Карл Великий приказал доставить папу обратно в Рим. В ноябре 800 года сам Карл отправился в Рим и 1 декабря провёл совещание с представителями обеих сторон. 23 декабря Лев ІІІ принял присягу, поклявшись в своей чистоте, а его противники были сосланы [1].

Коронация Карла Великого

Файл:Sacre de Charlemagne.jpg
Коронация Карла

В благодарность Лев ІІІ венчал Карла императорской короной (25 декабря 800 года).

Отец Карла Великого, Пипин Короткий, защитил папство от лангобардов и издал "Пипинов дар", предоставивший землю вокруг Рима во владение папе. В 774 году папа Адриан I присвоил Карлу титул патриция Рима, который подразумевал прежде всего защиту Карлом Римской Церкви во всех её правах и привилегий [2]. Через два дня после присяги Льва ІІІ, на Рождество 800 года, он короновал Карла как императора Священной Римской империи. Согласно биографу Карла Великого, Эйнхарду, Карл не подозревал о том, что должно было произойти, и если бы знал, то не принял бы императорскую корону [3]. С другой стороны, нет оснований сомневаться в том, что уже некоторое время до того обсуждалось повышение статуса Карла как монарха: этому способствовала слабость императорской власти в Константинополе и признанное величие Каролингов [2]. Коронация оскорбила Константинополь, который видел себя все ещё законным защитником Рима, но Восточная Римская императрица Ирина, как и многие её предшественники, была слишком слаба, чтобы предложить городу защиту.

Мало моментов в мировой истории, имевших большее значение, чем то, что произошло в базилике Святого Петра в Риме на Рождество 800 года. Карл Великий стал "отцом Европы". К его двору стали стекаться самые одарённые люди того времени. Монахи и другие переписчики переписывали древние рукописи, при монастырях и соборах были созданы школы - предтечи великих университетов. Прогресс отмечался в архитектуре, технике и сельском хозяйстве (например, система тройного севооборота). Под руководством Карла Великого произошло так называемое Каролингское Возрождение. Хотя политическое единство империи Карла не пережило его самого, культурное единство Европы утвердилось на века [4].

Лев ІІІ помог восстановить короля Нортумбрии Эрдвульфа и разрешил различные споры между архиепископами Йорка и Кентербери. Он также отменил решение своего предшественника Адриана I о предоставлении мантии архиепископа Хигберту, епископу Личфилда. Он считал, что английский епископат был искажён до Адриана І, и в 803 году Личфилд снова стал епископатом.

Лев ІІІ полностью подчинялся Карлу во всех вопросах, вплоть до догматических, однако отказался включить в Символ Веры тезис Filioque, принятый на Ахенском соборе в 809 году.

После смерти Карла Великого 28 января 814 года в Риме состоялся новый заговор против папы. Папа жестоко расправился со своими врагами в Риме, за что ему пришлось оправдываться перед новым императором Людовиком І Благочестивым, впрочем, успешно[5].

Лев III не был официально причислен к лику святых, но его имя было включено в Римский Мартиролог в 1673 году папой Климентом X. Из-за отсутствия свидетельств его святости имя Льва III было устранено из Мартиролога в ходе литургической реформы в 1953 году.

Захоронение

Лев III был первоначально похоронен в своем фамильном склепе. Тем не менее, через несколько лет после его смерти его останки были помещены в гробницу, которая содержала останки первых четырех пап с именем Лев. В XVIII веке мощи Льва I были отделены от других, и Лев III получил свою собственную усыпальницу [6].

Значение

Понтификат Льва III примечателен в нескольких отношениях. Во-первых, здесь впервые открыто проявилось ставшее позже частым чередование пап, противостоящих друг другу по своим политическим ориентациям – провизантийского Адриана сменил профранкский Лев. Во-вторых, мятежом против него, законно избранного и уже правящего папы, была впервые нарушена неприкосновенность папы. В-третьих, на сцене появляется папский племянник, представляющий сторонников предшествующего папы и проводящий политику, направленную против его преемника, что в будущем также стало частым явлением[7].

Напишите отзыв о статье "Лев III (папа римский)"

Примечания

  1. 1 2 [http://www.newadvent.org/cathen/09157b.htm Mann, Horace. "Pope St. Leo III." The Catholic Encyclopedia. Vol. 9. New York: Robert Appleton Company, 1910. 5 Jan. 2013]
  2. 1 2 3 4 [http://www.newadvent.org/cathen/03610c.htm Shahan, Thomas, and Ewan Macpherson. "Charlemagne." The Catholic Encyclopedia. Vol. 3. New York: Robert Appleton Company, 1908. 5 Jan. 2013]
  3. [http://www.fordham.edu/halsall/basis/einhard.asp#Charlemagne Einhard: The Life of Charlemagne, translated by Samuel Epes Turner, New York, Harper & Brothers,(1880)]
  4. [http://www.christianitytoday.com/ch/2006/issue89/13.46.html?start=1 Reardon, Patrick Henry, "Turning Point: The Crowning of Charlemagne", Christianity Today, January 1, 2006]
  5. Лозинский С. Г. История папства. — М.: Политиздат, 1986. — С. 64.
  6. Reardon Wendy. The deaths of the Popes..
  7. Гергей Е. История папства. — М.: Республика , 1996. — С. 71.

Литература

  • Грегоровиус Ф. История города Рима в Средние века (от V до XVI столетия) / Перевод с немецкого М. Литвинова, В. Линде, В. Савина. — М.: Издательство АЛЬФА-КНИГА, 2008. — 1280 с. — (Полное издание в одном томе). — 6000 экз. — ISBN 978-5-9922-0191-8.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Лев III (папа римский)

– Дверь – куда? – спросила я.
– В Большой Мир, – прозвучал ответ.
Он протянул светящуюся руку к моему лбу и я почувствовала странное ощущение лёгкого «взрыва», после которого появилось чувство и вправду похожее на открывающуюся дверь… которая, к тому же, открывалась прямо у меня во лбу. Я увидела удивительно красивые, похожие на огромных разноцветных бабочек, тела, выходившие из самого центра моей головы… Они выстраивались вокруг и, привязанные ко мне тончайшей серебристой нитью, создавали удивительно красочный необычный цветок… По этой «нити» в меня вибрируя вливалась тихая и какая-то «неземная» мелодия, которая вызывала в душе чувство покоя и полноты.
На какое-то мгновение я увидела множество прозрачных человеческих фигур, стоящих вокруг, но они все почему-то очень быстро исчезли. Остался только мой первый гость, который всё ещё касался рукой моего лба и от его прикосновения в моё тело текло очень приятное «звучащее» тепло.
– Кто они? – спросила я, показывая на «бабочек».
– Это ты, – опять прозвучал ответ. – Это ты вся.
Я не могла понять, о чём он говорит, но каким-то образом знала, что от него идёт настоящее, чистое и светлое Добро. Вдруг очень медленно все эти необычные «бабочки» начали «таять» и превратились в изумительный, сверкающий всеми цветами радуги звёздный туман, который стал постепенно втекать обратно в меня... Появилось глубокое чувство завершённости и чего-то ещё, что я никак не могла понять, а только лишь очень сильно чувствовала всем своим нутром.
– Будь осторожна, – сказал мой гость.
– Осторожна в чём? – спросила я.
– Ты родилась… – был ответ.
Его высокая фигура начала колебаться. Поляна закружилась. А когда я открыла глаза, к моему величайшему сожалению, моего странного незнакомца уже нигде не было. Один из мальчишек, Ромас, стоял напротив меня и наблюдал за моим «пробуждением». Он спросил, что я здесь делаю и собираюсь ли я собирать грибы… Когда я спросила его сколько сейчас время, он удивлённо на меня посмотрев ответил и я поняла, что всё, что со мной произошло, заняло всего лишь несколько минут!..
Я встала (оказалось, что я сидела на земле), отряхнулась и уже собралась идти, как вдруг обратила внимание на весьма странную деталь – вся поляна вокруг нас была зелёной!!! Такой же изумительно зелёной, как если бы мы нашли её ранней весной! И каково же было наше общее удивление, когда мы вдруг обратили внимание, что на ней откуда-то появились даже красивые весенние цветы! Это было совершенно потрясающе и, к сожалению, совершенно необъяснимо. Вероятнее всего, это было какое-то «побочное» явление после прихода моего странного гостя. Но ни объяснить, ни хотя бы понять этого, к сожалению, я тогда ещё не могла.
– Что ты сделала? – спросил Ромас.
– Это не я, – виновато буркнула я.
– Ну, тогда пошли, – согласился он.
Ромас был одним из тех редких тогдашних друзей, кто не боялся моих «выходок» и не удивлялся ничему из того, что постоянно со мной происходило. Он просто мне верил. И поэтому я не должна была никогда ничего ему объяснять, что для меня было очень редким и ценным исключением. Когда мы вернулись из леса, меня тряс озноб, но я думала, что, как обычно, просто немного простудилась и решила не беспокоить маму пока не будет чего-то более серьёзного. Наутро всё прошло, и я была очень довольна тем, что это вполне подтвердило мою «версию» о простуде. Но, к сожалению, радоваться пришлось недолго…

Утром я, как обычно, пошла завтракать. Не успела я протянуть руку к чашке с молоком, как эта же тяжёлая стеклянная чашка резко двинулась в мою сторону, пролив часть молока на стол... Мне стало немножко не по себе. Я попробовала ещё – чашка двинулась опять. Тогда я подумала про хлеб... Два кусочка, лежавшие рядом, подскочили и упали на пол. Честно говоря, у меня зашевелились волосы… Не по-тому, что я испугалась. Я не боялась в то время почти ничего, но это было что-то очень уж «земное» и конкретное, оно было рядом и я абсолютно не знала, как это контролировать...
Я постаралась успокоиться, глубоко вздохнула и попробовала опять. Только на этот раз я не пыталась ничего трогать, а решила просто думать о том, чего я хочу – например, чтобы чашка оказалась в моей руке. Конечно же, этого не произошло, она опять всего лишь просто резко сдвинулась. Но я ликовала!!! Всё моё нутро просто визжало от восторга, ибо я уже поняла, что резко или нет, но это происходило всего лишь по желанию моей мысли! И это было совершенно потрясающе! Конечно же, мне сразу захотелось попробовать «новинку» на всех окружающих меня живых и неживых «объектах»...
Первая мне под руку попалась бабушка, в тот момент спокойно готовившая на кухне очередное своё кулинарное «произведение». Было очень тихо, бабушка что-то себе напевала, как вдруг тяжеленная чугунная сковорода птичкой подскочила на плите и с жутким шумом грохнулась на пол… Бабушка от неожиданности подскочила не хуже той же самой сковороды... Но, надо отдать ей должное, сразу же взяла себя в руки, и сказала:
– Перестань!
Мне стало немножечко обидно, так как, что бы не случилось, уже по привычке, всегда и во всём обвиняли меня (хотя в данный момент это, конечно, было абсолютной правдой).
– Почему ты думаешь это я? – спросила я надувшись.
– Ну, привидения у нас вроде бы пока ещё не водятся, – спокойно сказала бабушка.
Я очень любила её за эту её невозмутимость и непоколебимое спокойствие. Казалось, ничего в этом мире не могло по-настоящему «выбить её из колеи». Хотя, естественно, были вещи, которые её огорчали, удивляли или заставляли грустить, но воспринимала она всё это с удивительным спокойствием. И поэтому я всегда с ней чувствовала себя очень уютно и защищённо. Каким-то образом я вдруг почувствовала, что моя последняя «выходка» бабушку заинтересовала… Я буквально «нутром чувствовала», что она за мной наблюдает и ждёт чего-то ещё. Ну и естественно, я не заставила себя долго ждать... Через несколько секунд все «ложки и поварёшки», висевшие над плитой, с шумным грохотом полетели вниз за той же самой сковородой…
– Ну-ну… Ломать – не строить, сделала бы что-то полезное, – спокойно сказала бабушка.
Я аж задохнулась от возмущения! Ну, скажите пожалуйста, как она может относиться к этому «невероятному событию» так хладнокровно?! Ведь это такое... ТАКОЕ!!! Я даже не могла объяснить – какое, но уж точно знала, что нельзя относиться к тому, что происходило, так покойно. К сожалению, на бабушку моё возмущение не произвело ни малейшего впечатления и она опять же спокойно сказала:
– Не стоит тратить столько сил на то, что можно сделать руками. Лучше иди почитай.
Моему возмущению не было границ! Я не могла понять, почему то, что казалось мне таким удивительным, не вызывало у неё никакого восторга?! К сожалению, я тогда ещё была слишком малым ребёнком, чтобы понять, что все эти впечатляющие «внешние эффекты» по-настоящему не дают ничего, кроме тех же самых «внешних эффектов»… И суть всего этого всего лишь в одурманивании «мистикой необъяснимого» доверчивых и впечатлительных людей, коим моя бабушка, естественно не являлась... Но так как до такого понимания я тогда ещё не доросла, мне в тот момент было лишь невероятно интересно, что же такого я смогу сдвинуть ещё. По-этому, я без сожаления покинула «не понимавшую» меня бабушку и двинулась дальше в поисках нового объекта моих «экспериментов»…
В то время у нас жил папин любимец, красивый серый кот – Гришка. Я застала его сладко спящим на тёплой печке и решила, что это как раз очень хороший момент попробовать на нём своё новое «искусство». Я подумала, что было бы лучше, если бы он сидел на окне. Ничего не произошло. Тогда я сосредоточилась и подумала сильнее... Бедный Гришка с диким воплем слетел с печи и грохнулся головой о подоконник… Мне стало так его жалко и так стыдно, что я, вся кругом виноватая, кинулась его поднимать. Но у несчастного кота вся шерсть почему-то вдруг встала дыбом и он, громко мяукая, помчался от меня, будто ошпаренный кипятком.