Лев XI

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Лев XI
Leo PP. XI<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Лев XI</td></tr>
232-й папа римский
1 апреля — 27 апреля 1605
Интронизация: 10 апреля 1605
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Климент VIII
Преемник: Павел V
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Алессандро Оттавиано Медичи
Оригинал имени
при рождении:
Alessandro Ottaviano de' Medici
Рождение: 2 июня 1535(1535-06-02)
Флоренция, Тоскана
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: 22 июля 1567
Епископская хиротония: март 1573
Кардинал с: 12 декабря 1583
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Лев XI (лат. Leo PP. XI; в миру Алессандро Оттавиано Медичи, итал. Alessandro Ottaviano de' Medici; 2 июня 1535, Флоренция, Тоскана — 27 апреля 1605, Рим) — папа римский с 1 по 27 апреля 1605 года.







Биография

Четвёртый папа, носивший фамилию Медичи. Алессандро родился во Флоренции 2 июня 1535 года и был сыном Оттавиано Медичи и Франчески Сальвиати[1]. С материнской стороны — внучатый племянник Льва X (через Сальвиати и свою бабку Лукрецию Медичи). Единокровный брат Бернардетто Медичи, принца Оттавьяно.

Отец Алессандро служил в качестве посла Флоренции при дворе папы Пия V в 15691584 годах[2]. Григорий XIII сделал его епископом Пистойи в 1573 году, а затем архиепископом Флоренции[3]. В 1583 году он получил от папы кардинальскую шапку. Стал кардиналом 12 декабря 1583 года, в один день с Джамбаттистой Кастанья, Никколо Сфрондрати и Джованни Антонио Факинетти де Нуче, последовательно занимавших папский престол в XVI веке (соответственно: Урбан VII, Григорий XIV и Иннокентий IX). По стечению обстоятельств, никто из кардиналов, рукоположенных в этот день, не пробыл папой больше года.

В 1596 году Клемент VIII послал его в качестве легата во Францию, где королевой была Мария Медичи[4]. Алессандро был другом и учеником святого Филиппа Нери.

14 марта 1605 года, через одиннадцать дней после смерти Климента VIII, 62 кардинала начали конклав. Видное место среди кандидатов на папский престол занимали историк Цезарь Бароний и знаменитый иезуит Роберт Беллармин. Но Пьетро Альдобрандини, лидер итальянской фракции среди кардиналов, в союзе с французскими кардиналами, продвинули кандидатуру Алессандро Медичи — в пику испанскому королю Филиппу III. Как говорят, король Франции Генрих IV прислал 300 000 экю для продвижения кандидатуры кардинала Алессандро[5], приходившегося родственником обеим жёнам Генриха[K 1].

Файл:Algardi Leo XI.jpg
Альгарди, Надгробие папы Леона XI, собор Св. Петра, Рим.

1 апреля 1605 года кардинал Медичи был избран Папой Римским. Он взял имя Лев XI в честь своего двоюродного деда Льва X.

На момент избрания Льву было почти семьдесят лет, и он умер на 28-й день своего понтификата[6]. Его смерть наступила в результате утомления и переохлаждения во время церемонии интронизации в Латеранской базилике. Его прозвали «Papa Lampo» — «Папа-молния» — из-за скоротечности его понтификата.

Автор надгробия Льва XI в соборе Святого Петра в Риме — итальянский скульптор XVII века Алессандро Альгарди, представитель барокко.

Напишите отзыв о статье "Лев XI"

Комментарии

  1. Маргарита Валуа — дочь троюродной сестры кардинала Екатерины Медичи (через Лоренцо II и его отца Пьеро II — брата бабки кардинала Лукреции). Мария Медичи — внучка Козимо I Медичи, двоюродного брата кардинала (их матери — сёстры Сальвиати, дочери той же Лукреции).

Примечания

  1. Richard P. McBrien. Lives of the Popes. — HarperCollins, 2000. — P. 298.
  2. Sally J. Cornelison. Art and the Relic Cult of St. Antoninus in Renaissance Florence. — Ashgate Publishing, 2012. — P. 126.
  3. Richard P. McBrien. Lives of the Popes. — P. 298.
  4. Leo XI. // Bernard Barbiche. The Papacy: An Encyclopedia. — Vol. II, ed. Philippe Levillain. — Routledge, 2002. — P. 929.
  5. Eamon Duffy. Saints & Sinners: A History of the Popes. — Yale University Press, 2006. — P. 236.
  6. George L. Williams. Papal Genealogy: The Families and Descendants of the Popes. — McFarland & Company, 1998. — P. 75.

Ссылки

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Лев XI

Белые, переливающиеся серебром, развевающиеся одежды старца сливались с такими же, совершенно белыми, длиннющими волосами, делая его похожим на доброго духа. И только глаза, такие же таинственные, как и у нашей красивой незнакомки, потрясали беспредельным терпением, мудростью и глубиной, заставляя нас ёжиться от сквозящей в них бесконечности...
– Здравы будете, гостюшки! – ласково поздоровался старец. – Что привело вас к нам?
– И вы здравствуйте, дедушка! – радостно поздоровалась Стелла.
И тут впервые за всё время нашего уже довольно-таки длинного знакомства я с удивлением услышала, что она к кому-то, наконец, обратилась на «вы»...
У Стеллы была очень забавная манера обращаться ко всем на «ты», как бы этим подчёркивая, что все ею встреченные люди, будь то взрослый или совершенно ещё малыш, являются её добрыми старыми друзьями, и что для каждого из них у неё «нараспашку» открыта душа... Что конечно же, мгновенно и полностью располагало к ней даже самых замкнутых и самых одиноких людей, и только очень чёрствые души не находили к ней пути.
– А почему у вас здесь так «холодно»? – тут же, по привычке, посыпались вопросы. – Я имею в виду, почему у вас везде такой «ледяной» цвет?
Девушка удивлённо посмотрела на Стеллу.
– Я никогда об этом не думала... – задумчиво произнесла она. – Наверное, потому, что тепла нам хватило на всю нашу оставшуюся жизнь? Нас на Земле сожгли, видишь ли...
– Как – сожгли?!. – ошарашено уставилась на неё Стелла. – По-настоящему сожгли?.. – Ну, да. Просто там я была Ведьмой – ведала многое... Как и вся моя семья. Вот дедушка – он Ведун, а мама, она самой сильной Видуньей была в то время. Это значит – видела то, что другие видеть не могли. Она будущее видела так же, как мы видим настоящее. И прошлое тоже... Да и вообще, она многое могла и знала – никто столько не знал. А обычным людям это видимо претило – они не любили слишком много «знающих»... Хотя, когда им нужна была помощь, то именно к нам они и обращались. И мы помогали... А потом те же, кому мы помогли, предавали нас...
Девушка-ведьма потемневшими глазами смотрела куда-то вдаль, на мгновение не видя и не слыша ничего вокруг, уйдя в какой-то ей одной известный далёкий мир. Потом, ёжась, передёрнула хрупкими плечами, будто вспомнив что-то очень страшное, и тихо продолжила:
– Столько веков прошло, а я до сих пор всё чувствую, как пламя пожирает меня... Потому наверное и «холодно» здесь, как ты говоришь, милая, – уже обращаясь к Стелле, закончила девушка.
– Но ты никак не можешь быть Ведьмой!.. – уверенно заявила Стелла. – Ведьмы бывают старые и страшные, и очень плохие. Так у нас в сказках написано, что бабушка мне читала. А ты хорошая! И такая красивая!..
– Ну, сказки сказкам рознь... – грустно улыбнулась девушка-ведьма. – Их ведь именно люди и сочиняют... А что нас показывают старыми и страшными – то кому-то так удобнее, наверное... Легче объяснить необъяснимое, и легче вызвать неприязнь... У тебя ведь тоже вызовет большее сочувствие, если будут сжигать молодую и красивую, нежели старую и страшную, правда ведь?
– Ну, старушек мне тоже очень жаль... только не злых, конечно – потупив глаза, произнесла Стелла. – Любого человека жаль, когда такой страшный конец – и, передёрнув плечиками, как бы подражая девушке-ведьме, продолжала: – А тебя правда-правда сожгли?!. Совсем-совсем живую?.. Как же наверное тебе больно было?!. А как тебя зовут?
Слова привычно сыпались из малышки пулемётной очередью и, не успевая её остановить, я боялась, что хозяева под конец обидятся, и из желанных гостей мы превратимся в обузу, от которой они постараются как можно быстрее избавиться.
Но никто почему-то не обижался. Они оба, и старец, и его красавица внучка, дружески улыбаясь, отвечали на любые вопросы, и казалось, что наше присутствие почему-то и вправду доставляло им искреннее удовольствие...
– Меня зовут Анна, милая. И меня «правда-правда» совсем сожгли когда-то... Но это было очень-очень давно. Уже прошло почти пять сотен земных лет...
Я смотрела в совершенном шоке на эту удивительную девушку, не в состоянии отвести от неё глаза, и пыталась представить, какой же кошмар пришлось перенести этой удивительно красивой и нежной душе!..
Их сжигали за их Дар!!! Только лишь за то, что они могли видеть и делать больше, чем другие! Но, как же люди могли творить такое?! И, хотя я уже давно поняла, что никакой зверь не в состоянии был сделать то, что иногда делал человек, всё равно это было настолько дико, что на какое-то мгновение у меня полностью пропало желание называться этим же самым «человеком»....