Лев XII

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Его Святейшество папа римский
Лев XII
Leo PP. XII<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Лев XII</td></tr>
252-й папа римский
28 сентября 1823 года — 10 февраля 1829 года
Избрание: 28 сентября 1823 года
Интронизация: 5 октября 1823 года
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Пий VII
Преемник: Пий VIII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: граф Аннибале Франческо Клементе Мельхиор Джироламо Никола делла Дженга
Оригинал имени
при рождении:
Annibale Francesco Clemente Melchior Girolamo Nicola della Genga
Рождение: 22 августа 1760(1760-08-22)
замок делла Дженга, Папская область
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Папская область
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: 4 июня 1783 года
Епископская хиротония: 24 февраля 1794 года
Кардинал с: 8 марта 1816 года
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Лев XII (лат. Leo PP. XII, итал. Leoni XII, в миру Аннибале, граф делла Дженга; 22 августа 1760 — 10 февраля 1829) — папа римский с 28 сентября 1823 года по 10 февраля 1829 года.







Ранние годы

Аннибале, граф делла Дженга родился 22 августа 1760 года в замке Дженга около Сполето, в семье Флавио делла Дженга и Марии-Луизы Периберти ди Фабриано [1]. Он получил образование в Папской церковной академии в Риме, где был рукоположен в священники в 1783 году. Стал каноником собора Святого Петра.

Папский нунций

В 1792 году папа Пий VI сделал его титулярным архиепископом Тира [1] и отправил в Люцерн в качестве нунция. В 1794 году Дженга был переведен в нунциатуру в Кёльне, но из-за войны ему пришлось устроить свою резиденцию в Аугсбурге.

За десять или более лет, проведенных в Германии, Дженга получил несколько почетных и трудных миссий, которые свели его со дворами Дрездена, Вены, Мюнхена и Вюртемберга, а также лично с Наполеоном I. После ликвидации Наполеоном Папского государства (1798) он жил в течение нескольких лет в аббатстве Монтичелли, занимая свой досуг музыкой и птичьей охотой.

Кардинал

В 1814 году Дженга был делегирован во Францию с поздравлениями восстановленному на троне Людовику XVIII. В 1816 году он получил кардинальскую шапку и был назначен епископом Синигалии. Этот пост он покинул в 1818 году по состоянию здоровья. В мае 1820 года папа Пий VII назначил Дженгу на важнейший пост викария Рима [2].

Избрание

Папа Пий VII умер в 1823 году после длительного понтификата. На конклаве 1823 года Дженга был кандидатом от францисканцев и, несмотря на активное противодействие Франции, был избран в качестве нового папы 28 сентября 1823 года, приняв имя Льва XII. Его избрание было облегчено тем, что считалось, будто он на пороге смерти, но здоровье Дженги неожиданно улучшилось. На выборах он даже якобы отметил своё слабое здоровье, заявив кардиналам, что собираются «избрать мертвеца»[2].

Внешняя политика

Секретарь Пия VII, Эрколе Консальви, который был соперником Дженги на конклаве, был немедленно уволен, а политика Пия отвергнута [3]. Внешняя политика Льва XII оказалась в руках сначала восьмидесятилетнего Джулио Мария делла Сомалья, а затем - Томмазо Бернетти, и сводилась к заключению нескольких выгодных для папства конкордатов. Лев XII вел скромный образ жизни, снижал налоги и был в состоянии найти деньги на некоторые государственные реформы, но в итоге оставил после себя опустошенную казну, и даже Юбилейный год 1825-й не поправил финансы церкви.

Внутренняя политика

Файл:Schedrin NewRome.jpg
Рим во времена Льва XII, худ. Сильвестр Щедрин

Взойдя на трон Святого Петра, Лев XII выбрал явно реакционное направление политики как во внутренних делах папского государства, так и в отношениях с европейскими странами послереволюционной эпохи. "Он был полон решимости изменить состояние общества, вернув его к старым обычаям и законам, которые он считал замечательными, и он добивался этой цели со всей решимостью"[4]. Он осудил библейские общества и под иезуитским влиянием реорганизовал систему образования, поместив его полностью под контроль иезуитов в булле "Quod Divina Sapientia". Кроме того, папа добился возвращения латыни в документооборот судов, также перешедших под контроль церковной власти. Все благотворительные учреждения в Папской области были поставлены под непосредственный контроль папы. По мнению некоторых современных авторов, Лев XII также запретил вакцинацию [5].

В Риме евреи снова были загнаны в гетто, им было запрещено владеть имуществом. Это заставило многих евреев Рима эмигрировать в Триест, Ломбардию и Тоскану [6][7].

Папская полиция следила за моралью жителей Рима. По указанию Льва XII кардинал Риваролли объявил беспощадную войну любым проявлениям непослушания и революционным «реликтам». Усмирение различных тайных организаций приобрело чудовищные размеры. Не было недостатка в смертных приговорах, тюрьмы были заполнены противниками возвращения «старого порядка». Жестокость папы и его чиновников возмутила население всех городов папской области и даже всей Италии.

Смерть

Файл:Leoxii monument.jpg
Гробница Льва XII.

5 февраля 1829 года после частной аудиенции с новым государственным секретарем Ватикана, Томмазо Бернетти, папа внезапно заболел. 8 февраля он попросил соборования и был помазан. 9 февраля он впал в бессознательное состояние и на следующее утро умер. Папа был похоронен в гробнице в базилике Святого Петра.

Лев XII был человеком благородного характера, склонным к порядку, но ему не хватало мудрости в оценке событий своего времени. Его правление было непопулярно в Риме и в Папской области и его действия значительно сократили шансы его преемников на решение новых проблем, вставших перед ними [8].

Энциклики

Во время своего понтификата c 28 сентября 1823 года по 10 февраля 1829 года Лев XII издал 5 энциклик:

Латинское название Русское название Краткое содержание Дата написания Текст энциклики
1. Ubi Primum Как только О планируемых церковных мероприятиях понтификата Льва XII и обязанностях епископов. 5 мая 1824 года * [http://www.papalencyclicals.net/Leo12/l12ubipr.htm «Ubi Primum»]  (англ.)
2. Quod Hoc Ineunte Кажется, что это годы раннего Провозглашение 1825 года Юбилейным годом. 24 мая 1824 года * [http://www.papalencyclicals.net/Leo12/l12quodh.htm «Quod Hoc Ineunte»]  (англ.)
3. Charitate Christi Любовь Христа О праздновании Юбилейного года во всей Церкви. 25 декабря 1825 года * [http://www.papalencyclicals.net/Leo12/l12chari.htm «Charitate Christi»]  (англ.)
4. Quo Graviora Тяжелее О тайных обществах. Осуждение масонства. 13 марта 1826 года * [http://www.papalencyclicals.net/Leo12/l12quogr.htm «Quo Graviora»]  (англ.)
5. Quanta Laetitia Сколько он чувствует радостное О Шотландии. 13 февраля 1827 года * [http://digilander.libero.it/magistero/l12quant.htm «Quanta Laetitia»]  (итал.)

См. также

Напишите отзыв о статье "Лев XII"

Примечания

  1. 1 2 [http://www.newadvent.org/cathen/09167a.htm Toke, Leslie. "Pope Leo XII." The Catholic Encyclopedia. Vol. 9. New York: Robert Appleton Company, 1910. 28 Aug. 2014]
  2. 1 2 [http://www2.fiu.edu/~mirandas/bios1816.htm#Genga Miranda, Salvador. "Della Genga, Annibale", The Cardinals of the Holy Roman Church]
  3. Francis A. Burkle-Young, Papal Elections in the Age of Transition, 1878–1922, 2000:22ff.
  4. Luigi Carlo Farini, Lo stato Romano, dell'anno 1815 a 1850, (Turin, 1850) vol. I, p. 17, quoted by Thomas Adolphus Trollope, The Story of the Life of Pius the Ninth vol. I (1877:39f)
  5. Godkin, G. S. (1880). Life of Victor Emmanuel II. Macmillan
  6. Farini, 'eo. loc.
  7. [http://www.pickle-publishing.com/papers/triple-crown-leo-xii.htm Valérie Pirie, ''The Triple Crown: An Account of the Papal Conclaves'']. Pickle-publishing.com. Проверено 23 июня 2013.
  8. [http://www.newadvent.org/cathen/09167a.htm Pope Leo XII]. Проверено 24 января 2014.

Ссылки

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Лев XII

Купаясь в лучах золотого сияния, Радомир медленно, но уверенно двинулся за сверкающим Старцем. Перед самым уходом он вдруг обернулся, чтобы в последний раз увидеть её... Чтобы забрать с собою её удивительный образ. Магдалина почувствовала головокружительное тепло. Казалось, в этом последнем взгляде Радомир посылал ей всю накопленную за их долгие годы любовь!.. Посылал ей, чтобы она также его запомнила.
Она закрыла глаза, желая выстоять... Желая казаться ему спокойной. А когда открыла – всё было кончено...
Радомир ушёл...
Земля потеряла его, оказавшись его не достойной.
Он ступил в свою новую, незнакомую ещё жизнь, оставляя Марии Долг и детей... Оставляя её душу раненой и одинокой, но всё такой же любящей и такой же стойкой.
Судорожно вздохнув, Магдалина встала. Скорбеть у неё пока что просто не оставалось времени. Она знала, Рыцари Храма скоро придут за Радомиром, чтобы предать его умершее тело Святому Огню, провожая этим самым его чистую Душу в Вечность.

Первым, конечно же, как всегда появился Иоанн... Его лицо было спокойным и радостным. Но в глубоких серых глазах Магдалина прочла искреннее участие.
– Велика благодарность тебе, Мария... Знаю, как тяжело было тебе отпускать его. Прости нас всех, милая...
– Нет... не знаешь, Отец... И никто этого не знает... – давясь слезами, тихо прошептала Магдалина. – Но спасибо тебе за участие... Прошу, скажи Матери Марии, что ОН ушёл... Что живой... Я приду к ней, как только боль чуточку утихнет. Скажи всем, что ЖИВЁТ ОН...
Больше Магдалина выдержать не могла. У неё не было больше человеческих сил. Рухнув прямо на землю, она громко, по-детски разрыдалась...
Я посмотрела на Анну – она стояла окаменев. А по суровому юному лицу ручейками бежали слёзы.
– Как же они могли допустить такое?! Почему они все вместе не переубедили его? Это же так неправильно, мама!.. – возмущённо глядя на нас с Севером, воскликнула Анна.
Она всё ещё по-детски бескомпромиссно требовала на всё ответов. Хотя, если честно, я точно так же считала, что они должны были не допустить гибели Радомира… Его друзья... Рыцари Храма... Магдалина. Но разве могли мы судить издалека, что тогда было для каждого правильным?.. Мне просто по-человечески очень хотелось увидеть ЕГО! Так же, как хотелось увидеть живой Магдалину...
Наверно именно поэтому, я никогда не любила погружаться в прошлое. Так как прошлое нельзя было изменить (во всяком случае, я этого сделать не могла), и никого нельзя было предупредить о назревавшей беде или опасности. Прошлое – оно и было просто ПРОШЛЫМ, когда всё хорошее или плохое давно уже с кем-то случилось, и мне оставалось лишь наблюдать чью-то прожитую хорошую или плохую, жизнь.
И тут я снова увидела Магдалину, теперь уже одиноко сидевшую на ночном берегу спокойного южного моря. Мелкие лёгкие волны ласково омывали её босые ноги, тихо нашёптывая что-то о прошлом... Магдалина сосредоточенно смотрела на огромный зелёный камень, покойно лежавший на её ладони, и о чём-то очень серьёзно размышляла. Сзади неслышно подошёл человек. Резко повернувшись, Магдалина тут же улыбнулась:
– Когда же ты перестанешь пугать меня, Раданушка? И ты всё такой же печальный! Ты ведь обещал мне!.. Чему же грустить, если ОН живой?..
– Не верю я тебе, сестра! – ласково улыбаясь, грустно произнёс Радан.
Это был именно он, всё такой же красивый и сильный. Только в потухших синих глазах теперь жили уже не былые радость и счастье, а гнездилась в них чёрная, неискоренимая тоска...
– Не верю, что ты с этим смирилась, Мария! Мы должны были спасти его, несмотря на его желание! Позже и сам понял бы, как сильно ошибался!.. Не могу я простить себе! – В сердцах воскликнул Радан.
Видимо, боль от потери брата накрепко засела в его добром, любящем сердце, отравляя приходящие дни невосполнимой печалью.
– Перестань, Раданушка, не береди рану... – тихо прошептала Магдалина. – Вот, посмотри лучше, что оставил мне твой брат... Что наказал хранить нам всем Радомир.
Протянув руку, Мария раскрыла Ключ Богов...
Он вновь начал медленно, величественно открываться, поражая воображение Радана, который, будто малое дитя, остолбенело наблюдал, не в состоянии оторваться от разворачивающейся красоты, не в силах произнести ни слова.
– Радомир наказал беречь его ценой наших жизней... Даже ценой его детей. Это Ключ наших Богов, Раданушка. Сокровище Разума... Нет ему равных на Земле. Да, думаю, и далеко за Землёй... – грустно молвила Магдалина. – Поедем мы все в Долину Магов. Там учить будем... Новый мир будем строить, Раданушка. Светлый и Добрый Мир... – и чуть помолчав, добавила. – Думаешь, справимся?
– Не знаю, сестра. Не пробовал. – Покачал головой Радан. – Мне другой наказ дан. Светодара бы сохранить. А там посмотрим... Может и получится твой Добрый Мир...
Присев рядом с Магдалиной, и забыв на мгновение свою печаль, Радан восторженно наблюдал, как сверкает и «строится» дивными этажами чудесное сокровище. Время остановилось, как бы жалея этих двух, потерявшихся в собственной грусти людей... А они, тесно прижавшись друг к другу, одиноко сидели на берегу, заворожено наблюдая, как всё шире сверкало изумрудом море... И как дивно горел на руке Магдалины Ключ Богов – оставленный Радомиром, изумительный «умный» кристалл...
С того печального вечера прошло несколько долгих месяцев, принёсших Рыцарям Храма и Магдалине ещё одну тяжкую потерю – неожиданно и жестоко погиб Волхв Иоанн, бывший для них незаменимым другом, Учителем, верной и могучей опорой... Рыцари Храма искренне и глубоко скорбели о нём. Если смерть Радомира оставила их сердца раненными и возмущёнными, то с потерей Иоанна их мир стал холодным и невероятно чужим...
Друзьям не разрешили даже похоронить (по своему обычаю – сжигая) исковерканное тело Иоанна. Иудеи его просто зарыли в землю, чем привели в ужас всех Рыцарей Храма. Но Магдалине удалось хотя бы выкупить(!) его отрубленную голову, которую, ни за что не желали отдавать иудеи, так как считали её слишком опасной – они считали Иоанна великим Магом и Колдуном...

Так, с печальным грузом тяжелейших потерь, Магдалина и её маленькая дочурка Веста, охраняемые шестью Храмовиками, наконец-то решились пуститься в далёкое и нелёгкое путешествие – в дивную страну Окситанию, пока что знакомую только лишь одной Магдалине...
Дальше – был корабль... Была длинная, тяжкая дорога... Несмотря на своё глубокое горе, Магдалина, во время всего нескончаемо-длинного путешествия была с Рыцарями неизменно приветливой, собранной и спокойной. Храмовики тянулись к ней, видя её светлую, печальную улыбку, и обожали её за покой, который испытывали, находясь с рядом с ней... А она с радостью отдавала им своё сердце, зная, какая жестокая боль жгла их уставшие души, и как сильно казнила их происшедшая с Радомиром и Иоанном беда...
Когда они наконец-то достигли желанной Долины Магов, все без исключения мечтали только лишь об одном – отдохнуть от бед и боли, насколько для каждого это было возможно.
Слишком много было утрачено дорогого...
Слишком высокой была цена.
Сама же Магдалина, покинувшая Долину Магов, будучи малой десятилетней девочкой, теперь c трепетом заново «узнавала» свою гордую и любимую Окситанию, в которой всё – каждый цветок, каждый камень, каждое дерево, казались ей родными!.. Истосковавшись по прошлому, она жадно вдыхала бушующий «доброй магией» окситанский воздух и не могла поверить, что вот она наконец-то пришла Домой...