Литературная газета

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
«Литературная газета»
Файл:Lit gaz logo.svg
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Оригинальное название

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Тип

литературная

Формат

A2


Владелец

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Издатель

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Редактор

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Главный редактор

Юрий Поляков

Штатные корреспонденты

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Основана

1929

Прекращение публикаций

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Политическая принадлежность

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Язык

русский

Периодичность

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Объём

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Цена

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Главный офис

109028, Москва, Хохловский пер., д. 10, стр. 6

Тираж
  • 1962 — 300 000 экз.
  • 1973 — 1 550 000 экз.
  • 1982 — 3 000 000 экз.
  • 1989 — более 6 500 000 экз.
  • 1991 — 1 500 000 экз.
  • 1993 — 210 000 экз.
  • 2010 — 150 000 экз.
  • 2013 — 148 000 экз.
ISSN

[http://www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0233-4305&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0233-4305]


Сайт: [http://www.lgz.ru lgz.ru]

Награды:

Орден Ленина Орден Дружбы народов  — 1979
К:Печатные издания, возникшие в 1929 году

«Литературная газета» — советское и российское еженедельное литературное и общественно-политическое издание.







История

Логотип газеты украшают профили А. С. Пушкина и М. Горького. Современная «Литературная газета» официально[1] заявляет своё происхождение от «Литературной газеты» А. С. Пушкина.

Будто бы продолжает традиции «Литературной газеты», основанной в 1830 А. Пушкиным.[2]

Вольфганг Казак

Газета первоначально не отождествляла себя с одноимёнными изданиями XIX века; вплоть до 1990 г. датой основания газеты указывался 1929 год.

1929—1967

Газета впервые вышла 22 апреля 1929 года по инициативе Максима Горького и при участии писателя Ивана Катаева как орган Федерации объединений советских писателей.

В 19321934 газета стала органом Оргкомитетов Союза советских писателей СССР и РСФСР, после Первого съезда советских писателей в 1934 — органом Правления СП СССР.

С января 1942 года в результате объединения с газетой «Советское искусство» издавалась под названием «Литература и искусство», с ноября 1944 прежнее название было возвращено.

Файл:RIAN archive 409362 Literaturnaya Gazeta article about YuriGagarin, first man in space.jpg
Первая страница номера за 13 апреля 1961 года. Фото РИА Новости.

С 1947 года преобразована в литературную и общественно-политическую газету. Периодичность и объём её менялись.

1967—1990

С 1 января 1967 года (редактор Александр Чаковский) газета приобрела новый облик и стала выходить один раз в неделю (по средам) на 16 страницах, став первой в стране «толстой» газетой. В её логотипе появился профиль Пушкина, а впоследствии и Горького. Рождение нового формата сопровождалось милой шуткой:

Наш усталый, старый орган,
Так измучен, так издерган,
Что ему и в самом деле
Трудно трижды на неделе.
Дай-то Бог, чтоб без затей
Получилось раз в семь дней,
А не то он, наш негодник,
Превратится в ежегодник.

(авторство приписывалось Л. Либединской или З. Паперному).

Газета стала охватывать широкий диапазон тем — литература, искусство, политика, общество, мораль и право, наука, быт, другие интересные для публицистики темы. На её страницах публиковались все самые крупные писатели РСФСР и других союзных республик, многие выдающиеся зарубежные писатели. В её статьях на общественно-политическую тематику допускался более высокий уровень свободы мнений и либерализма, чем в большинстве советских газет того времени[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Литературная газетаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Литературная газетаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Литературная газета[источник не указан 2368 дней]. «ЛГ» становится одним из самых цитируемых в мире советских, а затем российских периодических изданий.

Особую популярность приобрёл отдел юмора «Клуб 12 стульев», занимавший последнюю, 16-ю полосу газеты. «Клубом» руководили Виктор Веселовский и Илья Суслов. Среди публиковавшихся на полосе юмористов многие завоевали в дальнейшем значительную известность, в том числе Аркадий Арканов, Григорий Горин, Зиновий Паперный, Михаил Жванецкий, Эдуард Успенский, Михаил Задорнов, Игорь Иртеньев, Виктор Шендерович, Виктор Коклюшкин, Лион Измайлов, Евгений Шатько и многие другие. Постоянно публиковался в «Клубе 12 стульев» известный советский пародист Александр Иванов, работали популярные карикатуристы Виталий Песков (ставший безусловным лидером отечественной карикатуры и начавший именно в «ЛГ»), Вагрич Бахчанян, Владимир Иванов и Игорь Макаров, Олег Теслер, Василий Дубов, Михаил Златковский, Андрей Бильжо, Сергей Тюнин, Игорь Копельницкий и другие.

В 1970 году редакция газеты учредила ежегодную премию «Золотой телёнок», которая присуждалась за лучшие, по мнению редакции, сатирические и юмористические произведения, опубликованные в рубрике «Двенадцать стульев»[3].

В 1967—1971 годах обозревателем газеты был известный отечественный демограф Виктор Переведенцев, его статьи появлялись здесь регулярно до 1990 года. В 1970 году, по результатам опроса читательской аудитории, Виктор Переведенцев, не будучи профессиональным журналистом, занял второе место по популярности среди авторов газеты.[4] В редакции работал Аркадий Ваксберг.

Александр Чаковский был главным редактором «Литературной газеты» до 16 декабря 1988 года.

После 1990

В 1990 году «ЛГ» в соответствии с новым «Законом о печати» стала независимым изданием. С логотипа газеты исчез профиль А. М. Горького, и редакция стала считать годом основания газеты 1830 год. В 1997 году редакция «ЛГ» была преобразована в ОАО «Издательский дом „Литературная газета“». Председателем совета директоров ОАО «Издательский дом „Литературная газета“» стал Константин Костин.

С 1991 по 1998 годы «Литературную газету» возглавлял Аркадий Петрович Удальцов. В 1998—1999 годах главным редактором был Н. Д. Боднарук, в 1999—2001 — Л. Н. Гущин.

2000-е годы

19 апреля 2001 года главным редактором был назначен писатель Юрий Поляков, ранее неоднократно публиковавший в газете статьи социологической и политической тематики.

Направленность издания сразу же меняется на 180 градусов, «Литературная газета» получает консервативно-патриотическую направленность.

Файл:Literaturka1.jpg
Редколлегия «Литературной газеты», сентябрь 2010

Случилось так, что люди, которых я знал ещё по комсомолу, стали серьёзными бизнесменами. Они видели, что в либеральной своей версии «Литературная газета» скоро вообще исчезнет, её некому будет читать, кроме двухсот сумасшедших либералов в черте Москвы, и пригласили меня возглавить газету.[5] <…> Лишь возвращение к пушкинской идее «свободного консерватизма» помогло нам вернуть многих утраченных читателей и завоевать новых.[6]

Юрий Поляков

В 2004 году на логотип газеты был возвращён профиль Максима Горького.

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Выходные данные газеты, 2010

Если до 1990 года на логотипе газеты, подчеркивая претензию на двойную преемственность, были профили Пушкина и Горького, после 1990-го — только Пушкина, то с 2004 года на нём снова присутствуют оба профиля. Соответственно и направление газеты представляет собой довольно забавный конгломерат советских представлений о культурном каноне и имперских государственных амбиций с уклоном в русский национализм. То есть издание это откровенно консервативное и в таком своём виде определенными слоями современного российского общества, безусловно, востребованное. Но при этом, что неудивительно, реальное влияние «Литературной газеты» на нашу культурную ситуацию стремительно приближается к нулю. Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что порой альманах в 100 экземпляров становится более значимым явлением, чем эта газета с её многотысячным (по крайней мере, так они пишут на своем сайте) тиражом.[7]

Анна Голубкова

Газета учредила премию имени Дельвига, основавшего в XIX веке первое из одноимённых современной «Литературной газете» изданий, преемственность по отношению к которому «ЛГ» по возможности старается подчёркивать. С 1 октября 2012 премия, известная как «Золотой Дельвиг»[8], стала позиционироваться «Литературной газетой» как ежегодная «российская общенациональная премия».[9]

Главные редакторы

Награды

Адреса

  • Тверской бульвар, 25 (Дом Герцена)
  • Последний переулок, 26
  • Улица 25 октября, 19 ( с мая 1941)
  • Улица Станиславского, 24
  • Спиридоновка, 2
  • Цветной бульвар, 30
  • Хохловский переулок, 10
  • Костянский переулок, 13

Источники

  1. [https://archive.is/20120910165754/www.lgz.ru/history/ Историческая справка]
  2. Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917 / [пер. с нем.]. — М. : РИК «Культура», 1996. — XVIII, 491, [1] с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8.. — С. 229.</span>
  3. [http://www.rsl.ru/ru/s3/s331/s122/s1223629/s12236293831/ Литературная Премия «Золотой телёнок» ]
  4. [http://demoscope.ru/weekly/2009/0377/nauka01.php Виктор Иванович Переведенцев]
  5. Юрий Поляков. [http://www.gazeta.ru/2005/08/17/oa_167632.shtml Я — севший аккумулятор] // Газета.ru.
  6. Юрий Поляков. [http://www.lgz.ru/article/11375/ Третий век с читателями] // Литературная газета. 2010. № 1.
  7. Анна Голубкова. [http://www.colta.ru/docs/17612 Литературные охотнорядцы] // Colta.ru. 26 марта 2013.
  8. [http://vmdaily.ru/news/literaturnaya-gazeta-vidala-svoyu-otlichayushchuyusya-ot-drugih-premiyu1359017036.html Вечерняя Москва - «Литературная газета» выдала свою отличающуюся от других премию]. Проверено 28 января 2013. [http://www.webcitation.org/6E77VJBRb Архивировано из первоисточника 1 февраля 2013].
  9. [http://www.litrossia.ru/2012/47/07587.html Золотой Дельвиг | Номер 47 (2012) | Литературная Россия]. Проверено 28 января 2013. [http://www.webcitation.org/6E7ggZdxB Архивировано из первоисточника 2 февраля 2013].
  10. </ol>

Напишите отзыв о статье "Литературная газета"

Ссылки

  • [http://www.lgz.ru/ Сайт «Литературной газеты»]
  • [http://old.lgz.ru/about_lg/aboutus.htm Историческая справка]
  • [http://oldgazette.ru/litera/index1.html Старые номера ЛГ (1937—1987)]
  • [http://feb-web.ru/feb/litenc/encyclop/ Статья «Литературная газета»] в Литературной энциклопедии (1929—1939)
  • Две статьи о разных «Литературных газетах» в БСЭ: [http://www.oval.ru/enc/41152.html] [http://www.oval.ru/enc/41151.html]
  • [http://www.echo.msk.ru/doc/652566-echo/ Открытое письмо владельцам «Литературной газеты»]

Отрывок, характеризующий Литературная газета

Мы мигом проскользнули мимо неё внутрь «дворца», не в состоянии удержать рвущееся наружу любопытство, и уже заранее предвкушая наверняка что-то очень и очень «интересненькое».
Внутри оказалось настолько ошеломляюще, что мы со Стеллой буквально застыли в ступоре, открыв рты, как изголодавшиеся однодневные птенцы, не в состоянии произнести ни слова...
Никакого, что называется, «пола» во дворце не было... Всё, находящееся там, парило в искрящемся серебристом воздухе, создавая впечатление сверкающей бесконечности. Какие-то фантастические «сидения», похожие на скопившиеся кучками группы сверкающих плотных облачков, плавно покачиваясь, висели в воздухе, то, уплотняясь, то почти исчезая, как бы привлекая внимание и приглашая на них присесть... Серебристые «ледяные» цветы, блестя и переливаясь, украшали всё вокруг, поражая разнообразием форм и узорами тончайших, почти что ювелирных лепестков. А где-то очень высоко в «потолке», слепя небесно-голубым светом, висели невероятной красоты огромнейшие ледяные «сосульки», превращавшие эту сказочную «пещеру» в фантастический «ледяной мир», которому, казалось, не было конца...
– Пойдёмте, гостьи мои, дедушка будет несказанно рад вам! – плавно скользя мимо нас, тепло произнесла девушка.
И тут я, наконец, поняла, почему она казалась нам необычной – по мере того, как незнакомка передвигалась, за ней всё время тянулся сверкающий «хвост» какой-то особенной голубой материи, который блистал и вился смерчами вокруг её хрупкой фигурки, рассыпаясь за ней серебристой пыльцой...
Не успели мы этому удивиться, как тут же увидели очень высокого, седого старца, гордо восседавшего на странном, очень красивом кресле, как бы подчёркивая этим свою значимость для непонимающих. Он совершенно спокойно наблюдал за нашим приближением, ничуть не удивляясь и не выражая пока что никаких эмоций, кроме тёплой, дружеской улыбки.
Белые, переливающиеся серебром, развевающиеся одежды старца сливались с такими же, совершенно белыми, длиннющими волосами, делая его похожим на доброго духа. И только глаза, такие же таинственные, как и у нашей красивой незнакомки, потрясали беспредельным терпением, мудростью и глубиной, заставляя нас ёжиться от сквозящей в них бесконечности...
– Здравы будете, гостюшки! – ласково поздоровался старец. – Что привело вас к нам?
– И вы здравствуйте, дедушка! – радостно поздоровалась Стелла.
И тут впервые за всё время нашего уже довольно-таки длинного знакомства я с удивлением услышала, что она к кому-то, наконец, обратилась на «вы»...
У Стеллы была очень забавная манера обращаться ко всем на «ты», как бы этим подчёркивая, что все ею встреченные люди, будь то взрослый или совершенно ещё малыш, являются её добрыми старыми друзьями, и что для каждого из них у неё «нараспашку» открыта душа... Что конечно же, мгновенно и полностью располагало к ней даже самых замкнутых и самых одиноких людей, и только очень чёрствые души не находили к ней пути.
– А почему у вас здесь так «холодно»? – тут же, по привычке, посыпались вопросы. – Я имею в виду, почему у вас везде такой «ледяной» цвет?
Девушка удивлённо посмотрела на Стеллу.
– Я никогда об этом не думала... – задумчиво произнесла она. – Наверное, потому, что тепла нам хватило на всю нашу оставшуюся жизнь? Нас на Земле сожгли, видишь ли...
– Как – сожгли?!. – ошарашено уставилась на неё Стелла. – По-настоящему сожгли?.. – Ну, да. Просто там я была Ведьмой – ведала многое... Как и вся моя семья. Вот дедушка – он Ведун, а мама, она самой сильной Видуньей была в то время. Это значит – видела то, что другие видеть не могли. Она будущее видела так же, как мы видим настоящее. И прошлое тоже... Да и вообще, она многое могла и знала – никто столько не знал. А обычным людям это видимо претило – они не любили слишком много «знающих»... Хотя, когда им нужна была помощь, то именно к нам они и обращались. И мы помогали... А потом те же, кому мы помогли, предавали нас...
Девушка-ведьма потемневшими глазами смотрела куда-то вдаль, на мгновение не видя и не слыша ничего вокруг, уйдя в какой-то ей одной известный далёкий мир. Потом, ёжась, передёрнула хрупкими плечами, будто вспомнив что-то очень страшное, и тихо продолжила:
– Столько веков прошло, а я до сих пор всё чувствую, как пламя пожирает меня... Потому наверное и «холодно» здесь, как ты говоришь, милая, – уже обращаясь к Стелле, закончила девушка.
– Но ты никак не можешь быть Ведьмой!.. – уверенно заявила Стелла. – Ведьмы бывают старые и страшные, и очень плохие. Так у нас в сказках написано, что бабушка мне читала. А ты хорошая! И такая красивая!..
– Ну, сказки сказкам рознь... – грустно улыбнулась девушка-ведьма. – Их ведь именно люди и сочиняют... А что нас показывают старыми и страшными – то кому-то так удобнее, наверное... Легче объяснить необъяснимое, и легче вызвать неприязнь... У тебя ведь тоже вызовет большее сочувствие, если будут сжигать молодую и красивую, нежели старую и страшную, правда ведь?
– Ну, старушек мне тоже очень жаль... только не злых, конечно – потупив глаза, произнесла Стелла. – Любого человека жаль, когда такой страшный конец – и, передёрнув плечиками, как бы подражая девушке-ведьме, продолжала: – А тебя правда-правда сожгли?!. Совсем-совсем живую?.. Как же наверное тебе больно было?!. А как тебя зовут?
Слова привычно сыпались из малышки пулемётной очередью и, не успевая её остановить, я боялась, что хозяева под конец обидятся, и из желанных гостей мы превратимся в обузу, от которой они постараются как можно быстрее избавиться.
Но никто почему-то не обижался. Они оба, и старец, и его красавица внучка, дружески улыбаясь, отвечали на любые вопросы, и казалось, что наше присутствие почему-то и вправду доставляло им искреннее удовольствие...
– Меня зовут Анна, милая. И меня «правда-правда» совсем сожгли когда-то... Но это было очень-очень давно. Уже прошло почти пять сотен земных лет...
Я смотрела в совершенном шоке на эту удивительную девушку, не в состоянии отвести от неё глаза, и пыталась представить, какой же кошмар пришлось перенести этой удивительно красивой и нежной душе!..
Их сжигали за их Дар!!! Только лишь за то, что они могли видеть и делать больше, чем другие! Но, как же люди могли творить такое?! И, хотя я уже давно поняла, что никакой зверь не в состоянии был сделать то, что иногда делал человек, всё равно это было настолько дико, что на какое-то мгновение у меня полностью пропало желание называться этим же самым «человеком»....
Это был первый раз в моей жизни, когда я реально услышала о настоящих Ведунах и Ведьмах, в существование которых верила всегда... И вот, увидев наконец-то самую настоящую Ведьму наяву, мне, естественно, жутко захотелось «сразу же и всё-всё» у неё расспросить!!! Моё неугомонное любопытство «ёрзало» внутри, буквально визжа от нетерпения и умоляло спрашивать сейчас же и обязательно «обо всём»!..
И тут, видимо, сама того не замечая, я настолько глубоко погрузилась в столь неожиданно открывшийся мне чужой мир, что не успела вовремя правильно среагировать на вдруг мысленно открывшуюся картинку... и вокруг моего тела вспыхнул до ужаса реальный по своим жутким ощущениям, пожар!..
Ревущий огонь «лизал» мою беззащитную плоть жгучими языками пламени, взрываясь внутри, и почти что лишая рассудка... Дикая, невообразимо жестокая боль захлестнула с головой, проникая в каждую клеточку!.. Взвившись «до потолка», она обрушилась на меня шквалом незнакомого страдания, которого невозможно было ничем унять, ни остановить. Ослепляя, огонь скрутил мою, воющую от нечеловеческого ужаса, сущность в болевой ком, не давая вздохнуть!.. Я пыталась кричать, но голоса не было слышно... Мир рушился, разбиваясь на острые осколки и казалось, что обратно его уже не собрать... Тело полыхало, как жуткий праздничный факел... испепеляя, сгоравшую вместе с ним, мою израненную душу. Вдруг, страшно закричав... я, к своему величайшему удивлению, опять оказалась в своей «земной» комнате, всё ещё стуча зубами от так неожиданно откуда-то обрушившейся нестерпимой боли. Всё ещё оглушённая, я стояла, растерянно озираясь вокруг, не в состоянии понять, кто и за что мог что-то подобное со мной сотворить...
Но, несмотря на дикий испуг, мне постепенно всё же удалось каким-то образом взять себя в руки и чуточку успокоиться. Немного подумав, я наконец-то поняла, что это, вероятнее всего, было всего лишь слишком реальное видение, которое своими ощущениями полностью повторяло происшедший когда-то с девушкой-ведьмой кошмар...
Несмотря на страх и слишком ещё живые ощущения, я тут же попробовала вернуться в сказочный «ледяной дворец» к своей брошенной, и наверняка уже сильно нервничавшей, подружке. Но почему-то ничего не получалось... Я была выжата, как лимон, и не оставалось сил даже думать, не говоря уже о подобном «путешествии». Обозлившись на себя за свою «мягкотелость», я опять попыталась собраться, как вдруг чья-то чужая сила буквально втянула меня в уже знакомую «ледяную» залу, где, взволнованно подпрыгивая, металась моя верная подружка Стелла.
– Ну, что же ты?! Я так испугалась!.. Что же с тобой такое случилось? Хорошо, что вот она помогла, а то ты бы и сейчас ещё «где-то» летала! – задыхаясь от «праведного возмущения», тут же выпалила малышка.
Я и сама пока что не очень-то понимала, каким же образом такое могло со мной произойти, но тут, к моему большому удивлению, ласково прозвучал голос необычной хозяйки ледяного дворца:
– Милая моя, да ты ведь дариня!.. Как же ты оказалась-то здесь? И ты ведь живая!!! Тебе всё ещё больно? – Я удивлённо кивнула. – Ну, что же ты, нельзя такое смотреть!..
Девушка Анна ласково взяла мою, всё ещё «кипящую» от испепеляющей боли, голову в свои прохладные ладони, и вскоре я почувствовала, как жуткая боль начала медленно отступать, а через минуту и вовсе исчезла.
– Что это было?.. – ошалело спросила я.
– Ты просто посмотрела на то, что со мною было. Но ты ещё не умеешь защититься, вот и почувствовала всё. Любопытна ты очень, в этом сила, но и беда твоя, милая... Как зовут-то тебя?
– Светлана... – понемногу очухиваясь, сипло произнесла я. – А вот она – Стелла. Почему вы меня дариней называете? Меня уже второй раз так называют, и я очень хотела бы знать, что это означает. Если можно, конечно же.
– А разве ты не знаешь?!. – удивлённо спросила девушка-ведьма. – Я отрицательно мотнула головой. – Дариня – это «дарящая свет и оберегающая мир». А временами, даже спасающая его...
– Ну, мне бы пока хоть себя-то спасти!.. – искренне рассмеялась я. – Да и что же я могу дарить, если сама ещё не знаю совсем ничего. И делаю-то пока одни лишь ошибки... Ничего я ещё не умею!.. – и, подумав, огорчённо добавила. – И ведь не учит никто! Разве что, бабушка иногда, и ещё вот Стелла... А я бы так хотела учиться!..
– Учитель приходит тогда, когда ученик ГОТОВ учиться, милая – улыбнувшись, тихо сказал старец. – А ты ещё не разобралась даже в себе самой. Даже в том, что у тебя давно уже открыто.
Чтобы не показывать, как сильно расстроили меня его слова, я постаралась тут же поменять тему, и задала девушке-ведьме, настырно крутившийся в мозгу, щекотливый вопрос.
– Простите меня за нескромность, Анна, но как же вы смогли забыть такую страшную боль? И возможно ли вообще забыть такое?..
– А я и не забыла, милая. Я просто поняла и приняла её... Иначе невозможно было бы далее существовать – грустно покачав головой, ответила девушка.
– Как же можно понять такое?! Да и что понимать в боли?.. – не сдавалась я. – Это что – должно было научить вас чему-то особенному?.. Простите, но я никогда не верила в такое «учение»! По-моему так лишь беспомощные «учителя» могут использовать боль!
Я кипела от возмущения, не в состоянии остановить свои разбегавшиеся мысли!.. И как ни старалась, никак не могла успокоиться.