Люфтваффе

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Deutsche Luftwaffe
Военно-воздушные силы Германии
250px
Эмблема ВВС Германии 1933—1945 годов
Годы существования

15 мая 1933 года8 мая 1945 года

Страна

Флаг Третьего рейха Третий рейх

Страны

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подчинение

Флаг Третьего рейха Министерство обороны Германии

Входит в

вооружённые силы Германии

Тип

военно-воздушные силы

Вид

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Включает в себя

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Функция

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Функции

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Численность

1900 самолётов и 20 000 персонала (1935)

1500 боевых машин и около 50 000 персонала (февраль 1945)

Часть

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дислокация

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Прозвище

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Прозвища

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Покровитель

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Покровители

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Девиз

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Девизы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Цвета

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Марш

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Марши

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Талисман

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Талисманы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Снаряжение

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Войны

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Участие в

Гражданская война в Испании
Вторая мировая война

Знаки отличия

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Командиры
Действующий командир

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Известные командиры

Герман Геринг
Эрхард Мильх

Сайт

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Люфтва́ффе (нем. Luftwaffe — воздушные силы) — название германских военно-воздушных сил в составах рейхсвера, вермахта и бундесвера. В русском языке это название обычно применяется к ВВС вермахта (1933—1945).







Люфтваффе в составе вермахта

Становление этого вида вооружённых сил началось в 1933 году. Главнокомандующим силами люфтваффе вермахта являлся Герман Геринг (9 марта 1935 года — 23 апреля 1945 года), впоследствии генерал-фельдмаршал и рейхсмаршал, который одновременно возглавлял и Рейхсминистерство авиации. Последнее осуществляло руководство авиационной промышленностью, гражданской авиацией и авиационно-спортивными организациями.

Структурная организация и обозначение

В довоенные годы Германия была разделена на воздушные округа (нем. Luftkreiskommando), командующим которыми подчинялись все соединения ВВС на их территории.

Первоначально в люфтваффе были созданы два руководящих штаба: Генеральный штаб (нем. Generalstab der Luftwaffe) и Главный штаб (нем. Luftwaffenführungsstab). Весной 1942 года их объединили в Главное командование люфт­ваффе (нем. Oberkommando der Luftwaffe — OKL).

К 1939 году сложилась организационная структура люфтваффе (разработана Герингом и Мильхом), сохранявшаяся в течение всей Второй мировой войны.

Флоты

Высшим оперативным соединением в люфтваффе стал воздушный флот (нем. Luftflotte). Первоначально в составе люфтваффе были три воздушных флота с зонами ответственности на территории Германии. После захвата территорий соседних стран в начале Второй мировой стало пять воздушных флотов. В дополнение к ним в 1943 году был сформирован один (6-й), а в 1944 году ещё два флота (10-й и флот «Рейх»). В течение 1940—45 годов каждый из флотов действовал на определённом театре военных действий. Общая ответственность воздушных флотов была следующей:

Помимо этого в разное время существовали независимые от флотов командования люфтваффе, — например, командование люфтваффе «Юго-Восток» в мае—октябре 1944 года контролировало Югославию, Албанию и Грецию.

Флот состоял из корпусов (нем. Fliegerkorps) и дивизий (нем. Flieger-division). Основными же боевыми единицами в люфтваффе являлись эскадра (нем. Geschwader), группа (нем. Gruppe) и эскадрилья (нем. Staffel). Штатная эскадрилья люфтваффе состояла из 12 самолётов.

У командующего воздушным флотом было звание «генерал-оберст» или «генерал-фельдмаршал».

Эскадра

Основной тактической единицей была эскадра. Каждая полная эскадра включала штабное звено и 3-4 группы (иногда 5): всего от 110 до 150 самолётов. Ей присваивался номер из арабских цифр, перед которым ставился префикс обозначавший тип эскадры, на­пример, JG 51 — Jagdgeschwader (истребительная эскадра) 51. Командовал эскадрой гешвадеркоммодор (нем. Geschwaderkommodore, сокращённое обозначение — Kdre.).

В документах эскадры обозначались аббревиатурами:

Группа

Группа, имевшая в разное время по штату 40-50 самолётов, состояла из штабного звена и трёх эскадрилий. Ей командовал группенкоммандер (нем. Gruppenkommandeur, сокращённо — Kdr.)

Номер группы писался римскими цифрами, через косую черту давалось обозначение эскадры. Если эскадра была комбинированной, после номера группы в скобках указывалось назначение группы. Например:

  • I/JG 27 — I группа 27-й истребительной эскадры;
  • I(J)/ LG 2 — I группа лёгких истребителей 2-й учебно-боевой эскадры;

Эскадрилья

Эскадрилья имела в своем составе от 12 до 16 самолётов. Нумерация эскадрилий в эскадре была сквозной: в I группу входили 1-я, 2-я и 3-я эскадрильи, во II — 4-я, 5-я, 6-я и т. д. Номер эскадрильи записывался арабской цифрой с точкой. За номером через дробь следовало обозначение эскадры или группы (если группа не входила в состав эскадры). В скобках могло уточняться назначение эскадрильи:

  • 1./JG 27 — 1-я эскадрилья (в составе I группы) 27-й истребительной эскадры;
  • 7./KG 76 — 7-я эскадрилья (в составе III группы) 76-й бомбардировочной эскадры;
  • 10.(Jabo)/JG 2 — 10-я (истребительно-бомбардировочная) эскадрилья 2-й истребительной эскадры;
  • 3.(F)/Aufkl.Gr 22 — 3-я (дальнеразведывательная) эскадрилья 22-й разведывательной группы; сокращённый вариант −3./(F)22;
  • 1./Aufkl.Gr Ob.d.L. — 1-я эскадрилья разведывательной группы, непосредственно подчинявшейся главному командованию люфтваффе;
  • 1./KGr 106 — 1-я эскадрилья 106-й бомбардировочной группы;
  • Stab/ZG 2 означало штабное звено 2-й эскадры тяжёлых истребителей.

Эскадрильи, в свою очередь, делились на звенья (нем. Kette), которые в большинстве родов авиации состояли из трёх самолётов. В истребительных частях имелись звенья из четырёх самолётов (нем. Schwarm), делившиеся ещё на пары (нем. Rotte).

Состав эскадр, групп и эскадрилий варьировался в зависимости от задач, поставленных перед ними, наличия самолётов и лётного состава, условий тылового снабжения и так далее. Особо гибкой организацией отличалась истребительная авиация, в которой обычным явлением было ведение боевых действий группами одной эскадры (или даже эскадрильями), находившимися на расстоянии нескольких сотен километров друг от друга. Такие подразделения действовали обособленно, в зависимости от сложившейся боевой обстановки на данном участке фронта

Деление разведывательной и морской структур люфтваффе

Разведывательная и морская авиация эскадр не имела (там структурных единиц выше группы не было) и делилась непосредственно на группы, в соответствии с назначением:

  • группа ближних (фронтовых) разведчиков (нем. Nahaufklarungsgruppe) — IMA.Gr;
  • группа дальних разведчиков (нем. Fernaufklarungs-gruppe) — FA.Gr;
  • группа морских разведчиков (нем. Seeaufklarungs-gruppe) — SA.Gr;
  • группа ночных разведчиков (нем. Nachtaufklarungs-gruppe) — A.Gr.Nacht;
  • группа корабельной авиации (нем. Bordflieger-gruppe) — B.FI.Gr;
  • группа береговой авиации (нем. Kustenflieger-gruppe) — Ku.FI.Gr.

Спецназ люфтваффе

Существовали также группы специального назначения:

  • испытательная группа (нем. Erprobungsgruppe) — Er.Gr или Erpr.Gr;
  • группа подготовки пополнений (нем. Erganzungs-gruppe) — Erg.Gr;
  • планерная группа (нем. Schleppgruppe);
  • разведывательная группа главного командования люфтваффе (стратегической разведки) — Aufkl.Gr. Ob.d.L;
  • группа специального назначения (под учётом Waffen SS) — Luftawaffe SS;
  • группа специального назначения морской авиации (под учетом Krigsmarine).

Наземные части люфтваффе

В состав люфтваффе входили следующие наземные воинские подразделения[1]:

  • связные части, части аэродромного обслуживания и строительные с 1935 года;
  • зенитно-артиллерийские части, с 1935 года (на декабрь 1944 года 816 200 человек);
  • парашютно-десантные части — с 1936 года парашютно-десантный батальон (нем. Fallschirmshutzen Bataillon):

образован в составе полка «Генерал Геринг» (нем. Regiment «General Goring»), подчинённого лично Герману Герингу, в 1938 году стал ядром 7-й воздушной дивизии (нем. Flieger Division); до апреля 1945 года образовано 11 воздушных (парашютно-десантных) дивизий;

  • пехотные части, с января 1942 года:

первые пехотные батальоны люфтваффе из наземного персонала были образованы в январе 1942 года во время Московской битвы для защиты инфраструктуры люфтваффе от партизан и десантов РККА, но были распущены до декабря 1942 года; с октября 1942 года вследствие больших потерь вермахта на Восточном Фронте начинается формирование регулярных полевых дивизий люфтваффе (нем. Luftwaffe Feld Division), и до мая 1943 года была создана 21 полевая (пехотная) дивизия люфтваффе; в ноябре 1943 года перешли (кроме зенитных частей) под управление Сухопутных ВС (нем. Heer);

В состав люфтваффе входил Форшунгсамт (нем. Forschungsamt; букв. научно-исследовательский институт) — название службы разведки и контрразведки. Имелись отделы криптографии.

История

Файл:Goeringcaptivity2.jpg
Герман Геринг, главнокомандующий люфтваффе

Предшественник люфтваффе — «Имперские военно-воздушные силы» (нем. Luftstreitkräfte) были организованы в 1910, с появлением военной авиации. После поражения Германии в Первой мировой войне, по условиям Версальского договора (1919), ей было запрещено иметь собственную военную и гражданскую авиацию. Однако в 1922 году запрет на гражданскую авиацию был снят с некоторыми ограничениями. Интерес к военной авиации в государстве был очень велик, поэтому она создавалась под видом авиакружков и других гражданских формирований[2].

К середине 1920-х годов в Германии была создана высокоэффективная авиационная промышленность (заводы «Фоккевульф» в Бремене, «Дорнье» в Фридрихсхафене, «Хейнкель» в Варнемюнде, «Юнкерс» в Дессау, «Мессершмитт» в Аугсбурге). В то время, как победившие союзники всё ещё летали на устаревших деревянных бипланах, немецкие конструкторы разработали более современные металлические монопланы со свободнонесущим крылом и убирающимся шасси.

Реорганизованная авиакомпания «Люфтганза», получив разрешение на коммерческие рейсы в Западной Европе, стала в техническом отношении самой современной авиакомпанией в мире. В нарушение Версальского договора, боевые экипажи проходили подготовку в четырёх лётных школах «Люфтганзы», приобретая опыт в ночных и всепогодных условиях.

Когда Гитлер в 1933 году стал канцлером, он уже имел серьёзную финансовую базу для создания новых военно-воздушных сил. Были найдены крупные капиталовложения для строительства люфтваффе. Рейхскомиссаром военно-воздушных сил с неограниченными полномочиями был назначен заместитель фюрера Герман Геринг, бывший во время 1-й мировой войны высококлассным лётчиком. Именно ему Гитлер поручил создание самого мощного в мире воздушного флота. Не имея возможности заниматься исключительно авиационными делами, Геринг пригласил в своё министерство бывшего директора «Люфтганзы» Эрхарда Мильха, оказавшегося именно тем человеком, который был способен справиться с этой задачей. Подчинённым Мильха являлся генерал-лейтенант Вальтер Вефер, неофициальный начальник штаба люфтваффе и шеф управления авиации, в прошлом пехотинец. Под руководством Геринга, Мильха и Вефера, работавших в обстановке строжайшей секретности и при полной поддержке Гитлера, по всей Германии развернулось строительство новых авиационных заводов, аэродромов и тренировочных баз. В марте 1935 года фюрер почувствовал, что новые военно-воздушные силы Германии уже набрали достаточную мощь, чтобы продемонстрировать их всему миру. К этому времени люфтваффе насчитывала 1888 самолётов различного типа и около 20 тыс. человек личного состава. Сообщения о мощи немецкой авиации вызвали панику за пределами Третьего рейха.

Ситуация к началу Второй мировой войны

К 1939 году, к началу Второй мировой войны превосходство люфтваффе обеспечивалось, с одной стороны, опытом гражданской войны в Испании (необходимо отметить, что советские лётчики имели такую же возможность набраться опыта в той же самой Испании[3]), в которой использовались такие самолёты, как Ju-87 и Bf. 109, с другой стороны — новой тактикой и технологиями.

Руководство вермахта видело в люфтваффе, прежде всего, «летающую артиллерию», инструмент поддержки войск. Таким образом, люфтваффе создавались как один из инструментов «блицкрига». В соответствии с этим подходом, строились, в основном, тактические бомбардировщики малой или средней дальности, способные нести среднюю бомбовую нагрузку. Стратегических бомбардировщиков, подобных Boeing B-17 «Flying Fortress» или Avro Lancaster в рейхе тогда не было. Четырёхмоторный немецкий Focke-Wulf Fw 200 был значительно слабее и использовался только как транспортный самолёт и разведчик в Атлантике.

Начало Второй мировой войны

Благодаря тактическому превосходству и огневой поддержке с земли, военная авиация внесла большой вклад в ранние успехи Германии. Таким образом, вермахт захватил к июню 1940 Польшу, Норвегию, Данию, Люксембург, Бельгию, Нидерланды и, наконец, Францию.

Первое поражение люфтваффе под командованием Германа Геринга потерпели в так называемой Битве за Британию против Fighter Command Королевских ВВС[4]. Истребители типа Messerschmitt Bf-110C и Bf-110D не могли достаточно эффективно защищать бомбардировщики. Было очевидно, что наступательный воздушный бой не для Bf-110, но недостаточная дальность полёта одномоторного Bf-109 заставляла использовать Bf-110 для прикрытия бомбардировщиков. Эти истребители, разработанные для дальних полетов, как оказывалось, проигрывали манёвренным английским самолётам. И даже несмотря на то, что тактика истребителей RAF уступала тактике немецкой истребительной авиации, самая совершенная система воздушного обнаружения в мире позволяла англичанам с 4-минутной задержкой направлять в любую точку Англии численно превосходящее количество истребителей, даже в юго-восточную часть страны, доступную радиусу действия Bf-109.

В частности ещё до окончания 2-й фазы воздушных сражений в английском небе, было принято решение не использовать в дальнейших налётах тяжёлые двухдвигательные истребители. После потери многих ценных лётчиков над Англией и Ла-Маншем было принято решение переделать треть Bf-110 в истребители-бомбардировщики, вследствие чего потери обеих сторон резко сократились. Тем не менее, в результате недостатков в вооружении самолётов и обучении пилотов Bf-110 бомбометанию эффективность бомбардировок резко сократилась.

С наступлением сезона дождей и холодов немецкие полевые аэродромы превратились в площадки с грязью, и немецкое командование официально решило, что погодные условия воспрепятствуют проведению десантной операции (у Гитлера возникли серьёзные опасения относительно нападения СССР после морского десанта в Англию), и стало ясно, что битва за Британию проиграна. [5]

Битва за Британию

Битва за Британию — одно из крупнейших и самое продолжительное авиационное сражение Второй мировой войны, продолжавшееся с июля 1940 по май 1941 года.

Проводилась силами 2-го и 3-го воздушного флотов, базировавшихся вдоль атлантического побережья от Дании до Бордо во Франции, и дальней авиацией 5-го воздушного флота в Норвегии, которая отвлекала часть истребительной авиации Великобритании на северо-восток страны. Промежуточные цели кампании, в результате отсутствия единства мнений у военного командования Рейха, на всём её протяжении оставались неясными, в результате чего силы воздушных флотов распылялись на решение сразу нескольких задач (удары по аэродромам, борьба с судоходством, уничтожение авиапромышленности, уничтожение портовой инфраструктуры, изматывание истребительной авиации Великобритании и т. д.), и ни одна из них не была доведена до конца.

Противостоящие силы

Люфтваффе и Итальянский корпус ВВС

На начало кампании — 20 июля 1940 года — в составе 2-го и 3-го воздушных флотов числились следующие силы:

  • 8 дальних бомбардировщиков-разведчиков
  • 1200 средних бомбардировщиков (из них исправных 69 %, в том числе 90 бомбардировщиков-разведчиков)
  • 280 пикирующих бомбардировщиков
  • 760 одномоторных истребителей
  • 220 двухмоторных истребителей
  • 50 дальних разведчиков
  • 90 ближних разведчиков

В ударных силах 5-го воздушного флота числилось:

  • 130 средних бомбардировщиков
  • 30 двухмоторных истребителей
  • 30 дальних разведчиков

К октябрю в составе трёх флотов было около 700 боеспособных бомбардировщиков.

В октябре-ноябре в операции приняло участие 40 бомбардировщиков и 54 истребителя ВВС Италии[6].

Королевские Военно-воздушные силы Великобритании

Первоначально силам люфтваффе и итальянского воздушного корпуса противостояли 675 истребителей Королевских ВВС, позднее — до 1000 боевых машин.

В бомбардировках инфраструктуры люфтваффе на европейском континенте и собственно территории Германии первоначально принимало участие более 200 британских бомбардировщиков.

После завоевания господства в воздухе высшее политическое и военное руководство Третьего Германского рейха планировало начать десантную операцию по высадке немецких войск на Британские острова с целью их оккупации.

Изменение тактики

Несмотря на то, что на 23 августа немецкая разведка установила, что ВВС Великобритании для восполнения высоких потерь лётчиков-истребителей привлекают пилотов бомбардировочной авиации, операция против сил британского Командования истребительной авиации была неожиданно прекращена. Главные силы истребителей люфтваффе были направлены на сопровождение бомбардировщиков, которые осуществляли по приказу Гитлера «удары возмездия» — бомбардировку крупных городов Великобритании. Немецкая пропаганда утверждала, что эта акция является ответом на действия британских бомбардировочных сил, которые бомбили Берлин и его окрестности.

Война в воздухе

В ходе ожесточённых воздушных боёв Королевские ВВС Великобритании отразили попытки люфтваффе завоевать господство в воздухе и добиться поставленных целей — уничтожив британские ВВС, разрушить промышленность и инфраструктуру, деморализовать население и тем самым принудить Великобританию к заключению выгодного Германии мира.

Характеристики самолётов люфтваффе, в первую очередь истребителей, оказались непригодными для решения множества стратегических задач и завоевания устойчивого господства в воздухе: Bf-110 оказались не в состоянии вести манёвренные бои с Харрикейнами и Спитфайрами Королевских ВВС, а Bf-109 не хватало дальности действия. Непродуманность действий не позволила нанести военному потенциалу Великобритании какой-либо трудновосполнимый ущерб.

Подготовка вторжения в СССР вынудила люфтваффе прекратить Битву за Британию. Битву за Британию называют первым крупным поражением люфтваффе. Потери Великобритании составили: 1547 самолётов различных типов, 27 450 человек гражданского населения убитыми, 32 138 — ранеными.

Нападение на Советский Союз

О решении Гитлера напасть на СССР штабы наземных войск и люфтваффе узнали вскоре после падения Франции в июне 1940 года, что стало для большинства старших офицеров люфтваффе полной неожиданностью — согласно материалам допросов зам. Герингa Мильха, начальника службы разведки люфтваффе генерал-майора Йозефа Шмидта и генерала Гальдерa. Будучи трезвомыслящим практиком Мильх, узнав о принятом решении, которое было по его мнению катастрофической ошибкой и означало поражение в войне, отправился к Герингу и попытался убедить его в необходимости предотвратить войну с Советским Союзом, заявив при этом, что Геринг может повлиять на ход истории. Шмидт сообщил о своих опасениях начальнику штаба люфтваффе Ешоннеку, который также обратился к Герингу. Геринг высказал возражения Гитлеру, но не смог его переубедить.

Колебания

В апреле-мае 1941 года делегация Германской промышленной комиссии, состоявшая из инженеров, работавших под началом Удета, во главе с оберстом Генрихом Ашенбреннером (военно-воздушным атташе в Москве) посетила советские авиационные заводы. Комиссия дала благоприятные отзывы о советской авиапромышленности, но Шмидт им не поверил, посчитав, что инженеров Удета, как и французов перед Мюнхеном, обвели вокруг пальца. Поэтому их отчёты с согласия Геринга были оставлены без внимания.

Геринг не верил в официальную причину («превентивный удар») нападения на СССР, который считался неопасным для Германии с момента заключения Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом 1939 года, что подтверждается его выступлением перед командованием люфтваффе на Западе, в котором он объявил о решении Гитлера. Он пытался отвлечь внимание Гитлера от СССР, предложив удар по Гибралтару через территорию Испании, однако Гитлер остался непоколебим, и это спасло Великобританию. Герингу ничего не оставалось, как «заряжать» своих подчинённых и убеждать в превосходстве люфтваффе. Он признавался в смятении, и все надежды связывал только с блицкригом. На всех совещаниях он называл вероятную продолжительность кампании около 6 недель. В какой-то мере это утверждение стало результатом оценки Шмидта сил советской авиации: по расчётам Шмидта она была равна немецкой по численности, но значительно уступала как в техническом отношении, так и в опыте. Шмидт не учёл ни способности советской армии бороться с авиацией всеми возможными средствами, ни развития промышленности в СССР. Привели к этой ошибке и 20-летняя внешняя изоляция СССР, и немецкая пропаганда, и предубеждённость во взглядах русских эмигрантов. Таким образом, вплоть до лета 1942 года разведка продолжала давать ложные оценки советской авиации[6].

После принятия решения

21 сентября 1940 был отдан приказ фотографировать полосу территории СССР на глубину до 300 км. В следующем месяце самолёты разведывательной авиации из Aufkl.Gr.(F)Ob.d.L (дальние высотные разведчики верховного командования люфтваффе), находившиеся под командованием оберста Тео Ровеля начали полёты из Краковa и Будапешта, в то время как Aufkl.Gr.(H)Ob.d.L (тактическая разведгруппа верховного командования люфтваффе) производила вылеты с территории Румынии и Восточной Пруссии. Использовались He 111, Do 215В-2, Ju 86Р и Ju 88В. Оперируя на высотах 9000-12000 метров эти самолёты-разведчики первоначально фотографировали приграничные районы, но в отсутствие противодействия (Сталин запретил истребителям перехватывать самолёты-нарушители) они проникали всё глубже, и в феврале 1941 г. достигли линии Мурманск — Москва — Ростов-на-Дону. Эти данные послужили залогом успеха на начальном этапе вторжения. 15 апреля один «Юнкерс» в плохую погоду приземлился неподалёку от Винницы, экипаж был арестован[7].

Люфтваффе против ВВС РККА

Немецкая атака с воздуха 22 июня 1941 г. вследствие постоянных провокаций не была полной неожиданностью для личного состава ВВС РККА, в отличие от Народного комиссариата обороны. На рассвете 22 июня, после начала бомбёжек, радиограммами были подтверждены приказы: «на провокации не поддаваться, одиночные немецкие самолёты не сбивать», а приказ о рассредоточении самолётов по полевым аэродромам и маскировке поступил лишь накануне 22 июня. В силу этого лётчики люфтваффе работали по скоплениям самолётов на открытых аэродромах и по инфраструктуре как по учебным целям, без всякого противодействия. Благодаря поднявшейся панике большей части приграничных лётных частей советских ВВС, люфтваффе удалось практически без труда содействовать наступающим сухопутным частям вермахта и СС. Первая запись на фотопулемёт атаки немецкого самолёта на советский И-153, продолжительностью 20 секунд и датированная 22 июня 1941 года 5 часами 20 минутами утра, хранится в коллекции Британского музея Второй мировой войны в Лондоне.

Вместе с люфтваффе войну с СССР начали ВВС Румынии. ВВС Финляндии присоединились к люфтваффе 25 июня (люфтваффе использовали финскую территорию с 22 июня), ВВС Венгрии — 27 июня, лётчики Италии из состава экспедиционного корпуса в России (83 боевых самолёта) — в середине июля, ВВС Хорватии — в ноябре. Сотни советских самолётов были брошены в первые дни войны, большая часть — на земле, однако лётный состав практически не пострадал, так как отступал от границы перелетая с аэродрома на аэродром. Персонал бросался на земле не успевая отступать за самолётами.

Немецкие командиры единодушны во взглядах на эффект массированного воздушного удара в первые дни войны. Атака была хорошо подготовлена и успешно осуществлена. Немецкие истребители сопровождения Bf 109 атаковали аэродромы вместе с пикирующими бомбардировщиками. С 22 июня по 13 июля I воздушный флот уничтожил 1698 советских самолётов: 487 в воздухе и 1211 — на земле. В предварительном отчёте люфтваффе приводятся такие данные о советских потерях за период 22—28 июня 1941 года: приблизительно 700 самолётов на северном участке, 1570 — на центральном и 1360 — на южном участке восточного театра военных действий[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЛюфтваффеОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЛюфтваффеОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Люфтваффе[источник не указан 3108 дней]. В первый день войны 22 июня люфтваффе на Восточном фронте потеряли 69 боевых самолётов.

Немецкая авиация за 27 дней боёв с 22 июня по 19 июля 1941 года потеряла 1284 самолёта всех типов[8], что больше чем за два месяца боёв в «Битве за Англию». Советская авиация за это время потеряла около 8000 самолётов из них за первый день войны 2852. Что показало с одной стороны отвратительную работу командования (большие потери) и мужество и героизм советских лётчиков (большое число сбитых немецких самолётов). Но это было достигнуто большими потерями опытных и умелых лётчиков, которые и сбили основную массу самолётов немцев и их союзников.

Концом господства в воздухе стала воздушная битва в небе Кубани в начале 1943 года[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЛюфтваффеОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЛюфтваффеОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Люфтваффе[источник не указан 1728 дней]. С этого момента советская авиация имела превосходство в воздухе, вплоть до конца войны.

Но и в первые дни войны местами завязывались упорные воздушные бои. Уже 22 июня советскими лётчиками было совершено 15 воздушных таранов, а количество советских лётчиков, начавших войну 22 июня 1941 и встретивших День Победы в итоге значительно превзошло количество таких же лётчиков в люфтваффе[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЛюфтваффеОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЛюфтваффеОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Люфтваффе[источник не указан 2541 день]. Однако перед самой войной в приграничных округах на вновь занятых территориях Прибалтики и Западной Украины было образовано множество новых авиационных частей, и испытанные кадры, имевшие опыт боевых действий в Испании, на Халхин-Голе и в Финляндии, были распределены по ним для воспитания новичков. Поэтому на начало войны подготовка более половины советских пилотов в приграничных округах не отвечала современным требованиям. Система радиосвязи была в зародышевом состоянии, а некоторые оперативные и тактические принципы (например, ведение воздушных боёв в составе звеньев из трёх самолётов) были устаревшими и малоэффективными[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЛюфтваффеОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЛюфтваффеОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Люфтваффе[источник не указан 3108 дней].

Таким образом, большинство молодых советских лётчиков в течение всей войны значительно уступали немецким с их боевым опытом и в первую очередь всего уровнем обученности и профессиональной подготовки. Другим фактором выступал многочисленный, но технологически и морально устаревший парк советских машин, по своим тактико-техническим данным значительно уступавших немецким[9].

Опознавательные знаки

Знаки различия

Знаки различия Звание
Погон Петлица Нарукавный знак
Высший офицерский состав
90px 75px Рейхсмаршал Великогерманского рейха
Reichsmarschall des Großdeutschen Reiches
90px 75px Генерал-фельдмаршал авиации
Generalfeldmarschall der Flieger
90px 75px 60px Генерал-оберст авиации
Generaloberst der Flieger
90px 75px 60px Генерал авиации (General der Flieger)
Генерал парашютных войск (General der Fallschirmtruppe)
Генерал воздушной разведки (General der Luftnachrichtentruppe)
Генерал зенитных войск (General der Flakartillerie)
Генерал ВВС (General der Luftwaffe)
90px 75px 60px Генерал-лейтенант
Generalleutnant
90px 75px 60px Генерал-майор
Generalmajor
Штаб-офицеры
90px 75px 60px Оберст
Oberst
90px 75px 60px Оберст-лейтенант
Oberstleutnant
90px 75px 60px Майор
Major
Обер-офицеры
90px 75px 60px Гауптман
Hauptmann
90px 75px 60px Обер-лейтенант
Oberleutnant
90px 75px 60px Лейтенант
Leutnant
Старшие унтер-офицеры
90px 75px 60px Штабс-фельдфебель
Stabsfeldwebel
90px 75px 60px Гаупт-фельдфебель (Hauptfeldwebel)
Обер-фельдфебель (Oberfeldwebel)
90px 75px 60px Фельдфебель
Feldwebel
90px 75px 60px Унтер-фельдфебель
Unterfeldwebel
Унтер-офицеры
90px 75px 60px Унтер-офицер
Unteroffizier
Нижние чины
90px 75px 60px Штабс-ефрейтор
Stabsgefreiter
90px 75px 60px Гаупт-ефрейтор
Hauptgefreiter
90px 75px 60px Обер-ефрейтор
Obergefreiter
90px 75px 60px Ефрейтор
Gefreiter
90px 75px Рядовой ВВС
Flieger

См. также

известные лётчики

Напишите отзыв о статье "Люфтваффе"

Примечания

  1. «Luftwaffe Field Divisions 1941-45», Oxford 1990, Osprey Publishing Ltd., ISBN 1-85532-100-9
  2. Akaflieg
  3. [http://www.airwar.ru/history/locwar/spane/ussrpilot/spainussr.html Михаил Жирохов. Советские лётчики-истребители в Испании]
  4. Примерно в это же время боевые подразделения люфтваффе (а именно II/ZG 1, II/ZG 76) терпят ряд поражений от ВВС нейтральной Швейцарии.
  5. [http://www.airwar.ru/history/av2ww/axis/britania/britania.html Майкл Спик: Битва за Англию] на сайте airwar.ru
  6. 1 2 «Боевые операции люфтваффе», Москва 2008 г., изд. Яуза-пресс, по «Raise and fall of the German Air Force», Лондон 1948 г., пер. П. Смирнов, ISBN 978-5-9955-0028-5
  7. Hooton, E.R «Eagle in Flames: The Fall of the Luftwaffe», p.93, Weidenfeld Military 1997 г., ISBN 978-1-85409-343-1
  8. [http://militera.lib.ru/h/ww2_german/31.html ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Военная история ]- Мировая война. 1939–1945]
  9. Швабедиссен В. Сталинские соколы: Анализ действий советской авиации в 1941—1945 гг.

Литература

  • Кайюс Беккер. Военные дневники люфтваффе. Хроника боевых действий германских ВВС во Второй мировой войне 1938-1945 = The Luftwaffe War Diaries / пер. А. Цыпленков. — М.: Центрполиграф, 2005. — 544 с. — (За линией фронта. Мемуары). — доп, 5 000 экз. — ISBN 5-9524-1174-6.
  • Кессельринг А. Немецкая авиация. В кн.: Итоги второй мировой войны. М.: Издательство иностранной литературы, 1957. Стр. 196—214
  • Подлинная история люфтваффе. Взлёт и падение детища Геринга. — М., 2006. ISBN 5-699-18349-3
  • Дневник гауптмана люфтваффе. 52-я истребительная эскадра на Восточном фронте. 1942-1945, Год: 2008, Автор: Гельмут Липферт, Издательство: Центрполиграф, ISBN 978-5-9524-3947-4
  • Пилот "Штуки". Мемуары аса люфтваффе. 1939-1945, Год: 2009, Автор: Рудель Ганс Ульрих, Издательство: Центрполиграф

Ссылки

  • [http://www.ww2.dk/ The Luftwaffe, 1933-45]
  • [http://www.aircrewremembered.com/Kracker/KrackerArchive.html Introduction to the Kracker Luftwaffe Archive, all known Luftwaffe pilots 1939 - 1945]
  • [http://woplanes.com/wikiplanes/luftwaffe Словарь пилотов люфтваффе]
  • [http://opoccuu.com/luftwaffe-rank-insignia.htm Знаки различия люфтваффе]
  • [http://www.youtube.com/watch?v=F8qs-SxcrTY&NR=1 Марш люфтваффе] (аудио)
  • [http://baursak.info/?p=3200 Война глазами немецких лётчиков (фото)] на baursak.info
  • [http://www.airwar.ru/history/aces/ace2ww/sk_germ.html асы германских люфтваффе во Второй мировой войне] на airwar.ru
  • [http://allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/ge/main.dat люфтваффе] на allaces.ru
  • [http://www.themarshalsbaton.com/Framepage.htm «The Marshal’s Baton»]  (англ.)
  • [http://getat.ru/пилоты-b-uhr-flieger/ Исторические хомажи часов люфтваффе Type-A и Type-B: история, обзор и производители]


Отрывок, характеризующий Люфтваффе

– Я уже объяснил тебе, Изидора...
– Так объясни ещё! – резко прервала его я. – Объясни мне, как можно спокойно сидеть, сложа руки, когда человеческие жизни гаснут одна за другой по твоей же вине?! Объясни, как такая мразь, как Караффа, может существовать, и ни у кого не возникает желание даже попробовать уничтожить его?! Объясни, как ты можешь жить, когда рядом с тобой происходит такое?..
Горькая обида клокотала во мне, пытаясь выплеснуться наружу. Я почти кричала, пытаясь достучаться до его души, но чувствовала, что теряю. Обратного пути не было. Я не знала, получится ли ещё когда-нибудь попасть туда, и должна была использовать любую возможность, прежде чем уйти.
– Оглянись, Север! По всей Европе пылают живыми факелами твои братья и сёстры! Неужели ты можешь спокойно спать, слыша их крики??? И как же тебе не сняться кровавые кошмары?!
Его спокойное лицо исказила гримаса боли:
– Не говори такого, Изидора! Я уже объяснял тебе – мы не должны вмешиваться, нам не дано такое право... Мы – хранители. Мы лишь оберегаем ЗНАНИЯ.
– А тебе не кажется, что подожди Вы ещё, и Ваши знания уже не для кого будет сохранять?!. – горестно воскликнула я.
– Земля не готова, Изидора. Я уже говорил тебе это...
– Что ж, возможно она никогда готовой не будет... И когда-нибудь, через каких-нибудь тысячу лет, когда ты будешь смотреть на неё со своих «вершин», ты узришь лишь пустое поле, возможно даже поросшее красивыми цветами, потому что на Земле в это время уже не будет людей, и некому будет срывать эти цветы... Подумай, Север, такое ли будущее ты желал Земле?!..
Но Север был защищён глухой стеной веры в то, что говорил... Видимо, они все железно верили, что были правы. Или кто-то когда-то вселил эту веру в их души так крепко, что они проносили её чрез столетия, не открываясь и не допуская никого в свои сердца... И я не могла через неё пробиться, как бы ни старалась.
– Нас мало, Изидора. И если мы вмешаемся, не исключено, что мы тоже погибнем... А тогда проще простого будет даже для слабого человека, уже не говоря о таком, как Караффа, воспользоваться всем, что мы храним. И у кого-то в руках окажется власть над всеми живущими. Такое уже было когда-то... Очень давно. Мир чуть не погиб тогда. Поэтому – прости, но мы не будем вмешиваться, Изидора, у нас нет на это права... Наши Великие Предки завещали нам охранять древние ЗНАНИЯ. И это то, для чего мы здесь. Для чего живём. Мы не спасли даже Христа когда-то... Хотя могли бы. А ведь мы все очень любили его.
– Ты хочешь сказать, что кто-то из Вас знал Христа?!.. Но это ведь было так давно!.. Даже Вы не можете жить так долго!
– Почему – давно, Изидора?– искренне удивился Север. – Это было лишь несколько сотен назад! А мы ведь живём намного дольше, ты знаешь. Как могла бы жить и ты, если бы захотела...
– Несколько сотен?!!! – Север кивнул. – Но как же легенда?!.. Ведь по ней с его смерти прошло уже полторы тысячи лет?!..
– На то она «легенда» и есть... – пожал плечами Север, – Ведь если бы она была Истиной, она не нуждалась бы в заказных «фантазиях» Павла, Матфея, Петра и им подобных?.. При всём при том, что эти «святые» люди ведь даже и не видели никогда живого Христа! И он никогда не учил их. История повторяется, Изидора... Так было, и так будет всегда, пока люди не начнут, наконец, самостоятельно думать. А пока за них думают Тёмные умы – на Земле всегда будет властвовать лишь борьба...
Север умолк, как бы решая, стоит ли продолжать. Но, немного подумав, всё же, заговорил снова...
– «Думающие Тёмные», время от времени дают человечеству нового Бога, выбирая его всегда из самых лучших, самых светлых и чистых,… но именно тех, которых обязательно уже нет в Круге Живых. Так как на мёртвого, видишь ли, намного легче «одеть» лживую «историю его Жизни», и пустить её в мир, чтобы несла она человечеству лишь то, что «одобрялось» «Думающими Тёмными», заставляя людей окунаться ещё глубже в невежество Ума, пеленая Души их всё сильнее в страх неизбежной смерти, и надевая этим же оковы на их свободную и гордую Жизнь...
– Кто такие – Думающие Тёмные, Север? – не выдержала я.
– Это Тёмный Круг, в который входят «серые» Волхвы, «чёрные» маги, денежные гении (свои для каждого нового промежутка времени), и многое тому подобное. Проще – это Земное (да и не только) объединение «тёмных» сил.
– И Вы не боретесь с ними?!!! Ты говоришь об этом так спокойно, как будто это тебя не касается!.. Но ты ведь тоже живёшь на Земле, Север!
В его глазах появилась смертельная тоска, будто я нечаянно затронула нечто глубоко печальное и невыносимо больное.
– О, мы боролись, Изидора!.. Ещё как боролись! Давно это было... Я, как и ты сейчас, был слишком наивным и думал, что стоит людям лишь показать, где правда, а где ложь, и они тут же кинутся в атаку за «правое дело». Это всего лишь «мечты о будущем», Изидора... Человек, видишь ли, существо легко уязвимое... Слишком легко поддающееся на лесть и жадность. Да и другие разные «человеческие пороки»... Люди в первую очередь думают о своих потребностях и выгодах, и только потом – об «остальных» живущих. Те, кто посильнее – жаждут Власти. Ну, а слабые ищут сильных защитников, совершенно не интересуясь их «чистоплотностью». И это продолжается столетиями. Вот почему в любой войне первыми гибнут самые светлые и самые лучшие. А остальные «оставшиеся» присоединяются к «победителю»... Так и идёт по кругу. Земля не готова мыслить, Изидора. Знаю, ты не согласна, ибо ты сама слишком чиста и светла. Но одному человеку не по силам свергнуть общее ЗЛО, даже такому сильному, как ты. Земное Зло слишком большое и вольное. Мы пытались когда-то... и потеряли лучших. Именно поэтому, мы будем ждать, когда придёт правильное время. Нас слишком мало, Изидора.
– Но почему тогда Вы не пытаетесь воевать по-другому? В войну, которая не требует Ваших жизней? У Вас ведь есть такое оружие! И почему разрешаете осквернять таких, как Иисус? Почему не расскажете людям правду?..
– Потому, что никто не будет этого слушать, Изидора... Люди предпочитают красивую и спокойную ложь, будоражащей душу правде... И пока ещё не желают думать. Смотри, ведь даже истории о «жизни богов» и мессий, сотворённые «тёмными», слишком одна на другую похожи, вплоть до подробностей, начиная с их рождения и до самой смерти. Это чтобы человека не беспокоило «новое», чтобы его всегда окружало «привычное и знакомое». Когда-то, когда я был таким, как ты – убеждённым, истинным Воином – эти «истории» поражали меня открытой ложью и скупостью разнообразия мысли их «создающих». Я считал это великой ошибкой «тёмных»... Но теперь, давно уже понял, что именно такими они создавались умышленно. И это по-настоящему было гениальным... Думающие Тёмные слишком хорошо знают природу «ведомого» человека, и поэтому совершенно уверены в том, что Человек всегда с готовностью пойдёт за тем, кто похож на уже и з в е с т н о е ему, но будет сильно сопротивляться и тяжело примет того, кто окажется для него н о в ы м, и заставит мыслить. Поэтому-то наверное люди всё ещё слепо идут за «похожими» Богами, Изидора, не сомневаясь и не думая, не утруждая задать себе хотя бы один вопрос...
Я опустила голову – он был совершенно прав. У людей был всё ещё слишком сильным «инстинкт толпы», который легко управлял их податливыми душами...
– А ведь у каждого из тех, которых люди называли Богами, были очень яркие и очень разные, их собственные уникальные Жизни, которые чудесно украсили бы Истинную Летопись Человечества, если бы люди знали о них, – печально продолжал Север. – Скажи мне, Изидора, читал ли кто-нибудь на Земле записи самого Христа?.. А ведь он был прекрасным Учителем, который к тому же ещё и чудесно писал! И оставил намного больше, чем могли бы даже представить «Думающие Тёмные», создавшие его липовую историю...
Глаза Севера стали очень тёмными и глубокими, будто на мгновение вобрали в себя всю земную горечь и боль... И было видно, что говорить об этом ему совершенно не хочется, но с минуту помолчав, он всё же продолжил.
– Он жил здесь с тринадцати лет... И уже тогда писал весть своей жизни, зная, как сильно её изолгут. Он уже тогда знал своё будущее. И уже тогда страдал. Мы многому научили его... – вдруг вспомнив что-то приятное, Север совершенно по-детски улыбнулся... – В нём всегда горела слепяще-яркая Сила Жизни, как солнце... И чудесный внутренний Свет. Он поражал нас своим безграничным желанием ВЕДАТЬ! Знать ВСЁ, что знали мы... Я никогда не зрел такой сумасшедшей жажды!.. Кроме, может быть, ещё у одной, такой же одержимой...
Его улыбка стала удивительно тёплой и светлой.
– В то время у нас жила здесь девочка – Магдалина... Чистая и нежная, как утренний свет. И сказочно одарённая! Она была самой сильной из всех, кого я знал на Земле в то время, кроме наших лучших Волхвов и Христа. Ещё находясь у нас, она стала Ведуньей Иисуса... и его единственной Великой Любовью, а после – его женой и другом, делившим с ним каждое мгновение его жизни, пока он жил на этой Земле... Ну, а он, учась и взрослея с нами, стал очень сильным Ведуном и настоящим Воином! Вот тогда и пришло его время с нами прощаться... Пришло время исполнить Долг, ради которого Отцы призвали его на Землю. И он покинул нас. А с ним вместе ушла Магдалина... Наш монастырь стал пустым и холодным без этих удивительных, теперь уже ставших совершенно взрослыми, детей. Нам очень не хватало их счастливых улыбок, их тёплого смеха... Их радости при виде друг друга, их неуёмной жажды знания, железной Силы их Духа, и Света их чистых Душ... Эти дети были, как солнца, без которых меркла наша холодная размеренная жизнь. Мэтэора грустила и пустовала без них... Мы знали, что они уже никогда не вернутся, и что теперь уже никто из нас более никогда не увидит их... Иисус стал непоколебимым воином. Он боролся со злом яростнее, чем ты, Изидора. Но у него не хватило сил. – Север поник... – Он звал на помощь своего Отца, он часами мысленно беседовал с ним. Но Отец был глух к его просьбам. Он не мог, не имел права предать то, чему служил. И ему пришлось за это предать своего сына, которого он искренне и беззаветно любил – в глазах Севера, к моему великому удивлению, блестели слёзы... – Получив отказ своего Отца, Иисус, также как и ты, Изидора, попросил помощи у всех нас... Но мы тоже отказали ему... Мы не имели права. Мы предлагали ему уйти. Но он остался, хотя прекрасно знал, что его ждёт. Он боролся до последнего мгновения... Боролся за Добро, за Землю, и даже за казнивших его людей. Он боролся за Свет. За что люди, «в благодарность», после смерти оклеветали его, сделав ложным и беспомощным Богом... Хотя именно беспомощным Иисус никогда и не был... Он был воином до мозга костей, ещё тогда, когда совсем ребёнком пришёл к нам. Он призывал к борьбе, он крушил «чёрное», где бы оно ни попадалось, на его тернистом пути.

Иисус Радомир прогоняет
торговцев из храма

Север замолк, и я подумала, что рассказ закончен. В его печальных серых глазах плескалась такая глубокая, обнажённая тоска, что я наконец-то поняла, как непросто должно было жить, отказывая в помощи любимым, светлым и прекрасным людям, провожая их, идущих на верную гибель, и зная, как легко было их спасти, всего лишь протянув руку... И как же неправильна по-моему была их неписанная «правда» о не вмешательстве в Земные дела, пока (наконец-то, когда-то!..) не придёт «правильное» время... которое могло так никогда и не придти...
– Человек – всё ещё существо слабовольное, Изидора... – вдруг снова тихо заговорил Север. – И корысти, и зависти в нём, к сожалению, больше, чем он может осилить. Люди пока ещё не желают следовать за Чистым и Светлым – это ранит их «гордость» и сильно злит, так как слишком уж отличается, от «привычного» им человека. И Думающие Тёмные, прекрасно зная и пользуясь этим, всегда легко направляли людей сперва свергать и уничтожать «новых» Богов, утоляя «жажду» крушения прекрасного и светлого. А потом уже, достаточно посрамлённых, возвращали тех же новых «богов» толпе, как Великих Мучеников, уничтоженных «по ошибке»... Христос же, даже распятым, оставался для людей слишком далёким... И слишком чистым… Поэтому уже после смерти люди с такой жестокостью пятнали его, не жалея и не смущаясь, делая подобным себе. Так из ярого Воина остался в людской памяти лишь трусливый Бог, призывавший подставлять левую щёку, если ударят по правой.... А из его великой Любви – осталось лишь жалкое посмешище, закиданное камнями... чудесная чистая девочка, превратившаяся в «прощённую» Христом, поднявшуюся из грязи, «падшую» женщину... Люди всё ещё глупы и злы Изидора... Не отдавай себя за них! Ведь даже распяв Христа, все эти годы они не могут успокоиться, уничтожая Имя Его. Не отдавай себя за них Изидора!
– Но разве же, по-твоему ВСЕ люди глупы и злы?.. На Земле очень много прекрасных людей, Север! И не всем им нужен «повергнутый» Бог, поверь мне! Посмотри на меня – разве ты не видишь? Мне был бы нужен живой Христос, так же, как и его дивная Любовь – Магдалина...
Север улыбнулся.
– Потому что ты – Из-и-до-ра... Ты молишься другим богам. Да и вряд ли им нужно молиться! Они с тобою всегда и они не могут тебя покинуть. Твои боги – Добро и Любовь, Свет и Знание, и Чистая первозданная Сила. Это Боги Мудрости, и это то, чему «молимся» мы. Люди же не признают их пока. Им пока нужно другое... Людям нужен кто-то, кому они могут пожаловаться, когда им плохо; кого они могут обвинить, когда не везёт; кого они могут просить, когда чего-то хочется; кто им может простить, когда они «грешат»... Вот, что пока лишь нужно человеку... И пройдёт ещё уйма времени, пока человек не будет нуждаться в таком Боге, который делал бы за него всё, и уж тем более – всё бы прощал... Это слишком удобно, чтобы суметь отказаться, Изидора... Человек ещё не готов ничего делать сам.
– Покажи мне его, Север... – шёпотом попросила я. – Покажи мне, каким он был.
Воздух вокруг заколебался мягкими волнами, искрясь и сгущаясь, будто открывалась таинственная невидимая дверь. И тут я увидела их!.. В просторной каменной пещере, двое чудесных белокурых детей весело беседовали о чём-то, сидя у маленького природного каменного фонтана. Мир вокруг них казался счастливым и солнечным, впитывавшим струившуюся от их чудесных душ, тихую радость... Мальчик был гордым, высоким и очень стройным для своих тринадцати лет. В нём бушевала огромная внутренняя сила, но, в то же время, он был мягким и очень приятным. Он глядел на мир весело, и ... очень мудро, будто было ему внутри не менее сотни лет. Временами его лучистые синие глаза вспыхивали, пронизывая стальным серым цветом, но тут же опять искрились весельем, любуясь своей очаровательной смешливой собеседницей... А девочка и правда была необычайно хороша. Она напоминала чистого ангела, только что спустившегося с небес. Прижавши к груди, она держала старую, толстую книгу. И видимо ни за что не собиралась её отпускать. Волнистые, очень длинные золотые волосы, были подвязаны голубой шёлковой лентой, удачно оттенявшей цвет её смеющихся, небесно-голубых глаз. Маленькие ямочки на розовых щеках делали её милой и весёлой, как чистое майское утро... Дети были одеты в длинные, снежно белые, одинаковые одежды, подпоясанные золотыми поясами и выглядели чудесной парой, вышедшей из красивой старой картины... Они чудесно подходили друг другу, чем-то дополняя и соединяя недостающее каждому, создавая одно целое, которое порвать было невозможно... Это были Иисус и Магдалина, будущий Спаситель Человечества и его единственная и большая, будущая Любовь.
– Но ведь они совершенно другие! – искренне удивляясь, воскликнула я. – Совсем не такие, какими их рисуют! Разве же они не иудеи?!
– А они ими никогда и не были – пожал плечами Север. – Это люди, которым нужна была власть, очень «умно» решили стать «детьми убитого Бога», этим же самым, делая «ИЗБРАННЫМ» самый опасный на Земле народ. Иисус же был сыном Белого Волхва и нашей ученицы, Ведуньи Марии. Они родили его, чтобы привести на Землю его удивительную Душу.
Я остолбенело уставилась на Севера...
– А как же иудейка Мария и Иосиф?! Как же тот же самый Назарет?..

– Никогда не было иудейки Марии, Изидора, ни Иосифа рядом с Иисусом. Была Ведунья Мария, которая прямо перед его рождением шла сюда, в Мэтэору, чтобы он родился здесь, среди Волхвов и Ведьм. Но она опоздала... Иисус родился неделей раньше, НА ЗАРЕ, в маленьком домике на берегу реки. А его рождение сопровождала Светлая Утренняя Звезда. Наши Волхвы спешили к нему, чтобы увидеть его и защитить. А его Учитель и Отец пришёл поклониться, чудесной душе своего новорождённого сына. Волхвы призвали его на Землю, чтобы остановить «чуму», которая, как паук, уже давно плела здесь свои чёрные сети. И именно Волхвы послали Христа к иудеям. Но сам Иисус никогда иудеем не был. Волхвы надеялись, что у него найдётся достаточно сил, чтобы остановить «чёрное» Зло, уже расползавшееся по Земле. Но Иисус проиграл, недооценив «великих слабостей» человека... Земля не была готова к Его приходу, так же, как не готова к приходу ВЕДАЮЩИХ, Изидора. А мы не готовы ей помочь. Когда придёт правильное время – мы откроем Двери. И, возможно, на Земле восторжествует Свет. Но этого не будет ещё очень долго... Ты прости.
Меня взорвало.
– Значит, что же – Вы просто будете спокойно наблюдать, как уничтожают лучших?!.. Но ведь это также и Ваш мир, Север! Как же Вы можете так просто оставлять его на погибель? Легче всего – взять и уйти. Или просто ЖДАТЬ. Но разве тебя не будет преследовать такое предательство всю твою оставшуюся длинную жизнь?.. Разве ты сможешь спокойно где-то обитать, не думая обо всех погибших?!.. Я не верю в красивое будущее, построенное на чужих смертях, Север! Это страшно. Мир никогда не будет таким же, если мы не поможем ему сейчас! Прошу тебя, помоги мне Север...
Я готова была пасть на колени, если бы это могло чем-то помочь. Но, я видела, что ничего от этого не изменится... Эти люди жили в своей Правде, очень обособленной и чужой. Я не могла понять, как же им не было стыдно оставаться в стороне, когда самые лучшие и талантливые дети земли горели тысячами, проклиная свой дар и умирая в страшнейших муках.... У меня опустились руки – я не могла воевать одна. Он был прав – у меня не было достаточно сил.
– Как же можно принять такое, Север!.. Как же мы можем разрешать «чёрному» захватить нашу прекрасную Землю?.. Разве твои Великие Учителя не видят происходящего? Как же после всего верить во что-то светлое, Север?!..
– Земля будет ещё очень долго и страшно страдать, Изидора... Пока не придёт к самому краю погибели. И всегда за неё будут гибнуть лишь самые лучшие. А потом придёт время выбора... И только сами люди смогут решить, хватит ли у них сил, чтобы выстоять. Мы лишь укажем путь.
– А ты уверен в том, что будет, кому указывать, Север? Возможно тем, кто останется, будет уже безразлично...
– О, нет, Изидора! Человек необычайно силён в своей выживаемости. Ты даже представить себе не можешь, как он силён! И настоящий Человек никогда не сдаётся... Даже если он остаётся один. Так было всегда. И так всегда будет. На Земле очень сильна сила Любви и сила Борьбы, даже если люди пока ещё этого не понимают. И здесь всегда найдётся кто-то, кто поведёт остальных за собой. Главное лишь в том, чтобы этот Ведущий не оказался «чёрным»... С самого своего рождения человек ищет цель. И только от него зависит, найдёт он её сам или окажется тем, которому эта цель будет дана. Люди должны научиться думать, Изидора. А пока, к сожалению, многих устраивает то, что за них думают другие. И пока это будет продолжаться, Земля всё так же будет терять своих лучших сынов и дочерей, которые будут платить за невежество всех «ведомых». Поэтому-то я и не буду тебе помогать, Изидора. И никто из нас не будет. Ещё не пришло время, чтобы на карту было поставлено всё. Если мы погибнем сейчас, борясь за горстку Просветлённых, даже если им уже пришло время ЗНАТЬ, то после, «знать» уже будет некому более... Вижу, не убедил тебя, – губы Севера тронула лёгкая улыбка. – Да ты и не была бы собой, если бы убедил... Но прошу тебя только об одном – уходи, Изидора! Это не твоё время, и не твой это мир!
Мне стало до дикости грустно... Я поняла, что и здесь проиграла. Теперь всё зависело только лишь от моей совести – соглашусь ли я уйти, или буду бороться, зная, что на победу нет никакой надежды...
– Что ж, Север, я останусь... Пусть я не столь мудра, как ты и твои Великие предки ... но думаю, если бы они и вправду были бы такими «Великими» – вы бы помогли нам, а они простили бы вас. Ну, а если нет – то, возможно, не такие уж они и «великие»!..
Горечь говорила моими устами, не позволяя мыслить трезво... Я не могла допустить мысли о том, что помощи ждать было не от кого... Что вот, прямо здесь были люди, которые в силах были помочь, всего лишь протянув руку. Но не захотели. Они «защищались» высокими целями, отказываясь вмешиваться... Они были МУДРЫЕ... Ну, а я всего лишь слушала своё сердце. Я хотела сберечь любимых, хотела помочь остальным не терять дорогих им людей. Хотела уничтожить Зло... Возможно, в «мудром» понимании я была всего лишь «ребёнком». Возможно – не доросла. Но даже проживи я тысячу лет, я никогда бы не смогла наблюдать спокойно, как от чьей-то зверской руки гибнет невиновный, прекрасный человек!..
– Хочешь ли увидеть настоящую Мэтэору, Изидора? Вероятнее всего, у тебя уже больше никогда не будет такой возможности, – грустно произнёс Север.
– Могу ли я спросить, что означает слово – мэтэора?
– О, это было давно, когда назвали его... Теперь это уже не имеет значения. А когда-то оно звучало немного по-другому. Это значило – МЫ-ТЕ-У-РА, что означало – близкие к свету и знаниям, хранящие их и живущие ими. Но потом слишком много «незнающих» стало искать нас. И имя изменилось. Многие не слышали его звучания, а многих это и не волновало вовсе. Они не понимали, что, даже ступая сюда, они уже соприкасались с ВЕРОЙ. Что она встречала их уже у самого порога, начинаясь с имени и понимания его... Знаю, это не твоя речь, и тебе, наверное, трудно её понять, Изидора. Хотя твоё имя тоже относится к таковым... Оно значимо.
– Ты забыл, что для меня не важен язык, Север. Я чувствую и вижу его – улыбнулась я.
– Прости, ведающая... Я запамятовал – кто ты. Желаешь ли узреть то, что дано только знающим, Изидора? У тебя не будет другой возможности, ты больше не вернёшься сюда.
Я лишь кивнула, стараясь удержать, готовые политься по щекам злые, горькие слёзы. Надежда быть с ними, получить их сильную, дружескую поддержку умирала, даже не успев хорошенько проснуться. Я оставалась одна. Так и не узнав чего-то очень для меня важного... И почти беззащитная, против сильного и страшного человека, с грозным именем – Караффа...
Но решение было принято, и я не собиралась отступать. Иначе, чего же стоила наша Жизнь, если пришлось бы жить, предавая себя? Неожиданно я совершенно успокоилась – всё наконец-то стало на свои места, надеяться больше было не на что. Я могла рассчитывать только на саму себя. И именно из этого стоило исходить. А какой уж будет конец – об этом я заставила себя больше не думать.
Мы двинулись по высокому каменному коридору, который, всё расширяясь, уходил вглубь. В пещере было так же светло и приятно, и лишь запах весенних трав становился намного сильнее, по мере того, как мы проходили дальше. Неожиданно прямо перед нами засияла светящаяся золотая «стена», на которой сверкала одна-единственная большая руна... Я тут же поняла – это была защита от «непосвящённых». Она была похожей на плотный мерцающий занавес, сотворённый из какой-то, невиданной мною, блистающей золотом материи, через который без посторонней помощи мне, вероятнее всего, не удалось бы пройти. Протянув руку, Север легко коснулся её ладонью, и золотая «стена» тут же исчезла, открывая проход в удивительное помещение.... У меня сразу же появилось яркое чувство чего-то «чужого», будто что-то говорило мне, что это был не совсем тот привычный мне мир, в котором я всегда жила... Но через мгновение странная «чужеродность» куда-то исчезла, и опять всё стало привычно и хорошо. Прощупывающее ощущение чьего-то невидимого за нами наблюдения усилилось. Но оно, опять же, не было враждебным, а скорее похожим на тёплое прикосновение доброго старого друга, когда-то давно потерянного и теперь вдруг заново обретённого... В дальнем углу помещения сверкал переливаясь радужными брызгами маленький природный фонтан. Вода в нём была столь прозрачной, что видна была лишь по радужным отблескам света, блестящим на дрожащих зеркальных каплях. Глядя на этот чудо-родник, неожиданно для себя я вдруг почувствовала жгучую жажду. И не успев спросить Севера, могу ли попить, тут же получила ответ:
– Конечно же, Изидора, попробуй! Это вода Жизни, мы все пьём её, когда не хватает сил, когда ноша становится неподъёмной. Попробуй!
Я нагнулась, чтобы зачерпнуть ладонями чудотворной воды, и почувствовала невероятное облегчение, даже ещё не успев коснуться её!.. Казалось, все мои беды, все горечи куда-то вдруг отступили, я чувствовала себя непривычно успокоенной и счастливой... Это было невероятно – я ведь не успела даже попробовать!.. Растерянно обернулась к Северу – он улыбался. Видимо, такие же ощущения испытывали все, кто прикасался к данному чуду впервые. Я зачерпнула воду ладонями – она сверкала маленькими бриллиантами, как утренняя роса на освещённой солнцем траве... Осторожно, стараясь не пролить драгоценные капли, я сделала малюсенький глоток – по всему телу разлилась неповторимая лёгкость!.. Будто взмахом волшебной палочки кто-то, сжалившись, сбросил мне целых пятнадцать лет! Я чувствовала себя лёгкой, точно птица, парящая высоко в небе... Голова стала чистой и ясной, будто я только что родилась на свет.
– Что это?!. – удивлённо прошептала я.
– Я же тебе сказал, – улыбнулся Север. – Живая Вода... Она помогает впитывать знания, снимает усталость, возвращает свет. Её пьют все, кто находится здесь. Она была здесь всегда, насколько я помню.
Он подтолкнул меня дальше. И тут я вдруг поняла, что мне казалось таким странным... Комната не кончалась!.. С виду она казалась маленькой, но продолжала «удлиняться» по мере нашего по ней продвижения!.. Это было невероятно! Я опять взглянула на Севера, но он лишь кивнул, будто говоря: «Не удивляйся ничему, всё нормально». И я перестала удивляться... Прямо из стены помещения «вышел» человек... Вздрогнув от неожиданности, я тут же постаралась собраться, чтобы не показывать удивления, так как для всех остальных, здесь живущих, это видимо было совершенно привычно. Человек подошёл прямо к нам и низким звучным голосом произнёс:
– Здравой будь, Изидора! Я – Волхв Истень. Знаю, тяжко тебе... Но ты сама избрала путь. Пойдём со мной – я покажу тебе, что ты потеряла.
Мы двинулись дальше. Я следовала за дивным человеком, от которого исходила невероятная сила, и горестно думала, как же всё было бы легко и просто, если бы он захотел помочь! Но, к сожалению, он тоже не хотел... Я шла, глубоко задумавшись, совершенно не заметив, как очутилась в удивительном пространстве, сплошь заполненном узкими полками, на которых покоилось невероятное количество необычных золотых пластин и очень старых «свёртков», похожих на старинные манускрипты, хранившиеся в доме моего отца, с разницей лишь в том, что, хранящиеся здесь, были сделаны на каком-то тончайшем незнакомом материале, которого ранее я никогда и нигде не видывала. Пластины и свитки были разными – маленькими и очень большими, короткими и длиннющими, в целый человеческий рост. И в этой странной комнате их было великое множество...
– Это и есть ЗНАНИЕ, Изидора. Вернее, очень малая его часть. Можешь впитать, если желаешь. Оно не повредит, а может даже поможет тебе в твоём искании. Попробуй, милая...
Истень ласково улыбался, и мне вдруг показалось, что я знала его всегда. От него исходило чудесное тепло и покой, которых мне так не хватало все эти жуткие дни, борясь с Караффой. Он видимо всё это прекрасно чувствовал, так как смотрел на меня с глубокой печалью, будто знал, какая злая судьба ждёт меня за стенами Мэтэоры. И он заранее оплакивал меня.... Я подошла к одной из бесконечных полок, до верха «забитой» полукруглыми золотыми пластинами, чтобы посмотреть, как предложил Истень... Но не успела даже приблизить руку, как на меня буквально обрушился шквал ошеломляющих, дивных видений!!! Потрясающие картины, не похожие ни на что, когда-либо виденное, проносились в моём измученном мозге, с невероятной быстротой заменяя друг друга... Некоторые из них почему-то оставались, а некоторые исчезали, тут же принося за собой новые, которые я тоже почти не успевала рассмотреть. Что это было?!.. Жизнь каких-то давно умерших людей? Наших Великих предков? Видения менялись, проносясь с сумасшедшей скоростью. Поток не кончался, унося меня в какие-то удивительные страны и миры, не давая очнуться. Вдруг одно из них вспыхнуло ярче остальных, и мне открылся потрясающий город... он был воздушным и прозрачным, будто созданным из Белого Света.
– Что это??? – боясь спугнуть, тихо прошептала я. – Может ли такое быть настоящим?..
– Это Святой Град, милая. Город наших Богов. Его нет уже очень давно... – тихо проговорил Истень. – Это оттуда мы все когда-то пришли... Только на Земле его никто не помнит – потом вдруг спохватившись, добавил: – Осторожно, милая, тебе будет тяжело. Не надо больше смотреть.
Но я желала большего!.. Какая-то палящая жажда сжигала мозг, умоляя не останавливаться! Незнакомый мир манил и завораживал своей первозданностью!.. Хотелось уйти в него с головой и, погружаясь всё глубже, черпать его без конца, не упуская ни одного мгновения, не теряя ни одной драгоценной минуты... которых, к ак я понимала, у меня оставалось здесь очень и очень мало... Каждая новая пластина раскрывалась передо мной тысячами потрясающих образов, которые были удивительно яркими и теперь уже почему-то понятными, будто я вдруг нашла к ним давно утерянный кем-то магический ключ. Время летело, но я его не замечала... Мне хотелось ещё и ещё. И было очень страшно, что прямо сейчас кто-то обязательно остановит, и пора будет покидать этот чудесный кладезь чей-то невероятной памяти, которой уже никогда более мне не удастся постичь. Было очень грустно и больно, но пути назад у меня, к сожалению, не было. Я выбрала свою жизнь сама и не собиралась от неё отрекаться. Даже если это было невероятно тяжело...
– Ну вот и всё, милая. Я не могу тебе больше показывать. Ты – «отступница», которая не захотела узнать... И тебе закрыт путь сюда. Но мне искренне жаль, Изидора... У тебя великий Дар! Ты могла бы легко всё это ВЕДАТЬ... Если бы захотела. Не всем давалось так просто... Твоя природа жаждет этого. Но ты выбрала другой путь, потому должна сейчас уйти. Мои мысли будут с тобой, дитя Света. Иди с ВЕРОЙ, пусть она поможет тебе. Прощай, Изидора...
Комната исчезла... Мы очутились в каком-то другом каменном зале, также наполненном множеством свитков, но выглядели они уже другими, возможно, не столь древними, как предыдущие. Мне стало вдруг очень печально... До боли в душе, хотелось постичь эти чужие «тайны», увидеть скрытое в них богатство, но я уходила... чтобы уже никогда сюда не вернуться.
– Подумай, Изидора! – как бы почувствовав моё сомнение, тихо сказал Север. – Ты ещё не ушла, останься.
Я лишь отрицательно качнула головой...
Вдруг моё внимание привлекло, уже знакомое, но всё так же непонятное явление – по мере того, как мы продвигались, комната и здесь удлинялась, когда мы проходили дальше. Но если в предыдущем зале я не видела ни души, то здесь, как только оглядывалась по сторонам, я видела множество людей – молодых и старых, мужчин и женщин. Здесь были даже дети!.. Они все очень внимательно что-то изучали, полностью уйдя в себя, и отрешённо постигая какие-то «мудрые истины»... Не обращая никакого внимания на вошедших.
– Кто все эти люди, Север? Они живут здесь? – шёпотом спросила я.
– Это Ведьмы и Ведуны, Изидора. Когда-то одним из них был твой отец... Мы обучаем их.
Сердце болело... Мне хотелось завыть волчьим голосом, жалея себя и свою короткую потерянную жизнь!.. Бросив всё, сесть вместе с ними, с этими счастливыми Ведунами и Ведьмами, чтобы познать умом и сердцем всю глубину чудесного, так щедро открытого им великого ЗНАНИЯ! Жгучие слёзы готовы были хлынуть рекой, но я из последних сил пыталась их как-то удерживать. Делать это было никак нельзя, так как слёзы были очередной «запрещённой роскошью», на которую у меня не было никакого права, если я мнила себя настоящим Воином. Воины не рыдали. Они боролись и побеждали, а если гибли – то уж точно не со слезами на глазах... Видимо, я просто очень устала. От одиночества и боли... От постоянного страха за родных... От бесконечной борьбы, в которой не имела ни малейшей надежды выйти победительницей. Мне был очень нужен глоток свежего воздуха, и этим воздухом для меня была моя дочь, Анна. Но почему-то, её нигде не было видно, хотя я знала, что Анна находится здесь, вместе с ними, на этой чудесной и странной, «закрытой» земле.
Север стоял рядом со мной на краю ущелья, и в его серых глазах таилась глубокая печаль. Мне захотелось спросить у него – увижу ли я его когда-либо? Но не хватало сил. Я не хотела прощаться. Не хотела уходить. Жизнь здесь была такой мудрой и спокойной, и всё казалось так просто и хорошо!.. Но там, в моём жестоком и несовершенном мире умирали хорошие люди, и пора было возвращаться, чтобы попытаться хоть кого-то спасти... Это по-настоящему был мой мир, каким бы страшным он не являлся. И мой оставшийся там отец возможно жестоко страдал, не в силах вырваться из лап Караффы, которого я железно решила, чего бы мне это не стоило, уничтожить, даже если за это придётся отдать свою короткую и такую дорогую для меня, жизнь...
– Могу ли я увидеть Анну? – с надеждой в душе, спросила я Севера.
– Прости меня, Изидора, Анна проходит «очищение» от мирской суеты... Перед тем, как она войдёт в тот же зал, где только что находилась ты. Она не сможет к тебе сейчас придти...
– Но почему же мне не понадобилось ничего «очищать»? – удивилась я. – Анна ведь ещё ребёнок, у неё нет слишком много мирской «грязи», не так ли?
– Ей предстоит слишком много в себя впитать, постичь целую бесконечность... А ты уже никогда туда не вернёшься. Тебе нет необходимости ничего «старого» забывать, Изидора... Мне очень жаль.