Лётчик

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Лётчик — человек, управляющий летательным аппаратом. Это может быть как профессией, так и увлечением.

Лётчиков также часто называют пилотами (хотя это слово более многозначно) и авиаторами.







Общая информация

Наиболее часто лётчиков делят на военных, гражданских и любителей (деление условное, так как порой военные лётчики переходят на гражданскую службу в гражданскую авиацию — например, это было характерно после окончания Второй мировой войны).Существуют также лётчики экспериментальной авиации (лётчик-испытатель), производящие испытания как совершенно новых воздушных судов, так и заводской облёт серийно выпускаемых.

Обучение профессиональных лётчиков производится в лётных училищах, лётчиков-любителей — в аэроклубах.

С появлением авиационных симуляторов, доступных широкому кругу пользователей персональных компьютеров, в посвящённых симуляторам интернет-сообществах говорят о появлении нового вида лётчиков — виртуальных. Несмотря на это, данное понятие не имеет отношения к реальной авиации.

Существует легенда о том, что русское слово «лётчик» придумал Велимир Хлебников, легенда была опровергнута в 1979 году[1].

Первые лётчики

Военный лётчик

Файл:5roubles1938b.jpg
Файл:5roubles1938a.jpg
Советский лётчик на пяти рублях 1937 г.

Военный лётчик — лётчик, летающий на самолётах военной авиации.

Лётчик-испытатель

14 августа 1958 — Учреждено почётное звание «Заслуженный лётчик-испытатель СССР».

Лётчик-космонавт

Лётчик-космонавт — звание, присваиваемое космонавтам по факту выполнения космического полёта. Лётчикам-космонавтам, совершившим выдающиеся полёты в космос, президентом РФ может быть присвоено почётное звание «Лётчик-космонавт Российской Федерации». В СССР существовало аналогичное почётное звание «Лётчик-космонавт СССР».

Напишите отзыв о статье "Лётчик"

Примечания

  1. [http://magazines.russ.ru/nlo/2008/89/bb4.html Борис Бухштаб. «Философия „заумного языка“ Хлебникова»]

Литература

  • Амирьянц Г. А. Лётчики-испытатели: Михаил Нюхтиков со товарищи. — М.: Кучково поле, 2008. — 664 с. — 1500 экз. — ISBN 978-5-901679-74-6. (в пер.)
  • Амирьянц Г. А. Лётчики-испытатели: Туполевцы. — М.: Кучково поле, 2008. — 760 с. — 1500 экз. — ISBN 978-5-9950-001-3. (в пер.)
  • Хайрулин М. А., Кондратьев В. И. Военлёты погибшей Империи: Авиация в Гражданской войне. — М.: Эксмо, Яуза, 2008. — 432, [40] с. — (Имперский стяг). — 4 100 экз. — ISBN 978-5-699-25314-2. (в пер.)

Иллюстрации

См. также

Ссылки

  • [http://www.testpilot.ru/ Летчики-испытатели]
  • [http://www.testpilots.narod.ru/ Летчики-испытатели СССР и России]
  • [http://www.avia.ru Информационное агентство «Российская авиация и космонавтика»]
  • [http://www.peoples.ru/technics/aviator/ Авиаторы и военные лётчики на сайте «Биографии, Интервью, Истории»]

Отрывок, характеризующий Лётчик

Конечно же, всё это время я жила своей нормальной жизнью нормального ребёнка: как обычно – ходила в школу, участвовала во всех там организуемых мероприятиях, ходила с ребятами в кино, в общем – старалась выглядеть как можно более нормальной, чтобы привлекать к своим «необычным» способностям как можно меньше ненужного внимания.
Некоторые занятия в школе я по-настоящему любила, некоторые – не очень, но пока что все предметы давались мне всё ещё достаточно легко и больших усилий для домашних заданий не требовали.
Ещё я очень любила астрономию... которая, к сожалению, у нас пока ещё не преподавалась. Дома у нас имелись всевозможные изумительно иллюстрированные книги по астрономии, которую мой папа тоже обожал, и я могла целыми часами читать о далёких звёздах, загадочных туманностях, незнакомых планетах... Мечтая когда-нибудь хотя бы на один коротенький миг, увидеть все эти удивительные чудеса, как говорится, живьём... Наверное, я тогда уже «нутром» чувствовала, что этот мир намного для меня ближе, чем любая, пусть даже самая красивая, страна на нашей Земле... Но все мои «звёздные» приключения тогда ещё были очень далёкими (я о них пока ещё даже не предполагала!) и поэтому, на данном этапе меня полностью удовлетворяли «гуляния» по разным «этажам» нашей родной планеты, с моей подружкой Стеллой или в одиночку.
Бабушка, к моему большому удовлетворению, меня в этом полностью поддерживала, таким образом, уходя «гулять», мне не нужно было скрываться, что делало мои путешествия ещё более приятными. Дело в том, что, для того, чтобы «гулять» по тем же самым «этажам», моя сущность должна была выйти из тела, и если кто-то в этот момент заходил в комнату, то находил там презабавнейшую картинку... Я сидела с открытыми глазами, вроде бы в полностью нормальном состоянии, но не реагировала ни на какое ко мне обращение, не отвечала на вопросы и выглядела совершенно и полностью «замороженной». Поэтому бабушкина помощь в такие минуты была просто незаменимой. Помню однажды в моём «гуляющем» состоянии меня нашёл мой тогдашний друг, сосед Ромас... Когда я очнулась, то увидела перед собой совершенно ошалевшее от страха лицо и круглые, как две огромные голубые тарелки, глаза... Ромас меня яростно тряс за плечи и звал по имени, пока я не открыла глаза...
– Ты что – умерла что ли?!.. Или это опять какой-то твой новый «эксперимент»? – чуть ли не стуча с перепугу зубами, тихо прошипел мой друг.
Хотя, за все эти годы нашего общения, уж его-то точно трудно было чем-то удивить, но, видимо, открывшаяся ему в этот момент картинка «переплюнула» самые впечатляющие мои ранние «эксперименты»... Именно Ромас и рассказал мне после, как пугающе со стороны выглядело такое моё «присутствие»...
Я, как могла, постаралась его успокоить и кое-как объяснить, что же такое «страшное» со мной здесь происходило. Но как бы я его бедного не успокаивала, я была почти стопроцентно уверенна, что впечатление от увиденного останется в его мозгу ещё очень и очень надолго...
Поэтому, после этого смешного (для меня) «инцидента», я уже всегда старалась, чтобы, по возможности, никто не заставал меня врасплох, и никого не пришлось бы так бессовестно ошарашивать или пугать... Вот потому-то бабушкина помощь так сильно мне и была необходима. Она всегда знала, когда я в очередной раз шла «погулять» и следила, чтобы никто в это время, по возможности, меня не беспокоил. Была и ещё одна причина, по которой я не очень любила, когда меня насильно «вытаскивали» из моих «походов» обратно – во всём моём физическом теле в момент такого «быстрого возвращения» чувствовалось ощущение очень сильного внутреннего удара и это воспринималось весьма и весьма болезненно. Поэтому, такое резкое возвращение сущности обратно в физическое тело было очень для меня неприятно и совершенно нежелательно.
Так, в очередной раз гуляя со Стеллой по «этажам», и не находя чем заняться, «не подвергая при этом себя большой опасности», мы наконец-то решили «поглубже» и «посерьёзнее» исследовать, ставший для неё уже почти что родным, Ментальный «этаж»...
Её собственный красочный мир в очередной раз исчез, и мы как бы «повисли» в сверкающем, припорошенном звёздными бликами воздухе, который, в отличие от обычного «земного», был здесь насыщенно «плотным» и постоянно меняющимся, как если бы был наполнен миллионами малюсеньких снежинок, которые искрились и сверкали в морозный солнечный день на Земле... Мы дружно шагнули в эту серебристо-голубую мерцающую «пустоту», и тут же уже привычно под нашими стопами появилась «тропинка»... Вернее, не просто тропинка, а очень яркая и весёлая, всё время меняющаяся дорожка, которая была создана из мерцающих пушистых серебристых «облачков»... Она сама по себе появлялась и исчезала, как бы дружески приглашая по ней пройтись. Я шагнула на сверкающее «облачко» и сделала несколько осторожных шагов... Не чувствовалось ни движения, ни малейшего для него усилия, только лишь ощущение очень лёгкого скольжения в какой-то спокойной, обволакивающей, блистающей серебром пустоте... Следы тут же таяли, рассыпаясь тысячами разноцветных сверкающих пылинок... и появлялись новые по мере того, как я ступала по этой удивительной и полностью меня очаровавшей «местной земле»....
Вдруг, во всей этой глубокой, переливающейся серебристыми искрами тишине появилась странная прозрачная ладья, а в ней стояла очень красивая молодая женщина. Её длинные золотистые волосы то мягко развевались, как будто тронутые дуновением ветерка, то опять застывали, загадочно сверкая тяжёлыми золотыми бликами. Женщина явно направлялась прямо к нам, всё так же легко скользя в своей сказочной ладье по каким-то невидимым нами «волнам», оставляя за собой длиннющие, вспыхивающие серебряными искрами развевающиеся хвосты... Её белое лёгкое платье, похожее на мерцающую тунику, также – то развевалось, то плавно опускалось, спадая мягкими складками вниз, и делая незнакомку похожей на дивную греческую богиню.