Магазин

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Магазин (торговля)»)
Перейти к: навигация, поиск
Файл:Продавец промтоваров за работой.JPG
Продавец магазина за работой

Магазин (фр. magasin от араб. مَخْزَنmakhzān — склад‎‎, хранилище, перс. مغازه‎ — магазэ) — специально оборудованное стационарное здание или его часть, предназначенное для розничной продажи товаров и оказания услуг покупателям и обеспеченное торговыми, подсобными, административно-бытовыми помещениями, а также помещениями для приёма, хранения товаров и подготовки их к продаже — складами.

Некоторые магазины принимают к оплате пластиковые карты, но не обязаны в обязательном порядке ставить POS-терминал.

В магазинах, как правило, нет самообслуживания, как в универсамах и супермаркетах.







Этимология

Слово «магазин» образовано от арабского слова, которое во множественном числе означает «амбары», «склады».[1] В этом же смысле это слово попало из французского языка (magasin, magazin) в русский язык. Постепенно поменяло свою смысловую нагрузку, вытеснив слово «лавка».[2] Но значение «склад» осталось за понятиями — магазин патронов и военный магазин.

Напишите отзыв о статье "Магазин"

Примечания

  1. В этом смысле употребляется в Толковом словаре Даля «Магазин — м. зданье или помещенье для складки и храненья каких либо запасов. Лавка, склад для продажи, особ. лавка в жилом доме, не в рядах. — хлебный, житница; вообще складочный, амбар, товарник, склад.»
  2. Толковый словарь русского языка под ред. Д. Н. Ушакова, Современный толковый словарь

См. также

Файл:Brynchagi-shop-01.jpg
Сельмаг (сельский магазин) в России
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
1916. Русские солдаты с французскими артиллеристами перед богатой витриной гастрономического магазина «Феликс Потен»


Ссылки


Отрывок, характеризующий Магазин

– Ты просто посмотрела на то, что со мною было. Но ты ещё не умеешь защититься, вот и почувствовала всё. Любопытна ты очень, в этом сила, но и беда твоя, милая... Как зовут-то тебя?
– Светлана... – понемногу очухиваясь, сипло произнесла я. – А вот она – Стелла. Почему вы меня дариней называете? Меня уже второй раз так называют, и я очень хотела бы знать, что это означает. Если можно, конечно же.
– А разве ты не знаешь?!. – удивлённо спросила девушка-ведьма. – Я отрицательно мотнула головой. – Дариня – это «дарящая свет и оберегающая мир». А временами, даже спасающая его...
– Ну, мне бы пока хоть себя-то спасти!.. – искренне рассмеялась я. – Да и что же я могу дарить, если сама ещё не знаю совсем ничего. И делаю-то пока одни лишь ошибки... Ничего я ещё не умею!.. – и, подумав, огорчённо добавила. – И ведь не учит никто! Разве что, бабушка иногда, и ещё вот Стелла... А я бы так хотела учиться!..
– Учитель приходит тогда, когда ученик ГОТОВ учиться, милая – улыбнувшись, тихо сказал старец. – А ты ещё не разобралась даже в себе самой. Даже в том, что у тебя давно уже открыто.
Чтобы не показывать, как сильно расстроили меня его слова, я постаралась тут же поменять тему, и задала девушке-ведьме, настырно крутившийся в мозгу, щекотливый вопрос.
– Простите меня за нескромность, Анна, но как же вы смогли забыть такую страшную боль? И возможно ли вообще забыть такое?..
– А я и не забыла, милая. Я просто поняла и приняла её... Иначе невозможно было бы далее существовать – грустно покачав головой, ответила девушка.
– Как же можно понять такое?! Да и что понимать в боли?.. – не сдавалась я. – Это что – должно было научить вас чему-то особенному?.. Простите, но я никогда не верила в такое «учение»! По-моему так лишь беспомощные «учителя» могут использовать боль!
Я кипела от возмущения, не в состоянии остановить свои разбегавшиеся мысли!.. И как ни старалась, никак не могла успокоиться.
Искренне жалея девушку-ведьму, я в то же время дико хотела всё про неё знать, что означало – задавать ей множество вопросов о том, что могло причинить ей боль. Это напоминало крокодила, который, пожирая свою несчастную жертву, лил по ней горючие слёзы... Но как бы мне не было совестно – я ничего не могла с собою поделать... Это был первый раз в моей короткой жизни, когда я почти что не обращала внимания на то, что своими вопросами могу сделать человеку больно... Мне было очень за это стыдно, но я также понимала, что поговорить с ней обо всём этом почему-то очень для меня важно, и продолжала спрашивать, «закрыв на всё глаза»... Но, к моему великому счастью и удивлению, девушка-ведьма, совершенно не обижаясь, и далее спокойно продолжала отвечать на мои наивные детские вопросы, не высказывая при этом ни малейшего неудовольствия.