Макбет (пьеса)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Макбет
Macbeth
Издание
Сцена I Акта IV «Макбета» — «Ведьмы», картина Уильяма Риммера
Жанр:

Трагедия

Автор:

Уильям Шекспир

Язык оригинала:

английский

Дата написания:

16031606 (?)

Дата первой публикации:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Издательство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Цикл:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Предыдущее:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Следующее:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

15px Текст произведения в Викитеке

«Макбе́т» (англ. Macbeth) — пьеса, одна из наиболее известных трагедий Уильяма Шекспира. Пьеса, отдалённо основанная на истории реального шотландского короля Макбета, часто представляется архетипичной историей об опасности чрезмерной жажды власти и измены друзьям.









Сюжет

Пьеса открывается грозной сценой с громом и молнией, три ведьмы-сестры решают, где будет их встреча с Макбетом. В следующей сцене раненый воин докладывает королю Шотландии Дункану о том, что его генералы Макбет и Банко разбили войска из Норвегии и Ирландии под предводительством восставшего Макдональда. Знатного Макбета восхваляют за его смелость и отвагу.

Смена сцен. Макбет и Банко беседуют, в том числе обсуждая погоду и победу («Не помню дня суровей и прекрасней»).

Файл:Fuseli - Macbeth and the Witches.jpg
Макбет и ведьмы, картина Генри Фюзели (1741—1825)

Они встречают ведьм, которые одаривают их своими предсказаниями. Первая восхваляет Макбета как гламисского тана (шотландский дворянский титул, которым Макбет был наделён по происхождению), вторая — как кавдорского тана, а третья — что он даже будет новым королём. Пока Макбет стоит в задумчивости, они говорят свои предсказания и Банко: «тот королём не будет, зато станет предком целой династии королей». Тут ведьмы незаметно исчезают, а вместо них появляется посланник от короля Росс и сообщает о присвоении Макбету титула кавдорского тана (предыдущий тан осуждён за измену на казнь) — первое предсказание выполнено. Естественно, у Макбета сразу же появляются виды стать королём.

Файл:MacbethAndBanquo-Witches.jpg
Макбет и Банко встречаются с ведьмами, картина Теодора Кассьерио

Макбет в письме передал жене предсказания. Когда король Дункан решил остановиться в замке Макбета Инвернесс, жена Макбета захотела убить его, чтобы гарантировать трон супругу. Макбет высказал сомнение в необходимости цареубийства, но жена убедила его согласиться с планом.

Макбет оказался настолько потрясён совершённым убийством, что его жена взяла и всё остальное на себя — подложив окровавленный кинжал спящей прислуге.

На следующее утро приезжают Леннокс и Макдуф, тан Файфа. Макбет провожает их к королю, и Макдуф обнаруживает труп. В поддельной ярости Макбет убивает прислугу, не дав им возможности оправдаться. Впрочем, Макдуф всё же сразу начинает подозревать Макбета, не подавая, однако, виду.

Опасаясь за свои жизни, сыновья короля Дункана бегут: Малкольм — в Англию, а Дональбэйн — в Ирландию. Бегство наследников по праву попадает под подозрение, и Макбет принимает трон Шотландии.

Несмотря на этот успех, Макбет размышляет о третьем пророчестве, данном Банко. Он приглашает того на пир, но узнав, что Банко с младшим сыном Флинсом уже собрались на прогулку на лошадях тем вечером, нанимает убийц. Банко убит, но Флинсу удалось убежать.

Файл:Banquo.jpg
Макбет и призрак Банко, картина Теодора Кассьерио

На банкете внезапно появляется призрак Банко и садится на трон Макбета. Только сам Макбет может его видеть. Остальные гости странно реагируют на то, как Макбет кричит на пустой трон — леди Макбет приказывает им удалиться. Встревоженный Макбет снова идёт к ведьмам.

Они вызывают трёх призраков с тремя предупреждениями-предсказаниями: «Остерегайся Макдуфа», «Никто из тех, кто женщиной рожден, не повредит Макбету» и «От всех врагов Макбет храним судьбой, пока Бирнамский лес не выйдет в бой на Дунсинанский холм» (цитируется по переводу М. Лозинского). Пока Макдуф находится в изгнании в Англии (собираясь вместе с Малкольмом идти войной на Макбета), Макбет убивает всех в его замке, включая леди Макдуф и троих сыновей Макдуфа.

Файл:Johann Heinrich Füssli 030.jpg
Леди Макбет ходит во сне, картина Генри Фюзели

Леди Макбет в это время гложет совесть — она ходит во сне и пытается смыть воображаемую кровь с рук, всё время говоря об ужасных вещах.

Малкольм и Макдуф тем временем, собрав армию, планируют вторгнуться в Шотландию и свергнуть «тирана» Макбета. Макбет видит, что многие из его дворян (танов) его оставили. Малкольм, Макдуф и Сивард окружают замок Дунсиан. Их воины собирают ветви деревьев для маскировки своего расположения в Бирнамском лесу; слуга в панике сообщает Макбету, что лес стал двигаться. Второе пророчество выполнено.

Тем временем Макбет произносит знаменитый нигилистичный монолог «Завтра, завтра, завтра» узнав о смерти леди Макбет (Макбет заключает, что это самоубийство).

Разгорается битва, Сивард-младший убит, Макдуф сходится с Макбетом. Макбет говорит, что не боится Макдуфа и что он не может быть убит любым мужчиной, рождённым женщиной. Тогда Макдуф отвечает, что он «из чрева матери ножом исторгнут». Макбет наконец понимает последнее пророчество, но поздно. Битва заканчивается тем, что Макдуф отрубает голову Макбету, исполняя пророчество.

В заключительной сцене коронуется Малкольм. Считается, что пророчество ведьм в отношении Банко исполнено, ведь реальный король Англии Яков I из шотландского дома Стюартов считался зрителями времён Шекспира потомком Банко. На это имеется прямой намёк и в самом тексте Шекспира, когда Макбет видит призрак Банко и ряд его потомков-королей; восьмой из них держит зеркало, где видны новые короли «с трёхствольным скипетром, с двойной державой» (так как начиная именно с Якова I, восьмого короля из дома Стюартов, шотландские монархи стали править также Англией и Ирландией).

Персонажи

Переводы на русский язык

Первый перевод «Макбета» на русский язык сделан в 1802 году А. И. Тургеневым. Добросовестный автор перевода признавал, что работа ему не удалась: «он вообще слаб». Сознавая несопоставимость своего и шекспировского «Макбета», переводчик не нашел лучшего средства, как уничтожить перевод.

Почти все переводы Шекспира, сделанные в России в начале XIX века, выполнены в прозе с французских и немецких версий. В 1827 году М. П. Погодин писал: «Не стыд ли литературе русской, что у нас до сих пор нет ни одной его трагедии, переведенной с подлинника?». Доходило до казусов: в 1830-м А. Г. Ротчев озаглавил перевод шиллеровской переделки «Макбета» следующим образом: «Макбет. Трагедия Шакспира. Из сочинений Шиллера».

Среди русских литераторов того времени, пожалуй, наиболее ревностным почитателем великого английского драматурга был В. К. Кюхельбекер. Во время пребывания в Шлиссельбургской крепости (июнь 1826-октябрь 1827 г.) Кюхельбекер занялся английским языком, чтобы читать Шекспира в подлиннике. В августе-сентябре 1828 г. была переведена вчерне историческая хроника «Ричард II». В ноябре-декабре того же года Кюхельбекер перевел «Макбета». Впоследствии, уже в ссылке (то есть после декабря 1835 г.), поэт коренным образом переработал перевод первых трех актов трагедии.[1]

М. П. Вронченко (1802—1855) — военный геодезист и географ по профессии, первый в России решился воссоздавать пьесы Шекспира на русском языке в истинном виде, без произвольных изменений, которыми отличались предшествующие переводы-переделки. За «Макбета» Вронченко принялся в 1828 году, однако из-за служебных занятий Вронченко работа над переводом затянулась, перевод был окончен только в 1836 году. В том же году переводчик представил трагедию в драматическую цензуру, где она была запрещена. Содержащееся в «Макбете» изображение цареубийства делало эту трагедию Шекспира особенно подозрительной в глазах царских цензоров, и в период царствования Николая I её постановки неоднократно запрещались.[2].

В дальнейшем на русский язык «Макбета» переводили неоднократно, в том числе А. Кронеберг (1847), С. Соловьёв (по некот. сведениям, 1903, более вероятно — 20-е гг. XX в.), А. Радлова (1935), Б. Пастернак (30-е гг. XX века), М. Лозинский (ок. 1949), Ю. Корнеев (1960), М. Вербина (2005), В. Гандельсман (2010), Г. Сегаль (2013).

Влияние на культуру

Литература

  • К пьесе Шекспира отсылают название и сюжет повести Николая Лескова и оперы Дмитрия Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда».
  • Название романа «Шум и ярость» (англ. The Sound and the Fury, 1929) американского писателя Уильяма Фолкнера отсылает к строкам «Макбета»: «Жизнь — это история, рассказанная идиотом, наполненная шумом и яростью и не значащая ничего» (Акт V, сцена 5).
  • Название повести «Огонь, гори!» (англ. Fire, Burn!, 1957) британского писателя детективов Джона Диксона Карра является цитатой из песни ведьм в IV акте «Макбета».
  • Эжен Ионеско в пьесе «Макбетт», являющейся абсурдистским переложением шекспировской пьесы, частично использует сюжет и некоторых персонажей.
  • Роман Терри Пратчетта «Вещие сестрички» полон аллюзий на «Макбет», практически является его переложением в фэнтезийном ключе.
  • «Вещие сёстры», — три ведьмы из пьесы, упоминаются в романе Стивена Кинга «Долгая Прогулка».
  • В произведении А. Сапковского «Башня Шутов» одна из трёх ведьм путает Рейневана с Макбетом.
  • В стихотворении русского поэта Константина Случевского «Воспоминанья вы убить хотите?!» присутствует образ персонажа пьесы: тяжелое воспоминание «к банкету скрытно проберется / И тенью Банко сядет за столом».
  • Героиня пьесы легко угадывается в образном рисунке стихотворения русского поэта Владислава Ходасевича «Леди долго руки мыла…» (1922).
  • В романе Агаты Кристи «Вилла „Белый Конь“» (англ. The Pale Horse) главный герой Марк Истербрук в четвёртой главе со своей спутницей Гермией Рэдклифф и другими персонажами обсуждает постановку «Макбета», в частности, образы ведьм.
  • Пузыри земли — выражение, встречающееся в трагедии Шекспира «Макбет»: "The earth hath bubbles, as the water has,And these are of them:—whither are they vanish'd?..." Именно это выражение избрал Александр Блок, чтобы озаглавить первый цикл второго тома собраний собственных произведений.

Музыка

  • «Вещие сёстры» упоминаются и в песне группы Dead Celebrity Status (англ.) «Somebody Turn The Lights Off».
  • Сюжет пьесы лёг в основу альбома «Thane To The Throne» хэви-метал группы Jag Panzer (англ.).
  • Альбом группы Rebellion 2002 года называется «Shakespeare’s Macbeth — A Tragedy In Steel».
  • Macbeth — готик-метал-группа из Милана, Италия, образовавшаяся летом 1995 года под названием «Land of Dark Souls» («Земли Тёмных Душ»). Они выпустили одну демозапись и четыре альбома.
  • Под влиянием пьесы Шекспира написан девятый студийный альбом американской рок-группы Marilyn Manson — Born Villain. В начале песни Overneath the Path of Misery Мэрилин Мэнсон произносит монолог Макбета «Завтра, завтра, завтра…»

Кино и телевидение

  • В нескольких сериях (2-я, конец 9-й, 10-я) второго сезона аниме-сериала «Горизонт на Границе Пустоты» Томас Шекспир (по сюжету — студентка Оксфордской академии и известный писатель в Англии) в битвах с Тусан Нашинбарой (секретарь академии Мусаши Ариадуст) инсценирует постановку Макбета, таким образом делая своего соперника участником трагедии (2012).
  • Макбет является персонажем мультсериала «Гаргульи». При этом в ряде серий присутствуют отсылки к пьесе Шекспира.
  • В 2015 году в прокат вышла полнометражная экранизация одноимённой пьесы Уильяма Шекспира «Макбет». Фильм был снят режиссёром Джастином Курзелем по сценарию Тодда Луисо. Главную роль исполнили Майкл Фассбендер (Макбет) и Марион Котийяр (леди Макбет). Фильм был тепло встречен критиками и зрителями. Фильм был представлен на ряде кинофестивалей, где выдвигался на различные номинации в разных категориях, в том числе «Лучший режиссёр», «Лучший актёр», «Лучшая актриса», «Лучшие костюмы» и так далее. Однако, при бюджете, примерно, в $12 000 000 картина собрала в мировом прокате $12 352 219.

Театральные постановки

Самая первая постановка — в апреле 1611 года в театре «Глобус», Лондон (Макбет — Р. Бёрбедж).

Постановки в России

В России пьеса до 1860 года была запрещена к постановке.

Постановки на провинциальных и столичных российских сценах (пьеса ставилась довольно редко): среди исполнителей — А. К. Любский, Е. Ф. Павленков, И. М. Шувалов (Макбет); А. В. Дарьял, А. А. Пасхалова (леди Макбет).

Экранизации

Пьеса экранизировалась и адаптировалась для кино десятки раз[3]. В том числе:

Год Страна Название Режиссёр В ролях Примечание
1908 Макбет (англ.) Джеймс Стюарт Блэктон
1916 Макбет Джон Эмерсон Герберт Бирбом Три (Макбет)
1922 Макбет (англ.) [http://www.imdb.com/name/nm0662840/ Генри Паркинсон] Рассел Торндайк (Макбет)
1948 Флаг США США Макбет (Macbeth) Джордж Орсон Уэллс Орсон Уэллс (Макбет), Жанетт Нолан (леди Макбет), Дэн О’Херлихи (Макдуфф), Родди МакДауэлл (Малькольм)
1957 Флаг Японии Япония Трон в крови (蜘蛛巣城) Акира Куросава Тосиро Мифунэ (Васидзу — Макбет), Исудзу Ямада (Асадзи — леди Макбет) Действие перенесено в средневековую Японию
1961 Флаг Канады Канада Макбет (англ. Macbeth) Paul Almond Шон Коннери (Макбет), Zoe Caldwell (леди Макбет) Телевизионный фильм
1971 Флаг Великобритании Великобритания, Флаг США США Макбет (англ. Macbeth, другое название — англ. The Tragedy of Macbeth) Роман Полански Джон Финч (Макбет), Франческа Аннис (леди Макбет)
1979 Флаг Великобритании Великобритания Макбет (англ. Macbeth, другое название — англ. A Performance of Macbeth) Филипп Кассон Иэн Маккеллен (Макбет), Джуди Денч (леди Макбет) Телевизионный фильм
1990 Флаг США США Люди, достойные уважения (Men of Respect) Уильям Рейли Джон Туртурро (Майк Батталья — Макбет), Кэтрин Боровиц (Рути Батталья — леди Макбет) Действие перенесено в мафиозный клан современной Америки
2005 Флаг Великобритании Великобритания Шекспир на новый лад: Макбет (англ. ShakespeaRe-Told: Macbeth) Марк Брозел Джеймс МакЭвой (Макбет) Телевизионный фильм, современная адаптация, действие разворачивается на кухне дорогого ресторана
2006 Флаг Австралии Австралия Макбет (англ.) (Macbeth) [http://www.imdb.com/name/nm0942408/ Джеффри Райт] Сэм Уортингтон (Макбет)
2010 Флаг Великобритании Великобритания Макбет (англ.) (Macbeth) Rupert Goold Патрик Стюарт (Макбет), Современная адаптация
2015 Флаг Великобритании Великобритания Макбет (Macbeth) Джастин Курзель Майкл Фассбендер (Макбет), Марион Котийяр (леди Макбет) Мрачно-реалистичная адаптация

См. также

Напишите отзыв о статье "Макбет (пьеса)"

Примечания

  1. Ю. Д. Левин. «Макбет» Шекспира в переводе В. К. Кюхельбекера. Предисловие к книге «Вильям Шекспир. Макбет (Пер. В. К. Кюхельбекера). Памятники культуры. Новые открытия». Ленинград, «Наука», 1983
  2. Ю. Д. Левин. Неизвестное предисловие М. П. Вронченко к переводу «Макбета» // И. М. Левидова. Шекспир. Библиография русских переводов и критической литературы на русском языке. 1748—1962. М., «Книга», 1964
  3. [http://www.imdb.com/find?s=tt&q=macbeath Результат поиска по сайту imdb.com].

Библиография

  • Юткевич С. [http://rus-shake.ru/criticism/Yutkevich/Welles/ От гражданина Кейна до сэра Джона Фальстафа, или краткая история величия и падения мистера Орсона Уэллса] // [http://rus-shake.ru/criticism/Yutkevich/Shakespeare_Cinema/ Шекспир и кино]. — М.: Наука, 1973. — С. 71—113.
  • Юткевич С. [http://rus-shake.ru/criticism/Yutkevich/Kurosawa/ Маски Акиры Куросавы] // Шекспир и кино. — М.: Наука, 1973. — С. 114—121.

Ссылки

В Викитеке есть оригинал текста по этой теме.
  • [http://www.lib.ru/SHAKESPEARE/ «Макбет»] в Библиотеке Максима Мошкова
  • [http://rus-shake.ru/translations/Macbeth/ «Макбет» в русских переводах] в БД «Русский Шекспир»
  •  (англ.) [http://www.gutenberg.net/etext/2264 Project Gutenberg : Macbeth] — текстовая ASCII-версия из Проекта Гутенберг
  •  (англ.) [http://william-shakespeare.classic-literature.co.uk/the-tragedie-of-macbeth/ Classic Literature Library] — HTML-версия
  •  (англ.) [http://shakespearenet.net/macbeth/macbreak.htm shakespeareNet — Макбет. Комментарии акт за актом]
  •  (англ.) [http://ahds.ac.uk/ahdscoll/docroot/shakespeare/performanceslist.do?playId=11017/ Фотографии из представлений Макбета в Лондоне и Стрэтфорде 1960—2000]

Отрывок, характеризующий Макбет (пьеса)

– Откуда ты это знаешь, девочка?.. – тихо прошептала она.
– Я книжку про вас читала, мне она так понравилась!.. – восторженно воскликнула я. – Вы так любили друг друга, а потом вы погибли... Мне было так жаль!.. А где же Тристан? Разве он больше не с вами?
– Нет, милая, он далеко... Я его так долго искала!.. А когда, наконец, нашла, то оказалось, что мы и здесь не можем быть вместе. Я не могу к нему пойти... – печально ответила Изольда.
И мне вдруг пришло простое видение – он был на нижнем астрале, видимо за какие-то свои «грехи». И она, конечно же, могла к нему пойти, просто, вероятнее всего, не знала, как, или не верила что сможет.
– Я могу показать вам, как туда пойти, если вы хотите, конечно же. Вы сможете видеть его, когда только захотите, только должны быть очень осторожны.
– Ты можешь пойти туда? – очень удивилась девушка.
Я кивнула:
– И вы тоже.
– Простите, пожалуйста, Изольда, а почему ваш мир такой яркий? – не смогла удержать своего любопытства Стелла.
– О, просто там, где я жила, почти всегда было холодно и туманно... А там, где я родилась всегда светило солнышко, пахло цветами, и только зимой был снег. Но даже тогда было солнечно... Я так соскучилась по своей стране, что даже сейчас никак не могу насладиться вволю... Правда, имя моё холодное, но это потому, что маленькой я потерялась, и нашли меня на льду. Вот и назвали Изольдой...
– Ой, а ведь и правда – изо льда!.. Я никогда бы не додумалась!.. – ошарашено уставилась на неё я.
– Это ещё, что!.. А ведь у Тристана и вообще имени не было... Он так всю жизнь и прожил безымянным, – улыбнулась Изольда.
– А как же – «Тристан»?
– Ну, что ты, милая, это же просто «владеющий тремя станами», – засмеялась Изольда. – Вся его семья ведь погибла, когда он был ещё совсем маленький, вот и не нарекли имени, когда время пришло – некому было.
– А почему вы объясняете всё это как бы на моём языке? Это ведь по-русски!
– А мы и есть русские, вернее – были тогда... – поправилась девушка. – А теперь ведь, кто знает, кем будем...
– Как – русские?.. – растерялась я.
– Ну, может не совсем... Но в твоём понятии – это русские. Просто тогда нас было больше и всё было разнообразнее – и наша земля, и язык, и жизнь... Давно это было...
– А как же в книжке говорится, что вы были ирландцы и шотландцы?!.. Или это опять всё неправда?
– Ну, почему – неправда? Это ведь то же самое, просто мой отец прибыл из «тёплой» Руси, чтобы стать владетелем того «островного» стана, потому, что там войны никак не кончались, а он был прекрасным воином, вот они и попросили его. Но я всегда тосковала по «своей» Руси... Мне всегда на тех островах было холодно...
– А могу ли я вас спросить, как вы по-настоящему погибли? Если это вас не ранит, конечно. Во всех книжках про это по-разному написано, а мне бы очень хотелось знать, как по-настоящему было...
– Я его тело морю отдала, у них так принято было... А сама домой пошла... Только не дошла никогда... Сил не хватило. Так хотелось солнце наше увидеть, но не смогла... А может Тристан «не отпустил»...
– А как же в книгах говорят, что вы вместе умерли, или что вы убили себя?
– Не знаю, Светлая, не я эти книги писала... А люди всегда любили сказы друг другу сказывать, особенно красивые. Вот и приукрашивали, чтобы больше душу бередили... А я сама умерла через много лет, не прерывая жизни. Запрещено это было.
– Вам, наверное, очень грустно было так далеко от дома находиться?
– Да, как тебе сказать... Сперва, даже интересно было, пока мама была жива. А когда умерла она – весь мир для меня померк... Слишком мала я была тогда. А отца своего никогда не любила. Он войной лишь жил, даже я для него цену имела только ту, что на меня выменять можно было, замуж выдав... Он был воином до мозга костей. И умер таким. А я всегда домой вернуться мечтала. Даже сны видела... Но не удалось.
– А хотите, мы вас к Тристану отведём? Сперва покажем, как, а потом вы уже сама ходить будете. Это просто... – надеясь в душе, что она согласится, предложила я.
Мне очень хотелось увидеть «полностью» всю эту легенду, раз уж появилась такая возможность, и хоть было чуточку совестно, но я решила на этот раз не слушать свой сильно возмущавшийся «внутренний голос», а попробовать как-то убедить Изольду «прогуляться» на нижний «этаж» и отыскать там для неё её Тристана.
Я и правда очень любила эту «холодную» северную легенду. Она покорила моё сердце с той же самой минуты, как только попалась мне в руки. Счастье в ней было такое мимолётное, а грусти так много!.. Вообще-то, как и сказала Изольда – добавили туда, видимо, немало, потому что душу это и вправду зацепляло очень сильно. А может, так оно и было?.. Кто же мог это по-настоящему знать?.. Ведь те, которые всё это видели, уже давным-давно не жили. Вот потому-то мне так сильно и захотелось воспользоваться этим, наверняка единственным случаем и узнать, как же всё было на самом деле...
Изольда сидела тихо, о чём-то задумавшись, как бы не решаясь воспользоваться этим единственным, так неожиданно представившимся ей случаем, и увидеться с тем, кого так надолго разъединила с ней судьба...
– Не знаю... Нужно ли теперь всё это... Может быть просто оставить так? – растерянно прошептала Изольда. – Ранит это сильно... Не ошибиться бы...
Меня невероятно удивила такая её боязнь! Это было первый раз с того дня, когда я впервые заговорила с умершими, чтобы кто-то отказывался поговорить или увидеться с тем, кого когда-то так сильно и трагически любил...
– Пожалуйста, пойдёмте! Я знаю, что потом вы будете жалеть! Мы просто покажем вам, как это делать, а если вы не захотите, то и не будете больше туда ходить. Но у вас должен оставаться выбор. Человек должен иметь право выбирать сам, правда, ведь?
Наконец-то она кивнула:
– Ну, что ж, пойдём, Светлая. Ты права, я не должна прятаться за «спиной невозможного», это трусость. А трусов у нас никогда не любили. Да и не была я никогда одной из них...
Я показала ей свою защиту и, к моему величайшему удивлению, она сделала это очень легко, даже не задумываясь. Я очень обрадовалась, так как это сильно облегчало наш «поход».
– Ну что, готовы?.. – видимо, чтобы её подбодрить, весело улыбнулась Стелла.
Мы окунулись в сверкающую мглу и, через несколько коротких секунд, уже «плыли» по серебристой дорожке Астрального уровня...
– Здесь очень красиво...– прошептала Изольда, – но я видела его в другом, не таком светлом месте...
– Это тоже здесь... Только чуточку ниже, – успокоила её я. – Вот увидите, сейчас мы его найдём.
Мы «проскользнули» чуть глубже, и я уже готова была увидеть обычную «жутко-гнетущую» нижнеастральную реальность, но, к моему удивлению, ничего похожего не произошло... Мы попали в довольно таки приятный, но, правда, очень хмурый и какой-то печальный, пейзаж. О каменистый берег тёмно-синего моря плескались тяжёлые, мутные волны... Лениво «гонясь» одна за другой, они «стукались» о берег и нехотя, медленно, возвращались обратно, таща за собой серый песок и мелкие, чёрные, блестящие камушки. Дальше виднелась величественная, огромная, тёмно-зелёная гора, вершина которой застенчиво пряталась за серыми, набухшими облаками. Небо было тяжёлым, но не пугающим, полностью укрытым серыми, облаками. По берегу местами росли скупые карликовые кустики каких-то незнакомых растений. Опять же – пейзаж был хмурым, но достаточно «нормальным», во всяком случае, напоминал один из тех, который можно было увидеть на земле в дождливый, очень пасмурный день... И того «кричащего ужаса», как остальные, виденные нами на этом «этаже» места, он нам не внушал...
На берегу этого «тяжёлого», тёмного моря, глубоко задумавшись, сидел одинокий человек. Он казался совсем ещё молодым и довольно-таки красивым, но был очень печальным, и никакого внимания на нас, подошедших, не обращал.
– Сокол мой ясный... Тристанушка... – прерывающимся голосом прошептала Изольда.
Она была бледна и застывшая, как смерть... Стелла, испугавшись, тронула её за руку, но девушка не видела и не слышала ничего вокруг, а только не отрываясь смотрела на своего ненаглядного Тристана... Казалось, она хотела впитать в себя каждую его чёрточку... каждый волосок... родной изгиб его губ... тепло его карих глаз... чтобы сохранить это в своём исстрадавшемся сердце навечно, а возможно даже и пронести в свою следующую «земную» жизнь...
– Льдинушка моя светлая... Солнце моё... Уходи, не мучай меня... – Тристан испуганно смотрел на неё, не желая поверить, что это явь, и закрываясь от болезненного «видения» руками, повторял: – Уходи, радость моя... Уходи теперь...
Не в состоянии более наблюдать эту душераздирающую сцену, мы со Стеллой решили вмешаться...
– Простите пожалуйста нас, Тристан, но это не видение, это ваша Изольда! Притом, самая настоящая...– ласково произнесла Стелла. – Поэтому лучше примите её, не раньте больше...
– Льдинушка, ты ли это?.. Сколько раз я видел тебя вот так, и сколько терял!... Ты всегда исчезала, как только я пытался заговорить с тобой, – он осторожно протянул к ней руки, будто боясь спугнуть, а она, забыв всё на свете, кинулась ему на шею и застыла, будто хотела так и остаться, слившись с ним в одно, теперь уже не расставаясь навечно...
Я наблюдала эту встречу с нарастающим беспокойством, и думала, как бы можно было помочь этим двум настрадавшимся, а теперь вот таким беспредельно счастливым людям, чтобы хоть эту, оставшуюся здесь (до их следующего воплощения) жизнь, они могли бы остаться вместе...
– Ой, ты не думай об этом сейчас! Они же только что встретились!.. – прочитала мои мысли Стелла. – А там мы обязательно придумаем что-нибудь...
Они стояли, прижавшись друг к другу, как бы боясь разъединиться... Боясь, что это чудное видение вдруг исчезнет и всё опять станет по-старому...
– Как же мне пусто без тебя, моя Льдинушка!.. Как же без тебя темно...
И только тут я заметила, что Изольда выглядела иначе!.. Видимо, то яркое «солнечное» платье предназначалось только ей одной, так же, как и усыпанное цветами поле... А сейчас она встречала своего Тристана... И надо сказать, в своём белом, вышитом красным узором платье, она выглядела потрясающе!.. И была похожа на юную невесту...
– Не вели нам с тобой хороводов, сокол мой, не говорили здравниц... Отдали меня чужому, по воде женили... Но я всегда была женой тебе. Всегда была суженой... Даже когда потеряла тебя. Теперь мы всегда будем вместе, радость моя, теперь никогда не расстанемся... – нежно шептала Изольда.
У меня предательски защипало глаза и, чтобы не показать, что плачу, я начала собирать на берегу какие-то камушки. Но Стеллу не так-то просто было провести, да и у неё самой сейчас глаза тоже были «на мокром месте»...
– Как грустно, правда? Она ведь не живёт здесь... Разве она не понимает?.. Или, думаешь, она останется с ним?.. – малышка прямо ёрзала на месте, так сильно ей хотелось тут же «всё-всё» знать.
У меня роились в голове десятки вопросов к этим двоим, безумно счастливым, не видящим ничего вокруг, людям. Но я знала наверняка, что не сумею ничего спросить, и не смогу потревожить их неожиданное и такое хрупкое счастье...
– Что же будем делать? – озабочено спросила Стелла. – Оставим её здесь?
– Это не нам решать, думаю... Это её решение и её жизнь, – и, уже обращаясь к Изольде, сказала. – Простите меня, Изольда, но мы хотели бы уже пойти. Мы можем вам ещё как-то помочь?
– Ой, девоньки мои дорогие, а я и забыла!.. Вы уж простите меня!..– хлопнула в ладошки стыдливо покрасневшая девушка. – Тристанушка, это их благодарить надо!.. Это они привели меня к тебе. Я и раньше приходила, как только нашла тебя, но ты не мог слышать меня... И тяжело это было. А с ними столько счастья пришло!
Тристан вдруг низко-низко поклонился:
– Благодарю вас, славницы... за то, что счастье моё, мою Льдинушку мне вернули. Радости вам и добра, небесные... Я ваш должник на веки вечные... Только скажите.
У него подозрительно блестели глаза, и я поняла, что ещё чуть-чуть – и он заплачет. Поэтому, чтобы не ронять (и так сильно битую когда-то!) его мужскую гордость, я повернулась к Изольде и как можно ласковее сказала:
– Я так понимаю, вы хотите остаться?
Она грустно кивнула.
– Тогда, посмотрите внимательно на вот это... Оно поможет вам здесь находиться. И облегчит надеюсь... – я показала ей свою «особую» зелёную защиту, надеясь что с ней они будут здесь более или менее в безопасности. – И ещё... Вы, наверное, поняли, что и здесь вы можете создавать свой «солнечный мир»? Думаю ему (я показала на Тристана) это очень понравится...
Изольда об этом явно даже не подумала, и теперь просто засияла настоящим счастьем, видимо предвкушая «убийственный» сюрприз...
Вокруг них всё засверкало весёлыми цветами, море заблестело радугами, а мы, поняв, что с ними точно будет всё хорошо, «заскользили» обратно, в свой любимый Ментальный этаж, чтобы обсудить свои возможные будущие путешествия...

Как и всё остальное «интересненькое», мои удивительные прогулки на разные уровни Земли, понемногу становились почти что постоянными, и сравнительно быстро угодили на мою «архивную» полочку «обычных явлений». Иногда я ходила туда одна, огорчая этим свою маленькую подружку. Но Стелла, даже она если чуточку и огорчалась, никогда ничего не показывала и, если чувствовала, что я предпочитаю остаться одна, никогда не навязывала своё присутствие. Это, конечно же, делало меня ещё более виноватой по отношению к ней, и после своих маленьких «личных» приключений я оставалась погулять с ней вместе, что, тем же самым, уже удваивало нагрузку на моё ещё к этому не совсем привыкшее физическое тело, и домой я возвращалась измученная, как до последней капли выжатый, спелый лимон... Но постепенно, по мере того, как наши «прогулки» становились всё длиннее, моё, «истерзанное» физическое тело понемногу к этому привыкало, усталость становилась всё меньше, и время, которое требовалось для восстановления моих физических сил, становилось намного короче. Эти удивительные прогулки очень быстро затмили всё остальное, и моя повседневная жизнь теперь казалась на удивление тусклой и совершенно неинтересной...
Конечно же, всё это время я жила своей нормальной жизнью нормального ребёнка: как обычно – ходила в школу, участвовала во всех там организуемых мероприятиях, ходила с ребятами в кино, в общем – старалась выглядеть как можно более нормальной, чтобы привлекать к своим «необычным» способностям как можно меньше ненужного внимания.
Некоторые занятия в школе я по-настоящему любила, некоторые – не очень, но пока что все предметы давались мне всё ещё достаточно легко и больших усилий для домашних заданий не требовали.
Ещё я очень любила астрономию... которая, к сожалению, у нас пока ещё не преподавалась. Дома у нас имелись всевозможные изумительно иллюстрированные книги по астрономии, которую мой папа тоже обожал, и я могла целыми часами читать о далёких звёздах, загадочных туманностях, незнакомых планетах... Мечтая когда-нибудь хотя бы на один коротенький миг, увидеть все эти удивительные чудеса, как говорится, живьём... Наверное, я тогда уже «нутром» чувствовала, что этот мир намного для меня ближе, чем любая, пусть даже самая красивая, страна на нашей Земле... Но все мои «звёздные» приключения тогда ещё были очень далёкими (я о них пока ещё даже не предполагала!) и поэтому, на данном этапе меня полностью удовлетворяли «гуляния» по разным «этажам» нашей родной планеты, с моей подружкой Стеллой или в одиночку.
Бабушка, к моему большому удовлетворению, меня в этом полностью поддерживала, таким образом, уходя «гулять», мне не нужно было скрываться, что делало мои путешествия ещё более приятными. Дело в том, что, для того, чтобы «гулять» по тем же самым «этажам», моя сущность должна была выйти из тела, и если кто-то в этот момент заходил в комнату, то находил там презабавнейшую картинку... Я сидела с открытыми глазами, вроде бы в полностью нормальном состоянии, но не реагировала ни на какое ко мне обращение, не отвечала на вопросы и выглядела совершенно и полностью «замороженной». Поэтому бабушкина помощь в такие минуты была просто незаменимой. Помню однажды в моём «гуляющем» состоянии меня нашёл мой тогдашний друг, сосед Ромас... Когда я очнулась, то увидела перед собой совершенно ошалевшее от страха лицо и круглые, как две огромные голубые тарелки, глаза... Ромас меня яростно тряс за плечи и звал по имени, пока я не открыла глаза...
– Ты что – умерла что ли?!.. Или это опять какой-то твой новый «эксперимент»? – чуть ли не стуча с перепугу зубами, тихо прошипел мой друг.
Хотя, за все эти годы нашего общения, уж его-то точно трудно было чем-то удивить, но, видимо, открывшаяся ему в этот момент картинка «переплюнула» самые впечатляющие мои ранние «эксперименты»... Именно Ромас и рассказал мне после, как пугающе со стороны выглядело такое моё «присутствие»...
Я, как могла, постаралась его успокоить и кое-как объяснить, что же такое «страшное» со мной здесь происходило. Но как бы я его бедного не успокаивала, я была почти стопроцентно уверенна, что впечатление от увиденного останется в его мозгу ещё очень и очень надолго...
Поэтому, после этого смешного (для меня) «инцидента», я уже всегда старалась, чтобы, по возможности, никто не заставал меня врасплох, и никого не пришлось бы так бессовестно ошарашивать или пугать... Вот потому-то бабушкина помощь так сильно мне и была необходима. Она всегда знала, когда я в очередной раз шла «погулять» и следила, чтобы никто в это время, по возможности, меня не беспокоил. Была и ещё одна причина, по которой я не очень любила, когда меня насильно «вытаскивали» из моих «походов» обратно – во всём моём физическом теле в момент такого «быстрого возвращения» чувствовалось ощущение очень сильного внутреннего удара и это воспринималось весьма и весьма болезненно. Поэтому, такое резкое возвращение сущности обратно в физическое тело было очень для меня неприятно и совершенно нежелательно.
Так, в очередной раз гуляя со Стеллой по «этажам», и не находя чем заняться, «не подвергая при этом себя большой опасности», мы наконец-то решили «поглубже» и «посерьёзнее» исследовать, ставший для неё уже почти что родным, Ментальный «этаж»...
Её собственный красочный мир в очередной раз исчез, и мы как бы «повисли» в сверкающем, припорошенном звёздными бликами воздухе, который, в отличие от обычного «земного», был здесь насыщенно «плотным» и постоянно меняющимся, как если бы был наполнен миллионами малюсеньких снежинок, которые искрились и сверкали в морозный солнечный день на Земле... Мы дружно шагнули в эту серебристо-голубую мерцающую «пустоту», и тут же уже привычно под нашими стопами появилась «тропинка»... Вернее, не просто тропинка, а очень яркая и весёлая, всё время меняющаяся дорожка, которая была создана из мерцающих пушистых серебристых «облачков»... Она сама по себе появлялась и исчезала, как бы дружески приглашая по ней пройтись. Я шагнула на сверкающее «облачко» и сделала несколько осторожных шагов... Не чувствовалось ни движения, ни малейшего для него усилия, только лишь ощущение очень лёгкого скольжения в какой-то спокойной, обволакивающей, блистающей серебром пустоте... Следы тут же таяли, рассыпаясь тысячами разноцветных сверкающих пылинок... и появлялись новые по мере того, как я ступала по этой удивительной и полностью меня очаровавшей «местной земле»....
Вдруг, во всей этой глубокой, переливающейся серебристыми искрами тишине появилась странная прозрачная ладья, а в ней стояла очень красивая молодая женщина. Её длинные золотистые волосы то мягко развевались, как будто тронутые дуновением ветерка, то опять застывали, загадочно сверкая тяжёлыми золотыми бликами. Женщина явно направлялась прямо к нам, всё так же легко скользя в своей сказочной ладье по каким-то невидимым нами «волнам», оставляя за собой длиннющие, вспыхивающие серебряными искрами развевающиеся хвосты... Её белое лёгкое платье, похожее на мерцающую тунику, также – то развевалось, то плавно опускалось, спадая мягкими складками вниз, и делая незнакомку похожей на дивную греческую богиню.
– Она всё время здесь плавает, ищет кого-то – прошептала Стелла.
– Ты её знаешь? Кого она ищет? – не поняла я.
– Я не знаю, но я её видела много раз.
– Ну, так давай спросим? – уже освоившись на «этажах», храбро предложила я.
Женщина «подплыла» ближе, от неё веяло грустью, величием и теплом.
– Я Атенайс, – очень мягко, мысленно произнесла она. – Кто вы, дивные создания?