Макдональд, Джеймс Рамсей

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Джеймс Рамсей Макдональд
англ. James Ramsay MacDonald<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Джеймс Рамсей Макдональд</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

58-й Премьер-министр Великобритании
5 июня 1929 — 7 июня 1935
Монарх: Георг V
Предшественник: Стэнли Болдуин
Преемник: Стэнли Болдуин
56-й Премьер-министр Великобритании
22 января 1924 — 4 ноября 1924
Монарх: Георг V
Предшественник: Стэнли Болдуин
Преемник: Стэнли Болдуин
48-й Министр иностранных дел Великобритании
22 января 1924 — 3 ноября 1924
Монарх: Георг V
Предшественник: Джордж Натаниэл Кёрзон
Преемник: Остин Чемберлен
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 12 октября 1866(1866-10-12)
Лоссимут, Шотландия
Смерть: 9 ноября 1937(1937-11-09) (71 год)
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Место погребения: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Династия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Мать: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Супруг: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Дети: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Партия: Лейбористская партия, Национальная лейбористская организация
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Джеймс Рамсей (Рамси) Макдональд (англ. James Ramsay MacDonald; 12 октября 1866, Лоссимут, Шотландия — 9 ноября 1937) — британский политический и государственный деятель, трижды занимал пост 48-го, 56-го и 58-го премьер-министра Великобритании в 1924, 19291931 и 19311935 годах (в 1931 году подал в отставку с поста главы кабинета лейбористов и в тот же день был назначен главой коалиционного правительства). Один из лидеров и основателей Лейбористской партии. В годы Великой депрессии (1931—1935) сформировал коалиционное правительство с консерваторами, отдав последним большинство мест в кабинете, за что был исключен из Лейбористской партии.







Биография

Макдональд был незаконнорождённым ребёнком. Родился в Лоссимуте в Шотландии. Окончил начальную, а затем и среднюю школу. В своей средней школе он некоторое время работал учителем. В 1885 году Макдональд стал членом Социал-демократической федерации. В 1886 году переехал в Лондон, где стал счетоводом. 13 ноября 1887 года Макдональд стал очевидцем «Кровавого воскресенья» (англ.), после чего выступил в печати с памфлетом. Некоторое время Макдональд также интересовался шотландской политикой в среде шотландцев в Лондоне и выступал в поддержку Home Rule для Шотландии. Одновременно Макдональд получал вечернее образование в Birkbeck Literary and Scientific Institution (en), однако незадолго до экзаменов ему пришлось отказаться от получения образования из-за нервного истощения.

В 1892 году Макдональд стал секретарём торговца чаем Томаса Лоу, который вскоре был избран в Палату общин от Либеральной партии. Вскоре, однако, Макдональд покинул Лоу и присоединился к Лейбористской предвыборной ассоциации. Также он стал членом Фабианского общества. В 1894 году Макдональд вступил в Независимую лейбористскую партию и вскоре стал одним из её руководителей. На выборах 1895 и 1900 Макдональд дважды потерпел поражение. В 1900 году он стал секретарём Комитета рабочего представительства, которому удалось провести в Палату общин двух своих депутатов. В 1906 году, когда КРП объединился с несколькими более мелкими организациями в Лейбористскую партию, Макдональд был избран в Палату общин. В 1907 году был гостем V съезда РСДРП.

В 1911 году Макдональд стал формальным председателем Лейбористской партии, но пробыл на этом посту недолго. 5 августа 1914 года, вскоре после начала Первой мировой войны и на следующий день после вступления Великобритании в войну, пацифист Макдональд уступил своё место Артуру Хендерсону. Макдональд за время войны утратил прежнюю популярность, и в 1918 году даже не был переизбран в Палату общин от своего округа. На чрезвычайно успешных для лейбористов выборах 1922 года (количество поданных за кандидатов партии голосов выросло почти вдвое, а количество мест в Палате общин — почти в 3 раза) Макдональд был избран от одного из промышленных округов Уэльса. В том же году Макдональд стал полноправным лидером лейбористов и вёл их на досрочных выборах 1923 года. На них партия ещё больше укрепила свои позиции и впервые в истории получила возможность сформировать правительство. 22 января 1924 года Макдональд стал первым премьер-министром Великобритании от лейбористов.

Первое премьерство

Файл:(James) Ramsay MacDonald by Solomon Joseph Solomon.jpg
Портрет Джеймса Макдональда работы Соломона Соломона, 1911.

Хотя лейбористы не располагали большинством в Палате общин, именно они заняли министерские посты. Сам Макдональд дополнительно взял портфель министра иностранных дел, поскольку видел одной из важнейших задачей своего премьерства урегулирование последствий Первой мировой войны в Европе.

Под руководством Макдональда был окончательно установлен порядок выплаты Германией репараций странам-победителям. В августе 1924 года в Лондоне состоялась конференция, на которой было положено начало плану Дауэса. Макдональд также сыграл важную роль в урегулировании Рурского конфликта, связанного с оккупацией Рурской области Францией и Бельгией. Кроме того, его правительство признало СССР — соответствующая нота была направлена уже 1 февраля 1924 года[1]. В области внутренней политики важным достижением лейбористов стало принятие закона о поощрении строительства местными властями жилья для низкоквалифицированных рабочих, благодаря чему в Великобритании было улучшено положение с жильём.

Правительство Макдональда было вынуждено уйти в отставку из-за распространившихся после дела Кэмпбелла (en) обвинений в покровительстве лейбористов левым радикалам. Объединившиеся против лейбористов либералы и консерваторы располагали бо́льшим числом депутатских мест в Палате общин, что привело к невозможности дальнейшего существования правительства. Кроме того, 25 октября (за 4 дня до выборов) в печати появилось «Письмо Зиновьева» (как было установлено позже, оно являлось фальсификацией), в котором содержался призыв к ведению подрывной работы в армии и флоте. Письмо стало одним из важным факторов уменьшения парламентской фракции лейбористов со 191 места до 151 на досрочных выборах 29 октября и формирования консервативного правительства Стэнли Болдуина. В то же время, за лейбористов на этих выборах было подано на миллион голосов больше, но из-за существования в Великобритании мажоритарной избирательной системы это увеличение не принесло лейбористам никакой выгоды.

Главным достижением первого правительства Макдональда явилось осознание британцами того, что лейбористы не намерены вести радикальные преобразования, а готовы действовать ради всеобщего блага. В то же время, скованные недостаточной поддержкой населения и недостатком мест в Палате общин, лейбористы не смогли осуществить многое из декларированного ими ранее — в частности, не была проведена широкая национализация и программа общественных работ.

Второе премьерство

На выборах в 1929 большинство мест получили лейбористы, и Макдональд вновь занял пост премьер-министра. Макдональду не удалось отменить закон 1927 о запрещении стачек и ввести 7-часовой рабочий день для шахтеров. Лишь частично были выполнены обещания о жилищном строительстве для рабочих, незначительно расширен круг лиц, получавших пособие, несколько повышен размер самих пособий. Макдональд попытался предотвратить рост национально-освободительного движения в Индии, созвав в 1930—1932 конференции «круглого стола» в Лондоне, на которых обсуждался вопрос о новом конституционном устройстве Индии. В то же время по отношению к доминионам правительству Макдональда пришлось пойти на серьезные уступки, что нашло выражение в принятии Вестминстерского статута 1931. В международных отношениях он продолжал проводить политику поддержания мира, в первую очередь заключив в апреле 1930 Лондонский договор об ограничении и сокращении морских вооружений, а также (в рамках этого договора) отдельное соглашение между Великобританией, США и Японией об ограничении морских вооружений.

В 1931 из-за серьезных финансовых трудностей, с которыми не смогло справиться лейбористское правительство, Макдональд вместе с несколькими лейбористскими лидерами вышел из партии и сформировал в августе т. н. национальное правительство совместно с консерваторами и частью либералов. Макдональд и его сторонники были исключены из лейбористской партии и на выборах в октябре 1931 года баллотировались от созданной ими Национальной лейбористской организации, которая смогла получить 13 мандатов. Консерваторы одержали убедительную победу, получив 473 из 616 мест. Макдональд оставался на посту премьер-министра до 1935, хотя его позиции ослабли, и реальная власть перешла к лидеру консерваторов Стэнли Болдуину, занимавшему пост лорда-председателя Совета. В июне 1935 года Болдуин стал премьером официально, Макдональд занял пост лорда-председателя Совета (который занимал до мая 1937 года), а сын Макдональда Малкольм стал министром по делам колоний.

Умер Макдональд по пути в Южную Америку 9 ноября 1937.

Семья

В 1896 году Макдональд женился на Маргарет Гладстон. У них были 6 детей. Жена умерла в 1911 году. Сын Малькольм стал известным политиком.

Напишите отзыв о статье "Макдональд, Джеймс Рамсей"

Примечания

  1. [http://www.hrono.info/dokum/192_dok/19240201noty.html Обмен нотами между Правительством СССР и Правительством Великобритании о признании СССР де-юре Великобританией]

Литература

  • Kevin Morgan. [http://books.google.com/books?id=E0ubhRtZ13kC Ramsay MacDonald. 20 British prime ministers of the 20th century]. — Haus Publishing, 2006. — 157 p. — ISBN 9781904950615. (англ.)

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Макдональд, Джеймс Рамсей

Кареты давно уже не было видно, а бедный Аксель всё ещё стоял и смотрел им вслед, от безысходности изо всех сил сжимая кулаки. По его мертвенно-бледному лицу скупо катились злые мужские слёзы...
– Это конец уже... знаю, это конец уже...– тихо произнёс он.
– А с ними что-то случится? Почему они убегают? – не понимая происходящего, спросила я.
– О, да!.. Их сейчас поймают очень плохие люди и посадят в тюрьму... даже мальчика.
– А где ты видишь здесь мальчика? – удивилась я.
– Так он же просто переодетый в девочку! Разве ты не поняла?..
Я отрицательно покачала головой. Пока я ещё вообще почти что ничего здесь не понимала – ни про королевский побег, ни про «плохих людей», но решила просто смотреть дальше, ничего больше не спрашивая.
– Эти плохие люди обижали короля и королеву, и хотели их захватить. Вот они и пытались бежать. Аксель им всё устроил... Но когда ему было приказано их оставить, карета поехала медленнее, потому что король устал. Он даже вышел из кареты «подышать воздухом»... вот тут его и узнали. Ну и схватили, конечно же...

Погром в Версале Арест королевской семьи

Страх перед происходящим... Проводы Марии-Антуанетты в Темпль

Стелла вздохнула... и опять перебросила нас в очередной «новый эпизод» этой, уже не такой счастливой, но всё ещё красивой истории...
На этот раз всё выглядело зловещим и даже пугающим.
Мы оказались в каком-то тёмном, неприятном помещении, как будто это была самая настоящая злая тюрьма. В малюсенькой, грязной, сырой и зловонной комнатке, на деревянной лежанке с соломенным тюфяком, сидела измученная страданием, одетая в чёрное, худенькая седовласая женщина, в которой было совершенно невозможно узнать ту сказочно красивую, всегда улыбающуюся чудо-королеву, которую молодой Аксель больше всего на свете любил...

Мария-Антуанетта в Темпле

Он находился в той же комнатке, совершенно потрясённый увиденным и, ничего не замечая вокруг, стоял, преклонив колено, прижавшись губами к её, всё ещё прекрасной, белой руке, не в состоянии вымолвить ни слова... Он пришёл к ней совершенно отчаявшись, испробовав всё на свете и потеряв последнюю надежду её спасти... и всё же, опять предлагал свою, почти уже невозможную помощь... Он был одержим единственным стремлением: спасти её, несмотря ни на что... Он просто не мог позволить ей умереть... Потому, что без неё закончилась бы и его, уже ненужная ему, жизнь...
Они смотрели молча друг на друга, пытаясь скрыть непослушные слёзы, которые узкими дорожками текли по щекам... Не в силах оторвать друг от друга глаз, ибо знали, что если ему не удастся ей помочь, этот взгляд может стать для них последним...
Лысый тюремщик разглядывал разбитого горем гостя и, не собираясь отворачиваться, с интересом наблюдал разворачивавшуюся перед ним грустную сцену чужой печали...
Видение пропало и появилось другое, ничем не лучше прежнего – жуткая, орущая, вооружённая пиками, ножами и ружьями, озверевшая толпа безжалостно рушила великолепный дворец...

Версаль...

Потом опять появился Аксель. Только на этот раз он стоял у окна в какой-то очень красивой, богато обставленной комнате. А рядом с ним стояла та же самая «подруга его детства» Маргарита, которую мы видели с ним в самом начале. Только на этот раз вся её заносчивая холодность куда-то испарилась, а красивое лицо буквально дышало участием и болью. Аксель был смертельно бледным и, прижавшись лбом к оконному стеклу, с ужасом наблюдал за чем-то происходящим на улице... Он слышал шумевшую за окном толпу, и в ужасающем трансе громко повторял одни и те же слова:
– Душа моя, я так и не спас тебя... Прости меня, бедная моя... Помоги ей, дай ей сил вынести это, Господи!..
– Аксель, пожалуйста!.. Вы должны взять себя в руки ради неё. Ну, пожалуйста, будьте благоразумны! – с участием уговаривала его старая подруга.
– Благоразумие? О каком благоразумии вы говорите, Маргарита, когда весь мир сошёл с ума?!.. – закричал Аксель. – За что же её? За что?.. Что же такого она им сделала?!.
Маргарита развернула какой-то маленький листик бумаги и, видимо, не зная, как его успокоить, произнесла:
– Успокойтесь, милый Аксель, вот послушайте лучше:
– «Я люблю вас, мой друг... Не беспокойтесь за меня. Мне не достаёт лишь ваших писем. Возможно, нам не суждено свидеться вновь... Прощайте, самый любимый и самый любящий из людей...».
Это было последнее письмо королевы, которое Аксель прочитывал тысячи раз, но из чужих уст оно звучало почему-то ещё больнее...
– Что это? Что же там такое происходит? – не выдержала я.
– Это красивая королева умирает... Её сейчас казнят. – Грустно ответила Стелла.
– А почему мы не видим? – опять спросила я.
– О, ты не хочешь на это смотреть, верь мне. – Покачала головкой малышка. – Так жаль, она такая несчастная... Как же это несправедливо.
– Я бы всё-таки хотела увидеть... – попросила я.
– Ну, смотри... – грустно кивнула Стелла.
На огромной площади, битком набитой «взвинченным» народом, посередине зловеще возвышался эшафот... По маленьким, кривым ступенькам на него гордо поднималась смертельно бледная, очень худая и измученная, одетая в белое, женщина. Её коротко остриженные светлые волосы почти полностью скрывал скромный белый чепчик, а в усталых, покрасневших от слёз или бессонницы глазах отражалась глубокая беспросветная печаль...

Чуть покачиваясь, так как, из-за туго завязанных за спиной рук, ей было сложно держать равновесие, женщина кое-как поднялась на помост, всё ещё, из последних сил пытаясь держаться прямо и гордо. Она стояла и смотрела в толпу, не опуская глаз и не показывая, как же по-настоящему ей было до ужаса страшно... И не было никого вокруг, чей дружеский взгляд мог бы согреть последние минуты её жизни... Никого, кто своим теплом мог бы помочь ей выстоять этот ужасающий миг, когда её жизнь должна была таким жестоким путём покинуть её...
До этого бушевавшая, возбуждённая толпа вдруг неожиданно смолкла, как будто налетела на непреодолимое препятствие... Стоявшие в передних рядах женщины молча плакали. Худенькая фигурка на эшафоте подошла к плахе и чуть споткнувшись, больно упала на колени. На несколько коротких секунд она подняла к небу своё измученное, но уже умиротворённое близостью смерти лицо... глубоко вздохнула... и гордо посмотрев на палача, положила свою уставшую голову на плаху. Плачь становился громче, женщины закрывали детям глаза. Палач подошёл к гильотине....
– Господи! Нет!!! – душераздирающе закричал Аксель.
В тот же самый миг, в сером небе из-за туч вдруг выглянуло солнышко, будто освещая последний путь несчастной жертвы... Оно нежно коснулось её бледной, страшно исхудавшей щеки, как бы ласково говоря последнее земное «прости». На эшафоте ярко блеснуло – тяжёлый нож упал, разбрасывая яркие алые брызги... Толпа ахнула. Белокурая головка упала в корзину, всё было кончено... Красавица королева ушла туда, где не было больше боли, не было издевательств... Был только покой...

Вокруг стояла смертельная тишина. Больше не на что было смотреть...
Так умерла нежная и добрая королева, до самой последней минуты сумевшая стоять с гордо поднятой головой, которую потом так просто и безжалостно снёс тяжёлый нож кровавой гильотины...
Бледный, застывший, как мертвец, Аксель смотрел невидящими глазами в окно и, казалось, жизнь вытекала из него капля за каплей, мучительно медленно... Унося его душу далеко-далеко, чтобы там, в свете и тишине, навечно слиться с той, которую он так сильно и беззаветно любил...
– Бедная моя... Душа моя... Как же я не умер вместе с тобой?.. Всё теперь кончено для меня... – всё ещё стоя у окна, помертвевшими губами шептал Аксель.
Но «кончено» для него всё будет намного позже, через каких-нибудь двадцать долгих лет, и конец этот будет, опять же, не менее ужасным, чем у его незабвенной королевы...
– Хочешь смотреть дальше? – тихо спросила Стелла.
Я лишь кивнула, не в состоянии сказать ни слова.
Мы увидели уже другую, разбушевавшуюся, озверевшую толпу людей, а перед ней стоял всё тот же Аксель, только на этот раз действие происходило уже много лет спустя. Он был всё такой же красивый, только уже почти совсем седой, в какой-то великолепной, очень высокозначимой, военной форме, выглядел всё таким же подтянутым и стройным.

И вот, тот же блестящий, умнейший человек стоял перед какими-то полупьяными, озверевшими людьми и, безнадёжно пытаясь их перекричать, пытался что-то им объяснить... Но никто из собравшихся, к сожалению, слушать его не хотел... В бедного Акселя полетели камни, и толпа, гадкой руганью разжигая свою злость, начала нажимать. Он пытался от них отбиться, но его повалили на землю, стали зверски топтать ногами, срывать с него одежду... А какой-то верзила вдруг прыгнул ему на грудь, ломая рёбра, и не задумываясь, легко убил ударом сапога в висок. Обнажённое, изуродованное тело Акселя свалили на обочину дороги, и не нашлось никого, кто в тот момент захотел бы его, уже мёртвого, пожалеть... Вокруг была только довольно хохочущая, пьяная, возбуждённая толпа... которой просто нужно было выплеснуть на кого-то свою накопившуюся животную злость...
Чистая, исстрадавшаяся душа Акселя, наконец-то освободившись, улетела, чтобы соединиться с той, которая была его светлой и единственной любовью, и ждала его столько долгих лет...
Вот так, опять же, очень жестоко, закончил свою жизнь нам со Стеллой почти незнакомый, но ставший таким близким, человек, по имени Аксель, и... тот же самый маленький мальчик, который, прожив всего каких-то коротеньких пять лет, сумел совершить потрясающий и единственный в своей жизни подвиг, коим мог бы честно гордиться любой, живущий на земле взрослый человек...
– Какой ужас!.. – в шоке прошептала я. – За что его так?
– Не знаю... – тихо прошептала Стелла. – Люди почему-то были тогда очень злые, даже злее чем звери... Я очень много смотрела, чтобы понять, но не поняла... – покачала головкой малышка. – Они не слушали разум, а просто убивали. И всё красивое зачем-то порушили тоже...
– А как же дети Акселя или жена? – опомнившись после потрясения, спросила я.
– У него никогда не было жены – он всегда любил только свою королеву, – со слезами на глазах сказала малышка Стелла.

И тут, внезапно, у меня в голове как бы вспыхнула вспышка – я поняла кого мы со Стеллой только что видели и за кого так от души переживали!... Это была французская королева, Мария-Антуанетта, о трагической жизни которой мы очень недавно (и очень коротко!) проходили на уроке истории, и казнь которой наш учитель истории сильно одобрял, считая такой страшный конец очень «правильным и поучительным»... видимо потому, что он у нас в основном по истории преподавал «Коммунизм»...
Несмотря на грусть происшедшего, моя душа ликовала! Я просто не могла поверить в свалившееся на меня, неожиданное счастье!.. Ведь я столько времени этого ждала!.. Это был первый раз, когда я наконец-то увидела что-то реальное, что можно было легко проверить, и от такой неожиданности я чуть ли не запищала от охватившего меня щенячьего восторга!.. Конечно же, я так радовалась не потому, что не верила в то, что со мной постоянно происходило. Наоборот – я всегда знала, что всё со мной происходящее – реально. Но видимо мне, как и любому обычному человеку, и в особенности – ребёнку, всё-таки иногда нужно было какое-то, хотя бы простейшее подтверждение того, что я пока что ещё не схожу с ума, и что теперь могу сама себе доказать, что всё, со мной происходящее, не является просто моей больной фантазией или выдумкой, а реальным фактом, описанным или виденным другими людьми. Поэтому-то такое открытие для меня было настоящим праздником!..