Марцелл I

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Марцелл I
лат. Marcellus I<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Марцелл I</td></tr>
30-й папа римский
27 мая 308 — 16 января 309
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Марцеллин
Преемник: Евсевий
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 255(0255)
Рим, Римская империя
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Марце́лл, Марке́лл (лат. Marcellus I; ? — 16 января 309) — епископ римский с 27 мая 308 по 16 января 309 года. Обличал императора Галерия за жестокое отношение к христианам, был избит и сделан скотником. Будучи тайно освобождён, занялся поиском мощей. При Максенции был вновь схвачен и отправлен на скотный двор, где и умер[1]. С именем папы Марцелла связаны имена ряда христианских святых, пострадавших в Риме в то время: диаконов Кириака и Сисиния, мученика Сатурнина и других. Мощи святого почивают в Риме, в храме Сан-Марчелло-аль-Корсо.









Понтификат

В течение некоторого времени после смерти папы Марцеллина в 304 году гонения императора Диоклетиана против христиан продолжились. После отречения Диоклетиана в 305 году и провозглашения цезарем Максенция в октябре следующего года христиане Рима получили относительный мир. Тем не менее, прошло почти два года, прежде чем новый епископ Рима был избран. В 308 году, в соответствии с "Catalogus Liberianus", папа Марцелл впервые вошел в свой кабинет [2] . Марцелл застал Церковь в состоянии сильной растерянности. Молитвенные дома и некоторые кладбища были конфискованы, а деятельность Церкви была прервана. В дополнение к этому, возникли разногласия внутри самой Церкви, вызванные большим количеством отступников, которые желали вернуться в лоно Церкви.

Согласно Liber Pontificalis, Марцелл разделил территориальную администрацию Церкви на двадцать пять округов (tituli), назначив в каждый пресвитера, который организовывал крещение и принимал покаяние отступников. Пресвитер был также ответственным за захоронения умерших и празднования памяти мучеников. Папа также заложил новые захоронения христиан, в частности, в Coemeterium Novellœ на Соляной дороге (напротив Катакомб Святой Присциллы).

Марцелл при Максенции был арестован и отправлен на скотный двор, где и умер. Это произошло в конце 308 или начале 309 года.

Почитание

Его праздник отмечается 16 января, в соответствии с "Depositio episcoporum". Однако неизвестно, является ли это дата датой его смерти или погребения его останков. Он был похоронен в катакомбах святой Присциллы.

Напишите отзыв о статье "Марцелл I"

Примечания

Литература

  • Liber Pontificalis, ed. Louis Duchesne, I, 164–6; cf. Introduction, xcix–c; Acta SS., January, II, 369
  • Joseph Langen, Geschichte der Römischen Kirche I, 379 sqq.
  • Paul Allard, Histoire des persécutions, V, 122–4
  • Louis Duchesne, Histoire ancienne de l'Église, II, 95–7.

Отрывок, характеризующий Марцелл I

Я стояла совершенно потрясённая, как это было почти всегда после очередного рассказа Севера...
Неужели тот малюсенький, только что родившийся мальчик был знаменитейшим Жаком де Молэй?!. Сколько разных преразных легенд слышала я об этом загадочном человеке!.. Сколько чудес было связано с его жизнью в полюбившихся мне когда-то рассказах!
(К сожалению, до наших дней не дошли чудесные легенды об этом загадочном человеке... Его, как и Радомира, сделали слабым, трусливым и бесхарактерным магистром, «не сумевшим» сберечь свой великий Орден...)
– Сможешь ли рассказать о нём чуть поподробнее, Север? Был ли он столь сильным пророком и чудотворцем, как рассказывал мне когда-то отец?..
Улыбнувшись моей нетерпеливости, Север утвердительно кивнул.
– Да, я расскажу тебе о нём, Изидора... Я знал его много лет. И множество раз говорил с ним. Я очень любил этого человека... И очень по нему тосковал.
Я не спросила, почему же он не помог ему во время казни? В этом не было смысла, так как я заранее знала его ответ.
– Ты – что?!! Ты говорил с ним?!. Пожалуйста, ты ведь расскажешь мне об этом, Север?!. – Воскликнула я.
Знаю, своим восторгом я была похожа на дитя... Но это не имело значения. Север понимал, как важен был для меня его рассказ, и терпеливо помогал мне.
– Только я хотела бы сперва узнать, что стало с его матерью и Катарами. Знаю, что они погибли, но я хотела бы это увидеть своими глазами... Помоги мне, пожалуйста, Север.
И опять реальность исчезла, возвращая меня в Монтсегюр, где проживали свои последние часы чудесные смелые люди – ученики и последователи Магдалины...

Катары.
Эсклармонд тихо лежала на кровати. Её глаза были закрыты, казалось, она спала, измученная потерями... Но я чувствовала – это была всего лишь защита. Она просто хотела остаться одна со своей печалью... Её сердце бесконечно страдало. Тело отказывалось повиноваться... Всего лишь какие-то считанные мгновения назад её руки держали новорождённого сынишку... Обнимали мужа… Теперь же они ушли в неизвестность. И никто не мог с уверенностью сказать, удастся ли им уйти от ненависти «охотников», заполонивших подножье Монтсегюра. Да и всю долину, сколько охватывал глаз... Крепость была последним оплотом Катар, после неё уже ничего не оставалось. Они потерпели полное поражение... Измученные голодом и зимними холодами, они были беспомощны против каменного «дождя» катапульт, с утра до ночи сыпавшихся на Монтсегюр.

– Скажи, Север, почему Совершенные не защищались? Ведь, насколько мне известно, никто лучше них не владел «движением» (думаю, имеется в виду телекинез), «дуновением» и ещё очень многим другим. Почему они сдались?!
– На это есть свои причины, Изидора. В самые первые нападения крестоносцев Катары ещё не сдавались. Но после полного уничтожения городов Алби, Безье, Минервы и Лавура, в которых погибли тысячи мирных жителей, церковь придумала ход, который просто не мог не сработать. Перед тем, как напасть, они объявляли Совершенным, что если они сдадутся, то не будет тронут ни один человек. И, конечно же, Катары сдавались... С того дня начали полыхать по всей Окситании костры Совершенных. Людей, посвятивших всю свою жизнь Знанию, Свету и Добру, сжигали, как мусор, превращая красавицу Окситанию в выжженную кострами пустыню.
Смотри, Изидора... Смотри, если желаешь увидеть правду...