Марцелл II

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Марцелл II
Marcellus PP. II<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Марцелл II</td></tr>
222-й папа римский
9 апреля — 1 мая 1555
Интронизация: 10 апреля 1555
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Юлий III
Преемник: Павел IV
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Марчелло Червини
Оригинал имени
при рождении:
Marcello Cervini
Рождение: 6 мая 1501(1501-05-06)
Монтефано, Папская область (ныне — в регионе Марке)
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: 1535
Епископская хиротония: 10 апреля 1555
Кардинал с: 19 декабря 1539
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Марце́лл II (лат. Marcellus PP. II; в миру Марчелло Червини, итал. Marcello Cervini; 6 мая 1501, Монтефано, Папская область — 1 мая 1555, Рим) — папа римский с 9 апреля по 1 мая 1555 года.







Ранние годы

Марчелло родился в 6 мая 1501 года в Монтефано[1] и был сыном Рикардо Червини, который был казначеем епископской кафедры в Анконе[2]. У Марчелло было две сводных брата — Алессандро и Ромуло[3]. Одна из его сестер, Синтия Червини, вышла за Винченцо Беллармина и стала матерью Роберто Беллармина.

Марчелло учился в Сиене и Флоренции, где он в совершенстве овладел латынью, греческим и итальянским. Он также получил степени по юриспруденции, философии и математике. Поражали его познания и осведомлённость во всех областях науки, начиная от выращивания деревьев и искусства гравировки до астрономии, математики и архитектуры, что особенно восхищало Микеланджело. Его отец был любителем астрологии и обнаружив, что гороскоп сына предвещает ему высокие церковные должности, направил молодого Червини по духовной линии[4].

Священник

После обучения в Сиене Червини отправился в Рим в составе делегации из Флоренции, чтобы поздравить нового папу с избранием. Его отец и папа Климент VII были друзьями, и Марчелло стал папским нотариусом. В 1527 году он бежал домой после разграбления Рима, но в конце концов вернулся и был доставлен в дом кардинала Алессандро Фарнезе-старшего. В 1535 году Червини был рукоположен в сан священника.

Кардинал

Файл:PopeMarcellusII.jpg
Марцелл II.

В 1534 году, после того как Фарнезе стал папой Павлом III, Червини был назначен папским секретарем (1534—1549) и служил в качестве близкого советника племянника папы, Алессандро Фарнезе[5]. Он путешествовал в свите папы во время его визита в Ниццу, где Павел III объявил о перемирии между Франциском I и Карлом V. Он тогда сопровождал кардинала Фарнезе в поездке по Испании, Франции и Испанским Нидерландам, чтобы помочь выполнять условия перемирия. Павел III позже назначил его епископом Никастро, в 1539 году Червини был рукоположён в епископы. В октябре 1539 г. ему был дарован титул кардинала-пресвитера римской церкви Санта-Кроче ин Джерусалемме. Принимал участие в Тридентском соборе.

В течение следующего десятилетия Червини стал апостольским администратором епархии Реджио и Губбио[2]. Его дом в Риме стал центром культуры эпохи Возрождения, а сам он переписывался с большинством ведущих гуманистов[6].

В конклаве 1549—1550 с целью избрать преемника Павла III принял участие пятьдесят один кардинал, в том числе Марчелло Червини. Первоначальными кандидатами были кардиналы Реджинальд Поул, Сфондрати, Карпи и Ридолфи (умер в ночь на 31 января). Поул, любимец императора Карла V, не добрал всего двух голосов, чтобы быть избранным в первом туре. Хуан Альварес де Толедо (епископ Бургоса), другой императорский любимец, тоже не смог избраться из-за сильного сопротивления со стороны фракции кардинала Алессандро Фарнезе.

12 декабря прибыли ещё пять французских кардиналов. Они не смогли продвинуть своего кандидата, Ипполито Д’Эсте, и поэтому поддержали компромиссного кандидата — Червини. Фарнезе и его фракция также позитивно отнеслись к нему, но имперская фракция заблокировала его кандидатуру. 22 декабря кардинал Червини оставил конклав и страдал от четырёхдневной лихорадки. Наконец, 7 февраля 1550 года кардиналы выбрали Джованни Мария Чокки дель Монте, который принял имя Юлия III.[7].

Избрание

Конклав 1555 года после смерти Юлия III разделился на две фракции — сторонников французских интересов в Италии и имперских интересов[8]. 9 апреля 1555 года вечером папой был избран Червини, несмотря на усилия кардиналов, лояльных императору Карлу V. Он был как рукоположен в сан епископа и коронован папой на следующий день под именем Марцелла II. Марцелл II был последним понтификом, папское имя которого совпадало с данным при рождении (Марчелло — Марцелл); предыдущим таким был голландский папа Адриан VI (Адриан Флоренс).

Папство

Файл:Tomb of Marcellus II.jpg
Гробница Марцелла II в гротах базилики Святого Петра, Ватикан

После избрания его папой запретил устраивать торжества и празднества.

Марцелл II был исполнен желания реформировать церковь, но утомительная работа конклава при его слабом здоровье привели к тому, что он быстро заболел. У папы открылось кровотечение, но, казалось, он шел на поправку. На своей первой аудиенции с послами Франции и Испании он предупредил послов, что их монархи должны сохранять мир. Он написал письма к императору, королеве Марии Тюдор и кардиналу Реджинальду Поулу, в котором он подтвердил легатские полномочия Поула в Англии. Когда испанский посол попросил прощения за то, что убил человека, папа ответил, что он не хотел бы начинать своё правление с отпущения греха убийства, и приказал назначить суд.

Он не хотел, чтобы его родственники переезжали в Рим и были втянуты в борьбу между знатными семьями. Так, он не позволял двум своим племянникам, Риккардо и Гереннию, которые жили в Риме под его опекой, наносить ему визиты. Папа занялся регламентированием расходов Ватикана. 28 апреля он дал аудиенцию герцогу Урбино, а 29 апреля — герцогу Феррары. Он также дал аудиенцию четырём кардиналам — Фарнезе, Д’Эсте, Луи де Гизу и Асканио Сфорца, лидерам французской фракции в недавнем конклаве. В ту ночь он очень плохо спал. Утром 30 апреля папа перенес инсульт и впал в кому. В ту ночь он умер, на 22-й день после своего избрания. Палестрина сочинил мессу, которая была исполнена на похоронах папы Марцелла II.

Напишите отзыв о статье "Марцелл II"

Примечания

  1. Lorenzo Cardella, Memorie storiche de' cardinali della Santa Romana Chiesa Tomo Quarto (Roma: Pagliarini 1793) pp. 225.
  2. 1 2 Catholic Encyclopedia, [http://www.newadvent.org/cathen/09641a.htm Pope Marcellus II] (1913)
  3. Onuphrio Panvinio, «Life of Marcellus II», 423.
  4. Valérie Pirie. The Triple Crown: An Account of the Papal Conclaves From the Fifteenth Century to the Present Day. New York: G.P. Putnam’s Sons, 1936.
  5. Panvinio, 424.
  6. Cardella, 226.
  7. Prof. John P. Adams, Modern and Classical Languages and Literatures. [http://www.csun.edu/~hcfll004/SV1549.html Sede Vacante of 1549–1550]. Csun.edu (13 ноября 2012). Проверено 23 июня 2013.
  8. Prof. John P. Adams, Modern and Classical Languages and Literatures. [http://www.csun.edu/~hcfll004/SV1555.html Sede Vacante of April, 1555]. Csun.edu (13 ноября 2012).

Ссылки

  • [http://www2.fiu.edu/~mirandas/bios1539.htm#Cervini Папа Марцелл II в биографическом словаре кардиналов Католической церкви]

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Марцелл II

– Просто она уже старенькая... Ему это должно быть тяжело, – не зная, как бы поточнее объяснить свои чувства и мысли, сказала я.
– О, нет! – опять засмеялась Стелла. – Он был рад! Очень-очень рад. Бабушка дала ему шанс! Никто бы не смог ему в этом помочь – а она смогла! И он увидел её опять... Ой, это было так здорово!
И тут только наконец-то я поняла, о чём она говорит... Видимо, бабушка Стеллы дала своему бывшему «рыцарю» тот шанс, о котором он так безнадёжно мечтал всю свою длинную, оставшуюся после физической смерти, жизнь. Ведь он так долго и упорно их искал, так безумно хотел найти, чтобы всего лишь один только раз мог сказать: как ужасно жалеет, что когда-то ушёл... что не смог защитить... что не смог показать, как сильно и беззаветно их любил... Ему было до смерти нужно, чтобы они постарались его понять и смогли бы как-то его простить, иначе ни в одном из миров ему незачем было жить...
И вот она, его милая и единственная жена, явилась ему такой, какой он помнил её всегда, и подарила ему чудесный шанс – подарила прощение, а тем же самым, подарила и жизнь...
Тут только я по-настоящему поняла, что имела в виду Стеллина бабушка, когда она говорила мне, как важен подаренный мною «ушедшим» такой шанс... Потому что, наверное, ничего страшнее на свете нет, чем остаться с не прощённой виной нанесённой обиды и боли тем, без кого не имела бы смысла вся наша прошедшая жизнь...
Я вдруг почувствовала себя очень усталой, как будто это интереснейшее, проведённое со Стеллой время отняло у меня последние капельки моих оставшихся сил... Я совершенно забыла, что это «интересное», как и всё интересное раньше, имело свою «цену», и поэтому, опять же, как и раньше, за сегодняшние «хождения», тоже приходилось платить... Просто все эти «просматривания» чужих жизней являлись огромной нагрузкой для моего бедного, ещё не привыкшего к этому, физического тела и, к моему великому сожалению, меня пока что хватало очень ненадолго...
– Ты не волнуйся, я тебя научу, как это делать! – как бы прочитав мои грустные мысли, весело сказала Стелла.
– Делать, что? – не поняла я.
– Ну, чтобы ты могла побыть со мной дольше. – Удивившись моему вопросу, ответила малышка. – Ты живая, поэтому тебе и сложно. А я тебя научу. Хочешь погулять, где живут «другие»? А Гарольд нас здесь подождёт. – Лукаво сморщив маленький носик, спросила девочка.
– Прямо сейчас? – очень неуверенно спросила я.
Она кивнула... и мы неожиданно куда-то «провалились», «просочившись» через мерцающую всеми цветами радуги «звёздную пыль», и оказались уже в другом, совершенно не похожем на предыдущий, «прозрачном» мире...
* * *

Ой, ангелы!!! Смотри, мамочка, Ангелы! – неожиданно пропищал рядом чей-то тоненький голосок.
Я ещё не могла очухаться от необычного «полёта», а Стелла уже мило щебетала что-то маленькой кругленькой девчушке.
– А если вы не ангелы, то почему вы так сверкаете?.. – искренне удивившись, спросила малышка, и тут же опять восторженно запищала: – Ой, ма-а-амочки! Какой же он красивый!..
Тут только мы заметили, что вместе с нами «провалилось» и последнее «произведение» Стеллы – её забавнейший красный «дракончик»...

Светлана в 10 лет

– Это... что-о это? – аж с придыхом спросила малышка. – А можно с ним поиграть?.. Он не обидится?
Мама видимо мысленно её строго одёрнула, потому что девочка вдруг очень расстроилась. На тёплые коричневые глазки навернулись слёзы и было видно, что ещё чуть-чуть – и они польются рекой.
– Только не надо плакать! – быстро попросила Стелла. – Хочешь, я тебе сделаю такого же?
У девочки мгновенно засветилась мордашка. Она схватила мать за руку и счастливо заверещала:
– Ты слышишь, мамочка, я ничего плохого не сделала и они на меня совсем не сердятся! А можно мне иметь такого тоже?.. Я, правда, буду очень хорошей! Я тебе очень-очень обещаю!
Мама смотрела на неё грустными глазами, стараясь решить, как бы правильнее ответить. А девочка неожиданно спросила:
– А вы не видели моего папу, добрые светящиеся девочки? Он с моим братиком куда-то исчез...
Стелла вопросительно на меня посмотрела. И я уже заранее знала, что она сейчас предложит...
– А хотите, мы их поищем? – как я и думала, спросила она.
– Мы уже искали, мы здесь давно. Но их нет. – Очень спокойно ответила женщина.
– А мы по-другому поищем, – улыбнулась Стелла. – Просто подумайте о них, чтобы мы смогли их увидеть, и мы их найдём.
Девочка смешно зажмурилась, видимо, очень стараясь мысленно создать картинку своего папы. Прошло несколько секунд...
– Мамочка, а как же так – я его не помню?.. – удивилась малышка.
Такое я слышала впервые и по удивлению в больших Стеллиных глазах поняла, что для неё это тоже что-то совершенно новенькое...
– Как так – не помнишь? – не поняла мать.
– Ну, вот смотрю, смотрю и не помню... Как же так, я же его очень люблю? Может, и правда его больше нет?..
– Простите, а вы можете его увидеть? – осторожно спросила у матери я.
Женщина уверенно кивнула, но вдруг что-то в её лице изменилось и было видно, что она очень растерялась.
– Нет... Я не могу его вспомнить... Неужели такое возможно? – уже почти испуганно сказала она.
– А вашего сына? Вы можете вспомнить? Или братика? Ты можешь вспомнить своего братика? – обращаясь сразу к обеим, спросила Стелла.
Мама и дочь отрицательно покачали головами.
Обычно такое жизнерадостное, личико Стеллы выглядело очень озабоченным, наверное, никак не могла понять, что же такое здесь происходит. Я буквально чувствовала напряжённую работу её живого и такого необычного мозга.
– Придумала! Я придумала! – вдруг счастливо заверещала Стелла. – Мы «оденем» ваши образы и пойдём «погулять». Если они где-то есть – они нас увидят. Правда же?
Идея мне понравилась, и оставалось только мысленно «переодеться» и пойти на поиски.
– Ой, пожалуйста, а можно я с ним побуду, пока вы не вернётесь? – упорно не забывала своего желания малышка. – А как его зовут?
– Пока ещё никак, – улыбнулась ей Стелла. – а тебя?
– Лия. – Ответила малышка. – А почему всё-таки вы светитесь? Мы один раз видели таких, но все говорили, что это ангелы... А кто же тогда вы?
– Мы такие же девочки как ты, только живём «наверху».
– А верх – это где? – не унималась маленькая Лия.
– К сожалению, ты не можешь туда пойти, – пыталась как-то объяснить, попавшая в затруднение Стелла. – Хочешь, я тебе покажу?
Девчушка от радости запрыгала. Стелла взяла её за ручку и открыла перед ней свой потрясающий фантастический мир, где всё казалось таким ярким и счастливым, что не хотелось в это верить.
Глаза у Лии стали похожими на два огромных круглых блюдца:
– Ой, красота-а кака-ая!....А это что – рай? Ой ма-амочки!.. – восторженно, но очень тихо пищала девчушка, как будто боясь спугнуть это невероятное видение. – А кто же там живёт? Ой, смотрите, какое облако!.. И дождик золотой! А разве такое бывает?..