Махано, Адольфо Арнальдо

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Адольфо Арнальдо Махано Рамос
Adolfo Arnaldo Majano Ramos<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

Председатель Революционной правительственной хунты Сальвадора
15 октября 1979 — 14 мая 1980
Предшественник: Карлос Умберто Ромеро Мена
Преемник: Хайме Абдул Гутьеррес
Член Революционной правительственной хунты Сальвадора
15 октября 1979 — 7 декабря 1980
Главнокомандующий вооружёнными силами Сальвадора
15 октября 1979 — 12 мая 1980
Предшественник: Карлос Умберто Ромеро Мена
Преемник: Хайме Абдул Гутьеррес
 
Вероисповедание: католик
Рождение: 21 апреля 1938(1938-04-21) (81 год)
департамент Морасан, Сальвадор
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Место погребения: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Династия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Мать: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Супруг: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Дети: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Партия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Образование: Военная школа им. Херардо Барриоса (Сальвадор), Высшая военная школа (Мехико, Мексика), Школа Америк
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Профессия: военный
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Военная служба
Род войск: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Звание: полковник
Сражения: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Адольфо Арнальдо[примечание 1] Махано Рамос(исп. Adolfo Arnaldo Majano Ramos, 21 апреля 1938, департамент Морасан, Республика Эль Сальвадор) — политический и военный деятель Республики Эль-Сальвадор, один из главных руководителей военного переворота 15 октября 1979 года и руководитель Революционной правительственной хунты, правившей страной в 1979—1980 годах.







Биография

Военная карьера

Адольфо Арнальдо Махано Рамос родился 21 апреля 1938 года в департаменте Морасан Республики Эль Сальвадор. В 1955 году он поступил в Военную школу им. Герардо Барриоса (исп. Escuela Militar Capitán General Gerardo Barrios (EM)), которую окончил в 1958 году в звании младшего лейтенанта пехоты. В 1974 году окончил курсы Генерального штаба Высшей военной школы в Мехико (Мексика)[1]. Проходил обучение в Школе Америк в Зоне Панамского канала[2], затем служил в частях сальвадорской армии, стал создателем современной службы армейской связи, был ответственным за обучение в Военной школе им. Херардо Барриоса. Сотрудничал с западногерманским социал-демократическим Фондом Фридриха Эберта и Фондом Фридриха Науманна, а также с рядом престижных мексиканских исследовательских центров. После службы в 1-й пехотной бригаде был в звании полковника Генерального штаба назначен заместителем начальника Военной школы им. Херардо Барриоса. В этой должности стал одним из главных организаторов переворота 15 октября 1979 года[1].

Переворот 1979 года.

Правление генерала Карлоса Умберто Ромеро, обвиняемого оппозицией в фальсификации президентских выборов 1977 года и жестоко подавлявшего любые антиправительственные выступления, привело Сальвадор на грань гражданской войны. В этих условиях даже средний командный состав сальвадорской армии отказал режиму в поддержке: в гарнизонах и в военных учебных заведениях возникло подпольное движение, известное как Молодые военные (исп. La juventud militar"[1]) или Демократическая военная молодёжь (исп. Juventud Militar Democrática[3]) . В конце лета 1979 года военный руководитель движения Рене Герра и его брат Родриго Герра, возглавлявший Гражданский комитет, приступили к подбору кандидатов для будущей правительственной хунты. Первоначально в её состав должны были войти три офицера, непосредственно участвовавших в движении, однако затем было решено сформировать хунту из двух военных и трёх гражданских лиц. Одним из военных стал известный своими социал-демократическими взглядами полковник Адольфо Махано[4], другим — полковник инженерных войск Хайме Абдул Гутьеррес, представитель консервативного крыла армейского командования[3]. Родриго Герра позднее утверждал, что обладавший определённым авторитетом в армии и не замешанный в коррупции Махано должен был стать чисто представительной фигурой[4]. Вскоре кандидатуры Гутьерреса и Махано были утверждены на тайных офицерских собраниях, прошедших практически во всех воинских частях Сальвадора[3]. Утверждали, что 8 октября 1979 года, незадолго до переворота, Махано и Гутьеррес посетили архиепископа Сан-Сальвадора Оскара Арнульфо Ромеро, сообщили ему о предстоящем свержении правительства и получили своего рода одобрение этого шага, призванного положить конец насилию в стране[4][5]. Адольфо Махано и Рене Герра составили план военной операции по смещению президента Карлоса Умберто Ромеро, которая была проведена ночью на 15 октября 1979 года. Диктатор был выслан в Гватемалу[4], а полковник Адольфо Махано официально вошёл в состав Революционной правительственной хунты как представитель Постоянного комитета Вооружённых сил (исп. Comité Permanente de la Fuerza Armada (COPEFA))[6].

Правитель Сальвадора

Полковник Адольфо Махано как формальный лидер «Военной молодёжи» и руководитель переворота сосредоточил в своих руках основную часть функций главы государства и пост главнокомандующего вооружёнными силами[7]. Однако присоединившаяся к перевороту группа консервативных полковников во главе с генералом Карлосом Эугенио Видесом Касановой (именно она через капитана Эмилио Мену Сандоваля провела в состав хунты Х. А. Гутьерреса) добилась назначения на пост министра обороны полковника Хосе Гильермо Гарсии, который стал проводить самостоятельную политику. Пока Адольфо Махано и гражданские члены хунты пытались найти пути к национальному примирению и реформированию общества, министерство обороны и поощряемые им полувоенные формирования продолжили вести открытую войну против левой оппозиции, как вооружённой, так и вполне легальной. В Сальвадоре возникла ситуация двоевластия — формальный руководитель хунты и главнокомандующий Адольфо Махано не обладал полным контролем над армией и спецслужбами и был вынужден согласовывать свои решения с полковником Гутьерресом[3]. В начале января 1980 года три гражданских члена хунты вышли из её состава в знак протеста против проводимых Гарсией репрессий, что усилило позиции правых и ослабило влияние Махано. Однако тот продолжал настаивать на проведении экономической и аграрной реформ, национализации банков и внешней торговли, а также на создании условий для свободных выборов[2]. В то же время в Сальвадоре происходила стремительная поляризация сил: в новый состав Революционной хунты согласились войти только правые христианские демократы, в то время как разрозненные левые силы быстро консолидировались и вступали в союз с центристской оппозицией. В феврале 1980 года хунта приостановила действие Конституции 1962 года, а с ней и действие конституционных гарантий, чем юридически развязала руки правому крылу армии, которое уже проводило чистку офицерского корпуса от представителей «Военной молодёжи»[8]. Влияние Махано падало. Его давний знакомый, лидер Панамы генерал Омар Торрихос предлагал полковнику открыто выступить против правых и взять власть, но Махано уже не был уверен в том, что получит должную поддержку военных:

« Торрихос неизменно чертыхался, когда вспоминал, как Махано звонил ему по телефону из Сальвадора и спрашивал, брать ему власть или подождать. Торрихос отвечал: «Ты что, сам не понимаешь, балда, что надо делать?!» и в сердцах бросал трубку. Так, по его (Торрихоса) мнению, была упущена возможность возрождения Сальвадора, и страна на многие годы погрузилась в пучину гражданской войны…[9] »

Тем не менее, Адольфо Махано удалось во второй половине марта 1980 года добиться опубликования декрета о радикальной аграрной реформе, но это была его последняя серьёзная победа. К тому же, одновременно с этим декретом, Революционная хунта ввела осадное положение на всей территории страны[10], что стало самым ярким проявлением двойственной правительственной политики, получившей название «Реформы + репрессии»[11]. Поляризация политических сил в Сальвадоре зашла настолько далеко, что о диалоге между левыми и правыми речь уже не шла: одни полагались только на террор армии и полувоенных формирований, другие — на тактику антиправительственной партизанской войны. Правые в своих действиях зашли так далеко, что 24 марта 1980 года прямо в соборе убили архиепископа Оскара Арнульфо Ромеро, обличавшего правительственный террор (Адольфо Махано на следующее утро выступил по телевидению с осуждением этого преступления). С другой стороны, к апрелю 1980 года в основном сложился широкий Революционно-демократический фронт, а в мае левыми было создано Объединённое революционное руководство пяти ведущих военно-политических организаций, ставшее основой для создания Фронта национального освобождения им. Фарабундо Марти[8].

Инцидент с майором д’Обюссоном. Падение.

Трения между полковником Адольфо Махано и правыми военными в конце концов вылились в открытый конфликт. 7 мая 1980 года про приказу Махано в имении Сан-Луис близ Санта-Теклы был арестован руководитель террористической организации «Союз белых воинов» майор разведки Роберто д’Обюссон. Майор был обвинён в подготовке переворота[12] и заключён в казармы Сан-Карлос. Арест д’Обюссона вызвал возмущение правого командования армии и раскол в Революционной хунте. 8 мая в Сан-Сальвадоре было созвано совещание высшего командования, на котором представители правых потребовали от Махано освобождения д’Обюссона и других заключённых[13].

Для разрешения конфликта власти обратились к мнению офицерского корпуса и большинство офицеров выступило за отстранение Адольфо Махано от командования армией[7]. 12 мая новым главнокомандующим стал полковник Хайме Абдул Гутьеррес[13], 13 мая д’Обюссон был освобождён и покинул страну, а 14 мая 1980 года Адольфо Арнальдо Махано сдал полномочия председателя Революционной хунты тому же Хайме Абдулу Гутьерресу[2][12]. Генерал-лейтенант КГБ СССР Леонов Н. С. утверждал:

« У Махано одно время находились под командованием достаточные силы, чтобы взять власть в свои руки, но его погубила нерешительность. Он потерял время и вскоре был отстранён от руководства армией правыми силами[9]. »

Теперь сальвадорская армия развернула открытое наступление на позиции левых партизанских формирований[14][12]. Неофициальные данные гласили, что с начала года в Сальвадоре погибло уже более 3 000 человек, причём 250 из них — только в первые дни июня. Разрастание гражданской войны и правительственные репрессии тогда же побудили Адольфо Махано пригрозить своей отставкой и вызвать очередной кризис Революционной хунты, однако США приложили все усилия к тому, чтобы сохранить в её составе последнего либерала и реформатора[7]. В сентябре 1980 года полковник Адольфо Махано был отстранён Хайме Абдулом Гутьерресом от исполнения военных и государственных функций в Революционной хунте. Его положение становилось всё более и более двусмысленным: влиять на события Махано уже не мог, а его присутствие в хунте выглядело как одобрение политики открытого террора не только против партизан, но и против демократических сил. В конце осени полковник через сотрудников Центральноамериканского университета уведомил руководство Революционно-демократического фронта о своём намерении выйти из состава хунты[15], но некоторое время неопределённость сохранялась. Только 7 декабря 1980 года Адольфо Махано публично осудил политику Революционной хунты, обвинил Хайме Абдула Гутьерреса в причастности к зверствам армии (в стране к концу 1980 года погибло более 10 000 человек[11]) и заявил о своей отставке. 10 декабря сообщение об отставке Махано было опровергнуто, но второй состав Революционной правительственной хунты распался.

В отставке

13 декабря 1980 года на совещании командования сальвадорской армии было принято решение сформировать третью Революционную правительственную хунту, при этом назначив христианского демократа Хосе Наполеона Дуарте президентом страны, а полковника Хайме Абдула Гутьерреса — вице-президентом[16]. Адольфо Махано в новый состав хунты не вошёл и был назначен военным атташе в Испанию. Однако полковник отказался от этого назначения и обвинил хунту в поддержке правых экстремистов. Вечером 15 декабря он собрал пресс-конференцию, на которой обвинил хунту в терроризме, а Христианско-демократическую партию в соглашательстве. Властями был отдан приказ об аресте Махано, тут же вызвавший протест со стороны деятелей «Военной молодёжи», а сам полковник ушёл в подполье. В январе 1981 года, во время развёрнутого партизанами «генерального наступления»[17] печать нередко сообщала о намерении Адольфо Махано присоединиться к вооружённой оппозиции, однако эти сообщения так и не подтвердились.

20 февраля 1981 года, когда правительству удалось стабилизировать ситуацию на фронтах гражданской войны, силы безопасности выследили Махано в столице и арестовали его[18] по обвинению в неповиновении военному командованию. Бывший руководитель страны был помещён под арест в ту же казарму Сан-Карлос[2], куда в мае 1980 года был доставлен арестованный по его приказу майор д’Обюссон. Газета «Christian Sience Monitor» (США) писала в эти дни, что арест Махано усилит позиции правительства, так как устраняет «потенциальный источник конкуренции»[18]. Но, вопреки пессимистическим прогнозам, полковник Махано не был казнён, да и в заключении побыл всего месяц: уже 20 марта 1981 года он был освобождён и выслан в Панаму. Смерть панамского лидера генерала Торрихоса заставила его переехать в Мексику, а в 1983 году Махано обосновался в Канаде. Только в ноябре 1987 года он получил возможность ненадолго приехать в Сальвадор.

В апреле 1988 года Адольфо Махано окончательно вернулся на родину и в середине августа того же года пережил покушение, во время которого погибли два сотрудника его охраны[2] . В стране начался процесс национального примирения, но в новых условиях бывший руководитель страны никакого политического веса не приобрёл. 25 июня 2001 года он опротестовал в Верховном суде Сальвадора лишение его военного жалования и выходного пособия при увольнении из армии[19], в 2009 году публично одобрил избрание на пост президента представителя Фронта национального освобождения им. Фарабундо Марти Маурисио Фунеса[3] и в том же году опубликовал книгу воспоминаний и материалов «Потерянная возможность. 15 октября 1979», посвящённую событиям времён гражданской войны[1].

Частная жизнь

Адольфо Махано женат, имеет четырёх детей[2]. Серьёзно увлекается шахматами, в 1975—1981 годах был председателем Сальвадорской федерации шахмат[1].

Сочинения

  • MAJANO, A., Crisis en El Salvador: Apreciaciones, Proceso No.49, año 2 cu Dl, UCA, 5.5., El Salvador.
  • Adolfo A. Majano Una oportunidad perdida. 15 de octubre 1979. /San Salvador, Indole Editores, 2009.

Напишите отзыв о статье "Махано, Адольфо Арнальдо"

Примечания

  1. В источниках интернета можно встретить написание Арнольдо (Arnoldo), а не Арнальдо.
  1. 1 2 3 4 5 [http://casomonsenorromero.indoleditores.com/?p=70 Una oportunidad perdida] (исп.). Historia y memoria (Marzo 12th, 2010). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzHso8TR Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  2. 1 2 3 4 5 6 [http://www.mcnbiografias.com/app-bio/do/show?key=majano-adolfo-arnaldo Majano, Adolfo Arnaldo (1937-VVVV).] (исп.). Mcnbiografias. Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzHu659T Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  3. 1 2 3 4 5 Leonor Cárdenas. [http://www.diariocolatino.com/es/20091029/nacionales/73075/La-izquierda-en-el-poder-un-paso-trascendental-para-el-pa%C3%ADs.htm La izquierda en el poder, un paso trascendental para el país Share on facebook Share on twitter Share on email Versión para Imprimir] (исп.). Diario Co Latino (Jueves, 29 de Octubre de 2009 / 11:55 h). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzHxuHm2 Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  4. 1 2 3 4 Francisco Valencia, Beatriz Castillo. [http://www.diariocolatino.com/es/20091015/nacionales/72523/El-golpe-de-Estado-de-1979-pretend%C3%ADa--un-cambio-y-evitar-un-ba%C3%B1o-de-sangre.htm El golpe de Estado de 1979 pretendía un cambio y evitar un baño de sangre] (исп.). Diario Co Latino (Jueves, 15 de Octubre de 2009 / 10:17 h). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzHv5FLD Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  5. [http://www.biografiasyvidas.com/biografia/r/romero_oscar.htm Óscar Arnulfo Romero] (исп.). Biografías y Vidas. Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzHw64kG Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  6. Álvaro Darío Lara. [http://www.diariocolatino.com/es/20121015/trazosculturales/108679/Antecedentes-y-significado-actual-del-golpe-de-estado-de-1979.htm Antecedentes y significado actual del golpe de estado de 1979] (исп.). Diario Co Latino (Lunes, 15 de Octubre de 2012 / 06:10 h). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzHweMfe Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  7. 1 2 3 James Nelson Goodsell. [http://www.csmonitor.com/1980/0609/060943.html Resignation threat shakes tottering El Salvador junta] (англ.). The Christian Science Monitor (June 9, 1980). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzHxEIVf Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  8. 1 2 Международный ежегодник. Политика и экономика. 1982, 1982, с. 254.
  9. 1 2 Леонов Н.С., 1990, с. 161.
  10. Чурилов Е.М, 1981, с. 16.
  11. 1 2 Чурилов Е.М, 1981, с. 17.
  12. 1 2 3 James Nelson Goodsell. [http://www.csmonitor.com/1980/0520/052034.html Whirlwind of violence in El Salvador] (англ.). The Christian Science Monitor (May 20, 1980). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzHzym4p Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  13. 1 2 [http://elpais.com/diario/1980/05/14/internacional/327103210_850215.html El coronel Adolfo Majano, desplazado del control del ejército salvadoreño Jaime Abdul Gutiérrez representará a las fuerzas armadas en la Junta de Gobierno] (исп.). El Pais (miércoles, 14 de mayo de 1980). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzHytHIw Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  14. Международный ежегодник. Политика и экономика. 1982, 1982, с. 255.
  15. Ángel Luis de la Calle. [http://elpais.com/diario/1981/01/03/internacional/347324413_850215.html El coronel Majano puede incorporarse a la resistencia armada salvadoreña. Progresiva radicalización del ex miembro de la Junta de Gobierno] (исп.). El Pais (sábado, 3 de enero de 1981). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzI0ZMDH Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  16. Международный ежегодник. Политика и экономика. 1981, 1981, с. 315.
  17. Международный ежегодник. Политика и экономика. 1982., 1982, с. 255.
  18. 1 2 [http://www.csmonitor.com/1981/0223/022332.html Salvadorans arrest ex-junta man] (англ.). The Christian Science Monitor (February 23, 1981). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzI1UIb0 Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  19. Alberto López. [http://www.elsalvador.com/noticias/2001/8/24/NACIONAL/nacio7.html Coronel Majano pide reivindicar derechos] (исп.). El Diario de Hoy (Viernes 24 de agosto de 2001). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzI24lS8 Архивировано из первоисточника 27 января 2013].

Литература

  • Ю.Чабанов, Е.Чурилов Сальвадор: народная война против проамериканской хунты // Международный ежегодник. Политика и экономика. 1982.. — М.: Политиздат, 1982.
  • Чурилов Е.М. Предисловие к книге М.Мармоля «Гнев и боль Сальвадора». // М.Мармоль. Гнев и боль Сальвадора. — М.: Прогресс, 1981.
  • Леонов Н.С. Омар Торрихос: Я не хочу войти в историю, я хочу войти в Зону канала…. — М.: Международные отношения, 1990=.
  • Международный ежегодник. Политика и экономика. 1981.. — М.: Политиздат, 1981=.
  • Rene Guerra y Guerra, El Salvador, 15 octubre 1979/ 1983
  • Rodrigo Guerra y Guerra, Un Golpe al Amanecer / San Salvador, Indole Editores, 2009.
  • Marvin E. Gettleman El Salvador:Central America in the New Cold War Grove Press Inc. New York 1981

Ссылки

  • [http://retazosdememoria.blogspot.ru/2009/09/los-que-quieran-patria-vengan-conmigo.html RETAZOS DE MEMORIA HISTORICA] (исп.). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzI2Vtq2 Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  • [http://ru.scribd.com/doc/97810198/Colonel-Adolfo-Arnoldo-Majano-79d3 Colonel Adolfo Arnoldo Majano-79d3] (англ.). — Документы госдепартамента США. Отчёт о контактах с полковником Махано 6 июня 1984 года.. Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzIBLF4o Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  • [http://socialesgrupo.blogspot.ru/2011/11/presidentes-de-el-salvador-desde-1931.html presidentes de El Salvador desde 1931-2011 con sus logros más notorios] (исп.). Plantilla Awesome Inc. (domingo, 13 de noviembre de 2011). Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzICCdFc Архивировано из первоисточника 27 января 2013].
  • [http://www.magnumphotos.com/C.aspx?VP3=CMS3&VF=SearchDetailPopupPage&VBID=2K1HZOVFUIK_9&PN=1&IID=2K7O3R9J4J4J EL SALVADOR. San Salvador. 1979. Members of the Junta. (L ÐR) Mario Antonio ANDINO, Colonel Jamie Abdul GUTIERREZ, Guillermo Manuel UNGO, Colonel Adolfo Arnoldo MAJANO, Roman Mayorga QUIROZ]. Susan Meiselas/Magnum Photos. — Фото: Члены Первой революционной хунты. 1979 год. Проверено 6 января 2013. [http://www.webcitation.org/6DzICu2e4 Архивировано из первоисточника 27 января 2013].

Отрывок, характеризующий Махано, Адольфо Арнальдо

Я впервые так ярко чувствовала его разочарование... Разочарование своей беспомощностью... Разочарование в том, как он жил... Разочарование в своей устаревшей ПРАВДЕ...
Видимо, сердце человека не всегда способно бороться с тем, к чему оно привыкло, во что оно верило всю свою сознательную жизнь... Так и Север – он не мог так просто и полностью измениться, даже сознавая, что не прав. Он прожил века, веря, что помогает людям... веря, что делает именно то, что, когда-то должно будет спасти нашу несовершенную Землю, должно будет помочь ей, наконец, родиться... Верил в добро и в будущее, несмотря на потери и боль, которых мог избежать, если бы открыл своё сердце раньше...
Но все мы, видимо, несовершенны – даже Север. И как бы не было больно разочарование, с ним приходится жить, исправляя какие-то старые ошибки, и совершая новые, без которых была бы ненастоящей наша Земная жизнь...
– Найдётся ли у тебя чуточку времени для меня, Север? Мне хотелось бы узнать то, что ты не успел рассказать мне в нашу последнюю встречу. Не утомила ли я тебя своими вопросами? Если – да, скажи мне, и я постараюсь не докучать. Но если ты согласен поговорить со мной – ты сделаешь мне чудесный подарок, так как то, что знаешь ты, мне не расскажет уже никто, пока я ещё нахожусь здесь, на Земле…
– А как же Анна?.. Разве ты не предпочитаешь провести время с ней?
– Я звала её... Но моя девочка, наверное, спит, так как не отвечает... Она устала, думаю. Я не хочу тревожить её покой. Потому, поговори со мною, Север.
Он печально-понимающе посмотрел мне в глаза и тихо спросил:
– Что ты хочешь узнать, мой друг? Спрашивай – я постараюсь ответить тебе на всё, что тебя тревожит.
– Светодар, Север... Что стало с ним? Как прожил свою жизнь на Земле сын Радомира и Магдалины?..
Север задумался... Наконец, глубоко вздохнув, будто сбрасывая наваждение прошлого, начал свой очередной захватывающий рассказ...
– После распятия и смерти Радомира, Светодара увезли в Испанию рыцари Храма, чтобы спасти его от кровавых лап «святейшей» церкви, которая, чего бы это ни стоило, пыталась найти и уничтожить его, так как мальчик являлся самым опасным живым свидетелем, а также, прямым продолжателем радомирова Дерева Жизни, которое должно было когда-нибудь изменить наш мир.
Светодар жил и познавал окружающее в семье испанского вельможи, являвшегося верным последователем учения Радомира и Магдалины. Своих детей, к их великой печали, у них не было, поэтому «новая семья» приняла мальчика очень сердечно, стараясь создать ему как можно более уютную и тёплую домашнюю обстановку. Назвали его там Амори (что означало – милый, любимый), так как своим настоящим именем называться Святодару было опасно. Оно звучало слишком необычно для чужого слуха, и рисковать из-за этого жизнью Светодара было более чем неразумно. Так Светодар для всех остальных стал мальчиком Амори, а его настоящим именем звали его лишь друзья и его семья. И то, лишь тогда, когда рядом не было чужих людей...
Очень хорошо помня гибель любимого отца, и всё ещё жестоко страдая, Светодар поклялся в своём детском сердечке «переделать» этот жестокий и неблагодарный мир. Поклялся посвятить свою будущую жизнь другим, чтобы показать, как горячо и самозабвенно любил Жизнь, и как яростно боролся за Добро и Свет и его погибший отец...
Вместе со Светодаром в Испании остался его родной дядя – Радан, не покидавший мальчика ни ночью, ни днём, и без конца волновавшийся за его хрупкую, всё ещё несформировавшуюся жизнь.
Радан души не чаял в своём чудесном племяннике! И его без конца пугало то, что однажды кто-то обязательно их выследит, и оборвёт ценную жизнь маленького Светодара, которому, уже тогда, с самых первых лет его существования, суровая судьба предназначала нести факел Света и Знания в наш безжалостный, но такой родной и знакомый, Земной мир.
Прошло восемь напряжённых лет. Светодар превратился в чудесного юношу, теперь уже намного более походившего на своего мужественного отца – Иисуса-Радомира. Он возмужал и окреп, а в его чистых голубых глазах всё чаще стал появляться знакомый стальной оттенок, так ярко вспыхивавший когда-то в глазах его отца.
Светодар жил и очень старательно учился, всей душой надеясь когда-нибудь стать похожим на Радомира. Мудрости и Знанию его обучал пришедший туда Волхв Истень. Да, да, Изидора! – заметив моё удивление, улыбнулся Сеевер. – тот же Истень, которого ты встретила в Мэтэоре. Истень, вместе с Раданом, старались всячески развивать живое мышление Светодара, пытаясь как можно шире открыть для него загадочный Мир Знаний, чтобы (в случае беды) мальчик не остался беспомощным и умел за себя постоять, встретившись лицом к лицу с врагом или потерями.
Простившись когда-то очень давно со своей чудесной сестрёнкой и Магдалиной, Светодар никогда уже больше не видел их живыми... И хотя почти каждый месяц кто-нибудь приносил ему от них свежую весточку, его одинокое сердце глубоко тосковало по матери и сестре – его единственной настоящей семье, не считая, дяди Радана. Но, несмотря на свой ранний возраст, Светодар уже тогда научился не показывать своих чувств, которые считал непростительной слабостью настоящего мужчины. Он стремился вырасти Воином, как его отец, и не желал показывать окружающим свою уязвимость. Так учил его дядя Радан... и так просила в своих посланиях его мать... далёкая и любимая Золотая Мария.
После бессмысленной и страшной гибели Магдалины, весь внутренний мир Светодара превратился в сплошную боль... Его раненная душа не желала смиряться с такой несправедливой потерей. И хотя дядя Радан готовил его к такой возможности давно – пришедшее несчастье обрушилось на юношу ураганом нестерпимой муки, от которой не было спасения... Его душа страдала, корчась в бессильном гневе, ибо ничего уже нельзя было изменить... ничего нельзя было вернуть назад. Его чудесная, нежная мать ушла в далёкий и незнакомый мир, забрав вместе с собой его милую маленькую сестрёнку...
Он оставался теперь совсем один в этой жестокой, холодной реальности, даже не успев ещё стать настоящим взрослым мужчиной, и не сумев хорошенько понять, как же во всей этой ненависти и враждебности остаться живым...
Но кровь Радомира и Магдалины, видимо, недаром текла в их единственном сыне – выстрадав свою боль и оставшись таким же стойким, Светодар удивил даже Радана, который (как никто другой!) знал, сколь глубоко ранимой может быть душа, и как тяжко иногда даётся возвращение назад, где уже нету тех, кого ты любил и по кому так искренне и глубоко тосковал...
Светодар не желал сдаваться на милость горя и боли... Чем безжалостнее «била» его жизнь, тем яростнее он старался бороться, познавая пути к Свету, к Добру, и к спасению заблудших во тьме человеческих душ... Люди шли к нему потоком, умоляя о помощи. Кто-то жаждал избавиться от болезни, кто-то жаждал вылечить своё сердце, ну, а кто-то и просто стремился к Свету, которым так щедро делился Светодар.
Тревога Радана росла. Слава о «чудесах», творимых его неосторожным племянником, перевалила за Пиренейские горы... Всё больше и больше страждущих, желали обратиться к новоявленному «чудотворцу». А он, будто не замечая назревавшей опасности, и дальше никому не отказывал, уверенно идя стопами погибшего Радомира...
Прошло ещё несколько тревожных лет. Светодар мужал, становясь всё сильнее и всё спокойнее. Вместе с Раданом они давно перебрались в Окситанию, где даже воздух, казалось, дышал учением его матери – безвременно погибшей Магдалины. Оставшиеся в живых Рыцари Храма с распростёртыми объятиями приняли её сына, поклявшись хранить его, и помогать ему, насколько у них хватит на это сил.
И вот однажды, наступил день, когда Радан почувствовал настоящую, открыто грозящую опасность... Это была восьмая годовщина смерти Золотой Марии и Весты – любимых матери и сестры Светодара...

– Смотри, Изидора... – тихо произнёс Север. – Я покажу тебе, если желаешь.
Передо мной тут же появилась яркая, но тоскливая, живая картина...
Хмурые, туманные горы щедро окроплял назойливый, моросящий дождь, оставлявший в душе ощущение неуверенности и печали... Серая, непроглядная мгла кутала ближайшие замки в коконы тумана, превращая их в одиноких стажей, охранявших в долине вечный покой... Долина Магов хмуро взирала на пасмурную, безрадостную картину, вспоминая яркие, радостные дни, освещённые лучами жаркого летнего солнца... И от этого всё кругом становилось ещё тоскливее и ещё грустней.
Высокий и стройный молодой человек стоял застывшим «изваянием» у входа знакомой пещеры, не шевелясь и не подавая никаких признаков жизни, будто горестная каменная статуя, незнакомым мастером выбитая прямо в той же холодной каменной скале... Я поняла – это наверняка и был взрослый Светодар. Он выглядел возмужавшим и сильным. Властным и в то же время – очень добрым... Гордая, высоко поднятая голова говорила о бесстрашии и чести. Очень длинные светлые волосы, повязаны на лбу красной лентою, ниспадали тяжёлыми волнами за плечи, делая его похожим на древнего короля... гордого потомка Меравинглей. Прислонившись к влажному камню, Светодар стоял, не чувствуя ни холода, ни влаги, вернее – не чувствуя ничего...
Здесь, ровно восемь лет назад, скончалась его мать – Золотая Мария, и его маленькая сестра – смелая, ласковая Веста... Они умерли, зверски и подло убитые сумасшедшим, злым человеком... посланным «отцами» святейшей церкви. Магдалина так и не дожила, чтобы обнять своего возмужавшего сына, так же смело и преданно, как она, идущего по знакомой дороге Света и Знания.... По жестокой земной дороге горечи и потерь...

– Светодар никогда так и не смог простить себе, что не оказался здесь, когда они нуждались в его защите – снова тихо продолжил Север. – Вина и горечь грызли его чистое, горячее сердце, заставляя ещё яростнее бороться с нелюдью, называвшую себя «слугами бога», «спасителями» души человека... Он сжимал кулаки и тысячный раз клялся себе, что «перестроит» этот «неправильный» земной мир! Уничтожит в нём всё ложное, «чёрное» и злое...
На широкой груди Светодара алел кровавый крест Рыцарей Храма... Крест памяти Магдалины. И никакая Земная сила не могла заставить его забыть клятву рыцарской мести. Сколь добрым и ласковым к светлым и честным людям было его молодое сердце, столь безжалостным и суровым был к предателям и «слугам» церкви его холодный мозг. Светодар был слишком решительным и строгим в отношении к себе, но удивительно терпеливым и добрым по отношению к другим. И только лишь люди без совести и чести вызывали у него настоящую неприязнь. Он не прощал предательство и ложь в любой их проявлявшейся форме, и воевал с этим позором человека всеми возможными средствами, иногда даже зная, что может проиграть.
Вдруг, через серую пелену дождя, по нависшей прямо над ним скале побежала странная, невиданная вода, тёмные брызги которой окропляли стены пещеры, оставляя на ней жутковатые бурые капли... Ушедший глубоко в себя Светодар в начале не обратил на это внимания, но потом, присмотревшись по лучше, вздрогнул – вода была тёмно красной! Она текла с горы потоком тёмной «человеческой крови», будто сама Земля, не выдержав более подлости и жестокости человека, открылась ранами всех его прегрешений... После первого потока полился второй... третий... четвёртый... Пока вся гора не струилась ручьями красной воды. Её было очень много... Казалось, святая кровь Магдалины взывала о мщении, напоминая живущим о её скорби!.. В низине, бурлящие красные ручьи сливались в один, заполняя широкую реку Од (Aude), которая, не обращая ни на что внимания, величаво себе плыла, омывая по пути стены старого Каркасона, унося свои потоки дальше в тёплое синее море...

Красная глина в Окситании

(Посетив эти священные места, мне удалось узнать, что вода в горах Окситании становится красной из-за красной глины. Но вид бегущей «кровавой» воды и вправду производил очень сильное впечатление...).
Вдруг Светодар настороженно прислушался... но тут же тепло улыбнулся.
– Ты снова меня бережёшь, дядя?.. Я ведь давно говорил тебе – не желаю скрываться!
Радан вышел из-за каменного уступа, грустно качая поседевшей головой. Годы не пожалели его, наложив на светлое лицо жёсткий отпечаток тревог и потерь... Он уже не казался тем счастливым юношей, тем вечно-смеющимся солнышком-Раданом, который мог растопить когда-то даже самое чёрствое сердце. Теперь же это был закалённый невзгодами Воин, пытавшийся любыми путями сберечь самое дорогое своё сокровище – сына Радомира и Магдалины, единственное живое напоминание их трагических жизней... их мужества... их света и их любви.
– У тебя есть Долг, Светодарушка... Так же, как и у меня. Ты должен выжить. Чего бы это ни стоило. Потому, что если не станет и тебя – это будет означать, что твои отец и мать погибли напрасно. Что подлецы и трусы выиграли нашу войну... Ты не имеешь на это права, мой мальчик!
– Ошибаешься, дядя. Я имею на это своё право, так как это моя жизнь! И я не позволю кому-либо заранее писать для неё законы. Мой отец прожил свою краткую жизнь, подчиняясь чужой воле... Так же, как и моя бедная мать. Только потому, что по чужому решению они спасали тех, кто их ненавидел. Я же не намерен подчинятся воле одного человека, даже если этот человек – мой родной дедушка. Это моя жизнь, и я проживу её так, как считаю нужным и честным!.. Прости, дядя Радан!
Светодар горячился. Его молодой разум возмущался против чужого влияния на его собственную судьбу. По закону молодости он желал сам решать за себя, не дозволяя кому-то со стороны влиять на его ценную жизнь. Радан лишь грустно улыбался, наблюдая за своим мужественным питомцем... В Светодаре было достаточно всего – силы, ума, выдержки и упорства. Он хотел прожить свою жизнь честно и открыто... только, к сожалению, ещё не понимал, что с теми, кто на него охотился, открытой войны быть не могло. Просто потому, что именно у них-то и не было ни чести, ни совести, ни сердца...
– Что ж, по-своему ты прав, мой мальчик... Это твоя жизнь. И никто не может её прожить, кроме тебя... Я уверен, ты проживёшь её достойно. Только будь осторожен, Светодар – в тебе течёт кровь твоего отца, и наши враги никогда не отступятся, чтобы уничтожить тебя. Береги себя, родной мой.
Потрепав племянника по плечу, Радан печально отошёл в сторону и скрылся за выступом каменной скалы. Через секунду послышался вскрик и тяжёлая возня. Что-то грузно упало на землю и наступила тишина... Светодар метнулся на звук, но было слишком поздно. На каменном полу пещеры сцепившись в последнем объятии лежали два тела, одним из которых был незнакомый ему человек, одетый в плащ с красным крестом, вторым же был... Радан. Пронзительно вскрикнув, Светодар кинулся к телу дяди, которое лежало совершенно неподвижно, будто жизнь уже покинула его, даже не разрешив с ним проститься. Но, как оказалось, Радан ещё дышал.
– Дядя, пожалуйста, не оставляй меня!.. Только не ты... Прошу тебя, не оставляй меня, дядя!
Светодар растерянно сжимал его в своих крепких мужских объятиях, осторожно качая, как маленького ребёнка. Точно так же, как столько раз когда-то качал его Радан... Было видно, что жизнь покидала Радана, капля за каплей вытекая из его ослабевшего тела золотым ручьём... И даже сейчас, зная, что умирает, он беспокоился только лишь об одном – как сохранить Светодара... Как объяснить ему в эти оставшиеся несколько секунд то, что так и не сумел донести за все его долгих двадцать пять лет?.. И как же он скажет Марии и Радомиру, там, в том другом, незнакомом мире, что не сумел сберечь себя, что их сын теперь оставался совсем один?..

Кинжал Радана

– Послушай, сынок... Этот человек – он не Рыцарь Храма. – показывая на убитого, хрипло произнёс Радан. – Я знаю их всех – он чужой... Расскажи это Гундомеру... Он поможет... Найдите их... или они найдут тебя. А лучше всего – уходи, Светодарушка... Уходи к Богам. Они защитят тебя. Это место залито нашей кровью... её здесь слишком много... уходи, родной...
Медленно-медленно глаза Радана закрылись. Из разжавшейся бессильной руки со звоном выпал на землю рыцарский кинжал. Он был очень необычным... Светодар взглянул повнимательнее – этого просто не могло быть!.. Такое оружие принадлежало очень узкому кругу рыцарей, только лишь тем, которые когда-то лично знали Иоанна – на конце рукояти красовалась золочённая коронованная голова...
Светодар знал точно – этого клинка давно уже не было у Радана (он когда-то остался в теле его врага). Значит сегодня, он, защищаясь, выхватил оружие убийцы?.. Но как же могло оно попасть в чьи-то чужие руки?!. Мог ли кто-то из знакомых ему рыцарей Храма предать дело, ради которого все они жили?! Светодар в это не верил. Он знал этих людей, как знал самого себя. Никто из них не мог совершить такую низкую подлость. Их можно было только убить, но невозможно было заставить предать. В таком случае – кем же был человек, владевший этим особым кинжалом?!.
Радан лежал недвижимый и спокойный. Все земные заботы и горечи покинули его навсегда... Ожесточившееся с годами, лицо разгладилось, снова напоминая того радостного молодого Радана, которого так любила Золотая Мария, и которого всей душой обожал его погибший брат, Радомир... Он вновь казался счастливым и светлым, будто и не было рядом страшной беды, будто снова в его душе всё было радостно и покойно...
Светодар стоял на коленях, не произнося ни слова. Его омертвевшее тело лишь тихонько покачивалось из стороны в сторону, как бы помогая себе выстоять, пережить этот бессердечный, подлый удар... Здесь же, в этой же пещере восемь лет назад не стало Магдалины... А теперь он прощался с последним родным человеком, оставаясь по-настоящему совсем один. Радан был прав – это место впитало слишком много их семейной крови... Недаром же даже ручьи окрасились багровым... будто желая сказать, чтобы он уходил... И уже никогда не возвращался обратно.
Меня трясло в какой-то странной лихорадке... Это было страшно! Это было совершенно непозволительно и непонятно – мы ведь звались людьми!!! И должен ведь где-то быть предел человеческой подлости и предательству?
– Как же ты смог с этим жить так долго, Север? Все эти годы, зная об этом, как ты сумел оставаться таким спокойным?!
Он лишь печально улыбнулся, не отвечая на мой вопрос. А я, искренне удивляясь мужеству и стойкости этого дивного человека, открывала для себя совершенно новую сторону его самоотверженной и тяжёлой жизни... его несдающейся и чистой души....
– После убийства Радана прошло ещё несколько лет. Светодар отомстил за его смерть, найдя убийцу. Как он и предполагал, это не был кто-то из Рыцарей Храма. Но они так никогда и не узнали, кем по-настоящему был посланный к ним человек. Только одно всё же стало известно – перед тем, как убить Радана, он так же подло уничтожил великолепного, светлого Рыцаря, шедшего с ними с самого начала. Уничтожил только лишь для того, чтобы завладеть его плащом и оружием, и создать впечатление, что Радана убили свои...
Нагромождение этих горьких событий отравило потерями душу Светодара. У него оставалось лишь одно утешение – его чистая, истинная любовь... Его милая, нежная Маргарита... Это была чудесная катарская девушка, последовательница учения Золотой Марии. И она чем-то неуловимо напоминала Магдалину... То ли это были такие же длинные золотые волосы, то ли мягкость и неторопливость её движений, а может просто нежность и женственность её лица, но Светодар очень часто ловил себя на том, что ищет в ней давно ушедшие в прошлое, дорогие сердцу воспоминания... Ещё через год у них родилась девочка. Они назвали её Марией.