Медный всадник (балет)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Медный всадник
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Композитор

Рейнгольд Глиэр

Автор либретто

Пётр Аболимов

Источник сюжета

«Медный всадник», поэма А. С. Пушкина

Хореограф

Ростислав Захаров

Оркестровка

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дирижёр-постановщик

Евгений Дубовской

Сценография

Михаил Бобышов

Последующие редакции

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Количество действий

3

Год создания

1948

Первая постановка

14 марта 1949

Место первой постановки

Ленинградский театр оперы и балета имени С. М. Кирова

Сайт спектакля

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

«Медный всадник»балет в 3-х актах 13 картинах с прологом композитора Рейнгольда Глиэра на либретто Петра Аболимова по одноимённой поэме Александра Пушкина[1]. Премьера спектакля в постановке Ростислава Захарова и оформлении Михаила Бобышова состоялась на сцене Ленинградского театра оперы и балета 14 марта 1949 года. Главные партии исполнили Константин Сергеев (Евгений), Наталия Дудинская (Параша), Алла Шелест (Царица бала), дирижировал Евгений Дубовской.

Через три месяца спектакль был перенесён Захаровым на сцену Большого театра. Премьера состоялась 27 июня 1949 года, главные партии исполняли Владимир Преображенский (Евгений), Ольга Лепешинская (Параша), Марина Семёнова (Царица бала), Александр Радунский (Пётр I), дирижировал Юрий Файер.

«Гимн Великому городу» из этого балета является официальным гимном Санкт-Петербурга.







История создания

Композитор Рейнгольд Глиэр задумался о написании балета по пушкинской поэме в конце 1930-х годов, тогда же появились и черновые наброски музыки. В 1941 году театровед Пётр Аболимов создал сценарий спектакля, который представил руководству Ленинградского театра оперы и балета имени С. М. Кирова — он был одобрен, но началась Великая Отечественная война, и к дальнейшей работе тогда не приступили.

Осенью 1944 года композитор вернулся к балету и сочинил основные музыкальные темы. Окончательный вариант либретто он получил от Аболимова только в 1946 году, вместе с официальным заказом театра на музыку к балету. Либреттист значительно расширил историю, описываемую в поэме, введя в балет различных персонажей, заимствованных из других пушкинских произведений: «Домик в Коломне», «Арап Петра Великого», «Родословная моего героя». Постановка спектакля планировалась к 150-летию со дня рождения Пушкина, широко отмечавшемуся в СССР в 1949 году.

В начале осени 1947 года Глиэр получил от постановщика балета Ростислава Захарова детально разработанный композиционный план, с изложением действия, а также длительностью и характером музыки. В 1948 году партитура была готова и Захаров приступил к постановке балета. По его словам:

„Медный всадник“" — произведение историческое и философское. Только советскому балетному театру с его сложившимися реалистическими традициями и опытом создания глубоко содержательных балетов, с его первоклассными кадрами исполнителей, владеющих искусством выразительного танца, могла оказаться посильной такая задача.

— Ростислав Захаров[2].

В 1950 году Рейнгольд Глиэр за музыку к балету «Медный всадник» получил Сталинскую премию I степени.

Один из музыкальных номеров балета — «Гимн Великому городу» в обработке Григория Корчмара — в 2003 году стал официальным гимном Санкт-Петербурга.

Действующие лица

Файл:Images.png Внешние изображения
Файл:Image-silk.png [http://www.visualrian.ru/images/item/717240 Наталья Дудинская и Константин Сергеев в балете "Медный всадник"]
  • Евгений, мелкий чиновник
  • Параша, его невеста
  • Мать Параши
  • Пётр I
  • Меншиков
  • Царица бала
  • Шут, Коломбина, Арлекин, Уличная танцовщица, шарманщик, подруги Параши, английский, французский, голландский послы, голландцы

Действие происходит в Петербурге в начале XVIII века и осенью 1824 года, когда 7 (19) ноября 1824 года произошло самое значительное и разрушительное наводнение за всю историю Санкт-Петербурга.

Сценическая жизнь

Ленинградский театр оперы и балета

Премьера прошла 14 марта 1949 года. Балетмейстер-постановщик Ростислав Захаров, художник-постановщик Михаил Бобышов, дирижёр-постановщик Евгений Дубовской. Действующие лица:

Большой театр

Премьера прошла 27 июня 1949 года. Балетмейстер-постановщик Ростислав Захаров, художник-постановщик Михаил Бобышов, дирижёр-постановщик Юрий Файер. Действующие лица:

Спектакль прошёл 109 раз, последнее представление состоялось 19 марта 1962 года. В репертуаре Московской балетной школы сохранилась лишь вариация Царицы бала.

В других городах

Мариинский театр

Премьера состоялась 31 марта 2016 года на второй сцене Мариинского театра в рамках открытия XVI фестиваля балета «Мариинский»[3]. Хореография Юрия Смекалова, художник-постановщик — Андрей Севбо, художник по костюмам — Татьяна Ногинова, дирижер — Владислав Карклин. Партии исполняли:

Библиография

  • Красовская В. «Медный всадник» / Ленинградская правда.—1949.—6 апреля
  • Корев Ю. «Медный всадник» Р. Глиэра. — М.: Музгиз, 1951. — 52 с.
  • Захаров Р. Искусство балетмейстера. — М.: Искусство, 1954. — 432 с. — 20 000 экз.
  • Катонова С. Балеты Р. М. Глиэра. — М.: Музгиз, 1960. — 24 с. — (В помощь слушателям народных университетов культуры. Беседы о музыке).
  • Франгопуло М. Советский балет. — Л., 1960. — С. 34-35. — 48 с. — 7300 экз.
  • Левин С. Два балета Р. М. Глиэра. "Красный цветок", Медный всадник" // [http://books.google.ru/books/about/%D0%9C%D1%83%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B0_%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%B1%D0%B0%D0%BB.html?id=L96s1mUKTawC&redir_esc=y Музыка советского балета]. — М.: Гос. муз. изд-во, 1962. — С. 126—162. — 256 с. — 5500 экз.
  • Лопухов Ф. Две постановки Захарова // Шестьдесят лет в балете. — М.: Искусство, 1966. — С. 299—308. — 368 с. — 15 000 экз.
  • Н.И. Эльяш. Пушкин и балетный театр. — М: Искусство, 1970. — С. 247—270. — 344 с. — 10 000 экз.
  • Чернова Н. Балет 1930—40-х // Книга-сборник «Советский балетный театр». — М: Искусство, 1976. — С. 146—150. — 20 000 экз.

Напишите отзыв о статье "Медный всадник (балет)"

Примечания

  1. [http://www.pro-ballet.ru/html/m/medn3y-vsadnik.html Медный всадник] // Русский балет: Энциклопедия. — М.: Большая российская энциклопедия, Согласие, 1997.
  2. А. Рулева. Борис Брегвадзе. — Л.-М.: Искусство, 1965. — С. 24. — 112 с. — 20 000 экз.
  3. [http://www.mariinsky.ru/playbill/playbill/2016/3/31/2_1900/ «Медный всадник»] // Мариинский-2

Отрывок, характеризующий Медный всадник (балет)

– А ты знаешь, что ты будешь здесь очень долго, намного дольше, чем люди живут на Земле? Неужели ты хочешь здесь остаться?..
– Здесь моя мама, значит, я должна ей помочь. А когда она «уйдёт», чтобы снова жить на Земле – я тоже уйду... Туда, где добра побольше. В этом страшном мире и люди очень странные – как будто они и не живут вообще. Почему так? Вы что-то об этом знаете?
– А кто тебе сказал, что твоя мама уйдёт, чтобы снова жить? – заинтересовалась Стелла.
– Дин, конечно. Он многое знает, он ведь очень долго здесь живёт. А ещё он сказал, что когда мы (я и мама) снова будем жить, у нас семьи будут уже другие. И тогда у меня уже не будет этой мамы... Вот потому я и хочу с ней сейчас побыть.
– А как ты с ним говоришь, со своим Дином? – спросила Стелла. – И почему ты не желаешь нам сказать своё имя?
А ведь и правда – мы до сих пор не знали, как её зовут! И откуда она – тоже не знали...
– Меня звали Мария... Но разве здесь это имеет значение?
– Ну, конечно же! – рассмеялась Стелла. – А как же с тобой общаться? Вот когда уйдёшь – там тебе новое имя нарекут, а пока ты здесь, придётся жить со старым. А ты здесь с кем-то ещё говорила, девочка Мария? – по привычке перескакивая с темы на тему, спросила Стелла.
– Да, общалась... – неуверенно произнесла малышка. – Но они здесь такие странные. И такие несчастные... Почему они такие несчастные?
– А разве то, что ты здесь видишь, располагает к счастью? – удивилась её вопросу я. – Даже сама здешняя «реальность», заранее убивает любые надежды!.. Как же здесь можно быть счастливым?
– Не знаю. Когда я с мамой, мне кажется, я и здесь могла бы быть счастливой... Правда, здесь очень страшно, и ей здесь очень не нравится... Когда я сказала, что согласна с ней остаться, она на меня сильно накричала и сказала, что я её «безмозглое несчастье»... Но я не обижаюсь... Я знаю, что ей просто страшно. Так же, как и мне...
– Возможно, она просто хотела тебя уберечь от твоего «экстремального» решения, и хотела, только лишь, чтобы ты пошла обратно на свой «этаж»? – осторожно, чтобы не обидеть, спросила Стелла.
– Нет, конечно же... Но спасибо вам за хорошие слова. Мама часто называла меня не совсем хорошими именами, даже на Земле... Но я знаю, что это не со злости. Она просто была несчастной оттого, что я родилась, и часто мне говорила, что я разрушила ей жизнь. Но это ведь не была моя вина, правда же? Я всегда старалась сделать её счастливой, но почему-то мне это не очень-то удавалось... А папы у меня никогда не было. – Мария была очень печальной, и голосок у неё дрожал, как будто она вот-вот заплачет.
Мы со Стеллой переглянулись, и я была почти уверенна, что её посетили схожие мысли... Мне уже сейчас очень не нравилась эта избалованная, эгоистичная «мама», которая вместо того, чтобы самой беспокоиться о своём ребёнке, его же героическую жертву совершенно не понимала и, в придачу, ещё больно обижала.
– А вот Дин говорит, что я хорошая, и что я делаю его очень счастливым! – уже веселее пролепетала малышка. – И он хочет со мной дружить. А другие, кого я здесь встречала, очень холодные и безразличные, а иногда даже и злые... Особенно те, у кого монстры прицеплены...
– Монстры – что?.. – не поняли мы.
– Ну, у них страшенные чудища на спинах сидят, и говорят им, что они должны делать. А если те не слушают – чудища над ними страшно издеваются... Я попробовала поговорить с ними, но эти монстры не разрешают.
Мы абсолютно ничего из этого «объяснения» не поняли, но сам факт, что какие-то астральные существа истязают людей, не мог остаться нами не «исследованным», поэтому, мы тут же её спросили, как мы можем это удивительное явление увидеть.
– О, да везде! Особенно у «чёрной горы». Во-он там, за деревьями. Хотите, мы тоже с вами пойдём?
– Конечно, мы только рады будем! – сразу же ответила обрадованная Стелла.
Мне тоже, если честно, не очень-то улыбалась перспектива встречаться с кем-то ещё, «жутким и непонятным», особенно в одиночку. Но интерес перебарывал страх, и мы, конечно же, пошли бы, несмотря на то, что немного побаивались... Но когда с нами шёл такой защитник как Дин – сразу же становилось веселее...
И вот, через короткое мгновение, перед нашими широко распахнутыми от изумления глазами развернулся настоящий Ад... Видение напоминало картины Боша (или Боска, в зависимости от того, на каком языке переводить), «сумасшедшего» художника, который потряс однажды своим искусством весь мир... Сумасшедшим он, конечно же, не был, а являлся просто видящим, который почему-то мог видеть только нижний Астрал. Но надо отдать ему должное – изображал он его великолепно... Я видела его картины в книге, которая была в библиотеке моего папы, и до сих пор помнила то жуткое ощущение, которое несли в себе большинство из его картин...
– Ужас какой!.. – прошептала потрясённая Стелла.
Можно, наверное, было бы сказать, что мы видели здесь, на «этажах», уже многое... Но такого даже мы не в состоянии были вообразить в самом жутком нашем кошмаре!.. За «чёрной скалой» открылось что-то совершенно немыслимое... Это было похоже на огромный, выбитый в скале, плоский «котёл», на дне которого пузырилась багровая «лава»... Раскалённый воздух «лопался» повсюду странными вспыхивающими красноватыми пузырями, из которых вырывался обжигающий пар и крупными каплями падал на землю, или на попавших в тот момент под него людей... Раздавались душераздирающие крики, но тут же смолкали, так как на спинах тех же людей восседали омерзительнейшие твари, которые с довольным видом «управляли» своими жертвами, не обращая ни малейшего внимания на их страдания... Под обнажёнными ступнями людей краснели раскалённые камни, пузырилась и «плавилась» пышущая жаром багровая земля... Сквозь огромные трещины прорывались выплески горячего пара и, обжигая ступни рыдающим от боли людским сущностям, уносились в высь, испаряясь лёгким дымком... А по самой середине «котлована» протекала ярко красная, широкая огненная река, в которую, время от времени, те же омерзительные монстры неожиданно швыряли ту или иную измученную сущность, которая, падая, вызывала лишь короткий всплеск оранжевых искр, и тут же, превратившись на мгновение в пушистое белое облачко, исчезала... уже навсегда... Это был настоящий Ад, и нам со Стеллой захотелось как можно скорее оттуда «исчезнуть»...
– Что будем делать?.. – в тихом ужасе прошептала Стелла. – Ты хочешь туда спускаться? Разве мы чем-то можем им помочь? Посмотри, как их много!..
Мы стояли на чёрно-буром, высушенном жаром обрыве, наблюдая простиравшееся внизу, залитое ужасом «месиво» боли, безысходности, и насилия, и чувствовали себя настолько по-детски бессильными, что даже моя воинственная Стелла на этот раз безапелляционно сложила свои взъерошенные «крылышки» и готова была по первому же зову умчаться на свой, такой родной и надёжный, верхний «этаж»...
И тут я вспомнила, что Мария вроде бы говорила с этими, так жестоко судьбой (или ими самими) наказанными, людьми ...
– Скажи, пожалуйста, а как ты туда спустилась? – озадачено спросила я.
– Меня Дин отнёс, – как само собой разумеющееся, спокойно ответила Мария.
– Что же такое страшное эти бедняги натворили, что попали в такое пекло? – спросила я.
– Думаю, это касается не столь их проступков, сколько того, что они были очень сильные и имели много энергии, а этим монстрам именно это и нужно, так как они «питаются» этими несчастными людьми, – очень по-взрослому объяснила малышка.
– Что?!.. – чуть ли не подпрыгнули мы. – Получается – они их просто «кушают»?
– К сожалению – да... Когда мы пошли туда, я видела... Из этих бедных людей вытекал чистый серебристый поток и прямиком заполнял чудищ, сидящих у них на спине. А те сразу же оживали и становились очень довольными. Некоторые людские сущности, после этого, почти не могли идти... Это так страшно... И ничем нельзя помочь... Дин говорит, их слишком много даже для него.
– Да уж... Вряд ли мы можем что-то сделать тоже... – печально прошептала Стелла.
Было очень тяжко просто повернуться и уйти. Но мы прекрасно понимали, что на данный момент мы совершенно бессильны, а просто так наблюдать такое жуткое «зрелище» никому не доставляло ни малейшего удовольствия. Поэтому, ещё раз взглянув на этот ужасающий Ад, мы дружно повернули в другую сторону... Не могу сказать, что моя человеческая гордость не была уязвлена, так как проигрывать я никогда не любила. Но я уже также давно научилась принимать реальность такой, какой она была, и не сетовать на свою беспомощность, если помочь в какой-то ситуации мне было пока ещё не по силам.
– А можно спросить вас, куда вы сейчас направляетесь, девочки? – спросила погрустневшая Мария.
– Я бы хотела наверх... Если честно, мне уже вполне достаточно на сегодня «нижнего этажа»... Желательно посмотреть что-нибудь полегче... – сказала я, и тут же подумала о Марии – бедная девчушка, она ведь здесь остаётся!..
И никакую помощь ей предложить мы, к сожалению, не могли, так как это был её выбор и её собственное решение, которое только она сама могла изменить...
Перед нами замерцали, уже хорошо знакомые, вихри серебристых энергий, и как бы «укутавшись» ими в плотный, пушистый «кокон», мы плавно проскользнули «наверх»...
– Ух, как здесь хорошо-о!.. – оказавшись «дома», довольно выдохнула Стелла. – И как же там, «внизу», всё-таки жутко... Бедные люди, как же можно стать лучше, находясь каждодневно в таком кошмаре?!. Что-то в этом неправильно, ты не находишь?
Я засмеялась:
– Ну и что ты предлагаешь, чтобы «исправить»?
– А ты не смейся! Мы должны что-то придумать. Только я пока ещё не знаю – что... Но я подумаю... – совершенно серьёзно заявила малышка.
Я очень любила в ней это не по-детски серьёзное отношение к жизни, и «железное» желание найти положительный выход из любых появившихся проблем. При всём её сверкающем, солнечном характере, Стелла также могла быть невероятно сильным, ни за что не сдающимся и невероятно храбрым человечком, стоящим «горой» за справедливость или за дорогих её сердцу друзей...