Мекленбург-Гюстров

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Wappen Mecklenburg-Güstrow.svg
Герб Мекленбург-Гюстрова

Ме́кленбург-Гюстров (нем. Mecklenburg-Güstrow) — северогерманское герцогство XV—XVII веков, впоследствии образовавшее вендский округ в великом герцогстве Мекленбург-Шверин.







История

Герцогство Мекленбург-Гюстров возникло в 1621 году в результате Второго раздела основных мекленбургских земель по Фаренхольцскому договору при разделе территории под управлением герцогов Мекленбургских. Деление владений Мекленбурга по названию резиденций на шверинские и гюстровские существовало за некоторыми перерывами после смерти Генриха IV Толстого в 1477 году и вновь с 1520 года по Нойбранденбургскому династийному договору. В этом договоре подтверждался раздел мекленбургских земель на части Шверин и Гюстров после смерти Магнуса II, которого добился его сын Альбрехт VII. По традиции шверинскими стали западные, а гюстровскими — восточные территории Мекленбурга.

При разделе земель в 1621 году между Адольфом Фридрихом I и Иоганном Альбрехтом II последний получил в Гюстров амты Гюстров, Рибниц, Шван, Даргун, Гноиен, Нойкален, Плау, города Фридланд, Краков, Лааге, Мальхин, Марлов, Нойбранденбург, Пенцлин, Рёбель, Зюльце, Тетеров и Вольдегк. Общими остались город Росток с Варнемюнде и четыре монастыря — Доббертин, Мальхов, Рибниц и монастырь Святого Креста в Ростоке.

По настоянию сословий общими остались придворный и земельный суды, консисторий, ландтаг, решения по границам и расходы имперского верховного суда.

Этот раздел владений не получил признания по имперскому и ленному праву. Поэтому титул двух правителей возникших таким образом владений остался прежним, и без каких-либо различий они именовали себя герцогами Мекленбургскими. Во избежание путаницы неофициально к этому титулу добавлялось название владений.

Герцогская резиденция до 1695 года располагалась в Гюстрове. После временного изгнания Абодритов в 1628—1630 годах Гюстровский замок служил резиденцией назначенному герцогом Мекленбурга Альбрехту фон Валленштейну. В 1631 году после свержения Валленштейна в свою резиденцию вернулся беглый герцог Мекленбург-Гюстрова Иоганн Альбрехт II.

После смерти его сына Густава Адольфа Мекленбургского в 1695 году династийная мужская линия Мекленбург-Гюстров угасла уже во втором поколении. Правовая неопределённость привела впоследствии к многолетнему конфликту между наследниками внутри Мекленбургской династии, который временами принимал военный характер и в конечном итоге был устранён только под влиянием императора и иностранных держав из Нижнесаксонского имперского округа.

8 марта 1701 года в Гамбурге после продолжавшихся несколько лет переговоров герцоги Фридрих Вильгельм I, правивший в Мекленбург-Шверине, и Адольф Фридрих II, будущий правитель образуемого герцогства Мекленбург-Стрелиц пришли к соглашению о том, что гюстровское наследство следует разделить между ними по стоимости (Гамбургский договор 1701 года). Соответственно шверинскому герцогу формально отошла часть герцогства Мекленбург-Гюстров с причитающимся голосом в рейхстаге Священной Римской империи (но без уступленных Стрелицу территорий). Тем самым название «Мекленбург-Гюстров» было сохранено в юридических документах до конца старой империи. Оставшаяся в великом герцогстве часть Мекленбург-Гюстрова, имевшая больший размер, образовала так называемый вендский округ мекленбургского государства.

Правители

Время правления Имя Происхождение
1520-1547 Альбрехт VII Красивый, герцог Мекленбурга (1503—1547) сын Магнуса II
1547-1555 Иоганн Альбрехт I, герцог Мекленбурга (1525—1576) сын Альбрехта VII
1555-1603 Ульрих, герцог Мекленбурга (1527—1603) сын Альбрехта VII
1603-1610 Карл I, герцог Мекленбурга (1540—1610) сын Альбрехта VII
1611-1628 Иоганн Альбрехт II (Ганс Альбрехт), герцог Мекленбурга (1590—1636)[1] сын Иоганна VII
(1628-1632) Альбрехт фон Валленштейн (1583—1634)
1632-1636 Иоганн Альбрехт II (Ганс Альбрехт), герцог Мекленбургский (см. выше)
1636-1695 Густав Адольф, герцог Мекленбурга (1636—1695) [2] сын Иоганна Альбрехта II
(1695-1701) Фридрих Вильгельм (I), герцог Мекленбурга (1675—1713)

Напишите отзыв о статье "Мекленбург-Гюстров"

Примечания

  1. с 1608 года при регенте Карле I; наследовал 9 июля 1611 года [WIGGER, Stammtafeln (1885), S. 312], по другим источникам ещё в 1610 году после смерти Карла I 22 июля 1610 года
  2. до 1654 года при регенте Адольфе Фридрихе I (1588—1658)

Литература

  • Ilka Minneker: Vom Kloster zur Residenz — Dynastische Memoria und Repräsentation im spätmittelalterlichen und frühneuzeitlichen Mecklenburg. Rhema-Verlag, Münster 2007, ISBN 978-3-930454-78-5
  • G. Duncker: [http://portal.hsb.hs-wismar.de/pub/lbmv/mjb/jb073/348696132.html Die zweite mecklenburgische Hauptlandesteilung]. Jahrbücher des Vereins für meckl. Geschichte u. Altertumskunde. — Schwerin 73 (1908), S. 290ff.

См. также

Отрывок, характеризующий Мекленбург-Гюстров

Дальше – был корабль... Была длинная, тяжкая дорога... Несмотря на своё глубокое горе, Магдалина, во время всего нескончаемо-длинного путешествия была с Рыцарями неизменно приветливой, собранной и спокойной. Храмовики тянулись к ней, видя её светлую, печальную улыбку, и обожали её за покой, который испытывали, находясь с рядом с ней... А она с радостью отдавала им своё сердце, зная, какая жестокая боль жгла их уставшие души, и как сильно казнила их происшедшая с Радомиром и Иоанном беда...
Когда они наконец-то достигли желанной Долины Магов, все без исключения мечтали только лишь об одном – отдохнуть от бед и боли, насколько для каждого это было возможно.
Слишком много было утрачено дорогого...
Слишком высокой была цена.
Сама же Магдалина, покинувшая Долину Магов, будучи малой десятилетней девочкой, теперь c трепетом заново «узнавала» свою гордую и любимую Окситанию, в которой всё – каждый цветок, каждый камень, каждое дерево, казались ей родными!.. Истосковавшись по прошлому, она жадно вдыхала бушующий «доброй магией» окситанский воздух и не могла поверить, что вот она наконец-то пришла Домой...
Это была её родная земля. Её будущий Светлый Мир, построить который она обещала Радомиру. И это к ней принесла она теперь своё горе и скорбь, будто потерянное дитя, ищущее у Матери защиты, сочувствия и покоя...
Магдалина знала – чтобы исполнить наказ Радомира, она должна была чувствовать себя уверенной, собранной и сильной. Но пока она лишь жила, замкнувшись в своей глубочайшей скорби, и была до сумасшествия одинокой...
Без Радомира её жизнь стала пустой, никчемной и горькой... Он обитал теперь где-то далеко, в незнакомом и дивном Мире, куда не могла дотянуться её душа... А ей так безумно по-человечески, по-женски его не хватало!.. И никто, к сожалению, не мог ей ничем в этом помочь.
Тут мы снова её увидели...
На высоком, сплошь заросшем полевыми цветами обрыве, прижав колени к груди, одиноко сидела Магдалина... Она, как уже стало привычным, провожала закат – ещё один очередной день, прожитый без Радомира... Она знала – таких дней будет ещё очень и очень много. И знала, ей придётся к этому привыкнуть. Несмотря на всю горечь и пустоту, Магдалина хорошо понимала – впереди её ждала долгая, непростая жизнь, и прожить её придётся ей одной... Без Радомира. Что представить пока что ей никак не удавалось, ибо он жил везде – в каждой её клеточке, в её снах и бодрствовании, в каждом предмете, которого он когда-то касался. Казалось, всё окружающее пространство было пропитано присутствием Радомира... И даже если бы она пожелала, от этого не было никакого спасения.
Вечер был тихим, спокойным и тёплым. Оживающая после дневной жары природа бушевала запахами разогретых цветущих лугов и хвои... Магдалина прислушивалась к монотонным звукам обычного лесного мира – он был на удивление таким простым, и таким спокойным!.. Разморенные летней жарой, в соседних кустах громко жужжали пчёлы. Даже они, трудолюбивые, предпочитали убраться подальше от жгучих дневных лучей, и теперь радостно впитывали живительную вечернюю прохладу. Чувствуя человеческое добро, крошечная цветная птичка безбоязненно села на тёплое плечо Магдалины и в благодарность залилась звонкими серебристыми трелями... Но Магдалина этого не замечала. Она вновь унеслась в привычный мир своих грёз, в котором всё ещё жил Радомир...
И она снова его вспоминала...
Его невероятную доброту... Его буйную жажду Жизни... Его светлую ласковую улыбку и пронзительный взгляд его синих глаз... И его твёрдую уверенность в правоте избранного им пути. Вспоминала чудесного, сильного человека, который, будучи совсем ещё ребёнком, уже подчинял себе целые толпы!..
Вспоминала его ласку... Тепло и верность его большого сердца... Всё это жило теперь только лишь в её памяти, не поддаваясь времени, не уходя в забвение. Всё оно жило и... болело. Иногда ей даже казалось – ещё чуть-чуть, и она перестанет дышать... Но дни бежали. И жизнь всё также продолжалась. Её обязывал оставленный Радомиром ДОЛГ. Поэтому, со своими чувствами и желаниями она, насколько могла, не считалась.
Сын, Светодар, по которому она безумно скучала, находился в далёкой Испании вместе с Раданом. Магдалина знала – ему тяжелей... Он был ещё слишком молод, чтобы смириться с такой потерей. Но ещё она также знала, что даже при самом глубоком горе, он никогда не покажет свою слабость чужим.
Он был сыном Радомира...
И это обязывало его быть сильным.
Снова прошло несколько месяцев.
И вот, понемногу, как это бывает даже с самой страшной потерей, Магдалина стала оживать. Видимо, приходило правильное время возвращаться к живущим...

Облюбовав крошечный Монтсегюр, который был самым магическим в Долине замком (так как стоял на «точке перехода» в другие миры), Магдалина с дочуркой вскоре начали потихоньку туда перебираться. Начали обживать их новый, незнакомый ещё, Дом...
И, наконец, помня настойчивое желание Радомира, Магдалина понемногу стала набирать себе первых учеников... Это была наверняка одна из самых лёгких задач, так как каждый человек на этом дивном клочке земли был более или менее одарённым. И почти каждый жаждал знания. Поэтому очень скоро у Магдалины уже было несколько сотен очень старательных учеников. Потом эта цифра переросла в тысячу... И уже очень скоро вся Долина Магов была охвачена её учением. А она брала как можно больше желающих, чтобы отвлечься от своих горьких дум, и была несказанно рада тому, как жадно тянулись к Знанию окситанцы! Она знала – Радомир бы от души этому порадовался... и набирала ещё больше желающих.