Мексиканский залив

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

</tt> </tt> </tt> </tt>

Мексиканский залив
[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9C%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B7%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B2&params=25_22_N_90_23_W_scale:1000000_type:waterbody 25°22′ с. ш. 90°23′ з. д. / 25.367° с. ш. 90.383° з. д. / 25.367; -90.383[//maps.google.com/maps?ll=25.367,-90.383&q=25.367,-90.383&spn=1,1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=25.367&mlon=-90.383&zoom=9 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=-90.383,25.367&pt=-90.383,25.367&spn=1,1&l=sat,skl (Я)]Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9C%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B7%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B2&params=25_22_N_90_23_W_scale:1000000_type:waterbody 25°22′ с. ш. 90°23′ з. д. / 25.367° с. ш. 90.383° з. д. / 25.367; -90.383[//maps.google.com/maps?ll=25.367,-90.383&q=25.367,-90.383&spn=1,1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=25.367&mlon=-90.383&zoom=9 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=-90.383,25.367&pt=-90.383,25.367&spn=1,1&l=sat,skl (Я)]
РасположениеАтлантический океан
Площадь1 543 000 км²
Объём2 332 000 км³
Трёхмерная перспектива Мексиканского залива.
Трёхмерная перспектива Мексиканского залива.
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
К:Водные объекты по алфавиту

Мексика́нский зали́в (исп. Golfo de México, англ. Gulf of Mexico, фр. Golfe de Mexique) — внутреннее море западной части Атлантического океана. Ограничен с северо-запада, севера и востока побережьем США (штаты Флорида, Алабама, Миссисипи, Луизиана и Техас), на юге и юго-западе — побережьем Мексики (штаты Тамаулипас, Веракрус, Табаско, Кампече, Юкатан), а также островом Кубой[1]. Внешне напоминает овал. Площадь залива — 1543 тыс. км², объём воды — около 2332 тыс. км³. Энергия вод, которые сильно нагреваются в летний период, служит основой для формирования сильных тропических штормов и мощных ураганов, крупнейшие из которых (Катрина, Густав, Иван и др.) практически ежегодно приводят к разрушительным последствиям в прибрежных регионах залива. Имеет важное хозяйственное значение для государств, омываемых им. Является одним из самых тёплых водоёмов в мире.[2]

Мексиканский залив образовался примерно 300 миллионов лет назад в результате тектоники литосферных плит.[3] Поверхность залива по форме напоминает овал шириной около 1,5 тысяч километров. Дно залива составлено из осадочных пород и недавних отложений. Сообщается с атлантическим океаном через Флоридский пролив между США и Кубой, и с Карибским морем через Юкатанский пролив между Кубой и Мексикой. Мексиканский залив и Карибское море иногда объединяют под названием Американское Средиземное море. Из-за слабой связи с атлантическим океаном, залив испытывает лишь небольшие приливы и отливы. Площадь залива составляет 1,5-1,6 млн кв. км, около половины составляют континентальные шельфовые воды. Объем воды в заливе оценивается в 2.5 миллиона кубических километров.[2]







Происхождение

В 2002 геолог Michael Stanton в своем эссе высказал альтернативную гипотезу происхождения залива в результате столкновения с крупным метеоритом примерно в конце пермского периода.[4] Однако специалисты по геологии залива не поддержали гипотезу. Повсеместно принятым мнением является то, что залив был образован в результате движения литосферных плит (тектоника плит).[3][5][6] [7] Не следует путать недоказанную гипотезу Стэнтона с крупным ударным кратером Чиксулуб‎ диаметром около 180 км на юкатанском побережье залива, вероятно образовавшемся около 65 миллионов лет назад в результате падения 10-км астероида[8].

История

Файл:Природа и люди 16. Мост из Майами через океан.jpg
«Из Миами экспресс летит в море…» (в Мексиканский залив). 1915

До начала эпохи Великих географических открытий европейцев берега залива населяли самые разнообразные индейские племена Америки, находившиеся на разных стадиях развития. На юге — в Мексике, на полуострове Юкатан процветали довольно продвинутые в хозяйственном плане рабовладельческие цивилизации майя и ацтеков с крупными городами и развитой инфраструктурой. На Кубе проживали племена караибов и араваков. На северном, прохладном, берегу залива жили племена охотников и собирателей (чокто), находившиеся на стадии родоплеменного/общинного строя. Прибытие европейцев и особенно борьба между европейскими державами за контроль над водами и берегами залива привело к постепенному слому традиционных укладов жизни индейских общин региона. И если испанская (Испанская Мексика, Испанская Флорида) и французская (Французская Луизиана, Новая Франция) колониальные модели в значительной степени позволяла туземцам, африканским рабам и европейцам сосуществовать в рамках единой колониальной империи, отчасти делая уступки в виде пласажа и метисации, то более агрессивная англо-американская модель подчёркивала абсолютное превосходство англо-саксонского элемента как единственно возможного. После покупки Луизианы, оккупации Флориды и захвата Техаса в первой половине XIX века, северный берег залива перешёл под юрисдикцию США и претерпел сильное ландшафтное изменение, связанное с развитием городов и бурным ростом населения. Ныне население залива имеет крайне смешанный характер — белые переселенцы самого разнообразного происхождения, кажуны, афроамериканцы, мулаты и метисы (преимущественно мексиканцы и кубинцы).

География

Флоридский пролив соединяет Мексиканский залив с Атлантическим океаном, а Юкатанский пролив с Карибским морем. Благодаря сравнительно небольшой ширине этих проливов, приливные явления выражены слабо. В Мексиканский залив впадает множество рек, включая р. Миссисипи, р. Алабама, р. Пёрл (жемчужная), р. Нуэсес, р. Сан-Антонио.

Гидрография

Береговая линия крайне извилиста, подвержена постоянным изменениям, особенно после сезона ураганов. Берега большей частью пологие, местами сильно заболоченные (болота Эверглейдс). Вдоль берега тянутся песчаные косы, отмели, банки, мелкие и крупные острова (остров Галвестон, Дофин-Айленд и др.). При этом происходит и постепенное обмеление северной части залива вследствие наносной деятельности рек, впадающих с северной стороны (в первую очередь реки Миссисипи). Несмотря на обмеление, площадь зеркала имеет тенденцию к увеличению, в основном за счёт эрозии пляжей и мелких островов (почти исчезнувшие острова Шанделюр) близ Луизианы. В северной части залива имеется множество более мелких заливов, бухт и гаваней (Мобильский залив и др.), а также лагун и лиманов (Пончантрен, Борнь, Морепа в Луизиане).

Фауна

Население

Файл:Mobile Alabama Skyline Night.jpg
Мобил (Алабама) вид со стороны Мексиканского залива

Наиболее крупные города на побережье Мексики: Кампече, Веракрус, Тампико; Кубы: столица Гавана, США: Тампа, Сент-Питерсберг, Пенсакола в штате Флорида, Мобил в штате Алабама, Новый Орлеан в штате Луизиана, Билокси, Галфпорт и Паскагула в штате Миссисипи, Хьюстон, Галвестон и Корпус-Кристи в штате Техас. Во второй половине XX века наблюдается интенсивный рост городов и плотности населения в районе залива. Наиболее динамично развиваются курорты и нефтегазовые центры (Хьюстон).

Хозяйственное значение

На шельфе Мексиканского залива сосредоточены значительные запасы нефти и природного газа; добыча этих полезных ископаемых ведётся в основном с помощью нефтяных платформ/нефтяных вышек. Ведётся интенсивное рыболовство — промышленное (тунец), а также любительское — (акула). В мелких бухтах выращиваются креветки. Имеет важное значение для судоходства, расположены многие порты США, Мексики и Кубы.

Рекреационный потенциал

Файл:2007 Miami sunset 3.jpg
Майами со стороны залива

Будучи крупнейшим водоёмом юга США, залив традиционно имел важное транспортное значение. В XX веке к нему добавилась и рекреационная роль, когда правительства прибрежных штатов начали вкладывать деньги в развитие местной туристической инфраструктуры для стимулирования роста городов с целью привлечь сюда выходящих на пенсию жителей американского севера. С 1930-х, на побережье залива устремились народные массы с самых разных концов страны. Побережье в настоящее время является излюбленным местом проведения весенних, осенних и летних каникул для жителей всей страны, особенно студентов. Особенно популярны города Панама-сити, Пенсакола, Дестин, Майами в штате Флорида, а также Орандж-Бич в штате Алабама. Всё побережье залива усеяно разнообразными гостиницами, частными виллами и кондоминиумами. Крупнейшим курортом Мексики является Канкун.

Далеко не всё побережье залива пригодно для полноценного отдыха. Из-за сильной заболоченности, постоянных ураганов и штормов, жаркого и влажного воздуха, низкого качества песка и мутной воды северная часть залива, особенно район устья реки Миссисипи, просто непригодны для отдыха. Тем не менее, семьи с низким социальным статусом и доходами приезжают сюда «дикарями», из-за чего побережье залива получило шутливое название «реднечья ривьера». В более привлекательных регионах (Дестин и др.) на востоке залива туристов подстерегают другие опасности (опасные отливные течения, массовые нашествия ядовитых медуз и скатов, электрические угри, множество видов акул, аллигаторы и морские крокодилы). Из-за акул большинство американцев, отдыхающих у залива, в воду либо не заходят вообще (плавая в бассейнах у гостиниц), либо просто мочат ноги и загорают.

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Чайки на мелководье Мексиканского залива

Экология

Северная часть залива, принадлежащая США, имеет крайне неблагоприятную экологическую обстановку. Основная причина загрязнения — злоупотребление мощными химическими удобрениями сельхозпредприятиями США для повышения урожайности сельхозкультур на полях и плантациях севернее залива. Химикаты вымываются дождями и выносятся реками в залив, где, в свою очередь стимулируют рост мелких бурых водорослей, которые в процессе своего массового размножения поглощают весь кислород в окружающей их воде, что приводит к гибели рыбы и других организмов. Другой проблемой является массовое возведение крупных жилых комплексов (кондоминиумов) непосредственно у кромки воды. Пологий, болотистый берег залива не подходит для многоэтажного строительства. Частые ураганы, которые являются природным методом обновления прибрежных регионов, вынуждают строительные фирмы проводить массовые ремонто-строительные работы многоэтажек каждые 2-3 года, что приводит к разрушению экологического баланса в дюнах, свалкам строительного мусора, ухудшению качества песка, эрозии пляжей, исчезновению прибрежных плавней и мангровых лесов, повышению солёности в северной части залива. Более того, сточные воды с кондоминиумов привлекают акул всё ближе к берегу, а повышение солёности приводит к массовому размножению ядовитых медуз, создавая опасность для отдыхающих.

Платформа «Deepwater Horizon»

22 апреля 2010 после взрыва и 36-часового пожара затонула расположенная в 64 км от берега Луизианы нефтяная платформа «Deepwater Horizon» компании BP. Нефтяная скважина была повреждена при затоплении, и нефть из неё в течение нескольких месяцев поступала в океан.[9] Через несколько месяцев концентрация нефти в плюме, висевшем в толще воды, значительно снизилась, а на месте бедствия оказалось большое количество микроорганизмов, перерабатывавших нефть.[10]

См. также

Напишите отзыв о статье "Мексиканский залив"

Примечания

  1. Мексиканский залив // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. 1 2 [http://www.epa.gov/gmpo/about/facts.html General Facts about the Gulf of Mexico]. Проверено 27 декабря 2006. [http://www.webcitation.org/65IFGXFm0 Архивировано из первоисточника 8 февраля 2012].
  3. 1 2 Huerta, A.D., and D.L. Harry (2012) Wilson cycles, tectonic inheritance, and rifting of the North American Gulf of Mexico continental margin. Geosphere. 8(1):GES00725.1, first published on March 6, 2012, DOI:[//dx.doi.org/10.1130%2FGES00725.1 10.1130/GES00725.1]
  4. Stanton, M. S., 2002, [http://www.aapg.org/explorer/2002/12dec/gom_impact.pdf Is the Gulf's Origin Heaven Sent?] AAPG Explorer (Dec. 2002) American Association of Petroleum Geologists. Tulsa Oklahoma.
  5. Stern, R.J., and W.R. Dickinson (2010) [http://geosphere.geoscienceworld.org/cgi/content/abstract/6/6/739 The Gulf of Mexico is a Jurassic backarc basin.] Geosphere. 6(6):739-754.
  6. Galloway, W. E., 2008, Depositional evolution of the Gulf of Mexico sedimentary basin. in K.J. Hsu, ed., pp. 505-549, The Sedimentary Basins of the United States and Canada, Sedimentary Basins of the World. v. 5, Elsevier, The Netherlands.
  7. Mickus, K., R. J. Stern2, G. R. Keller, and E. Y. Anthony (2009) Potential field evidence for a volcanic rifted margin along the Texas Gulf Coast. Journal of Geology. v. 37, p. 387-390.
  8. [http://www.bbc.com/news/uk-scotland-glasgow-west-21379024 Dinosaur extinction: Scientists estimate 'most accurate' date] // BBC, 8 February 2013: "A 180km (110mi)-wide crater in the Caribbean off the Yucatan coast of Mexico is presumed to be the result of that impact. Called Chicxulub, the crater is thought to have been created by an object 10km (6mi)"
  9. [http://lenta.ru/news/2010/05/02/triple/ Lenta.ru: Катастрофы: Нефтяное пятно в Мексиканском заливе за день увеличилось втрое]
  10. [http://www.snob.ru/fp/entry/23086 Бактерии спасли Мексиканский залив от нефти]

Литература

Ссылки

  • [http://www.webarmy.ru/forums/theme.php?th=8746 Разлив нефти в Мексиканском заливе — текущее положение]
  • [http://sv-rasseniya.narod.ru/stat/Metastases/default.html Метастазы Мексиканского залива]

Отрывок, характеризующий Мексиканский залив

Сущность и правда была другой. Она была как бы соткана из мерцающего тумана, который то распылялся, делая её совершенно прозрачной, то уплотнялся, и тогда её совершенное тело становилось почти что физически плотным.
Её блестящие, чёрные, как ночь, волосы спадали мягкими волнами почти что до самых ступней и так же, как тело, то уплотнялись, то распылялись искристой дымкой. Жёлтые, как у рыси, огромные глаза незнакомки светились янтарным светом, переливаясь тысячами незнакомых золотистых оттенков и были глубокими и непроницаемыми, как вечность... На её чистом, высоком лбу горела золотом такая же жёлтая, как и её необычные глаза, пульсирующая энергетическая звезда. Воздух вокруг женщины трепетал золотыми искрами, и казалось – ещё чуть-чуть, и её лёгкое тело взлетит на недосягаемую нам высоту, как удивительная золотая птица... Она и правда была необыкновенно красива какой-то невиданной, завораживающей, неземной красотой.
– Привет вам, малые, – обернувшись к нам, спокойно поздоровалась незнакомка. И уже обращаясь к Анне, добавила: – Что заставило тебя звать меня, родная? Случилась что-то?
Анна, улыбаясь, ласково обняла мать за плечи и, показывая на нас, тихо шепнула:
– Я подумала, что им необходимо встретиться с тобою. Ты могла бы помочь им в том, чего не могу я. Мне кажется, они этого стоят. Но ты прости, если я ошиблась... – и уже обращаясь к нам, радостно добавила: – Вот, милые, и моя мама! Её зовут Изидора. Она была самой сильной Видуньей в то страшное время, о котором мы с вами только что говорили.
(У неё было удивительное имя – Из-и-до-Ра.... Вышедшая из света и знания, вечности и красоты, и всегда стремящаяся достичь большего... Но это я поняла только сейчас. А тогда меня просто потрясло его необычайное звучание – оно было свободным, радостным и гордым, золотым и огненным, как яркое восходящее Солнце.)
Задумчиво улыбаясь, Изидора очень внимательно всматривалась в наши взволнованные мордашки, и мне вдруг почему-то очень захотелось ей понравиться... Для этого не было особых причин, кроме той, что история этой дивной женщины меня дико интересовала, и мне очень хотелось во что бы то ни стало её узнать. Но я не ведала их обычаев, не знала, как давно они не виделись, поэтому сама для себя решила пока молчать. Но, видимо не желая меня долго мучить, Изидора сама начала разговор...
– Что же вы хотели знать, малые?
– Я бы хотела спросить вас про вашу Земную жизнь, если это можно, конечно же. И если это не будет слишком больно для вас вспоминать... – чуточку стесняясь, тут же спросила я.
Глубоко в золотых глазах засветилась такая жуткая тоска, что мне немедля захотелось взять свои слова обратно. Но Анна, как бы всё понимая, тут же мягко обняла меня за плечи, будто говоря, что всё в порядке, и всё хорошо...
А её красавица мать витала где-то очень далеко, в своём, так и не забытом, и видимо очень тяжёлом прошлом, в котором в тот миг блуждала её когда-то очень глубоко раненая душа... Я боялась пошевелиться, ожидая, что вот сейчас она нам просто откажет и уйдёт, не желая ничем делиться... Но Изидора наконец встрепенулась, как бы просыпаясь от ей одной ведомого, страшного сна и тут же приветливо нам улыбнувшись, спросила:
– Что именно вы хотели бы знать, милые?
Я случайно посмотрела Анну... И всего лишь на коротенькое мгновение почувствовала то, что она пережила. Это было ужасно, и я не понимаю, за что люди могли вершить такое?! Да и какие они после этого люди вообще?.. Я чувствовала, что во мне опять закипает возмущение, и изо всех сил старалась как-то успокоиться, чтобы не показаться ей совсем уж «ребёнком». – У меня тоже есть Дар, правда я не знаю насколько он ценен и насколько силён... Я ещё вообще почти ничего о нём не знаю. Но очень хотела бы знать, так как теперь вижу, что одарённые люди даже гибли за это. Значит – дар ценен, а я даже не знаю, как его употреблять на пользу другим. Ведь он дан мне не для того, чтобы просто гордиться им, так ведь?.. Вот я и хотела бы понять, что же с ним делать. И хотела бы знать, как делали это вы. Как вы жили... Простите, если это кажется вам не достаточно важным... Я совсем не обижусь, если вы решите сейчас уйти.
Я почти не соображала, что говорю и волновалась, как никогда. Что-то внутри подсказывало, что эта встреча мне очень нужна и, что я должна суметь «разговорить» Изидору, как бы не было нам обоим от этого тяжело...
Но она, как и её дочь, вроде бы, не имела ничего против моей детской просьбы. И уйдя от нас опять в своё далёкое прошлое, начала свой рассказ...
– Был когда-то удивительный город – Венеция... Самый прекрасный город на Земле!.. Во всяком случае – мне так казалось тогда...
– Думаю, вам будет приятно узнать, что он и сейчас ещё есть! – тут же воскликнула я. – И он правда очень красивый!
Грустно кивнув, Изидора легко взмахнула рукой, как бы приподнимая тяжёлый «завес ушедшего времени», и перед нашим ошеломлёнными взорами развернулось причудливое видение...
В лазурно-чистой синеве неба отражалась такая же глубокая синева воды, прямо из которой поднимался удивительный город... Казалось, розовые купола и белоснежные башни каким-то чудом выросли прямо из морских глубин, и теперь гордо стояли, сверкая в утренних лучах восходящего солнца, красуясь друг перед другом величием бесчисленных мраморных колонн и радостными бликами ярких, разноцветных витражей. Лёгкий ветерок весело гнал прямо к набережной белые «шапочки» кудрявых волн, а те, тут же разбиваясь тысячами сверкающих брызг, игриво омывали, уходящие прямо в воду, мраморные ступеньки. Длинными зеркальными змеями блестели каналы, весело отражаясь солнечными «зайчиками» на соседних домах. Всё вокруг дышало светом и радостью... И выглядело каким-то сказочно-волшебным.
Это была Венеция... Город большой Любви и прекрасных искусств, столица Книг и великих Умов, удивительный город Поэтов...
Я знала Венецию, естественно, только по фотографиям и картинам, но сейчас этот чудесный город казался чуточку другим – совершенно реальным и намного более красочным... По-настоящему живым.
– Я родилась там. И считала это за большую честь. – зажурчал тихим ручейком голос Изидоры. – Мы жили в огромном палаццо (так у нас называли самые дорогие дома), в самом сердце города, так как моя семья была очень богата.
Окна моей комнаты выходили на восток, а внизу они смотрели прямо на канал. И я очень любила встречать рассвет, глядя, как первые солнечные лучи зажигали золотистые блики на покрытой утренним туманом воде...
Заспанные гондольеры лениво начинали своё каждодневное «круговое» путешествие, ожидая ранних клиентов. Город обычно ещё спал, и только любознательные и всеуспевающие торговцы всегда первыми открывали свои ларьки. Я очень любила приходить к ним пока ещё никого не было на улицах, и главная площадь не заполнялась людьми. Особенно часто я бегала к «книжникам», которые меня очень хорошо знали и всегда приберегали для меня что-то «особенное». Мне было в то время всего десять лет, примерно, как тебе сейчас... Так ведь?
Я лишь кивнула, зачарованная красотой её голоса, не желая прерывать рассказ, который был похожим на тихую, мечтательную мелодию...
– Уже в десять лет я умела многое... Я могла летать, ходить по воздуху, лечить страдавших от самых тяжёлых болезней людей, видеть приходящее. Моя мать учила меня всему, что знала сама...
– Как – летать?!. В физическом теле летать?!. Как птица? – не выдержав, ошарашено брякнула Стелла.
Мне было очень жаль, что она прервала это волшебно-текущее повествование!.. Но добрая, эмоциональная Стелла видимо не в состоянии была спокойно выдержать такую сногсшибательную новость...
Изидора ей лишь светло улыбнулась... и мы увидели уже другую, но ещё более потрясающую, картинку...
В дивном мраморном зале кружилась хрупкая черноволосая девчушка... С лёгкостью сказочной феи, она танцевала какой-то причудливый, лишь ей одной понятный танец, временами вдруг чуть подпрыгивая и... зависая в воздухе. А потом, сделав замысловатый пирует и плавно пролетев несколько шагов, опять возвращалась назад, и всё начиналось с начала... Это было настолько потрясающе и настолько красиво, что у нас со Стеллой захватило дух!..
А Изидора лишь мило улыбалась и спокойно продолжала дальше свой прерванный рассказ.
– Моя мама была потомственной Ведуньей. Она родилась во Флоренции – гордом, свободном городе... в котором его знаменитой «свободы» было лишь столько, насколько могли защитить её, хоть и сказочно богатые, но (к сожалению!) не всесильные, ненавидимые церковью, Медичи. И моей бедной маме, как и её предшественницам, приходилось скрывать свой Дар, так как она была родом из очень богатой и очень влиятельной семьи, в которой «блистать» такими знаниями было более чем нежелательно. Поэтому ей, так же как, и её матери, бабушке и прабабушке, приходилось скрывать свои удивительные «таланты» от посторонних глаз и ушей (а чаще всего, даже и от друзей!), иначе, узнай об этом отцы её будущих женихов, она бы навсегда осталась незамужней, что в её семье считалось бы величайшим позором. Мама была очень сильной, по-настоящему одарённой целительницей. И ещё совсем молодой уже тайно лечила от недугов почти весь город, в том числе и великих Медичи, которые предпочитали её своим знаменитым греческим врачам. Однако, очень скоро «слава» о маминых «бурных успехах» дошла до ушей её отца, моего дедушки, который, конечно же, не слишком положительно относился к такого рода «подпольной» деятельности. И мою бедную маму постарались как можно скорее выдать замуж, чтобы таким образом смыть «назревающий позор» всей её перепуганной семьи...
Было ли это случайностью, или кто-то как-то помог, но маме очень повезло – её выдали замуж за чудесного человека, венецианского магната, который... сам был очень сильным ведуном... и которого вы видите сейчас с нами...
Сияющими, повлажневшими глазами Изидора смотрела на своего удивительно отца, и было видно, насколько сильно и беззаветно она его любила. Она была гордой дочерью, с достоинством нёсшей через века своё чистое, светлое чувство, и даже там, далеко, в её новых мирах, не скрывавшей и не стеснявшейся его. И тут только я поняла, насколько же мне хотелось стать на неё похожей!.. И в её силе любви, и в её силе Ведуньи, и во всём остальном, что несла в себе эта необычайная светлая женщина...
А она преспокойно продолжала рассказывать, будто и не замечая ни наших «лившихся через край» эмоций, ни «щенячьего» восторга наших душ, сопровождавшего её чудесный рассказ.
– Вот тогда-то мама и услышала о Венеции... Отец часами рассказывал ей о свободе и красоте этого города, о его дворцах и каналах, о тайных садах и огромных библиотеках, о мостах и гондолах, и многом-многом другом. И моя впечатлительная мать, ещё даже не увидев этого чудо-города, всем сердцем полюбила его... Она не могла дождаться, чтобы увидеть этот город своими собственными глазами! И очень скоро её мечта сбылась... Отец привёз её в великолепный дворец, полный верных и молчаливых слуг, от которых не нужно было скрываться. И, начиная с этого дня, мама могла часами заниматься своим любимым делом, не боясь оказаться не понятой или, что ещё хуже – оскорблённой. Её жизнь стала приятной и защищённой. Они были по-настоящему счастливой супружеской парой, у которой ровно через год родилась девочка. Они назвали её Изидорой... Это была я.
Я была очень счастливым ребёнком. И, насколько я себя помню, мир всегда казался мне прекрасным... Я росла, окружённая теплом и лаской, среди добрых и внимательных, очень любивших меня людей. Мама вскоре заметила, что у меня проявляется мощный Дар, намного сильнее, чем у неё самой. Она начала меня учить всему, что умела сама, и чему научила её бабушка. А позже в моё «ведьмино» воспитание включился и отец.
Я рассказываю всё это, милые, не потому, что желаю поведать вам историю своей счастливой жизни, а чтобы вы глубже поняли то, что последует чуть позже... Иначе вы не почувствуете весь ужас и боль того, что мне и моей семье пришлось пережить.
Когда мне исполнилось семнадцать, молва обо мне вышла далеко за границы родного города, и от желающих услышать свою судьбу не было отбоя. Я очень уставала. Какой бы одарённой я не была, но каждодневные нагрузки изматывали, и по вечерам я буквально валилась с ног... Отец всегда возражал против такого «насилия», но мама (сама когда-то не смогшая в полную силу использовать свой дар), считала, что я нахожусь в полном порядке, и что должна честно отрабатывать свой талант.
Так прошло много лет. У меня давно уже была своя личная жизнь и своя чудесная, любимая семья. Мой муж был учёным человеком, звали его Джироламо. Думаю, мы были предназначены друг другу, так как с самой первой встречи, которая произошла в нашем доме, мы больше почти что не расставались... Он пришёл к нам за какой-то книгой, рекомендованной моим отцом. В то утро я сидела в библиотеке и по своему обычаю, изучала чей-то очередной труд. Джироламо вошёл внезапно, и, увидев там меня, полностью опешил... Его смущение было таким искренним и милым, что заставило меня рассмеяться. Он был высоким и сильным кареглазым брюнетом, который в тот момент краснел, как девушка, впервые встретившая своего жениха... И я тут же поняла – это моя судьба. Вскоре мы поженились, и уже никогда больше не расставались. Он был чудесным мужем, ласковым и нежным, и очень добрым. А когда родилась наша маленькая дочь – стал таким же любящим и заботливым отцом. Так прошли, очень счастливые и безоблачные десять лет. Наша милая дочурка Анна росла весёлой, живой, и очень смышлёной. И уже в её ранние десять лет, у неё тоже, как и у меня, стал потихонечку проявляться Дар...