Местечко

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Месте́чко (польск. miasteczko, белор. мястэчка, укр. мiстечко, чеш. městys (městečko), лит. miestelis, латыш. miests) — один из типов населённых пунктов[1], исторически — сложившаяся разновидность поселения в Речи Посполитой, то есть на территории современной Белоруссии, Литвы, восточной Латвии, Польши, Украины и западной России, часто — со значительной долей еврейского населения, еврейским местечком (идишשטעטל‏‎ — штетл, букв. «городок»).







Описание

Местечко с характерным для города торгово-ремесленным населением и аналогичной инфраструктурой и планировкой, тем не менее, отличалось от города — как правило, меньшей площадью и меньшим количеством населения. Однако фундаментальное отличие заключалось в том, что местечки не были наделены магдебургскими правами и, следовательно, не имели самоуправления (магистрат) и герба. Некоторые местечки получали со временем статус города; например, Улла в 1577 получила магдебургские права. Другие переходили в категорию деревень или сёл: например, Козяны в Браславском районе Витебской области Белоруссии или Лишкява в Варенском районе Литвы. Такой переход приводил к невозможности дальнейшего проживания еврейского населения согласно нормам черты оседлости.

Примеры местечек

Местечки в России

В Российской империи

На территории Российской империи местечки существовали на территориях, прежде входивших в состав Польского королевства, а в XIX веке статус местечка устанавливался и русским правительством. В местечках преобладала торгово-промышленная деятельность, характерная для городов. Специфика местечек как особого типа населённых пунктов обуславливалась тем, что жители местечек считались мещанами. Также немаловажный факт приобретало и то, что согласно принятым в 1882 году «Временным правилам» евреям было запрещено селиться, приобретать и арендовать недвижимость в сёлах и деревнях. Местечки под этот запрет не попадали. В местечках, насчитывающих не менее 10 дворов, разрешалось образовывать мещанские общества, которые могли избрать мещанского старосту. При количестве дворов в 50 и более разрешалось учреждать мещанскую управу и избирать мещанских депутатов[1]. С 1866 года мещане были освобождены от подушной подати, её заменил налог с недвижимых имуществ в городах, посадах и местечках.

Постепенно статусные различия между селом и местечком утрачивали значение: подушная подать была отменена для всех сословий в 1887 году, в 1903 году правительство разрешило евреям проживать в 101 селении (позже список неоднократно пополнялся). Уже в 1894 году Правительствующий сенат выпустил разъяснение, что единственное, что отличает местечко от села, — его официальное название таковым.

В Российской Федерации

В современной России существует небольшое количество населённых пунктов, имеющих статус местечка — в основном, это небольшие посёлки. Так, в Ленинградской области на 2008 год существует 14 местечек[2]. Также законом Московской области определена категория населённых пунктов «местечко», относящаяся к сельским населённым пунктам[3], в 2006 году в области насчитывалось 7 местечек[4].

Напишите отзыв о статье "Местечко"

Примечания

  1. 1 2 Хардин Д. А. Местечки // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. [http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10254931@SV_Articles С местечка в карьер] // Санкт-Петербургские ведомости. — 15 декабря 2008
  3. [http://mosobl.elcode.ru/page.aspx?69499 Закон Московской области «Об административно-территориальном устройстве Московской области» № 12/2001-ОЗ в редакции от 09.07.2010] (стр. 3, статья 3, п. 3.6)
  4. [http://msu-mo.ru/userdata/docs/abc_np_03_08_06.zip Алфавитный перечень населённых пунктов муниципальных районов Московской области] (RTF+ZIP). Развитие местного самоуправления на территории Московской области. Проверено 4 февраля 2013. [http://www.webcitation.org/64cNVl25K Архивировано из первоисточника 11 января 2012].

Ссылки

Отрывок, характеризующий Местечко

Сын, Светодар, по которому она безумно скучала, находился в далёкой Испании вместе с Раданом. Магдалина знала – ему тяжелей... Он был ещё слишком молод, чтобы смириться с такой потерей. Но ещё она также знала, что даже при самом глубоком горе, он никогда не покажет свою слабость чужим.
Он был сыном Радомира...
И это обязывало его быть сильным.
Снова прошло несколько месяцев.
И вот, понемногу, как это бывает даже с самой страшной потерей, Магдалина стала оживать. Видимо, приходило правильное время возвращаться к живущим...

Облюбовав крошечный Монтсегюр, который был самым магическим в Долине замком (так как стоял на «точке перехода» в другие миры), Магдалина с дочуркой вскоре начали потихоньку туда перебираться. Начали обживать их новый, незнакомый ещё, Дом...
И, наконец, помня настойчивое желание Радомира, Магдалина понемногу стала набирать себе первых учеников... Это была наверняка одна из самых лёгких задач, так как каждый человек на этом дивном клочке земли был более или менее одарённым. И почти каждый жаждал знания. Поэтому очень скоро у Магдалины уже было несколько сотен очень старательных учеников. Потом эта цифра переросла в тысячу... И уже очень скоро вся Долина Магов была охвачена её учением. А она брала как можно больше желающих, чтобы отвлечься от своих горьких дум, и была несказанно рада тому, как жадно тянулись к Знанию окситанцы! Она знала – Радомир бы от души этому порадовался... и набирала ещё больше желающих.
– Прости, Север, но как же Волхвы согласились с этим?!. Ведь они так тщательно охраняют от всех свои Знания? Как же Владыко допустил такое? Магдалина ведь учила всех, не выбирая лишь посвящённых?
– Владыко никогда не соглашался с этим, Изидора... Магдалина и Радомир шли против его воли, открывая эти знания людям. И я до сих пор не знаю, кто из них был по-настоящему прав...
– Но ты же видел, как жадно внимали этому Знанию окситанцы! Да и вся остальная Европа также! – удивлённо воскликнула я.
– Да... Но я видел и другое – как просто они были уничтожены... А это значит – они были к этому не готовы.
– Но когда же, по твоему, люди будут «готовы»?.. – возмутилась я. – Или это не случится никогда?!.
– Случится, мой друг... думаю. Но лишь тогда, когда, люди наконец-то поймут, что они в состоянии защитить это же самое Знание... – тут Север неожиданно по-детски улыбнулся. – Магдалина и Радомир жили Будущим, видишь ли... Они мечтали о чудесном Едином Мире... Мире, в котором была бы одна общая Вера, один правитель, единая речь... И несмотря ни на что, учили... Сопротивляясь Волхвам... Не подчиняясь Владыко... И при всём при том, хорошо понимая – даже их далёкие правнуки наверняка ещё не узрят этого чудесного «единого» мира. Они просто боролись... За свет. За знания. За Землю. Такой была их Жизнь... И они прожили её, не предавая.
Я снова окунулась в прошлое, в котором всё ещё жила эта удивительная и единственная история...
Было только одно грустное облачко, бросавшее тень на светлеющее настроение Магдалины – Веста глубоко страдала от потери Радомира, и никакими «радостями» не удавалось её от этого отвлечь. Узнав, наконец, о случившемся, она полностью захлопнула своё маленькое сердечко от окружающего мира и переживала свою потерю одна, не допуская к себе даже любимую маму, светлую Магдалину. Так она бродила целыми днями неприкаянной, не зная, что с этой страшной бедой поделать. Рядом не было также и брата, с которым Веста привыкла делиться радостью и печалями. Ну, а сама она была слишком ещё мала, чтобы суметь осилить столь тяжкое горе, непомерным грузом обрушившееся на её хрупкие детские плечи. Она дико скучала по своему любимому, самому лучшему на свете папе и никак не могла понять, откуда же взялись те жестокие люди, которые его ненавидели и которые его убили?.. Не слышно было больше его весёлого смеха, не было их чудесных прогулок... Не оставалось больше вообще ничего, что было связанно с их тёплым и всегда радостным общением. И Веста глубоко, по-взрослому страдала... У неё оставалась только память. А ей хотелось вернуть его живого!.. Она была ещё слишком малой, чтобы довольствоваться воспоминаниями!.. Да, она очень хорошо помнила, как, свернувшись калачиком на его сильных руках, затаив дыхание слушала удивительнейшие истории, ловя каждое слово, боясь пропустить самое важное... И теперь её раненое сердечко требовало всё это обратно! Папа был её сказочным кумиром... Её, закрытым от остальных, удивительным миром, в котором жили только они вдвоём... А теперь этого мира не стало. Злые люди забрали его, оставив лишь глубокую рану, которую ей самой никак не удавалось заживить.