Названия жителей

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Названия жителей или катойконимы[1] — именование жителей определённой местности. Например: Омск — омич, Москва — москвич, Новгород — новгородец, Псков — псковичи (ж — псковитя́нка, м — псковитя́нин), Тула — туля́к (ж — туля́чка, мн — туляки́).







Правила образования

В русском языке нет чёткого правила образования названия жителей, однако есть закономерности. Для названий, заканчивающихся на -ово, -ево, -ино, -ено и т. п., используется суффикс -ц- (ивановцы — от Иваново; ильинцы — от Ильино). Для названий, заканчивающихся на -тск, -цк, -ск и т. п., чаще всего используются суффиксы -ан-, -чан- и -ян- (иркутяне — от Иркутск; хабаровчане — от Хабаровск). Суффикс -ч-, как один из наиболее старых, используется только от названий старинных городов (москвичи — от Москва; псковичи — от Псков; томичи — от Томск).

Исключением являются катойконимы, образованные от названий с элементом «усть»: они не подчиняются общим правилам, и в большинстве своём независимо от окончания для словообразования используется суффикс -ц- (устьабаканцы — от Усть-Абакан; устьилимцы — от Усть-Илимск; устьмайцы — от Усть-Мая; устьтаркцы — от Усть-Тарка).

Зачастую катойконимы образуются не напрямую от топонима, а от производного прилагательного (грязинцы — грязинский — Грязи; краснинцы — краснинский — Красное).

В то же время есть правило написания названия жителей слитно во всех случаях, даже если в названиях, от которых они образованы, несколько слов написаны раздельно или через дефис (левтолстовцы — от Лев Толстой; ньюйоркцы — от Нью-Йорк; старооскольцы — от Старый Оскол).

Для некоторых топонимов в русском языке нет соответствующего устоявшегося катойконима (чаще всего катойконима женского рода). В этом случае жители той или иной местности называются описательно, например, жительница города Воронежа или житель села Счастливое.

Очень часто название жителей образуется от исторического названия местности. Так, например, во многих европейских языках наряду с названиями, образованными от современных топонимов, широко используются названия, образованные от латинских названий. Например, манкунианцы — жители Манчестера (от лат. Mancunium, в русском языке употребляется главным образом для обозначения игроков футбольных клубов «Манчестер Юнайтед» и «Манчестер Сити»). Или же мерсисайдцы — для «Ливерпуля».

Названия жителей не принято отождествлять с наименованиями наций, населяющих государства и государственные образования.

Нестандартные случаи

В ряде конкретных случаев названия жителей образуются особым образом, на основании ранее существовавшего топонима или сложившейся традиции. Например:

Напишите отзыв о статье "Названия жителей"

Примечания

  1. Фролова В.П. [http://www.dissercat.com/content/tipologiya-russkikh-katoikonimov-na-fone-germanskikh-yazykov Типология русских катойконимов на фоне германских языков.] Диссертация на соиск. степени к. фил. н. Воронеж, 1999.
  2. Лев Успенский. Слово о словах.

Ссылки

  • Городецкая И. Л., Левашов Е. А.  [http://books.google.com/books?id=Do8dAQAAMAAJ&dq=%D0%9D%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F+%D0%B6%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B9 Названия жителей] // Русские названия жителей: Словарь-справочник. — М.: АСТ, 2003. — 363 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-016914-0.
  • [http://www.gramma.ru/SPR/?id=4.0 Образование названий жителей]
  • «Словарь названий жителей СССР: около 10.000 названий», под редакцией А. М. Бабкина и Е. А. Левашова. М., «Русский язык», 1975.
  • «[https://sites.google.com/site/penzakotoroinet/penza-kotoroj-n-t/k/kto-my-penzency-ili-penzaki Кто мы: пензенцы или пензяки]» / к вопросу о двойственности названия пензенских жителей

Отрывок, характеризующий Названия жителей

Если честно – я до сих пор не знаю, что тогда произошло. Может быть, у меня просто пошло очень сильное возмущение, что надо мной так незаслуженно смеялись? Или слишком мощно всколыхнулась горькая детская обида? Так или иначе, я вдруг почувствовала, как всё тело будто заледенело (казалось бы, должно было быть наоборот?) и только внутри кистей рук взрывными толчками пульсировал настоящий «огонь»… Я встала лицом к костру и резко выбросила левую руку вперёд... Жуткое ревущее пламя как будто выплеснулось из моей руки прямо в сложенный мальчишками костёр. Все дико закричали... а я очнулась уже дома, с очень сильной режущей болью в руках, спине и голове. Всё тело горело, как будто я лежала на раскалённой жаровне. Не хотелось двигаться и даже открывать глаза.
Мама была в ужасе от моей «выходки» и обвинила меня во «всех мирских грехах», а главное – в недержании слова, данного ей, что для меня было хуже любой всепожирающей физической боли. Мне было очень грустно, что на этот раз она не захотела меня понять и в то же время я чувствовала небывалую гордость, что всё-таки «не ударила лицом в грязь» и что у меня каким-то образом получилось сделать то, что от меня ожидали.
Конечно, всё это сейчас кажется немножко смешным и по-детски наивным, но тогда для меня было очень важно доказать, что я, возможно, могу быть кому-то в чём-то полезной со всеми своими, как они называли, «штучками». И что это не мои сумасшедшие выдумки, а самая настоящая реальность, с которой им теперь придётся хотя бы немножечко считаться. Если бы только всё могло быть так по-детски просто...

Как оказалось, не только моя мама была в ужасе от содеянного мною. Соседние мамы, услышав от своих детей о том, что произошло, начали требовать от них чтобы они держались от меня как можно дальше… И на этот раз я по-настоящему осталась почти совсем одна. Но так как я была человечком весьма и весьма гордым, то я ни за что не собиралась «проситься» к кому-то в друзья. Но одно – показать, а совсем другое – с этим жить.....
Я очень любила своих друзей, свою улицу и всех кто на ней жил. И всегда старалась принести каждому хоть какую-то радость и какое-то добро. А сейчас я была одна и в этом была виновата только сама, потому что не сумела устоять перед самой простой, безобидной детской провокацией. Но что ж было делать, если я сама в то время была ещё совсем ребёнком? Правда, ребёнком, который теперь стал уже понемногу понимать, что не каждый в этом мире достоин того, чтобы ему стоило бы что-то доказывать... А даже если и доказать, то это ещё абсолютно не значило, что тот, кому ты это доказываешь, тебя всегда правильно поймёт.
Через несколько дней я совсем физически «отошла» и чувствовала себя довольно сносно. Но желания зажечь огонь у меня больше не появлялось уже никогда. А вот расплачиваться за свой «эксперимент» пришлось, к сожалению, довольно долго… Первое время я находилась в полной изоляции от всех моих любимых игр и друзей. Это было очень обидно и казалось очень несправедливым. Когда я говорила об этом маме, моя бедная добрая мама не знала, что сказать. Она очень меня любила и, естественно, хотела уберечь меня от любых бед и обид. Но, с другой стороны, ей уже тоже понемножку становилось страшно оттого, что почти постоянно со мной происходило.
Это, к сожалению, было то «тёмное» время, когда ещё было «не принято» говорить открыто о подобных, «странных» и непривычных вещах. Всё очень строго сохранялось в рамках, как «должно» или «не должно» быть. И всё «необъяснимое» или «неординарное» категорически умалчивалось или считалось ненормальным. Честно говоря, я от всего сердца завидую тем одарённым детям, которые родились хотя бы на двадцать лет позже меня, когда все эти «неординарные» способности уже не считались каким-то проклятием, а наоборот – это стало называться ДАРОМ. И на сегодняшний день никто уже не травит и не посылает этих бедных «необычных» детей в сумасшедший дом, а дорожат ими и уважают, как одарённых особым талантом удивительных детей.
Мои же «таланты» в то время такого восторга ни у кого из окружающих, к сожалению, не вызывали. Как-то, несколько дней спустя после моего «скандального» приключения с огнём, одна наша соседка «по секрету» сказала маме, что у неё есть «очень хороший врач», который занимается именно такими «проблемами», как у меня и если мама хочет, то она с удовольствием её с ним познакомит. Это был первый раз, когда маме на прямую «посоветовали» упрятать меня в сумасшедший дом.
Потом этих «советов» было очень много, но я помню, что именно тогда мама была очень огорчена и долго плакала закрывшись в своей комнате. Она не сказала мне про этот случай никогда, но в этот секрет меня «посвятил» соседский мальчик, мама которого и дала моей маме такой драгоценный совет. Конечно же, ни к какому врачу меня, слава богу, не повели. Но я чувствовала, что своими последними «деяниями» я перешагнула какой-то «рубеж», после которого уже даже моя мама не в состоянии была меня понимать. И не было никого, кто мог бы мне помочь, объяснить или просто по-дружески успокоить. Я уже не говорю – чтобы научить…
Так я в одиночестве «барахталась» в своих догадках и ошибках, без чьей-либо поддержки или понимания. Что-то пробовала, что-то не смела. Что-то получалось, что-то – наоборот. И как же часто мне бывало просто-напросто по-человечески страшно! Честно говоря, я точно также всё ещё «барахталась в догадках» и до своих 33 лет, потому, что так и не нашла никого, кто мог бы хотя бы что-либо как-то объяснить. Хотя «желающих» всегда было больше чем нужно.