Национальная библиотека Украины имени В. И. Вернадского

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Национальная библиотека Украины имени В. И. Вернадского
укр. Національна бібліотека України імені В. І. Вернадського
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Главное здание библиотеки (1989, арх. В. Гопкало, В. Гречина, В. Песковский).
Главное здание библиотеки (1989, арх. В. Гопкало, В. Гречина, В. Песковский).
Тип

национальная академическая научная публичная библиотека

Адрес

Украина22x20px Украина, Киев, Голосеевский просп., 3

Основана

2 (15) августа 1918

Филиалы

6

Код ISIL

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Фонд
Состав фонда

книги, периодические издания, ноты, изоиздания, картографические издания, электронные издания, научные работы, документы и др.

Объём фонда

15 млн единиц[1]

Обязательный экземпляр

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Доступ и пользование
Условия записи

граждане Украины и других государств независимо от образования — с 18 лет

Выдача ежегодно

5 млн экземпляров

Обслуживание

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Количество читателей

500 тыс. в год[1]

Другая информация
Бюджет

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Директор

Попик Владимир Иванович

Сотрудники

900[1]

Веб-сайт

[http://www.nbuv.gov.ua/ www.nbuv.gov.ua]

Награды

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Национа́льная библиоте́ка Украи́ны и́мени В. И. Верна́дского (укр. Національна бібліотека України імені В. І. Вернадського) — крупнейшая по объёму фонда и площади помещений библиотека Украины, главный научно-информационный центр государства[2], научно-исследовательский институт Отделения истории, философии и права НАН Украины. Входит в двадцатку крупнейших национальных библиотек мира. В соответствии с приказом Высшей аттестационной комиссии Украины и НАН Украины от 7 июля 2008 года № 436/311, все электронные версии периодических печатных научных изданий публикуются на официальном сайте НБУ им. В. И. Вернадского[3].







История библиотеки

Основана 2 (15) августа 1918 года как Национальная библиотека Украинской Державы. Основание библиотеки было проведено на основании Закона об образовании фонда «Национальной библиотеки Украинской державы», утверждённого Радой Министров Украинской Державы. 23 августа (5 сентября1918 года образован Временный комитет для основания Национальной библиотеки Украинской Державы в Киеве. Первый состав Временного комитета: председатель В. И. Вернандский (Первый президент Украинской Академии наук) и его члены: С. А. Ефремов, А. Е. Крымский, И. П. Житецкий и В. А. Кордт.

В начале 1919 года библиотеке была предоставлена одна комната в здании Министерства образования (Терещенковская ул., 2). В марте 1919 года библиотека получила временное помещение — главный корпус Коллегии Павла Галагана на Фундуклеевской улице. В дальнейшем библиотека была перемещена в 4 комнаты в малейшем корпусе Коллегиума (на перекрёстке Пушкинской и Фундуклеевской улиц).

3 мая 1919 года Общее собрание Академии наук приняло решение заменить термин «Национальная» термином «Всенародная»; библиотека стала называться «Всенародная библиотека Украины при Всеукраинской Академии наук в г. Киеве» (ВБУ). 30 октября 1919 года председателем Совета Библиотекарей ВБУ избран член Временного Комитета Е. А. Кивлицкий, в 1919—1920 годах ставший первым заведующим Всенародной библиотеки Украины. В октябре 1920 года Кивлицкого на посту заведующего Всенародной библиотеки сменил Ю. А. Иванов-Меженко.

По инициативе заведующего Подольским краевым архивом Ю. С. Александровича и с помощью Всенародной библиотеки Украины был основан Винницкий филиал ВБУ. В 1923 году его возглавил В. Д. Отамановский.

С 1923 года библиотека начала получать два обязательных экземпляра произведений печати УССР, на базе чего началось создание фонда архивного экземпляра произведений печати УССР. Первым официальным директором стал С. Ф. Постернак.

В августе 1941 года библиотека была эвакуирована в столицу Башкирии Уфу, где в помещении Государственного педагогического института был открыт читальный зал с фондом открытого доступа. В мае 1944 года библиотека вернулась в Киев.

В 1946 году под руководством директора Библиотеки Ю. А. Меженко возрождается традиция издания специального библиотечного журнала, начинает выходить «Журнал Бібліотеки Академії наук УРСР» (в соответствии с тогдашним названием библиотеки).

С 1957 года библиотека входить в систему международного абонемента.

До 1965 года — Государственная публичная библиотека АН УССР.

В 1965 году библиотека получила название «Центральная научная библиотека Академии наук УССР».

В 1980 году фонды библиотеки насчитывали свыше 10 млн наименований, в том числе 516 инкунабул, около 300 тыс. рукописей, свыше 6500 книг с церковно-славянским шрифтом XV—XVI веков. Наиболее полный на Украине сборник комплектов газет и журналов (свыше 119 тыс.).

19 февраля 1988 года в соответствии с постановлением Совета Министров УССР Центральной научной библиотеке Академии наук УССР было присвоено имя академика В. И. Вернадского.

5 апреля 1996 года указом Президента Украины библиотеке предоставлен статус национальной библиотеки[4]. Тем же указом в библиотеке образован Фонд Президентов Украины.

В 1998 году библиотека совместно с Институтом проблем регистрации сведений НАН Украины начала формирование реферативной базы данных «Научная украиника» (укр. Україніка наукова) и издание украинского реферативного журнала «Джерело».

25 августа 2004 года Кабинетом министров Украины утверждена Государственная программа развития деятельности Национальной библиотеки Украины им. В. И. Вернадского на 2005—2010 годы, определяющая Библиотеку как главный научно-информационный центр государства. Задачами программы, также, является наращивание технологической мощи учреждения и введение новых информационных технологий формирования и использования документных ресурсов[2].

Организационная структура

В библиотеке более 40 подразделений, сгрупированных по направлениям их деятельности в институты (библиотековедения, украинской книги, рукописи, архивоведения, биографических исследований), центры (консервации и реставрации, культурно-просветительский, компьютерных технологий, научно-издательский), Фонд президентов Украины и Службу информационно-аналитического обеспечения органов государственной власти (СИАО). В библиотеке работают более 900 сотрудников, из них библиотечных — 65 %, научных — 20 % и спомогательных — 15 %.

Институты

  • Научно-методического обеспечения библиотечно-информационной работы
    • Отдел библиотековедения
  • Рукописи
    • Отдел кодикологии и кодикографии
    • Отдел источниковедения
    • Отдел фондов рукописного наследия
    • Отдел фонда иудаики
  • Архивоведения
    • Отдел архивоведения и документоведения
    • Отдел археографии
    • Отдел истории академической науки
  • Биографических исследований

Центры

  • Центр формирования библиотечно-информационных ресурсов
    • Отдел комплектования
    • Отдел каталогизации
    • Отдел систематизации
    • Отдел научной организации электронных информационных ресурсов
    • Отдел реферирования научной информации
  • Центр научно-библиографической информации
    • Отдел справочно-библиографического обслуживания
    • Отдел технологий удалённого обслуживания
    • Отдел межбиблиотечного абонемента
  • Культурно-просветительский центр
  • Научно-издательский центр
    • Отдел научных изданий
    • Отдел технологий комплексной репрографии
  • Центр консервации и реставрации
    • Отдел научных технологий сохранения фондов
    • Отдел реставрации
    • Отдел оправы

Отделы

  • Отдел программно-технологического обеспечения компьютерных сетей
  • Отдел комплексного библиотечного обслуживания
  • Отдел обслуживания основными фондами
  • Отдел научной организации основного фонда
  • Отдел международной информации и зарубежных связей
  • Отдел фонда ООН
  • Отдел национальной библиографии
  • Отдел старопечатных книг и редких изданий
  • Отдел библиотечных собраний и исторических коллекций
  • Отдел газетных фондов
  • Отдел изобразительных искусств
  • Отдел формирования музыкального фонда
  • Отдел зарубежной украиники
  • Отдел обменно-резервных фондов
  • Отдел формирования электронных баз научно-информационной и социокультурной информации
  • Отдел комплексного научно-информационного обеспечения научных учреждений Академгородка

Фонд Президентов Украины

  • Отдел поиска и учёта документов
  • Отдел организации и использования документального фонда
  • Информационно-аналитический отдел

Служба информационно-аналитического обеспечения

  • Отдел политического анализа
  • Отдел оперативной информации
  • Отдел библиометрии и наукометрии
  • Отдел программно-коммуникационных технологий

Национальная юридическая библиотека

  • Аналитично-прогностический отдел
  • Отдел обслуживания информационными ресурсами
  • Отдел справочно-консультационной помощи
  • Отдел технологий электронной обработки информации
  • Отдел синтеза социокультурных сетевых ресурсов
  • Отдел анализа периодической печати
  • Отдел баз данных правовой информации

Вспомогательные и технические подразделения

  • Бухгалтерия
  • Отдел кадров
  • Служба охраны труда

Здания библиотеки

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Центральный вход в Национальную библиотеку Украины им. В. И. Вернадского

Национальная библиотека Украины им. В. И. Вернадского является крупнейшей по площади помещений библиотекой Украины[5].

В 19291930 гг. по проекту архитекторов В. А. Осьмака и П. Ф. Алёшина для Библиотеки было построено здание по адресу: Владимирская улица, 62. Архитектура здания выдержана в стиле неоклассицизма. Это здание составляет целостный архитектурный ансамбль вместе со зданием Научной библиотеки им. М. Максимовича Киевского Национального университета им. Т. Г. Шевченко (Владимирская улица, 58), построенным по проекту тех же архитекторов в 19391940 гг., и Главным («Красным») корпусом Университета. С 1989 года в этом помещении находится Филиал № 1 Библиотеки.

Главное здание Национальной библиотеки Украины им. В. И. Вернадского построено в 1989 году на участке площадью 3 га по проекту архитекторов «Киевпроекта» В. Гопкало, В. Гречины и В. П. Песковского. Вертикальная часть сооружения (книгохранилище) насчитывает 27 этажей, в горизонтальной части размещены читальные залы и служебные помещения библиотеки.

Интерьер основного помещения оформлен произведениями изобразительного искусства значительной художественной ценности.

В вестибюле Библиотеки расположено монументально-декоративное панно «Боли земли» (авторы В. И. Пасивнко и В. М. Прядка, площадь 300 м²), выполненное в технике энкаустики. Основной темой этой композиции является раскрытие главного предназначения науки — защиты жизни на Земле.

Фойе перед читальными залами украшает гобелен-триптих «Истоки славянской письменности» (авторы М. Т. Литовченко и И. С. Литовченко, размер 7×3,5 м), выполненное в технике ручного ткачества. Материалы — шерсть, люрекс. Композиционное решение гобелена (триптих) обусловлено наличием колонн, не позволяющих зрителю воспринять всю площадь полотна одновременно. В Центральной части на фоне яркого огня изображены языческие символы, олицетворяющие образы сотворения мира и зарождения письменности. Далее на смену символическим образам приходят конкретные: киевский летописец и писатель Нестор, создатели славянской азбуки Кирилл и Мефодий, лексикограф, писатель и гравёр Памво Берында — автор первого печатного украинского словаря, украинский и русский первопечатник Иван Фёдоров, политический и просветительский деятель Украины митрополит Киевский Пётр Могила. Левая и правая части триптиха посвящены эволюции средств письменности в условиях информатизации общества.

Авторы обеих вышеназванных работ в 1998 году стали лауреатами Национальной премии Украины им. Т. Г. Шевченко.

Украшениями библиотечного интерьера являются скульптурные композиции авторского коллектива под руководством Б. С. Довганя. В центральном вестибюле установлен бюст организатора и первого президента Украинской академии наук, основателя библиотеки В. И. Вернадского. Вдоль пандуса (пологих лестниц), соединяющего первый и второй этажи библиотеки, установлены 11 мраморных бюстов видных личностей, внёсших значительный вклад в развитие мировой науки и культуры: Ярослава Мудрого, Ивана Фёдорова, М. В. Ломоносова, Г. С. Сковороды, Н. И. Лобачевского, А. С. Пушкина, Т. Г. Шевченко, Д. И. Менделеева, И. И. Мечникова, К. Э. Циолковского и А. С. Попова.

Фонды библиотеки

Состав фондов

Размер фондов[6] — около 15 млн единиц хранения. Это уникальное собрание источников информации, включающее книги, периодические издания и серийные издания, карты, ноты, эстампы, репродукции и прочие изоиздания, рукописи, старопечатные книги, архивы исторических газет, документы на нетрадиционных носителях информации. Библиотека имеет полнейшее на Украине собрание памятников славянской письменности и рукописных книг, автографы и личные архивы видных деятелей украинской и мировой науки и культуры. Составляющие фондов — библиотечно-архивная коллекция «Фонд Президентов Украины», архивный экземпляр произведений печати Украины с 1917 года, архивный фонд Национальной академии наук Украины. С 1998 года осуществляется целенаправленное комплектование электронными документами, с 2005 — архивирование научно-информационных ресурсов Интернета.

Ежегодно в фонды поступает 160—180 тыс. документов (книг, журналов, газет и др.). Библиотека комплектуется всеми украинскими изданиями. В соответствии с Законом Украины «Об обязательном экземпляре документов» и рядом других законов и подзаконных актов, библиотека получает обязательный печатный экземпляр всех тиражированных документов, изданных на территории Украины. На практике, начиная с 1990-х годов многими издателями нормы законов об обязательном экземпляре не выполняются[7]. Исключительно Национальная библиотека Украины им. В. И. Вернадского получает печатный экземпляр диссертаций, защищающихся на территории Украины, и некоторые виды обязательного электронного экземпляра: авторефератов диссертаций (с 1998 года) и печатных специальных изданий (с 2009 года).

Другим источником комплектования является международный книгообмен, ведомый библиотекой с более 1500 научными заведениями и библиотеками 80 стран мира. В библиотеку как депозитарий документов и материалов ООН на Украине присылаются публикации этой организации и её специализированных инстанций (с 1969 года).

Фонд библиотечных и исторических коллекций

В фонде библиотечных и исторических коллекций хранятся различные библиотечные собрания прошлого (библиотеки Киевской духовной академии, Университета Св. Владимира, Острожской академии и др.) и более малые по размеру собрания исторических коллекций — систематизированные книжные собрания видных лиц, имеющие значительную историко-культурную ценность. Среди интереснейших исторических коллекций выделяются: библиотека последнего польского короля Станислава-Августа Понятовского, известная под названием Королевская библиотека «Регия»; родовое собрание польского учёного и мецената князя Юзефа Александра Яблоновского; коллекция известных государственных деятелей ВКЛ графов Иоахима и Адама Хрептовичей, составлявшаяся в течение 2-й половины XVIII — начала XIX веков.

Зал картографии

Зал картографии — единственное на Украине специализированное библиотечное подразделение, обслуживающее читателей картографическими изданиями и материалами по геодезии, картографии, геологии, географии и других наук о Земле. В массиве довольно уникального картографического фонда разнообразные карты, атласы, планы, картограммы и другие материалы XVI века, отечественные и зарубежные, различные по языку, тематике, предназначению и изготовлению.

Газетные фонды

Газетные фонды НБУВ — единственный специализированный архив этого вида печати на Украине. Украинские газеты представлены от 1818 года — «Харьковские известия» (изд. Харьковского университета), российские — от 1732 года («Санкт-Петербургские губернские ведомости»), иностранные — с 1728 года («Gazeta Warszawska»). Первая газета, выходившая на украинском языке — «Хлібороб» (1905, Лубны). В общей сложности газетные фонды НБУВ насчитывают около 182 тыс. годовых комплектов газет.

Зарубежная украиника

Собрание отдела зарубежной украиники, основанного в 1991 году, стало доступным для широкого круга читателей после отмены продолжительной государственно-партийной цензуры и главлитовских запретов. Оно содержит труды украинцев, издания на украинском языке, исследования об украинцах и Украине, изданные за её современными границами.

Музыкальный фонд

Фонды отдела формирования музыкального фонда — крупнейшее нотохранилище на Украине и одно из богатейших в мире — насчитывает около 225 тыс. единиц хранения. Собрание нот охватывает издания начиная со 2-й половины XVII века, большей частью это все виды нотной продукции, издававшиеся и издающиеся на Украине. Особой ценностью фонда является коллекция нот из собрания рода гетмана Разумовского. Они датируются 2-й половиной XVIII — серединой XIX века и происходят из большинства стран Европы. Многие из них — редкие и уникальные, единственные в мире.

Фонд отдела изобразительного искусства

Фонд отдела изобразительных искусств содержит свыше 262 тыс. единиц хранения разнообразных художественных произведений человечества, в том числе и Украины, с XVII века и до наших дней: лубки, гравюры, разнообразные иллюстрации местностей, архитектурных памятников, исторических событий, книги, журналы, альбомы, репродукции художественных произведений, открытки, плакаты, портреты.

Иудаика

Собрания отдела иудаики (около 142 тыс. единиц хранения) состоят из многих коллекций еврейской литературы и рукописей. Здесь хранятся архивы еврейских обществ, существовавших на просторах Украины, и частные архивы, памятники печати, книжные, журнальные, газетные издания. Среди архивных фондов есть документы и творческие материалы А. Я. Гаркави, Н. Бакета, Шолом-Алейхема, М. Я. Береговского и многих других деятелей еврейской культуры.

Жемчужины библиотеки

Исключительное научно-культурное значение имеет одно из богатейших собраний древних памятников славянской письменности, рукописных книг XI—XVIII веков, исторических документов XVI—XVIII веков. В Библиотеке хранится также большое собрание памятников славянского и западноевропейского книгопечатания XV—XVI веков, в том числе коллекция из 524 инкунабул.

  • Пересопницкое Евангелие (1556—1561) — выдающийся рукописный памятник западнорусского языка и искусства XVI века. Один из первых украинских переводов канонического текста четвероевангелия. Считается ценнейшей духовной святыней украинского народа, на которой во время инаугурации принимают присягу Президенты Украины.
  • Киевские глаголические листки (X в.) — один из древнейших глаголических памятников старославянской письменности.
  • Слипченский Апостол (XII в.) — рукопись на пергаменте.
  • Оршанское Евангелие (XIII в.)
  • Сербский Апостол (XIV в.)
  • «Трактат» Матвея Краковского (1459—1460) — памятник книгопечатания XV века, изданный в Майнце (на родине И. Гутенберга) ещё при его жизни.
  • «История животных» Аристотеля (Венеция, 1476), напечатанная на пергаменте (один из двух известных в мире пергаментных экземпляров).
  • Киево-Печерский патерик (1553—1554) — памятник оригинальной литературы Киевской Руси, сборник религиозно-фантастических повествований об истории Киево-Печерской лавры и первых её сподвижников.
  • «Апостол» Ивана Фёдорова (1564, 1574) — первая книга, напечатанная на Украине.
  • Собрание фонографических записей еврейского музыкального фольклора (1912—1947). Коллекция насчитывает 1017 восковых фоноцилиндров и значительный по размеру дополнительный материал: нотные и текстовые расшифровки к фонограммам[8]. Памятник включён в реестр ЮНЕСКО «Память мира»[9].

Библиотечное обслуживание

Универсальными информационными ресурсами Библиотеки пользуются около 500 тыс. читателей, которым ежегодно выдаётся до 5 млн документов. Ежедневно Библиотеку посещают 2 тыс. учёных, специалистов, аспирантов и студентов. Их информационное обслуживание осуществляется в 16 отраслевых и специализированных залах основного библиотечного комплекса, а также в 6 залах филиала, где размещено крупнейшее на Украине собрание газет, фонды рукописей, старопечатных книг и редких изданий, эстампов и репродукций, нотных изданий, собрания иудаики, а также значительная часть Архивного фонда Национальной академии наук Украины. Интернет-портал Библиотеки ежесуточно посещают более 40 тыс. пользователей. Особая категория абонентов — информационные службы органов государственной власти, среди которых Верховная Рада Украины, Администрация Президента Украины и Кабинет Министров Украины.

Справочно-поисковый аппарат

Поисковый аппарат Библиотеки имеет в своём составе систему библиотечных каталогов и картотек и фонд справочно-библиографических изданий объёмом в 200 тыс. экземпляров. Этот фонд включает документы нормативного характера (законы, указы, постановления и проч.), энциклопедии, толковые словари, справочники, библиографические пособия. Систему библиотечных каталогов и картотек образуют генеральный алфавитный каталог, читательские алфавитный и систематический каталоги и более 30 каталогов и картотек подразделений библиотеки. С 1994 года наполняется электронный каталог, с 1998 — общегосударственная реферативная база данных «Научная украиника».

В локальных информационных сетях Библиотеки находятся свыше 700 компьютеров; на Интернет-портале — 3,5 млн библиографических и 320 тыс. реферативных записей, а также 300 тыс. полных текстов документов; в Интранет-среде — 700 тыс. публикаций. Поиск в электронных ресурсах осуществляется программным модулем WWW-ISIS (ЮНЕСКО).

Научно-исследовательская деятельность

Библиотека — научно-исследовательский институт в области научно-информационной деятельности, библиотековедения и смежных наук. Она имеет аспирантуру и специализированный совет по защите диссертаций на соискание степеней кандидата и доктора наук по специальностям:

Библиотека издаёт ряд научных специальных изданий, в том числе, журнал «Бібліотечний вісник», сборники научных трудов «Наукові праці НБУВ», «Рукописна та книжкова спадщина України», «Українська біографістика» и др.; проводит ежегодные международные научные конференции, научно-просветительские и прочие мероприятия.

Международное сотрудничество

НБУВ является членом многих международных и украинских библиотечных объединений: Международной федерации библиотечных ассоциаций и учреждений, Конфедерации европейских национальных библиотек, Библиотечной Ассамблеи Евразии[10], Международной ассоциации музыкальных библиотек, архивов и документных центров.

На базе собрания книг библиотеки имени Вернадского действуют профессиональные объединения: Ассоциация библиотек Украины, Совет директоров научных библиотек и информационных центров академий наук — членов МААН и Украинское биографическое общество.

Библиотека осуществляет книгообменные связи с 1105 научными учреждениями в 66 странах мира, ежегодно проводит международные конференции, симпозиумы, совещания по актуальным вопросам развития деятельности библиотек в современном мире, информационной деятельности научных библиотек и информационных центров.

См. также

Напишите отзыв о статье "Национальная библиотека Украины имени В. И. Вернадского"

Примечания

  1. 1 2 3 [http://www.nbuv.gov.ua/library/rus.html О Национальной библиотеке Украины имени В. И. Вернадского, Киев]. Проверено 14 июля 2010. [http://www.webcitation.org/664LyJAfd Архивировано из первоисточника 11 марта 2012].
  2. 1 2 [http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/1085-2004-п Про затвердження Державної программи розвитку діяльності Національної бібліотеки України імені В.І. Вернадського на 2005—2010 роки] : Постанова Кабінету Міністрів України від 25 серпня 2004 р. № 1085 // Офіційний вісник України. — 2004. — № 34. — С. 29—36.</span>
  3. [http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/z0020-09 Приказ ВАК Украины и НАН УКраины от 07.07.2008 № 436/311 «Об утверждении Порядка передачи электронных копий периодических печатных научных специальных изданий на хранение в Национальную библиотеку Украины имени В. И. Вернандского»]  (укр.)
  4. [http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/244/96 Про надання Центральній науковій бібліотеці імені В.І.Вернадського статусу національної] : Указ Президента України від 5 квітня 1996 р. № 244/96 // Офіційний вісник України. — 1996. — № 2. — С. 19.</span>
  5. [http://www.nbuv.gov.ua/library/building.html Главное здание библиотеки] (укр.). Официальный сайт Национальной библиотеки Украины им. В. И. Вернадского. Проверено 22 мая 2010. [http://www.webcitation.org/6HdZCxXrs Архивировано из первоисточника 25 июня 2013].
  6. Изложение части этого раздела по [http://www.history.org.ua/?termin=Biblioteka_Vernadskoho статье А. С. Онищенко «Национальная библиотека Украины имени В. И. Вернадского» в электронной Энциклопедии истори Украины]
  7. [http://comin.kmu.gov.ua/control/uk/publish/article?art_id=72967&cat_id=64654 Видавці масово порушують закон про обов'язковий примірник документів] (укр.). Державний комітет телебачення і радіомовлення України. Проверено 25 июля 2010. [http://www.webcitation.org/6HdZDidGz Архивировано из первоисточника 25 июня 2013].
  8. Шолохова, Людмила [http://www.archives.gov.ua/Publicat/Researches/Phonoarchive.php Фоноархів єврейської музичної спадщини] (укр.). Архіви України: Офіційний веб-сайт Державного комітету архівів України. Проверено 7 апреля 2008. [http://www.webcitation.org/6HdZFXhKf Архивировано из первоисточника 25 июня 2013].
  9. [http://portal.unesco.org/ci/en/ev.php-URL_ID=17030&URL_DO=DO_TOPIC&URL_SECTION=201.html Collection of Jewish Musical Folklore (1912-1947)] (англ.). Memory of the World Register of UNESCO. Проверено 7 апреля 2008.
  10. [http://bae.rsl.ru/ Официальный сайт Библиотечной Ассамблеи Евразии]
  11. </ol>

Литература

Шовкопляс Т. И. История формирования картографического фонда Национальной библиотеки Украины им. В. И. Вернадского / Шовкопляс Т. И., Герус А. Л. // Вестник Библиотечной Ассамблеи Евразии. — 2010. — № 3. — С. 77-82: Библиогр.: с. 81-82 (10 назв.).</span>

Центральна наукова бібліотека імені В.І. Вернадського Академії наук України, 1918–1993 рр. : Бібліографічний покажчик. — К., 1993.</span>

Національна бібліотека України імені В.І. Вернадського // Бібліотеки Національної Академії наук України. — К., 1996.</span>

Дубровіна Л.А. Національна бібліотека України імені В.І. Вернадського в 1918–1988 рр.: основні етапи розвитку / Дубровіна Л.А., Онищенко О.С. // «Бібліотечний вісник» : журнал. — 1998. — № 5.</span>

  • [http://www.irbis-nbuv.gov.ua/E_LIB/00000014.pdf Дубровіна Л. А., Онищенко О. С.Історія Національної бібліотеки імені В. І. Вернадського. 1918—1941. К., 1998;]
  • [http://www.irbis-nbuv.gov.ua/E_LIB/00000015.pdf Дубровіна Л. А., Онищенко О. С.Історія Національної бібліотеки імені В. І. Вернадського. 1941—1964. К., 2003];
  • [http://www.irbis-nbuv.gov.ua/E_LIB/00000016.pdf Дубровіна Л. А., Онищенко О. С.Історія Національної бібліотеки імені В. І. Вернадського. 1965—1991. К., 2008];
  • Національна бібліотека України імені В.І. Вернадського, 1918–1998 : Бібліографічний покажчик літератури за 1993–1998 рр.. — К., 1998.</span>
  • Онищенко О. Основні підсумки наукової діяльності. Національна бібліотека України імені В.І. Вернадського / Онищенко О., Попроцька В. // «Бібліотечний вісник» : журнал. — 2000. — № 2.</span>
  • Дубровіна Л.А. Історія Національної бібліотеки імені В.І. Вернадського (1941–1964) / Дубровіна Л.А., Онищенко О.С.. — К., 2003.</span>

Ссылки

  • [http://www.irbis-nbuv.gov.ua/ www.irbis-nbuv.gov.ua] — Электронные каталоги Библиотеки.
  • [http://www.irbis-nbuv.gov.ua/info_law.html Юридические информационные ресурсы Библиотеки].
  • [http://www.nbuv.gov.ua/ Сайт Библиотеки]

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Национальная библиотека Украины имени В. И. Вернадского

– Неужто Вас тоже оттуда выгнали, Изидора? – удивлённо засмеялся Караффа.
– Нет, Святейшество, меня пригласили остаться. Я ушла сама...
– Такого не может быть! Не существует такого человека, который не захотел бы остаться там, Изидора!
– Ну почему же? А мой отец, святейшество?
– Я не верю, что ему было дозволено. Я думаю, он должен был уйти. Просто его время, вероятно, закончилось. Или недостаточно сильным оказался Дар.
Мне казалось, что он пытается, во что бы то ни стало, убедить себя в том, во что ему очень хотелось верить.
– Не все люди любят только себя, знаете ли... – грустно сказала я. – Есть что-то более важное, чем власть или сила. Есть ещё на свете Любовь...
Караффа отмахнулся от меня, как от назойливой мухи, будто я только что произнесла какую-то полную чушь...
– Любовь не управляет, миром, Изидора, ну, а я желаю им управлять!
– Человек может всё... пока не начинает пробовать, ваше святейшество – не удержавшись, «укусила» я.
И вспомнив что-то, о чём обязательно хотела узнать, спросила:
– Скажите, Ваше святейшество, известна ли Вам правда о Иисусе и Магдалине?
– Вы имеете в виду то, что они жили в Мэтэоре? – я кивнула. – Ну, конечно же! Это было первое, о чём я у них спросил!
– Как же такое возможно?!.. – ошеломлённо спросила я. – А о том, что они не иудеи, Вы тоже знали? – Караффа опять кивнул. – Но Вы ведь не говорите нигде об этом?.. Никто ведь об этом не знает! А как же ИСТИНА, Ваше святейшество?!..
– Не смешите меня, Изидора!.. – искренне рассмеялся Караффа. – Вы настоящий ребёнок! Кому нужна Ваша «истина»?.. Толпе, которая её никогда не искала?!.. Нет, моя дорогая, Истина нужна лишь горстке мыслящих, а толпа должна просто «верить», ну, а во что – это уже не имеет большого значения. Главное, чтобы люди подчинялись. А что им при этом преподносится – это уже является второстепенным. ИСТИНА опасна, Изидора. Там, где открывается Истина – появляются сомнения, ну, а там где возникают сомнения – начинается война... Я веду СВОЮ войну, Изидора, и пока она доставляет мне истинное удовольствие! Мир всегда держался на лжи, видите ли... Главное, чтобы эта ложь была достаточно интересной, чтобы смогла за собой вести «недалёкие» умы... И поверьте мне, Изидора, если при этом Вы начнёте доказывать толпе настоящую Истину, опровергающую их «веру» неизвестно во что, Вас же и разорвёт на части, эта же самая толпа...
– Неужели же столь умного человека, как Ваше святейшество, может устраивать такое самопредательство?.. Вы ведь сжигаете невинных, прикрываясь именем этого же оболганного, и такого же невинного Бога? Как же Вы можете так бессовестно лгать, Ваше святейшество?!..
– О, не волнуйтесь, милая Изидора!.. – улыбнулся Караффа. – Моя совесть совершенно спокойна! Не я возвёл этого Бога, не я и буду его свергать. Но зато я буду тем, кто очистит Землю от ереси и блудодейства! И поверьте мне, Изидора, в день, когда я «уйду» – на этой греховной Земле некого будет больше сжигать!
Мне стало плохо... Сердце выскакивало наружу, не в состоянии слушать подобный бред! Поэтому, поскорее собравшись, я попыталась уйти от понравившейся ему темы.
– Ну, а как же то, что Вы являетесь главою святейшей христианской церкви? Разве не кажется Вам, что ваша обязанность была бы открыть людям правду об Иисусе Христе?..
– Именно потому, что я являюсь его «наместником на Земле», я и буду дальше молчать, Изидора! Именно потому...
Я смотрела на него, широко распахнув глаза, и не могла поверить, что по-настоящему всё это слышу... Опять же – Караффа был чрезвычайно опасен в своём безумии, и вряд ли где-то существовало лекарство, которое было в силах ему помочь.
– Хватит пустых разговоров! – вдруг, довольно потирая руки, воскликнул «святой отец». – Пройдёмте со мной, моя дорогая, я думаю, на этот раз мне всё же удастся Вас ошеломить!..
Если бы он только знал, как хорошо это ему постоянно удавалось!.. Моё сердце заныло, предчувствуя недоброе. Но выбора не было – приходилось идти...

Довольно улыбаясь, Караффа буквально «тащил» меня за руку по длинному коридору, пока мы наконец-то не остановились у тяжёлой, украшенной узорчатой позолотой, двери. Он повернул ручку и... О, боги!!!.. Я оказалась в своей любимой венецианской комнате, в нашем родном фамильном палаццо...
Потрясённо озираясь вокруг, не в состоянии придти в себя от так неожиданно обрушившегося «сюрприза», я успокаивала своё выскакивающее сердце, будучи не в состоянии вздохнуть!.. Всё вокруг кружилось тысячами воспоминаний, безжалостно окуная меня в давно прожитые, и уже частично забытые, чудесные годы, тогда ещё не загубленные злостью жестокого человека... воссоздавшего для чего-то здесь(!) сегодня мой родной, но давно утерянный, счастливый мир... В этой, чудом «воскресшей», комнате присутствовала каждая дорогая мне моя личная вещь, каждая любимая мною мелочь!.. Не в состоянии отвести глаз от всей этой милой и такой привычной для меня обстановки, я боялась пошевелиться, чтобы нечаянно не спугнуть дивное видение...
– Нравится ли вам мой сюрприз, мадонна? – довольный произведённым эффектом, спросил Караффа.
Самое невероятное было то, что этот странный человек совершенно искренне не понимал, какую глубокую душевную боль он причинил мне своим «сюрпризом»!.. Видя ЗДЕСЬ (!!!) то, что когда-то было настоящим «очагом» моего семейного счастья и покоя, мне хотелось лишь одного – кинуться на этого жуткого «святого» Папу и душить его в смертельном объятии, пока из него не улетит навсегда его ужасающая чёрная душа... Но вместо того, чтобы осуществить так сильно мною желаемое, я лишь попыталась собраться, чтобы Караффа не услышал, как дрожит мой голос, и как можно спокойнее произнесла:
– Простите, ваше святейшество, могу ли я на какое-то время остаться здесь одна?
– Ну, конечно же, Изидора! Это теперь ваши покои! Надеюсь, они вам нравятся.
Неужели же он и в правду не понимал, что творил?!.. Или наоборот – прекрасно знал?.. И это всего лишь «веселилось» его неугомонное зверство, которое всё ещё не находило покоя, выдумывая для меня какие-то новые пытки?!.. Вдруг меня полоснула жгучая мысль – а что же, в таком случае, стало со всем остальным?.. Что стало с нашим чудесным домом, который мы все так сильно любили? Что стало со слугами и челядью, со всеми людьми, которые там жили?!.
– Могу ли я спросить ваше святейшество, что стало с нашим родовым дворцом в Венеции?– севшим от волнения голосом прошептала я. – Что стало с теми, кто там жил?.. Вы ведь не выбросили людей на улицу, я надеюсь? У них ведь нет другого дома, святейшество!..
Караффа недовольно поморщился.
– Помилуйте, Изидора! О них ли вам стоит сейчас заботиться?.. Ваш дом, как вы, конечно же, понимаете, теперь стал собственностью нашей святейшей церкви. И всё, что с ним было связано – более уже не является Вашей заботой!
– Мой дом, как и всё то, что находится внутри него, Ваше святейшество, после смерти моего горячо любимого мужа, Джироламо, принадлежит моей дочери Анне, пока она жива! – возмущённо воскликнула я. – Или «святая» церковь уже не считает её жильцом на этом свете?!
Внутри у меня всё кипело, хотя я прекрасно понимала, что, злясь, я только усложняла своё и так уже безнадёжное, положение. Но бесцеремонность и наглость Караффы, я уверена, не могла бы оставить спокойным ни одного нормального человека! Даже тогда, когда речь шла всего лишь о поруганных, дорогих его сердцу воспоминаниях...
– Пока Анна будет жива, она будет находиться здесь, мадонна, и служить нашей любимой святейшей церкви! Ну, а если она, к своему несчастью, передумает – ей, так или иначе, уже не понадобится ваш чудесный дом! – в бешенстве прошипел Караффа. – Не переусердствуйте в своём рвении найти справедливость, Изидора! Оно может лишь навредить вам. Моё долготерпение тоже имеет границы... И я искренне не советую вам их переступать!..
Резко повернувшись, он исчез за дверью, даже не попрощавшись и не известив, как долго я могу оставаться одна в своём, так нежданно воскресшем, прошлом...
Время остановилось... безжалостно швырнув меня, с помощью больной фантазии Караффы, в мои счастливые, безоблачные дни, совсем не волнуясь о том, что от такой неожиданной «реальности» у меня просто могло остановиться сердце...
Я грустно опустилась на стул у знакомого зеркала, в котором так часто когда-то отражались любимые лица моих родных... И у которого теперь, окружённая дорогими призраками, я сидела совсем одна... Воспоминания душили силой своей красоты и глубоко казнили горькой печалью нашего ушедшего счастья...
Когда-то (теперь казалось – очень давно!) у этого же огромного зеркала я каждое утро причёсывала чудесные, шёлковистые волосы моей маленькой Анны, шутливо давая ей первые детские уроки «ведьминой» школы... В этом же зеркале отражались горящие любовью глаза Джироламо, ласково обнимавшего меня за плечи... Это зеркало отражало в себе тысячи бережно хранимых, дивных мгновений, всколыхнувших теперь до самой глубины мою израненную, измученную душу.
Здесь же рядом, на маленьком ночном столике, стояла чудесная малахитовая шкатулка, в которой покоились мои великолепные украшения, так щедро когда-то подаренные мне моим добрым мужем, и вызывавшие дикую зависть богатых и капризных венецианок в те далёкие, прошедшие дни... Только вот сегодня эта шкатулка пустовала... Чьи-то грязные, жадные руки успели «убрать» подальше все, хранившееся там «блестящие безделушки», оценив в них только лишь денежную стоимость каждой отдельной вещи... Для меня же это была моя память, это были дни моего чистого счастья: вечер моей свадьбы... рождение Анны... какие-то мои, уже давно забытые победы или события нашей совместной жизни, каждое из которых отмечалось новым произведением искусства, право на которое имела лишь я одна... Это были не просто «камни», которые стоили дорого, это была забота моего Джироламо, его желание вызвать мою улыбку, и его восхищение моей красотой, которой он так искренне и глубоко гордился, и так честно и горячо любил... И вот теперь этих чистых воспоминаний касались чьи-то похотливые, жадные пальцы, на которых, съёжившись, горько плакала наша поруганная любовь...
В этой странной «воскресшей» комнате повсюду лежали мои любимые книги, а у окна грустно ждал в одиночестве старый добрый рояль... На шёлковом покрывале широкой кровати весело улыбалась первая кукла Анны, которой было теперь почти столько же лет, как и её несчастной, гонимой хозяйке... Только вот кукла, в отличие от Анны, не знала печали, и её не в силах был ранить злой человек...
Я рычала от невыносимой боли, как умирающий зверь, готовый к своему последнему смертельному прыжку... Воспоминания выжигали душу, оставаясь такими дивно реальными и живыми, что казалось, вот прямо сейчас откроется дверь и улыбающийся Джироламо начнёт прямо «с порога» с увлечением рассказывать последние новости ушедшего дня... Или вихрем ворвётся весёлая Анна, высыпая мне на колени охапку роз, пропитанных запахом дивного, тёплого итальянского лета...
Это был НАШ счастливый мир, который не мог, не должен был находиться в стенах замка Караффы!.. Ему не могло быть места в этом логове лжи, насилия и смерти...
Но, сколько бы я в душе не возмущалась, надо было как-то брать себя в руки, чтобы успокоить выскакивающее сердце, не поддаваясь тоске о прошлом. Ибо воспоминания, пусть даже самые прекрасные, могли легко оборвать мою, и так уже достаточно хрупкую жизнь, не позволяя покончить с Караффой... Потому, стараясь как-то «оградить» себя от дорогой, но в то же время глубоко ранящей душу памяти, я отвернулась, и вышла в коридор... Поблизости никого не оказалось. Видимо Караффа был настолько уверен в своей победе, что даже не охранял входную в мои «покои» дверь. Или же наоборот – он слишком хорошо понимал, что охранять меня не имело смысла, так как я могла «уйти» от него в любой, желаемый мною момент, несмотря ни на какие предпринимаемые им усилия и запреты... Так или иначе – никакого чужого присутствия, никакой охраны за дверью «моих» покоев не наблюдалось.
Тоска душила меня, и хотелось бежать без оглядки, только бы подальше от того чудесного призрачного мира, где каждое всплывшее воспоминание забирало капельку души, оставляя её пустой, холодной и одинокой...
Понемногу приходя в себя от так неожиданно свалившегося «сюрприза», я наконец-то осознала, что впервые иду одна по чудесно расписанному коридору, почти не замечая невероятной роскоши и богатства караффского дворца. До этого, имея возможность спускаться только лишь в подвал, или сопровождать Караффу в какие-то, его одного интересующие встречи, теперь я удивлённо разглядывала, изумительные стены и потолки, сплошь покрытые росписями и позолотой, которым, казалось, не было конца. Это не был Ватикан, ни официальная Папская резиденция. Это был просто личный дворец Караффы, но он ничуть не уступал по красоте и роскоши самому Ватикану. Когда-то, помнится, когда Караффа ещё не был «святейшим» Папой и являл собою лишь ярого борца с «распространявшейся ересью», его дом был более похож на огромную крепость аскета, по настоящему отдававшего жизнь за своё «правое дело», каким бы абсурдным или ужасным для остальных оно не являлось. Теперь же это был богатейший, «вкушающий» (с удовольствием гурмана!) свою безграничную силу и власть, человек... слишком быстро сменивший образ жизни истинного «монаха», на лёгкое золото Ватикана. Он всё так же свято верил в правоту Инквизиции и человеческих костров, только теперь уже к ним примешивалась жажда наслаждения жизнью и дикое желание бессмертия, ... которого никакое золото на свете (к всеобщему счастью!) не могло ему купить.
Караффа страдал... Его временно длившаяся, яркая «молодость», подаренная когда-то странным «гостем» Мэтэоры, стала вдруг очень быстро уходить, заставляя его тело стареть намного быстрее, чем это было бы, не попробуй он в своё время обманчивый «подарок»...
Ещё так недавно подтянутый, стройный и моложавый, кардинал стал превращаться вдруг в ссутулившегося, поникшего старого человека.... Целая «куча» его личных врачей паниковала!.. Они честно ломали свои умные головы, пытаясь понять, какая же такая «страшная» болезнь пожирает их ненаглядное «святейшество»?.. Но ответа на это не было. И Караффа всё так же «ускоренно» на глазах старел... Это бесило его, заставляя делать глупейшие поступки, надеясь остановить убегавшее время, которое с каждым новым днём прозрачными крупинками безжалостно утекало сквозь его стареющие, но всё ещё очень красивые, тонкие пальцы...
Этот человек имел всё... Его сила и власть распространялись на все христианские королевства. Ему подчинялись владыки и короли. Ему целовали руку принцессы... И при всём при том, его единственная земная жизнь приближалась к закату. И мысль о том, что он беспомощен что-либо изменить, приводила его в отчаяние!

Караффа был на редкость сильным и волевым человеком. Но его воля не могла вернуть ему молодые годы... Он был прекрасно образованным и умным. Но его ум не позволял ему продлить, так дико желанную, но уже потихонечку уходящую от него, драгоценную жизнь... И при всём при том, желая и не получая желаемого, Караффа прекрасно понимал – я знала КАК можно было дать ему то, за что он готов был платить самую дорогую на свете цену... Знала, КАК можно было продлить его ускользающую жизнь. И «святого» Папу до сумасшествия бесило то, что он также прекрасно знал – он никогда от меня не добьётся желаемого. Дикая жажда жить пересиливала любые его человеческие чувства, если таковые когда-либо у него и зарождались... Теперь же это был лишь «заболевший» одной-единственной идеей человек, устранявший любые препятствия, попадавшиеся на пути к его великой, но едва ли осуществимой цели... Караффа стал одержимым, который был готов на всё ради исполнения своего самого большого желания – жить очень долго, чего бы это ему ни стоило...
И я боялась... Каждый день ожидая, что его неугомонная злость обрушится вместо меня на моего бедного отца, или ещё хуже – на малышку Анну. Отец всё ещё находился в подвалах Караффы, который держал его там, не выпуская, но и не пытая, будто чего-то ждал. И это было страшнее, чем самая страшная реальность, так как больная фантазия «святого» Папы (по моему печальному опыту!) не имела границ, и было совершенно невозможно предугадать, что нас ожидало дальше...
Анна же пока что была в относительной безопасности, среди покоя и тишины, окружённая знанием, и охраняемая чистыми добрыми людьми... И могла находиться там до тех пор, пока её не востребует к себе непредсказуемый Святейший Папа.
Глубоко уйдя в свои невесёлые думы, я остановилась у открытого настежь окна...
Погода была на редкость приятной – мягкой, солнечной и тёплой. Пахло просыпающейся землёй и жасмином. Начиналась настоящая весна... Во внутреннем дворе замка, оживляя серость его хмурых высоких стен, пушистым ковром стлалась сочная молодая трава, на которой то тут, то там открывали голубые глаза робкие незабудки... По крышам носились «пьяные» от весеннего воздуха воробьи. Мир просыпался, широко раскрывая счастью свои тёплые, ласковые объятия... И только здесь, в заточении у страшного, жестокого человека, неизменно витала смерть... Мне не хотелось верить, что в такой светлый, радостный день в ужасающих Папских подвалах мучились и умирали люди! Жизнь была слишком ценной и прекрасной, чтобы по мановению чей-то «святой» руки можно было так просто её отнимать.
– Что вы здесь делаете, мадонна Изидора? Или вам не по душе ваши покои? – прервал мои грустные размышления неслышно появившийся Караффа. – Я ведь просил вас не покидать ваших комнат. Думаю, они достаточно просторны для одного человека?
Папа был недоволен. Он прекрасно понимал, что мне ничего не стоило сейчас же взять и «уйти», если бы только я этого захотела. И моё «условное» заточение бесило его, не позволяя иметь над моей душой полный контроль.
– Так что же вы ищете, Изидора? – уже более мягким тоном произнёс Караффа.
– Ничего, Ваше святейшество. Просто здесь легче дышится. Воспоминания, знаете ли, не всегда оказываются приятными... Даже самые дорогие...
– Не согласитесь ли со мною отужинать, мадонна? В последнее время мне очень не хватает приятного общества... – неожиданно поменяв тему, светским голосом произнёс Папа.
Я совершенно опешила, не находясь, что ответить!.. Конечно же, каждый лишний момент, проведённый с Караффой, мог принести мне тот долгожданный счастливый случай, который помог бы избавить мир от его ужасающего присутствия. Поэтому, не долго думая, я согласилась.
– Простите мой туалет, Ваше святейшество, но у меня с собой нет слишком большого выбора, – так же светски ответила я.
Караффа лишь улыбнулся.
– Вы прекрасно знаете, Изидора, что для вас это не имеет значения! Даже в платье пастушки вы затмите любую разодетую королеву!
Он протянул мне руку, на которую, опираясь, я проследовала с ним рядом по потрясающей красоты залам и коридорам, пока мы не оказались в, опять же, почти что золотой, сплошь расписанной чудесными фресками комнате, в которой стоял накрытый, ломящийся от тяжёлой золотой посуды, длиннющий стол...
– О, я не предполагала, что вы ждёте гостей, ваше святейшество! – удивлённо воскликнула я. – Мой наряд по-настоящему не подходящий для званного ужина. Это может вызвать ненужные толки. Не лучше ли будет мне удалиться?
– Бросьте ваши формальности, Изидора! Я никого не жду. Это мой обычный, еженощный(!) стол, моя дорогая. Я люблю всегда и во всём иметь достаточный выбор, видите ли!
– Сколько же здесь всего блюд?.. – удивлённо разглядывая увиденное, не удержавшись, спросила я.
– Никогда не бывает менее двадцати пяти! – довольно ответил Папа.
О, Боги! Самому большому гурману на свете не понадобилось бы такое количество!.. Этот человек даже в еде не знал никаких границ!
– Располагайтесь, мадонна! Надеюсь, хотя бы одно из этих блюд удовлетворит ваш утончённый вкус?..
Я чувствовала себя настолько жутко, что вдруг, неожиданно для себя, захотела расхохотаться... Разве могла я когда-то себе представить, что в один прекрасный день смогу сидеть за одним столом с человеком, которого больше всего на свете желала уничтожить?!. И почувствовав странную неловкость, постаралась тут же заговорить...
– Что побудило вас пригласить меня сегодня, Ваше святейшество? – осторожно спросила я.
– Ваша приятная компания, – рассмеялся Караффа, и чуть подумав, добавил: – Я хотел побеседовать с вами о некоторых, важных для меня вопросах, мадонна, и предпочёл делать это в более приятной для вас обстановке.
Вошёл слуга, и низко поклонившись Караффе, начал пробовать первые блюда. Как же я в тот момент пожалела, что у меня не было с собою знаменитого Флорентийского травяного яда!.. Он был безболезненным и безвкусным, и определению не поддавался... Срабатывал этот яд только лишь через неделю. Им убивали принцев и королей... И он уж точно успокоил бы навсегда сумасшедшего Папу!!!
Я ни за что и никогда не поверила бы, что смогу так легко размышлять об убийстве... Душа медленно каменела, оставляя внутри только лишь место для правосудия. Я жила, чтобы его уничтожить. И не имело значения, как это сделать. В данном случае любые средства были хороши. Главное было Караффу убить. Чтобы не страдали больше невинные люди, чтобы не ходил по земле этот кровожадный, злой человек.
И поэтому я сидела сейчас с ним рядом, с улыбкой принимая угощения, и светски беседуя на самые разные темы... в то же время напряжённо выискивая хоть какую-нибудь слабинку, которая дала бы мне возможность наконец-то избавиться от его «святого» присутствия...
Ужин подходил к середине, а мы всё ещё светски «обсуждали» какие-то редкие книги, музыку и искусство, будто и не было у него на уме какой-то очень серьёзной цели, по причине которой он пригласил меня в свои покои в такой неподходящий, поздний час.
Казалось, Караффа искренне наслаждался общением, вроде-бы начисто позабыв о своём «особо-важном» разговоре. И надо отдать ему должное – собеседником он был, бесспорно, интереснейшим... если забыть о том, кем он являлся на самом деле... Чтобы заглушить в своей душе нарастающую тревогу, я как можно больше шутила. Караффа весело смеялся моим шуткам, в ответ рассказывая другие. Он был предупредительным и приятным. Но, несмотря на всю его светскую галантность, я чувствовала, что ему тоже надоело притворяться... И хотя выдержка Караффы была по-настоящему безупречной, по лихорадочному блеску его чёрных глаз я понимала – всё наконец-то подходило к развязке... Воздух вокруг нас буквально «трещал» от нарастающего ожидания. Беседа постепенно измельчала, переходя на обмен простыми светскими репликами. И наконец-то Караффа начал...
– Я нашёл книги вашего деда, мадонна. Но там не оказалось интересующих меня знаний. Стоит ли снова задавать вам тот же вопрос, Изидора? Вы ведь знаете, что меня интересует, не правда ли?
Именно это я и ожидала...
– Я не могу дать вам бессмертие, Ваше святейшество, как не могу и научить этому вас. У меня нет этого права... Я не вольна в своих желаниях...
Конечно же, то была чистейшая ложь. Но разве я могла поступать иначе?!.. Караффа прекрасно всё это знал. И, конечно же, снова собирался меня ломать... Больше всего на свете ему нужен был древний секрет, который оставила мне, умирая, моя мать. И он ни за что не собирался отступать. Снова пришёл чей-то черёд жестоко платить за моё молчание...
– Подумай, Изидора! Я не хочу причинять тебе зла! – переходя на «ты», вкрадчивым голосом прошептал Караффа. – Почему ты не желаешь помочь мне?! Я ведь не прошу тебя предавать свою мать, или Мэтэору, я прошу тебя научить лишь тому, что знаешь об этом ты сама! Мы могли бы вместе править миром! Я сделал бы тебя королевой королев!.. Подумай, Изидора...
Я понимала, что прямо сейчас произойдёт что-то очень плохое, но лгать у меня просто-напросто не оставалось больше сил...
– Я не помогу вам просто потому, что, живя дольше, чем вам суждено, вы истребите лучшую половину человечества... Именно тех, которые являются самими умными и самыми одарёнными. Вы приносите слишком большое зло, святейшество... И не имеете права жить долго. Простите меня... – и, чуть помолчав, очень тихо добавила. – Да ведь и жизнь наша не всегда измеряется лишь количеством прожитых лет, Ваше святейшество, и вы прекрасно знаете это...
– Ну что ж, мадонна, на всё ваша воля... Когда вы закончите, вас отведут в ваши покои.
И к моему величайшему удивлению, не сказав больше ни слова, он, как ни в чём не бывало, спокойно поднялся и ушёл, бросив, свой неоконченный, поистине королевский, ужин.... Опять же – выдержка этого человека поражала, заставляя невольно уважать его, в то же время, ненавидя за всё им содеянное...
В полном молчании прошёл день, приближалась ночь. Мои нервы были взвинчены до предела – я ждала беды. Всем своим существом чувствуя её приближение, я старалась из последних сил оставаться спокойной, но от дикого перевозбуждения дрожали руки, и леденящая душу паника охватывала всё моё естество. Что готовилось там, за тяжёлой железной дверью? Какое новое зверство на этот раз изобрёл Караффа?.. Долго ждать, к сожалению, не пришлось – за мной пришли ровно в полночь. Маленький, сухонький, пожилой священник повёл меня в уже знакомый, жуткий подвал...
А там... высоко подвешенный на железных цепях, с шипастым кольцом на шее, висел мой любимый отец... Караффа сидел в своём неизменном, огромном деревянном кресле и хмуро взирал на происходящее. Обернувшись ко мне, он взглянул на меня пустым, отсутствующим взором, и совершенно спокойно произнёс:
– Ну что ж, выбирайте, Изидора – или вы дадите мне то, что я у вас прошу, или ваш отец утром пойдёт на костёр... Мучить его не имеет смысла. Поэтому – решайте. Всё зависит только от вас.
Земля ушла у меня из-под ног!... Пришлось прилагать все оставшиеся силы, чтобы не упасть прямо перед Караффой. Всё оказалось предельно просто – он решил, что мой отец не будет больше жить... И обжалованию это не подлежало... Некому было заступится, не у кого было просить защиты. Некому было нам помочь... Слово этого человека являлось законом, противостоять которому не решался никто. Ну, а те, кто могли бы, они просто не захотели...
Никогда в жизни я не чувствовала себя столь беспомощной и никчемной!.. Я не могла спасти отца. Иначе предала бы то, для чего мы жили... И он никогда бы мне этого не простил. Оставалось самое страшное – просто наблюдать, ничего не предпринимая, как «святое» чудовище, называемое Римским Папой, холоднокровно отправляет моего доброго отца прямо на костёр...
Отец молчал... Смотря прямо в его добрые, тёплые глаза, я просила у него прощения... За то, что пока не сумела выполнить обещанное... За то, что он страдал... За то, что не смогла его уберечь... И за то, что сама всё ещё оставалась живой...
– Я уничтожу его, отец! Обещаю тебе! Иначе, мы все умрём напрасно. Я уничтожу его, чего бы мне это не стоило. Я верю в это. Даже если больше никто в это не верит... – мысленно клялась ему своей жизнью, что уничтожу чудовище.
Отец был несказанно грустным, но всё ещё стойким и гордым, и только в его ласковых серых глазах гнездилась глубокая, невысказанная тоска... Повязанный тяжёлыми цепями, он не в силах был даже обнять меня на прощание. Но просить об этом у Караффы не было смысла – он наверняка не позволил бы. Ему незнакомы были чувства родства и любви... Ни даже чистейшего человеколюбия. Он их просто не признавал.