Немецкий язык

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Немецкий язык
Самоназвание:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страны:

Германия, Австрия, Швейцария, Лихтенштейн, Бельгия, Италия, Люксембург, Россия и ещё 36 стран

Регионы:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Официальный статус:

Флаг Германии Германия
Флаг Австрии Австрия
Флаг Лихтенштейна Лихтенштейн
Флаг Швейцарии Швейцария
Флаг Люксембурга Люксембург
Флаг Бельгии Бельгия:

Региональный или локальный официальный язык:
Флаг Бразилии Бразилия[1][2]:

Флаг Ватикана Ватикан:

Флаг Дании Дания (Южная Дания)[4]
Флаг Италии Италия:

Флаг Намибии Намибия[6][7]
Флаг Парагвая Парагвай[8]
Флаг Польши Польша[9]:

Флаг Словакии Словакия:

Флаг Франции Франция[10][11]:

Регулирующая организация:

Институт немецкого языка
Совет по немецкому правописанию
Организации:

Общее число говорящих:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Рейтинг:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Статус:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Вымер:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Классификация
Категория:

???

Ошибка Lua в Модуль:WikidataTree на строке 115: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Письменность:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

ISO 639-1:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

ISO 639-2:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

ISO 639-3:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

См. также: Проект:Лингвистика

Неме́цкий язык (нем. Deutsch , произносится: [ˈdɔʏ̯tʃ]; deutsche Sprache, произносится: [ˈdɔʏ̯tʃə ˈʃpʀaːχə]) — язык немцев, австрийцев, лихтенштейнцев и большей части швейцарцев, официальный язык Германии, Австрии, Лихтенштейна, один из официальных языков Швейцарии, Люксембурга и Бельгии[13]. Является одним из самых распространённых языков в мире после китайского, арабского, хинди, английского, испанского, бенгальского, португальского, русского и японского. Немецкий язык занимает третье место (после английского и русского) по использованию в интернете[14]. Также немецкий — один из официальных и рабочих языков Европейского союза и ряда других международных организаций.

Относится к западной подгруппе германских языков индоевропейской семьи. Письменность на основе латинского алфавита, дополненного тремя графемами, обозначающими умлауты (ä, ö, ü), и лигатурой эсцет (ß). Древнейшие памятники письменности относятся к VIII веку[15].

Немецкий язык восходит к прагерманскому языку, который, в свою очередь, является ответвлением от праиндоевропейского. Изменение фонетической и морфологической систем языка в результате второго передвижения согласных привело к его обособлению от родственных германских языков. В средние века происходит формирование фонетики и морфологии, лексического строя и синтаксиса средневерхненемецкого, а за ним — ранненововерхненемецкого языка. Современный немецкий язык, история которого начинается примерно со второй половины XVII века, иначе называют нововерхненемецким языком. Большую роль в его становлении сыграли перевод Библии Мартина Лютера, творчество Иоганна Вольфганга фон Гёте, Фридриха Готлиба Клопштока и Иоганна Кристофа Готтшеда, лингвистические труды Иоганна Кристофа Аделунга, братьев Гримм и Конрада Дудена[13].

Современный литературный немецкий язык возник на основе верхненемецких диалектов. В противоположность ему отдельные немецкие диалекты (например, нижненемецкие или алеманнские), не полностью участвовавшие в верхненемецком передвижении или участвовавшие в других фонетических переходах, сохраняют своё своеобразие. В Австрии и Швейцарии сформировались собственные варианты немецкого языка, сформированные на собственной диалектной базе и имеющие специфические черты фонетического и грамматического строя[13][15].







Лингвогеография

Ареал и численность

Немецкий язык широко распространён во всём мире как родной и как второй[16][17]. Помимо основных трёх немецкоговорящих стран Западной Европы, среди которых Германия, Швейцария и Австрия, немецкий язык находит применение в других государствах, попадая в категорию местных языков меньшинств[18][19]. Так, немецкий является родным языком или языком общения для лиц немецкого происхождения в странах Центральной и Восточной Европы[20], для более чем двух миллионов человек в США, Канаде и Бразилии, широко используется в Австралии и в некоторых постколониальных странах Африки[21]. При этом немецкий язык является одним из официальных языков Европейского союза[12] и многих других международных и региональных организаций.

В каждом государстве немецкий язык обладает собственной спецификой употребления (см. раздел Разновидности языка). В приведённой ниже таблице указаны лишь некоторые государства, где немецкий язык является официальным или одним из официальных, широко распространён как язык меньшинств или имеет примечательные особенности своего исторического развития. Данные о численности немецкоговорящих приведены по Ethnologue 2014 без учёта ряда диалектов.

Файл:Legal statuses of German in the world.svg
Распространение в мире
Файл:Legal statuses of German in Europe.svg
Немецкий как официальный язык
Файл:Knowledge German EU map.png
Знание немецкого языка в странах ЕС и Швейцарии
Файл:NEM.PNG
Доля российских немцев по регионам РФ по данным переписи 2002 года
Файл:German USC2000 PHS.svg
Распространённость немецкого языка в США
Государство Численность владеющих
немецким языком
Примечания
Флаг Австралии Австралия 79 тыс. чел.[22] Для 79 тыс. австралийцев немецкий язык является домашним, хотя немцев в Австралии существенно больше. См. Немецкий язык в Австралии.
Флаг Австрии Австрия 7,83 млн чел.[23] Немецкий язык в Австрии закреплён Конституцией и признаётся официальным наряду с языками меньшинств. Преимущественно в Австрии говорят на собственном варианте немецкого языка, сформировавшемся под влиянием баварских диалектов. См. Немецкий язык в Австрии.
Флаг Аргентины Аргентина 400 тыс. чел.[24] Аргентинские немцы, проживающие в Буэнос-Айресе, используют язык бельгранодойч — смешанный немецкий и испанский.
Флаг Бельгии Бельгия 41,2 тыс. чел.[25] Распространён в Восточной Бельгии (провинция Льеж), является одним из трёх официальных языков наряду с французским и нидерландским. См. Немецкоязычное сообщество Бельгии.
Флаг Бразилии Бразилия 1,5 млн чел.[26] Распространён в штатах Санта Катарина и Риу-Гранди-ду-Сул. Во второй половине XX века был подвержен влиянию португальского языка. См. Немецкий язык в Бразилии.
Флаг Венесуэлы Венесуэла 1,5 тыс. чел.[27] В Венесуэле немецкий язык (алеман колоньеро) используется в городке Колония Товар. Этнических немцев около 6 тыс. чел., из них лишь четверть владеет немецким.
Флаг Германии Германия 69,8 млн чел.[28] Немецкий язык в Германии является официальным языком, закреплённым законодательно. Именно в Германии немецкий язык обладает самой высокой вариативностью. См. Немецкий язык в Германии.
Флаг Дании Дания 25,9 тыс. чел.[29] Распространён в бывшей Южной Ютландии (современная Южная Дания). См. Немецкий язык в Дании.
Флаг Италии Италия около 225 тыс. чел.[30] Немецкий язык используется на уровне региона Южный Тироль, наряду с итальянским и ладинским языками. Наряду с литературным немецким в Италии широко распространён баварский диалект.
Флаг Казахстана Казахстан около 181 тыс. чел.[31] Немцы Казахстана проживают преимущественно на севере страны и в районе Астаны. Численность немцев быстро снижается: по данным переписи 1989 и Ethnologue их насчитывалось 958 тыс. чел.[32]; по итогам переписи населения 2009 года численность немцев составляла уже 178 тыс.[33]. По состоянию на 2013 год их стало на 3 тыс. чел. больше. См. Немцы Казахстана.
Флаг Канады Канада 430 тыс. чел.[34] Немецкоговорящее население Канады составляют преимущественно потомки иммигрантов XIX и XX столетия, меннониты в Онтарио.
Флаг Лихтенштейна Лихтенштейн около 36 тыс. чел.[35] В Лихтенштейне немецкий — единственный официальный язык. Наиболее распространён лихтенштейнский диалект, родственный швейцарскому и форарльбергскому.
Флаг Люксембурга Люксембург 10,2 тыс. чел.[36] Немецкий используется как один из официальных языков наряду с люксембургским и французским. Немецкий пользуется большой популярность как второй язык.
Флаг Намибии Намибия 22,5 тыс. чел.[37] Немецкий является одним из национальных языков Намибии наряду с африкаанс, гереро, ошивамбо и английским. См. Немецкий язык в Намибии.
Флаг Парагвая Парагвай 166 тыс. чел.[38] На немецком языке в Парагвае говорят потомки меннонитов, иммигрировавших в 1927 году, а также бразильские немцы, прибывшие в 1950-80-е годы. См. Немецкий язык в Парагвае.
Флаг Польши Польша 500 тыс. чел.[39] В Польше немецкий язык признан языком меньшинств. На нём говорят преимущественно потомки силезских немцев, избежавших депортации в Польше. Число немецкоговорящих из года в год снижается.
Флаг России Россия около 2,07 млн чел.[40] Этнические немцы проживают в Европейской части России, Сибири и на территории бывшей АССР немцев Поволжья[41]. По данным переписи 2010 года[42], немцами себя считает всего 394 тыс. чел. См. Российские немцы, Немецко-платский диалект.
Флаг Румынии Румыния 45,1 тыс. чел.[43] Распространён в городах Сибиу, Сигишоара, Тимишоара, Сату-Маре. Большая часть носителей — трансильванские саксы[44] и дунайские швабы. См. Немецкий язык в Румынии.
Флаг Словакии Словакия 5,4 тыс. чел.[45] Распространён в среде словацких немцев. В 1930-е годы преобладал в деревне Крагуле Банскобистрицкого края.
Флаг США США 1,3 млн чел.[46] В Соединённых штатах немецкий является языком меньшинств, однако он широко распространён и активно изучается в образовательных учреждениях[47]. См. Немецкий язык в США.
Флаг Украины Украина 33,3 тыс. чел.[48] Потомки немецких переселенцев XVIII века проживают на территории Днепропетровской, Одесской, Закарпатской, Запорожской и Луганской областях и бывшей АР Крым. См. Немцы на Украине.
Флаг Франции Франция около 1 млн чел. Точных данных о числе носителей нет. Немецкий используется в Эльзасе (по состоянию 2012 год около 790 тыс. чел.[49]) и северной части Лотарингии, в департаменте Мозель (по разным данным от 48 до 300 тыс. чел.)[50]. Активно вытесняется французским. См. Немецкий язык во Франции.
Флаг Чехии Чехия 40,8 тыс. чел.[51] По данным чешской статистики на 2001 год насчитывалось всего около 39 тыс. немцев[52]. К немецкоязычному меньшинству в Чехии принадлежат судетские немцы, которым удалось избежать депортации после войны. См. Немецкий язык в Чехии.
Флаг Швейцарии Швейцария 4,6 млн чел.[53] Используется как один из официальных наряду с французским, итальянским и ретороманским; около 67 % швейцарцев говорят на собственном варианте немецкого языка, возникшем на базе алеманнских диалектов. См. Немецкий язык в Швейцарии.
Флаг ЮАР ЮАР 12 тыс. чел.[54] В ЮАР используется вариант немецкого языка под названием наталер-дойч, используемый в южноафриканской провинции Квазулу-Натал.

Разновидности языка

Немецкий язык является плюрицентрическим, неоднородным. Эта неоднородность проявляется в различиях, которые характерны для тех или иных групп носителей языка. Исследования языковедов XVIIIXIX века создали фундамент для развития немецкой диалектологии, которая уже к началу XX века позволила составить полное представление о диалектах западногерманского континуума[55]. Наддиалектными формами являются национальные варианты, которыми пользуются носители немецкого языка в Германии (собственно, литературный немецкий язык), Австрии (австрийский вариант) и Швейцарии (швейцарский вариант)[56]. Наряду с этим возникали и развивались первые контактные языки на немецкой основе, исследования которых были произведены гораздо позже. Сформировавшиеся в результате проникновения иноязычных заимствований разновидности возникают и развиваются до конца XX — начала XXI века (например, белгранодойч), некоторые же — полностью исчезают под влиянием воздействия местных языков или в результате намеренной полной ассимиляции (бароссадойч в Австралии).

Диалекты

Файл:Brockhaus 1894 Deutsche Mundarten.jpg
Карта немецких диалектов 1894 года
Файл:Verbreitungsgebiet des heutigen Mitteldeutschen.PNG
Средненемецкие диалекты
Файл:Alemanisch.PNG
Южнонемецкие диалекты

Все немецкие диалекты состоят в западногерманском диалектном континууме, в который также входит и нидерландский язык. На территории современных Германии, Австрии, Швейцарии, Люксембурга, Лихтенштейна, Италии и Нидерландов выделяют три крупные группы диалектов: нижненемецкую (Niederdeutsch), средненемецкую (Mitteldeutsch) и южнонемецкую (Oberdeutsch), причём последние две группы принято рассматривать в составе верхненемецких диалектов (Hochdeutsch)[15]. Граница между нижне- и верхненемецкими диалектами называется линией Бенрата[57]. Отдельные диалекты и национальные варианты, входящие в каждую из этих групп, имеют помимо географических также отчётливые языковые различия, складываемые со временем под влиянием культурных, географических и исторических факторов[58]. Так, свои особенности в фонетике и лексике имеют австрийский и швейцарский варианты, для которых характерны иная артикуляция начальных p-, t-, k-, употребление в речи иностранных слов, австрицизмов и гельвецизмов и другие особенности, не характерные для литературного немецкого языка. Являясь наддиалектными формами, они тем не менее не могут рассматриваться в разрыве от диалектов — баварских и алеманнских, соответственно.

Нижненемецкие диалекты

Нижненемецкая группа диалектов (Niederdeutsch, Plattdeutsch) распространена на севере Германии и в восточной части Нидерландов. Нижнефранкские диалекты на территории Нидерландов обычно выделяют как диалекты нидерландского языка[59], однако их историческая связь с немецким языком не позволяет рассматривать их в разрыве друг от друга[60]. В списке приведены все крупные диалекты этой группы без различения области их распространения. Нижнесаксонские, также называемые западнонижненемецкими, и восточнонижненемецкие диалекты объединяют понятием нижненемецкий язык. Западные диалекты этого языка отличаются от восточных прежде всего исторически сложившимися фонетическими нормами и лексикой, так как диалекты северо-восточной Германии в средние века были подвержены влиянию славянских языков. Некоторые диалекты восточнонижненемецкого пространства пересекаются с восточносредненемецкими диалектами[61]

Средненемецкие диалекты

Средненемецкая группа диалектов (Mitteldeutsch) распространена в средней части Германии, причём область её распространения представляет собой узкую полосу, отделяющую нижненемецкие диалекты от южнонемецких. Средненемецкие диалекты, как и северная группа, делятся на две части — западную и восточную. Западная по большей части включает франкские диалекты, продолжающиеся до южнонемецкого пространства, переходя в верхнефранкские диалекты. В восточной части преобладают тюрингско-верхнесаксонские диалекты, занимающие большие территории к западу от лужицкой диалектной группы.

Южнонемецкие диалекты

Южнонемецкая группа диалектов (Oberdeutsch) распространена в южной части Германии, в Швейцарии и Австрии. Северная часть южнонемецкого пространства занята восточно- и южнофранкскими диалектами, принадлежащими к крупной группе франкских диалектов, позднее подвергшиеся процессу второго передвижения[62], продолжающихся на северо-западе до Нидерландов и Бельгии. Соответственно, западную и восточную часть занимают две крупнейшие группы пространства — алеманнские[63] и баварские диалекты[64].

Национальные варианты

Файл:Fußgeher-Schild.JPG
Вывеска во дворе венской улицы: типичный австрицизм
Файл:Basel-Parkverbot.JPG
Знак, запрещающий стоянку автомобиля, Базель: типично швейцарское словоупотребление

Наддиалектные формы — австрийский и швейцарский варианты немецкого языка — тесно связаны с диалектами, на территории распространения которых они используются. Так, австрийский вариант относят к австро-баварским диалектам, а швейцарский — соответственно, к швейцарскому диалекту[65]. Но ни тот, ни другой нельзя переносить исключительно на диалекты, так как оба варианта нормированы и используются на письме[66][67].

Австрийский и швейцарский варианты имеют собственные отличия от стандартного немецкого языка, косвенно соответствующие диалектам данных регионов, проявляющие себя в первую очередь в общении с носителями литературного языка[15]. В целом немцы свободно понимают швейцарцев и австрийцев, однако в ряде случаев фонетические и лексические особенности данных вариантов не соответствуют литературной норме, тем самым создавая барьеры для межнационального общения. Например, австрийские названия месяцев Jänner и Feber отличаются от немецких Januar и Februar, а некоторые грамматические конструкции данного варианта (например, временная форма претерита и все времена конъюнктива) носят совсем иную семантическую окраску[68]. В швейцарском варианте, как и в австрийском, также существуют многочисленные лексические несоответствия, сложно воспринимаемые носителями немецкого языка. Например, часто используются слова французского происхождения (Billett вместо Fahrkarte, Velo вместо Fahrrad, Poulet вместо Hühnerfleisch). Помимо этого, существуют различия в речи, создающие дополнительные сложности для понимания языка: различия в произнесении взрывных /p/, /t/, /k/ (австрийский вариант) и спиранта /ç/, отсутствие гортанной смычки (в швейцарском варианте)[69][70].

И австрийский, и швейцарский варианты широко распространены в странах своего употребления. Несмотря на то, что государственным языком является литературный немецкий, статус данных вариантов намного прочнее, так как австрицизмы и гельвецизмы широко используются в средствах массовой информации и в разговорной речи[15][71][72][73].

История

Исходя из особенностей исторического развития немецкого языка, выделяют четыре основных периода (ступени) его существования (без учёта прагерманского языка)[74]. Каждая ступень характеризуется приблизительными временными рамками и определёнными особенностями формирования фонетической, грамматической и лексической структур, что делает возможным проследить главные причины тех изменений, которые происходили в языке на протяжении более тысячи лет и в том или ином виде прослеживаются и по сей день[74][75]. Выделяют следующие ступени[15][76][77][78].

Период Годы Характеристика
Древневерхненемецкий язык (Althochdeutsch) 7501050 В результате второго передвижения согласных формируется собственная фонетическая система; в морфологии существительных прослеживается формирование категории числа при помощи умлаута корневой гласной, происходит редукция окончаний, образуются сложные глагольные времена Perfekt и Plusquamperfekt. Литература данного периода представлена в основном памятниками церковно-религиозного характера[79][77].
Средневерхненемецкий язык (Mittelhochdeutsch) 10501350 Продолжается формирование фонетического строя; оформляются современные грамматические категории именных частей речи, инфинитив глагола приобретает современный вид, активно заимствуются новые слова из французского языка. В средневерхненемецкий период происходит расцвет немецкой рыцарской поэзии[74][77].
Ранненововерхненемецкий язык (Frühneuhochdeutsch) 13501650 Продолжается формирование грамматических категорий существительного, в фонетике происходят изменения в системе монофтонгов и дифтонгов, усложняется синтаксическая структура предложений, появляются новые словообразовательные элементы, производятся первые попытки нормирования грамматики, заимствуются слова из французского и итальянского языков[80]. Благодаря деятельности Лютера начинает формироваться письменная норма[77].
Нововерхненемецкий язык (Neuhochdeutsch) 1650 — наши дни Немецкий язык приобретает современный вид, основные изменения касаются лексической структуры (XIXXX века), заимствования преимущественно английские[81]. Происходит закрепление грамматических норм, оформляется правописание[74].

Языки древних германцев

Германские племена, появившиеся в VI—V веках до н. э. в северной части низменности между Эльбой и Одером, в Ютландии и на юге Скандинавии, произошли от индоевропейских народов, перекочевавших в Европу[82]. Их язык, обособившийся от других индоевропейских языков в результате первого передвижения согласных, стал основой языков германцев[83]. На протяжении нескольких веков на языки германцев влияние оказывали языки соседей (в большей мере — кельтов, а позднее и римлян)[84].

Во многом развитие языка в самом начале нашей эры связано с миграциями носителей племенных языков, а также с процессами поглощения небольших племён более крупными. Так образовались племенные объединения франков, саксов, тюрингов, алеманнов и баваров, языки которых стали основой современных франкских, нижнесаксонских, тюрингских, алеманнских и баварских диалектов. В V—IX веках все эти племена были объединены под властью Меровингов (походы Хлодвига), а позднее и Каролингов (завоевания Карла Великого)[85]. Образованная Карлом империя, охватывавшая территории современных Франции, Италии и Германии, в 843 году была разделена его сыновьями на три части, что способствовало отделению континентальных германских народов восточнее Рейна от романских народов Галлии и Апеннинского полуострова[86].

Древневерхненемецкий язык

В VIII веке в результате второго передвижения согласных начинается выделение верхненемецкого языка. Прагерманские согласные /p/, /t/ и /k/ (и частично /b/, /d/ и /g/) перешли в верхненемецкие /pf/, /ts/ и /kx/ в начальной позиции и в /f/, /s/ и /x/ — в конечной[87]. Это фонетическое явление, начавшееся ещё в VI веке, охватило южнонемецкие земли баварцев и алеманнов, которые говорили на древневерхненемецком. В германских землях, расположенных севернее линии maken/machen, франки и саксы говорили на древненижненемецком. В землях между этими языками второе передвижение прошло неравномерно (например, в рипуарском и мозельско-франкском диалектах)[88].

Ещё до падения Рима в результате римско-германских сношений в язык германцев проникло большое количество латинских слов, отражающих реалии жизни римлян, незнакомые германцам[89]. Христианизация германцев в раннем средневековье способствовала распространению латинского письма в германских землях. Словарь германцев в этот период существенно обогащается за счёт латинских заимствований, связанных, как правило, с христианским культом. Сам латинский язык ещё долго оставался языком науки и образования в немецких землях[90].

Немецкий язык в средние века и новое время

Восточнофранкское королевство было неоднородным, многоплеменным, однако осознание его жителями своего этнического и отчасти языкового единства пришло уже в конце X — начале XI века, то есть к началу средненемецкого периода. Слово Deutsch образовано от прилагательного diutisc (др.-в.-нем. diot, готск. þiuda) и означало «говорящий на языке народа» (в отличие от говорящих на латыни). Латинское theodisce (theodisca lingua) появилось в латинских источниках в конце VIII века и описывало народы, не говорящие на латинском, в частности — германские[74][91]. Во второй половине IX века у Отфрида встречается thiufrenkiska zunga, как обозначение общефранкского языка, а в начале XI века diu diutisca zunge встречается у Ноткера как обозначение языка германских народов. Впервые в качестве обозначения народа diutisc встречается лишь в конце XI века[92].

В отличие от своих романских и славянских соседей, в немецком языковом ареале на протяжении всего средневековья существовали территориально раздробленные политические структуры, что привело к образованию и развитию большого количества разных диалектов. Региональные особенности употребления средневерхненемецкого языка затрудняли процесс создания культурной целостности и побудили поэтов начала XIII века избегать диалектных форм с целью расширить круг потенциальных читателей, что рассматривается первой попыткой создания общенемецкого языка. Однако это стало возможно лишь при распространении грамотности среди широких слоёв населения в периоды позднего средневековья и позднее — Возрождения[93].

В XIIIXIV веках формирование немецкого языка приводит к тому, что латинский постепенно утрачивает свои позиции языка официально-деловой сферы (окончательно это происходит только к XVIXVII векам). Постепенно смешанные восточно-немецкие говоры, образовавшиеся в результате колонизации славянских земель восточнее реки Эльбы, получают ведущую роль и, обогатившись за счёт взаимодействия с южнонемецкой литературной традицией, ложатся в основу немецкого национального литературного языка.

В отличие от большинства европейских стран, литературный язык которых основывается на диалекте столицы, немецкий литературный язык представляет собой нечто среднее между средне- и верхненемецкими диалектами и считается местным только в Ганновере. В северной части Германии этот язык распространился в сферах государственного управления и школьного образования во время Реформации. В эпоху расцвета Ганзы по всей северной Германии царили нижненемецкие диалекты и нидерландский язык. Со временем литературный немецкий в северных регионах Германии практически вытеснил местные диалекты, лишь частично сохранившиеся до сегодняшнего времени. В центре и на юге Германии, где язык изначально был более похож на литературный, население сохранило свои диалекты[94].

В 1521 году Мартином Лютером был переведён на тогда ещё не устоявшийся стандартный письменный язык Новый, а в 1534 году — Ветхий Завет, что, по мнению многих учёных-лингвистов XIX века, повлияло на развитие языка целых поколений, так как уже в XIV веке было заметно постепенное развитие общерегионального письменного немецкого языка, который также называют ранненововерхненемецким[95]. Образование литературного письменного немецкого языка было в основном завершено в XVII веке[96].

Становление нововерхненемецкого языка

Большое значение для нововерхненемецкого языка имело интенсивное развитие в XVIIXIX веках светской художественной литературы. Формирование норм современного литературного языка завершается в конце XVIII века, когда нормализуется грамматическая система, стабилизируется орфография, создаются нормативные словари, а в конце XIX века на основе сценического произношения вырабатываются орфоэпические нормы. В XVI—XVIII веках формирующиеся литературные нормы распространяются на север Германии. В это время в немецкий язык активно проникают слова из французского и славянских языков.

Составлением первых словарей немецкого языка занимались И. К. Аделунг (1781) и братья Гримм (1852, закончен полностью в 1961 году). Немецкое правописание формировалось в течение всего XIX века. Значительный прорыв в создании общего правописания был достигнут благодаря Конраду Дудену, который в 1880 году выпустил «Орфографический словарь немецкого языка»[97]. В 1901 году этот словарь был в слегка изменённой форме признан основой немецкого официального правописания на Орфографической конференции 1901 года, но с 1956 года вновь встаёт вопрос о реформировании орфографии, что вылилось в реформу 1996 года.

Весь XX век немецкий язык изменялся незначительно: основные изменения касались лексического состава, пополнявшегося новыми словами. После прихода к власти Адольфа Гитлера во главе социал-националистической партии язык стал средством активной пропаганды, в результате чего возник такой феномен, как язык нацистской Германии — немецкий язык, наполненный идеологически окрашенными терминами и эвфемизмами[98]. После окончания Второй мировой войны и оккупации Восточной Германии советскими войсками в немецкий язык ГДР проникают слова из русского языка[99][100][101]. Большое влияние на язык в конце XX — начале XXI века оказали английские заимствования, что связано с развитием технологий и популярностью англоязычной культуры в мире. Немалую роль при этом играют Интернет и СМИ, ускоряющие процессы заимствования[102].

Современная реформа правописания

Файл:Duden.jpg
Дуден — сборник норм правописания немецкого языка

1 августа 1996 года в Германии были введены новые правила немецкой орфографии[103]. Первый план реформы предусматривал замену ß на ss после кратких гласных (например, как в словах Fluss, muss, dass), однако эсцет сохранялся после долгих гласных и дифтонгов (Fuß, heiß). При образовании новых слов или форм основа слова сохраняется (nummerieren пишется с удвоенной mm, так как основа Nummer). Для часто употребляемых заимствований разрешено упрощённое написание (Mayonnaise → Majonäse), в словах греческого происхождения буквосочетание ph заменялось на f (Geographie → Geografie). Некоторые сложные глаголы, ранее писавшиеся слитно, стали писаться раздельно (kennen lernen, Halt machen, verloren gehen), а обозначения времени суток, сопровождаемые словами gestern, heute, morgen (heute Nachmittag, morgen Vormittag), и субстантивированные числительные (der Zweite, der Dritte) начинались с заглавной буквы. Было разрешено также утраивать согласную на стыке слов, оканчивающихся и начинающихся на один и тот же согласный (Betttuch = Bett + Tuch). Изменения коснулись и пунктуации: в сложносочинённом предложении с союзами und или oder, а также в конструкции Infinitiv + zu запятая не проставлялась.

Реформа была воспринята неоднозначно[104]. Незадолго до намеченного окончания проведения реформы несколько ведущих газет и журналов ФРГ (в первую очередь те, которые входят в издательский концерн Axel Springer AG) заявили о возврате к традиционным правилам. Одна из самых консервативных и уважаемых газет ФРГ, Frankfurter Allgemeine Zeitung, в 1999 году, как и вся страна, перешла на новую орфографию, но вскоре вернулась к привычному правописанию. Также от новой орфографии отказался важнейший общественно-политический журнал страны «Der Spiegel»[105]. Большинство немецких писателей и филологов с самого начала отказались принять новые орфографические правила, однако их просьбы приостановить реформу так и не были выполнены. Второй вариант реформы 2005 года также не был принят общественностью.

С 1 августа 2006 года в Германии вступил в силу третий и окончательный вариант закона о реформе немецкого правописания. Новые правила пунктуации и орфографии обязательны для всех без исключения государственных учреждений и для системы образования. Реформа отменяет 87 из 212 правил орфографии, вместо 52 правил пунктуации осталось лишь 12.

Письменность

Файл:Vereinfachte Ausgangsschrift.png
Прописные буквы немецкого алфавита с отдельными буквосочетаниями

В немецком алфавите используются 26 пар латинских букв (строчные и прописные)[106]; буквы, обозначающие умлаутированные звуки (ä, ö, ü), и лигатура ß (эсцет) в состав алфавита не входят. При алфавитной сортировке ä, ö, ü не различаются с соответственно a, o, u, за исключением слов, отличающихся только умлаутом, — в этом случае слово с умлаутом идёт позже; ß используется после долгих гласных и дифтонгов[107] и приравнивается к сочетанию ss[108]. Однако при перечислении немецких букв буквы ä, ö, ü приводят не рядом с соответствующими буквами a, o и u, а в конце списка[109]. В словарях немецкие слова располагаются без учёта умлаута.

буква название буква название буква название буква название буква название
A a а F f эф L l эль Q q ку (Ü ü) у-умлаут
(Ä ä) а-умлаут G g гэ M m эм R r эр V v фау
B b бэ H h ха N n эн S s эс W w вэ
C c цэ I i и O o о (ß) эсцет (ss) X x икс
D d дэ J j йот (Ö ö) о-умлаут T t тэ Y y ипсилон
E e э K k ка P p пэ U u у Z z цет

До использования латиницы в немецком языке для письма применялись руны, которые после христианизации германских земель полностью вышли из употребления. До начала XX века официально использовался готический шрифт (в том числе и в словарях, издававшихся в других странах)[110]. Существовали также особый готический рукописный шрифт и фрактура (преподавались в школах до 1941 года). Антиква используется сначала неофициально с XIX века, а после ноябрьской революции 1918 года вводится официально. При нацистах готический шрифт был возвращён и одно время употреблялся официально, но затем нацистская же пропаганда начала гонения на готические шрифты, усматривая в них черты еврейского квадратного письма[111]. В настоящее время они используются лишь в декоративных целях или при издании книг.

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Немецкая фонетика и фонология — это прежде всего фонетическая и фонологическая системы литературного немецкого языка, так как сам немецкий язык неоднороден, имеет несколько стандартных вариантов в зависимости от страны распространения и множество диалектов, каждый из которых имеет свои собственные фонетические особенности[112][113].

В конце XVIII века эталонным немецким произношением считалось саксонское, что объясняется сильным влиянием саксонских деятелей искусства и науки на немецкую культуру в целом. Уже в XIX веке произношение, характерное для речи жителей северной Германии, существенно укрепило свои позиции, что, с одной стороны, было вызвано усилением Пруссии и созданием под её эгидой объединённой Германской империи, с другой — уже укрепившимися в устной речи стандартами северогерманского произношения.

Это произношение впервые было кодифицировано в «Сценическом произношении» (Deutschen Bühnenaussprache) Теодора Зибса в 1898 году. Современные орфоэпические словари в целом соответствуют нормам, установленным Зибсом, находя с ними лишь незначительные различия. Так, например современное произнесение звука [r] уже не соответствует фонеме /r/. Признанными сегодня нормами произношения считаются нормы Конрада Дудена, которые были приведены в его «Орфоэпическом словаре» (Duden-Aussprachewörterbuch)[114], раскрывающем все основные правила фонетики и фонологии, но в то же время, не всегда отражающем современное состояние немецкого произношения. Причиной этих несоответствий является изменение в речи немцев, спровоцированное рядом факторов, среди которых видное место занимает влияние современной западной культуры. Тем не менее, нормы литературного немецкого языка и его фонетики и фонологии продолжают преподаваться в немецких школах и высших учебных заведениях[115].

Система гласных и согласных звуков

Фонетика немецкого языка насчитывает 44 звука, среди которых различают 16 гласных, 3 дифтонга, 22 согласных и 3 аффрикаты (звукосочетания [kv] и [ks] часто рассматривают в ряду аффрикат, однако в МФА они не учитываются)[116]. Помимо стандартного набора звуков в немецком могут быть использованы также звуки [ʌ] (Dublin), [æ] (Canberra), [ə:] (New Jersey), [ɔ:] (Hall), [ɶ:] (Chef d'ɶuvre), [w] (Waterproof), [θ] (Commonwealth), [ð] (Ciudad Trujillo), [ʤ] (Gin), которые используются преимущественно в словах иностранного происхождения.

В зависимости от положения языка немецкие гласные делятся на гласные переднего (i, e, ä, ö, ü) и заднего рядов (a, o, u). Они бывают долгими и краткими, причём 8 гласных букв дают 16 гласных звуков[116]. Длительность гласных связывается с качеством слога, который они образуют. В этом отношении различают открытые (оканчивающиеся на гласный или состоящие из одного гласного) и закрытые слоги (оканчиваются на одну или несколько согласных). Дифтонгом называется слитное произнесение в одном слоге двух гласных. В зависимости от участия голоса немецкие согласные делятся на глухие, звонкие (взрывные и щелевые) и сонорные (звучные). Под аффрикатами понимают слитное произнесение двух согласных.

Согласные звуки немецкого языка
Звук Характеристика Буквенные соответствия Пример
[p] смычный глухой p, pp, b Pass [pas]
[b] смычный звонкий b, bb baden ['ba: dən]
[t] смычный глухой t, tt, th, d satt [zat]
[d] смычный звонкий d, dd dort [dɔrt]
[k] смычный глухой k, ck, ch, g Kette ['kεtə]
[g] смычный звонкий g, gg Roggen ['rɔgən]
[f] щелевой глухой f, ff, v, ph Feder ['fe: dər]
[v] щелевой звонкий w, v Welt [vεlt]
[s] щелевой глухой s, ss, ß Fluss [flʊs]
[z] щелевой звонкий s sagen ['za: gən]
[ʃ] щелевой глухой sch, s, ch schön [ʃø:n]
[ʒ] щелевой звонкий g, j Genie [ʒe’ni:]
[j] щелевой звонкий j, y jung [jʊŋ]
[ç] щелевой глухой ch, g König ['kø:nɪç]
[x] щелевой глухой ch noch [nɔx]
[h] щелевой глухой h woher [vo’he:ɐ]
[r] звонкий сонорный r, rr, rh Rose ['ro: zə]
[ɐ] вокализованный [r] r, er hier [hi:ɐ]
[l] сонат l, ll Liebe ['li: bə]
[m] носовой сонат m, mm kommen ['kɔmən]
[n] носовой сонат n, nn Name ['na: mə]
[ŋ] носовой сонат ng, n danken ['daŋkən]
[p͡f] аффриката pf Pferd [p͡fe: rt]
[t͡s] аффриката z, tz, c, t Zahn [t͡sa: n]
[t͡ʃ] аффриката tsch, tch Match [mεt͡ʃ]
[kv] звукосочетание qu Quelle ['kvεlə]
[ks] звукосочетание x, chs sechs [zεks]
Гласные звуки немецкого языка
Звук Характеристика Буквенные соответствия Пример
[a] открытый краткий a Mann [man]
[a:] открытый долгий a, aa, ah Tat [ta:t]
[ε] открытый краткий e, ä Held [hεlt]
[ε:] открытый долгий ä, äh Bär [bε:r]
[ə] слабый, редуцированный e leben ['le: bən]
[e:] закрытый долгий e, ee, eh legen ['le:gən]
[ɪ] открытый краткий i Wind [vɪnt]
[i:] закрытый долгий i, ih, ie, ieh Wien [vi:n]
[ɔ] открытый краткий o wollen ['vɔlən]
[o:] закрытый долгий o, oo, oh Kohl [ko:l]
[œ] открытый краткий ö Löffel ['lœfəl]
[ø:] закрытый долгий ö, öh, oe Höhle ['hø:lə]
[ʊ] открытый краткий u Hund [hʊnt]
[u:] закрытый долгий u, uh gut [gu:t]
[ʏ] открытый краткий ü, y fünf [fʏnf]
[y:] закрытый долгий ü, üh, y fühlen ['fy:lən]
[aɪ̯] дифтонг ei, ey, ai, ay Bayern ['baɪ̯ɐn]
[aʊ̯] дифтонг au Haus [haʊ̯s]
[ɔʏ̯] дифтонг eu, äu Leute ['lɔʏ̯tə]

Транскрипционные знаки

Традиционно в немецкой транскрипции для изучения или чтения сложных слов используют специальные знаки, указывающие на различные особенности произнесения[117]: [:] (долгота), ['] (ударение), [•] (полудолгота), [’] (твёрдый приступ гласного в начале слова). Так, например, слово Uhu имеет транскрипцию ['’u: hu•]: очевидно, что слово читается с приступом на первом звуке, ударение падает на первый слог, u — долгий, конечная гласная произносится полудолго, h — произносимый (в отличие от обыкновенного употребления между двумя гласными, как, например, в слове fliehen). В обычных словарях, не предусматривающих раскрытие фонетических особенностей слов, знаки [’] и [•] опускаются.

Просодия

Словесное ударение в немецком языке носит фиксированный характер и почти не меняет своего положения в слове. В корневых словах ударение падает, как правило, на первый слог, в словах с приставками ударение падает либо на приставку, либо на корень. В этой связи выделяют ударные (un-, ur-, ab-, auf-, aus-, bei-, ein-, mit-, nach-, vor-, zu-) и безударные приставки (be-, ge-, ent-, emp-, er-, miss-, ver-, zer-), иначе именуемые полупрефиксами и префиксами (ударность является одной из причин противопоставления данных аффиксов). Большинство немецких суффиксов безударны, однако существует целая группа ударных суффиксов (-ist, -ent, -ant, -ee, -eur, -ion, -tät, -ur, -at, -it, -ot, -et)[116]. В сложных словах ударение бывает главным (обычно падает на первый компонент слова) и второстепенным. Второстепенное ударение обычно падает на второй компонент (например, как в слове Zeít-verschiébung), однако существуют и исключения (например, как в слове Jáhr-húndert), а в аббревиатурах относится к последней букве (die BRD [be:’ɛr’de:]).

Ударение в предложении падает на какие-либо знаменательные слова, то есть служебные слова ударения лишены. Ударение, движения тона, темп и паузы в совокупности дают интонацию. Главное ударение во всей фразе называется фразовым ударением, для которого характерны понижения или повышения тона: Was "machen Sie?. Логическое ударение указывает на слово, которое говорящий хочет логически выделить: "Er kommt heute — Er "kommt heute.

Немецко-русская практическая транскрипция

Немецкие имена и названия передаются в русском языке по традиционной системе[118].

Основные отличия немецко-русской транскрипции от, например, англо-русской таковы: chх, chsкс, ckк или кк (между гласными), eiай, eu, äuой, h после гласных опускается, ieи, jй, lл или ль (перед согласными и в конце слова, в современном разговорном в основном используется мягкий звук ль), sз (кроме случаев: ш в начале слов перед p и t, c, когда s стоит перед согласным или в конце слова), schш, tschч, tzц или тц (между гласными), vф, wв, zц.

Многие имена и названия были усвоены русским языком в различных старых системах транскрипции; так, до самого недавнего времени сочетания ei, eu, äu было принято передавать единообразно через ей. Имеется много случаев применения более архаичного правила hг (перед гласными) и некоторых других[119].

Морфология

По своей морфологической структуре немецкий язык является флективно-аналитическим. Флективность и аналитизм преобладают в языке и образуют доминанту его морфологического строя[120].

  • Флективность

Синтетически спрягается глагол в немецком языке в настоящем (Präsens) и прошедшем времени (Präteritum); синтетически склоняется имя прилагательное, выступая в атрибутивной функции; субстантивированные прилагательные также имеют окончания и склоняются по падежам. Практически все местоимения склоняются синтетически, однако встречаются и супплетивные формы (особенно у личных местоимений): ich — meiner — mir; er — ihm; wir — uns. Что же касается склонения существительных, то здесь наблюдается довольно своеобразная картина: существительные, в зависимости от принадлежности к тому или иному склонению (в немецком их четыре), склоняются либо флективно-аналитически, то есть по падежам изменяется не только имя, но и артикль (сильное, слабое и смешанное склонения), либо только аналитически, изменяется только артикль, имя же остаётся во всех падежах неизменным (женское склонение). Только порядковые числительные изменяются по падежам и имеют те же окончания, что и прилагательные.

  • Аналитизм

Аналитически образуются в немецком языке:

  1. четыре из шести глагольные временные формы как в изъявительном, так и в сослагательном наклонениях (Perfekt, Plusquamperfekt, Futurum I, Futurum II);
  2. все временные формы страдательного залога;
  3. условное наклонение (Konditionalis I и Konditionalis II);
  4. артикль + существительное представляют собой также аналитическое явление, так как носителем семантики является имя, а выразителем его грамматических категорий (род, число, падеж, соотнесённость-несоотнесённость) артикль.
  • Инкорпорация

Инкорпорация хотя и не является доминирующим морфологическим типом немецкого языка, всё же встречается в нём очень часто. Примерами инкорпорации в немецком языке являются:

  1. все сложные слова: Damenschuhabsatz — каблук женских ботинок.
  2. слияние предлогов с артиклями: im (in + dem), ins (in + das), zum (zu + dem), zur (zu + der), vom (von + dem), am (an + dem), ums (um + das) и так далее.
  3. интерпозиция частицы zu между приставкой и корнем глагола: Wir haben keine Zeit, unsere Freunde anzurufen.
  • Агглютинация

Агглютинация встречается в немецком языке довольно редко. Пример агглютинации: der Bär — die Bärin — die Bärinnen. Суффикс -in (-inn) передаёт только женский род, а суффикс -en — только множественное число.

Артикль

Артикль в немецком языке — это служебное слово, которое указывает на род, число и падеж существительного (поэтому его ещё называют родовым словом)[121]. Различают определённые (der, die, das, die) и неопределённые артикли (ein, eine, ein, множественного числа у неопределённого артикля нет). Они могут склоняться как указательные (dieser, jener), притяжательные (mein, dein, sein), вопросительные (welcher?, was für ein…?) и неопределённые (jeder, mancher) местоимения, отрицательное местоимение kein, а также местоимения, употребляемые только во множественном числе (alle, viele, einige, mehrere)[122].

Склонение артиклей
Падеж Мужской род Женский род Средний род Множественное число
Nominativ der (ein) die (eine) das (ein) die
Genitiv des (eines) der (einer) des (eines) der
Dativ dem (einem) der (einer) dem (einem) den
Akkusativ den (einen) die (eine) das (ein) die

Неопределённый артикль чаще всего выступает перед существительными, которые упоминаются впервые или мало известны. Определённый артикль употребляется, если предмет уже был упомянут, а также при наличии определения (существительное в форме родительного падежа, порядковое числительное, прилагательное в Superlativ). Артикль может быть опущен в случаях, если перед существительным стоит местоимение или количественное числительное, если существительное — название страны или города (средний род), абстрактное понятие или оно обозначает какое-то вещество в неизвестном количестве.

Имя существительное

Немецкие существительные в единственном числе имеют четыре типа склонения: сильное для мужского и среднего рода, слабое — для мужского рода, женское — для женского рода и смешанное — для некоторых существительных мужского и среднего рода. Имена собственные имеют окончание -s только в родительном падеже[123].

Склонение имён существительных в единственном числе
Падеж Сильное склонение Слабое склонение Женское склонение Смешанное склонение
Nominativ der Berg der Mensch die Frau der Name
Genitiv des Berg(e)s des Menschen der Frau des Namens
Dativ dem Berg dem Menschen der Frau dem Namen
Akkusativ den Berg den Menschen die Frau den Namen

Множественное число существительные образуют по пяти типам (1 тип — суффикс -e; 2 тип — суффикс -(e)n (всегда без умлаута); 3 тип — суффикс -er (по возможности с умлаутом); 4 тип — без суффикса (с умлаутом и без него); 5 тип — суффикс -s (для сокращённых и сложносокращённых слов, а также заимствований; без умлаута)[124].

Множественное число существительных
Тип Число Мужской род Женский род Средний род
I Единственное — множественное der Platz — die Plätze die Stadt — die Städte das Jahr — die Jahre
II Единственное — множественное der Junge — die Jungen die Uhr — die Uhren das Bett — die Betten
III Единственное — множественное der Mann — die Männer
das Bild — die Bilder
IV Единственное — множественное der Vogel — die Vögel die Tochter — die Töchter das Gebäude — die Gebäude
V Единственное — множественное der Park — die Parks die Mutti — die Muttis das Hotel — die Hotels

Во множественном числе все существительные склоняются одинаково. В дательном падеже к форме множественного числа прибавляется -n, если эта форма ещё не имеет такого окончания (или окончания -s) в именительном падеже.

Склонение имён существительных во множественном числе
Падеж Мужской род Женский род Средний род
Nominativ die Männer die Frauen die Kinos
Genitiv der Männer der Frauen der Kinos
Dativ den Männern den Frauen den Kinos
Akkusativ die Männer die Frauen die Kinos

Имя прилагательное

Немецкие прилагательные изменяются лишь тогда, когда выступают как определения к существительным. Они имеют три типа склонения[125]:

  • слабое — прилагательное стоит после определённого артикля или местоимений dieser, jener, jeder, welcher; оно приобретает окончание -en во всех падежах единственного числа, кроме именительного; винительный падеж для женского и среднего рода имеет окончание -e, а во множественном числе всех падежей приобретает -en;
  • сильное — имеет место, если перед прилагательным нет определителя, определённого артикля, за исключением родительного падежа мужского и среднего рода в единственном числе, где используется слабое окончание -en;
  • смешанное — прилагательное стоит после неопределённого артикля, притяжательного местоимения или отрицательного местоимения kein; сильные окончания для именительного и винительного падежа, слабые — для родительного и дательного.
Слабое склонение
Падеж Мужской род Женский род Средний род Множественное число
Nominativ der gute Mann die gute Frau das gute Kind die guten Leute
Genitiv des guten Mannes der guten Frau des guten Kindes der guten Leute
Dativ dem guten Mann(e) der guten Frau dem guten Kind(e) den guten Leuten
Akkusativ den guten Mann die gute Frau das gute Kind die guten Leute
Сильное склонение
Падеж Мужской род Женский род Средний род Множественное число
Nominativ süßer Wein warme Milch frisches Gemüse gute Bücher
Genitiv süßen Weines warmer Milch frischen Gemüses guter Bücher
Dativ süßem Wein(e) warmer Milch frischem Gemüse guten Büchern
Akkusativ süßen Wein warme Milch frisches Gemüse gute Bücher
Смешанное склонение
Падеж Мужской род Женский род Средний род
Nominativ ein großer Platz eine große Stadt ein großes Land
Genitiv eines großen Platzes einer großen Stadt eines großen Landes
Dativ einem großen Platz(e) einer großen Stadt einem großen Land(e)
Akkusativ einen großen Platz eine große Stadt ein großes Land

Немецкие прилагательные и наречия могут образовывать Степени сравнения. Всего их три[126]:

  1. положительная (Positiv) — обычное прилагательное или наречие;
  2. сравнительная (Komparativ) — к прилагательному или наречию присоединяется суффикс -er, корневые гласные a, o или u могут принимать умлаут;
  3. превосходная (Superlativ) образуется при помощи суффикса -(e)st и, как правило, представлена в нескольких формах:
  • в несклоняемой форме с частицей am и неизменяемым -(e)sten в качестве обстоятельства или части сказуемого: am schönsten;
  • в склоняемой форме с определенным артиклем в качестве определения перед существительным der/die/das -(e)ste: der/die/das interessanteste, … и
  • особой форме от некоторых прилагательных и наречий на -(e)ns: möglichst, schleunigst, …[127].

Некоторые прилагательные и наречия не образуют степени по общим правилам: hoch — höher — höchste, gut — besser — beste и др.

Местоимение

Немецкие местоимения способны заменять существительные там, где это необходимо. К ним относятся личные (ich, du, er, sie, es, wir, ihr, sie, Sie), вопросительные (wer?, was?), неопределённые (man, etwas, jemand, alle, alles, viele, einige) и отрицательные местоимения (nichts, niemand), а также безличное местоимение es и местоименные наречия[128]. Все остальные местоимения сопровождают существительные. Вопросительные и личные местоимения склоняются по трём падежам[129], так как формы родительного падежа перешли в разряд притяжательных.

Склонение личных местоимений
Падеж Вопросительные
местоимения
1 лицо
ед. ч.
2 лицо
ед. ч.
3 лицо
ед. ч.
1 лицо
мн. ч.
2 лицо
мн. ч.
3 лицо
мн. ч.
Вежливая
форма
Nominativ wer? was? ich du er, sie, es wir ihr sie Sie
Dativ wem? mir dir ihm, ihr, ihm uns euch ihnen Ihnen
Akkusativ wen? was? mich dich ihn, sie, es uns euch sie Sie

Притяжательные местоимения отвечают на вопрос wessen? (чей?, чья?, чьё?, чьи?). Они соответствуют личным местоимениям в родительном падеже: mein, dein, sein, ihr, sein, unser, ihr, sie, Sie. Каждое притяжательное местоимение согласуется в роде, числе и падеже с существительным, с которым оно связано. В единственном числе оно склоняется как неопределённый артикль, а во множественном как определённый[130].

Склонение притяжательных местоимений
Падеж Мужской род Женский род Средний род Множественное число
Nominativ mein meine mein meine
Genitiv meines meiner meines meiner
Dativ meinem meiner meinem meinen
Akkusativ meinen meine mein meine

Неопределённо-личное местоимение man употребляется, когда лицо лишь подразумевается, оно не переводится на русский язык. Вся конструкция переводится на безличное предложение. Очень часто оно употребляется с модальными глаголами (man kann, man darf и т. д.)[131]. Безличное местоимение es употребляется как подлежащее в сочетании с безличным глаголом (Es regnet. Es ist Sonntag. Wie geht es Ihnen? Es ist etwas passiert?). Местоименные наречия[132] служат для обозначения неодушевлённых предметов. Они бывают указательными (образуются из указательного наречия da и соответствующего предлога: dabei, dafür, damit, darüber, dazu и др.) и вопросительными (вопросительное наречие wo и предлог: wobei, wofür, womit, worüber, wozu). Вопросы об одушевлённых предметах образуют иначе. Для них используется сочетание предлога и вопросительного местоимения wer в соответствующем падеже (Um wen geht es?).

Числительное

Файл:Deutsches numerale.jpg
Немецкие числительные

Немецкие числительные разделяют на количественные (eins, zwei, drei, vier, fünf, sechs и т. д.) и порядковые (erste, zweite, dritte, vierte, fünfte, sechste). Субстантивированные числительные, выполняющие часто функцию подлежащего, в качестве числительных не всегда учитывают.

Первые отвечают на вопрос «сколько?» и могут быть простыми (1—12, 100, 1000), сложными (13—19; образуются от единиц и числа zehn) и производными. Количественные числительные от 20 до 99 образуются сочетанием в одно слово названия числительного первого порядка, предлога und и числительного второго порядка (например, 35 — fünfunddreißig)[133][134]. Образование числительных порядка сотен и тысяч происходит сочетанием в одно слово количества тысяч, затем сотен, затем указания составной части числительного, соответствующего числительному второго или первого порядка. Числительные, начиная с миллиона и больше, пишутся отдельно с указанием их количества в начале составного числительного (например, 1 364 819 — eine Million dreihundertvierundsechzigtausendachthundertneunzehn)[135].

Порядковые числительные отвечают на вопрос «который? которая? которое?» и делятся на следующие группы:

  • исключения: der/die/das erste (1.), dritte (3.), sieb(en)te (7.), achte (8.)[136];
  • остальные числительные до 19 (к соответствующему количественному числительному добавляются суффикс -t- и окончание, например, der/die/das fünfte (5.)) и
  • от 20 и далее (к соответствующему количественному числительному добавляются суффикс -st- и окончание; der/die/das einundzwanzigste (21.)).

Чтобы образовать дробь, к количественному числительному нужно прибавить суффикс -tel (1/4 — Viertel, 3/5 — drei Fünftel). Десятичная дробь читается с запятой (0,348 — Null Komma dreihundertachtundvierzig)[137].

Глагол

Немецкий глагол имеет пять основных категорий[138]: лицо (1-е, 2-е, 3-е), число (единственное и множественное), время (прошедшее, настоящее и будущее), залог (активный и пассивный) и наклонение (изъявительное, повелительное и сослагательное). Кроме лично-временных форм у глагола есть также неличные формы: Infinitiv I, Infinitiv II[131], Partizip I и Partizip II[139]. В зависимости от особенностей формообразования различают слабые, сильные и неправильные глаголы[140]. В зависимости от управления различают переходные, требующие наличия дополнения в Akkusativ, и непереходные глаголы, которые дополнений не требуют. Глаголы могут быть возвратными (обозначают действие, направленное на действующее лицо), а также модальными (глаголы dürfen, können, mögen, müssen, sollen, wollen и глагол lassen, который часто к модальным не относят)[141].

В немецком языке шесть времён:

  • Präsens — простое настоящее время, которое образуется от инфинитивного корня глагола с помощью личного окончания. Например: Ich schreibe einen Brief[142].
  • Präteritum — простое прошедшее время, состоящее из одного смыслового глагола. Образуется от основы второй (претеритной) формы глагола при помощи личного окончания. Например: Ich machte schon die Tür auf. Личные окончания у глаголов в этом времени близки к Präsens, за исключением первого и третьего лица единственного числа[143].
  • Perfekt — сложное прошедшее время. Состоит из смыслового глагола в Partizip II и вспомогательного глагола haben или sein в Präsens. Например: Ich habe die Geschichte erzählt; Ich bin zu schnell gefahren. Вспомогательные глаголы спрягаются, а их выбор зависит от лексического значения смыслового глагола[144].
  • Plusquamperfekt — сложное прошедшее время, состоящее из смыслового глагола в Partizip II и вспомогательного глагола haben или sein в форме Präteritum. Например: Er hatte den Regenschirm nicht genommen[145].
  • Futur I — сложное будущее время, состоящее из смыслового глагола в Infinitiv I и вспомогательного глагола werden. Например: Ich werde um jeden Preis kommen[146].
  • Futur II — сложное будущее время, состоящее из смыслового глагола в Infinitiv II и вспомогательного глагола werden. Например: Morgen um neun Uhr abend werde ich gekommen sein[147].
Спряжение глаголов в активном залоге изъявительного наклонения
Präsens Aktiv Präteritum Aktiv Perfekt Aktiv Plusquamperfekt Aktiv Futur I Aktiv
ich mache ich machte ich habe gemacht ich hatte gemacht ich werde machen
du machst du machtest du hast gemacht du hattest gemacht du wirst machen
er (sie, es) macht er (sie, es) machte er (sie, es) hat gemacht er (sie, es) hatte gemacht er (sie, es) wird machen
wir machen wir machten wir haben gemacht wir hatten gemacht wir werden machen
ihr macht ihr machtet ihr habt gemacht ihr hattet gemacht ihr werdet machen
sie (Sie) machen sie (Sie) machten sie (Sie) haben gemacht sie (Sie) hatten gemacht sie (Sie) werden machen

Залог зависит от характера подлежащего. Он может быть активным (Aktiv — действие исходит от подлежащего) и пассивным (Passiv — действие направлено на себя). У пассивного залога есть все те же временные формы, что и у активного. Все они образуются по одной схеме. Präsens Passiv образуется при помощи вспомогательного глагола werden в Präsens и смыслового глагола в Partizip II. Präteritum Passiv — werden в Präteritum и Partizip II. Perfekt и Plusquamperfekt Passiv — werden в соответствующей форме (особая форма worden) и Partizip II. Futur Passiv — werden в Futur и Partizip II[138].

Спряжение глаголов в пассивном залоге изъявительного наклонения
Präsens Passiv Präteritum Passiv Perfekt Passiv Plusquamperfekt Passiv Futur I Passiv
ich werde gefragt ich wurde gefragt ich bin gefragt worden ich war gefragt worden ich werde gefragt werden
du wirst gefragt du wurdest gefragt du bist gefragt worden du warst gefragt worden du wirst gefragt werden
er (sie, es) wird gefragt er (sie, es) wurde gefragt er (sie, es) ist gefragt worden er (sie, es) war gefragt worden er (sie, es) wird gefragt werden
wir werden gefragt wir wurden gefragt wir sind gefragt worden wir waren gefragt worden wir werden gefragt werden
ihr werdet gefragt ihr wurdet gefragt ihr seid gefragt worden ihr wart gefragt worden ihr werdet gefragt werden
sie (Sie) werden gefragt sie (Sie) wurden gefragt sie (Sie) sind gefragt worden sie (Sie) waren gefragt worden sie (Sie) werden gefragt werden

Статив (пассив состояния, или краткий пассив) передаёт уже не процесс действия, а его результат. Он образуется при помощи вспомогательного глагола sein в соответствующей форме и второго причастия переходного смыслового глагола.

Сослагательное наклонение (Konjunktiv — выражает желание или возможность) имеет те же временные формы, что и изъявительное (Indikativ)[148]. Präsens Konjunktiv образуется при помощи инфинитивной основы, суффикса -e и личного окончания, но корневая гласная при этом остаётся неизменной. В 1-м и 3-м лице единственного числа суффикс и личное окончание сливаются, что не допускает удвоения согласной. Формы Präteritum Konjunktiv слабых глаголов совпадают с формами претерита изъявительного наклонения. Формы претерита конъюнктива сильных глаголов образуются из основы глагола в претерите изъявительного наклонения с помощью суффикса -e и личных окончаний претерита. Корневые гласные a, o, u получают умлаут. Существует также целый ряд глаголов, Präteritum Konjunktiv которых не подчиняется общим правилам: это неправильные глаголы sein (wäre), tun (täte), gehen (ginge), stehen (stände); неправильные глаголы haben (hätte), werden (würde), bringen (brächte); претерито-презентные глаголы (кроме sollen и wollen): dürfte, könnte, möchte, müsste, wüsste. Perfekt Konjunktiv образуется при помощи вспомогательных глаголов haben или sein, которые стоят в Präsens Konjunktiv, и смыслового глагола в Partizip II. Plusquamperfekt Konjunktiv образуется с помощью тех же вспомогательных глаголов в Präsens Konjunktiv и смыслового глагола в Partizip II. Futurum I и Futurum II Konjunktiv образуются при помощи вспомогательного глагола werden в Präsens Konjunktiv и смыслового глагола в Infinitiv I и Infinitiv II соответственно. Кроме этих форм есть ещё две, аналогов которым нет в русском языке. Это Konditionalis I и Konditionalis II. Они образуются при помощи вспомогательного глагола werden в Präteritum Konjunktiv и смыслового глагола в Infinitiv I и Infinitiv II.

Повелительное наклонение (Imperativ) имеет четыре формы: 2-е лицо единственного числа (arbeite, nimm), 1-е лицо множественного числа (arbeiten wir/wollen wir arbeiten, nehmen wir/wollen wir nehmen), 2-е лицо множественного числа (arbeitet, nehmt) и вежливая форма (arbeiten Sie, nehmen Sie). Также повелительное наклонение можно образовать инфинитивом (Nicht aus dem Fenster lehnen!) или вторым причастием (Hiergeblieben!). Побудительность в немецком могут выражать некоторые грамматические конструкции (например, haben/sein + zu + Infinitiv, модальный глагол + Infinitiv).

Инфинитив (Infinitiv) и причастие (Partizip) участвуют в образовании различных грамматических конструкций и временных форм.

Инфинитив образует инфинитивные группы и конструкции с предлогом zu (инфинитивные группы типа um zu, ohne zu, (an)statt zu; конструкция haben/sein + zu + Infinitiv)[149] и без него (с модальными глаголами, глаголами движения и другими глаголами-исключениями). Инфинитив играет различные синтаксические роли: подлежащее (Es ist eine Vergnügen, zu reiten), сказуемое (Vielleicht haben Sie die Absicht, auch unsere Vororte mit ihren schönen Palästen und Parks zu besuchen), дополнение (Marion war von Herzen froh (darüber), in diesem schrecklichen halbzerstörten Haus nicht allein zu sein) и обстоятельство (Er fährt nach Moskau, um seine Eltern zu besuchen).

Немецкое причастие бывает двух видов: Partizip I (основа глагола в Präsens и суффикс -(e)nd) и Partizip II (основа глагола, приставка ge- и суффикс -(e)t (для слабых глаголов) или -en (для сильных глаголов))[150]. Первое причастие часто выступает в роли определения к существительному (Das zu lesende Buch) и обстоятельства (Aus dem Kino zurückgehend, besprachen die Leute den Film). Второе причастие употребляется при образовании сложных временных форм Perfekt и Plusquamperfekt (Mein Freund hat das Institut absolviert)[151], во всех временных формах пассивного залога (Der Text wird/wurde nacherzählt, nachdem er zweimal vorgelesen worden ist/worden war) и как определение к существительному в причастных группах (Die von mir gekaufte Zeitung liegt auf dem Tisch).

Предлог

Немецкие предлоги употребляются перед существительными и личными местоимениями, таким образом определяя их падеж. В этой связи выделяют три группы предлогов, которые управляются соответственно дательным (mit, aus, nach, zu, bei, von, außer, seit, gegenüber, entgegen), винительным (für, gegen, durch, ohne, um, bis, entlang) или родительным падежами (während, trotz, wegen, (an)statt, unweit)[152].

Двойному управлению подчиняются предлоги in, an, auf, vor, hinter, über, unter, neben, zwischen, которые могут употребляться с винительным и дательным падежами. При этом принимается во внимание, какое значение имеет сказуемое в предложении. Например: Sie hängt ein Bild über die Couch (Akk.) — Das Bild hängt über der Couch (Dat.). В данном случае важно, какой вопрос применим к предлогу — wohin? или wo?[131].

Синтаксис

Синтаксис немецкого языка развивался на протяжении всей истории существования языка, однако окончательное нормирование происходило лишь в XIX-XX веках. Пунктуация немецкого языка средневековья и нового времени исключала большое количество знаков препинания, поэтому предложения были простыми, однако с появлением запятой в ранненововерхненемецком периоде произошёл большой рывок в развитии немецкого предложения, что определило его сегодняшнюю структуру[153].

Немецкие предложения бывают простыми и сложными. Простое предложение обычно состоит из двух слов — подлежащего и сказуемого (нераспространённое предложение), однако может включать и второстепенные члены предложения (распространённое предложение). Сложные предложения состоят из двух или нескольких простых предложений. Соответственно, они бывают сложносочинёнными (бессоюзные и союзные), которые состоят из двух независимых предложений, и сложноподчинёнными, которые состоят из главного и одного или нескольких придаточных предложений[154].

Связь в сложносочинённом предложении осуществляется при помощи сочинительных союзов und, aber, oder, denn, deshalb, darum, doch, dann, so, also, а также при помощи парных союзов bald… bald, nicht nur… sondern auch, sowohl… als auch, entweder… oder. Придаточное предложение в составе сложноподчинённого вводится при помощи подчинительных союзов (dass, wenn, als, weil), относительных местоимений (der, die, das, die), вопросительных местоимений (wer, was, welcher), наречий (wo, wann), вопросительных местоименных наречий (woran, wovon, worüber) и др. Их выбор зависит от вида придаточного предложения. Эти предложения бывают: дополнительными, определительными, обстоятельственными (места, времени, образа действия, сравнения, степени, следствия, причины, цели, условия и уступки) и присоединительными[155].

Порядок слов в немецком предложении напрямую зависит от его характера. В простом повествовательном предложении различают прямой и обратный порядок слов. В первом случае подразумевается, что все члены предложения занимают только свои чётко установленные позиции: сперва подлежащее, затем сказуемое и второстепенные члены предложения[156]. Например, Der Lehrer kommt bald. При обратном порядке слов происходит инверсия: Bald kommt der Lehrer. При составном или сложном сказуемом изменяемая часть становится на своё место, а неизменяемая уходит в конец: Ich stimme zu.

В вопросительном предложении без вопросительного слова сказуемое встаёт на первое место в предложении: Hat er das gemacht?. В вопросительном предложении с вопросительным словом (wer?, was?, wann?, wo?, wohin?, woher?, wie?, warum?, wozu? и др.) на первом месте стоит само вопросительное слово, а сказуемое следует за ним: Was hat er gemacht?[157].

В отрицательных предложениях чаще всего встречается отрицательная частица nicht, которая обычно используется перед отрицаемым словом: Nicht alle verstehen das. Однако если отрицается сказуемое, то частица встаёт в конец предложения перед неизменяемой частью: Das weiß ich nicht. Если отрицается существительное, то перед ним ставится отрицательное местоимение kein, которое замещает неопределённый артикль и согласуется с существительным в роде, числе и падеже: Ich habe keine Zeit. Двойного отрицания в немецком языке нет, то есть конструкции «ничего/никогда не…» передаётся только одним отрицанием (в данном случае словами nichts или niemand)[158].

Словообразование

Словообразование немецкого языка получило очень хорошее развитие. Обилие элементов слов, как собственно немецких, так и заимствованных, позволяет «собирать» самые различные слова. В 1999 году парламент немецкой земли Мекленбург — Передняя Померания рассмотрел проект закона под названием «Rinderkennzeichnungs- und Rindfleischetikettierungsüberwachungsaufgabenübertragungsgesetz» («Закон о передаче обязанностей контроля маркировки говядины»). Это слово официально является самым длинным в немецком языке (63 буквы, 7 частей). В Интернете приводятся ссылки на слово из 79 букв — «Donaudampfschiffahrtselektrizitätenhauptbetriebswerkbauunterbeamtengesellschaft» (нем.) («Общество служащих младшего звена органа по надзору за строительством при главном управлении электрического обслуживания дунайского пароходства»)[159]. Последнее по новым правилам прибавляет ещё одну букву (…schifffahrt…). Подобных сложных слов в немецком языке очень много[160].

Место немецкого словообразования в системе языка до сих пор до конца не определено. Обычно оно рассматривается в рамках лексикологии[161] или грамматики, однако, будучи связанным и с грамматикой, и с лексикой, словообразование обладает собственными, только ему присущими чертами[162]. Словообразование может рассматриваться как с диахронной, так и с синхронной точки зрения. Это важно для понимания исторического развития словообразовательной формы, чёткого разграничения словообразовательных процессов и современной структуры слова. С синхронией и диахронией перекрещиваются процессуальный и статистический аспекты (словообразование в движении и статике).

Минимальная единица слова называется морфемой. В свою очередь морфемы могут быть грамматическими и лексическими. Словообразовательный анализ слова может быть морфемным (деление на мельчайшие значимые единицы: be-auf-trag-en) и по «непосредственно-составляющим» (Erfrischung → erfrischen + -ung → er- + frisch). Немецкое словообразование выделяет простые, производные и сложные слова. Словообразовательные модели представляют собой классификацию этих слов и включают восемь уровней: модель корневых слов, модель безаффиксного словопроизводства, префиксальная, суффиксальная модели, модель префиксально-суффиксального словопроизводства, модель основ с полупрефиксами и полусуффиксами и определительное словосложение[163]. См. также: Аффиксы в немецком языке.

Модель Описание
Модель корневых слов Корневые слова неразложимы на морфемы и немотивированны. Немецкие корневые слова, как правило, имеют один — два слога (Tisch, klug, Abend), но есть и трёхсложные (Ameise); заимствованные корневые слова могут включать больше двух слогов. На периферии корневых слов находятся звукоподражательные слова (paff, piep, miau) и аббревиатуры.
Модель безаффиксного (имплицитного) словопроизводства Взаимопереход частей речи, функционирование одной и той же основы в условиях разной дистрибуции (grünen vi, grün a, Grün n). Словообразовательный аффикс отсутствует, как словообразовательное средство рассматривается наличие внутренней флексии (binden — Band, krank — kränken).
Префиксальная модель Связная словообразовательная морфема предшествует производящей основе (entlaufen, missgelaunt, Unruhe). Префикс придаёт слову определённый категориальный признак (например, префикс be- придаёт глаголам besetzen, besticken значение снабжения).
Суффиксальная модель Связная словообразовательная морфема находится после производящей основы (Schönheit, nächtlich). Суффикс подводит соответствующую лексическую единицу под более широкую семантическую категорию. Например, суффикс существительных женского рода -ung имеет значение действия процесса, отдельных действий, актов (Abdankung, Beaufsichtigung); явлений (Lösung); технических устройств (Abdichtung); неодушевлённых предметов, иногда собирательности (Besegelung, Kleidung).
Модель префиксально-суффиксального словопроизводства Лексические единицы, производящие основы которых одновременно сочетаются как с префиксом, так и с суффиксом (Gefrage, befrackt).
Модель основ с полупрефиксами Многие полупрефиксы семантически соответствуют предлогам (ab-, an-, mit-, vor-, zu-). Большинство полупрефиксов отделяемы, но есть и исключения (über-, um-); полупрефиксы способны группироваться в семантические категории (усиление — hoch-, allzu-, blitz-; негативность — teufels-, sau-).
Модель основ с полусуффиксами Отличаются от суффиксов ограниченностью выражаемых ими семантических категорий (наличие, обилие — -voll, -reich; направление — -weg, -seits; способность, ценность — -fertig, -fächig).
Словосложение Бывает определительным и неопределительным. Под первым понимается сочетание двух основ (Freiheitsliebe, Braunkohle), второй тип включает «императивные имена» (Vergißmeinnicht), сочинительные сложения (Freundfeind) и некоторые другие виды соединений. К сложению относятся также соединения частотных компонентов.

Лексика

К исконным словам немецкого языка относятся лексемы, которые в том или ином виде встречались ещё в прагерманском языке, из различных диалектов которого возникли современные германские языки, в том числе и литературный немецкий[164]. Большая часть этих слов была унаследована прагерманским языком, в свою очередь, из праиндоевропейского языка. К ним относятся, например: местоимения ich (прагерм. *ek), du (*þū), mein (*mīnaz) и т. д.; числительные ein (прагерм. *ainaz), zwei (*twai), hundert (*hundaradą) и т. д.; существительные Vieh (прагерм. *fehu), Haus (*hūsą), Feuer (*fōr) и др.; глаголы вроде gehen (прагерм. *gāną), stehen (*stāną), sehen (*sehwaną) и др.[165]

Заимствованные слова проникали в немецкий язык, как правило, из других индоевропейских языков, что объясняется историческими культурными, политическими и экономическими связями Германии с соседними территориями[166][167]. Наряду с индоевропейскими заимствованиями в немецком присутствует культурная лексика из неиндоевропейских языков[168][169].

Заимствованные слова могут частично сохранять своё первоначальные произношение и орфографию. Примерами заимствований из латинского языка являются: Koch (лат. coquus), Wein (vīnum), Straße (strāta), Prozess (processus), schreiben (scrībere) и др.[170] Из древнегреческого были заимствованы слова, связанные с наукой, религией, мифологией и общественно-политическим устройством: Meter (др-греч. μέτρον), Elektron (ήλεκτρον), Mathematik (μαθηματική), Historie (ἱστορία), Theologie (θεολογία), Liturgie (λειτουργία), Mythos (μῦθος), Thron (θρόνος), Demokratie (δημοκρατία) и др. Слова латинского и греческого происхождения, а также части производных слов возникали в немецком в течение всей его последующей истории через другие языки[171].

Из итальянского языка пришли экономические термины и слова, связанные с искусством: Bank (итал. banca), Bankrott (banca rotta), Bilanz (bilancia), Risiko (risico, risco), Kapital (capitale), Arie (aria), Oper (opera), Sinfonie (sinfonia)[172]. Из французского происходят слова, связанные с модой и бытом: Figur (фр. figure), Garderobe (garde-robe), Toilette (toilette), Friseur (friser)[173][174]. Из английского языка в немецкий было заимствовано большое количество слов (англицизмов и американизмов), связанных с технологиями, медиа, а также молодёжной культурой: E-Mail (англ. e-mail), Show (show), Keyboard (keyboard), Ticket (ticket), T-Shirt (T-shirt), Party (party), Date (date), Baby (baby), Story (story)[175][176][177][178].

Большое влияние оказал арабский язык, из которого были взяты слова: Matratze (араб. مطرح), Elixir (الإكسير), Arsenal (دار الصناعة), Ziffer (صفر) и другие[179][180]. В немецком также присутствуют многочисленные гебраизмы — заимствования из иврита и идиша: betucht (ивр.בָּטַח‏‎), koscher (ככּשר‎), dufte (טוֹב‎), mauscheln (מֹשֶׁה‎ или מָשָׁל‎), zocken (צחוק‎), Chuzpe (חֻצְפָּה‎‎), Schlamassel (идишשלימזל‎‏‎)[181][182].

Отдельную категорию составляют слова, составляющие национальную культурную лексику. Например, из китайского слова Feng Shui (кит. 風水), Mahjong (麻將), Kungfu (功夫), Ketchup (茄汁), Tee (茶)[183]. Из японского: Kamikaze (яп. 神風), Ninja (忍者), Aikido (合気道), Origami (折り紙), Karaoke (カラオケ), Tsunami (津波)[184]. Из русского: Sputnik (спутник), Sowjet (рус. совет), Pogrom (погром), Datsche (дача), Kosaken (казак) и другие[185].

В разное время немецкий язык заимствовал также из соседних германских, славянских, романских языков, а также (через посредство) тюркских, финно-угорских, индийских, иранских[186], полинезийских, африканских и иных языков[166][173][187].

См. также

Напишите отзыв о статье "Немецкий язык"

Примечания

  1. [http://www.ipol.org.br/upload/Image/lei1.jpg Cooficialização da língua alemã em Antônio Carlos: Projeto legislativo 132/2010] (порт.). Instituto de Investigação e Desenvolvimento em Política Linguística. Проверено 13 ноября 2014.
  2. [http://www.vemprapomerode.com.br/cultura/patrimonio/pagina/lingua-alema Língua alemã] (порт.). Secretaria de Turismo, Cultura e Esporte de Pomerode. Проверено 13 ноября 2014.
  3. Haubel M. Die päpstliche Schweizergarde // Österreichische Militärische Zeitschrift. — 2007. — № 3. — С. 311-316.
  4. [http://www.nordschleswig.dk/sprache Sprache – Identität und Schlüssel] (нем.). Nordschleswig.de. Проверено 13 ноября 2014.
  5. Bauer R. Deutsch als Amtssprache in Südtirol (нем.) // Terminologie et tradtition. Office des publications officielles des communautés europeénnes. — 1994. — S. 63–84.
  6. [http://www.az.com.na/fileadmin/pdf/2007/deutsch_in_namibia_2007_07_18.pdf Deutsch in Namibia] (нем.). Allgemeine Zeitung (18.07.2007). Проверено 13 ноября 2014.
  7. [http://www.deutschinnamibia.org/index.php?module=Pages&func=display&pageid=1 Wir stellen uns vor: Initiative Deutsch in Namibia (DiN)] (нем.). DiN. Проверено 6 ноября 2011.
  8. [http://www.bpb.de/internationales/amerika/lateinamerika/44846/deutsche-kolonie Die deutsche Kolonie in den Subtropen Paraguays] (нем.). Bundeszentrale für politische Bildung (09.01.2008). Проверено 13 ноября 2014.
  9. Danowski R. [http://www.ostpreussen-info.de/land/minderheit.htm Zur Lage der deutschen Minderheit in Polen seit 1989] (нем.). Ostpreussen-info.de. Проверено 13 ноября 2014.
  10. Erbe M. Das Elsass. Historische Landschaft im Wandel der Zeiten. — Stuttgart: Kohlhammer, 2002. — С. 198. — ISBN 3-17-015771-X.
  11. Hartweg F. [http://www.hss.de/downloads/argumente_materialien_35.pdf Die Sprachen im Elsass: Kalter Krieg oder versöhntes Miteinander?] (нем.) // Argumente und Materialien zum Zeitgeschehen: Frankophonie – nationale und internationale Dimensionen. — 2002. — Nr. 35. — S. 63-75.
  12. 1 2 [http://europa.eu/about-eu/facts-figures/administration/index_de.htm EU-Verwaltung - Bedienstete, Sprachen und Standorte] (нем.). Europa.eu. Проверено 13 ноября 2014.
  13. 1 2 3 Немецкий язык // Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. — 2-е изд.. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. — С. 329. — ISBN 5-85270-307-9.
  14. [http://w3techs.com/technologies/overview/content_language/all Usage of content languages for websites] (англ.). W3Techs.com. Проверено 1 января 2016. [http://www.webcitation.org/66ZQzUXh6 Архивировано из первоисточника 31 марта 2012].
  15. 1 2 3 4 5 6 [http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/NEMETSKI_YAZIK.html?page=0,0 Немецкий язык]. Энциклопедия Кругосвет. Проверено 6 ноября 2011.
  16. Schäuble W. [http://www.bkge.de/download/1-310_Aussiedlerpolitik.pdf Zwei Jahrzehnte Politik für Aussiedler und nationale Minderheiten] (нем.) // Aussiedler- und Minderheitenpolitik in Deutschland: Bilanz und Perspektiven. — 2009. — Bd. 38. — S. 17-22.
  17. [http://ec.europa.eu/public_opinion/archives/ebs/ebs_243_sum_de.pdf Spezial-Eurobarometer 243: Die Europäer und ihre Sprachen] (нем.). Europa.eu. Проверено 13 ноября 2014.
  18. Nossol A. [http://www.bkge.de/download/1-310_Aussiedlerpolitik.pdf Kulturelle Identität und Konfessionalität] (нем.) // Aussiedler- und Minderheitenpolitik in Deutschland. Bilanz und Perspektiven. — 2009. — S. 101-102.
  19. Rosenberg P. [http://www.bkge.de/download/1-310_Aussiedlerpolitik.pdf Die Entwicklung der europäischen Sprachenvielfalt und die Rolle der Minderheiten – der linguistische Befund] (нем.) // Aussiedler- und Minderheitenpolitik in Deutschland. Bilanz und Perspektiven. — 2009. — S. 135-149.
  20. Weber M. [http://www.bkge.de/download/1-310_Aussiedlerpolitik.pdf Deutsche Minderheiten in der europäischen Siedlungsgeschichte] (нем.) // Aussiedler- und Minderheitenpolitik in Deutschland: Bilanz und Perspektiven. — 2009. — Bd. 38. — S. 42-43.
  21. Siebenhaar B. [http://www.uni-leipzig.de/~siebenh/kurse/SS08/v_sprachliche_variation_08/10_sprachliche_variation.pdf Sprachliche Variation. Sprachkontakt] (нем.). Universität Leipzig. Проверено 13 ноября 2014.
  22. [http://www.ethnologue.com/country/AU Australia]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  23. [http://www.ethnologue.com/language/bar Bavarian]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  24. [http://www.ethnologue.com/country/AR Argentina]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  25. [http://www.ethnologue.com/country/BE/languages Belgium]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  26. [http://www.ethnologue.com/country/BR Brazil]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  27. [http://www.ethnologue.com/language/gct German, Colonia Tovar]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  28. [http://www.ethnologue.com/country/DE/languages Germany]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  29. [http://www.ethnologue.com/country/DK/languages Denmark]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  30. [http://www.ethnologue.com/country/IT/languages Italy]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  31. Устиненко А. [http://www.newskaz.ru/society/20130515/5087880.html Свыше 11 млн казахов проживает в Казахстане]. Новости — Казахстан (15.05.2013). Проверено 13 ноября 2014.
  32. [http://www.ethnologue.com/country/KZ/languages Kazakhstan]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  33. [http://www.stat.kz/news/Pages/pr_04_02_10.aspx Итоги переписи населения Республики Казахстан 2009 года]. Агентство республики Казахстан по статистике. Проверено 27 января 2012.
  34. [http://www.ethnologue.com/country/CA Canada]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  35. [http://www.ethnologue.com/country/LI Liechtenstein]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  36. [http://www.ethnologue.com/country/LU/languages Luxembourg]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  37. [http://www.ethnologue.com/country/NA/languages Namibia]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  38. [http://www.ethnologue.com/country/PY/languages Paraguay]. Ethnologue. Проверено 27 января 2012.
  39. [http://www.ethnologue.com/country/PL/languages Poland]. Ethnologue. Проверено 27 января 2012.
  40. [http://www.ethnologue.com/country/RU Russian Federation]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  41. Stricker G. Fragen an die Geschichte der Deutschen in Rußland (нем.) // Fragen an die Geschichte der Deutschen in Rußland. — 1997. — S. 13-34.
  42. [http://www.rg.ru/2011/12/16/stat.html Вот какие мы - россияне: Об итогах Всероссийской переписи населения 2010 года]. Российская газета — №5660 (284) (22.12.2011). Проверено 27 января 2012.
  43. [http://www.ethnologue.com/country/RO/languages Romania]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  44. Lauer J. [http://www.siebenbuergersachsen.de/geschichte/index.htm Siebenbürger Sachsen - gestern, heute, morgen] (нем.). Проверено 12 января 2012.
  45. [http://www.ethnologue.com/country/SK/languages Slovakia]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  46. [http://www.ethnologue.com/country/US United States]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  47. [http://www.vistawide.com/languages/us_languages.htm Language-learning trends in the United States] (англ.). Vistawide.com. Проверено 27 января 2012.
  48. [http://www.ethnologue.com/country/UA/languages Ukraine]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  49. [http://www.olcalsace.org/de/der-dialekt-in-zahlen Der Dialekt in Zahlen] (нем.). Amt für Sprache und Kultur im Elsass (OLCA). Проверено 6 ноября 2011.
  50. [http://www.culture-bilinguisme-lorraine.org/ Culture et Bilinguisme de Lorraine - Zweisprachig, unsere Zukunft] (фр.). Проверено 12 января 2012.
  51. [http://www.ethnologue.com/country/CZ/languages Czech Republic]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  52. [http://www.czso.cz/csu/2008edicniplan.nsf/engt/24003E05E7/$File/4032080117.pdf Obyvatelstvo podle národnosti podle výsledků sčítání lidu v letech 1921-2001] (чешск.). Проверено 6 ноября 2011.
  53. [http://www.ethnologue.com/country/CH/languages Switzerland]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  54. [http://www.ethnologue.com/country/ZA South Africa]. Ethnologue. Проверено 13 ноября 2014.
  55. Филичева Н. И. Диалектология немецкого языка, с. 16-31.
  56. Москальская О. И. История немецкого языка, с. 26-28.
  57. Hans Hermans. [http://www.opdegrens.eu/hansh/2009/benrath2.html Meer over de Benrather taalgrens] (нид.) (18 ноября 2009). Проверено 20 сентября 2012.
  58. Eckhard Eggers. Moderne Dialekte – neue Dialektologie. Akten des 1. Kongresses der Internationalen Gesellschaft für Dialektologie des Deutschen (IGDD) am Forschungsinstitut für Deutsche Sprache „Deutscher Sprachatlas“ der Philipps-Universität Marburg vom 5. bis 8. März 2003. — Steiner, Stuttgart, 2005. — ISBN 3-515-08762-1.
  59. König W. Niederdeutsch und Niederländisch // dtv-Atlas zur deutschen Sprache. 9. Auflage. — München, 1992. — С. 103. — ISBN 3-423-03025-9.
  60. Arend Mihm. Sprache und Geschichte am unteren Niederrhein. Jahrbuch des Vereins für niederdeutsche Sprachforschung. — Köln, 1992.
  61. Foerste W. Geschichte der niederdeutschen Mundarten // Deutsche Philologie im Aufriss, 2. überarbeitete Auflage - unveränderter Nachdruck. — Berlin: Erich Schmidt Verlag, 1966. — С. 1730–1898.
  62. Friedrich Engels. [http://www.mlwerke.de/me/me19/me19_474.htm#Kap_III Fränkische Zeit. Anmerkung: Der fränkische Dialekt] (нем.). Проверено 12 ноября 2011.
  63. [http://www.gottenheim.de/Dialekt/alemanne.htm Alemannisch] (нем.). Проверено 12 ноября 2011.
  64. [http://sprachatlas.bayerische-landesbibliothek-online.de/ Bayerische Landesbibliothek Online. Sprechender Sprachatlas von Bayern] (нем.). Проверено 12 ноября 2011.
  65. [http://www.dialekt.ch/ Website zu den Deutschschweizer Dialekten] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  66. Joachim Scharloth. [http://www.inst.at/trans/15Nr/06_1/scharloth15.htm Zwischen Fremdsprache und nationaler Varietät. Untersuchungen zum Plurizentrizitätsbewusstsein der Deutschschweizer] (нем.). Universität Zürich, Switzerland (2004). Проверено 26 ноября 2011.
  67. Ulrich Ammon. Die deutsche Sprache in Deutschland, Österreich und der Schweiz: Das Problem der nationalen Varietäten. — Berlin/New York: de Gruyter, 1995.
  68. Peter Wiesinger. Die deutsche Sprache in Österreich. Eine Einführung. In: Wiesinger (Hg.): Das österreichische Deutsch. Schriften zur deutschen Sprache. Band 12. — Wien, Köln, Graz, 1988.
  69. Hans Bickel, Christoph Landolt. Schweizerhochdeutsch. Wörterbuch der Standardsprache in der deutschen Schweiz. — Mannheim, Zürich: Dudenverlag, 2012. — ISBN 978-3-411-70417-0.
  70. Robert Sedlaczek. Das österreichische Deutsch. — Wien: Ueberreuter, 2004. — ISBN 3-8000-7075-8.
  71. Siebenhaar B., Wyler A. [http://www.uni-leipzig.de/~siebenh/pdf/Siebenhaar_Wyler_97.pdf Dialekt und Hochsprache in der deutschsprachigen Schweiz] (нем.) (1997). Проверено 26 ноября 2011.
  72. Pollak W. Was halten die Österreicher von ihrem Deutsch? Eine sprachpolitische und soziosemiotische Analyse der sprachlichen Identität der Österreicher. — Wien: Österreichische Gesellschaft für Semiotik/Institut für Soziosemiotische Studien, 1992.
  73. Москальская О. И. История немецкого языка, с. 28.
  74. 1 2 3 4 5 Wohlgemuth J. [http://www.linguist.de/Deutsch/gds1.htm Allgemeiner Längsschnitt vom Indogermanischen zum Neuhochdeutschen] (нем.). Linguist.de. Проверено 5 октября 2012.
  75. Москальская О. И. История немецкого языка, с. 15-18.
  76. [http://titus.uni-frankfurt.de/didact/idg/idgstkl.htm Indogermanische Sprachen und ihre Bezeugungstiefe]. Проверено 6 ноября 2011.
  77. 1 2 3 4 Жирмунский В. М. История немецкого языка, с. 28.
  78. Москальская О. И. История немецкого языка, с. 32-33.
  79. Stefan Sonderegger. Althochdeutsche Sprache und Literatur: eine Einführung in das älteste Deutsch. Darstellung und Grammatik. — Berlin, 1987. — ISBN 3-11-004559-1.
  80. [http://www.germsem.uni-kiel.de/ndnl/materialien/Vorlesung%20Prof.%20Elmentaler%20Deutsche%20Sprachgeschichte%20Stand%20Sommer%2010/deutsche%20sprachgeschichte%207%20fruehneuhochdeutsch%20sommer%2010.pdf Geschichte der Deutschen Sprache: Frühneuhochdeutsch] (нем.). Christian-Albrechts-Universität zu Kiel. Проверено 4 октября 2012.
  81. Thielemann L. [http://lars-thielemann.de/heidi/hausarbeiten/Anglizismen2.htm Anglizismen im Deutschen] (нем.). Проверено 13 ноября 2014.
  82. Meier-Brügger M., Krahe H. Indogermanische Sprachwissenschaft. — Berlin: Walter de Gruyter, 2002. — ISBN 3-11-017243-7.
  83. Zimmer S. Usipeten/Usipeter und Tenkterer: Sprachliches // Reallexikon der germanischen Altertumskunde. — Berlin: de Gruyter, 2006. — Т. 31. — С. 572–573. — ISBN 3-11-018386-2.
  84. Жирмунский В. М. История немецкого языка, с. 9-13.
  85. Лебек С. Франки // Происхождение франков. V-XI века. — М.: Скарабей, 1993. — Т. 1. — ISBN 5-86507-001-0.
  86. Жирмунский В. М. История немецкого языка, с. 21-22.
  87. Cercignani F. The Consonants of German: Synchrony and Diachrony. — Milano: Cisalpino, 1979. — С. 26-48.
  88. Niebaum H., Macha J. Einführung in die Dialektologie des Deutschen, S. 222.
  89. Moser H. Annalen der deutschen Sprache von den Anfangen bis zur Gegenwart. — Stuttgart, 1961. — С. 16.
  90. Besch W. Sprachgeschichte: Ein Handbuch zur Geschichte der deutschen Sprache. — Walter de Gruyter, 1998. — ISBN 3-11-011257-4.
  91. Wolfgang Haubrichs, Herwig Wolfram. Theodiscus // Reallexikon der Germanischen Altertumskunde. — Berlin, New York, 2005. — ISBN 3-11-018385-4.
  92. Жирмунский В. М. История немецкого языка, с. 38.
  93. Thordis Hennings. Einführung in das Mittelhochdeutsche. — Berlin, 2003. — ISBN 3-11-017818-4.
  94. Peter von Polenz. Geschichte der deutschen Sprache (9. Auflage). — Berlin, New York: Walter de Gruyter, 1987. — ISBN 3-11-007998-4.
  95. Jan von Flocken. [http://www.welt.de/kultur/history/article1590611/Wie_Martin_Luthers_Bibel_unsere_Sprache_praegt.html Wie Martin Luthers Bibel unsere Sprache prägt] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  96. Frédéric Hartweg, Klaus-Peter Wegera. Frühneuhochdeutsch. Eine Einführung in die deutsche Sprache des Spätmittelalters und der frühen Neuzeit. — Niemeyer, Tübingen, 2005. — ISBN 3-484-25133-6.
  97. Andreas Gardt. Geschichte der Sprachwissenschaft in Deutschland. — Walter de Gruyter, 1999. — ISBN 3-11-015788-8.
  98. Klemperer V. LTI — Lingua Tertii Imperii. Notizbuch eines Philologen. — Leipzig, 1996. — С. 24. — ISBN 3-379-00125-2.
  99. Alexandre Pirojkov. Russizismen im Deutschen der Gegenwart. Bestand, Zustand und Entwicklungstendenzen. — Berlin: Weissensee-Verlag, 2002. — ISBN 3-934479-69-3.
  100. Ammon U. Zur Entstehung von Staatsvarietäten während der 40jährigen Teilung Deutschlands // Die deutsche Sprache in Deutschland, Österreich und der Schweiz: Das Problem der nationalen Varietäten. — Berlin, New York: de Gruyter, 1995. — С. 385–390. — ISBN 3-11-014753-X.
  101. Москальская О. И. История немецкого языка, с. 30.
  102. Burmasova S. [http://www.opus-bayern.de/uni-bamberg/volltexte/2010/244/pdf/Burmasovaopusopt1e.pdf Empirische Untersuchung der Anglizismen im Deutschen am Material der Zeitung DIE WELT (Jahrgänge 1994 und 2004)]. — Bamberg: University of Bamberg Press, 2010. — С. 222. — ISBN 978-3-923507-71-9.
  103. [http://pub.ids-mannheim.de/laufend/sprachreport/reform/reform-ges.html Rechtschreibreform. Eine Zusammenfassung von Dr. Klaus Heller]. Проверено 6 ноября 2011.
  104. [http://www.journalismusausbildung.de/rechtschreibung_geschichte.htm Welche Auswirkungen hat die Rechtschreibreform auf unseren Alltag?]. Проверено 6 ноября 2011.
  105. [http://www.faz.net/artikel/S30703/rechtschreibung-die-rueckkehr-30014040.html Rechtschreibung. Die Rückkehr]. Проверено 6 ноября 2011.
  106. [http://www.studygerman.ru/online/alphabet/ Немецкий алфавит: Study German]. Проверено 6 ноября 2011.
  107. [http://www.all-de.com/service/fragen_antworten/771-kogda-v-nemeckom-yasyke-ispolzuetsya-ss.html Когда используется «ß»]. Проверено 20 января 2014.
  108. [http://audio-class.ru/deutsch/abc-de.html О Немецком алфавите]. Проверено 6 ноября 2011.
  109. [http://www.sprachprofi.org/german-alphabet_72670817.html Das deutsche Alphabet] (нем.). Проверено 17 января 2012.
  110. [http://inyazservice.narod.ru/german_general.html Виды немецкого письма](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://inyazservice.narod.ru/german_general.html история]). Проверено 6 ноября 2011. [http://web.archive.org/web/20120119121342/http://inyazservice.narod.ru/german_general.html Архивировано из первоисточника 19 января 2012].
  111. Christopher Burke. [http://books.google.com/?id=zfT0Iam0q7AC&pg=PA165&vq=the+nazi+ban+on+gothic&dq=paul+renner+the+art+of+typography+1998 Paul Renner: the Art of Typography]. New York: Princeton Architectural Press (1998). Проверено 6 ноября 2011.
  112. Werner König. Phonologische Regionalismen in der deutschen Standardsprache. — Berlin, 1997. — 246—270 с.
  113. [http://faql.de/lokalkolorit.html#ig richtich oder richtick — was ist richtig?] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  114. Seminar für Sprachmethodik: Phonologie. Ein sprachwissenschaftliches Lehrbuch. — Bonn: Verlag für Kultur und Wissenschaft, 2000.
  115. Ursula Hirschfeld. Welche Aussprache lehren wir? In: Jahrbuch Deutsch als Fremdsprache. — 1997. — С. 175-188.
  116. 1 2 3 Носков С. А. Немецкий язык для поступающих в вузы. — Мн., 2002. — 415 с. — ISBN 985-06-0819-6.
  117. Helmut Richter. Grundsätze und System der Transkription (IPA). — Tübingen, 1973.
  118. Гиляревский Р. С., Старостин Б. А. Немецкий язык // Иностранные имена и названия в русском тексте: Справочник. — М.: Высшая школа, 1985. — С. 165—176.
  119. Ермолович Д. И. Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи. — М.: Р.Валент, 2001. — 200 с. — ISBN 5-93439-046-5.
  120. [http://wwwg.uni-klu.ac.at/eeo/Deutsch.pdf Germanische Sprachen: Deutsch] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  121. [http://lernendeutsch.ru/?page_id=351 Немецкий язык для всех: Der Artikel. Артикль]. Проверено 6 ноября 2011.
  122. Heinz V. Das System der Artikelformen im gegenwärtigen Deutsch. — Tübingen, 1979. — ISBN 3-484-10359-0.
  123. [http://www.studygerman.ru/online/manual/substantiv3.html Study German. Грамматика немецкого языка (справочник): Имя существительное (Substantiv)]. Проверено 6 ноября 2011.
  124. Смирнова Т. Н. Deutsch Intensiv. Начальный этап. — М., 2005. — 352 с. — ISBN 5-329-01422-0.
  125. [http://lernendeutsch.ru/?page_id=312 Имя прилагательное (Das Adjektiv). Склонение прилагательных.]. Проверено 6 ноября 2011.
  126. [http://deutsch-lernen-mit.narod.ru/adjektiv_sr.html Степени сравнения прилагательных и наречий (Die Komparationsstufen der Adjektive)]. Проверено 6 ноября 2011.
  127. [http://www.all-de.com/service/de_einsteiger/403-stepeni-sravneniya-prilagatelnyh-i-narechiy.html Немецкий язык: от А до Я: Степени сравнения прилагательных и наречий]. Проверено 21 сентября 2014.
  128. [http://www.studygerman.ru/online/manual/pronomen2.html Study German. Грамматика немецкого языка (справочник): Местоимение (Pronomen)]. Проверено 6 ноября 2011.
  129. [http://deutsch-lernen-mit.narod.ru/pronom_1.html Личные местоимения в немецком языке — Personalpronomen]. Проверено 6 ноября 2011.
  130. [http://www.lingvotech.com/pritmestoim Лингвотек. Притяжательные местоимения (Possesivpronomen)]. Проверено 6 ноября 2011.
  131. 1 2 3 Михаленко А. О. Морфология // Deutsche Sprache. — Красноярск: СибГАУ, ИФиЯК СФУ, 2010. — С. 12-76. — ISBN 978-5-699-20204-1.
  132. [http://www.langues.ru/mesnade.htm ЦДО: Местоименные наречия в немецком языке]. Проверено 6 ноября 2011.
  133. [http://www.trilinguis.ru/linguistic/chisl/nemec-chislitelnie.aspx Trilinguis: Языковой портал. Немецкие числительные]. Проверено 6 ноября 2011.
  134. [http://ru.funnygerman.com/2009/03/zahlwort.html FunnyGerman.com. Числительное (Zahlwort)]. Проверено 6 ноября 2011.
  135. [http://deutsch.passivhaus-info.org/index.php?go=Pages&in=view&id=9 Числительные в немецком языке]. Проверено 6 ноября 2011.
  136. [http://www.all-de.com/service/de_kinder/748-opornye-tablicy-i-shemy-poryadkovye-chislitelnye.html Немецкий язык: от А до Я: Опорные таблицы и схемы: Порядковые числительные]. Проверено 15 января 2014.
  137. [http://subscribe.ru/archive/job.lang.deutlang/200907/19000947.html Немецкий язык - это просто. Числительное (Zahlwort)]. Проверено 6 ноября 2011.
  138. 1 2 Мышковая И. Б. Времена немецкого глагола. — СПб., 2007. — 96 с. — ISBN 978-5-91281-007-7.
  139. [http://www.edwardo.info/glagol_11.php Немецкое причастие (Partizip)]. Проверено 6 ноября 2011.
  140. [http://grammade.ru/grammar/verb3grf.shtml Audio-class.ru. Немецкие глаголы сильного спряжения]. Проверено 6 ноября 2011.
  141. [http://www.studygerman.ru/online/manual/verb7.html Study German. Грамматика немецкого языка: Модальные глаголы]. Проверено 6 ноября 2011.
  142. [http://deutsch.lingo4u.de/grammatik/zeiten/praesens Deutsch.lingo4u.de. Präsens (Gegenwart)] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  143. [http://deutsch.lingo4u.de/grammatik/zeiten/imperfekt Deutsch.lingo4u.de. Imperfekt (Präteritum, Vergangenheit)] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  144. [http://deutsch.lingo4u.de/grammatik/zeiten/perfekt Deutsch.lingo4u.de. Perfekt (vollendete Gegenwart)] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  145. [http://deutsch.lingo4u.de/grammatik/zeiten/plusquamperfekt Deutsch.lingo4u.de. Plusquamperfekt (Vorvergangenheit)] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  146. [http://deutsch.lingo4u.de/grammatik/zeiten/futur-1 Deutsch.lingo4u.de. Futur I (Zukunft)] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  147. [http://deutsch.lingo4u.de/grammatik/zeiten/futur-2 Deutsch.lingo4u.de. Futur II (vollendete Zukunft)] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  148. [http://deutsch.lingo4u.de/grammatik/verben/konjunktiv Deutsch.lingo4u.de. Konjunktiv] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  149. [http://eustudy.ru/infinitiv_mit_zu.php Конструкция «zu + инфинитив»]. Проверено 6 ноября 2011.
  150. Мышковая И. Б. [http://www.modernlib.ru/books/mishkovaya_irina/vremena_nemeckogo_glagola/read_5/ Времена немецкого глагола. Глава 8. Немецкое причастие]. Проверено 6 ноября 2011.
  151. [http://www.de-online.ru/index/prichastija_nastojashhego_i_proshedshego_vremeni_partizip_1_partizip_2/0-84 Deutsch-Online. Причастия настоящего и прошедшего времени (Partizip 1, Partizip 2)]. Проверено 6 ноября 2011.
  152. [http://www.studygerman.ru/online/manual/preposition.html Study German. Грамматика немецкого языка (справочник): Предлог (Preposition)]. Проверено 6 ноября 2011.
  153. Otto Behaghel. Deutsche Syntax. — Winter, Heidelberg, 1928.
  154. P. Eisenberg. Das Wort (Bd. 1), Der Satz (Bd. 2) — Grundriß der deutschen Grammatik. — Stuttgart, 2004.
  155. Снегирёва Н. С. Синтаксис немецкого языка. — ОмГУ, 2004. — 149 с.
  156. Локштанова Л. [http://www.partner-inform.de/news.php?ids=1752_all_285_ О системных различиях в грамматическом строе немецкого языка]. Partner. Проверено 28 января 2012.
  157. Носков С. А. Немецкий язык для поступающих в вузы. § 3. Порядок слов в вопросительном предложении. — Мн., 2002. — С. 268-269. — ISBN 985-06-0819-6.
  158. Носков С. А. Немецкий язык для поступающих в вузы. § 5. Порядок слов в предложениях с отрицанием. — Мн., 2002. — С. 270-273. — ISBN 985-06-0819-6.
  159. [http://www.gutefrage.net/frage/wie-ist-das-laengste-deutsche-wort-ohne-gedankenstriche Wie ist das längste deutsche Wort (ohne Gedankenstriche)?] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  160. Rainer Perkuhn. [http://pub.ids-mannheim.de/laufend/sprachreport/pdf/sr10-2a.pdf Das längste deutsche Wort? Ein fiktives Gespräch mit wahrem Hintergrund] (нем.). Проверено 6 ноября 2011.
  161. Schmidt W. Deutsche Sprachkunde. 7. Aufl. — Berlin, 1972.
  162. Jung W. Grammatik der deutschen Gegenwartssprache. — Leipzig, 1996.
  163. Зуева А. Н., Молчанова И. Д. и др. Словарь словообразовательных элементов немецкого языка. — М., 1979. — 536 с.
  164. Wiese H. Eine Zeitreise zu den Ursprüngen unserer Sprache. Wie die Indogermanistik unsere Wörter erklärt. — Berlin: Logos Verlag, 2010. — ISBN 978-3-8325-1601-7.
  165. См. соотв. статьи в Kluge F. Etymologisches Wörterbuch der deutschen Sprache / bearbeitet von Elmar Seebold. — 24., durchgesehene und erweiterte Auflage. — Berlin, New York: Walter de Gruyter, 2001. — ISBN 978-3-11-017473-1., [http://woerterbuchnetz.de/DWB/ Deutsches Wörterbuch von Jacob und Wilhelm Grimm. 16 Bände in 32 Teilbänden]. — Leipzig, 1854-1961., [http://www.dwds.de/ Digitales Wörterbuch der deutschen Sprache] (нем.). Berlin-Brandenburgische Akademie der Wissenschaften. Проверено 13 ноября 2014.
  166. 1 2 Best K.-H. Wo kommen die deutschen Fremdwörter her? // Göttinger Beiträge zur Sprachwissenschaft. — 2001. — № 5. — С. 7-20.
  167. Schildt J. Abriss der Geschichte der deutschen Sprache. — Berlin, 1976. — С. 29.
  168. Körner H. Zur Entwicklung des deutschen (Lehn-)Wortschatzes // Glottometrics. — 2004. — № 7. — С. 25-49.
  169. [http://www.examen-europaeum.com/EEE/EEE2003/08FremdundLehnwoerter.htm Fremdwörter und Lehnwörter] (нем.). Проверено 8 ноября 2011.
  170. [http://www.latein.ch/sprache/etymologien/ Latein im Deutschen] (нем.). Проверено 8 ноября 2011.
  171. Wolff F. Latein und Griechisch im deutschen Wortschatz. — Wiesbaden: VMA-Verlag, 1999. — ISBN 3-928127-63-2.
  172. Best K.-H. Italianismen im Deutschen // Göttinger Beiträge zur Sprachwissenschaft. — 2006. — № 13. — С. 77-86.
  173. 1 2 Best K.-H. Ein Beitrag zur Fremdwortdiskussion // Die deutsche Sprache in der Gegenwart. Festschrift für Dieter Cherubim zum 60. Geburtstag. — 2001. — С. 263-270.
  174. Telling R. Französisch im deutschen Wortschatz. Lehn- und Fremdwörter aus acht Jahrhunderten. — Berlin: Volk und Wissen Volkseigener Verlag, 1987. — ISBN 3-06-521804-6.
  175. Carstensen B., Busse U. Anglizismen-Wörterbuch: der Einfluss des Englischen auf den deutschen Wortschatz nach 1945. — Berlin, New York: de Gruyter, 2001. — Т. 1. — С. 25-47.
  176. Best K.-H. Anglizismen – quantitativ // Göttinger Beiträge zur Sprachwissenschaft. — 2003. — № 8. — С. 7-23.
  177. Burmasova S. [http://www.opus-bayern.de/uni-bamberg/volltexte/2010/244/pdf/Burmasovaopusopt1e.pdf Empirische Untersuchung der Anglizismen im Deutschen am Material der Zeitung DIE WELT (Jahrgänge 1994 und 2004)]. — Bamberg: University of Bamberg Press, 2010. — ISBN 978-3-923507-71-9.
  178. Eisenberg P. Anglizismen im Deutschen // Deutsche Akademie für Sprache und Dichtung, Union der deutschen Akademien der Wissenschaften: Reichtum und Armut der deutschen Sprache. Erster Bericht zur Lage der deutschen Sprache. — 2013. — С. 57-119.
  179. Osman N. Kleines Lexikon deutscher Wörter arabischer Herkunft. — München, 1992. — ISBN 3-406-34048-2.
  180. Unger A. Von Algebra bis Zucker. Arabische Wörter im Deutschen. — Stuttgart: Reclam, 2007. — ISBN 978-3-15-010609-9.
  181. Best K.-H. Hebraismen im Deutschen // Glottometrics. — 2014. — № 27. — С. 10-17.
  182. Stern H. Wörterbuch zum jiddischen Lehnwortschatz in den deutschen Dialekten. — Tübingen: Niemeyer, 2000. — ISBN 3-484-39102-2.
  183. Best K.-H. Sinismen im Deutschen und Englischen // Glottometrics. — 2008. — № 17. — С. 87–93.
  184. Best K.-H. Zur Entwicklung der Entlehnungen aus dem Japanischen ins Deutsche // Glottometrics. — 2009. — № 19. — С. 80-84.
  185. Best K.-H. Slawische Entlehnungen im Deutschen // Rusistika - Slavistika - Lingvistika. Festschrift für Werner Lehfeldt. — 2003. — С. 464-473.
  186. Best K.-H. Iranismen im Deutschen // Glottometrics. — 2013. — № 26. — С. 1-8.
  187. Eisenberg P. Das Fremdwort im Deutschen. — Berlin, New York: de Gruyter, 2011. — ISBN 978-3-11-023564-7.

Литература

  • Бах А. История немецкого языка. — М.: Либроком, 2011. — 346 с. — ISBN 978-5-397-01659-9.
  • Берков В. П. Современные германские языки. — М.: АСТ, 2001. — 336 с. — ISBN 5-17-010576-2.
  • Домашнев А. И. Труды по германскому языкознанию и социолингвистике. — СПб.: Наука, 2005. — 1113 с.
  • Жирмунский В. М. История немецкого языка. — М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1948. — 300 с.
  • Жирмунский В. М. Общее и германское языкознание. — Л.: Наука, 1976. — 698 с.
  • Зуева А. Н., Молчанова И. Д. и др. Словарь словообразовательных элементов немецкого языка. — М., 1979. — 536 с.
  • Левковская К. А. Немецкий язык. Фонетика, грамматика, лексика / К. А. Левковская. — 2-е изд.. — М.: Академия, 2004. — 368 с. — ISBN 5-7695-1996-7.
  • Маккензен Л. Немецкий язык. Универсальный справочник. — М.: Аквариум, 1998. — 592 с. — ISBN 5-85684-101-8.
  • Москальская О. И. История немецкого языка. Deutsche Sprachgeschichte. — М.: Академия, 2006. — 288 с. — ISBN 5769530235.
  • Мышковая И. Б. Времена немецкого глагола. — СПб., 2007. — 96 с. — ISBN 978-5-91281-007-7.
  • Погадаев В. А. Немецкий язык. Краткий справочник. — М., 2003. — 318 с. — ISBN 5-8123-0155-7.
  • Ольшанский И. Г., Гусева А. Е. Лексикология: Современный немецкий язык. — М.: Академия, 2005. — 416 с. — ISBN 5-7695-1812-X.
  • Снегирёва Н. С. Синтаксис немецкого языка. Syntax der deutschen Sprache: Theorie, Übungen und Textbeispiele. — Омск: ОмГУ, 2004. — 149 с. — ISBN 5-7779-0312-6.
  • Филичева Н. И. Диалектология немецкого языка. — М.: Выс. школа, 1983. — 192 с.
  • Филичева Н. И. История немецкого языка. — М.: Академия, 2003. — 204 с. — ISBN 5769509325.
  • Филичева Н. И. Немецкий литературный язык. — М.: Выс. школа, 1992. — 176 с. — ISBN 5-06-001718-4.
  • Ammon U. Die deutsche Sprache in Deutschland, Österreich und der Schweiz: das Problem der nationalen Varietät. — Berlin, New York: de Gruyter, 1995. — ISBN 3-11-014753-X.
  • Ammon U., Bickel H., Ebner J. u. a. Variantenwörterbuch des Deutschen. Die Standardsprache in Österreich, der Schweiz und Deutschland sowie in Liechtenstein, Luxemburg, Ostbelgien und Südtirol. — Berlin: Walter de Gruyter, 2004. — ISBN 3-11-016574-0.
  • Besch W. Dialektologie. Ein Handbuch zur deutschen und allgemeinen Dialektforschung. — Berlin: de Gruyter, 1982. — ISBN 3-11-005977-0.
  • Helbig G., Buscha J. Deutsche Grammatik. Ein Handbuch für den Ausländerunterricht. — Berlin: Langenscheidt, 2007. — 736 с. — ISBN 978-3-468-49493-2.
  • Krech E.-M., Stock E., Hirschfeld U. Deutsches Aussprachewörterbuch. — Berlin, 2009. — ISBN 978-3-11-018202-6.
  • Niebaum H., Macha J. Einführung in die Dialektologie des Deutschen. — Tübingen, 2006. — ISBN 3-484-26037-8.
  • Pahlow H. Deutsche Grammatik — einfach, kompakt und übersichtlich. — Leipzig: Engelsdorfer Verlag, 2010. — 135 с. — ISBN 978-3-86268-012-2.
  • Polenz P. von. Geschichte der deutschen Sprache. — Berlin, New York: Walter de Gruyter, 1987. — ISBN 3-11-007998-4.
  • Regh F.-J. Grammatik & Zeichensetzung — leicht erklärt. — Mechernich: Lern-WOLF Verlag, 2009.
  • Schildt J. Abriss der Geschichte der deutschen Sprache. — Berlin: Akademie-Verlag, 1976.
  • Siebs Th. Deutsche Aussprache — Reine und gemäßigte Hochlautung mit Aussprachewörterbuch. — Berlin, 2007. — ISBN 978-3-11-018203-3.
  • Regeln und Wörterverzeichnis. Überarbeitete Fassung des amtlichen Regelwerks 2004. — München, Mannheim: Rat für deutsche Rechtschreibung, 2006.

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на немецком языке
«Hauptseite»

  • [http://www.goethe.de/ins/ru/lp/ruindex.htm Немецкий культурный центр им. Гёте]. Проверено 18 августа 2011. [http://www.webcitation.org/67XbykFtB Архивировано из первоисточника 10 мая 2012].
  • [http://www.canoo.net/ Canoonet: Deutsche Wörterbücher und Grammatik] (нем.). Проверено 4 октября 2012.
  • [http://www.duden.de/rechtschreibregeln Duden. Rechtschreibregeln] (нем.). Проверено 26 июля 2011. [http://www.webcitation.org/617rYRNgA Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  • Пузик А. А. [http://www.apuzik.deutschesprache.ru/ Geschichte der deutschen Sprache]. Проверено 26 июля 2011. [http://www.webcitation.org/617rZ7DZz Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  • [http://www.nord-inform.de/modules.php?name=News&file=print&sid=606 На каком языке говорят немцы?] (рус.). Partner-Nord № 52, 22.06.2007. Проверено 26 июля 2011. [http://www.webcitation.org/617raqFVe Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  • [http://www.de-online.ru Deutsch-online: Грамматика немецкого языка] (рус.). Проверено 26 июля 2011. [http://www.webcitation.org/617rbLk1K Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  • [http://deutschdoma.ru/course/grammatika DeutschDoma: Грамматика немецкого языка] (рус.). Проверено 26 июля 2011. [http://www.webcitation.org/67Xba3ftH Архивировано из первоисточника 10 мая 2012].
  • [http://www.deutsch-uni.com.ru/gram/grammatik.php Грамматика немецкого языка - Deutsche Grammatik] (рус.). Проверено 26 июля 2011. [http://www.webcitation.org/617rcA9aw Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  • [http://grammade.ru GrammaDe.ru Grammatik im Deutschunterricht] (рус.). Проверено 26 июля 2011.
  • [http://ru.funnygerman.com Интересный немецкий язык] (рус.). [http://www.webcitation.org/67Xbaovh0 Архивировано из первоисточника 10 мая 2012].
  • [http://studygerman.ru Studygerman.ru — Портал изучения немецкого языка] (рус.). [http://www.webcitation.org/67XbeKNs2 Архивировано из первоисточника 10 мая 2012].
  • [http://deutsch.info deutsch.info — Бесплатная многоязычная онлайн-платформа, которая сочетает изучение немецкого языка с практическими советами о жизни и работе в Германии и Австрии] (рус.). [http://www.webcitation.org/6Mop4h957 Архивировано из первоисточника 22 января 2014].



Отрывок, характеризующий Немецкий язык

Но я не поддавалась... Видимо помогало моё знаменитое «долготерпение», которое забавляло всех вокруг ещё с тех пор, как я была ещё совсем малышкой. Отец мне когда-то рассказывал, что я была самым терпеливым ребёнком, которого они с мамой когда-либо видели, и которого невозможно было почти ничем вывести из себя. Когда у остальных насчёт чего-то уже полностью терялось терпение, я всё ещё говорила: «Ничего, всё будет хорошо, всё образуется, надо только чуточку подождать»... Я верила в положительное даже тогда, когда в это уже больше никто не верил. А вот именно этой моей черты Караффа, даже при всей его великолепной осведомлённости, видимо всё-таки не знал. Поэтому, его бесило моё непонятное спокойствие, которое, по настоящему-то никаким спокойствием не являлось, а было лишь моим неиссякающим долготерпением. Просто я не могла допустить, чтобы, делая нам такое нечеловеческое зло, он ещё и наслаждался нашей глубокой, искренней болью.
Хотя, если быть полностью откровенной, некоторые поступки в поведении Караффы я всё ещё никак не могла себе объяснить...
С одной стороны – его вроде бы искренне восторгали мои необычные «таланты», как если бы это и, правда, имело для него какое-то значение... А также его всегда искренне восхищала моя «знаменитая» природная красота, о чём говорил восторг в его глазах, каждый раз, когда мы встречались. И в то же время Караффу почему-то сильно разочаровывал любой изъян, или даже малейшая несовершенность, которую он случайно во мне обнаруживал и искренне бесила любая моя слабость или даже малейшая моя ошибка, которую, время от времени, мне, как и любому человеку, случалось совершать... Иногда мне даже казалось, что я нехотя разрушала какой-то, им самим для себя созданный, несуществующий идеал...
Если бы я его так хорошо не знала, я возможно была бы даже склонна поверить, что этот непонятный и злой человек меня по-своему и очень странно, любил...
Но, как только мой измученный мозг приходил к такому абсурдному выводу, я тут же напоминала себе, что речь ведь шла о Караффе! И уж у него-то точно не существовало внутри никаких чистых или искренних чувств!.. А тем более, таких, как Любовь. Скорее уж, это походило на чувство собственника, нашедшего себе дорогую игрушку, и желающего в ней видеть, не более и не менее, как только свой идеал. И если в этой игрушке вдруг появлялся малейший изъян – он почти тут же готов был выбросить её прямиком в костёр...
– Умеет ли Ваша душа покинуть Ваше тело при жизни, Изидора? – прервал мои грустные размышления очередным необычным вопросом Караффа.
– Ну, конечно же, Ваше святейшество! Это самое простое из того, что может делать любой Ведун. Почему это интересует Вас?
– Ваш отец пользуется этим, чтобы уйти от боли... – задумчиво произнёс Караффа. – Поэтому, мучить его обычными пытками нет никакого смысла. Но я найду способ его разговорить, даже если это займёт намного больше времени, чем думалось. Он знает очень многое, Изидора. Думаю, даже намного больше, чем Вы можете себе представить. Он не открыл Вам и половины!... Неужели Вам не хотелось бы узнать остальное?!
– Зачем, Ваше святейшество?!.. – пытаясь скрыть свою радость от услышанного, как можно спокойнее произнесла я. – Если он что-то и не открыл, значит, для меня было ещё не время узнавать это. Преждевременное знание очень опасно, Ваше святейшество – оно может, как помочь, так и убить. Поэтому иногда нужна большая осторожность, чтобы учить кого-то. Думаю, Вы должны были знать это, вы ведь какое-то время учились там, в Мэтэоре?
– Чушь!!! Я – ко всему готов! О, я уже так давно готов, Изидора! Эти глупцы просто не видят, что мне нужны всего лишь Знания, и я смогу намного больше, чем другие! Может даже больше, чем они сами!..
Караффа был страшен в своём «ЖЕЛАНИИ желаемого», и я поняла, что за то, чтобы получить эти знания, он сметёт ЛЮБЫЕ преграды, попадающиеся на его пути... И буду ли это я или мой отец, или даже малышка Анна, но он добьётся желаемого, он «выбьет» его из нас, несмотря ни на что, как видимо, добивался и раньше всего, на что нацеливался его ненасытный мозг, включая свою сегодняшнюю власть и посещение Мэтэоры, и, наверняка, многое, многое другое, о чём я предпочитала лучше не знать, чтобы окончательно не потерять надежду в победу над ним. Караффа был по-настоящему опасен для человечества!.. Его сверхсумасшедшая «вера» в свою «гениальность» превышала любые привычные нормы самого высокого существующего самомнения и пугала своей безапелляционностью, когда дело касалось им «желаемого», о котором он не имел ни малейшего представления, а только лишь знал, что он этого хотел...
Чтобы его чуточку охладить, я вдруг начала «таять» прямо перед его «святым» взором, и через мгновение совсем исчезла... Это был детский трюк самого простого «дуновения», как мы называли мгновенное перемещение из одного места в другое (думаю, так они называли телепортацию), но на Караффу оно должно было подействовать «освежающе». И я не ошиблась... Когда я через минуту вернулась назад, его остолбеневшее лицо выражало полное замешательство, которое удалось видеть, я уверенна, очень не многим. Не выдержав дольше этой забавной картинки, я от души рассмеялась.
– Мы знаем много трюков, Ваше святейшество, но это всего лишь трюки. ЗНАНИЕ – оно совершенно другое. Это – оружие, и очень важно то, в какие руки оно попадёт...
Но Караффа меня не слушал. Он был, как малое дитя потрясён тем, что только что увидел, и тут же захотел знать это для себя!.. Это была новая, незнакомая игрушка, которую он должен был иметь прямо сейчас!!! Не медля ни минуты!
Но, с другой стороны, он был ещё и очень умным человеком, и, несмотря на жажду что-то иметь, он почти всегда умел мыслить. Поэтому буквально через какое-то мгновение, его взгляд понемножечку начал темнеть, и расширившиеся чёрные глаза уставились на меня с немым, но очень настойчивым вопросом, и я с удовлетворением увидела, что он наконец-то начал понимать настоящий смысл, показанного ему, моего маленького «трюка»...
– Значит, всё это время Вы могли просто «уйти»?!.. Почему же Вы не ушли, Изидора?!! – почти не дыша, прошептал Караффа.
В его взгляде горела какая-то дикая, неисполнимая надежда, которая, видимо, должна была исходить от меня... Но по мере того, как я отвечала, он увидел, что ошибался. И «железный» Караффа, к величайшему моему удивлению, поник!!! На мгновение мне даже показалось, что внутри у него что-то оборвалось, будто он только что обрёл и тут же потерял что-то для него очень жизненно важное, и возможно, в какой-то степени даже дорогое...
– Видите ли, жизнь не всегда так проста, как нам кажется... или как нам хотелось бы её видеть, Ваше святейшество. И самое простое нам иногда кажется самым правильным и самым реальным. Но это далеко не всегда, к сожалению, является правдой. Да, я давным-давно могла уйти. Но что от этого изменилось бы?.. Вы нашли бы других «одарённых», наверняка не столь сильных, как я, из которых бы также попытались бы «выбить» интересующие Вас знания. А у этих бедняг не было бы даже малейшей надежды на сопротивление вам.
– И Вы считаете, что она есть у Вас?.. – с каким-то болезненным напряжением спросил Караффа.
– Без надежды человек мёртв, Ваше святейшество, ну, а я, как видите, ещё живая. И пока я буду жить – надежда, до последней минуты, будет теплиться во мне... Такой уж мы – ведьмы – странный народ, видите ли.
– Что ж, думаю, на сегодня разговоров достаточно! – неожиданно зло воскликнул Караффа. И не дав мне даже испугаться, добавил: – Вас отведут в ваши комнаты. До скорой встречи, мадонна!
– А как же мой отец, Ваше святейшество? Я хочу присутствовать при том, что будет происходить с ним. Каким бы ужасным это не являлось...
– Не беспокойтесь, дорогая Изидора, без Вас это даже не было бы таким «забавным»! Обещаю, Вы увидите всё, и я очень рад, что Вы изъявили такое желание.
И довольно улыбнувшись, уже повернулся к двери, но вдруг что-то вспомнив, остановился:
– Скажите, Изидора, когда Вы «исчезаете» – имеет ли для Вас значение, откуда Вы это делаете?..
– Нет, Ваше святейшество, не имеет. Я ведь не прохожу сквозь стены. Я просто «таю» в одном месте, чтобы тут же появиться в другом, если такое объяснение даст Вам хоть какую-то картинку, – и, чтобы его добить, нарочно добавила, – Всё очень просто, когда знаешь как это делать... святейшество.
Караффа ещё мгновение пожирал меня своими чёрными глазами, а потом повернулся на каблуках и быстро вышел из комнаты, будто боясь, что я вдруг для чего-то его остановлю.
Я прекрасно понимала, почему он задал последний вопрос... С той же самой минуты, как он увидел, что я могу вдруг взять и так просто исчезнуть, он ломал свою гордую голову, как бы покрепче меня куда-то «привязать», или, для надёжности, посадить в какой-нибудь каменный мешок, из которого уж точно у меня не осталось бы надежды никуда «улететь»... Но, своим ответом, я лишила его покоя, и моя душа искренне радовалась этой маленькой победе, так как я знала наверняка, что с этого момента Караффа потеряет сон, стараясь придумать, куда бы понадёжнее меня упрятать.
Это, конечно же, были только лишь забавные, отвлекающие от страшной реальности моменты, но они помогали мне хотя бы уж при нём, при Караффе на мгновение забыться и не показывать, как больно и глубоко ранило меня происходящее. Я дико хотела найти выход из нашего безнадёжного положения, желая этого всеми силами своей измученной души! Но только лишь моего желания победить Караффу было недостаточно. Я должна была понять, что делало его таким сильным, и что же это был за «подарок», который он получил в Мэтэоре, и который я никак не могла увидеть, так как он был для нас совершенно чужим. Для этого мне нужен был отец. А он не отзывался. И я решила попробовать, не отзовётся ли Север...
Но как я не пыталась – он тоже почему-то не хотел выходить со мной на контакт. И я решила попробовать то, что только что показала Караффе – пойти «дуновением» в Мэтэору... Только на этот раз я понятия не имела, где находился желанный монастырь... Это был риск, так как, не зная своей «точки проявления», я могла не «собрать» себя нигде вообще. И это была бы смерть. Но пробовать стоило, если я надеялась получить в Мэтэоре хоть какой-то ответ. Поэтому, стараясь долго не думать о последствиях, я пошла...
Настроившись на Севера, я мысленно приказала себе проявиться там, где в данное мгновение мог находиться он. Я никогда не шла вслепую, и большой уверенности моей попытке это, естественно, не прибавляло... Но терять всё равно было нечего, кроме победы над Караффой. А из-за этого стоило рискнуть...
Я появилась на краю очень крутого каменного обрыва, который «парил» над землёй, будто огромный сказочный корабль... Вокруг были только горы, большие и малые, зеленеющие и просто каменные, где-то в дали переходящие в цветуще луга. Гора, на которой стояла я, была самой высокой и единственной, на верхушке которой местами держался снег... Она гордо высилась над остальными, как сверкающий белый айсберг, основание которого прятало в себе невидимую остальными загадочную тайну...
От свежести чистого, хрустящего воздуха захватывало дыхание! Искрясь и сверкая в лучах жгучего горного солнца, он лопался вспыхивающими снежинками, проникая в самые «глубинки» лёгких... Дышалось легко и свободно, будто в тело вливался не воздух, а удивительная животворная сила. И хотелось вдыхать её бесконечно!..
Мир казался прекрасным и солнечным! Будто не было нигде зла и смерти, нигде не страдали люди, и будто не жил на земле страшный человек, по имени Караффа...
Я чувствовала себя птицей, готовой расправить свои лёгкие крылья и вознестись высоко-высоко в небо, где уже никакое Зло не смогло бы меня достать!..
Но жизнь безжалостно возвращала на землю, жестокой реальностью напоминая причину, по которой я сюда пришла. Я огляделась вокруг – прямо за моей спиной высилась слизанная ветрами, сверкающая на солнце пушистым инеем, серая каменная скала. А на ней... белой звёздной россыпью качались роскошные, крупные, невиданные цветы!.. Гордо выставив под солнечные лучи свои белые, словно восковые, остроконечные лепестки, они были похожи на чистые, холодные звёзды, по ошибке упавшие с небес на эту серую, одинокую скалу... Не в состоянии оторвать глаза от их холодной, дивной красоты, я опустилась на ближайший камень, восторженно любуясь завораживающей игрой светотеней на слепяще-белых, безупречных цветках... Моя душа блаженно отдыхала, жадно впитывая чудесный покой этого светлого, чарующего мгновения... Кругом витала волшебная, глубокая и ласковая тишина...
И вдруг я встрепенулась... Я вспомнила! Следы Богов!!! Вот, как назывались эти великолепные цветы! По старой-престарой легенде, которую давным-давно рассказывала мне моя любимая бабушка, Боги, приходя на Землю, жили высоко в горах, вдали от мирской суеты и людских пороков. Долгими часами размышляя о высоком и вечном, они закрывались от Человека завесой «мудрости» и отчуждения... Люди не знали, как их найти. И только нескольким посчастливилось узреть ИХ, но зато, позже этих «удачливых» никто никогда больше не видывал, и не у кого было спросить путь к гордым Богам... Но вот однажды умирающий воин забрался высоко в горы, не желая живым сдаваться врагу, победившему его.
Жизнь оставляла грустного воина, вытекая последними каплями остывающей крови... И никого не было рядом, чтобы проститься, чтобы омыть слезами его последний путь... Но вот, уже ускользая, его взгляд зацепился за дивную, невиданную, божественную красоту!.. Непорочные, снежно-белые, удивительнейшие цветы окружали его... Их чудесная белизна омывала душу, возвращая ушедшую силу. Призывала к жизни ... Будучи не в силах шевельнуться, он внимал их холодный свет, открывая ласке одинокое сердце. И тут же, у него на глазах, закрывались его глубокие раны. Жизнь возвращалась к нему, ещё сильнее и яростнее, чем при рождении. Снова почувствовав себя героем, он поднялся... прямо перед его взором стоял высокий Старец...
– Ты вернул меня, Боже? – восторженно спросил воин.
– Кем ты есть, человече? И почему рекёшь меня Господом? – удивился старец.
– Кто же другой мог совершить подобное? – прошептал человек. – И живёшь ты почти, что в небе... Значит ты Бог.
– Я не Бог, Я потомок его... Благо – истинный... Заходи, коль пришёл, в нашу обитель. С чистым сердцем и чистым помыслом ты пришёл жизнь пращать... Вот и возвратили тебя. Радуйся.
– Кто возвратил меня, Старче?
– Они, радимые, «стопы господние»... – указав на дивные цветы, качнул головой Старец.
Вот с тех пор и пошла легенда о Цветах Господних. Говорят, они всегда растут у обителей Божьих, чтобы путь указать пришедшим...
Задумавшись, я не заметила, что осматриваюсь вокруг... и буквально тут же очнулась!.. Мои удивительные чудо-цветы росли лишь вокруг узенькой, тёмной щели, зиявшей в скале, как почти невидимый, «природный» вход!!! Обострившееся вдруг чутьё, повело меня именно туда...
Никого не было видно, никто не выходил. Чувствуя себя неуютно, приходя непрошенной, я всё же решила попробовать и подошла к щели. Опять же, ничего не происходило... Ни особой защиты, ни каких либо других неожиданностей не было. Всё оставалось величественным и спокойным, как от начала времён... Да и от кого было здесь защищаться? Только от таких же одарённых, какими были сами хозяева?.. Меня вдруг передёрнуло – но ведь мог появиться ещё один такой же «Караффа», который был бы в какой-то степени одарённым, и так же просто бы их «нашёл»?!..
Я осторожно вошла в пещеру. Но и здесь ничего необычного не произошло, разве что, воздух стал каким-то очень мягким и «радостным» – пахло весной и травами, будто я находилась на сочной лесной поляне, а не внутри голой каменной скалы... Пройдя несколько метров, я вдруг поняла, что становится всё светлее, хотя, казалось бы, должно было быть наоборот. Свет струился откуда-то сверху, здесь внизу распыляясь в очень мягкое «закатное» освещение. В голове тихо и ненавязчиво зазвучала странная, успокаивающая мелодия – ничего подобного мне никогда раньше не приходилось слышать... Необычайное сочетание звуков делало мир вокруг лёгким и радостным. И безопасным...
В странной пещере было очень тихо и очень уютно... Единственное, что чуточку настораживало – всё сильнее нарастало ощущение чужого наблюдения. Но оно не было неприятным. Просто – заботливый взгляд родителя за несмышлёным малышом...
Коридор, по которому я шла, начал расширяться, переходя в огромный высокий каменный зал, по краям которого располагались простые каменные сидения, похожие на длинные скамьи, выбитые кем-то прямо в скале. А посередине этого странного зала высился каменный постамент, на котором «горел» всеми цветами радуги огромный бриллиантовый кристалл... Он сверкал и переливался, ослепляя разноцветными вспышками, и был похож на маленькое солнце, почему-то вдруг кем-то запрятанное в каменную пещеру.
Я подошла поближе – кристалл засиял ярче. Это было очень красиво, но не более, и никакого восторга или приобщения к чему-то «великому» не вызывало. Кристалл был материальным, просто невероятно большим и великолепным. Но и только. Он не был чем-то мистическим или значимым, а всего лишь необычайно красивым. Только вот я пока никак не могла понять, почему этот с виду совершенно вроде бы простой «камень» реагировал на приближение человека? Могло ли оказаться возможным, что его каким-то образом «включало» человеческое тепло?
– Ты совершенно права, Изидора... – вдруг послышался чей-то ласковый голос. – Недаром, тебя ценят Отцы!
Вздрогнув от неожиданности, я обернулась, тут же радостно воскликнув – рядом стоял Север! Он был по-прежнему приветливым и тёплым, только чуточку грустным. Как ласковое солнце, которое вдруг закрыла случайная туча...
– Здравствуй Север! Прости, что пришла непрошенной. Я звала тебя, но ты не явился... Тогда я решила сама попробовать найти тебя. Скажи, что означают твои слова? В чём моя правота?
Он подошёл к кристаллу – тот засиял ещё ярче. Свет буквально слепил, не давая на него смотреть.
– Ты права насчёт этого «дива»... Мы нашли его очень давно, много сотен лет тому назад. И теперь он служит хорошую службу – защитой против «слепых», тех, которые случайно попали сюда. – Север улыбнулся. – Для «желающих, но не могущих»... – и добавил. – Как Караффа. Но это не твой зал, Изидора. Пойдём со мной. Я покажу тебе твою Мэтэору.
Мы двинулись вглубь зала, проходя, стоящие по краям, какие-то огромные белые плиты с выбитыми на них письменами.
– Это не похоже на руны. Что это, Север? – не выдержала я.
Он опять дружески улыбнулся:
– Руны, только очень древние. Твой отец не успел тебя научить... Но если захочешь – я научу тебя. Только приходи к нам, Изидора.
Он повторял уже слышанное мною.
– Нет! – сразу же отрезала я. – Я не поэтому сюда пришла, ты знаешь, Север. Я пришла за помощью. Только вы можете помочь мне уничтожить Караффу. Ведь в том, что он творит – и ваша вина. Помогите же мне!
Север ещё больше погрустнел... Я заранее знала, что он ответит, но не намеревалась сдаваться. На весы были поставлены миллионы хороших жизней, и я не могла так просто отказаться от борьбы за них.
– Я уже объяснил тебе, Изидора...
– Так объясни ещё! – резко прервала его я. – Объясни мне, как можно спокойно сидеть, сложа руки, когда человеческие жизни гаснут одна за другой по твоей же вине?! Объясни, как такая мразь, как Караффа, может существовать, и ни у кого не возникает желание даже попробовать уничтожить его?! Объясни, как ты можешь жить, когда рядом с тобой происходит такое?..
Горькая обида клокотала во мне, пытаясь выплеснуться наружу. Я почти кричала, пытаясь достучаться до его души, но чувствовала, что теряю. Обратного пути не было. Я не знала, получится ли ещё когда-нибудь попасть туда, и должна была использовать любую возможность, прежде чем уйти.
– Оглянись, Север! По всей Европе пылают живыми факелами твои братья и сёстры! Неужели ты можешь спокойно спать, слыша их крики??? И как же тебе не сняться кровавые кошмары?!
Его спокойное лицо исказила гримаса боли:
– Не говори такого, Изидора! Я уже объяснял тебе – мы не должны вмешиваться, нам не дано такое право... Мы – хранители. Мы лишь оберегаем ЗНАНИЯ.
– А тебе не кажется, что подожди Вы ещё, и Ваши знания уже не для кого будет сохранять?!. – горестно воскликнула я.
– Земля не готова, Изидора. Я уже говорил тебе это...
– Что ж, возможно она никогда готовой не будет... И когда-нибудь, через каких-нибудь тысячу лет, когда ты будешь смотреть на неё со своих «вершин», ты узришь лишь пустое поле, возможно даже поросшее красивыми цветами, потому что на Земле в это время уже не будет людей, и некому будет срывать эти цветы... Подумай, Север, такое ли будущее ты желал Земле?!..
Но Север был защищён глухой стеной веры в то, что говорил... Видимо, они все железно верили, что были правы. Или кто-то когда-то вселил эту веру в их души так крепко, что они проносили её чрез столетия, не открываясь и не допуская никого в свои сердца... И я не могла через неё пробиться, как бы ни старалась.
– Нас мало, Изидора. И если мы вмешаемся, не исключено, что мы тоже погибнем... А тогда проще простого будет даже для слабого человека, уже не говоря о таком, как Караффа, воспользоваться всем, что мы храним. И у кого-то в руках окажется власть над всеми живущими. Такое уже было когда-то... Очень давно. Мир чуть не погиб тогда. Поэтому – прости, но мы не будем вмешиваться, Изидора, у нас нет на это права... Наши Великие Предки завещали нам охранять древние ЗНАНИЯ. И это то, для чего мы здесь. Для чего живём. Мы не спасли даже Христа когда-то... Хотя могли бы. А ведь мы все очень любили его.
– Ты хочешь сказать, что кто-то из Вас знал Христа?!.. Но это ведь было так давно!.. Даже Вы не можете жить так долго!
– Почему – давно, Изидора?– искренне удивился Север. – Это было лишь несколько сотен назад! А мы ведь живём намного дольше, ты знаешь. Как могла бы жить и ты, если бы захотела...
– Несколько сотен?!!! – Север кивнул. – Но как же легенда?!.. Ведь по ней с его смерти прошло уже полторы тысячи лет?!..
– На то она «легенда» и есть... – пожал плечами Север, – Ведь если бы она была Истиной, она не нуждалась бы в заказных «фантазиях» Павла, Матфея, Петра и им подобных?.. При всём при том, что эти «святые» люди ведь даже и не видели никогда живого Христа! И он никогда не учил их. История повторяется, Изидора... Так было, и так будет всегда, пока люди не начнут, наконец, самостоятельно думать. А пока за них думают Тёмные умы – на Земле всегда будет властвовать лишь борьба...
Север умолк, как бы решая, стоит ли продолжать. Но, немного подумав, всё же, заговорил снова...
– «Думающие Тёмные», время от времени дают человечеству нового Бога, выбирая его всегда из самых лучших, самых светлых и чистых,… но именно тех, которых обязательно уже нет в Круге Живых. Так как на мёртвого, видишь ли, намного легче «одеть» лживую «историю его Жизни», и пустить её в мир, чтобы несла она человечеству лишь то, что «одобрялось» «Думающими Тёмными», заставляя людей окунаться ещё глубже в невежество Ума, пеленая Души их всё сильнее в страх неизбежной смерти, и надевая этим же оковы на их свободную и гордую Жизнь...
– Кто такие – Думающие Тёмные, Север? – не выдержала я.
– Это Тёмный Круг, в который входят «серые» Волхвы, «чёрные» маги, денежные гении (свои для каждого нового промежутка времени), и многое тому подобное. Проще – это Земное (да и не только) объединение «тёмных» сил.
– И Вы не боретесь с ними?!!! Ты говоришь об этом так спокойно, как будто это тебя не касается!.. Но ты ведь тоже живёшь на Земле, Север!
В его глазах появилась смертельная тоска, будто я нечаянно затронула нечто глубоко печальное и невыносимо больное.
– О, мы боролись, Изидора!.. Ещё как боролись! Давно это было... Я, как и ты сейчас, был слишком наивным и думал, что стоит людям лишь показать, где правда, а где ложь, и они тут же кинутся в атаку за «правое дело». Это всего лишь «мечты о будущем», Изидора... Человек, видишь ли, существо легко уязвимое... Слишком легко поддающееся на лесть и жадность. Да и другие разные «человеческие пороки»... Люди в первую очередь думают о своих потребностях и выгодах, и только потом – об «остальных» живущих. Те, кто посильнее – жаждут Власти. Ну, а слабые ищут сильных защитников, совершенно не интересуясь их «чистоплотностью». И это продолжается столетиями. Вот почему в любой войне первыми гибнут самые светлые и самые лучшие. А остальные «оставшиеся» присоединяются к «победителю»... Так и идёт по кругу. Земля не готова мыслить, Изидора. Знаю, ты не согласна, ибо ты сама слишком чиста и светла. Но одному человеку не по силам свергнуть общее ЗЛО, даже такому сильному, как ты. Земное Зло слишком большое и вольное. Мы пытались когда-то... и потеряли лучших. Именно поэтому, мы будем ждать, когда придёт правильное время. Нас слишком мало, Изидора.
– Но почему тогда Вы не пытаетесь воевать по-другому? В войну, которая не требует Ваших жизней? У Вас ведь есть такое оружие! И почему разрешаете осквернять таких, как Иисус? Почему не расскажете людям правду?..
– Потому, что никто не будет этого слушать, Изидора... Люди предпочитают красивую и спокойную ложь, будоражащей душу правде... И пока ещё не желают думать. Смотри, ведь даже истории о «жизни богов» и мессий, сотворённые «тёмными», слишком одна на другую похожи, вплоть до подробностей, начиная с их рождения и до самой смерти. Это чтобы человека не беспокоило «новое», чтобы его всегда окружало «привычное и знакомое». Когда-то, когда я был таким, как ты – убеждённым, истинным Воином – эти «истории» поражали меня открытой ложью и скупостью разнообразия мысли их «создающих». Я считал это великой ошибкой «тёмных»... Но теперь, давно уже понял, что именно такими они создавались умышленно. И это по-настоящему было гениальным... Думающие Тёмные слишком хорошо знают природу «ведомого» человека, и поэтому совершенно уверены в том, что Человек всегда с готовностью пойдёт за тем, кто похож на уже и з в е с т н о е ему, но будет сильно сопротивляться и тяжело примет того, кто окажется для него н о в ы м, и заставит мыслить. Поэтому-то наверное люди всё ещё слепо идут за «похожими» Богами, Изидора, не сомневаясь и не думая, не утруждая задать себе хотя бы один вопрос...
Я опустила голову – он был совершенно прав. У людей был всё ещё слишком сильным «инстинкт толпы», который легко управлял их податливыми душами...
– А ведь у каждого из тех, которых люди называли Богами, были очень яркие и очень разные, их собственные уникальные Жизни, которые чудесно украсили бы Истинную Летопись Человечества, если бы люди знали о них, – печально продолжал Север. – Скажи мне, Изидора, читал ли кто-нибудь на Земле записи самого Христа?.. А ведь он был прекрасным Учителем, который к тому же ещё и чудесно писал! И оставил намного больше, чем могли бы даже представить «Думающие Тёмные», создавшие его липовую историю...
Глаза Севера стали очень тёмными и глубокими, будто на мгновение вобрали в себя всю земную горечь и боль... И было видно, что говорить об этом ему совершенно не хочется, но с минуту помолчав, он всё же продолжил.
– Он жил здесь с тринадцати лет... И уже тогда писал весть своей жизни, зная, как сильно её изолгут. Он уже тогда знал своё будущее. И уже тогда страдал. Мы многому научили его... – вдруг вспомнив что-то приятное, Север совершенно по-детски улыбнулся... – В нём всегда горела слепяще-яркая Сила Жизни, как солнце... И чудесный внутренний Свет. Он поражал нас своим безграничным желанием ВЕДАТЬ! Знать ВСЁ, что знали мы... Я никогда не зрел такой сумасшедшей жажды!.. Кроме, может быть, ещё у одной, такой же одержимой...
Его улыбка стала удивительно тёплой и светлой.
– В то время у нас жила здесь девочка – Магдалина... Чистая и нежная, как утренний свет. И сказочно одарённая! Она была самой сильной из всех, кого я знал на Земле в то время, кроме наших лучших Волхвов и Христа. Ещё находясь у нас, она стала Ведуньей Иисуса... и его единственной Великой Любовью, а после – его женой и другом, делившим с ним каждое мгновение его жизни, пока он жил на этой Земле... Ну, а он, учась и взрослея с нами, стал очень сильным Ведуном и настоящим Воином! Вот тогда и пришло его время с нами прощаться... Пришло время исполнить Долг, ради которого Отцы призвали его на Землю. И он покинул нас. А с ним вместе ушла Магдалина... Наш монастырь стал пустым и холодным без этих удивительных, теперь уже ставших совершенно взрослыми, детей. Нам очень не хватало их счастливых улыбок, их тёплого смеха... Их радости при виде друг друга, их неуёмной жажды знания, железной Силы их Духа, и Света их чистых Душ... Эти дети были, как солнца, без которых меркла наша холодная размеренная жизнь. Мэтэора грустила и пустовала без них... Мы знали, что они уже никогда не вернутся, и что теперь уже никто из нас более никогда не увидит их... Иисус стал непоколебимым воином. Он боролся со злом яростнее, чем ты, Изидора. Но у него не хватило сил. – Север поник... – Он звал на помощь своего Отца, он часами мысленно беседовал с ним. Но Отец был глух к его просьбам. Он не мог, не имел права предать то, чему служил. И ему пришлось за это предать своего сына, которого он искренне и беззаветно любил – в глазах Севера, к моему великому удивлению, блестели слёзы... – Получив отказ своего Отца, Иисус, также как и ты, Изидора, попросил помощи у всех нас... Но мы тоже отказали ему... Мы не имели права. Мы предлагали ему уйти. Но он остался, хотя прекрасно знал, что его ждёт. Он боролся до последнего мгновения... Боролся за Добро, за Землю, и даже за казнивших его людей. Он боролся за Свет. За что люди, «в благодарность», после смерти оклеветали его, сделав ложным и беспомощным Богом... Хотя именно беспомощным Иисус никогда и не был... Он был воином до мозга костей, ещё тогда, когда совсем ребёнком пришёл к нам. Он призывал к борьбе, он крушил «чёрное», где бы оно ни попадалось, на его тернистом пути.

Иисус Радомир прогоняет
торговцев из храма

Север замолк, и я подумала, что рассказ закончен. В его печальных серых глазах плескалась такая глубокая, обнажённая тоска, что я наконец-то поняла, как непросто должно было жить, отказывая в помощи любимым, светлым и прекрасным людям, провожая их, идущих на верную гибель, и зная, как легко было их спасти, всего лишь протянув руку... И как же неправильна по-моему была их неписанная «правда» о не вмешательстве в Земные дела, пока (наконец-то, когда-то!..) не придёт «правильное» время... которое могло так никогда и не придти...
– Человек – всё ещё существо слабовольное, Изидора... – вдруг снова тихо заговорил Север. – И корысти, и зависти в нём, к сожалению, больше, чем он может осилить. Люди пока ещё не желают следовать за Чистым и Светлым – это ранит их «гордость» и сильно злит, так как слишком уж отличается, от «привычного» им человека. И Думающие Тёмные, прекрасно зная и пользуясь этим, всегда легко направляли людей сперва свергать и уничтожать «новых» Богов, утоляя «жажду» крушения прекрасного и светлого. А потом уже, достаточно посрамлённых, возвращали тех же новых «богов» толпе, как Великих Мучеников, уничтоженных «по ошибке»... Христос же, даже распятым, оставался для людей слишком далёким... И слишком чистым… Поэтому уже после смерти люди с такой жестокостью пятнали его, не жалея и не смущаясь, делая подобным себе. Так из ярого Воина остался в людской памяти лишь трусливый Бог, призывавший подставлять левую щёку, если ударят по правой.... А из его великой Любви – осталось лишь жалкое посмешище, закиданное камнями... чудесная чистая девочка, превратившаяся в «прощённую» Христом, поднявшуюся из грязи, «падшую» женщину... Люди всё ещё глупы и злы Изидора... Не отдавай себя за них! Ведь даже распяв Христа, все эти годы они не могут успокоиться, уничтожая Имя Его. Не отдавай себя за них Изидора!
– Но разве же, по-твоему ВСЕ люди глупы и злы?.. На Земле очень много прекрасных людей, Север! И не всем им нужен «повергнутый» Бог, поверь мне! Посмотри на меня – разве ты не видишь? Мне был бы нужен живой Христос, так же, как и его дивная Любовь – Магдалина...
Север улыбнулся.
– Потому что ты – Из-и-до-ра... Ты молишься другим богам. Да и вряд ли им нужно молиться! Они с тобою всегда и они не могут тебя покинуть. Твои боги – Добро и Любовь, Свет и Знание, и Чистая первозданная Сила. Это Боги Мудрости, и это то, чему «молимся» мы. Люди же не признают их пока. Им пока нужно другое... Людям нужен кто-то, кому они могут пожаловаться, когда им плохо; кого они могут обвинить, когда не везёт; кого они могут просить, когда чего-то хочется; кто им может простить, когда они «грешат»... Вот, что пока лишь нужно человеку... И пройдёт ещё уйма времени, пока человек не будет нуждаться в таком Боге, который делал бы за него всё, и уж тем более – всё бы прощал... Это слишком удобно, чтобы суметь отказаться, Изидора... Человек ещё не готов ничего делать сам.
– Покажи мне его, Север... – шёпотом попросила я. – Покажи мне, каким он был.
Воздух вокруг заколебался мягкими волнами, искрясь и сгущаясь, будто открывалась таинственная невидимая дверь. И тут я увидела их!.. В просторной каменной пещере, двое чудесных белокурых детей весело беседовали о чём-то, сидя у маленького природного каменного фонтана. Мир вокруг них казался счастливым и солнечным, впитывавшим струившуюся от их чудесных душ, тихую радость... Мальчик был гордым, высоким и очень стройным для своих тринадцати лет. В нём бушевала огромная внутренняя сила, но, в то же время, он был мягким и очень приятным. Он глядел на мир весело, и ... очень мудро, будто было ему внутри не менее сотни лет. Временами его лучистые синие глаза вспыхивали, пронизывая стальным серым цветом, но тут же опять искрились весельем, любуясь своей очаровательной смешливой собеседницей... А девочка и правда была необычайно хороша. Она напоминала чистого ангела, только что спустившегося с небес. Прижавши к груди, она держала старую, толстую книгу. И видимо ни за что не собиралась её отпускать. Волнистые, очень длинные золотые волосы, были подвязаны голубой шёлковой лентой, удачно оттенявшей цвет её смеющихся, небесно-голубых глаз. Маленькие ямочки на розовых щеках делали её милой и весёлой, как чистое майское утро... Дети были одеты в длинные, снежно белые, одинаковые одежды, подпоясанные золотыми поясами и выглядели чудесной парой, вышедшей из красивой старой картины... Они чудесно подходили друг другу, чем-то дополняя и соединяя недостающее каждому, создавая одно целое, которое порвать было невозможно... Это были Иисус и Магдалина, будущий Спаситель Человечества и его единственная и большая, будущая Любовь.
– Но ведь они совершенно другие! – искренне удивляясь, воскликнула я. – Совсем не такие, какими их рисуют! Разве же они не иудеи?!
– А они ими никогда и не были – пожал плечами Север. – Это люди, которым нужна была власть, очень «умно» решили стать «детьми убитого Бога», этим же самым, делая «ИЗБРАННЫМ» самый опасный на Земле народ. Иисус же был сыном Белого Волхва и нашей ученицы, Ведуньи Марии. Они родили его, чтобы привести на Землю его удивительную Душу.
Я остолбенело уставилась на Севера...
– А как же иудейка Мария и Иосиф?! Как же тот же самый Назарет?..

– Никогда не было иудейки Марии, Изидора, ни Иосифа рядом с Иисусом. Была Ведунья Мария, которая прямо перед его рождением шла сюда, в Мэтэору, чтобы он родился здесь, среди Волхвов и Ведьм. Но она опоздала... Иисус родился неделей раньше, НА ЗАРЕ, в маленьком домике на берегу реки. А его рождение сопровождала Светлая Утренняя Звезда. Наши Волхвы спешили к нему, чтобы увидеть его и защитить. А его Учитель и Отец пришёл поклониться, чудесной душе своего новорождённого сына. Волхвы призвали его на Землю, чтобы остановить «чуму», которая, как паук, уже давно плела здесь свои чёрные сети. И именно Волхвы послали Христа к иудеям. Но сам Иисус никогда иудеем не был. Волхвы надеялись, что у него найдётся достаточно сил, чтобы остановить «чёрное» Зло, уже расползавшееся по Земле. Но Иисус проиграл, недооценив «великих слабостей» человека... Земля не была готова к Его приходу, так же, как не готова к приходу ВЕДАЮЩИХ, Изидора. А мы не готовы ей помочь. Когда придёт правильное время – мы откроем Двери. И, возможно, на Земле восторжествует Свет. Но этого не будет ещё очень долго... Ты прости.
Меня взорвало.
– Значит, что же – Вы просто будете спокойно наблюдать, как уничтожают лучших?!.. Но ведь это также и Ваш мир, Север! Как же Вы можете так просто оставлять его на погибель? Легче всего – взять и уйти. Или просто ЖДАТЬ. Но разве тебя не будет преследовать такое предательство всю твою оставшуюся длинную жизнь?.. Разве ты сможешь спокойно где-то обитать, не думая обо всех погибших?!.. Я не верю в красивое будущее, построенное на чужих смертях, Север! Это страшно. Мир никогда не будет таким же, если мы не поможем ему сейчас! Прошу тебя, помоги мне Север...
Я готова была пасть на колени, если бы это могло чем-то помочь. Но, я видела, что ничего от этого не изменится... Эти люди жили в своей Правде, очень обособленной и чужой. Я не могла понять, как же им не было стыдно оставаться в стороне, когда самые лучшие и талантливые дети земли горели тысячами, проклиная свой дар и умирая в страшнейших муках.... У меня опустились руки – я не могла воевать одна. Он был прав – у меня не было достаточно сил.
– Как же можно принять такое, Север!.. Как же мы можем разрешать «чёрному» захватить нашу прекрасную Землю?.. Разве твои Великие Учителя не видят происходящего? Как же после всего верить во что-то светлое, Север?!..
– Земля будет ещё очень долго и страшно страдать, Изидора... Пока не придёт к самому краю погибели. И всегда за неё будут гибнуть лишь самые лучшие. А потом придёт время выбора... И только сами люди смогут решить, хватит ли у них сил, чтобы выстоять. Мы лишь укажем путь.
– А ты уверен в том, что будет, кому указывать, Север? Возможно тем, кто останется, будет уже безразлично...
– О, нет, Изидора! Человек необычайно силён в своей выживаемости. Ты даже представить себе не можешь, как он силён! И настоящий Человек никогда не сдаётся... Даже если он остаётся один. Так было всегда. И так всегда будет. На Земле очень сильна сила Любви и сила Борьбы, даже если люди пока ещё этого не понимают. И здесь всегда найдётся кто-то, кто поведёт остальных за собой. Главное лишь в том, чтобы этот Ведущий не оказался «чёрным»... С самого своего рождения человек ищет цель. И только от него зависит, найдёт он её сам или окажется тем, которому эта цель будет дана. Люди должны научиться думать, Изидора. А пока, к сожалению, многих устраивает то, что за них думают другие. И пока это будет продолжаться, Земля всё так же будет терять своих лучших сынов и дочерей, которые будут платить за невежество всех «ведомых». Поэтому-то я и не буду тебе помогать, Изидора. И никто из нас не будет. Ещё не пришло время, чтобы на карту было поставлено всё. Если мы погибнем сейчас, борясь за горстку Просветлённых, даже если им уже пришло время ЗНАТЬ, то после, «знать» уже будет некому более... Вижу, не убедил тебя, – губы Севера тронула лёгкая улыбка. – Да ты и не была бы собой, если бы убедил... Но прошу тебя только об одном – уходи, Изидора! Это не твоё время, и не твой это мир!
Мне стало до дикости грустно... Я поняла, что и здесь проиграла. Теперь всё зависело только лишь от моей совести – соглашусь ли я уйти, или буду бороться, зная, что на победу нет никакой надежды...
– Что ж, Север, я останусь... Пусть я не столь мудра, как ты и твои Великие предки ... но думаю, если бы они и вправду были бы такими «Великими» – вы бы помогли нам, а они простили бы вас. Ну, а если нет – то, возможно, не такие уж они и «великие»!..
Горечь говорила моими устами, не позволяя мыслить трезво... Я не могла допустить мысли о том, что помощи ждать было не от кого... Что вот, прямо здесь были люди, которые в силах были помочь, всего лишь протянув руку. Но не захотели. Они «защищались» высокими целями, отказываясь вмешиваться... Они были МУДРЫЕ... Ну, а я всего лишь слушала своё сердце. Я хотела сберечь любимых, хотела помочь остальным не терять дорогих им людей. Хотела уничтожить Зло... Возможно, в «мудром» понимании я была всего лишь «ребёнком». Возможно – не доросла. Но даже проживи я тысячу лет, я никогда бы не смогла наблюдать спокойно, как от чьей-то зверской руки гибнет невиновный, прекрасный человек!..
– Хочешь ли увидеть настоящую Мэтэору, Изидора? Вероятнее всего, у тебя уже больше никогда не будет такой возможности, – грустно произнёс Север.
– Могу ли я спросить, что означает слово – мэтэора?
– О, это было давно, когда назвали его... Теперь это уже не имеет значения. А когда-то оно звучало немного по-другому. Это значило – МЫ-ТЕ-У-РА, что означало – близкие к свету и знаниям, хранящие их и живущие ими. Но потом слишком много «незнающих» стало искать нас. И имя изменилось. Многие не слышали его звучания, а многих это и не волновало вовсе. Они не понимали, что, даже ступая сюда, они уже соприкасались с ВЕРОЙ. Что она встречала их уже у самого порога, начинаясь с имени и понимания его... Знаю, это не твоя речь, и тебе, наверное, трудно её понять, Изидора. Хотя твоё имя тоже относится к таковым... Оно значимо.
– Ты забыл, что для меня не важен язык, Север. Я чувствую и вижу его – улыбнулась я.
– Прости, ведающая... Я запамятовал – кто ты. Желаешь ли узреть то, что дано только знающим, Изидора? У тебя не будет другой возможности, ты больше не вернёшься сюда.
Я лишь кивнула, стараясь удержать, готовые политься по щекам злые, горькие слёзы. Надежда быть с ними, получить их сильную, дружескую поддержку умирала, даже не успев хорошенько проснуться. Я оставалась одна. Так и не узнав чего-то очень для меня важного... И почти беззащитная, против сильного и страшного человека, с грозным именем – Караффа...
Но решение было принято, и я не собиралась отступать. Иначе, чего же стоила наша Жизнь, если пришлось бы жить, предавая себя? Неожиданно я совершенно успокоилась – всё наконец-то стало на свои места, надеяться больше было не на что. Я могла рассчитывать только на саму себя. И именно из этого стоило исходить. А какой уж будет конец – об этом я заставила себя больше не думать.
Мы двинулись по высокому каменному коридору, который, всё расширяясь, уходил вглубь. В пещере было так же светло и приятно, и лишь запах весенних трав становился намного сильнее, по мере того, как мы проходили дальше. Неожиданно прямо перед нами засияла светящаяся золотая «стена», на которой сверкала одна-единственная большая руна... Я тут же поняла – это была защита от «непосвящённых». Она была похожей на плотный мерцающий занавес, сотворённый из какой-то, невиданной мною, блистающей золотом материи, через который без посторонней помощи мне, вероятнее всего, не удалось бы пройти. Протянув руку, Север легко коснулся её ладонью, и золотая «стена» тут же исчезла, открывая проход в удивительное помещение.... У меня сразу же появилось яркое чувство чего-то «чужого», будто что-то говорило мне, что это был не совсем тот привычный мне мир, в котором я всегда жила... Но через мгновение странная «чужеродность» куда-то исчезла, и опять всё стало привычно и хорошо. Прощупывающее ощущение чьего-то невидимого за нами наблюдения усилилось. Но оно, опять же, не было враждебным, а скорее похожим на тёплое прикосновение доброго старого друга, когда-то давно потерянного и теперь вдруг заново обретённого... В дальнем углу помещения сверкал переливаясь радужными брызгами маленький природный фонтан. Вода в нём была столь прозрачной, что видна была лишь по радужным отблескам света, блестящим на дрожащих зеркальных каплях. Глядя на этот чудо-родник, неожиданно для себя я вдруг почувствовала жгучую жажду. И не успев спросить Севера, могу ли попить, тут же получила ответ:
– Конечно же, Изидора, попробуй! Это вода Жизни, мы все пьём её, когда не хватает сил, когда ноша становится неподъёмной. Попробуй!
Я нагнулась, чтобы зачерпнуть ладонями чудотворной воды, и почувствовала невероятное облегчение, даже ещё не успев коснуться её!.. Казалось, все мои беды, все горечи куда-то вдруг отступили, я чувствовала себя непривычно успокоенной и счастливой... Это было невероятно – я ведь не успела даже попробовать!.. Растерянно обернулась к Северу – он улыбался. Видимо, такие же ощущения испытывали все, кто прикасался к данному чуду впервые. Я зачерпнула воду ладонями – она сверкала маленькими бриллиантами, как утренняя роса на освещённой солнцем траве... Осторожно, стараясь не пролить драгоценные капли, я сделала малюсенький глоток – по всему телу разлилась неповторимая лёгкость!.. Будто взмахом волшебной палочки кто-то, сжалившись, сбросил мне целых пятнадцать лет! Я чувствовала себя лёгкой, точно птица, парящая высоко в небе... Голова стала чистой и ясной, будто я только что родилась на свет.
– Что это?!. – удивлённо прошептала я.
– Я же тебе сказал, – улыбнулся Север. – Живая Вода... Она помогает впитывать знания, снимает усталость, возвращает свет. Её пьют все, кто находится здесь. Она была здесь всегда, насколько я помню.
Он подтолкнул меня дальше. И тут я вдруг поняла, что мне казалось таким странным... Комната не кончалась!.. С виду она казалась маленькой, но продолжала «удлиняться» по мере нашего по ней продвижения!.. Это было невероятно! Я опять взглянула на Севера, но он лишь кивнул, будто говоря: «Не удивляйся ничему, всё нормально». И я перестала удивляться... Прямо из стены помещения «вышел» человек... Вздрогнув от неожиданности, я тут же постаралась собраться, чтобы не показывать удивления, так как для всех остальных, здесь живущих, это видимо было совершенно привычно. Человек подошёл прямо к нам и низким звучным голосом произнёс:
– Здравой будь, Изидора! Я – Волхв Истень. Знаю, тяжко тебе... Но ты сама избрала путь. Пойдём со мной – я покажу тебе, что ты потеряла.
Мы двинулись дальше. Я следовала за дивным человеком, от которого исходила невероятная сила, и горестно думала, как же всё было бы легко и просто, если бы он захотел помочь! Но, к сожалению, он тоже не хотел... Я шла, глубоко задумавшись, совершенно не заметив, как очутилась в удивительном пространстве, сплошь заполненном узкими полками, на которых покоилось невероятное количество необычных золотых пластин и очень старых «свёртков», похожих на старинные манускрипты, хранившиеся в доме моего отца, с разницей лишь в том, что, хранящиеся здесь, были сделаны на каком-то тончайшем незнакомом материале, которого ранее я никогда и нигде не видывала. Пластины и свитки были разными – маленькими и очень большими, короткими и длиннющими, в целый человеческий рост. И в этой странной комнате их было великое множество...
– Это и есть ЗНАНИЕ, Изидора. Вернее, очень малая его часть. Можешь впитать, если желаешь. Оно не повредит, а может даже поможет тебе в твоём искании. Попробуй, милая...
Истень ласково улыбался, и мне вдруг показалось, что я знала его всегда. От него исходило чудесное тепло и покой, которых мне так не хватало все эти жуткие дни, борясь с Караффой. Он видимо всё это прекрасно чувствовал, так как смотрел на меня с глубокой печалью, будто знал, какая злая судьба ждёт меня за стенами Мэтэоры. И он заранее оплакивал меня.... Я подошла к одной из бесконечных полок, до верха «забитой» полукруглыми золотыми пластинами, чтобы посмотреть, как предложил Истень... Но не успела даже приблизить руку, как на меня буквально обрушился шквал ошеломляющих, дивных видений!!! Потрясающие картины, не похожие ни на что, когда-либо виденное, проносились в моём измученном мозге, с невероятной быстротой заменяя друг друга... Некоторые из них почему-то оставались, а некоторые исчезали, тут же принося за собой новые, которые я тоже почти не успевала рассмотреть. Что это было?!.. Жизнь каких-то давно умерших людей? Наших Великих предков? Видения менялись, проносясь с сумасшедшей скоростью. Поток не кончался, унося меня в какие-то удивительные страны и миры, не давая очнуться. Вдруг одно из них вспыхнуло ярче остальных, и мне открылся потрясающий город... он был воздушным и прозрачным, будто созданным из Белого Света.
– Что это??? – боясь спугнуть, тихо прошептала я. – Может ли такое быть настоящим?..
– Это Святой Град, милая. Город наших Богов. Его нет уже очень давно... – тихо проговорил Истень. – Это оттуда мы все когда-то пришли... Только на Земле его никто не помнит – потом вдруг спохватившись, добавил: – Осторожно, милая, тебе будет тяжело. Не надо больше смотреть.
Но я желала большего!.. Какая-то палящая жажда сжигала мозг, умоляя не останавливаться! Незнакомый мир манил и завораживал своей первозданностью!.. Хотелось уйти в него с головой и, погружаясь всё глубже, черпать его без конца, не упуская ни одного мгновения, не теряя ни одной драгоценной минуты... которых, к ак я понимала, у меня оставалось здесь очень и очень мало... Каждая новая пластина раскрывалась передо мной тысячами потрясающих образов, которые были удивительно яркими и теперь уже почему-то понятными, будто я вдруг нашла к ним давно утерянный кем-то магический ключ. Время летело, но я его не замечала... Мне хотелось ещё и ещё. И было очень страшно, что прямо сейчас кто-то обязательно остановит, и пора будет покидать этот чудесный кладезь чей-то невероятной памяти, которой уже никогда более мне не удастся постичь. Было очень грустно и больно, но пути назад у меня, к сожалению, не было. Я выбрала свою жизнь сама и не собиралась от неё отрекаться. Даже если это было невероятно тяжело...
– Ну вот и всё, милая. Я не могу тебе больше показывать. Ты – «отступница», которая не захотела узнать... И тебе закрыт путь сюда. Но мне искренне жаль, Изидора... У тебя великий Дар! Ты могла бы легко всё это ВЕДАТЬ... Если бы захотела. Не всем давалось так просто... Твоя природа жаждет этого. Но ты выбрала другой путь, потому должна сейчас уйти. Мои мысли будут с тобой, дитя Света. Иди с ВЕРОЙ, пусть она поможет тебе. Прощай, Изидора...
Комната исчезла... Мы очутились в каком-то другом каменном зале, также наполненном множеством свитков, но выглядели они уже другими, возможно, не столь древними, как предыдущие. Мне стало вдруг очень печально... До боли в душе, хотелось постичь эти чужие «тайны», увидеть скрытое в них богатство, но я уходила... чтобы уже никогда сюда не вернуться.
– Подумай, Изидора! – как бы почувствовав моё сомнение, тихо сказал Север. – Ты ещё не ушла, останься.
Я лишь отрицательно качнула головой...
Вдруг моё внимание привлекло, уже знакомое, но всё так же непонятное явление – по мере того, как мы продвигались, комната и здесь удлинялась, когда мы проходили дальше. Но если в предыдущем зале я не видела ни души, то здесь, как только оглядывалась по сторонам, я видела множество людей – молодых и старых, мужчин и женщин. Здесь были даже дети!.. Они все очень внимательно что-то изучали, полностью уйдя в себя, и отрешённо постигая какие-то «мудрые истины»... Не обращая никакого внимания на вошедших.
– Кто все эти люди, Север? Они живут здесь? – шёпотом спросила я.
– Это Ведьмы и Ведуны, Изидора. Когда-то одним из них был твой отец... Мы обучаем их.
Сердце болело... Мне хотелось завыть волчьим голосом, жалея себя и свою короткую потерянную жизнь!.. Бросив всё, сесть вместе с ними, с этими счастливыми Ведунами и Ведьмами, чтобы познать умом и сердцем всю глубину чудесного, так щедро открытого им великого ЗНАНИЯ! Жгучие слёзы готовы были хлынуть рекой, но я из последних сил пыталась их как-то удерживать. Делать это было никак нельзя, так как слёзы были очередной «запрещённой роскошью», на которую у меня не было никакого права, если я мнила себя настоящим Воином. Воины не рыдали. Они боролись и побеждали, а если гибли – то уж точно не со слезами на глазах... Видимо, я просто очень устала. От одиночества и боли... От постоянного страха за родных... От бесконечной борьбы, в которой не имела ни малейшей надежды выйти победительницей. Мне был очень нужен глоток свежего воздуха, и этим воздухом для меня была моя дочь, Анна. Но почему-то, её нигде не было видно, хотя я знала, что Анна находится здесь, вместе с ними, на этой чудесной и странной, «закрытой» земле.
Север стоял рядом со мной на краю ущелья, и в его серых глазах таилась глубокая печаль. Мне захотелось спросить у него – увижу ли я его когда-либо? Но не хватало сил. Я не хотела прощаться. Не хотела уходить. Жизнь здесь была такой мудрой и спокойной, и всё казалось так просто и хорошо!.. Но там, в моём жестоком и несовершенном мире умирали хорошие люди, и пора было возвращаться, чтобы попытаться хоть кого-то спасти... Это по-настоящему был мой мир, каким бы страшным он не являлся. И мой оставшийся там отец возможно жестоко страдал, не в силах вырваться из лап Караффы, которого я железно решила, чего бы мне это не стоило, уничтожить, даже если за это придётся отдать свою короткую и такую дорогую для меня, жизнь...
– Могу ли я увидеть Анну? – с надеждой в душе, спросила я Севера.
– Прости меня, Изидора, Анна проходит «очищение» от мирской суеты... Перед тем, как она войдёт в тот же зал, где только что находилась ты. Она не сможет к тебе сейчас придти...
– Но почему же мне не понадобилось ничего «очищать»? – удивилась я. – Анна ведь ещё ребёнок, у неё нет слишком много мирской «грязи», не так ли?
– Ей предстоит слишком много в себя впитать, постичь целую бесконечность... А ты уже никогда туда не вернёшься. Тебе нет необходимости ничего «старого» забывать, Изидора... Мне очень жаль.
– Значит, я никогда больше не увижу мою дочь?.. – шёпотом спросила я.
– Увидишь. Я помогу тебе. А теперь хочешь ли ты проститься с Волхвами, Изидора? Это твоя единственная возможность, не пропусти её.
Ну, конечно же, я хотела увидеть их, Владык всего этого Мудрого Мира! О них так много рассказывал мне отец, и так долго мечтала я сама! Только я не могла представить тогда, насколько наша встреча будет для меня печальной...
Север поднял ладони и скала, замерцав, исчезла. Мы очутились в очень высоком, круглом зале, который одновременно казался то лесом, то лугом, то сказочным замком, а то и просто «ничем»... Как не старалась, я не могла увидеть его стен, ни того, что происходило вокруг. Воздух мерцал и переливался тысячами блестящих «капель», похожих на человеческие слёзы... Пересилив волнение, я вдохнула... «Дождливый» воздух был удивительно свежим, чистым и лёгким! От него, разливаясь животворящей силой, по всему телу бежали тончайшие живые нити «золотого» тепла. Ощущение было чудесным!..
– Проходи, Изидора, Отцы ожидают тебя, – прошептал Север.
Я шагнула дальше – трепещущий воздух «раздвинулся»... Прямо передо мной стояли Волхвы...
– Я пришла проститься, вещие. Мир вам... – не ведая как должна приветствовать их, тихо сказала я.
Никогда в своей жизни не ощущала я такой полной, всеобъемлющей, Великой СИЛЫ!.. Они не двигались, но казалось, что весь этот зал колышется тёплыми волнами какой-то невиданной для меня мощи... Это была настоящая ЖИЗНЬ!!! Я не знала, какими бы словами ещё можно было это назвать. Меня потрясло!.. Захотелось объять это собой!.. Вобрать в себя... Или просто упасть на колени!.. Чувства переполняли меня ошеломляющей лавиной, по щекам текли горячие слёзы...
– Здравой будь, Изидора. – тепло прозвучал голос одного из них. – Мы ж а л е е м тебя. Ты дочь Волхва, ты разделишь его путь... Сила не покинет тебя. Иди с ВЕРОЙ, радная...
Душа моя стремилась к ним криком умирающей птицы!.. Рвалось к ним, разбиваясь о злую судьбу, моё раненное сердце... Но я знала, что слишком поздно – они пращали меня... и жалели. Никогда раньше я не «слышала», как глубоко значение этих чудесных слов. И теперь радость от их дивного, нового звучания нахлынула, заполняя меня, не давая вздохнуть от переполнявших мою раненную душу чувств...
В этих словах жила и тихая светлая грусть, и острая боль потери, красота жизни, которую я должна была прожить, и огромная волна Любви, приходящая откуда-то издалека и, сливаясь с Земной, затапливая мою душу и тело... Жизнь проносилась вихрем, зацепляя каждый «краешек» моего естества, не оставляя клетки, которой не коснулось бы тепло любви. Я побоялась, что не смогу уйти... И, вероятно из-за той же боязни, сразу же очнулась от чудесного «прощания», видя рядом с собой потрясающих по внутренней силе и красоте людей. Вокруг меня стояли высокие старцы и молодые мужчины, одетые в ослепительно белые одежды, похожие на длинные туники. У некоторых из них они были подпоясаны красным, а у двоих это был узорчатый широкий «пояс», вышитый золотом и серебром.
Ой, смотри! – неожиданно прервала чудесный миг моя нетерпеливая подружка Стелла. – Они ведь очень похожие на твоих «звёздных друзей», как ты мне их показывала!.. Смотри, неужели это они, как ты думаешь?! Ну, скажи же!!!
Честно говоря, ещё тогда, когда мы увидели Священный Город, он показался мне очень знакомым. И меня также посетили схожие мысли, как только я увидела Волхвов. Но я их тут же отогнала, не желая питать напрасных «радужных надежд»... Это было слишком важно и слишком серьёзно, и я лишь махнула Стелле рукой, как бы говоря, что поговорим попозже, когда останемся вдвоём. Я понимала, что Стелла расстроится, так как ей, как всегда, хотелось немедленно получить ответ на свой вопрос. Но в данный момент, по-моему, это было далеко не столь важно, как рассказываемая Изидорой чудесная история, и я мысленно попросила Стеллу подождать. Я виновато улыбнулась Изидоре, и она, ответив своей чудесной улыбкой, продолжала...
Мой взгляд приковал мощный высокий старец, имевший что-то неуловимо схожее с моим любимым, страдавшим в подвалах Караффы, отцом. Я почему-то сразу поняла – это и был Владыко... Великий Белый Волхв. Его удивительные, пронизывающие, властные серые глаза смотрели на меня с глубокой печалью и теплом, будто он говорил мне последнее «Прощай!»...
– Подойди, Чадо Света, мы прастим тебя...
От него пошёл вдруг дивный, радостный белый Свет, который, окутывая всё вокруг мягким сиянием, заключил меня в ласковые объятия, проникая в самые потаённые уголки моей истерзанной болью Души... Свет пронизывал каждую клеточку, оставляя в ней лишь добро и покой, «вымывая» собою боль и печаль, и всю накопившуюся годами горечь. Я парила в волшебном сиянии, забыв всё «земное жестокое», все «злое и ложное», ощущая лишь дивное касание Вечного Бытия... Чувство потрясало!!! И я мысленно умоляла – только бы оно не кончалось... Но, по капризному желанию судьбы, всё прекрасное всегда заканчивается быстрее, чем нам этого хотелось бы...
– Мы одарили тебя ВЕРОЙ, она поможет тебе, Дитя... Внемли ей... И пращай, Изидора...
Я не успела даже ответить, а Волхвы «вспыхнули» дивным Светом и... оставив запах цветущих лугов, исчезли. Мы с Севером остались одни... Я печально огляделась вокруг – пещера осталась такой же загадочной и искристой, только не было в ней уже того чистого, тёплого света, проникавшего в самую душу...
– Это и был Отец Иисуса, не так ли? – осторожно спросила я.
– Так же, как дед и прадед его сына и внуков, смерть которых тоже лежит виной на его душе...
– ?!..
– Да, Изидора, Он тот, кто несёт горькую ношу боли... И ты никогда не сможешь себе представить, насколько она велика... – грустно ответил Север.
– Быть может, она не была бы сегодня столь горькой, если бы Он пожалел в своё время гибнувших от чужого невежества и жестокости хороших людей?.. Если бы Он отозвался на зов своего чудесного и светлого Сына, вместо того, чтобы отдать его на истязание злых палачей? Если бы он и сейчас не продолжал бы лишь «наблюдать» со своей высоты, как «святые» пособники Караффы сжигают на площадях Ведунов и Ведьм?.. Чем же он лучше Караффы, если он не препятствует такому Злу, Север?! Ведь если он в силах помочь, но не хочет, весь этот земной ужас будет вечно лежать именно на нём! И не важна ни причина, ни объяснение, когда на карту поставлена прекрасная человеческая жизнь!.. Я никогда не смогу понять этого, Север. И я не «уйду», пока здесь будут уничтожаться хорошие люди, пока будет разрушаться мой земной Дом. Даже если я никогда не увижу свой настоящий... Это моя судьба. И потому – прощай...
– Прощай, Изидора. Мир Душе твоей... Прости.
Я опять была в «своей» комнате, в своём опасном и безжалостном бытии... А всё только что происшедшее казалось просто чудесным сном, который уже никогда больше в этой жизни не будет мне сниться... Или красивой сказкой, в которой наверняка ждал кого-то «счастливый конец». Но не меня... Мне было жаль свою неудавшуюся жизнь, но я была очень горда за мою храбрую девочку, которой удастся постичь всё это великое Чудо... если Караффа не уничтожит её ещё до того, как она сможет сама защищаться.
Дверь с шумом открылась – на пороге стоял взбешённый Караффа.
– Ну и где же Вы «гуляли», мадонна Изидора? – наигранно милым голосом спросил мой мучитель.
– Хотела навестить свою дочь, ваше святейшество. Но не смогла...
Мне было совершенно безразлично, что он думал, и сделала ли его моя «вылазка» злым. Душа моя витала далеко, в удивительном Белом Городе, который показывал мне Истень, а всё окружающее казалось далёким и убогим. Но Караффа надолго уходить в мечты, к сожалению, не давал... Тут же почувствовав моё изменившееся настроение, «святейшество» запаниковал.
– Впустили ли Вас в Мэтэору, мадонна Изидора? – как можно спокойнее спросил Караффа.
Я знала, что в душе он просто «горел», желая быстрее получить ответ, и решила его помучить, пока он мне не сообщит, где сейчас находится мой отец.
– Разве это имеет значение, Ваше святейшество? Ведь у Вас находится мой отец, у которого Вы можете спросить всё, на что естественно, не отвечу я. Или Вы ещё не успели его достаточно допросить?
– Я не советую Вам разговаривать со мной подобным тоном, Изидора. От того, как Вы намерены себя вести, будет во многом зависеть его судьба. Поэтому, постарайтесь быть повежливее.
– А как бы Вы себя вели, если бы вместо моего, здесь оказался Ваш отец, святейшество?..– стараясь поменять, ставшую опасной тему, спросила я.
– Если бы мой отец был ЕРЕТИКОМ, я сжёг бы его на костре! – совершенно спокойно ответил Караффа.
Что за душа была у этого «святого» человека?!.. И была ли она у него вообще?.. Что же тогда было говорить про чужих, если о своём родном отце он мог ответить такое?..
– Да, я была в Мэтэоре, Ваше святейшество, и очень жалею, что никогда уже более туда не попаду... – искренне ответила я.
– Неужто Вас тоже оттуда выгнали, Изидора? – удивлённо засмеялся Караффа.
– Нет, Святейшество, меня пригласили остаться. Я ушла сама...
– Такого не может быть! Не существует такого человека, который не захотел бы остаться там, Изидора!
– Ну почему же? А мой отец, святейшество?
– Я не верю, что ему было дозволено. Я думаю, он должен был уйти. Просто его время, вероятно, закончилось. Или недостаточно сильным оказался Дар.
Мне казалось, что он пытается, во что бы то ни стало, убедить себя в том, во что ему очень хотелось верить.
– Не все люди любят только себя, знаете ли... – грустно сказала я. – Есть что-то более важное, чем власть или сила. Есть ещё на свете Любовь...
Караффа отмахнулся от меня, как от назойливой мухи, будто я только что произнесла какую-то полную чушь...
– Любовь не управляет, миром, Изидора, ну, а я желаю им управлять!
– Человек может всё... пока не начинает пробовать, ваше святейшество – не удержавшись, «укусила» я.
И вспомнив что-то, о чём обязательно хотела узнать, спросила:
– Скажите, Ваше святейшество, известна ли Вам правда о Иисусе и Магдалине?
– Вы имеете в виду то, что они жили в Мэтэоре? – я кивнула. – Ну, конечно же! Это было первое, о чём я у них спросил!
– Как же такое возможно?!.. – ошеломлённо спросила я. – А о том, что они не иудеи, Вы тоже знали? – Караффа опять кивнул. – Но Вы ведь не говорите нигде об этом?.. Никто ведь об этом не знает! А как же ИСТИНА, Ваше святейшество?!..
– Не смешите меня, Изидора!.. – искренне рассмеялся Караффа. – Вы настоящий ребёнок! Кому нужна Ваша «истина»?.. Толпе, которая её никогда не искала?!.. Нет, моя дорогая, Истина нужна лишь горстке мыслящих, а толпа должна просто «верить», ну, а во что – это уже не имеет большого значения. Главное, чтобы люди подчинялись. А что им при этом преподносится – это уже является второстепенным. ИСТИНА опасна, Изидора. Там, где открывается Истина – появляются сомнения, ну, а там где возникают сомнения – начинается война... Я веду СВОЮ войну, Изидора, и пока она доставляет мне истинное удовольствие! Мир всегда держался на лжи, видите ли... Главное, чтобы эта ложь была достаточно интересной, чтобы смогла за собой вести «недалёкие» умы... И поверьте мне, Изидора, если при этом Вы начнёте доказывать толпе настоящую Истину, опровергающую их «веру» неизвестно во что, Вас же и разорвёт на части, эта же самая толпа...
– Неужели же столь умного человека, как Ваше святейшество, может устраивать такое самопредательство?.. Вы ведь сжигаете невинных, прикрываясь именем этого же оболганного, и такого же невинного Бога? Как же Вы можете так бессовестно лгать, Ваше святейшество?!..
– О, не волнуйтесь, милая Изидора!.. – улыбнулся Караффа. – Моя совесть совершенно спокойна! Не я возвёл этого Бога, не я и буду его свергать. Но зато я буду тем, кто очистит Землю от ереси и блудодейства! И поверьте мне, Изидора, в день, когда я «уйду» – на этой греховной Земле некого будет больше сжигать!
Мне стало плохо... Сердце выскакивало наружу, не в состоянии слушать подобный бред! Поэтому, поскорее собравшись, я попыталась уйти от понравившейся ему темы.
– Ну, а как же то, что Вы являетесь главою святейшей христианской церкви? Разве не кажется Вам, что ваша обязанность была бы открыть людям правду об Иисусе Христе?..
– Именно потому, что я являюсь его «наместником на Земле», я и буду дальше молчать, Изидора! Именно потому...
Я смотрела на него, широко распахнув глаза, и не могла поверить, что по-настоящему всё это слышу... Опять же – Караффа был чрезвычайно опасен в своём безумии, и вряд ли где-то существовало лекарство, которое было в силах ему помочь.
– Хватит пустых разговоров! – вдруг, довольно потирая руки, воскликнул «святой отец». – Пройдёмте со мной, моя дорогая, я думаю, на этот раз мне всё же удастся Вас ошеломить!..
Если бы он только знал, как хорошо это ему постоянно удавалось!.. Моё сердце заныло, предчувствуя недоброе. Но выбора не было – приходилось идти...

Довольно улыбаясь, Караффа буквально «тащил» меня за руку по длинному коридору, пока мы наконец-то не остановились у тяжёлой, украшенной узорчатой позолотой, двери. Он повернул ручку и... О, боги!!!.. Я оказалась в своей любимой венецианской комнате, в нашем родном фамильном палаццо...
Потрясённо озираясь вокруг, не в состоянии придти в себя от так неожиданно обрушившегося «сюрприза», я успокаивала своё выскакивающее сердце, будучи не в состоянии вздохнуть!.. Всё вокруг кружилось тысячами воспоминаний, безжалостно окуная меня в давно прожитые, и уже частично забытые, чудесные годы, тогда ещё не загубленные злостью жестокого человека... воссоздавшего для чего-то здесь(!) сегодня мой родной, но давно утерянный, счастливый мир... В этой, чудом «воскресшей», комнате присутствовала каждая дорогая мне моя личная вещь, каждая любимая мною мелочь!.. Не в состоянии отвести глаз от всей этой милой и такой привычной для меня обстановки, я боялась пошевелиться, чтобы нечаянно не спугнуть дивное видение...
– Нравится ли вам мой сюрприз, мадонна? – довольный произведённым эффектом, спросил Караффа.
Самое невероятное было то, что этот странный человек совершенно искренне не понимал, какую глубокую душевную боль он причинил мне своим «сюрпризом»!.. Видя ЗДЕСЬ (!!!) то, что когда-то было настоящим «очагом» моего семейного счастья и покоя, мне хотелось лишь одного – кинуться на этого жуткого «святого» Папу и душить его в смертельном объятии, пока из него не улетит навсегда его ужасающая чёрная душа... Но вместо того, чтобы осуществить так сильно мною желаемое, я лишь попыталась собраться, чтобы Караффа не услышал, как дрожит мой голос, и как можно спокойнее произнесла:
– Простите, ваше святейшество, могу ли я на какое-то время остаться здесь одна?
– Ну, конечно же, Изидора! Это теперь ваши покои! Надеюсь, они вам нравятся.
Неужели же он и в правду не понимал, что творил?!.. Или наоборот – прекрасно знал?.. И это всего лишь «веселилось» его неугомонное зверство, которое всё ещё не находило покоя, выдумывая для меня какие-то новые пытки?!.. Вдруг меня полоснула жгучая мысль – а что же, в таком случае, стало со всем остальным?.. Что стало с нашим чудесным домом, который мы все так сильно любили? Что стало со слугами и челядью, со всеми людьми, которые там жили?!.
– Могу ли я спросить ваше святейшество, что стало с нашим родовым дворцом в Венеции?– севшим от волнения голосом прошептала я. – Что стало с теми, кто там жил?.. Вы ведь не выбросили людей на улицу, я надеюсь? У них ведь нет другого дома, святейшество!..
Караффа недовольно поморщился.
– Помилуйте, Изидора! О них ли вам стоит сейчас заботиться?.. Ваш дом, как вы, конечно же, понимаете, теперь стал собственностью нашей святейшей церкви. И всё, что с ним было связано – более уже не является Вашей заботой!
– Мой дом, как и всё то, что находится внутри него, Ваше святейшество, после смерти моего горячо любимого мужа, Джироламо, принадлежит моей дочери Анне, пока она жива! – возмущённо воскликнула я. – Или «святая» церковь уже не считает её жильцом на этом свете?!
Внутри у меня всё кипело, хотя я прекрасно понимала, что, злясь, я только усложняла своё и так уже безнадёжное, положение. Но бесцеремонность и наглость Караффы, я уверена, не могла бы оставить спокойным ни одного нормального человека! Даже тогда, когда речь шла всего лишь о поруганных, дорогих его сердцу воспоминаниях...
– Пока Анна будет жива, она будет находиться здесь, мадонна, и служить нашей любимой святейшей церкви! Ну, а если она, к своему несчастью, передумает – ей, так или иначе, уже не понадобится ваш чудесный дом! – в бешенстве прошипел Караффа. – Не переусердствуйте в своём рвении найти справедливость, Изидора! Оно может лишь навредить вам. Моё долготерпение тоже имеет границы... И я искренне не советую вам их переступать!..
Резко повернувшись, он исчез за дверью, даже не попрощавшись и не известив, как долго я могу оставаться одна в своём, так нежданно воскресшем, прошлом...
Время остановилось... безжалостно швырнув меня, с помощью больной фантазии Караффы, в мои счастливые, безоблачные дни, совсем не волнуясь о том, что от такой неожиданной «реальности» у меня просто могло остановиться сердце...
Я грустно опустилась на стул у знакомого зеркала, в котором так часто когда-то отражались любимые лица моих родных... И у которого теперь, окружённая дорогими призраками, я сидела совсем одна... Воспоминания душили силой своей красоты и глубоко казнили горькой печалью нашего ушедшего счастья...
Когда-то (теперь казалось – очень давно!) у этого же огромного зеркала я каждое утро причёсывала чудесные, шёлковистые волосы моей маленькой Анны, шутливо давая ей первые детские уроки «ведьминой» школы... В этом же зеркале отражались горящие любовью глаза Джироламо, ласково обнимавшего меня за плечи... Это зеркало отражало в себе тысячи бережно хранимых, дивных мгновений, всколыхнувших теперь до самой глубины мою израненную, измученную душу.
Здесь же рядом, на маленьком ночном столике, стояла чудесная малахитовая шкатулка, в которой покоились мои великолепные украшения, так щедро когда-то подаренные мне моим добрым мужем, и вызывавшие дикую зависть богатых и капризных венецианок в те далёкие, прошедшие дни... Только вот сегодня эта шкатулка пустовала... Чьи-то грязные, жадные руки успели «убрать» подальше все, хранившееся там «блестящие безделушки», оценив в них только лишь денежную стоимость каждой отдельной вещи... Для меня же это была моя память, это были дни моего чистого счастья: вечер моей свадьбы... рождение Анны... какие-то мои, уже давно забытые победы или события нашей совместной жизни, каждое из которых отмечалось новым произведением искусства, право на которое имела лишь я одна... Это были не просто «камни», которые стоили дорого, это была забота моего Джироламо, его желание вызвать мою улыбку, и его восхищение моей красотой, которой он так искренне и глубоко гордился, и так честно и горячо любил... И вот теперь этих чистых воспоминаний касались чьи-то похотливые, жадные пальцы, на которых, съёжившись, горько плакала наша поруганная любовь...
В этой странной «воскресшей» комнате повсюду лежали мои любимые книги, а у окна грустно ждал в одиночестве старый добрый рояль... На шёлковом покрывале широкой кровати весело улыбалась первая кукла Анны, которой было теперь почти столько же лет, как и её несчастной, гонимой хозяйке... Только вот кукла, в отличие от Анны, не знала печали, и её не в силах был ранить злой человек...
Я рычала от невыносимой боли, как умирающий зверь, готовый к своему последнему смертельному прыжку... Воспоминания выжигали душу, оставаясь такими дивно реальными и живыми, что казалось, вот прямо сейчас откроется дверь и улыбающийся Джироламо начнёт прямо «с порога» с увлечением рассказывать последние новости ушедшего дня... Или вихрем ворвётся весёлая Анна, высыпая мне на колени охапку роз, пропитанных запахом дивного, тёплого итальянского лета...
Это был НАШ счастливый мир, который не мог, не должен был находиться в стенах замка Караффы!.. Ему не могло быть места в этом логове лжи, насилия и смерти...
Но, сколько бы я в душе не возмущалась, надо было как-то брать себя в руки, чтобы успокоить выскакивающее сердце, не поддаваясь тоске о прошлом. Ибо воспоминания, пусть даже самые прекрасные, могли легко оборвать мою, и так уже достаточно хрупкую жизнь, не позволяя покончить с Караффой... Потому, стараясь как-то «оградить» себя от дорогой, но в то же время глубоко ранящей душу памяти, я отвернулась, и вышла в коридор... Поблизости никого не оказалось. Видимо Караффа был настолько уверен в своей победе, что даже не охранял входную в мои «покои» дверь. Или же наоборот – он слишком хорошо понимал, что охранять меня не имело смысла, так как я могла «уйти» от него в любой, желаемый мною момент, несмотря ни на какие предпринимаемые им усилия и запреты... Так или иначе – никакого чужого присутствия, никакой охраны за дверью «моих» покоев не наблюдалось.
Тоска душила меня, и хотелось бежать без оглядки, только бы подальше от того чудесного призрачного мира, где каждое всплывшее воспоминание забирало капельку души, оставляя её пустой, холодной и одинокой...
Понемногу приходя в себя от так неожиданно свалившегося «сюрприза», я наконец-то осознала, что впервые иду одна по чудесно расписанному коридору, почти не замечая невероятной роскоши и богатства караффского дворца. До этого, имея возможность спускаться только лишь в подвал, или сопровождать Караффу в какие-то, его одного интересующие встречи, теперь я удивлённо разглядывала, изумительные стены и потолки, сплошь покрытые росписями и позолотой, которым, казалось, не было конца. Это не был Ватикан, ни официальная Папская резиденция. Это был просто личный дворец Караффы, но он ничуть не уступал по красоте и роскоши самому Ватикану. Когда-то, помнится, когда Караффа ещё не был «святейшим» Папой и являл собою лишь ярого борца с «распространявшейся ересью», его дом был более похож на огромную крепость аскета, по настоящему отдававшего жизнь за своё «правое дело», каким бы абсурдным или ужасным для остальных оно не являлось. Теперь же это был богатейший, «вкушающий» (с удовольствием гурмана!) свою безграничную силу и власть, человек... слишком быстро сменивший образ жизни истинного «монаха», на лёгкое золото Ватикана. Он всё так же свято верил в правоту Инквизиции и человеческих костров, только теперь уже к ним примешивалась жажда наслаждения жизнью и дикое желание бессмертия, ... которого никакое золото на свете (к всеобщему счастью!) не могло ему купить.
Караффа страдал... Его временно длившаяся, яркая «молодость», подаренная когда-то странным «гостем» Мэтэоры, стала вдруг очень быстро уходить, заставляя его тело стареть намного быстрее, чем это было бы, не попробуй он в своё время обманчивый «подарок»...
Ещё так недавно подтянутый, стройный и моложавый, кардинал стал превращаться вдруг в ссутулившегося, поникшего старого человека.... Целая «куча» его личных врачей паниковала!.. Они честно ломали свои умные головы, пытаясь понять, какая же такая «страшная» болезнь пожирает их ненаглядное «святейшество»?.. Но ответа на это не было. И Караффа всё так же «ускоренно» на глазах старел... Это бесило его, заставляя делать глупейшие поступки, надеясь остановить убегавшее время, которое с каждым новым днём прозрачными крупинками безжалостно утекало сквозь его стареющие, но всё ещё очень красивые, тонкие пальцы...
Этот человек имел всё... Его сила и власть распространялись на все христианские королевства. Ему подчинялись владыки и короли. Ему целовали руку принцессы... И при всём при том, его единственная земная жизнь приближалась к закату. И мысль о том, что он беспомощен что-либо изменить, приводила его в отчаяние!

Караффа был на редкость сильным и волевым человеком. Но его воля не могла вернуть ему молодые годы... Он был прекрасно образованным и умным. Но его ум не позволял ему продлить, так дико желанную, но уже потихонечку уходящую от него, драгоценную жизнь... И при всём при том, желая и не получая желаемого, Караффа прекрасно понимал – я знала КАК можно было дать ему то, за что он готов был платить самую дорогую на свете цену... Знала, КАК можно было продлить его ускользающую жизнь. И «святого» Папу до сумасшествия бесило то, что он также прекрасно знал – он никогда от меня не добьётся желаемого. Дикая жажда жить пересиливала любые его человеческие чувства, если таковые когда-либо у него и зарождались... Теперь же это был лишь «заболевший» одной-единственной идеей человек, устранявший любые препятствия, попадавшиеся на пути к его великой, но едва ли осуществимой цели... Караффа стал одержимым, который был готов на всё ради исполнения своего самого большого желания – жить очень долго, чего бы это ему ни стоило...
И я боялась... Каждый день ожидая, что его неугомонная злость обрушится вместо меня на моего бедного отца, или ещё хуже – на малышку Анну. Отец всё ещё находился в подвалах Караффы, который держал его там, не выпуская, но и не пытая, будто чего-то ждал. И это было страшнее, чем самая страшная реальность, так как больная фантазия «святого» Папы (по моему печальному опыту!) не имела границ, и было совершенно невозможно предугадать, что нас ожидало дальше...
Анна же пока что была в относительной безопасности, среди покоя и тишины, окружённая знанием, и охраняемая чистыми добрыми людьми... И могла находиться там до тех пор, пока её не востребует к себе непредсказуемый Святейший Папа.
Глубоко уйдя в свои невесёлые думы, я остановилась у открытого настежь окна...
Погода была на редкость приятной – мягкой, солнечной и тёплой. Пахло просыпающейся землёй и жасмином. Начиналась настоящая весна... Во внутреннем дворе замка, оживляя серость его хмурых высоких стен, пушистым ковром стлалась сочная молодая трава, на которой то тут, то там открывали голубые глаза робкие незабудки... По крышам носились «пьяные» от весеннего воздуха воробьи. Мир просыпался, широко раскрывая счастью свои тёплые, ласковые объятия... И только здесь, в заточении у страшного, жестокого человека, неизменно витала смерть... Мне не хотелось верить, что в такой светлый, радостный день в ужасающих Папских подвалах мучились и умирали люди! Жизнь была слишком ценной и прекрасной, чтобы по мановению чей-то «святой» руки можно было так просто её отнимать.
– Что вы здесь делаете, мадонна Изидора? Или вам не по душе ваши покои? – прервал мои грустные размышления неслышно появившийся Караффа. – Я ведь просил вас не покидать ваших комнат. Думаю, они достаточно просторны для одного человека?
Папа был недоволен. Он прекрасно понимал, что мне ничего не стоило сейчас же взять и «уйти», если бы только я этого захотела. И моё «условное» заточение бесило его, не позволяя иметь над моей душой полный контроль.
– Так что же вы ищете, Изидора? – уже более мягким тоном произнёс Караффа.
– Ничего, Ваше святейшество. Просто здесь легче дышится. Воспоминания, знаете ли, не всегда оказываются приятными... Даже самые дорогие...
– Не согласитесь ли со мною отужинать, мадонна? В последнее время мне очень не хватает приятного общества... – неожиданно поменяв тему, светским голосом произнёс Папа.
Я совершенно опешила, не находясь, что ответить!.. Конечно же, каждый лишний момент, проведённый с Караффой, мог принести мне тот долгожданный счастливый случай, который помог бы избавить мир от его ужасающего присутствия. Поэтому, не долго думая, я согласилась.
– Простите мой туалет, Ваше святейшество, но у меня с собой нет слишком большого выбора, – так же светски ответила я.
Караффа лишь улыбнулся.
– Вы прекрасно знаете, Изидора, что для вас это не имеет значения! Даже в платье пастушки вы затмите любую разодетую королеву!
Он протянул мне руку, на которую, опираясь, я проследовала с ним рядом по потрясающей красоты залам и коридорам, пока мы не оказались в, опять же, почти что золотой, сплошь расписанной чудесными фресками комнате, в которой стоял накрытый, ломящийся от тяжёлой золотой посуды, длиннющий стол...
– О, я не предполагала, что вы ждёте гостей, ваше святейшество! – удивлённо воскликнула я. – Мой наряд по-настоящему не подходящий для званного ужина. Это может вызвать ненужные толки. Не лучше ли будет мне удалиться?
– Бросьте ваши формальности, Изидора! Я никого не жду. Это мой обычный, еженощный(!) стол, моя дорогая. Я люблю всегда и во всём иметь достаточный выбор, видите ли!
– Сколько же здесь всего блюд?.. – удивлённо разглядывая увиденное, не удержавшись, спросила я.
– Никогда не бывает менее двадцати пяти! – довольно ответил Папа.
О, Боги! Самому большому гурману на свете не понадобилось бы такое количество!.. Этот человек даже в еде не знал никаких границ!
– Располагайтесь, мадонна! Надеюсь, хотя бы одно из этих блюд удовлетворит ваш утончённый вкус?..
Я чувствовала себя настолько жутко, что вдруг, неожиданно для себя, захотела расхохотаться... Разве могла я когда-то себе представить, что в один прекрасный день смогу сидеть за одним столом с человеком, которого больше всего на свете желала уничтожить?!. И почувствовав странную неловкость, постаралась тут же заговорить...
– Что побудило вас пригласить меня сегодня, Ваше святейшество? – осторожно спросила я.
– Ваша приятная компания, – рассмеялся Караффа, и чуть подумав, добавил: – Я хотел побеседовать с вами о некоторых, важных для меня вопросах, мадонна, и предпочёл делать это в более приятной для вас обстановке.
Вошёл слуга, и низко поклонившись Караффе, начал пробовать первые блюда. Как же я в тот момент пожалела, что у меня не было с собою знаменитого Флорентийского травяного яда!.. Он был безболезненным и безвкусным, и определению не поддавался... Срабатывал этот яд только лишь через неделю. Им убивали принцев и королей... И он уж точно успокоил бы навсегда сумасшедшего Папу!!!
Я ни за что и никогда не поверила бы, что смогу так легко размышлять об убийстве... Душа медленно каменела, оставляя внутри только лишь место для правосудия. Я жила, чтобы его уничтожить. И не имело значения, как это сделать. В данном случае любые средства были хороши. Главное было Караффу убить. Чтобы не страдали больше невинные люди, чтобы не ходил по земле этот кровожадный, злой человек.
И поэтому я сидела сейчас с ним рядом, с улыбкой принимая угощения, и светски беседуя на самые разные темы... в то же время напряжённо выискивая хоть какую-нибудь слабинку, которая дала бы мне возможность наконец-то избавиться от его «святого» присутствия...
Ужин подходил к середине, а мы всё ещё светски «обсуждали» какие-то редкие книги, музыку и искусство, будто и не было у него на уме какой-то очень серьёзной цели, по причине которой он пригласил меня в свои покои в такой неподходящий, поздний час.
Казалось, Караффа искренне наслаждался общением, вроде-бы начисто позабыв о своём «особо-важном» разговоре. И надо отдать ему должное – собеседником он был, бесспорно, интереснейшим... если забыть о том, кем он являлся на самом деле... Чтобы заглушить в своей душе нарастающую тревогу, я как можно больше шутила. Караффа весело смеялся моим шуткам, в ответ рассказывая другие. Он был предупредительным и приятным. Но, несмотря на всю его светскую галантность, я чувствовала, что ему тоже надоело притворяться... И хотя выдержка Караффы была по-настоящему безупречной, по лихорадочному блеску его чёрных глаз я понимала – всё наконец-то подходило к развязке... Воздух вокруг нас буквально «трещал» от нарастающего ожидания. Беседа постепенно измельчала, переходя на обмен простыми светскими репликами. И наконец-то Караффа начал...
– Я нашёл книги вашего деда, мадонна. Но там не оказалось интересующих меня знаний. Стоит ли снова задавать вам тот же вопрос, Изидора? Вы ведь знаете, что меня интересует, не правда ли?
Именно это я и ожидала...
– Я не могу дать вам бессмертие, Ваше святейшество, как не могу и научить этому вас. У меня нет этого права... Я не вольна в своих желаниях...
Конечно же, то была чистейшая ложь. Но разве я могла поступать иначе?!.. Караффа прекрасно всё это знал. И, конечно же, снова собирался меня ломать... Больше всего на свете ему нужен был древний секрет, который оставила мне, умирая, моя мать. И он ни за что не собирался отступать. Снова пришёл чей-то черёд жестоко платить за моё молчание...
– Подумай, Изидора! Я не хочу причинять тебе зла! – переходя на «ты», вкрадчивым голосом прошептал Караффа. – Почему ты не желаешь помочь мне?! Я ведь не прошу тебя предавать свою мать, или Мэтэору, я прошу тебя научить лишь тому, что знаешь об этом ты сама! Мы могли бы вместе править миром! Я сделал бы тебя королевой королев!.. Подумай, Изидора...
Я понимала, что прямо сейчас произойдёт что-то очень плохое, но лгать у меня просто-напросто не оставалось больше сил...
– Я не помогу вам просто потому, что, живя дольше, чем вам суждено, вы истребите лучшую половину человечества... Именно тех, которые являются самими умными и самыми одарёнными. Вы приносите слишком большое зло, святейшество... И не имеете права жить долго. Простите меня... – и, чуть помолчав, очень тихо добавила. – Да ведь и жизнь наша не всегда измеряется лишь количеством прожитых лет, Ваше святейшество, и вы прекрасно знаете это...
– Ну что ж, мадонна, на всё ваша воля... Когда вы закончите, вас отведут в ваши покои.
И к моему величайшему удивлению, не сказав больше ни слова, он, как ни в чём не бывало, спокойно поднялся и ушёл, бросив, свой неоконченный, поистине королевский, ужин.... Опять же – выдержка этого человека поражала, заставляя невольно уважать его, в то же время, ненавидя за всё им содеянное...
В полном молчании прошёл день, приближалась ночь. Мои нервы были взвинчены до предела – я ждала беды. Всем своим существом чувствуя её приближение, я старалась из последних сил оставаться спокойной, но от дикого перевозбуждения дрожали руки, и леденящая душу паника охватывала всё моё естество. Что готовилось там, за тяжёлой железной дверью? Какое новое зверство на этот раз изобрёл Караффа?.. Долго ждать, к сожалению, не пришлось – за мной пришли ровно в полночь. Маленький, сухонький, пожилой священник повёл меня в уже знакомый, жуткий подвал...
А там... высоко подвешенный на железных цепях, с шипастым кольцом на шее, висел мой любимый отец... Караффа сидел в своём неизменном, огромном деревянном кресле и хмуро взирал на происходящее. Обернувшись ко мне, он взглянул на меня пустым, отсутствующим взором, и совершенно спокойно произнёс:
– Ну что ж, выбирайте, Изидора – или вы дадите мне то, что я у вас прошу, или ваш отец утром пойдёт на костёр... Мучить его не имеет смысла. Поэтому – решайте. Всё зависит только от вас.
Земля ушла у меня из-под ног!... Пришлось прилагать все оставшиеся силы, чтобы не упасть прямо перед Караффой. Всё оказалось предельно просто – он решил, что мой отец не будет больше жить... И обжалованию это не подлежало... Некому было заступится, не у кого было просить защиты. Некому было нам помочь... Слово этого человека являлось законом, противостоять которому не решался никто. Ну, а те, кто могли бы, они просто не захотели...
Никогда в жизни я не чувствовала себя столь беспомощной и никчемной!.. Я не могла спасти отца. Иначе предала бы то, для чего мы жили... И он никогда бы мне этого не простил. Оставалось самое страшное – просто наблюдать, ничего не предпринимая, как «святое» чудовище, называемое Римским Папой, холоднокровно отправляет моего доброго отца прямо на костёр...
Отец молчал... Смотря прямо в его добрые, тёплые глаза, я просила у него прощения... За то, что пока не сумела выполнить обещанное... За то, что он страдал... За то, что не смогла его уберечь... И за то, что сама всё ещё оставалась живой...
– Я уничтожу его, отец! Обещаю тебе! Иначе, мы все умрём напрасно. Я уничтожу его, чего бы мне это не стоило. Я верю в это. Даже если больше никто в это не верит... – мысленно клялась ему своей жизнью, что уничтожу чудовище.
Отец был несказанно грустным, но всё ещё стойким и гордым, и только в его ласковых серых глазах гнездилась глубокая, невысказанная тоска... Повязанный тяжёлыми цепями, он не в силах был даже обнять меня на прощание. Но просить об этом у Караффы не было смысла – он наверняка не позволил бы. Ему незнакомы были чувства родства и любви... Ни даже чистейшего человеколюбия. Он их просто не признавал.
– Уходи, доченька! Уходи, родная... Ты не убьёшь эту нелюдь. Только погибнешь напрасно. Уходи, сердце моё... Я буду ждать тебя там, в другой жизни. Север о тебе позаботится. Уходи доченька!..
– Я так люблю тебя, отец!.. Так сильно люблю тебя!..
Слёзы душили меня, но сердце молчало. Надо было держаться – и я держалась. Казалось, весь мир превратился в жернова боли. Но она почему-то не касалась меня, будто я уже и так была мертва...
– Прости, отец, но я останусь. Я буду пробовать, пока жива. И даже мёртвой я его не оставлю, пока не заберу с собой... Ты уж прости меня.
Караффа встал. Он не мог слышать нашего разговора, но прекрасно понимал, что между мною и отцом что-то происходит. Эта связь не подчинялась его контролю, и Папу бесило, что он невольно оставался в стороне...
– На рассвете ваш отец взойдёт на костёр, Изидора. Это Вы убиваете его. Так что – решайте!
Моё сердце стукнуло и остановилось... Мир рушился... и я не могла ничего с этим поделать, ни что-либо изменить. Но надо было отвечать – и я отвечала...
– Мне нечего вам сказать, святейшество, кроме того, что Вы самый страшный преступник, когда-либо живший на этой Земле.
Папа минуту смотрел на меня, не скрывая своего удивления, а потом кивнул, ждавшему там, старому священнику и удалился, не говоря больше ни слова. Как только он исчез за дверью, я кинулась к старому человеку, и судорожно схватив его за сухие, старческие руки, взмолилась:
– Пожалуйста, прошу вас, святой отец, разрешите мне обнять его на прощание!.. Я не смогу этого сделать уже никогда более... Вы же слышали, что сказал Папа – завтра на рассвете мой отец умрёт... Сжальтесь, прошу вас!.. Никто об этом никогда не узнает, клянусь вам! Умоляю, помогите мне! Господь не забудет вас!..
Старый священник внимательно посмотрел мне в глаза и, ничего не сказав, потянул за рычаг... Цепи со скрежетом опустились, достаточно лишь для того, чтобы мы могли сказать последнее «прощай»...
Я подошла вплотную и, зарывшись лицом в широкую грудь отца, дала волю наконец-то хлынувшим наружу горьким слезам... Даже сейчас, весь в крови, скованный по рукам и ногам ржавым железом, отец излучал чудесное тепло и покой, и рядом с ним я чувствовала себя всё так же уютно и защищённо!.. Он был моим счастливым утерянным миром, который на рассвете должен был уйти от меня навсегда... Мысли проносились одна другой печальнее, принося яркие, дорогие образы нашей «прошедшей» жизни, которая с каждой минутой ускользала всё дальше и дальше, и я не могла её ни спасти, ни остановить...
– Крепись, родная моя. Ты должна быть сильной. Ты должна защитить от него Анну. И должна защитить себя. Я ухожу за вас. Возможно, это даст тебе какое-то время... чтобы уничтожить Караффу. – тихо шептал отец.
Я судорожно цеплялась за него руками, никак не желая отпускать. И снова, как когда-то очень давно, чувствовала себя маленькой девочкой, искавшей утешения на его широкой груди...
– Простите меня, мадонна, но я должен вас отвести в ваши покои, иначе меня могут казнить за непослушание. Вы уж простите меня... – хриплым голосом произнёс старый священник.
Я ещё раз крепко обняла отца, последний раз впитывая его чудесное тепло... И не оборачиваясь, ничего не видя вокруг от застилавших глаза слёз, выскочила из пыточной комнаты. Стены подвала «шатались», и мне приходилось останавливаться, хватаясь за каменные выступы, чтобы не упасть. Ослепшая от невыносимой боли, я потерянно брела, не понимая, где нахожусь и не соображая, куда иду...
Стелла тихо плакала большими горючими слезами, совершенно их не стесняясь. Я посмотрела на Анну – она ласково обнимала Изидору, уйдя очень далеко от нас, видимо снова проживая с ней эти последние, страшные, земные дни... Мне стало вдруг очень одиноко и холодно, будто всё вокруг затянуло хмурая, чёрная, тяжёлая туча... Душа болезненно ныла и была совершенно опустошённой, как иссохший источник, который когда-то был заполнен чистой живой водой... Я обернулась на Старца – он светился!.. От него щедро струилась, обволакивая Изидору, сверкающая, тёплая, золотая волна... А в его печальных серых глазах стояли слёзы. Изидора же, уйдя очень далеко и не обращая ни на кого из нас внимания, тихо продолжала свою потрясающе-грустную историю...
Очутившись в «своей» комнате, я, как подкошенная, упала на кровать. Слёз больше не было. Была только лишь жуткая, голая пустота и слепящее душу отчаяние...
Я не могла, не хотела верить происходящему!.. И хотя ждала этого изо дня в день, теперь же никак не могла ни осознать, ни принять эту страшную, бесчеловечную реальность. Я не желала, чтобы наступало утро... Оно должно было принести только ужас, и у меня уже не оставалось былой «твёрдой уверенности» в том, что смогу всё это перенести не сломавшись, не предав отца и саму себя... Чувство вины за его оборванную жизнь навалилось горой... Боль, наконец, оглушила, разрывая в клочья моё истерзанное сердце...
К своему огромнейшему удивлению (и дикому огорчению!!!) я вскочила от шума за дверью и поняла, что... спала! Как же могло, случится такое?!. Как я вообще могла уснуть??? Но видимо, наше несовершенное человеческое тело, в какие-то самые тяжкие жизненные моменты, не подчиняясь нашим желаниям, защищалось само, чтобы выжить. Вот так и я, не в силах переносить более страдания, просто «ушла» в покой, чтобы спасти свою умирающую душу. А теперь уже было поздно – за мной пришли, чтобы проводить меня на казнь моего отца...
Утро было светлое и ясное. По чистому голубому небу высоко плыли кудрявые белые облака, солнце вставало победно, радостно и ярко. День обещал быть чудесным и солнечным, как сама наступающая весна! И среди всей этой свежей, пробуждавшейся жизни, только моя измученная душа корчилась и стонала, погрузившись в глубокую, холодную, беспросветную тьму...
Посередине залитой солнцем небольшой площади, куда меня привёз крытый экипаж, высился заранее сложенный, «готовый к употреблению», огромный костёр... Внутренне содрогаясь, я смотрела на него, не в состоянии отвести глаза. Мужество покидало меня, заставляя, боятся. Я не желала видеть происходящее. Оно обещало быть ужасным...
Площадь постепенно заполнялась хмурыми, заспанными людьми. Их, только проснувшихся, заставляли смотреть чужую смерть, и это не доставляло им слишком большого удовольствия... Рим давно перестал наслаждаться кострами инквизиции. Если в начале кого-то ещё интересовали чужие муки, то теперь, несколько лет спустя, люди боялись, что завтра на костре мог оказаться любой из них. И коренные римляне, пытаясь избежать неприятностей, покидали свой родной город... Покидали Рим. С начала правления Караффы в городе оставалось всего лишь около половины жителей. В нём, по возможности, не желал оставаться ни один более или менее нормальный человек. И это легко было понять – Караффа не считался ни с кем. Будь то простой человек или принц королевской крови (а иногда даже и кардинал его святейшей церкви!..) – Папу не останавливало ничто. Люди для него не имели ни ценности, ни значения. Они были всего лишь угодны или не угодны его «святому» взору, ну, а остальное уже решалось предельно просто – «не угодный» человек шёл на костёр, а его богатство пополняло казну его любимой, святейшей церкви...
Вдруг я почувствовала мягкое прикосновение – это был отец!.. Стоя, уже привязанным, у кошмарного столба, он ласково прощался со мной...
– Я ухожу, доченька... Будь сильной. Это всего лишь переход – я не почувствую боли. Он просто хочет сломать тебя, не позволяй ему, радость моя!.. Мы скоро встретимся, ты ведь знаешь. Там больше не будет боли. Там будет только свет...
Как бы мне не было больно, я смотрела на него, не опуская глаз. Он снова помогал мне выстоять. Как когда-то давно, когда я была совсем ещё малышкой и мысленно искала его поддержку... Мне хотелось кричать, но душа молчала. Будто в ней не было больше чувств, будто она была мертва.
Палач привычно подошёл к костру, поднося смертоносное пламя. Он делал это так же легко и просто, как если бы зажигал в тот момент у себя в доме уютный очаг...
Сердце дико рванулось и застыло... зная, что именно сейчас отец будет уходить... Не выдержав более, я мысленно закричала ему:
– Отец, подумай!.. Ещё не поздно! Ты ведь можешь уйти «дуновением»! Он никогда не сможет найти тебя!.. Прошу тебя, отец!!!..
Но он лишь грустно покачал головой...
– Если я уйду – он возьмётся за Анну. А она не сможет «уйти». Прощай, доченька... Прощай родная... Помни – я буду всегда с тобой. Мне пора. Прощай, радость моя....
Вокруг отца засверкал яркий сияющий «столб», светившийся чистым, голубоватым светом. Этот чудесный свет объял его физическое тело, как бы прощаясь с ним. Появилась яркая, полупрозрачная, золотистая сущность, которая светло и ласково улыбалась мне... Я поняла – это и был конец. Отец уходил от меня навсегда... Его сущность начала медленно подниматься вверх... И сверкающий канал, вспыхнув голубоватыми искорками, закрылся. Всё было кончено... Моего чудесного, доброго отца, моего лучшего друга, с нами больше не было...
Его «пустое» физическое тело поникло, безвольно повиснув на верёвках... Достойная и Честная Земная Жизнь оборвалась, подчиняясь бессмысленному приказу сумасшедшего человека...
Почувствовав чьё-то знакомое присутствие, я тут же обернулась – рядом стоял Север.
– Мужайся, Изидора. Я пришёл помочь тебе. Знаю, тебе очень тяжко, я обещал твоему отцу, что помогу тебе...
– Поможешь – в чём? – горько спросила я. – Ты поможешь мне уничтожить Караффу?
Север отрицательно мотнул головой.
– А другая помощь мне не нужна. Уходи Север.
И отвернувшись от него, я стала смотреть, как горело то, что всего ещё минуту назад было моим ласковым, мудрым отцом... Я знала, что он ушёл, что он не чувствовал этой бесчеловечной боли... Что сейчас он был от нас далеко, уносясь в неизвестный, чудесный мир, где всё было спокойно и хорошо. Но для меня это всё ещё горело его тело. Это горели те же родные руки, обнимавшие меня ребёнком, успокаивая и защищая от любых печалей и бед... Это горели его глаза, в которые я так любила смотреть, ища одобрения... Это всё ещё был для меня мой родной, добрый отец, которого я так хорошо знала, и так сильно и горячо любила... И именно его тело теперь с жадностью пожирало голодное, злое, бушующее пламя...
Люди начали расходиться. На этот раз казнь для них была непонятной, так как никто не объявил, кем был казнимый человек, и за что он умирал. Никто не потрудился сказать ни слова. Да и сам приговорённый вёл себя довольно странно – обычно люди кричали дикими криками, пока от боли не останавливалось сердце. Этот же молчал даже тогда, когда пламя пожирало его... Ну, а любая толпа, как известно, не любит непонятное. Поэтому многие предпочитали уйти «от греха подальше», но Папские гвардейцы возвращали их, заставляя досматривать казнь до конца. Начиналось недовольное роптание... Люди Караффы подхватили меня под руки и насильно впихнули в другой экипаж, в котором сидел сам «светлейший» Папа... Он был очень злым и раздражённым.
– Я так и знал, что он «уйдёт»! Поехали! Здесь нечего больше делать.
– Помилуйте! Я имею право хотя бы уж видеть это до конца! – возмутилась я.
– Не прикидывайтесь, Изидора! – зло отмахнулся Папа, – Вы прекрасно знаете, что его там нет! А здесь просто догорает кусок мёртвого мяса!.. Поехали!
И тяжёлая карета тронулась с площади, даже не разрешив мне досмотреть, как в одиночестве догорало земное тело безвинно казнённого, чудесного человека... моего отца... Для Караффы он был всего лишь «куском мёртвого мяса», как только что выразился сам «святейший отец»... У меня же от такого сравнения зашевелились волосы. Должен же был, даже для Караффы, существовать какой-то предел! Но, видимо, никакого предела и ни в чём, у этого изверга не было...
Страшный день подходил к концу. Я сидела у распахнутого окна, ничего не чувствуя и не слыша. Мир стал для меня застывшим и безрадостным. Казалось – он существовал отдельно, не пробиваясь в мой уставший мозг и никак не касаясь меня... На подоконнике, играясь, всё также верещали неугомонные «римские» воробьи. Внизу звучали человеческие голоса и обычный дневной шум бурлящего города. Но всё это доходило до меня через какую-то очень плотную «стену», которая почти что не пропускала звуков... Мой привычный внутренний мир опустел и оглох. Он стал совершенно чужим и тёмным... Милого, ласкового отца больше не существовало. Он ушёл следом за Джироламо...
Но у меня всё ещё оставалась Анна. И я знала, что должна жить, чтобы спасти хотя бы её от изощрённого убийцы, звавшего себя «наместником Бога», святейшим Папой... Трудно было даже представить, если Караффа был всего лишь его «наместником», то каким же зверем должен был оказаться этот его любимый Бог?!. Я попыталась выйти из своего «замороженного» состояния, но как оказалось – это было не так-то просто – тело совершенно не слушалось, не желая оживать, а уставшая Душа искала только покоя... Тогда, видя, что ничего путного не получается, я просто решила оставить себя в покое, отпустив всё на самотёк.
Ничего больше не думая, и ничего не решая, я просто «улетела» туда, куда стремилась моя израненная Душа, чтобы спастись... Чтобы хотя бы чуточку отдохнуть и забыться, уйдя далеко от злого «земного» мира туда, где царил только свет...
Я знала, что Караффа не оставит меня надолго в покое, несмотря на то, что мне только что пришлось пережить, даже наоборот – он будет считать, что боль ослабила и обезоружила меня, и возможно именно в этот момент попробует заставить меня сдаться, нанеся какой-то очередной ужасающий удар...
Дни шли. Но, к моему величайшему удивлению, Караффа не появлялся... Это было огромным облегчением, но расслабляться, к сожалению, не позволяло. Ибо каждое мгновение я ожидала, какую новую подлость придумает для меня его тёмная, злая душа...
Боль с каждым днём потихонечку притуплялась, в основном, благодаря пару недель назад происшедшему и совершенно меня ошеломившему неожиданному и радостному происшествию – у меня появилась возможность слышать своего погибшего отца!..
Я не смогла увидеть его, но очень чётко слышала и понимала каждое слово, будто отец находился рядом со мной. Сперва я этому не поверила, думая, что просто брежу от полного измождения. Но зов повторился... Это и, правда, был отец.
От радости я никак не могла придти в себя и всё боялась, что вдруг, прямо сейчас, он просто возьмёт и исчезнет!.. Но отец не исчезал. И понемножку успокоившись, я наконец-то смогла ему отвечать...
– Неужели это и правда – ты!? Где же ты сейчас?.. Почему я не могу увидеть тебя?
– Доченька моя... Ты не видишь, потому, что совершенно измучена, милая. Вот Анна видит, я был у неё. И ты увидишь, родная. Только тебе нужно время, чтобы успокоиться.
Чистое, знакомое тепло разливалось по всему телу, окутывая меня радостью и светом...
– Как ты, отец!?. Скажи мне, как она выглядит, эта другая жизнь?.. Какая она?
– Она чудесна, милая!.. Только пока ещё непривычна. И так не похожа на нашу бывшую, земную!.. Здесь люди живут в своих мирах. И они так красивы, эти «миры»!.. Только у меня не получается ещё. Видимо, пока ещё рано мне... – голос на секунду умолк, как бы решая, говорить ли дальше.
– Меня встретил твой Джироламо, доченька... Он такой же живой и любящий, каким был на Земле... Он очень сильно скучает по тебе и тоскует. И просил передать тебе, что так же сильно любит тебя и там... И ждёт тебя, когда бы ты ни пришла... И твоя мама – она тоже с нами. Мы все любим и ждём тебя, родная. Нам очень не хватает тебя... Береги себя, доченька. Не давай Караффе радости издеваться над тобою.
– Ты ещё придёшь ко мне, отец? Я ещё услышу тебя? – боясь, что он вдруг исчезнет, молила я.
– Успокойся, доченька. Теперь это мой мир. И власть Караффы не простирается на него. Я никогда не оставлю ни тебя, ни Анну. Я буду приходить к вам, когда только позовёшь. Успокойся, родная.
– Что ты чувствуешь, отец? Чувствуешь ли ты что-либо?.. – чуть стесняясь своего наивного вопроса, всё же спросила я.
– Я чувствую всё то же, что чувствовал на Земле, только намного ярче. Представь рисунок карандашом, который вдруг заполняется красками – все мои чувства, все мысли намного сильнее и красочнее. И ещё... Чувство свободы потрясающе!.. Вроде бы я такой же, каким был всегда, но в то же время совершенно другой... Не знаю, как бы точнее объяснить тебе, милая... Будто я могу сразу объять весь мир, или просто улететь далеко, далеко, к звёздам... Всё кажется возможным, будто я могу сделать всё, что только пожелаю! Это очень сложно рассказать, передать словами... Но поверь мне, доченька – это чудесно! И ещё... Я теперь помню все свои жизни! Помню всё, что когда-то было со мною... Всё это потрясает. Не так уж и плоха, как оказалось, эта «другая» жизнь... Поэтому, не бойся, доченька, если тебе придётся придти сюда – мы все будем ждать тебя.
– Скажи мне отец... Неужели таких людей, как Караффа, тоже ждёт там прекрасная жизнь?.. Но ведь, в таком случае, это опять страшная несправедливость!.. Неужели опять всё будет, как на Земле?!.. Неужели он никогда не получит возмездие?!!
– О нет, моя радость, Караффе здесь не найдётся места. Я слышал, такие, как он, уходят в ужасный мир, только я пока ещё там не был. Говорят – это то, что они заслужили!.. Я хотел посмотреть, но ещё не успел пока. Не волнуйся, доченька, он получит своё, попав сюда.
– Можешь ли ты помочь мне оттуда, отец?– с затаённой надеждой спросила я.
– Не знаю, родная... Я пока ещё не понял этот мир. Я как дитя, делающее первые шаги... Мне предстоит сперва «научиться ходить», прежде чем я смогу ответить тебе... А теперь я уже должен идти. Прости, милая. Сперва я должен научиться жить среди наших двух миров. А потом я буду приходить к тебе чаще. Мужайся, Изидора, и ни за что не сдавайся Караффе. Он обязательно получит, что заслужил, ты уж поверь мне.
Голос отца становился всё тише, пока совсем истончился и исчез... Моя душа успокоилась. Это и правда был ОН!.. И он снова жил, только теперь уже в своём, ещё незнакомом мне, посмертном мире... Но он всё также думал и чувствовал, как он сам только что говорил – даже намного ярче, чем когда он жил на Земле. Я могла больше не бояться, что никогда не узнаю о нём... Что он ушёл от меня навсегда.
Но моя женская душа, несмотря ни на что, всё так же скорбела о нём... О том, что я не могла просто по-человечески его обнять, когда мне становилось одиноко... Что не могла спрятать свою тоску и страх на его широкой груди, желая покоя... Что его сильная, ласковая ладонь не могла больше погладить мою уставшую голову, этим как бы говоря, что всё уладится и всё обязательно будет хорошо... Мне безумно не хватало этих маленьких и вроде бы незначительных, но таких дорогих, чисто «человеческих» радостей, и душа голодала по ним, не в состоянии найти успокоения. Да, я была воином... Но ещё я была и женщиной. Его единственной дочерью, которая раньше всегда знала, что случись даже самое страшное – отец всегда будет рядом, всегда будет со мной... И я болезненно по всему этому тосковала...
Кое-как стряхнув нахлынувшую печаль, я заставила себя думать о Караффе. Подобные мысли тут же отрезвляли и заставляли внутренне собираться, так как я прекрасно понимала, что данный «покой» являлся всего лишь временной передышкой...
Но к моему величайшему удивлению – Караффа всё также не появлялся...
Проходили дни – тревога росла. Я пыталась придумать какие-то объяснения его отсутствию, но ничего серьёзного, к сожалению, в голову не приходило... Я чувствовала, что он что-то готовит, но никак не могла угадать – что. Измученные нервы сдавали. И чтобы окончательно не сойти с ума от ожидания, я начала каждодневно гулять по дворцу. Выходить мне не запрещалось, но и не одобрялось, поэтому, не желая далее сидеть взаперти, я для себя решила, что буду гулять... несмотря на то, что возможно это кому-то и не понравится. Дворец оказался огромным и необычайно богатым. Красота комнат поражала воображение, но лично я в такой бьющей в глаза роскоши никогда не смогла бы жить... Позолота стен и потолков давила, ущемляя мастерство изумительных фресок, задыхавшихся в сверкающем окружении золотых тонов. Я с наслаждением отдавала дань таланту художников, расписывавших это чудо-жилище, часами любуясь их творениями и искренне восхищаясь тончайшим мастерством. Пока что никто меня не беспокоил, никто ни разу не остановил. Хотя постоянно встречались какие-то люди, которые, встретив, с уважением кланялись и уходили дальше, спеша каждый по своим делам. Несмотря на такую ложную «свободу», всё это настораживало, и каждый новый день приносил всё большую и большую тревогу. Это «спокойствие» не могло продолжаться вечно. И я была почти уверена, что оно обязательно «разродится» какой-то жуткой и болезненной для меня бедой...
Чтобы как можно меньше думать о плохом, я каждый день заставляла себя всё глубже и внимательнее исследовать потрясающий Папский дворец. Меня интересовал предел моих возможностей... Должно ведь было где-то находиться «запрещённое» место, куда «чужым» входить не дозволялось?.. Но, как ни странно, пока что никакой «реакции» у охраны вызвать не удавалось... Мне беспрепятственно разрешалось гулять везде, где желалось, конечно же, не покидая пределов самого дворца.
Так, совершенно свободно разгуливая по жилищу святейшего Папы, я ломала голову, не представляя, что означал этот необъяснимый, длительный «перерыв». Я точно знала, Караффа очень часто находился у себя в покоях. Что означало только одно – в длительные путешествия он пока что не отправлялся. Но и меня он почему-то всё также не беспокоил, будто искренне позабыл, что я находилась в его плену, и что всё ещё была жива...
Во время моих «прогулок» мне встречалось множество разных-преразных приезжих, являвшихся на визит к святейшему Папе. Это были и кардиналы, и какие-то мне незнакомые, очень высокопоставленные лица (о чём я судила по их одежде и по тому, как гордо и независимо они держались с остальными). Но после того, как покидали покои Папы, все эти люди уже не выглядели такими уверенными и независимыми, какими были до посещения приёмной... Ведь для Караффы, как я уже говорила, не имело значения, кем был стоящий перед ним человек, единственно важным для Папы была ЕГО ВОЛЯ. А всё остальное не имело значения. Поэтому, мне очень часто приходилось видеть весьма «потрёпанных» визитёров, суетливо старавшихся как можно быстрее покинуть «кусачие» Папские покои...
В один из таких же, совершенно одинаковых «сумрачных» дней, я вдруг решилась осуществить то, что уже давно не давало мне покоя – навестить наконец-то зловещий Папский подвал... Я знала, что это наверняка было «чревато последствиями», но ожидание опасности было во сто раз хуже, чем сама опасность.
И я решилась...
Спустившись вниз по узким каменным ступенькам и открыв тяжёлую, печально-знакомую дверь, я попала в длинный, сырой коридор, в котором пахло плесенью и смертью... Освещения не было, но продвигаться дальше большого труда не доставляло, так как я всегда неплохо ориентировалась в темноте. Множество маленьких, очень тяжёлых дверей грустно чередовались одна за другой, полностью теряясь в глубине мрачного коридора... Я помнила эти серые стены, помнила ужас и боль, сопровождавшие меня каждый раз, когда приходилось оттуда возвращаться... Но я приказала себе быть сильной и не думать о прошлом. Приказала просто идти.