Николай III (папа римский)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Николай III
лат. Nicolaus PP. III<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Николай III</td></tr>
188-й папа римский
25 ноября 1277 — 22 августа 1280
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Иоанн XXI
Преемник: Мартин IV
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Джованни Гаэтано дельи Орсини
Оригинал имени
при рождении:
итал. Giovanni Gaetano Orsini
Рождение: ок. 1216
Рим, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Сориано-нель-Чимино, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Николай III (лат. Nicolaus PP. III, в миру — Джованни Гаэтано дельи Орсини, итал. Giovanni Gaetano Orsini; ок. 1216 — 22 августа 1280) — происходивший из княжеского семейства Орсини католический прелат, папа римский с 25 ноября 1277 по 22 августа 1280 года.





Биография

Джованни был римским дворянином, принадлежащим к влиятельной семьи Орсини. Он был назначен кардинал-диаконом, будучи еще достаточно молодым, 28 мая 1244 года папой Иннокентием IV. Джованни был одним из кардиналов, сопровождавших Иннокентия IV в Лион на совет 1245 года. Был папским легатом во Флоренции в 1252 году, во Франции в 1258 году, в провинции Сабина в 1262 и в Витербо в 1276 году.

Кардинал Джованни Гаэтано Орсини принял участие в конклавах, избравших пап Урбана IV (1261), Климента IV (1265), Григория X (1271), Адриана V и Иоанна XXI (1276).

Джованни был избран папой в Витербо в ноябре 1277 года в качестве преемника Иоанна XXI, во многом благодаря влиянию его семьи, после шестимесячного периода, на протяжении которого Святой Престол был свободен. После избрания он выбрал имя Николая III. Так как он был только кардинал-диаконом, его пришлось в срочном порядке рукоположить в священники и епископы в базилике Святого Петра в Риме.

Его недолгий понтификат (33 месяца) был отмечен несколькими важными событиями. Появился политик, значительно укрепивший позиции Папы Римского в Италии — король Германии Рудольф I Габсбург. С ним папа заключил конкордат в мае 1278 года, по которому Романья и Равеннский экзархат были предоставлены папе. В июле была выпущена Конституция (Fundamenta militantis Ecclesiae) для правительства Рима, которая запретила иностранцам занимать должности, что дало папе возможность контролировать назначение сенаторов Рима. Николай III также издал буллу «Exiit qui seminat» 14 августа 1279 года, чтобы урегулировать спор между группировками внутри ордена францисканцев.

Николай восстановил Латеранский дворец и Ватикан за огромную цену и построил между 1277 и 1278 годами внушительную крепость (известную в наши дни как замок Орсини). Хотя он и был хорошо образован и отличался сильным характером, он навлек на себя порицание за кумовство — усилия продвигать по карьерной лестнице своих внуков и других родственников. Он собирался создать великое государство в северной Италии, которым правили бы Орсини. С этой целью он назначил папским легатом в Тоскане и Романье своего племянника, в качестве помощника отправил к нему еще одного племянника, Бертольдо Орсини, с титулом графа Романьи. Оба смогли прекратить вооруженные беспорядки в регионе, но мир был недолгим.

22 августа 1280 года Николай III умер от инсульта в замке, который он построил в Сориано-нель-Чимино.

Его смерть совпала с приездом в Рим Авраама Абулафии, еврейского каббалиста, который собрался обратить его в иудаизм. По распоряжению Николая III, Абулафия должен был быть казнён на костре при въезде в Сориано-нель-Чимино, где в то время находилась папская резиденция.

В литературе

Данте в своей «Божественной комедии» помещает Николая III в восьмой круг ада как святокупца.

Напишите отзыв о статье "Николай III (папа римский)"

Ссылки

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Николай III (папа римский)

– Да, но разве это было серьёзно?!.. К каким «богам» он мог его посылать? На Земле ведь давно уже нет живущих Богов!..
– Ты не совсем права, мой друг... Может это и не совсем то, что люди подразумевают под Богами, но на Земле всегда находится кто-то из тех, кто временно занимает их место. Кто наблюдает, чтобы Земля не подошла к обрыву, и не пришёл бы жизни на ней страшный и преждевременный конец. Мир ещё не родился, Изидора, ты знаешь это. Земле ещё нужна постоянная помощь. Но люди не должны об этом ведать... Они должны выбираться сами. Иначе помощь принесёт только лишь вред. Поэтому, Радан не был так уж неправ, посылая Светодара к тем, кто наблюдает. Он знал, что к нам Светодар никогда не пойдёт. Вот и пытался спасти его, оградить от несчастья. Светодар ведь был прямым потомком Радомира, его первенцем-сыном. Он был самым опасным из всех, потому что был самым близким. И если б его убили, никогда уже не продолжился бы этот чудесный и светлый Род.
Простившись со своей милой, ласковой Маргаритой, и покачав в последний раз маленькую Марию, Светодар отправился в очень далёкий и непростой путь... В незнакомую северную страну, туда, где жил тот, к кому посылал его Радан. И звали которого – Странником...
Пройдёт ещё очень много лет перед тем, как Светодар вернётся домой. Вернётся, чтобы погибнуть... Но он проживёт полную и яркую Жизнь... Обретёт Знание и Понимание мира. Найдёт то, за чем так долго и упорно шёл...
Я покажу тебе их, Изидора... Покажу то, что ещё никогда и никому не показывал.
Вокруг повеяло холодом и простором, будто я неожиданно окунулась в вечность... Ощущение было непривычным и странным – от него в то же время веяло радостью и тревогой... Я казалась себе маленькой и ничтожной, будто кто-то мудрый и огромный в тот момент наблюдал за мною, стараясь понять, кто же это посмел потревожить его покой. Но скоро это ощущение исчезло, и осталась лишь большая и глубокая, «тёплая» тишина...
На изумрудной, бескрайней поляне, скрестив ноги, друг против друга сидели два человека... Они сидели, закрыв глаза, не произнося ни слова. И всё же, было понятно – они говорили...
Я поняла – говорили их мысли... Сердце бешено колотилось, будто желая выскочить!.. Постаравшись как-то собраться и успокоится, чтобы никоим образом не помешать этим собранным, ушедшим в свой загадочный мир людям, я наблюдала за ними затаив дыхание, стараясь запомнить в душе их образы, ибо знала – такое не повторится. Кроме Севера, никто уже не покажет мне более то, что было так тесно связанно с нашим прошлым, с нашей страдающей, но не сдающейся Землёй...
Один из сидящих выглядел очень знакомо, и, конечно же, хорошенько к нему присмотревшись, я тут же узнала Светодара... Он почти что не изменился, только волосы стали короче. Но лицо оставалось почти таким же молодым и свежим, как в тот день, когда он покидал Монтсегур... Второй же был тоже относительно молодым и очень высоким (что было видно даже сидя). Его длинные, белые, запорошенные «инеем» волосы, ниспадали на широкие плечи, светясь под лучами солнца чистым серебром. Цвет этот был очень для нас необычным – будто ненастоящим... Но больше всего поражали его глаза – глубокие, мудрые и очень большие, они сияли таким же чистым серебристым светом... Будто кто-то щедрой рукой в них рассыпал мириады серебряных звёзд... Лицо незнакомца было жёстким и в то же время добрым, собранным и отрешённым, будто одновременно он проживал не только нашу, Земную, но и какую-то ещё другую, чужую жизнь...
Если я правильно понимала, это и был именно тот, которого Север называл Странником. Тот, кто наблюдал...
Одеты оба были в бело-красные длинные одежды, подпоясанные толстым, витым, красным шнуром. Мир вокруг этой необычной пары плавно колыхался, меняя свои очертания, будто сидели они в каком-то закрытом колеблющемся пространстве, доступном только лишь им двоим. Воздух кругом стоял благоухающий и прохладный, пахло лесными травами, елями и малиной... Лёгкий, изредка пробегавший ветерок, нежно ласкал сочную высокую траву, оставляя в ней запахи далёкой сирени, свежего молока и кедровых шишек... Земля здесь была такой удивительно безопасной, чистой и доброй, словно её не касались мирские тревоги, не проникала в неё людская злоба, словно и не ступал туда лживый, изменчивый человек...