Николай V (папа римский)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Николай V
Nicolaus PP. V<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Николай V</td></tr>
208-й папа римский
6 марта 1447 — 24 марта 1455
Коронация: 19 марта 1447
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Евгений IV
Преемник: Каликст III
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Томмазо Парентучелли
Оригинал имени
при рождении:
Tommaso Parentucelli
Рождение: 15 ноября 1397(1397-11-15)
Сарцана, Генуэзская республика
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: 1422
Епископская хиротония: 1444
Кардинал с: 1446
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Николай V (лат. Nicolaus PP. V, в миру — Томмазо Парентучелли, итал. Tommaso Parentucelli; 15 ноября 1397 — 24 марта 1455) — папа римский с 6 марта 1447 по 24 марта 1455.







Ранние годы

Томмазо Парентучелли родился 15 ноября 1397 или 1398 в Сарцане (Лигурия) в семье врача. Его отец умер, когда Томмазо был юношей. Он учился в Болонье и Флоренции, получив степень по теологии в 1422 году. Будучи молодым священником, служил у кардинала Никколо Альбергати, одного из соавторов Флорентийской унии. Назначенный епископом Болоньи, Парентучелли выполнял функцию папского легата в Германии и Неаполе.

Папство

Успешная дипломатическая карьера Томмазо принесла ему высокий пост — по возвращении в Рим на папском конклаве 1447 года он был избран Папой Римским. Он принял имя Николая V в честь своего благодетеля, Никколо Альбергати.

Восемь лет его понтификата сыграли важную роль в политической, научной и литературной истории мира. Он в значительной степени способствовал заключению Венских конкордатов — договоров, которые регулировали взаимоотношения между папством и германскими княжествами (1448). Он был человеком без больших личных амбиций, преклонявшимся перед традициями античности. Явился основателем Ватиканской библиотеки, которая является до сего дня ценнейшим собранием рукописей классической литературы.

В 1450 году отмечался юбилейный год в Риме, и приношения многочисленных паломников дали городу средства для развития культуры. В марте 1452 году он короновал Фридриха III в качестве императора Священной Римской империи в соборе Святого Петра. В Риме Николай V представил свежий дух эпохи Возрождения. Его первой заботой стало укрепление оборонительных сооружений города, прокладывание новых улиц и восстановление водоснабжения.

Николай V стремился к водворению мира среди христиан. В 1452 издал буллу Romanus Pontifex, где объявлялась война против всех нехристиан. Булла позволяла португальцам претендовать на земли в Западной Африке и завоёвывать их. 23 мая 1453 после 53 дней осады был взят турецкими войсками Константинополь. Христианская Византийская империя перестала существовать. Весть об этом потрясла Европу, но меры Николая V, направленные на возобновление крестовых походов против Османской империи, не нашли поддержки при королевских дворах. Последние годы жизни страдавший от подагры папа посвятил украшению Рима произведениями искусства. Он хотел перестроить Ватиканский собор, но на это уже не хватило ни сил, ни средств. Некий Стефано Поркаро непрестанно устраивал заговоры против папы. Будучи несколько раз схвачен папской охраной, он получал прощение. Папа даже наградил его золотом и назначил губернатором Кампаньи. Когда же, несмотря на это, Поркаро вернулся в Рим, чтобы снова составить антипапский заговор, Николай V осудил заговорщика на смерть. Гуманисты в Риме признали папское решение не согласным с идеалами, пропагандировавшимися античной философией.

Смерть

Николай V скончался 24 марта 1455 года. По преданию, на смертном одре он произнес: «Как Томмазо из Сарцаны я испытывал больше счастья в день, чем ныне за целый год».

Напишите отзыв о статье "Николай V (папа римский)"

Ссылки

  • Николай, римские папы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Cheetham, Nicolas (1983). Keeper of the Keys: A History of the Popes from St. Peter to John Paul II. Charles Scribner’s Sons. ISBN 0-684-17863-X.
  • Duffy, Eamon (1997). Saints and Sinners: A History of the Popes (2nd ed.). Yale University Press. ISBN 0-300-07332-1.
  • Filelfo, Francesco; Robin, Diana (2009). Odes. Harvard University Press. p. 370. ISBN 978-0-674-03563-8.
  • Gregorovius, Ferdinand; Hamilton, Annie (1900). History of the City of Rome in the Middle Ages. Cambridge University Press.
  • Hay, Denys (1995). The Italian Renaissance in its historical background. Cambridge University Press. ISBN 0-521-29104-6.
  • Hollingsworth, Mary (1995). Patronage in Renaissance Italy: From 1400 to the Early Sixteenth Century. Johns Hopkins University Press. ISBN 0-8018-5287-0.
  • Sider, Sandra (2005). Handbook to Life in Renaissance Europe. Oxford University Press. ISBN 0-8160-5618-8.
  • Stogre, Michael (1992). That the World may Believe: The Development of Papal Social Thought on Aboriginal Rights. Médiaspaul. ISBN 2-89039-549-9.
  • Terpstra, Gregory (1995). Lay Confraternities and Civic Religion in Renaissance Bologna. Cambridge University Press. ISBN 0-521-48092-2.

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Николай V (папа римский)

Он удалился, как ни в чём не бывало, будто и не прерывал только что чью-то драгоценную жизнь, будто на душе у него всё было просто и хорошо... Если душа, как таковая, была у него вообще.
Меня вернули в мои покои, так и не разрешив отдать умершему мужу последнюю дань.
Сердце стыло в отчаянии и печали, судорожно цепляясь за крохотную надежду, что, возможно, Джироламо был первым и последним из моей несчастной семьи, кого этот изверг в папской сутане заставил страдать, и у которого он так просто и развлекаясь отобрал жизнь. Я знала, что ни смерть моего отца, и уж тем более – смерть Анны, я, вероятнее всего, не смогу пережить. Но меня ещё более пугало то, что я понимала – Караффа тоже это знал... И я ломала голову, составляя планы один фантастичнее другого. Но надежда уцелеть хотя бы на ближайшее время, чтобы попытаться помочь своим родным, таяла, как дым.
Прошла неделя, Караффа всё ещё не появлялся. Возможно, ему (так же, как и мне!) нужно было время, чтобы обдумать свой следующий шаг. А возможно его отвлекли какие-то другие обязанности. Хотя в последнее мне верилось с трудом. Да, он был Римским Папой... Но в то же время, он ещё был и невероятно азартным игроком, пропустить интересную партию для которого, было свыше его сил. А игра со мной в «кошки-мышки» доставляла ему, я думаю, истинное удовольствие...
Поэтому я изо всех сил старалась успокоиться и найти в своей измученной голове хотя бы какую-то «умную» мысль, которая помогла бы мне сосредоточиться на нашей неравной «войне», из которой, в реальности, у меня не остава-лось никакой надежды выйти победительницей... Но я всё равно не сдавалась, так как для меня «сдавшийся человек» был намного хуже, чем мёртвый человек. И так как я пока что была живой, это означало – я всё ещё могла бороться, даже если моя душа уже медленно умирала... Мне надо было хоть сколько-то продержаться, чтобы успеть уничтожить эту смертельно-опасную гадюку, коей являлся Караффа... Теперь у меня уже не оставалось никаких сомнений в том, что я смогу его убить, если только представится такая возможность. Только вот, как это сделать, я пока что не имела ни малейшего понятия. Как я только что печально убедилась на собственном опыте – моим «обычным» способом Караффу уничтожить было нельзя. Значит, приходилось искать что-то другое, а вот времени для этого у меня, к сожалению, почти что не оставалось.
Ещё я всё время думала о Джироламо... Он всегда был моей тёплой защитной «стеной», за которой я чувствовала себя надёжно и защищённо... Но теперь её больше не было... И заменить её было нечем. Джироламо был самым верным и самым ласковым мужем на свете, без которого очень важная часть моего мира померкла, став пустой и холодной. Моя жизнь постепенно заполнялась печалью, тоской и ненавистью... Желанием мстить Караффе, забывая про себя и про то, как мала была моя сила по сравнению с ним ... Горе меня ослепляло, оно погру-жало меня в бездну отчаяния, выбраться из которой я могла, только его победив.
Караффа вернулся в мою жизнь примерно через две недели, в раннее солнечное утро, очень уверенный в себе, свежий и счастливый, и войдя в комнату, радостно произнёс:
– У меня для Вас сюрприз, мадонна Изидора! Думаю, он Вам очень понравится.
Меня сразу же прошибло холодным потом – я знала его «сюрпризы», они хорошо не кончались...
Как будто прочитав мои мысли, Караффа добавил:
– Это, правда, приятный сюрприз, я Вам обещаю. Вы сейчас увидите это сами!
Дверь открылась. А в неё, осторожно оглядываясь, вошла хрупкая высокая девочка... Ужас и радость на секунду сковали меня, не давая пошевелиться... Это была моя дочь, моя маленькая Анна!!!.. Правда, маленькой теперь её называть было уже трудновато, так как за эти два года она сильно вытянулась и повзрослела, став ещё красивее и ещё милей...
Моё сердце с криком рванулось к ней, чуть ли не вылетая из груди!.. Но спешить было нельзя. Я не знала, что задумал на этот раз непредсказуемый Караффа. Поэтому, надо было держаться очень спокойно, что было почти что выше моих человеческих сил. И только боязнь сделать непоправимую ошибку сдерживала мои ураганом рвавшиеся наружу бушующие эмоции. Счастье, ужас, дикая радость и страх потери одновременно рвали меня на части!.. Караффа довольно улыбался произведённым эффектом... что тут же заставило меня внутри содрогнуться. Я не смела даже подумать, что может последовать дальше... И знала, что, случись что-то ужасное, желание защитить Анну может оказаться слишком сильным, чтобы противиться Караффе... и я панически боялась, что не смогу отказать ему, чтобы он за это не попросил.
Но, к моему величайшему удивлению, его «сюрприз» оказался настоящим сюрпризом!..
– Рады ли Вы видеть дочь, мадонна Изидора? – широко улыбаясь, спросил Караффа.