Николсон, Джек

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Джек Николсон
Jack Nicholson
240px
Джек Николсон на премьере фильма Пока не сыграл в ящик в Берлине в 2008 году
Имя при рождении:

Джон Джозеф Николсон

Дата рождения:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Место рождения:

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США

Дата смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Место смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Гражданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Профессия:

актёр, кинорежиссёр, кинопродюсер, сценарист

Карьера:

1956 — наст. время

Направление:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды:

«Оскар» (1976, 1984, 1998)
«Золотой глобус» (1975, 1976, 1984, 1986, 1998, 1999, 2003)
BAFTA (1975, 1977, 1983)

IMDb:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Аниматор.ру:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Джек Ни́колсон (англ. Jack Nicholson, настоящее имя Джон Джо́зеф Ни́колсон, англ. John Joseph Nicholson, род. 22 апреля 1937, Нью-Йорк) — американский актёр, кинорежиссёр, сценарист и продюсер.

Николсон считается одним из величайших актёров в истории кино. Он был номинирован на премию «Оскар» рекордные 12 раз[1]. Он также является одним из двух актёров, выдвигавшихся на «Оскар» за лучшую роль (главную или второго плана) каждое десятилетие, начиная с 1960-х годов (второй — сэр Майкл Кейн)[2]. В 1994 он стал одним из самых молодых актёров, награждённых премией Американского института киноискусства за жизненные достижения[3].

Джек Николсон является обладателем множества наград, в том числе трёх премий «Оскар» и BAFTA, семи «Золотых глобусов», шестикратным лауреатом премии Национального совета кинокритиков США и победителем премии Гильдии киноактёров США. В активе актёра имеется и номинация на главную антипремию в области кинематографа — «Золотую малину»[4].







Рождение и юность

Файл:19001027.NYC.StVincentsHospital.Schickel & Ditmars.AmericanArch and Bldg News.jpg
Вход в Католический медицинский центр святого Винсента — место рождения Джека Николсона

Родился 22 апреля 1937 года в Нью-Йорке, в Католическом медицинском центре святого Винсента (англ.)[5]. В различных источниках содержится противоречивая информация о месте рождения актёра: так, в его официальной биографии местом рождения указан дом на Шестой улице в городе Нептьюн, штат Нью-Джерси, однако более вероятно, что Николсон родился в Нью-Йорке[6]. Также нет точных данных о дате рождения Джека: когда в 1943 году мальчика крестили в церкви Вознесения близ боро Брэдли Бич (англ.), семья сообщила священнику, что родился он в 1938 году[6].

Джек, как и его сверстники, был представителем последнего поколения, которое росло без влияния телевизора[7]. Бабушка Этель купила телевизор одной из первых среди жителей района, однако в это время Джек уже был подростком и его больше интересовал джаз-фьюжн и музыкальные автоматы[7].

Родители и происхождение

Матерью Джека Николсона была танцовщица и певица Джун Фрэнсис Николсон (1918—1963; сценическое имя — Джун Нильсон)[8][9]. Бросив школу в 1934 году для начала профессиональной карьеры, Джун вплотную занялась работой на местной радиостанции, где была ведущей субботнего утреннего шоу «Эдди Кинг и его радиодетки»[10]. Ассистировал ей будущий возлюбленный, музыкант Эдди Кинг, еврей по происхождению (имя при рождении — Эдгар Альфред Киршфельд), незаконно иммигрировавший в США из Латвии в 1925 году[10]. За время, проведённое в чужой стране, Кинг высоко поднялся по карьерной лестнице и поменял несколько профессий: от лидера подпольной музыкальной группы до инструктора по танцам[10]. В начале 1930-х годов Кинг открыл собственную танцевальную студию на Кукман-авеню 702, где и познакомился с Джун Николсон, которая была одной из первых его учениц[10].

...я вырос в семье женщин, поэтому у меня не было репрессий со стороны мужского пола. Они всегда воодушевляли меня и говорили: «Нам все равно, что ты делаешь, просто убедись, что ты не врешь нам и будешь говорить, где находишься». И если они не хотели, чтобы я отправлялся в такое-то место, мне давали об этом знать.
— В интервью кинокритику Дэвиду Томсону, 1997 год[11]

По прошествии двух лет Джун встретила музыканта Дона Роуза (урождённый — Фурчилло), сына парикмахера, который пел в составе большой группы[10]. 16 октября 1936 года они поженились в Элктоне, штат Мэриленд[12]. В начале 1937 года Николсон исчезла из Нептьюна, не сказав никому, куда она отправилась[13]. Ходили слухи, что она уехала к кузине в Нью-Йорк, и они подтвердились, когда одному из друзей Джун пришло письмо, отправленное с нью-йоркского адреса[13]. В апреле Джун Николсон родила мальчика Джона, однако в городском журнале регистрации рождений, смертей и браков, детей с фамилией Николсон, Кинг, Роуз, Киршфилд или Фурчилло зарегистрировано не было[13]. Это объяснялось тем, что при упоминании в журнале была перепутана фамилия «Нильсон» (сценический псевдоним Джун), которую записали как «Уилсон»[13].

После появления мальчика на свет о нём заботились дедушка и бабушка: Джон Джозеф Николсон — рыжий ирландец, работавший оформителем витрин в универмаге в боро Манаскан (англ.) — и Этель Мэй Николсон[10]. Позже Джек описывал дедушку так: «Тихий, меланхоличный, печальный, и очень нежный человек»[14]. Джек рос в полной уверенности, что дедушка и бабушка являются его отцом и матерью[10]. Только в 1974 году репортёр журнала Time, разузнавший скрываемую всеми информацию, открыл актёру правду: его старшая сестра Джун на самом деле его мать[10]. Тогда уже было слишком поздно: Джун умерла от рака в 1963 году, а Этель скончалась семью годами позже — в 1970[10]. Сведения от журналиста подтвердила другая сестра Николсона — Лоррейн — которая, как и остальные, даже не догадывалась о том, кто же является отцом актёра[10].

Образование

В 1945 году бизнес Этель процветал, и вся семья переехала из одноэтажного бунгало на Шестой улице Нептьюна в двухэтажный дом в рабочей части города[15]. Каждое утро восьмилетнему Джеку приходилось проходить семь кварталов от нового места жительства на Штайнер-авеню 2 до школы имени Теодора Рузвельта, где он и учился[15]. Именно там Николсон впервые был задействован в театральной постановке, исполнив джазовую песню Managua, Nicaragua (англ.)[15].

Я должен был оставаться в классе после уроков каждый день, так как они поручали мне написать эссе, состоящее из тысячи слов. И я писал. Я знал, что читать это все равно никто не будет, и поэтому писал злые вещи о людях, которые управляют школой.
— Джек Николсон[16]

Когда Джек был готов к высшей школе, семья переехала ещё раз: на этот раз — в боро Спринг-Лэйк (англ.)[15][17], где Этель открыла собственный косметический кабинет на Мерсер-авеню 505[15]. Позже Джек признавался, что прибыль его бабушки достигала отметки в 5 тысяч долларов в год[15]. Этель долго искала школу для внука и нашла её в ближайшем районе: Манаскуанская старшая школа показалась ей вполне подходящей[15]. В 1950 году Николсона успешно приняли в данное учебное заведение, где у подростка вскоре появилась кличка «Толстяк» (англ. Chubs) из-за переизбытка веса, которым он страдал с четырёх лет[15]. В следующие десять лет на насмешки Джек отвечал кулаками, он просто пресекал сарказм драками[18]. Только с достижением пяти футов и девяти дюймов роста одноклассники сменили обидную кличку, заменив её сокращением фамилии Джека — «Ник»[18]. В школьные годы Николсон активно занимался бейсболом, однако когда ему предложили стать ответственным за экипировку школьной футбольной команды, он с радостью согласился[18]. Через несколько месяцев Джек заменил футбол баскетболом, который стал его любимым видом спорта[18]. Кроме личных занятий спортом, Николсон стал репортёром школьной газеты The Blue and Gray, куда писал о достижениях школьных спортивных команд[18]. Книга Treasure Chest, изданная руководством школы, писала о Николсоне, как о «весёлом и добродушном человеке» и «увлечённом писателе»[18].

Учителя Николсона расходились во мнениях, когда речь заходила о нём: учительница латинского языка Рут Уолш усаживала Джека прямо перед собой только из-за того, что он выглядел как смутьян, а преподавательница английского языка мисс Белтинг никогда не находила с ним общего языка и до конца жизни рассказывала новому поколению Манаскуанских учеников, что «у Николсона был большой рот и он же остаётся»[16]. Трижды Николсона «ловили на горячем»: во время брани, курения и вандализма таблички конкурирующей школы[16]. Джека любили и сверстники: за привнесение фантазии в жизнь школы, они нарекли Николсона «лучшим актёром-старшеклассником»[16]. Джек принимал участие и в театральных постановках школы: его роль в спектакле «Из сковороды» была почти эпизодической, однако вызвала аплодисменты[16]. Ещё больший успех снискала роль Ганнибала в спектакле по пьесе Джона Патрика «Странная миссис Сэвидж», которая и принесла ему титул «Лучший актёр-старшеклассник»[16].

Работа в MGM и обучение актёрскому мастерству

Файл:MGM Tower.jpg
Бывшая штаб-квартира компании MGM

В 1955 году Николсон твердо решил стать актёром после просмотра фильмов «К востоку от рая», «В порту» и «Человек с золотой рукой», где в главных ролях были задействованы Джеймс Дин, Марлон Брандо и Фрэнк Синатра соответственно[19]. Именно эти актёры больше всего повлияли на молодого Джека, но наиболее его впечатлил Брандо: «Я смотрел „В порту“ дважды за ночь и не мог оторвать глаз от этого парня. Он был завораживающим» — говорил Николсон[19]. Такая же ситуация обстояла и с Синатрой, который загипнотизировал Николсона в «Человеке с золотой рукой» и привил ему пожизненную тягу к шляпам — неизменному атрибуту его гардероба[19]. Понимая, что сразу ему актёром не стать, Джек устроился на работу в мультипликационный отдел компании MGM (англ.)[19]. Руководство платило ему 30 долларов в неделю, что для него было недостаточно: «Я делал всё. Разносил молоко, создавал, прокалывал и стоговал бумагу, следил за тем, чтобы мультипликаторы были счастливы с целыми её запасами» — рассказывал Николсон[19].

В том же году Николсон переехал из квартиры бабушки в собственную арендованную квартиру возле почтового отделения, которая, помимо маленького размера, находилась над гаражом и была расположена за несколько кварталов от MGM[19]. Каждый день Джек начинал с реквизиции устаревших карандашей, после чего разъезжал вокруг всей студии на велосипеде и развозил сотрудникам письма[19]. Затем юноша собирал ставки с работников компании и сообщал о них местному букмекеру, а уже под вечер отвечал на письма фанатов «Тома и Джерри»[19]. Такой распорядок дня был у Николсона на протяжении двух лет[19]. В павильонах он видел множество кинозвезд, а также выучил имена почти всех сотрудников компании: от исполнительных продюсеров до низшего звена[19].

Помимо небольшой заработной платы, Джек не владел и автомобилем[20]. Когда аниматор Оливер Каллахан предложил ему свой старый и подержанный Chevrolet 1949 года выпуска за 400 долларов, Николсон телеграфировал к бабушке в Нью-Джерси, чтобы она выслала ему нужную сумму денег[20]. Несмотря на почти полное отсутствие денег, Джек «шел в ногу» с модой: в его гардеробе всегда можно было найти рубашки с пуговицами вниз, обтянутые, белые и брюки цвета хаки[20]. О том периоде своей жизни Николсон вспоминал один запоминающийся случай: его бывший одноклассник Джон Эпоминондас пригласил Джека и его соседа Роджера в театр Hollywood Palladium (англ.), где как раз проходила дискотека. Через полчаса Джек сигналами дал понять друзьям, что что-то случилось. Они собрались вместе и Джек сказал: «Мы должны свалить отсюда! Мне нужно попасть в мужскую комнату». «Что случилось?» — спросил Эпоминондас, на что Джек ответил: «Я танцевал вот с той девушкой. Она настолько близко ко мне прижалась, и я был так взволнован, что мои штаны просто взорвались!»[20]

Файл:Joe Pasternak Allan Warren.jpg
Джо Пастернак (справа) — человек, проложивший Николсону дорогу в кинематограф

Спустя день после гибели Джеймса Дина, все ещё потрясённый Николсон приехал в MGM, где в лифте встретился с почтенным продюсером Джо Пастернаком (англ.) (1901—1991)[21]. Пастернак увидел грустное лицо Джека, после чего между мужчинами произошёл диалог, в ходе которого продюсер спросил у Николсона, не думал ли тот когда-нибудь о том, чтобы стать актёром, на что Николсон ответил отказом[22]. Через час директор анимационного отдела компании Уильям Ханна вызвал Николсона к себе в офис, после которого Николсон вышел из компании полностью убеждённым в том, что он будет актёром[22].

Уже в мае 1956 года был организован кастинг, участие в котором принял и Джек[22]. Пастернак присутствовал на нём и положительно оценил его, сказав, что «у него была великолепная улыбка, жилистое телосложение и лукавый масляный взгляд, однако никакой актёрской тренировки, кроме школьного театрального кружка»[22]. Кроме того, у Николсона был невыносимый гнусавый выговор, присущий для штата Нью-Джерси[22]. Для его устранения Пастернак предложил Джеку преподавателя по сценической речи[22]. По рекомендации Уильяма Ханны, Николсон стал посещать курсы по актёрскому мастерству, на которые вместе с ним ходил тогда ещё начинающий актёр Джо Флинн (англ.) (1924—1974)[22]. Именно он сказал Джеку, что Пастернак был ненормальным: «Я хочу рассказать тебе одну вещь, Джек, это очень важно. Каждый, кого ты встретишь на своем пути, будет пытаться изменить твой голос с помощью профессионалов. Не соглашайся» — заявил Флинн[22]. Тогда же Николсон устроился на работу в театр West Hollywood’s Players Ring, где с июля по сентябрь 1956 года был статистом в спектакле «Чай и симпатия (англ.)» (по одноимённой пьесе Роберта Андерсона (англ.))[22]. Его зарплата составляла 14 долларов в неделю[22].

2 сентября 1956 года СМИ впервые упомянули о Николсоне: редакция газеты Asbury Park Press (англ.) сделала небольшую заметку, в которой сообщалось, что «девятнадцатилетний Джек Николсон из Спринг-Лэйк завтра появится в телесериале „Театр Матини (англ.)“, который будет транслироваться с 15:00 до 15:30 на телеканале WNBC (англ.)»[22]. В последние дни 1956 года анимационный продюсер MGM Фред Куимби собрал всех сотрудников на совещание, чтобы опровергнуть разрастающиеся слухи о том, что их отдел закрывается[23]. «Не волнуйтесь», — успокоил Куимби коллег. — «Это место как Гибралтарская скала»[23]. Две недели спустя руководство MGM сократило расходы и распустило всех сотрудников анимационного отдела, включая Джека[23].

Первые роли в кино и восхождение по карьерной лестнице

Я никогда не был уверен в том, как Джек разговаривает. Всегда можно было услышать, как его гортань дребезжит. Но это превратилось в хорошую и приметную черту Джека, и до сих пор его узнают по голосу, не видя фотографии или лица.
— Джефф Кори[23]

На протяжении следующих нескольких лет Джек делал всё, чтобы его заметили в Голливуде: заплатил 25 и 15 долларов для вступления в Гильдию киноактёров США и Американскую федерацию теле и радиоартистов (англ.) соответственно, а также попал в категорию «лучших молодых актёров современности» по версии Академии кинематографических искусств и наук, куда, помимо самого Николсона, входили Уоррен Битти, Деннис Хоппер, Дин Стоквелл и Роберт Блейк[23]. Он читал сценарии и хватался за любые предложения, которые ему поступали[23]. В 1958 году Николсон был уволен из компании Warner Bros., где был задействован на съёмочных площадках нескольких телесериалов[23]. Такая же участь постигла и его коллегу, актёра Уолтера Маттау[23]. Позже Джек признавался, что уволили их из-за «плохого поведения» — термина, который никто не мог объяснить[23].

Первым учителем Николсона был Джефф Кори (англ.) (1914—2002), обучивший его азам актёрского искусства: «Мой первый учитель Джефф Кори любил говорить, что всё искусство может быть лишь стимулирующей отправной точкой. Ты не можешь изменить мир, но можешь заставить его мыслить», — говорил Джек[23]. Луана Андерс (англ.) (1938—1996), с которой Николсон был знаком ещё со времён работы в MGM, и Джуд Тэйлор (англ.) (1932—2008) представили Николсона Кори, после чего Джек стал посещать его актёрские курсы[23]. Кори пользовался авторитетом в актёрских кругах США, среди его учеников были Ричард Чемберлен, Пэт Бун, Джейн Фонда, Энтони Перкинс, Салли Келлерман и Ирвин Кершнер[24]. Согласно Кори, «Николсон был очень приятным юнцом»[24]. Джек признавался, что его учитель был не в восторге от данного курса, утверждая, что актёрской игре Николсона не хватает «поэзии», и называя его «физически инертным»[24]. Кроме того, именно на курсе Кори Николсон встретил свою первую девушку: «Он увидел меня на курсе и решил, что нам надо выйти», — говорила Джорджиана Картер, невысокая блондинка из Южной Калифорнии. — «Он был на год младше меня и серьёзно меня добивался. Джек мне очень понравился, и скоро я поняла, что совсем без него не могу»[25].

«Плакса-убийца»

Файл:Roger Corman crop.jpg
Режиссёр и продюсер Роджер Корман, в чьих фильмах Джек Николсон исполнил свои первые роли

Джек продолжал учиться на курсе Кори, и наступил день, когда Джефф сказал Николсону, что он готов к первой кинопробе[25]. Так, весной 1958 года газета Asbury Park Press сообщила, что "Джек Николсон, исполнявший главные роли в Манаскуанской старшей школе, сегодня сыграет в молодёжном триллере «Плакса-убийца (англ.)»[26]. Позже Николсон говорил, что тогда он думал: «Всего два месяца в этом деле, и я уже получил главную роль. Я — звезда!»[26] Фильм был основан на реальных событиях — ограблении придорожного кафе в Инглвуде, Калифорния[26]. Сценаристами выступили работники категории B (низкобюджетных фильмов) — Лео Гордон (англ.) (1922—2000; актёр, ставший сценаристом) и бывший доктор Мелвин Леви[26]. В сценарии Гордона—Леви персонаж Николсона Джимми Уоллес вынужден прибегнуть к насилию, когда два преступника пытаются изнасиловать его девушку и избивают его самого до полусмерти[26]. Уоллес буквально сходит с ума после этого инцидента и захватывает в заложники всех посетителей придорожного кафе, расположенного неподалёку[26]. Конец фильма трагичен — Уоллеса убивают сотрудники полиции, прибывшие по вызову[26].

Фильм провалился как в коммерческом плане, так и в критическом, актёрская игра Николсона также была подвергнута резкой критике[26]. Большинство рецензентов отмечало, что молодому Николсону просто не дали раскрыться в этой картине[26]. Актриса Митци Макколл (англ.) (род. 1932), коллега Джека по фильму, говорила: «Он был очень серьёзен, когда работал над ролью, и предан даже такому смехотворному фильму категории B»[26]. Сам Николсон назвал шесть дней съёмок в фильме «ослепительным туманом»: «Я был полностью вовлечён в это и использовал все те религиозные вещи, что выучил на курсе. Я постоянно готовился и переписывал все свои реплики в сценарии, там был полный беспорядок с примечаниями и всем таким. Затем я посмотрел фильм и понял, что он ужасен»[27]. Такое же мнение о ленте составили и зрители, которые, согласно Николсону, во время показа рекламных отрывков из фильма в Голливуде становились бешеными и начинали свистеть[27]. Джек уволился из театра и, по словам Митци Макколл, каждую среду заявлялся в голливудское агентство по трудоустройству[27].

Только одно имя (кроме самого Николсона), упомянутое в титрах фильма, до сих пор на слуху[27]. Исполнительный продюсер картины Роджер Корман заплатил 7 тысяч долларов кинокомпании American International Pictures только за начало съёмок в её павильонах[27]. Корман и Николсон познакомились на актёрских курсах Джеффа Кори, где Корман подыскивал новые таланты[28]. Джек был идеальным кандидатом для съёмок в новом фильме[28]. «Николсон был напористым. Он не боялся Роджера. Он хотел быть актёром, сценаристом, делать всю работу, а для этого он пользовался присущей ему наглостью», — говорил биограф Кормана Беверли Грэй[28].

«Слишком поздно для любви»

Исполнив роль гонщика-бунтаря Джонни Вэррона в драме Харви Бермана «Дикая езда (англ.)», Николсон приступил к работе над низкобюджетным независимым фильмом Ричарда Раша «Слишком поздно для любви (англ.)», где ему была предназначена роль злодея Бадди[29]. «Это был эксплуатационный фильм с бюджетом в районе 50 тысяч долларов. Мы продали его Universal за 250 тысяч, и он стал хитом как раз в то волшебное время, когда критики изобрели „новую волну“», — говорил Раш[29]. По словам режиссёра, фильм стал первым изобретением «новой волны», а в Европе картина шла под названиями «Медовый месяц в средней школе» и «Подростки-любовники» из-за того, что в ней показывались тогда запрещённые вещи, наподобие подростковой беременности[29]. Примечательно, что в написании сценария Рашу помогал тогда ещё никому не известный Фрэнсис Форд Коппола, который, как говорил Раш, больше обладал юношеским духом, чем дисциплиной[29].

Будучи популярным в драйв-инах и зарубежных странах, «Слишком поздно для любви» занял ещё одно место в фильмографии Николсона, однако первый настоящий успех ожидал его в магазинчике за углом[29].

«Магазинчик ужасов»

Файл:Little Shop of Horrors Nicholson.JPG
Джек Николсон в роли Уилбура Форса
Джек сделал всё точно так, как было написано в сценарии, но добавил собственную сочную мимику и жесты. Роджер редко давал режиссёрские указания. Он полагал, что актёры были в этом экспертами. К счастью, в случае с Джеком, так оно и было.
— Чарльз Б. Гриффит, сценарист «Магазинчика ужасов»[30]

«Магазинчик ужасов» — именно такое название Роджер Корман дал своему новому фильму, экранизации научно-фантастического рассказа Артура Кларка «Строптивая орхидея», рассказывающего о ботанике, который открывает новый вид плотоядной орхидеи и скармливает ей свою высокомерную тётю[30]. Согласно другим источникам, основой сценария для фильма послужил рассказ Джона Кольера «Зелёные мысли»[31].

Картина была снята за рекордные два дня с бюджетом в 27 тысяч долларов, а сам Николсон говорил: «Я отправлялся на съёмки, зная, что я должен быть крайне причудливым, так как Роджер сначала вообще не хотел брать меня на эту роль. Другими словами, я не мог сыграть это так, как было в сценарии, поэтому я делал много странного дерьма, которое, как я думал, должно было быть смешным»[32]. По прибытии на съёмочную площадку Джеку сообщили, что он будет играть вместе со старым другом Джоном Шэнером[32]. Когда оба появились на съёмках, Корман отдал Николсону последние шесть страниц сценария, а Шэнеру — первые[32]. Остальные страницы режиссёр разорвал на две половины, одну из которых отдал Джеку, а вторую — Шэнеру[32]. «Вот и всё. Это всё, что мы знали о фильме. Я даже не догадывался, как он назывался. Мне пришлось уговорить Шэнера прочитать его половину страниц», — признавался Николсон[32].

Таким образом, легкомысленный мазохист Уилбур Форс, которого и сыграл Джек, пришедший на приём к стоматологу, стал первым в цепочке запоминающихся персонажей актёра[30]. «Никакого новокаина, он притупляет все ощущения», — говорил Форс в фильме[30].

«Ворон»

В период с 1961 по 1963 год Николсон снимался преимущественно в телесериалах и телефильмах, в число которых входят «Морская охота (англ.)», «Бронко (англ.)» и «Гавайский глаз (англ.)». В 1963 году режиссёр Роджер Корман, ранее работавший с Джеком в картинах «Плакса-убийца» и «Магазинчик ужасов», пригласил его на второстепенную роль в комедийном хорроре «Ворон». Персонаж Джека — Рексфорд Бедлоу, сын члена Братства магов Адольфуса Бедлоу в исполнении Петера Лорре.

Сценарий фильма был хорошо продуман и базировался на вольной интерпретации стихотворения «Ворон» Эдгара Аллана По[33]. Создал его мастер фильмов ужасов, писатель Ричард Мэтисон[33]. Постоянные сценаристы Кормана Лео Гордон и Джек Хилл (англ.) отказались от участия в картине, посетовав на то, что их работа утонет в плохом актёрском мастерстве и режиссуре[33]. Корман говорил: «Я объяснил Джеку, что Борис Карлофф поработает с ним дня два, после чего я напишу оставшуюся часть картины, а он будет её звездой»[34]. Кроме того, Корман признавался, что в последний день съёмок фильма на посту режиссёра его заменил Николсон, который снял несколько сцен[34].

Николсон сыграл свою роль, как он позже признавался, не опасаясь присутствия звёзд первой величины на съёмочной площадке[33]. «В фильме было слишком много весельчаков. Роджер доносил до меня: „Ты не можешь быть таким же забавным, как они“. Это и вся интерпретация роли от Роджера» — говорил он[33]. Джек уделял много внимания интонациям Карлоффа и дикции Винсента Прайса[33]. На съёмочной площадке он сдружился с Петером Лорре, который, уже будучи тяжело больным, дал Николсону совет, который тот запомнил на всю жизнь: «Если ты хочешь выжить в этом бизнесе, тебе лучше быть более бережливым»[33].

Съёмки «Ворона» были закончены в октябре 1962 года[35].

«Страх»

Через несколько дней после окончания съёмок «Ворона» Корман приступил к работе над ещё одним фильмом ужасов — «Страх». Режиссёр решил долго не возиться с кастингом и созданием декораций, поэтому на главные роли пригласил того же Николсона и Карлоффа, а декорации оставил те же, что были на съёмочной площадке «Ворона»[36]. Как и в предыдущем фильме Кормана, Николсон занял кресло режиссёра и снял несколько сцен[37].

Ранние работы Николсона были раскритикованы критиками, что подтверждает и этот фильм. Режиссёр Питер Богданович заявлял, что «запомнил Николсона плохим актёром только благодаря этому фильму», а критик Фил Холл с сайта FilmThreat подмечает, что герой Джека одет в костюм Марлона Брандо из фильма «Любовь императора Франции (англ.)»[37]. Кроме того, Холл назвал игру Николсона «пустой и однообразной»[37]. Сам Джек отзывался о картине так: «Думаю, что самое забавное время, которое я когда-либо проводил в киноаппаратной комнате, было за просмотром „Страха“. Фильм был невероятно плох»[37].

Следующие работы

Поскольку работу актёра в 1960-е годы найти было трудно, Николсон стал всё чаще работать над сценариями. В результате родились «Остров грома» (англ. Thunder Island) (1963), «Полёт к ярости» (1964), «Побег в никуда» (1965) и рекламный художественный фильм «Предводитель (англ.)» (1968) о группе «The Monkees». Эти фильмы не завоевали особой популярности, но по крайней мере давали Николсону стабильную работу. В мире ситкомов он также появился в двух эпизодах Шоу Энди Гриффита (англ.) в роли Марвина Дженкинса (1966-1967).

Последующая карьера в кино

Поскольку в актёрской карьере не намечалось никаких перспектив, Николсон, казалось, полностью ушёл в работу «за камерой» — сценариста и режиссёра. Первый успех пришёл со сценарием к фильму 1967 года «Трип», полностью построенного на галлюцинациях главного героя под воздействием ЛСД. В фильме снялись Питер Фонда и Деннис Хоппер. Но вместе с возможностью сыграть в фильме Фонды и Хоппера «Беспечный ездок» к Николсону пришёл и первый крупный успех на актёрском поприще. Он сыграл адвоката-пьяницу Джорджа Хэнсона и получил за эту роль свою первую номинацию на «Оскар». Это был счастливый случай для Николсона, поскольку роль первоначально предназначалась для Рипа Торна, близкого друга сценариста Терри Саузерна, но Торн покинул проект после серьёзной ссоры с сорежиссёром Деннисом Хоппером, во время которой они чуть не дошли до драки[38].

Номинация за лучшую мужскую роль последовала в следующем году, за роль в фильме «Пять лёгких пьес» (1970), в котором произошёл знаменитый диалог о курином салате (о том, как получать то, чего хочешь). В том же году он сыграл в киноверсии музыкального спектакля «В ясный день увидишь вечность».

Другие из его заметных ранних ролей: «Последний наряд» Хэла Эшби (1973) и классический нуар-триллер Романа Полански «Китайский квартал» (1974). За оба этих фильма Николсон был номинирован на премию «Оскар» за лучшую мужскую роль. Он также снялся в фильмах Кена Расселла «Томми» (1975) и «Профессия: репортёр» Микеланджело Антониони (1975).

Американский идол

Файл:DennisHopperJackNicholson.jpg
Николсон (справа) и Деннис Хоппер на 62-й церемонии вручения премии «Оскар», 26 марта 1990

Николсон завоевал свой первый «Оскар» за лучшую мужскую роль, сыграв Рэндла Патрика МакМёрфи в киноверсии романа Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки», поставленной Милошем Форманом в 1975 году. Вместе с ним «Оскар» (за лучшую женскую роль) получила Луиза Флетчер, исполнившая роль сестры Рэтчед. Николсону также была предложена роль Майкла Корлеоне в «Крёстном отце», от которой он отказался.

Позже Николсон стал браться за более необычные для себя роли. В частности, он сыграл небольшую роль члена Коммунистической партии в «Последнем магнате», где подрался с персонажем Роберта Де Ниро. Он взялся за ещё менее привлекательную роль в вестерне Артура Пенна «Излучины Миссури», специально для того, чтобы сыграть вместе с Марлоном Брандо. Далее последовал режиссёрский дебют Николсона — комедия-вестерн «Направляясь на юг».

Хотя он даже не номинировался на «Оскар» за роль в киноверсии романа Стивена Кинга «Сияние», поставленной Стэнли Кубриком в 1980 году, она остаётся одной из самых значимых ролей в его карьере. Своего следующего «Оскара», премию за лучшую мужскую роль второго плана, Николсон завоевал за роль астронавта в отставке Гаррета Бридлава в фильме «Слова нежности» Джеймса Брукса (1983). В 1980-е годы Николсон продолжал плодотворно работать, снявшись в фильмах «Почтальон всегда звонит дважды» (1981), «Красные» (1981), «Честь семьи Прицци» (1985), «Иствикские ведьмы» (1987) и «Чертополох» (1987). За роли в кинолентах «Красные», «Честь семьи Прицци» и «Чертополох» он номинировался на «Оскар».

В 1985 году Николсон отказался от роли Джона Бука в фильме «Свидетель»[39]. Фильм «Бэтмен» 1989 года, в котором он сыграл Джокера, стал оглушительным международным хитом и выгодный процентный контракт принёс Николсону около 60 млн долларов. Планировалось, что актёр вновь сыграет роль Джокера в пятой части франшизы под названием «Бэтмен Триумфатор» в 1999 году, но проект был отменен Warner Brothers[40].

За роль вспыльчивого полковника Натана Джессепа в фильме «Несколько хороших парней» (1992), повествующем об убийстве в подразделении Корпуса морской пехоты США, Николсон получил ещё одну номинацию на премию «Оскар». В этом фильме происходит сцена с участием Николсона, в которой он произносит фразу: «Вам не выдержать правды!», ставшую с тех пор широко известной и часто цитируемой.

Не все из работ Николсона были хорошо приняты. Он номинировался на премию «Золотая малина» как худший актёр за фильмы «Людские неприятности» (1992) и «Хоффа» (1992). За роль в «Хоффа» он, однако, номинировался и на премию «Золотой глобус».

Николсон продолжал сниматься и завоевал свой очередной «Оскар» за роль Мелвина Юдалла, невротичного писателя, страдающего обсессивно-компульсивным расстройством, в фильме «Лучше не бывает» 1997 года. Режиссёром, как и в «Словах нежности» вновь был Джеймс Брукс. Хелен Хант, сыгравшая официантку с Манхэттена, испытывающую смешанные чувства — от ненависти до любви — к персонажу Николсона (частому посетителю ресторана, в котором она работала), также завоевала «Оскар», за лучшую женскую роль.

Отличительная черта Николсона — абсолютная органичность в любой роли. Актёр проявляет большое мастерство во многих амплуа, однако наиболее удачными являются характерные роли, с элементами гротеска.

Поздняя карьера

В фильме «О Шмидте» (2002) Николсон сыграл ушедшего на пенсию актуария страховой компании из Омахи (Небраска), который задался вопросами о жизни после смерти жены. Спокойная, сдержанная игра Николсона, контрастирующая со многими его прежними ролями, принесла ему ещё одну номинацию на «Оскар» за лучшую мужскую роль.

В комедии «Управление гневом» он играет агрессивного психиатра, приставленного к относительно спокойному персонажу Адама Сэндлера для обучения его управлению своими эмоциями.

В 2003 году наряду с несколькими другими ролями, Николсон сыграл плейбоя в возрасте в фильме «Любовь по правилам и без», который «западает» на мать своей юной подруги, исполняемую Дайаной Китон.

В конце 2006 года Николсон обозначает своё возвращение на «тёмную сторону» с ролью Фрэнка Костелло, садистского ирландского мафиози из Бостона, босса персонажей Мэтта Дэймона и Леонардо Ди Каприо в оскароносном фильме Мартина Скорсезе «Отступники». Малоизвестен факт, что чуть ранее голос Николсона был использован в рекламе телефона Nokia N95 «в моём кармане кое-что есть».

В ноябре 2006 Николсон начал работу над новым проектом «Пока не сыграл в ящик» Роба Райнера, для роли в котором он постригся налысо. Вместе с Морганом Фриманом они сыграли в фильме двух умирающих от рака мужчин, которые хотят выполнить ряд дел перед смертью. Фильм вышел на экран в конце 2007 года. При подготовке к съёмкам Николсон посетил лос-анджелесский госпиталь, чтобы узнать, как больные раком справляются со своей болезнью.

В 2012 году, спустя два года после релиза провалившейся комедии «Как знать…» с участием Николсона (эта работа пока остаётся последней в его фильмографии), актёру была предложена первая серьезная роль за пять лет — драма «Судья», где он исполнил бы роль отца героя Роберта Дауни-младшего, городского судьи, подозревающегося в убийстве[41]. О съёмках Николсона в картине шли переговоры[41], но в итоге актёр отказался от участия в проекте[42].

В сентябре 2013 года в американских СМИ распространилась информация о том, что Николсон заявил об окончании своей актёрской карьеры по причине потери памяти — актёр якобы попросту не может выучить реплики своих персонажей[43]. Вскоре данные были незамедлительно опровергнуты и названы «100 % фальшивыми». Как сообщил источник, сейчас Николсон активно читает сценарии и подыскивает новый проект[44].

В кино Николсона после четырёхлетнего отдыха мог вернуть его старый друг Уоррен Битти, в феврале 2014 года приступивший к съёмкам комедии о магнате Говарде Хьюзе[45], но в итоге Николсон не снимался в этом фильме.

Личная жизнь

Хотя Николсон утверждает, что переспал с более чем двумя тысячами женщин за свою жизнь, он известен тем, что так ни разу и не попал в список 10 живых секс-легенд, составляемый журналом Maxim. У актёра есть пять детей от четырёх разных женщин, хотя женат он был только один раз.

Дети:

Актриса Сьюзан Анспач утверждает, что отец её сына Калеба Годдарда — Джек Николсон. Сам актёр никогда не делал публичных заявлений насчет этого[46].

У Николсона были романтические отношения со многими актрисами и моделями, некоторые из которых продолжались долгие годы. Самые долгие отношения, длившиеся 17 лет, его связывали с Анжеликой Хьюстон, дочерью кинорежиссёра Джона Хьюстона. Они разошлись после того, как из новостей стало известно о беременности Ребекки Бруссард (англ.) от Николсона.

В очередной биографии Николсона, опубликованной в октябре 2013 года писателем Марком Элиотом, приводятся данные о том, что во время съёмок «Чертополоха» (1987) между Джеком и его замужней партнёршей Мерил Стрип образовался бурный роман, переросший в более серьезные сексуальные отношения. Оба артиста неоднократно его отрицали[47]. В этой же книге Элиот утверждает, что на раннем этапе актёрской карьеры, в начале 1960-х годов, Николсон злоупотреблял наркотиками, в частности, ЛСД, кокаином и марихуаной. Сценарий картины «Трип» (1967) якобы также был написан им под влиянием наркотических препаратов[48].

Он также является близким другом Романа Полански, которого он поддерживал во время многих личных несчастий, включая смерть его жены Шэрон Тейт, погибшей от рук семьи Чарльза Мэнсона[49]. После гибели Тэйт Николсон стал спать с молотком под подушкой[50]. Он также поддерживал Полански, когда его обвиняли в изнасиловании ребёнка, не достигшего возраста согласия, которое произошло в поместье Николсона на Малхолланд Драйв.

По соседству с домом Николсона, на Маллхолланд Драйв в Беверли-Хиллз, несколько лет жил Марлон Брандо. Также неподалёку жил Уоррен Битти, и благодаря этой троице улица в итоге получила название «Улицы плохих парней». После смерти Брандо в 2004, Николсон выкупил его бунгало за 6.1 млн долларов, намереваясь его снести. При этом он заявил, что это решение продиктовано только тем, что дом был заброшен и не имеет никакого отношения к личности Брандо и его наследию[51].

Файл:Jack Nicholson footprint.JPG
Отпечатки ног и рук Николсона в Китайском театре Граумана

Хотя актёр был воспитан как католик западного обряда, в интервью журналу Vanity Fair в 1992 году он заявил, что в настоящий момент не верит в Бога. Хотя лично Николсон против абортов, он выступает за их разрешение[52]. Он поддерживает Демократическую партию США и жертвовал на многие её избирательные кампании[53].

Николсон является фанатом «раскрученных» команд, таких как Нью-Йорк Янкиз и Лос-Анджелес Лейкерс. Его посещение игр Лейкерс вошло в легенду, поскольку в течение последних 25 лет он не пропустил практически ни одной из игр, проходивших на стадионах The Forum и Staples Center. В отдельных случаях Николсон даже вступал в перепалки игроков с судьями и выбегал на саму баскетбольную площадку[54]. Во время игры плейофф Лейкерс в 2001 году ему даже был присужден технический фол за слишком жаркие споры с судьями. Его нежелание пропускать домашние игры Лейкерс приводит к тому, что киностудии вынуждены согласовывать график съёмок с расписанием игр команды[55]. В 2004 году Николсон посетил встречу выпускников школы (спустя 50 лет после окончания) к немалому удивлению и восторгу своих одноклассников и одноклассниц[56].

Николсон известен тем, что в отличие от актёров, которые отказываются от ролей в фильмах, которые по их мнению будут неуспешными, наоборот, отклоняет роли в тех фильмах, которые, на его взгляд, могут быть слишком успешными.

Одно из хобби Николсона — коллекционирование современных картин и картин 20 века. Любимый художник актёра — Джек Веттриано[57].

11 сентября 2011 года дом Джека Николсона в Голливуде, который он сдавал в аренду с 1975 года, сгорел дотла. Пожар тушили 85 пожарных, двое из них были госпитализированы[58][59].

Фильмография

Год Русское название Оригинальное название Роль
1958 ф Плакса-убийца The Cry Baby Killer Джимми Уоллес
1960 ф Слишком поздно для любви Too Soon to Love Бадди
1960 с Мистер Лаки Mr. Lucky Мартин
1960 ф Дикая гонка The Wild Ride Джонни Вэррон
1960 ф Магазинчик ужасов The Little Shop of Horrors Уилбур Форс
1960 ф Стадс Лониган Studs Lonigan Уири Райлли
1961 с Истории Уэллс-Фарго Tales of Wells Fargo Том Уошбёрн
1961 с Морская охота Sea Hunt Джон Старк
1961 с Бронко Bronco Боб Дулин
1962 тф Маленькая Эми Little Amy тренер
1962 с Гавайский глаз Hawaiian Eye Тони Морган
1962 ф Заброшенная земля The Broken Land Уилл Брошес
1963 ф Ворон The Raven Рексфорд Бедлоу
1963 ф Страх The Terror лейтенант Андре Дювалье
1964 ф Лейтенант Пулвер Ensign Pulver Долан
1964 ф Полёт к ярости Flight to Fury Джей Уикхем
1964 ф В ад с чёрного хода Back Door to Hell Бёрнетт
1965 ф Побег в никуда Ride in the Whirlwind Уэс
1966 с Доктор Килдаре Dr. Kildare Джейми Эйнджел
1966 ф Перестрелка The Shooting Билли Спир
1966 с Путешествие ко дну моря Voyage to the Bottom of the Sea член команды; в титрах не указан
19661967 с Шоу Энди Гриффита The Andy Griffith Show Марвин Дженкинс / мистер Гарланд
1967 ф Резня в день Святого Валентина The St. Valentine's Day Massacre Гино; в титрах не указан
1967 ф Ангелы ада на колёсах Hells Angels On Wheels Поэт
1967 с Пушки Уилла Соннетта The Guns of Will Sonnett Том Мёрдок
1968 ф Псих-Аут Psych-Out Стоуни
1968 ф Предводитель Head кинорежиссёр в ресторане; в титрах не указан
1969 ф Беспечный ездок Easy Rider Джордж Хэнсон
1970 ф Возмутители спокойствия The Rebel Rousers Банни
1970 ф В ясный день увидишь вечность On a Clear Day You Can See Forever Тэд Прингл
1970 ф Пять лёгких пьес Five Easy Pieces Роберт Эроика Дюпи
1971 ф Познание плоти Carnal Knowledge Джонатан Фёрст
1971 ф Безопасное место A Safe Place Митч
1972 ф Король Марвин Гарденс The King of Marvin Gardens Дэвид Штеблер
1973 ф Последний наряд The Last Detail Билли Баддаски
1974 ф Китайский квартал Chinatown Дж. Дж. «Джейк» Гиттс
1975 ф Профессия: репортёр Professione: Reporter Дэвид Локк
1975 ф Томми Tommy доктор
1975 ф Судьба The Fortune Оскар Салливан / Оскар Дикс
1975 ф Пролетая над гнездом кукушки One Flew Over the Cuckoos Nest Рэндл Патрик Макмёрфи
1976 ф Излучины Миссури The Missouri Breaks Том Логан
1976 ф Последний магнат The Last Tycoon Бриммер
1978 ф Направляясь на юг Goin' South Генри Ллойд Мун; также режиссёр
1980 ф Сияние The Shining Джек Торренс
1981 ф Почтальон всегда звонит дважды The Postman Always Rings Twice Фрэнк Чэмберс
1981 ф Рэгтайм Ragtime пират на пляже; в титрах не указан
1981 ф Красные Reds Юджин О'Нил
1982 ф Граница The Border Чарли Смит
1983 ф Язык нежности Terms of Endearment Гарретт Бридлав
1985 ф Честь семьи Прицци Prizzi's Honor Чарли Партанна
1986 ф Ревность Heartburn Марк Форман
1987 ф Иствикские ведьмы The Witches of Eastwick Дэрил ван Хорн
1987 ф Телевизионные новости Broadcast News Билл Рорич
1987 ф Чертополох Ironweed Фрэнсис Фелан
1989 ф Бэтмен Batman Джокер / Джек Напьер
1990 ф Два Джейка The Two Jakes Дж. Дж. «Джейк» Гиттс; также режиссёр
1992 ф Людские неприятности Man Trouble Юджин Эрл Экслайн / Гарри Блисс
1992 ф Несколько хороших парней A Few Good Men полковник Натан Р. Джессеп
1992 ф Хоффа Hoffa Джеймс Р. «Джимми» Хоффа
1994 ф Волк Wolf Уилл Рэнделл
1995 ф Постовой на перекрёстке The Crossing Guard Фредди Гейл
1996 ф Кровь и вино Blood and Wine Алекс Гейтс
1996 ф Вечерняя звезда The Evening Star Гарретт Бридлав
1996 ф Марс атакует! Mars Attacks! президент Джеймс Дэйл / Арт Лэнд
1997 ф Лучше не бывает As Good as It Gets Мелвин Юдолл
2001 ф Обещание The Pledge Джерри Блэк
2002 ф О Шмидте About Schmidt Уоррен Шмидт
2003 ф Управление гневом Anger Management доктор Бадди Райделл
2003 ф Любовь по правилам и без Something's Gotta Give Гарри Сэнборн
2006 ф Отступники The Departed Фрэнсис «Фрэнк» Костелло
2007 ф Пока не сыграл в ящик The Bucket List Эдвард Коул
2010 ф Как знать... How Do You Know? Чарльз

Награды и номинации

Николсон номинировался на премии за лучшую роль (главную или второго плана) в пяти разных десятилетиях: 1960-х, 1970-х, 1980-х, 1990-х и 2000-х. Единственный актёр, достигший аналогичного — Майкл Кейн. С 12-ю номинациями на Оскар (8 за лучшую главную роль и 4 за роль второго плана), Николсон является самым номинированным актёром за всю историю киноакадемии. С 3-мя завоёванными премиями он находится на одной ступени с Уолтером Бреннаном и Дэниелом Дэй-Льюисом по наибольшему количеству наград за актёрскую работу среди мужчин (но, в отличие от Николсона, Бреннан все свои премии завоевал за роли второго плана).

Каждый раз, когда Николсон выигрывал «Оскар», актриса, исполнявшая главную женскую роль в том же фильме, также получала премию.

Награда Год Категория Фильм Результат
Оскар 1970 Лучшая мужская роль второго плана Беспечный ездок Номинация
1971 Лучшая мужская роль Пять лёгких пьес Номинация
1974 Лучшая мужская роль Последний наряд Номинация
1975 Лучшая мужская роль Китайский квартал Номинация
1976 Лучшая мужская роль Пролетая над гнездом кукушки Победа
1982 Лучшая мужская роль второго плана Красные Номинация
1984 Лучшая мужская роль второго плана Язык нежности Победа
1986 Лучшая мужская роль Честь семьи Прицци Номинация
1988 Лучшая мужская роль Чертополох Номинация
1993 Лучшая мужская роль второго плана Несколько хороших парней Номинация
1998 Лучшая мужская роль Лучше не бывает Победа
2003 Лучшая мужская роль О Шмидте Номинация
BAFTA 1970 Лучшая мужская роль второго плана Беспечный ездок Номинация
1975 Лучшая мужская роль Последний наряд/Китайский квартал Победа
1977 Лучшая мужская роль Пролетая над гнездом кукушки Победа
1983 Лучшая мужская роль второго плана Красные Победа
1990 Лучшая мужская роль второго плана Бэтмен Номинация
2003 Лучшая мужская роль О Шмидте Номинация
2007 Лучшая мужская роль второго плана Отступники Номинация
Золотой глобус 1970 Лучшая мужская роль второго плана Беспечный ездок Номинация
1971 Лучшая мужская роль в драме Пять лёгких пьес Номинация
1972 Лучшая мужская роль в драме Познание плоти Номинация
1974 Лучшая мужская роль в драме Последний наряд Номинация
1975 Лучшая мужская роль в драме Китайский квартал Победа
1976 Лучшая мужская роль в драме Пролетая над гнездом кукушки Победа
1982 Лучшая мужская роль второго плана Красные Номинация
1984 Лучшая мужская роль второго плана Язык нежности Победа
1986 Лучшая мужская роль в комедии или мюзикле Честь семьи Прицци Победа
1988 Лучшая мужская роль в драме Чертополох Номинация
1990 Лучшая мужская роль в комедии или мюзикле Бэтмен Номинация
1993 Лучшая мужская роль второго плана Несколько хороших парней Номинация
Лучшая мужская роль в драме Хоффа Номинация
1998 Лучшая мужская роль в комедии или мюзикле Лучше не бывает Победа
1999 Премия Сесиля Б. Де Милля Победа
2003 Лучшая мужская роль в драме О Шмидте Победа
2004 Лучшая мужская роль в комедии или мюзикле Любовь по правилам и без Номинация
2007 Лучшая мужская роль второго плана Отступники Номинация
Премия Гильдии киноактёров США 1998 Лучшая мужская роль Лучше не бывает Победа
2003 Лучшая мужская роль О Шмидте Номинация

Напишите отзыв о статье "Николсон, Джек"

Примечания

  1. [http://www.thebiographychannel.co.uk/biographies/jack-nicholson.html Jack Nicholson Biography] (англ.). Bio. Проверено 6 февраля 2012.
  2. [http://tellyspotting.org/2011/11/09/the-best-michael-caine-not-many-people-know-that/ The best Michael Caine? Not many people know that…] (англ.). TollySpotting. Проверено 6 февраля 2012.
  3. [http://www.jack-nicholson.info/biography Biography of Jack Nicholson] (англ.). Проверено 6 февраля 2012.
  4. [http://www.razzies.com/forum/1992-razzie-nominees-winners_topic342.html 1992 RAZZIE® Nominees & "Winners"] (англ.). Razzie Awards. Проверено 28 декабря 2011.
  5. [http://www.evesmag.com/nicholsoniii.htm Young Jack Nicholson: Auspicious Beginnings] (англ.). Evesmag. Проверено 6 февраля 2012.
  6. 1 2 McDougal, 2008, p. 6.
  7. 1 2 McDougal, 2008, p. 15.
  8. Marx, Arthur. [http://www.cigaraficionado.com/Cigar/CA_Profiles/People_Profile/0,2540,21,00.html On His Own Terms]. Cigar Aficionado (1995). [http://www.webcitation.org/69gzClPJj Архивировано из первоисточника 5 августа 2012].
  9. Douglas Edward. Jack: The Great Seducer — The Life and Many Loves of Jack Nicholson. — New York: Harper Collins, 2004. — P. 14. — ISBN 0-06-052047-7.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 McDougal, 2008, p. 7.
  11. McDougal, 2008, p. 11.
  12. Berliner, Eve. [http://www.evesmag.com/jackmarriage.htm Marriage certificate of June Nilson and Donald Furcillo]. Young Jack Nicholson: Auspicious Beginnings. Evesmag.com. 2001.
  13. 1 2 3 4 McDougal, 2008, p. 9.
  14. McDougal, 2008, p. 10.
  15. 1 2 3 4 5 6 7 8 McDougal, 2008, p. 16.
  16. 1 2 3 4 5 6 McDougal, 2008, p. 18.
  17. Nicholson, Jack. [http://njmonthly.com/articles/lifestyle/people/no-getting-away-from-nj.html «No Getting Away From NJ: Hollywood legend Jack Nicholson attempts to elucidate the definitive quality of New Jersey.»], New Jersey Monthly, 15 ноября 2010. Проверено 14 июля 2011.
  18. 1 2 3 4 5 6 McDougal, 2008, p. 17.
  19. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 McDougal, 2008, p. 23.
  20. 1 2 3 4 McDougal, 2008, p. 24.
  21. McDougal, 2008, p. 25.
  22. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 McDougal, 2008, p. 26.
  23. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 McDougal, 2008, p. 27.
  24. 1 2 3 McDougal, 2008, p. 28.
  25. 1 2 McDougal, 2008, p. 29.
  26. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 McDougal, 2008, p. 30.
  27. 1 2 3 4 5 McDougal, 2008, p. 31.
  28. 1 2 3 McDougal, 2008, p. 32.
  29. 1 2 3 4 5 McDougal, 2008, p. 38.
  30. 1 2 3 4 McDougal, 2008, p. 40.
  31. [http://www.independent.co.uk/arts-entertainment/books/features/forgotten-authors-no-34-john-collier-1689028.html Forgotten authors No. 34: John Collier] (англ.). The Independent. Проверено 11 марта 2012.
  32. 1 2 3 4 5 McDougal, 2008, p. 39.
  33. 1 2 3 4 5 6 7 McDougal, 2008, p. 47.
  34. 1 2 Уилер М. Диксон. [http://books.google.ru/books?id=YN7x4VAurkYC&pg=PA83&dq=Raven+1963&hl=ru&sa=X&ei=fRCAT7KPKYHptQbZyby1BA&ved=0CFwQ6AEwCA#v=onepage&q=Raven%201963&f=false The Second Century of Cinema: The Past and Future of the Moving Image] (англ.). Проверено 7 апреля 2012.
  35. McDougal, 2008, p. 48.
  36. [http://www.brightlightsfilm.com/56/cormaniv.htm Nearer My Corman to Thee] (англ.). BrightLights. Проверено 7 апреля 2012.
  37. 1 2 3 4 [http://www.filmthreat.com/features/38280/ THE BOOTLEG FILES: THE TERROR] (англ.). FilmThreat. Проверено 7 апреля 2012.
  38. Lee Hill — A Grand Guy: The Life and Art of Terry Southern (Bloomsbury, 2001)
  39. Film Comment June 1985
  40. [http://www.notstarring.com/movies/batman-triumphant Who was considered for Batman Triumphant?] (англ.)
  41. 1 2 Борис Кит. [http://www.hollywoodreporter.com/news/jack-nicholson-courted-play-robert-390065 Jack Nicholson Courted to Play Robert Downey Jr.'s Father]. The Hollywood Reporter. Проверено 13 ноября 2012.
  42. [http://lenta.ru/news/2013/03/14/duvall/ Роберт Дювалл станет отцом Дауни-младшего вместо Николсона] (рус.). Lenta.ru (14 марта 2013). Проверено 14 марта 2013.
  43. Джейд Уоткинс. [http://www.dailymail.co.uk/tvshowbiz/article-2411351/Has-Jack-Nicholson-given-Hollywood-Movie-legend-retires-acting-suffers-memory-loss.html Has Jack Nicholson given up Hollywood? Movie legend 'retires from acting after he suffers from memory loss'] (англ.). Daily Mail (4 сентября 2013). Проверено 4 сентября 2013.
  44. Том Имс. [http://www.digitalspy.co.uk/showbiz/news/a512718/jack-nicholson-retirement-rumours-denied-reports-are-100-percent-false.html Jack Nicholson retirement rumours denied: 'Reports are 100% false'] (англ.). Digital Spy (4 сентября 2013). Проверено 4 сентября 2013.
  45. Гвен Ихнат. [http://www.avclub.com/article/howard-hughes-draws-warren-beatty-back-to-the-movi-201488 Hollywood’s rich men lure Warren Beatty out of retirement to play rich man] (англ.). AV Club (25 февраля 2014). Проверено 26 февраля 2014.
  46. фон Странкель, Шелли. Что знаменитости говорят о Джеке Николсоне, Сандэй Таймс (23 июня 2006), стр. 36. Проверено 29 сентября 2009.
  47. Ларри Гетлен. [http://nypost.com/2013/11/02/jack-nicholson-horndog-for-all-seasons/ Jack Nicholson, horndog for all seasons] (англ.). New York Post (2 ноября 2013). Проверено 8 ноября 2013.
  48. [http://www.dailymail.co.uk/tvshowbiz/article-2426100/Jack-Nicholson-chronic-drug-user-New-candid-biography-alleges-actor-used-LSD-cocaine-marijuana-early-career.html 'Jack Nicholson was a chronic drug user': New candid biography alleges actor 'took LSD, cocaine, and marijuana in early career'] (англ.). Daily Mail (20 сентября 2013). Проверено 8 ноября 2013.
  49. Данн, Доминик. Наиболее незабываемо — убийство, Vanity Fair (Апрель 2001). Проверено 28 января 2009.
  50. [http://books.google.com/books?id=FMkTJzvSUqQC Five Easy Decades]
  51. [http://www.imdb.com/news/wenn/2006-08-09#celeb10 Movie & TV News — WENN] (9 августа 2006) (англ.)
  52. [http://www.adherents.com/people/pn/Jack_Nicholson.html The Religious Affiliation of Jack Nicholson great American actor] (англ.)
  53. [http://www.isteve.com/2003_Few_Republicans_in_Hollywood.htm Arnold Schwarzenegger a Rare Republican in Hollywood] (англ.)
  54. [http://news.bbc.co.uk/2/hi/entertainment/3018487.stm Nicholson gets court rage] (англ.)
  55. [http://www.rottentomatoes.com/news/comments/?entryid=222453 Movie News Columns] (англ.)
  56. McDougal Dennis. [http://www.amazon.com/dp/0471722464 Five Easy Decades: How Jack Nicholson Became the Biggest Movie Star in Modern Times]. — Wiley, 2007. — P. 8, 278. — ISBN 0-471-72246-4.
  57. [http://www.independent.co.uk/arts-entertainment/jack-nicholson-loves-him-the-public-adores-him-his-erotic-art-has-made-him-millions-and-his-posters-outsell-van-gogh-and-star-wars-so-why-is-jack-vettriano-so-bitter-1107992.html Jack Vettriano]
  58. [http://fakty.ua/139698-v-gollivude-sgorel-dom-dzheka-nikolsona-video В Голливуде сгорел дом Джека Николсона]
  59. [http://rus.newsru.ua/rest/11sep2011/nikolsona.html В Голливуде сгорел дом Джека Николсона. Пострадали двое пожарных]

Литература

  • Деннис Макдугал. Five Easy Decades: How Jack Nicholson Became the Biggest Movie Star in Modern Times. — John Wiley & Sons, 2008.

Ссылки

  • Джек Николсон (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • [http://www.peoples.ru/art/cinema/actor/nicholson/ Джек Николсон на сайте www.peoples.ru] (рус.)
  • [http://www.jack-nicholson.info Jack Nicholson Online] (англ.)
  • [http://www.edu.of.ru/attach/17/43284.doc Федоров А. В. Магия Джека Николсона // Видео-Асс экспресс. 1993. N 22. С.10-15.]
  • [http://mirovoekino.ru/znamn.php?id=2/ Биография, фото и фильмы Джека Николсона на mirovoekino.ru]

Отрывок, характеризующий Николсон, Джек

Вдруг, совершенно не к месту, послышалось пение... Это присутствовавшие на казни церковники начали петь, чтобы заглушить крики сгоравших «осуждённых». Хриплыми от холода голосами они пели псалмы о всепрощении и доброте господа...
Наконец, у стен Монтсегюра наступил вечер.
Страшный костёр догорал, иногда ещё вспыхивая на ветру гаснущими, красными углями. За день ветер усилился и теперь бушевал во всю, разнося по долине чёрные облака копоти и гари, приправленные сладковатым запахом горелой человеческой плоти...
У погребального костра, наталкиваясь на близстоявших, потерянно бродил странный, отрешённый человек... Время от времени вскрикивая чьё-то имя, он вдруг хватался за голову и начинал громко, душераздирающе рыдать. Окружающая его толпа расступалась, уважая чужое горе. А человек снова медленно брёл, ничего не видя и не замечая... Он был седым, сгорбленным и уставшим. Резкие порывы ветра развевали его длинные седые волосы, рвали с тела тонкую тёмную одежду... На мгновение человек обернулся и – о, боги!.. Он был совсем ещё молодым!!! Измождённое тонкое лицо дышало болью... А широко распахнутые серые глаза смотрели удивлённо, казалось, не понимая, где и почему он находился. Вдруг человек дико закричал и... бросился прямо в костёр!.. Вернее, в то, что от него оставалось... Рядом стоявшие люди пытались схватить его за руку, но не успели. Человек рухнул ниц на догоравшие красные угли, прижимая к груди что-то цветное...
И не дышал.
Наконец, кое-как оттащив его от костра подальше, окружающие увидели, что он держал, намертво зажав в своём худом, застывшем кулаке... То была яркая лента для волос, какую до свадьбы носили юные окситанские невесты... Что означало – всего каких-то несколько часов назад он ещё был счастливым молодым женихом...
Ветер всё так же тревожил его за день поседевшие длинные волосы, тихо играясь в обгоревших прядях... Но человек уже ничего не чувствовал и не слышал. Вновь обретя свою любимую, он шёл с ней рука об руку по сверкающей звёздной дороге Катар, встречая их новое звёздное будущее... Он снова был очень счастливым.
Всё ещё блуждавшие вокруг угасающего костра люди с застывшими в горе лицами искали останки своих родных и близких... Так же, не чувствуя пронизывающего ветра и холода, они выкатывали из пепла догоравшие кости своих сыновей, дочерей, сестёр и братьев, жён и мужей.... Или даже просто друзей... Время от времени кто-то с плачем поднимал почерневшее в огне колечко... полусгоревший ботинок... и даже головку куклы, которая, скатившись в сторону, не успела полностью сгореть...
Тот же маленький человечек, Хюг де Арси, был очень доволен. Всё наконец-то закончилось – катарские еретики были мертвы. Теперь он мог спокойно отправляться домой. Крикнув замёрзшему в карауле рыцарю, чтобы привели его коня, Арси повернул к сидящим у огня воинам, чтобы дать им последние распоряжения. Его настроение было радостным и приподнятым – затянувшаяся на долгие месяцы миссия наконец-то пришла к «счастливому» завершению... Его долг был исполнен. И он мог честно собой гордиться. Через короткое мгновение вдали уже слышалось быстрое цоканье конских копыт – сенешаль города Каркассона спешил домой, где его ждал обильный горячий ужин и тёплый камин, чтобы согреть его замёрзшее, уставшее с дороги тело.
На высокой горе Монтсегюр слышался громкий и горестный плач орлов – они провожали в последний путь своих верных друзей и хозяев... Орлы плакали очень громко... В селении Монтсегюр люди боязливо закрывали двери. Плач орлов разносился по всей долине. Они скорбели...

Страшный конец чудесной империи Катар – империи Света и Любви, Добра и Знания – подошёл к своему завершению...
Где-то в глубине Окситанских гор ещё оставались беглые Катары. Они прятались семьями в пещерах Ломбрив и Орнолак, никак не в силах решить, что же делать дальше... Потерявшие последних Совершенных, они чувствовали себя детьми, не имевшими более опоры.
Они были гонимы.
Они были дичью, за поимку которой давались большие награды.

И всё же, Катары пока не сдавались... Перебравшись в пещеры, они чувствовали себя там, как дома. Они знали там каждый поворот, каждую щель, поэтому выследить их было почти невозможно. Хотя прислужники короля и церкви старались вовсю, надеясь на обещанные вознаграждения. Они шныряли в пещерах, не зная точно, где должны искать. Они терялись и гибли... А некоторые потерянные сходили с ума, не находя пути назад в открытый и знакомый солнечный мир...
Особенно преследователи боялись пещеру Сакани – она заканчивалась шестью отдельными ходами, зигзагами вёдшими прямиком вниз. Настоящую глубину этих ходов не знал никто. Ходили легенды, что один из тех ходов вёл прямиком в подземный город Богов, в который не смел спускаться ни один человек.
Подождав немного, Папа взбесился. Катары никак не хотели исчезнуть!.. Эта маленькая группка измученных и непонятных ему людей никак не сдавалась!.. Несмотря на потери, несмотря на лишения, несмотря ни на что – они всё ещё ЖИЛИ. И Папа их боялся... Он их не понимал. Что двигало этими странными, гордыми, неприступными людьми?!. Почему они не сдавались, видя, что у них не осталось никаких шансов на спасение?.. Папа хотел, чтобы они исчезли. Чтобы на земле не осталось ни одного проклятого Катара!.. Не в силах придумать ничего получше, он приказал послать в пещеры полчища собак...
Рыцари ожили. Вот теперь всё казалось простым и лёгким – им не надо было придумывать планы по поимке «неверных». Они шли в пещеры «вооружившись» десятками обученных охотничьих псов, которые должны были их привести в самое сердце убежища катарских беглецов. Всё было просто. Оставалось лишь чуточку подождать. По сравнению с осадой Монтсегюра, это была мелочь...
Пещеры принимали Катар, раскрыв для них свои тёмные, влажные объятия... Жизнь беглецов становилась сложной и одинокой. Скорее уж, это было похоже на выживание... Хотя желающих оказать беглецам помощь всё ещё оставалось очень и очень много. В маленьких городках Окситании, таких, как княжество де Фуа (de Foix), Кастеллум де Вердунум (Castellum de Verdunum) и других, под прикрытием местных сеньоров всё ещё жили Катары. Только теперь они уже не собирались открыто, стараясь быть более осторожными, ибо ищейки Папы никак не соглашались успокаиваться, желая во что бы то ни стало истребить эту скрывавшуюся по всей стране окситанскую «ересь»...
«Будьте старательны в истреблении ереси любыми путями! Бог вдохновит вас!» – звучал призыв Папы крестоносцам. И посланцы церкви действительно старались...
– Скажи, Север, из тех, кто ушёл в пещеры, дожил ли кто либо до того дня, когда можно было, не боясь, выйти на поверхность? Сумел ли кто-то сохранить свою жизнь?
– К сожалению – нет, Изидора. Монтсегюрские Катары не дожили... Хотя, как я тебе только что сказал, были другие Катары, которые существовали в Окситании ещё довольно долго. Лишь через столетие был уничтожен там последний Катар. Но и у них жизнь была уже совершенно другой, намного более скрытной и опасной. Перепуганные инквизицией люди предавали их, желая сохранить этим свои жизни. Поэтому кто-то из оставшихся Катар перебирался в пещеры. Кто-то устраивался в лесах. Но это уже было позже, и они были намного более подготовлены к такой жизни. Те же, родные и друзья которых погибли в Монтсегюре, не захотели жить долго со своей болью... Глубоко горюя по усопшим, уставшие от ненависти и гонений, они, наконец, решились воссоединиться с ними в той другой, намного более доброй и чистой жизни. Их было около пятисот человек, включая нескольких стариков и детей. И ещё с ними было четверо Совершенных, пришедших на помощь из соседнего городка.
В ночь их добровольно «ухода» из несправедливого и злого материального мира все Катары вышли наружу, чтобы в последний раз вдохнуть чудесный весенний воздух, чтобы ещё раз взглянуть на знакомое сияние так любимых ими далёких звёзд... куда очень скоро будет улетать их уставшая, измученная катарская душа.
Ночь была ласковой, тихой и тёплой. Земля благоухала запахами акаций, распустившихся вишен и чабреца... Люди вдыхали опьяняющий аромат, испытывая самое настоящее детское наслаждение!.. Почти три долгих месяца они не видели чистого ночного неба, не дышали настоящим воздухом. Ведь, несмотря ни на что, что бы на ней ни случилось, это была их земля!.. Их родная и любимая Окситания. Только теперь она была заполнена полчищами Дьявола, от которых не было спасения.
Не сговариваясь, катары повернули к Монтсегюру. Они хотели в последний раз взглянуть на свой ДОМ. На священный для каждого из них Храм Солнца. Странная, длинная процессия худых, измождённых людей неожиданно легко поднималась к высочайшему из катарских замков. Будто сама природа помогала им!.. А возможно, это были души тех, с кем они очень скоро собирались встречаться?
У подножья Монтсегюра расположилась маленькая часть армии крестоносцев. Видимо, святые отцы всё ещё боялись, что сумасшедшие Катары могут вернуться. И сторожили... Печальная колонна тихими призраками проходила рядом со спящей охраной – никто даже не шевельнулся...
– Они использовали «непрогляд», верно ведь? – удивлённо спросила я. – А разве это умели делать все Катары?..
– Нет, Изидора. Ты забыла, что с ними были Совершенные, – ответил Север и спокойно продолжил дальше.
Дойдя до вершины, люди остановились. В свете луны руины Монтсегюра выглядели зловеще и непривычно. Будто каждый камень, пропитанный кровью и болью погибших Катар, призывал к мести вновь пришедших... И хотя вокруг стояла мёртвая тишина, людям казалось, что они всё ещё слышат предсмертные крики своих родных и друзей, сгоравших в пламени ужасающего «очистительного» папского костра. Монтсегюр возвышался над ними грозный и... никому ненужный, будто раненый зверь, брошенный умирать в одиночку...
Стены замка всё ещё помнили Светодара и Магдалину, детский смех Белояра и златовласой Весты... Замок помнил чудесные годы Катар, заполненные радостью и любовью. Помнил добрых и светлых людей, приходивших сюда под его защиту. Теперь этого больше не было. Стены стояли голыми и чужими, будто улетела вместе с душами сожжённых Катар и большая, добрая душа Монтсегюра...

Катары смотрели на знакомые звёзды – отсюда они казались такими большими и близкими!.. И знали – очень скоро эти звёзды станут их новым Домом. А звёзды глядели сверху на своих потерянных детей и ласково улыбались, готовясь принять их одинокие души.
Наутро все Катары собрались в огромной, низкой пещере, которая находилась прямо над их любимой – «кафедральной»... Там когда-то давно учила ЗНАНИЮ Золотая Мария... Там собирались новые Совершенные... Там рождался, рос и крепчал Светлый и Добрый Мир Катар.
И теперь, когда они вернулись сюда лишь как «осколки» этого чудесного мира, им хотелось быть ближе к прошлому, которое вернуть было уже невозможно... Каждому из присутствовавших Совершенные тихо дарили Очищение (consolementum), ласково возлагая свои волшебные руки на их уставшие, поникшие головы. Пока все «уходящие» не были, наконец-то, готовы.
В полном молчании люди поочерёдно ложились прямо на каменный пол, скрещивая на груди худые руки, и совершенно спокойно закрывали глаза, будто всего лишь собирались ко сну... Матери прижимали к себе детей, не желая с ними расставаться. Ещё через мгновение вся огромная зала превратилась в тихую усыпальницу уснувших навеки пяти сотен хороших людей... Катар. Верных и Светлых последователей Радомира и Магдалины.
Их души дружно улетели туда, где ждали их гордые, смелые «братья». Где мир был ласковым и добрым. Где не надо было больше бояться, что по чьей-то злой, кровожадной воле тебе перережут горло или попросту швырнут в «очистительный» папский костёр.
Сердце сжала острая боль... Слёзы горячими ручьями текли по щекам, но я их даже не замечала. Светлые, красивые и чистые люди ушли из жизни... по собственному желанию. Ушли, чтобы не сдаваться убийцам. Чтобы уйти так, как они сами этого хотели. Чтобы не влачить убогую, скитальческую жизнь в своей же гордой и родной земле – Окситании.
– Зачем они это сделали, Север? Почему не боролись?..
– Боролись – с чем, Изидора? Их бой был полностью проигран. Они просто выбрали, КАК они хотели уйти.
– Но ведь они ушли самоубийством!.. А разве это не карается кармой? Разве это не заставило их и там, в том другом мире, так же страдать?
– Нет, Изидора... Они ведь просто «ушли», выводя из физического тела свои души. А это ведь самый натуральный процесс. Они не применяли насилия. Они просто «ушли».
С глубокой грустью я смотрела на эту страшную усыпальницу, в холодной, совершенной тишине которой время от времени звенели падающие капли. Это природа начинала потихоньку создавать свой вечный саван – дань умершим... Так, через годы, капля за каплей, каждое тело постепенно превратится в каменную гробницу, не позволяя никому глумиться над усопшими...
– Нашла ли когда-либо эту усыпальницу церковь? – тихо спросила я.
– Да, Изидора. Слуги Дьявола, с помощью собак, нашли эту пещеру. Но даже они не посмели трогать то, что так гостеприимно приняла в свои объятия природа. Они не посмели зажигать там свой «очистительный», «священный» огонь, так как, видимо, чувствовали, что эту работу уже давно сделал за них кто-то другой... С той поры зовётся это место – Пещера Мёртвых. Туда и намного позже, в разные годы приходили умирать Катары и Рыцари Храма, там прятались гонимые церковью их последователи. Даже сейчас ты ещё можешь увидеть старые надписи, оставленные там руками приютившихся когда-то людей... Самые разные имена дружно переплетаются там с загадочными знаками Совершенных... Там славный Домом Фуа, гонимые гордые Тренкавели... Там грусть и безнадёжность, соприкасаются с отчаянной надеждой...

И ещё... Природа веками создаёт там свою каменную «память» печальным событиям и людям, глубоко затронувшим её большое любящее сердце... У самого входа в Пещеру Мёртвых стоит статуя мудрого филина, столетиями охраняющего покой усопших...

– Скажи, Север, Катары ведь верили в Христа, не так ли? – грустно спросила я.
Север искренне удивился.
– Нет, Изидора, это неправда. Катары не «верили» в Христа, они обращались к нему, говорили с ним. Он был их Учителем. Но не Богом. Слепо верить можно только лишь в Бога. Хотя я так до сих пор и не понял, как может быть нужна человеку слепая вера? Это церковь в очередной раз переврала смысл чужого учения... Катары верили в ЗНАНИЕ. В честность и помощь другим, менее удачливым людям. Они верили в Добро и Любовь. Но никогда не верили в одного человека. Они любили и уважали Радомира. И обожали учившую их Золотую Марию. Но никогда не делали из них Бога или Богиню. Они были для них символами Ума и Чести, Знания и Любви. Но они всё же были ЛЮДЬМИ, правда, полностью дарившими себя другим.
Смотри, Изидора, как глупо церковники перевирали даже собственные свои теории... Они утверждали, что Катары не верили в Христа-человека. Что Катары, якобы, верили в его космическую Божественную сущность, которая не была материальной. И в то же время, говорит церковь, Катары признавали Марию Магдалину супругою Христа, и принимали её детей. Тогда, каким же образом у нематериального существа могли рождаться дети?.. Не принимая во внимание, конечно же, чушь про «непорочное» зачатие Марии?.. Нет, Изидора, ничего правдивого не осталось об учении Катар, к сожалению... Всё, что люди знают, полностью извращено «святейшей» церковью, чтобы показать это учение глупым и ничего не стоящим. А ведь Катары учили тому, чему учили наши предки. Чему учим мы. Но для церковников именно это и являлось самым опасным. Они не могли допустить, чтобы люди узнали правду. Церковь обязана была уничтожить даже малейшие воспоминания о Катарах, иначе, как могла бы она объяснить то, что с ними творила?.. После зверского и поголовного уничтожения целого народа, КАК бы она объяснила своим верующим, зачем и кому нужно было такое страшное преступление? Вот поэтому и не осталось ничего от учения Катар... А спустя столетия, думаю, будет и того хуже.
– А как насчёт Иоанна? Я где-то прочла, что якобы Катары «верили» в Иоанна? И даже, как святыню, хранили его рукописи... Является ли что-то из этого правдой?
– Только лишь то, что они, и правда, глубоко чтили Иоанна, несмотря на то, что никогда не встречали его. – Север улыбнулся. – Ну и ещё то, что, после смерти Радомира и Магдалины, у Катар действительно остались настоящие «Откровения» Христа и дневники Иоанна, которые во что бы то ни стало пыталась найти и уничтожить Римская церковь. Слуги Папы вовсю старались доискаться, где же проклятые Катары прятали своё опаснейшее сокровище?!. Ибо, появись всё это открыто – и история католической церкви потерпела бы полное поражение. Но, как бы ни старались церковные ищейки, счастье так и не улыбнулось им... Ничего так и не удалось найти, кроме как нескольких рукописей очевидцев.
Вот почему единственной возможностью для церкви как-то спасти свою репутацию в случае с Катарами и было лишь извратить их веру и учение так сильно, чтобы уже никто на свете не мог отличить правду от лжи… Как они легко это сделали с жизнью Радомира и Магдалины.
Ещё церковь утверждала, что Катары поклонялись Иоанну даже более, чем самому Иисусу Радомиру. Только вот под Иоанном они подразумевали «своего» Иоанна, с его фальшивыми христианскими евангелиями и такими же фальшивыми рукописями... Настоящего же Иоанна Катары, и правда, чтили, но он, как ты знаешь, не имел ничего общего с церковным Иоанном-«крестителем».
– Ты знаешь, Север, у меня складывается впечатление, что церковь переврала и уничтожила ВСЮ мировую историю. Зачем это было нужно?
– Чтобы не разрешить человеку мыслить, Изидора. Чтобы сделать из людей послушных и ничтожных рабов, которых по своему усмотрению «прощали» или наказывали «святейшие». Ибо, если человек узнал бы правду о своём прошлом, он был бы человеком ГОРДЫМ за себя и своих Предков и никогда не надел бы рабский ошейник. Без ПРАВДЫ же из свободных и сильных люди становились «рабами божьими», и уже не пытались вспомнить, кто они есть на самом деле. Таково настоящее, Изидора... И, честно говоря, оно не оставляет слишком светлых надежд на изменение.
Север был очень тихим и печальным. Видимо, наблюдая людскую слабость и жестокость столько столетий, и видя, как гибнут сильнейшие, его сердце было отравлено горечью и неверием в скорую победу Знания и Света... А мне так хотелось крикнуть ему, что я всё же верю, что люди скоро проснутся!.. Несмотря на злобу и боль, несмотря на предательства и слабость, я верю, что Земля, наконец, не выдержит того, что творят с её детьми. И очнётся... Но я понимала, что не смогу убедить его, так как сама должна буду скоро погибнуть, борясь за это же самое пробуждение.
Но я не жалела... Моя жизнь была всего лишь песчинкой в бескрайнем море страданий. И я должна была лишь бороться до конца, каким бы страшным он ни был. Так как даже капли воды, падая постоянно, в силах продолбить когда-нибудь самый крепкий камень. Так и ЗЛО: если бы люди дробили его даже по крупинке, оно когда-нибудь рухнуло бы, пусть даже не при этой их жизни. Но они вернулись бы снова на свою Землю и увидели бы – это ведь ОНИ помогли ей выстоять!.. Это ОНИ помогли ей стать Светлой и Верной. Знаю, Север сказал бы, что человек ещё не умеет жить для будущего... И знаю – пока это было правдой. Но именно это по моему пониманию и останавливало многих от собственных решений. Так как люди слишком привыкли думать и действовать, «как все», не выделяясь и не встревая, только бы жить спокойно.
– Прости, что заставил тебя пережить столько боли, мой друг. – Прервал мои мысли голос Севера. – Но думаю, это поможет тебе легче встретить свою судьбу. Поможет выстоять...
Мне не хотелось об этом думать... Ещё хотя бы чуточку!.. Ведь на мою печальную судьбу у меня оставалось ещё достаточно предостаточно времени. Поэтому, чтобы поменять наболевшую тему, я опять начала задавать вопросы.
– Скажи мне, Север, почему у Магдалины и Радомира, да и у многих Волхвов я видела знак королевской «лилии»? Означает ли это, что все они были Франками? Можешь ли объяснить мне?
– Начнём с того, Изидора, что это неправильное понимание уже самого знака, – улыбнувшись, ответил Север. – Это была не лилия, когда его принесли во Франкию Меравингли.

Трёхлистник – боевой знак Славяно-Ариев

– ?!.
– Разве ты не знала, что это они принесли знак «Трёхлистника» в тогдашнюю Европу?.. – искренне удивился Север.
– Нет, я никогда об этом не слышала. И ты снова меня удивил!
– Трёхлистник когда-то, давным-давно, был боевым знаком Славяно-Ариев, Изидора. Это была магическая трава, которая чудесно помогала в бою – она давала воинам невероятную силу, она лечила раны и облегчала путь уходящим в другую жизнь. Эта чудесная трава росла далеко на Севере, и добывать её могли только волхвы и ведуны. Она всегда давалась воинам, уходившим защищать свою Родину. Идя на бой, каждый воин произносил привычное заклинание: «За Честь! За Совесть! За Веру!» Делая также при этом магическое движение – касался двумя пальцами левого и правого плеча и последним – середины лба. Вот что поистине означал Трёхлистник.
И таким принесли его с собою Меравингли. Ну, а потом, после гибели династии Меравинглей, новые короли присвоили его, как и всё остальное, объявив символом королевского дома Франции. А ритуал движения (или кресчения) «позаимствовала» себе та же христианская церковь, добавив к нему четвёртую, нижнюю часть... часть дьявола. К сожалению, история повторяется, Изидора...
Да, история и правда повторялась... И становилось от этого горько и грустно. Было ли хоть что-нибудь настоящим из всего того, что мы знали?.. Вдруг я почувствовала, будто на меня требовательно смотрят сотни незнакомых мне людей. Я поняла – это были те, кто ЗНАЛИ... Те, которые погибали, защищая правду... Они будто завещали мне донести ИСТИНУ до незнающих. Но я не могла. Я уходила... Так же, как ушли когда-то они сами.
Вдруг дверь с шумом распахнулась – в комнату ураганом ворвалась улыбающаяся, радостная Анна. Моё сердце высоко подскочило, а затем ухнуло в пропасть... Я не могла поверить, что вижу свою милую девочку!.. А она как ни в чём не бывало широко улыбалась, будто всё у неё было великолепно, и будто не висела над нашими жизнями страшная беда. – Мамочка, милая, а я чуть ли тебя нашла! О, Север!.. Ты пришёл нам помочь?.. Скажи, ты ведь поможешь нам, правда? – Заглядывая ему в глаза, уверенно спросила Анна.
Север лишь ласково и очень грустно ей улыбался...
* * *
Пояснение
После кропотливых и тщательных тринадцатилетних (1964-1976) раскопок Монтсегюра и его окрестностей, Французская Группа Археологических Исследований Монтсегюра и окрестностей (GRAME), обьявила в 1981 году своё окончательное заключение: Никакого следа руин от Первого Монтсегюра, заброшенного хозяевами в XII веке, не найдено. Так же, как не найдено и руин Второй крепости Монтсегюр, построенной её тогдашним хозяином, Раймондом де Перейль, в 1210 году.
(See: Groupe de Recherches Archeologiques de Montsegur et Environs (GRAME), Montsegur: 13 ans de rechreche archeologique, Lavelanet: 1981. pg. 76.: "Il ne reste aucune trace dan les ruines actuelles ni du premier chateau que etait a l'abandon au debut du XII siecle (Montsegur I), ni de celui que construisit Raimon de Pereilles vers 1210 (Montsegur II)...")
Соответственно показаниям, данным Священной Инквизиции на 30 марта 1244 года совладельцем Монтсегюра, арестованным сеньором Раймондом де Перейль, фортифицированный замок Монтсегюр был «восстановлен» в 1204 году по требованию Совершенных – Раймонда де Миропуа и Раймонда Бласко.
(According to a deposition given to the Inquisition on March 30, 1244 by the captured co-seigneur of Montsegur, Raymond de Pereille (b.1190-1244?), the fortress was "restored" in 1204 at the request of Cather perfecti Raymond de Mirepoix and Raymond Blasco.)
[Source: Doat V 22 fo 207]
Однако, кое-что всё же осталось, чтобы напоминать нам о трагедии, развернувшейся на этом малом, насквозь пропитанном человеческой кровью клочке горы... Всё ещё крепко цепляясь за основание Монтсегюра, буквально «висят» над обрывами фундаменты исчезнувшей деревни...

Анна восторженно взирала на Севера, будто он в состоянии был подарить нам спасение... Но понемногу её взгляд стал угасать, так как по грустному выражению его лица она поняла: как бы он этого не желал, помощи почему-то не будет.
– Ты ведь хочешь нам помочь, правда, ведь? Ну, скажи, ты ведь желаешь помочь, Север?..
Анна поочерёдно внимательно всматривалась в наши глаза, будто желая удостовериться, что мы её правильно понимаем. В её чистой и честной душе не укладывалось понимание, что кто-то мог, но не хотел спасти нас от ужасающей смерти...
– Прости меня, Анна... Я не могу помочь вам, – печально произнёс Север.
– Но, почему?!! Неужели ты не жалеешь, что мы погибнем?.. Почему, Север?!..
– Потому, что я НЕ ЗНАЮ, как помочь вам... Я не знаю, как погубить Караффу. У меня нет нужного «оружия», чтобы избавиться от него.
Всё ещё не желая верить, Анна очень настойчиво продолжала спрашивать.
– А кто же знает, как побороть его? Кто-то ведь должен это знать! Он ведь не самый сильный! Вон даже дедушка Истень намного сильнее его! Ведь, правда, Север?
Было забавно слышать, как она запросто называла такого человека дедушкой... Анна воспринимала их, как свою верную и добрую семью. Семью, в которой все друг о друге радеют... И где для каждого ценна в ней другая жизнь. Но, к сожалению, именно такой семьёй они и не являлись... У волхвов была другая, своя и обособленная жизнь. И Анна пока ещё этого никак не понимала.
– Это знает Владыко, милая. Только он может помочь вам.
– Но если это так, то как же он не помог до сих пор?! Мама ведь уже была там, правда? Почему же он не помог?
– Прости меня, Анна, я не могу тебе ответить. Я не ведаю...
Тут уже и я не смогла далее смолчать!
– Но ты ведь объяснял мне, Север! Что же с тех пор изменилось?..
– Наверное, я, мой друг. Думаю, это ты что-то во мне изменила. Иди к Владыко, Изидора. Он – ваша единственная надежда. Иди, пока ещё не поздно.
Я ничего ему не ответила. Да и что я могла сказать?.. Что я не верю в помощь Белого Волхва? Не верю, что он сделает для нас исключение? А ведь именно это и было правдой! И именно потому я не хотела идти к нему на поклон. Возможно, поступать подобно было эгоистично, возможно – неразумно, но я ничего не могла с собой поделать. Я не хотела более просить помощи у отца, предавшего когда-то своего любимого сына... Я не понимала его, и была полностью с ним не согласна. Ведь он МОГ спасти Радомира. Но не захотел... Я бы многое на свете отдала за возможность спасти мою милую, храбрую девочку. Но у меня, к сожалению, такой возможности не было... Пусть даже храня самое дорогое (ЗНАНИЕ), Волхвы всё же не имели права очерствить свои сердца до такой степени, чтобы забыть простое человеколюбие! Чтобы уничтожить в себе сострадание. Они превратили себя в холодных, бездушных «библиотекарей», свято хранивших свою библиотеку. Только вот вопрос-то был уже в том, помнили ли они, закрывшись в своём гордом молчании, ДЛЯ КОГО эта библиотека когда-то предназначалась?.. Помнили ли они, что наши Великие Предки оставили своё ЗНАНИЕ, чтобы оно помогло когда-нибудь их внукам спасти нашу прекрасную Землю?.. Кто же давал право Белому Волхву единолично решать, когда именно придёт тот час, что они наконец-то широко откроют двери? Мне почему-то всегда казалось, что те, кого наши предки звали Богами, не позволили бы гибнуть своим самым лучшим сыновьям и дочерям только лишь потому, что не стояло ещё на пороге «правильное» время! Ибо, если чёрные вырежут всех просветлённых, то уже некому более будет понимать даже самую лучшую библиотеку...
Анна внимательно наблюдала за мной, видимо слыша мои печальные думы, а в её добрых лучистых глазах стояло взрослое, суровое понимание.
– Мы не пойдём к нему, мамочка. Мы попробуем сами, – ласково улыбнувшись, произнесла моя смелая девочка. – У нас ведь осталось ещё какое-то время, правда?
Север удивлённо взглянул на Анну, но, увидев её решимость, не произнёс ни слова.
А Анна уже восхищённо оглядывалась вокруг, только сейчас заметив, какое богатство окружало её в этой дивной сокровищнице Караффы.
– Ой, что это?!. Неужели это библиотека Папы?.. И ты могла здесь часто бывать, мамочка?
– Нет, родная моя. Всего лишь несколько раз. Я хотела узнать о чудесных людях, и Папа почему-то разрешил мне это.
– Ты имеешь в виду Катар? – спокойно спросила Анна. – Они ведь знали очень много, не правда ли? И всё же не сумели выжить. Земля всегда была очень жестокой... Почему так, мама?
– Это не Земля жестока, солнышко моё. Это – люди. И откуда тебе известно про Катар? Я ведь никогда не учила тебя о них, не правда ли?
На бледных щеках Анны тут же вспыхнуло «розовое» смущение...
– Ой, ты прости меня, пожалуйста! Я просто «слышала», о чём вы вели беседу, и мне стало очень интересно! Поэтому я слушала. Ты извини, ведь в ней не было ничего личного, вот я и решила, что вы не обидитесь...
– Ну, конечно же! Только зачем тебе нужна такая боль? Нам ведь хватает и того, что преподносит Папа, не так ли?
– Я хочу быть сильной, мама! Хочу не бояться его, как не боялись своих убийц Катары. Хочу, чтобы тебе не было за меня стыдно! – гордо вскинув голову, произнесла Анна.
С каждым днём я всё больше и больше удивлялась силе духа моей юной дочери!.. Откуда у неё находилось столько мужества, чтобы противостоять самому Караффе?.. Что двигало её гордым, горячим сердцем?
– Хотите ли увидеть ещё что-либо? – мягко спросил Север. – Не будет ли лучше вас оставить вдвоём на время?
– О, пожалуйста, Север, расскажи нам ещё про Магдалину!.. И расскажи, как погиб Радомир? – Восторженно попросила Анна. И тут же спохватившись, повернулась ко мне: – Ты ведь не возражаешь, мама?..
Конечно же, я не возражала!.. Наоборот, я была готова на всё, только бы отвлечь её от мыслей о нашем ближайшем будущем.
– Пожалуйста, расскажи нам, Север! Это поможет нам справиться и придаст нам сил. Расскажи, что знаешь, мой друг...
Север кивнул, и мы снова оказались в чьей-то чужой, незнакомой жизни... В чём-то давным-давно прожитом и покинутом прошлом.
Перед нами благоухал южными запахами тихий весенний вечер. Где-то вдалеке всё ещё полыхали последние блики угасающего заката, хотя уставшее за день солнце давно уже село, чтобы успеть отдохнуть до завтра, когда оно снова вернётся на своё каждодневное круговое путешествие. В быстро темнеющем, бархатном небе всё ярче разгорались непривычно огромные звёзды. Окружающий мир степенно готовил себя ко сну... Лишь иногда где-то вдруг слышался обиженный крик одинокой птицы, никак не находящей покоя. Или время от времени сонным лаем тревожил тишину переклик местных собак, этим показывавших своё неусыпное бдение. Но в остальном ночь казалась застывшей, ласковой и спокойной...
И только в огороженном высокой глиняной стеной саду всё ещё сидели двое. Это были Иисус Радомир и его жена Мария Магдалина...
Они провожали свою последнюю ночь... перед распятием.
Прильнувши к мужу, положив уставшую голову ему на грудь, Мария молчала. Она ещё столько хотела ему сказать!.. Сказать столько важного, пока ещё было время! Но не находила слов. Все слова уже были сказаны. И все они казались бессмысленными. Не стоящими этих последних драгоценных мгновений... Как бы она ни старалась уговорить Радомира покинуть чужую землю, он не согласился. И это было так нечеловечески больно!.. Мир оставался таким же спокойным и защищённым, но она знала – он не будет таким, когда уйдёт Радомир... Без него всё будет пустым и мёрзлым...
Она просила его подумать... Просила вернуться в свою далёкую Северную страну или хотя бы в Долину Магов, чтобы начать всё сначала.
Она знала – в Долине Магов их ждали чудесные люди. Все они были одарёнными. Там они могли построить новый и светлый мир, как уверял её Волхв Иоанн. Но Радомир не захотел... Он не согласился. Он желал принести себя в жертву, дабы прозрели слепые... Это было именно той задачей, что воздвиг на его сильные плечи Отец. Белый Волхв... И Радомир не желал отступать... Он хотел добиться понимания... у иудеев. Даже ценой своей собственной жизни.
Ни один из девяти друзей, верных рыцарей его Духовного Храма, не поддержал его. Ни один не желал отдавать его в руки палачей. Они не хотели его терять. Они слишком сильно его любили...
Но вот пришёл тот день, когда, подчиняясь железной воле Радомира, его друзья и его жена (против своей воли) поклялись не встревать в происходящее... Не пытаться его спасти, что бы ни происходило. Радомир горячо надеялся, что, видя явную возможность его гибели, люди наконец-то поймут, прозреют и захотят спасти его сами, несмотря на различия их веры, несмотря на нехватку понимания.
Но Магдалина знала – этого не случится. Она знала, этот вечер станет для них последним.
Сердце рвалось на части, слыша его ровное дыхание, чувствуя тепло его рук, видя его сосредоточенное лицо, не омрачённое ни малейшим сомнением. Он был уверен в своей правоте. И она ничего не могла поделать, как бы сильно его ни любила, как бы яростно ни пыталась его убедить, что те, за кого он шёл на верную смерть, были его недостойны.
– Обещай мне, светлая моя, если они всё же меня уничтожат, ты пойдёшь Домой, – вдруг очень настойчиво потребовал Радомир. – Там ты будешь в безопасности. Там ты сможешь учить. Рыцари Храма пойдут с тобой, они поклялись мне. Ты увезёшь с собою Весту, вы будете вместе. И я буду приходить к вам, ты знаешь это. Знаешь ведь?
И тут Магдалину, наконец, прорвало... Она не могла выдержать более... Да, она была сильнейшим Магом. Но в этот страшный момент она являлась всего лишь хрупкой, любящей женщиной, теряющей самого дорогого на свете человека...
Её верная, чистая душа не понимала, КАК могла Земля отдавать на растерзание самого одарённого своего сына?.. Был ли в этой жертве хоть какой-то смысл? Она думала – смысла не было. Привыкшая с малых лет к бесконечной (а иногда и безнадёжной!) борьбе, Магдалина не в состоянии была понять эту абсурдную, дикую жертву!.. Ни умом, ни сердцем не принимала она слепое повиновение судьбе, ни пустую надежду на чьё-то возможное «прозрение»! Эти люди (иудеи) жили в своём обособленном и наглухо закрытом для остальных мире. Их не волновала судьба «чужака». И Мария знала наверняка – они не помогут. Так же, как знала – Радомир погибнет бессмысленно и напрасно. И никто не сможет вернуть его обратно. Даже если захочет. Менять что-либо будет поздно...
– Как ты не можешь понять меня? – вдруг, подслушав её печальные мысли, заговорил Радомир. – Если я не попробую разбудить их, они уничтожат грядущее. Помнишь, Отец говорил нам? Я должен помочь им! Или хотя бы уж обязан попытаться.
– Скажи, ты ведь так и не понял их, правда ведь? – ласково гладя его руку, тихо прошептала Магдалина. – Так же, как и они не поняли тебя. Как же ты можешь помочь народу, если сам не понимаешь его?!. Они мыслят другими рунами... Да и рунами ли?.. Это другой народ, Радомир! Нам не знакомы их ум и сердце. Как бы ты ни пытался – они не услышат тебя! Им не нужна твоя Вера, так же, как не нужен и ты сам. Оглянись вокруг, Радость моя, – это чужой дом! Твоя земля зовёт тебя! Уходи, Радомир!
Но он не хотел мириться с поражением. Он желал доказать себе и другим, что сделал всё, что было в его земных силах. И как бы она ни старалась – Радомира ей было не спасти. И она, к сожалению, это знала...
Ночь уже подошла к середине... Старый сад, утонувший в мире запахов и сновидений, уютно молчал, наслаждаясь свежестью и прохладой. Окружающий Радомира и Магдалину мир сладко спал беззаботным сном, не предчувствуя ничего опасного и плохого. И только Магдалине почему-то казалось, что рядом с ней, прямо за её спиной, злорадно посмеиваясь, пребывал кто-то безжалостный и равнодушный... Пребывал Рок... Неумолимый и грозный, Рок мрачно смотрел на хрупкую, нежную, женщину, которую ему всё ещё почему-то никак не удавалось сломить... Никакими бедами, никакой болью.
А Магдалина, чтобы от всего этого защититься, изо всех сил цеплялась за свои старые, добрые воспоминания, будто знала, что только они в данный момент могли удержать её воспалённый мозг от полного и невозвратимого «затмения»... В её цепкой памяти всё ещё жили так дорогие ей годы, проведённые с Радомиром... Годы, казалось бы, прожитые так давно!.. Или может быть только вчера?.. Это уже не имело большого значения – ведь завтра его не станет. И вся их светлая жизнь тогда уже по-настоящему станет только воспоминанием.... КАК могла она с этим смириться?! КАК могла она смотреть, опустив руки, когда шёл на гибель единственный для неё на Земле человек?!!
– Я хочу показать тебе что-то, Мария, – тихо прошептал Радомир.
И засунув руку за пазуху, вынул оттуда... чудо!
Его тонкие длинные пальцы насквозь просвечивались ярким пульсирующим изумрудным светом!.. Свет лился всё сильнее, будто живой, заполняя тёмное ночное пространство...
Радомир раскрыл ладонь – на ней покоился изумительной красоты зелёный кристалл...
– Что это??? – как бы боясь спугнуть, также тихо прошептала Магдалина.
– Ключ Богов – спокойно ответил Радомир. – Смотри, я покажу тебе...
(О Ключе Богов я рассказываю с разрешения Странников, с которыми мне посчастливилось дважды встретится в июне и августе 2009 года, в Долине Магов. До этого о Ключе Богов не говорилось открыто нигде и никогда).
Кристалл был материальным. И в то же время истинно волшебным. Он был вырезан из очень красивого камня, похожего на удивительно прозрачный изумруд. Но Магдалина чувствовала – это было что-то намного сложнее, чем простой драгоценный камень, пусть даже самый чистый. Он был ромбовидным и удлинённым, величиной с ладонь Радомира. Каждый срез кристалла был полностью покрыт незнакомыми рунами, видимо, даже более древними, чем те, которые знала Магдалина...
– О чём он «говорит», радость моя?.. И почему мне не знакомы эти руны? Они чуточку другие, чем те, которым нас учили Волхвы. Да и откуда он у тебя?!
– Его принесли на Землю когда-то наши мудрые Предки, наши Боги, чтобы сотворить здесь Храм Вечного Знания, – задумчиво смотря на кристалл, начал Радомир. – Дабы помогал он обретать Свет и Истину достойным Детям Земли. Это ОН родил на земле касту Волхвов, Ведунов, Ведуний, Даринь и остальных просветлённых. И это из него они черпали свои ЗНАНИЯ и ПОНИМАНИЕ, и по нему когда-то создали Мэтэору. Позже, уходя навсегда, Боги оставили этот Храм людям, завещая хранить и беречь его, как берегли бы они саму Землю. А Ключ от Храма отдали Волхвам, дабы не попал он случайно к «тёмномыслящим» и не погибла бы Земля от их злой руки. Так с тех пор, и хранится это чудо веками у Волхвов, а они передают его время от времени достойному, чтобы не предал случайный «хранитель» наказ и веру, оставленную нашими Богами.

– Неужели это и есть Грааль, Север? – не удержавшись, просила я.
– Нет, Изидора. Грааль никогда не был тем, чем есть этот удивительный Умный Кристалл. Просто люди «приписали» своё желаемое Радомиру... как и всё остальное, «чужое». Радомир же, всю свою сознательную жизнь был Хранителем Ключа Богов. Но люди, естественно, этого знать не могли, и поэтому не успокаивались. Сперва они искали якобы «принадлежавшую» Радомиру Чашу. А иногда Граалем называли его детей или саму Магдалину. И всё это происходило лишь потому, что «истинно верующим» очень хотелось иметь какое-то доказательство правдивости того, во что они верят… Что-то материальное, что-то «святое», что возможно было бы потрогать... (что, к великому сожалению, происходит даже сейчас, через долгие сотни лет). Вот «тёмные» и придумали для них красивую в то время историю, чтобы зажечь ею чувствительные «верующие» сердца... К сожалению, людям всегда были нужны реликвии, Изидора, и если их не было, кто-то их просто придумывал. Радомир же никогда не имел подобной чаши, ибо не было у него и самой «тайной вечери»... на которой он якобы из неё пил. Чаша же «тайной вечери» была у пророка Джошуа, но не у Радомира.
И Иосиф Аримафейский вправду когда-то собрал туда несколько капель крови пророка. Но эта знаменитая «Граальская Чаша» по-настоящему была всего лишь самой простой глиняной чашечкой, из какой обычно пили в то время все евреи, и которую не так-то просто было после найти. Золотой же, или серебряной чаши, сплошь усыпанной драгоценными камнями (как любят изображать её священники) никогда в реальности не существовало ни во времена иудейского пророка Джошуа, ни уж тем более во времена Радомира.
Но это уже другая, хоть и интереснейшая история.

У тебя не так уж много времени, Изидора. И я думаю, ты захочешь узнать совершенно другое, что близко тебе по сердцу, и что, возможно, поможет тебе найти в себе побольше сил, чтобы выстоять. Ну, а этот, слишком тесно «тёмными» силами запутанный клубок двух чужих друг другу жизней (Радомира и Джошуа), в любом случае, так скоро не расплести. Как я уже сказал, у тебя просто не хватит на это времени, мой друг. Ты уж прости...
Я лишь кивнула ему в ответ, стараясь не показать, как сильно меня занимала вся эта настоящая правдивая История! И как же хотелось мне узнать, пусть даже умирая, всё невероятное количество лжи, обрушенной церковью на наши доверчивые земные головы... Но я оставляла Северу решать, что именно ему хотелось мне поведать. Это была его свободная воля – говорить или не говорить мне то или иное. Я и так была ему несказанно благодарна за его драгоценное время, и за его искреннее желание скрасить наши печальные оставшиеся дни.
Мы снова оказались в тёмном ночном саду, «подслушивая» последние часы Радомира и Магдалины...
– Где же находится этот Великий Храм, Радомир? – удивлённо спросила Магдалина.
– В дивной далёкой стране... На самой «вершине» мира... (имеется в виду Северный Полюс, бывшая страна Гиперборея – Даария), – тихо, будто уйдя в бесконечно далёкое прошлое, прошептал Радомир. – Там стоит святая гора рукотворная, которую не в силах разрушить ни природа, ни время, ни люди. Ибо гора эта – вечна... Это и есть Храм Вечного Знания. Храм наших старых Богов, Мария...
Когда-то, давным-давно, сверкал на вершине святой горы их Ключ – этот зелёный кристалл, дававший Земле защиту, открывавший души, и учивший достойных. Только вот ушли наши Боги. И с тех пор Земля погрузилась во мрак, который пока что не в силах разрушить сам человек. Слишком много в нём пока ещё зависти и злобы. Да и лени тоже...

– Люди должны прозреть, Мария. – Немного помолчав, произнёс Радомир. – И именно ТЫ поможешь им! – И будто не заметив её протестующего жеста, спокойно продолжил. – ТЫ научишь их ЗНАНИЮ и ПОНИМАНИЮ. И дашь им настоящую ВЕРУ. Ты станешь их Путеводной Звездой, что бы со мной ни случилось. Обещай мне!.. Мне некому больше доверить то, что должен был выполнить я сам. Обещай мне, светлая моя.
Радомир бережно взял её лицо в ладони, внимательно всматриваясь в лучистые голубые глаза и... неожиданно улыбнулся... Сколько бесконечной любви светилось в этих дивных, знакомых глазах!.. И сколько же было в них глубочайшей боли... Он знал, как ей было страшно и одиноко. Знал, как сильно она хотела его спасти! И несмотря на всё это, Радомир не мог удержаться от улыбки – даже в такое страшное для неё время, Магдалина каким-то образом оставалась всё такой же удивительно светлой и ещё более красивой!.. Будто чистый родник с животворной прозрачной водой...
Встряхнувшись, он как можно спокойнее продолжил.
– Смотри, я покажу тебе, как открывается этот древний Ключ...
На раскрытой ладони Радомира полыхнуло изумрудное пламя... Каждая малейшая руна начала раскрываться в целый пласт незнакомых пространств, расширяясь и открываясь миллионами образов, плавно протекавших друг через друга. Дивное прозрачное «строение» росло и кружилось, открывая всё новые и новые этажи Знаний, никогда не виданных сегодняшним человеком. Оно было ошеломляющим и бескрайним!.. И Магдалина, будучи не в силах отвести от всего этого волшебства глаз, погружалась с головой в глубину неизведанного, каждой фиброй своей души испытывая жгучую, испепеляющую жажду!.. Она вбирала в себя мудрость веков, чувствуя, как мощной волной, заполняя каждую её клеточку, течёт по ней незнакомая Древняя Магия! Знание Предков затопляло, оно было по-настоящему необъятным – с жизни малейшей букашки оно переносилось в жизнь вселенных, перетекало миллионами лет в жизни чужих планет, и снова, мощной лавиной возвращалось на Землю...
Широко распахнув глаза, Магдалина внимала дивному Знанию Древнего мира... Её лёгкое тело, свободное от земных «оков», песчинкой купалась в океане далёких звёзд, наслаждаясь величием и тишиной вселенского покоя...
Вдруг прямо перед ней развернулся сказочный Звёздный Мост. Протянувшись, казалось, в самую бесконечность, он сверкал и искрился нескончаемыми скоплениями больших и маленьких звёзд, расстилаясь у её ног в серебряную дорогу. Вдали, на самой середине той же дороги, весь окутанный золотым сиянием, Магдалину ждал Человек... Он был очень высоким и выглядел очень сильным. Подойдя ближе, Магдалина узрела, что не всё в этом невиданном существе было таким уж «человеческим»... Больше всего поражали его глаза – огромные и искристые, будто вырезаны из драгоценного камня, они сверкали холодными гранями, как настоящий бриллиант. Но так же, как бриллиант, были бесчувственными и отчуждёнными... Мужественные черты лица незнакомца удивляли резкостью и неподвижностью, будто перед Магдалиной стояла статуя... Очень длинные, пышные волосы искрились и переливались серебром, словно на них кто-то нечаянно рассыпал звёзды... «Человек» и, правда, был очень необычным... Но даже при всей его «ледяной» холодности, Магдалина явно чувствовала, как шёл от странного незнакомца чудесный, обволакивающий душу покой и тёплое, искреннее добро. Только она почему-то знала наверняка – не всегда и не ко всем это добро было одинаковым.
«Человек» приветственно поднял развёрнутую к ней ладонь и ласково произнёс:
– Остановись, Звёздная... Твой Путь не закончен ещё. Ты не можешь идти Домой. Возвращайся в Мидгард, Мария... И береги Ключ Богов. Да сохранит тебя Вечность.
И тут, мощная фигура незнакомца начала вдруг медленно колебаться, становясь совершенно прозрачной, будто собираясь исчезнуть.
– Кто ты?.. Прошу, скажи мне, кто ты?!. – умоляюще крикнула Магдалина.
– Странник... Ты ещё встретишь меня. Прощай, Звёздная...
Вдруг дивный кристалл резко захлопнулся... Чудо оборвалось также неожиданно, как и начиналось. Вокруг тут же стало зябко и пусто... Будто на дворе стояла зима.
– Что это было, Радомир?!. Это ведь намного больше, чем нас учили!..– не спуская с зелёного «камня» глаз, потрясённо спросила Магдалина.
– Я просто чуть приоткрыл его. Чтобы ты могла увидеть. Но это всего лишь песчинка из того, что он может. Поэтому ты должна сохранить его, что бы со мной ни случилось. Любой ценой... включая твою жизнь, и даже жизнь Весты и Светодара.
Впившись в неё своими пронзительно-голубыми глазами, Радомир настойчиво ждал ответа. Магдалина медленно кивнула.
– Он это же наказал... Странник...
Радомир лишь кивнул, явно понимая, о ком она говорила.
– Тысячелетиями люди пытаются найти Ключ Богов. Только никто не ведает, как он по-настоящему выглядит. Да и смысла его не знают, – уже намного мягче продолжил Радомир. – О нём ходят самые невероятные легенды, одни – очень красивы, другие – почти сумасшедшие.

(О Ключе Богов и, правда, ходят разные-преразные легенды. На каких только языках веками не пытались расписывать самые большие изумруды!.. На арабском, иудейском, индусском и даже на латыни... Только никто почему-то не хочет понять, что от этого камни не станут волшебными, как бы сильно кому-то этого не хотелось... На предлагаемых фотографиях видны: иранский псевдо Мани, и Великий Могул, и католический "талисман" Бога, и Изумрудная "дощечка" Гермеса (Emeral tablet) и даже знаменитая индийская Пещера Аполлона из Тианы, которую, как утверждают сами индусы, однажды посетил Иисус Христос. (Подробнее об этом можно прочитать в пишущейся сейчас книге «Святая страна Даария». Часть1. О чём ведали Боги?))
– Просто сработала, видимо, у кого-то когда-то родовая память, и человек вспомнил – было когда-то что-то несказанно великое, Богами подаренное. А вот ЧТО – не в силах понять... Так и ходят столетиями «искатели» неизвестно зачем и кружат кругами. Будто наказал кто-то: «пойди туда – не знаю куда, принеси то – не ведомо что»... Знают только, что сила в нём скрыта дюжая, знание невиданное. Умные за знанием гоняются, ну а «тёмные» как всегда пытаются найти его, чтобы править остальными... Думаю, это самая загадочная и самая (каждому по-своему) желанная реликвия, существовавшая когда-либо на Земле. Теперь всё только от тебя будет зависеть, светлая моя. Если меня не станет, ни за что не теряй его! Обещай мне это, Мария...
Магдалина опять кивнула. Она поняла – то была жертва, которую просил у неё Радомир. И она ему обещала... Обещала хранить удивительный Ключ Богов ценой своей собственной жизни... да и жизни детей, если понадобится.
Радомир осторожно вложил зелёное чудо ей в ладонь – кристалл был живым и тёплым...
Ночь пробегала слишком быстро. На востоке уже светало... Магдалина глубоко вздохнула. Она знала, скоро за ним придут, чтобы отдать Радомира в руки ревнивых и лживых судей... всей своей чёрствой душой ненавидевших этого, как они называли, «чужого посланника»...
Свернувшись в комок меж сильных рук Радомира, Магдалина молчала. Она хотела просто чувствовать его тепло... насколько это ещё было возможно... Казалось, жизнь капля за каплей покидала её, превращая разбитое сердце в холодный камень. Она не могла дышать без него... Этого, такого родного человека!.. Он был её половиной, частью её существа, без которого жизнь была невозможна. Она не знала, как она будет без него существовать?.. Не знала, как ей суметь быть столь сильной?.. Но Радомир верил в неё, доверял ей. Он оставлял ей ДОЛГ, который не позволял сдаваться. И она честно пыталась выжить...
Несмотря на всю нечеловеческую собранность, дальнейшего Магдалина почти не помнила...

Она стояла на коленях прямо под крестом и смотрела Радомиру в глаза до самого последнего мгновения... До того, как его чистая и сильная душа покинула своё ненужное уже, умершее тело.На скорбное лицо Магдалины упала горячая капля крови, и слившись со слезой, скатилась на землю. Потом упала вторая... Так она стояла, не двигаясь, застывшая в глубочайшем горе... оплакивая свою боль кровавыми слезами...
Вдруг, дикий, страшнее звериного, крик сотряс окружающее пространство... Крик был пронзительным и протяжным. От него стыла душа, ледяными тисками сжимая сердце. Это кричала Магдалина...
Земля ответила ей, содрогнувшись всем своим старым могучим телом.
После наступила тьма...
Люди в ужасе разбегались, не разбирая дороги, не понимая, куда несут их непослушные ноги. Будто слепые, они натыкались друг на друга, шарахаясь в разные стороны, и снова спотыкались и падали, не обращая внимания на окружаюшее... Всюду звенели крики. Плачь и растерянность объяли Лысую Гору и наблюдавших там казнь людей, будто только лишь теперь позволив прозреть – истинно увидеть ими содеянное...
Магдалина встала. И снова дикий, нечеловеческий крик пронзил усталую Землю. Утонув в рокоте грома, крик змеился вокруг злыми молниями, пугая собою стылые души... Освободив Древнюю Магию, Магдалина призывала на помощь старых Богов... Призывала Великих Предков.
Ветер трепал в темноте её дивные золотые волосы, окружая хрупкое тело ореолом Света. Страшные кровавые слёзы, всё ещё алея на бледных щеках, делали её совершенно неузнаваемой... Чем-то похожей на грозную Жрицу...
Магдалина звала... Заломив руки за голову, она снова и снова звала своих Богов. Звала Отцов, только что потерявших чудесного Сына... Она не могла так просто сдаться... Она хотела вернуть Радомира любой ценой. Даже, если не суждено будет с ним общаться. Она хотела, чтобы он жил... несмотря ни на что.

Но вот прошла ночь, и ничего не менялось. Его сущность говорила с ней, но она стояла, омертвев, ничего не слыша, лишь без конца призывая Отцов... Она всё ещё не сдавалась.
Наконец, когда на дворе светало, в помещении вдруг появилось яркое золотое свечение – будто тысяча солнц засветила в нём одновременно! А в этом свечении у самого входа возникла высокая, выше обычной, человеческая фигура... Магдалина сразу же поняла – это пришёл тот, кого она так яро и упорно всю ночь призывала...
– Вставай Радостный!.. – глубоким голосом произнёс пришедший. – Это уже не твой мир. Ты отжил свою жизнь в нём. Я покажу тебе твой новый путь. Вставай, Радомир!..
– Благодарю тебя, Отец... – тихо прошептала стоявшая рядом с ним Магдалина. – Благодарю, что услышал меня!
Старец долго и внимательно всматривался в стоящую перед ним хрупкую женщину. Потом неожиданно светло улыбнулся и очень ласково произнёс:
– Тяжко тебе, горестная!.. Боязно... Прости меня, доченька, заберу я твоего Радомира. Не судьба ему находиться здесь более. Его судьба другой будет теперь. Ты сама этого пожелала...
Магдалина лишь кивнула ему, показывая, что понимает. Говорить она не могла, силы почти покидали её. Надо было как-то выдержать эти последние, самые тяжкие для неё мгновения... А потом у неё ещё будет достаточно времени, чтобы скорбеть об утерянном. Главное было то, что ОН жил. А всё остальное было не столь уж важным.