Нил

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
</tr></tr></tr></tr>
Нил
араб. النيل</td></tr>
250px
Карта течения Нила</td></tr>
Характеристика
Длина

6853 км

</td></tr>
[[d:{{#property:P1200}}|Бассейн]]

3 400 000 км²

</td></tr>
Расход воды

2830 м³/с

</td></tr>
[https://tools.wmflabs.org/osm4wiki/cgi-bin/wiki/wiki-osm.pl?project=ru&article=Нил Водоток]
Исток

река Рукарара[1]

</td></tr>
— Местоположение

Руанда[1]

</td></tr>
— Высота

350 м

</td></tr>
— Координаты

[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9D%D0%B8%D0%BB&params=0_25_02.7_N_33_11_42.5_E_scale:10000_region:RW_type:river&title=%D0%9D%D0%B8%D0%BB%2C+%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BA 0°25′02″ с. ш. 33°11′42″ в. д. / 0.417417° с. ш. 33.195139° в. д. / 0.417417; 33.195139 (Нил, исток)[//maps.google.com/maps?ll=0.417417,33.195139&q=0.417417,33.195139&spn=0.01,0.01&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=0.417417&mlon=33.195139&zoom=15 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=33.195139,0.417417&pt=33.195139,0.417417&spn=0.01,0.01&l=sat,skl (Я)]

</td></tr>
Устье

Средиземное море

</td></tr>
— Местоположение

Египет

</td></tr>
— Высота

0 м

</td></tr>
— Координаты

[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9D%D0%B8%D0%BB&params=31_27_55_N_30_22_00_E_scale:100000_region:EG_type:river&title=%D0%9D%D0%B8%D0%BB%2C+%D1%83%D1%81%D1%82%D1%8C%D0%B5 31°27′55″ с. ш. 30°22′00″ в. д. / 31.46528° с. ш. 30.36667° в. д. / 31.46528; 30.36667 (Нил, устье)[//maps.google.com/maps?ll=31.46528,30.36667&q=31.46528,30.36667&spn=0.1,0.1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=31.46528&mlon=30.36667&zoom=12 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=30.36667,31.46528&pt=30.36667,31.46528&spn=0.1,0.1&l=sat,skl (Я)]Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9D%D0%B8%D0%BB&params=31_27_55_N_30_22_00_E_scale:100000_region:EG_type:river&title=%D0%9D%D0%B8%D0%BB%2C+%D1%83%D1%81%D1%82%D1%8C%D0%B5 31°27′55″ с. ш. 30°22′00″ в. д. / 31.46528° с. ш. 30.36667° в. д. / 31.46528; 30.36667 (Нил, устье)[//maps.google.com/maps?ll=31.46528,30.36667&q=31.46528,30.36667&spn=0.1,0.1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=31.46528&mlon=30.36667&zoom=12 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=30.36667,31.46528&pt=30.36667,31.46528&spn=0.1,0.1&l=sat,skl (Я)]

</td></tr>
Уклон реки

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
[https://tools.wmflabs.org/osm4wiki/cgi-bin/wiki/wiki-osm.pl?project=ru&l=10&article={{#property:P1200}} Расположение]
Водная система

Средиземное море

</td></tr>

</td></tr>
Руанда

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Уганда

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Эфиопия

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Южный Судан

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Судан

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Страны

Руанда22x20px Руанда, Уганда22x20px Уганда, Эфиопия22x20px Эфиопия, Южный Судан22x20px Южный Судан, Судан22x20px Судан, Египет22x20px Египет

</td></tr>
Регион

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Район

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Водный реестр России

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Код бассейна

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/p884 на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Код по ГИ

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/p884 на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Том ГИ

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/p884 на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
</td></tr>

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
[[:commons:Category:Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.|Нил на Викискладе]]</td></tr>

</table>К:Реки по алфавитуК:Водные объекты по алфавитуК:Карточка реки: Викиданные: используется свойство: код ГВР[[Категория:]]К:Реки до 10 000 км в длинуК:Карточка реки: заполнить: РегионК:Карточка реки: исправить: разногласие с Викиданными: ДлинаК:Карточка реки: Викиданные: заполнить: категория бассейнаК:Карточка реки: исправить: Исток

Нил (араб. النيل‎, Эн-Ниль[2]; англ. Nile, егип. iteru или Ḥ'pī, копт. Ⲫⲓⲁⲣⲱ (p(h)iaro) — река в Африке, величайшая по протяжённости речных систем в мире. Слово «Нил» происходит от греческого названия реки «Нейлос» (Νείλος).

Река берёт начало на Восточно-Африканском плоскогорье и впадает в Средиземное море, образуя дельту площадью 24 тыс. км2[1]. В верхнем течении принимает крупные притоки — Эль-Газаль (левый) и Ачва, Собат, Голубой Нил и Атбара (правые). Ниже устья правого притока Атбары Нил течёт по полупустыне, не имея притоков на протяжении последних 3000 км[3].

Водная система Нила считается самой длинной на Земле[4][5]. Однако, по мнению бразильских исследователей, самая длинная речная система у Амазонки — по этим данным, её длина составляет 6992 километра, в то время как длина системы Нила — 6852 километра[6]. Площадь бассейна реки Нил составляет 349 тыс. км2[4]. Исток находится в Руанде, это река Рукарара впадающая в реку Кагера. Сток воды сильно и резко изменяется в течение года. Суммарная длина судоходных участков составляет 3,2 тыс. км. Воды реки используются для орошения и производства электроэнергии. В дельте и долине Нила проживает почти все население и базируется почти вся экономика Египта. Крупнейшими городами являются Каир, Хартум, Асуан, Александрия[1].









Общие характеристики

Файл:Egypt Nil.jpg
Нил в Египте

Длину Нила часто отсчитывают от озера Виктория, хотя и в него впадают довольно крупные реки. Самой удалённой точкой можно считать исток реки Рукарара — одной из составляющих реки Кагера, которая берёт начало с высоты более 2000 м на одном из горных массивов Восточной Африки к югу от экватора и впадает в озеро Виктория[7]. Длина речной системы Рукарара → Кагера → Нил — около 6700 км (чаще всего указывается число 6671 км). Длина Нила от озера Виктория до Средиземного моря — примерно 5600 км.

Площадь бассейна, по разным данным, — 2,8—3,4 млн км² (полностью или частично охватывает территории Руанды, Кении, Танзании, Уганды, Эфиопии, Эритреи, Судана и Египта).

Средний расход у Асуана составляет 2600 м³/сек, но в разные годы возможны колебания от 500 м³/сек до 15 000 м³/сек.

Названия

Название Нил происходит от греческого Neilos и латинского Nilus. Первоначальное название может происходить от семитского корня nahal, имеющего значение «долина», или «речная долина», или в широком понимании — «река»[8] или из языка ливийских племен, в котором значение «вода» имело слово «lil», которое в дальнейшем преобразовалось в форму «nil». На разных участках своего течения Нил имеет разные названия. Началом реки считается Кагера, основным истоком которой является Рукарара, впадающая в Мвого, которая в свою очередь впадает в Ньяворонго, а она, при слиянии с Рувуву, наконец образует Кагеру, впадающую в озеро Виктория. Происхождение названий этих рек не установлено. Следующий участок до озера Альберт называется Виктория-Нил, далее до притока Ачва — Альберт-Нил, после — Бахр-эль-Джебель (араб. горная река). Только после впадения в неё левого притока Эль-Газаль река получает название Белый Нил (араб. Бахр-эль-Абьяд — белая река). Основное название, Нил, река имеет ниже слияния с крупнейшим притоком Голубой Нил. Три притока Белого Нила имеют названия, связанные с цветом: Собат (араб. Бахр-эль-Асфар — желтая река), Голубой Нил (араб. Бахр-эль-Азрак — голубая река), Атбара (араб. Бахр-эль-Асвад — черная река) — правый приток ниже Хартума. По всей видимости названия в цветах не случайны и имеют нераскрытое символическое значение[9].

Вопрос об истоке Нила

Античные представления

Над вопросом об истоках Нила бились европейские умы со времён Геродота, который в своей «Истории» выступил с опровержением мнения о том, что разлив Нила происходит от таяния снегов в его верховьях. Согласно карте Геродота Нил сливается с Нигером. Кроме того, «отец истории» приводит известие саисского жреца, что воды Нила бьют ключом из земли между Сиеной (ныне Асуан) и Элефантиной, причём половина их течёт на юг, а другая половина — на север.

Никто из известных путешественников древности не поднимался по Нилу выше Сэдда. По словам Агатархида, дальше всех на юг проникли моряки Птолемея II, установившие, что причиной разлива является сезон ливней на Эфиопском нагорье. В классическом искусстве Нил было принято изображать в виде божества с задрапированной головой, что намекало на неведомость его истоков.

В труде Птолемея утверждалось, что исток реки Нил находится в Лунных горах, и такое мнение бытовало вплоть до начала Нового времени.

Новое время

Файл:1541 waldseemuller map of Africa.jpg
На карте Вальдзеемюллера (1513) истоки Нила показаны в Лунных горах

В Новое время вслед за Перо да Ковильяном в Эфиопию последовали португальские иезуиты. По крайней мере, двое из них, Перо Паэс (1564—1622) и Жеронимо Лобо (1593—1678), видели исток Голубого Нила. Правда, их сообщения были опубликованы только в XX веке, а в 1790 г. шотландский путешественник Джеймс Брюс подробно рассказал об истоках Голубого Нила в своём сочинении «Странствия в поисках источника Нила».

Насчёт происхождения Белого Нила ещё 150 лет назад не было единого мнения. Древние авторы (как, например, Плиний Старший) принимали за верховья Белого Нила реку Нигер и потому писали о том, что Нил берёт начало «на горе в нижней Мавритании». В Новое время возобладало предположение о существовании в центре Африки огромного озера, из которого берут начало Конго, Нигер и Нил.

Озеро Виктория, из которого вытекает Белый Нил, было открыто в 1858 году Джоном Хеннингом Спиком, который через пять лет телеграфировал из Александрии в Лондон: «С Нилом всё в порядке». Окончательность предложенного Спиком решения «нильского вопроса» поставил под сомнение его напарник Ричард Фрэнсис Бёртон. Спор Спика и Бёртона был разрешён в пользу первого только в 1871 году, когда журналист Генри Мортон Стэнли обследовал верховья Белого Нила в районе Рипонских водопадов[en].

Самый южный из истоков Нила обнаружил в 1937 году немецкий путешественник Бурхард Вальдекер[en] — беря начало у подножия горы Кикизи[en] (Бурунди), он является частью водной системы реки Кагера, которая впадает в озеро Виктория. В 1950—1951 годах экспедиция Жана Лапорта смогла впервые проплыть всю реку от истока, где Вальдекер соорудил в 1938 году символическую пирамиду, и до устья.

Течение Нила

Нил течёт с юга на север. Характер течения Нила бурный, в нижнем течении спокойный.

Кагера

Крупнейшей рекой, впадающей в озеро Виктория, считается Кагера, образуемая слиянием рек Ньяваронго и Рувуву. Протекает по территориям стран Руанда, Танзания и Уганда, в некоторых местах по границам между ними. Длина собственно Кагеры от места слияния истоков до впадения в озеро Виктория составляет около 420 км, а если считать от самой отдалённой точки её гидрографической системы — истока реки Рукарара, то около 800 км. Русло реки проходит через широкую заболоченную долину, принимая воды многочисленных небольших озёр[10]

Виктория-Нил

Файл:Nile composite NASA.jpg
Бассейн Нила из космоса

Участок от северной оконечности озера Виктория до впадения в озеро Альберт (Уганда, Восточная Африка) носит название Виктория-Нил (Victoria Nile). Его длина около 420 км. Пересекая скалистые гряды по территории Уганды, река образует многочисленные пороги и водопады с общим падением 670 м. Наиболее крупный водопад Мерчисона достигает 40 м высоты. Река проходит через впадину озера Кьога и впадает в озеро Альберт на границе Уганды и Демократической республики Конго, лежащее в тектонической впадине на высоте 617 м.

Альберт-Нил

Участок между озером Альберт (или Мобуту-Сесе-Секо) и устьем правого притока Ачва носит название Альберт-Нил (Albert Nile). Река имеет равнинный характер течения до её вхождения в Судан через узкое ущелье Нимуле, где течение вновь становится бурным и порожистым.

Бахр-эль-Джебель

900-километровый участок, называемый Бахр-эль-Джебель, по-арабски «река гор», между городами Джуба и Малакаль, выйдя из пределов нагорья, протекает через заболоченный район Сэдд, расположенный в обширной плоской котловине[3].

Заболачивание происходит из-за того, что огромные массы водорослей и папируса загромождают русло, русло распадается на ряд рукавов, скорость потока падает, и большая часть принесённых с гор вод разливается по поверхности, испаряется, расходуется водной растительностью. Островки водной растительности, именуемые сэддами, в высокую воду отрываются от илистого грунта и медленно плывут вниз по течению. Сталкиваясь и сливаясь друг с другом, они часто закупоривают русло и мешают судоходству.

При пересечении района Седд до 2/3 воды теряется на испарение, питание водной растительности и заполнение впадин[3].

Самые крупные притоки в этой части течения имеющие истоки на западе Эфиопии — Эль-Газаль («река газелей») и Собат[9], воды которого, стекая с гор, содержат большое количество взвесей и имеют характерный мутно-жёлтый (беловатый) цвет.

Белый Нил

Ниже Собата река получает название Белый Нил (Бахр-эль-Абьяд), оставляет позади область болот, и далее спокойно течёт в широкой долине по полупустынной местности до Хартума, где сливается с Голубым Нилом. Отсюда и до Средиземного моря река именуется Нил (Эль-Бахр). Голубой Нил значительно короче Белого, но в формировании режима Нила ниже Хартума он играет гораздо большую роль. Голубой Нил берёт начало с Эфиопского нагорья, вытекая из озера Тана. С этого же нагорья Нил получает свой последний многоводный приток — Атбару.

Исчезнувший приток

Во времена «атлантического оптимума» существовал еще один большой приток слева — «Желтый Нил» — который сходил с Дарфурского нагорья, и, пройдя через (тогда еще) степные районы, впадал в Нил близ старой Донголы. Около трех тысячелетий назад, вследствие непрекращающегося иссушения климата и наступления пустынь, он прекратил свое существование. Ныне от него осталась лишь вади Ховар, теряющаяся в песках Ливийской пустыни[11].

Нильские пороги

Ниже устья последнего крупного притока (Атбара), примерно в 300 км от Хартума, начинается Нубийская пустыня.

Здесь Нил делает большую излучину, прорезая плато, сложенное твёрдыми песчаниками (см. Гебель эс-Сильсила), и пересекает ряд порогов (катаракты). Всего между Хартумом и Асуаном насчитывается 6 порогов. Первый из них, ближайший к устью, находится в районе Асуана, к северу от Асуанской плотины.

Вплоть до 60-х годов XX века (то есть до возведения на территории Египта Высотной Асуанской плотины в 270 км от суданско-египетской границы) пороги представляли серьёзное препятствие для сплошного судоходства. В районе порогов круглогодичное плавание было возможно лишь на лодках. Для постоянного судоходства использовались участки между Хартумом и Джубой, Асуаном и Каиром, Каиром и устьем Нила.

Теперь здесь разлилось искусственное водохранилище (Озеро Насерبحيرة ناصر), откуда Нил вновь направляется на север сквозь плодородную долину шириной 20—50 км, которая в начале антропогена была заливом Средиземного моря.

900-километровый участок между порогами и Каиром имеет небольшой уклон и окружён долиной шириной до 20—25 км[3].

Дельта

В 20 км севернее египетской столицы Каира начинается растущая дельта Нила с многочисленными рукавами, протоками и озёрами, которая тянется на 260 км вдоль побережья Средиземного моря от Александрии до Порт-Саида. Здесь Нил распадается на 9 больших и заметно большее количество малых рукавов, основными судоходными являются Думьят (Дамьетта; восточный) и Рашид (Розетта; западный), длина каждого из них составляет около 200 км. На севере дельты расположены лагунные озёра Мензала, Буруллус, Марьют[3]. Она образовалась на месте морской бухты, постепенно заполнившейся речными наносами. По площади (24 тыс. км²) дельта Нила почти равна Крымскому полуострову.

«Дельтой» устье Нила назвали греческие географы, которые сравнили его треугольную форму с буквой Δ греческого алфавита, дав таким образом название всем речным дельтам земного шара. Осадки, которые Нил выносит в Средиземное море, создают великолепную пищевую базу для рыбных богатств Восточного Средиземноморья.

Каналы

Каналы Ибрахимия и Юсуф служат для снабжения нильскими водами озера Карун и для орошения оазиса Файюм. Канал Исмаилия доставляет пресные воды Нила в окрестности Суэцкого канала. Канал Махмудия снабжает пресной водой Александрию и прилегающую местность[3].

Канал Юсуф

Возможно ещё во времена Двенадцатой Династии, фараон Сенусерт III проложил с запада на восток канал, прорытый через вади Тумилат, соединяющий Нил с Меридовым озером, для беспрепятственной торговли с Пунтом. Канал был достроен около 500 года до нашей эры царём Дарием Великим, персидским покорителем Египта. В память этого события Дарий установил гранитные стелы на берегу Нила, в том числе одну близ Карбета.

Фауна

Животный мир Нила достаточно разнообразен. Здесь встречаются крокодилы, черепахи, очень разнообразны змеи, включая два вида кобр, нильский окунь, масса которого может достигать 140 кг[8]. Кроме него промысловое значение имеют многопёры, тигровая рыба, сомы, зубатый карп, африканский карп[3].

Значение

Нил
в иероглифах
150px

Нил — единственная река Северной Африки, которая проходит через Сахару и доносит свои воды до Средиземного моря, являясь источником жизни в безводной пустыне. Постоянный водоток Нила существует за счёт осадков, выпадающих в более южных областях и питающих его истоки. Белый Нил, начинаясь в экваториальном поясе, получает питание от круглогодичных дождей. В верховьях уровень его очень высок и довольно постоянен, так как он ещё регулируется озёрами. Однако в пределах Верхне-Нильской котловины (Сэдд) большое количество воды теряется на испарение, и в питании Нила ниже Хартума более важное значение имеет Голубой Нил, который несёт обильные воды после летних дождей, выпадающих на Абиссинском нагорье. Наибольший расход на нижнем Ниле в этот период примерно в 5 раз превышает расход в межень.

Водные ресурсы Нила с древних времён используются для орошения и естественного удобрения полей, рыболовства, водоснабжения и судоходства. Сейчас используется и гидроэнергия, энергетические ресурсы Нила оцениваются в 50 Гвт. Суммарная длина судоходных участков составляет 3,2 тыс. км. В среднем течении судоходны участки от Хартума до Джубы, от Нимуле до озера Альберт, выше которого судоходство возможно только на отдельных участках. Водный транспорт использует не только сам Нил, но и и каналы Юсуф, Ибрахимия, Мансурия, Исмаилия, озёра Виктория, Кьога, Альберт, Тана[3].

Значение для Египта

Особенно важна река для Египта, где в прибрежной полосе шириной 10—15 км проживает около 97 % населения страны. Нил в нижнем течении периодически разливается, затопляя всю долину. Притоки Нила, стекающие с Абиссинского нагорья, приносят большое количество ила, оседающего во время разлива. Это регулярное удобрение играет огромную роль в земледелии Египта.

Создание Асуанского гидрокомплекса способствовало многолетнему регулированию стока Нила, ликвидировало угрозу катастрофических наводнений (ранее во время половодья уровень воды в реке у Каира поднимался до 8 м) и позволило увеличить общую площадь орошаемых земель. Следует признать, однако, что строительство Высотной Асуанской плотины и ГЭС, завершённое в 1970, положив конец весенним наводнениям, одновременно лишило сельское хозяйство Египта важнейшего природного удобрения — ила. Но контроль над поступлением воды создал условия для круглогодичного орошения, и теперь в некоторых областях можно снимать даже три урожая в год.

На Ниле стоят крупные города Хартум, Асуан, Луксор (Фивы), городская агломерация Каир-Гиза; в дельте — Александрия. Река Нил к северу от Асуана представляет собой популярный туристический маршрут.

Нил (Iteru на древнеегипетском языке) представлял собой источник жизни для древнеегипетской цивилизации уже с каменного века. Именно в его долине расположены все города Египта и до сих пор проживает практически всё его население.

Напишите отзыв о статье "Нил"

Примечания

  1. 1 2 3 4 [http://slovari.299.ru/word.php?id=43096&sl=enc Нил] — Большой энциклопедический словарь: Нил / Гл. ред. А. М. Прохоров. — 1-е изд. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1991. — ISBN 5-85270-160-2; 2-е изд., перераб. и доп.М.: Большая Российская энциклопедия; СПб.: Норинт, 1997. — С. 1408. — ISBN 5-7711-0004-8.
  2. Инструкция по передаче на картах географических названий арабских стран. — М.: Наука, 1966. — С. 25.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Нил — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание).
  4. 1 2 [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/415347/Nile-River "Nile River"], Encyclopædia Britannica, <http://www.britannica.com/EBchecked/topic/415347/Nile-River> 
  5. [http://lifeglobe.net/entry/3188 10 самых длинных рек]
  6. [http://izvestia.ru/news/428917 Амазонка оказалась самой длинной рекой в мире.]
  7. Школьник Ю. К. Нил // [https://books.google.ru/books?id=wenSAAAAQBAJ&pg=PT56&dq=Нил+Виктория&hl=ru&sa=X&ved=0CC0Q6AEwA2oVChMIhK2TnYeTyAIVgUlyCh3hFQo-#v=onepage&q=Нил%20Виктория&f=false Подводный мир. Полная энциклопедия]. — М. : Эксмо, 2008. — 256 с. — (Атласы и энциклопедии). — ISBN 978-5-699-14686-4.</span>
  8. 1 2 Словарь современных географических названий / Под общей редакцией акад. В. М. Котлякова. — Екатеринбург: У-Фактория, 2006.
  9. 1 2 Поспелов Е.М. Географические названия мира: Топонимический словарь. — М: АСТ, 2001.
  10. Кагера — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание).
  11. Keding, Birgit (2000). "New Data on the Holocene Occupation of the Wadi Howar Region (Eastern Sahara/Sudan)". Studies in African Archaeology. 7: 89–104.
  12. </ol>

Литература

На иностранных языках

  • Calliaud, «Voyage à Meroé an Nil Blanc etc.» (4 т.);
  • Bussegger, «Reisen in Europa, Asien u. Africa»;
  • F. Werne, «Exped. zur Entdeck, der Nilquellen»;
  • Linant de Bellefouds, «Journ. d’un voyage sur le Bahr-el-Abiad»;
  • Brun-Rollet, «Nil Blanc et Sondan»; Lejean, «Le Bahr-el-GhazaI»;
  • Speke, «Discovery of the source of the N.»;
  • Barton, «The Nile basin»;
  • Baker, «The Albert Nyanza»;
  • Hartmann, «Die Nillä nder»;
  • Schweinfurt, «Im Herzen von Afrika»;
  • J. de Lanoye, «Le Nil, son bassin etc.»;
  • Chavanne, «Afrikas Ströme u. Flüsse»;
  • Whitehouse, «Nil Reservoirs».

Ссылки

  • [http://nature.worldstreasure.com/miracle.asp?id=26 Река Нил. Основные данные]
  • [http://www.library.by/shpargalka/belarus/geography/001/geo-001.htm Нил — Великая водная артерия нашей планеты]
  • [http://nature.1001chudo.ru/egypt_285.html Нил — река жизни]


Отрывок, характеризующий Нил

По прибытию в Курган, их поселили в холодный подвал, ничего не объясняя и не отвечая ни на какие вопросы. Через два дня какие-то люди пришли за дедушкой, и заявили, что якобы они пришли «эскортировать» его в другой «пункт назначения»... Его забрали, как преступника, не разрешив взять с собой никаких вещей, и не изволив объяснить, куда и на сколько его везут. Больше дедушку не видел никто и никогда. Спустя какое-то время, неизвестный военный принёс бабушке дедовы личные вещи в грязном мешке из под угля... не объяснив ничего и не оставив никакой надежды увидеть его живым. На этом любые сведения о дедушкиной судьбе прекратились, как будто он исчез с лица земли без всяких следов и доказательств...
Истерзанное, измученное сердце бедной княжны Елены не желало смириться с такой жуткой потерей, и она буквально засыпала местного штабного офицера просьбами о выяснении обстоятельств гибели своего любимого Николая. Но «красные» офицеры были слепы и глухи к просьбам одинокой женщины, как они её звали – «из благородных», которая являлась для них всего лишь одной из тысяч и тысяч безымянных «номерных» единиц, ничего не значащих в их холодном и жестоком мире…Это было настоящее пекло, из которого не было выхода назад в тот привычный и добрый мир, в котором остался её дом, её друзья, и всё то, к чему она с малых лет была привычна, и что так сильно и искренне любила... И не было никого, кто мог бы помочь или хотя бы дал малейшую надежду выжить.
Серёгины пытались сохранять присутствие духа за троих, и старались любыми способами поднять настроение княжны Елены, но она всё глубже и глубже входила в почти что полное оцепенение, и иногда сидела целыми днями в безразлично-замороженном состоянии, почти не реагируя на попытки друзей спасти её сердце и ум от окончательной депрессии. Были только две вещи, которые ненадолго возвращали её в реальный мир – если кто-то заводил разговор о её будущем ребёнке или, если приходили любые, хоть малейшие, новые подробности о предполагаемой гибели её горячо любимого Николая. Она отчаянно желала узнать (пока ещё была жива), что же по-настоящему случилось, и где находился её муж или хотя бы где было похоронено (или брошено) его тело.
К сожалению, не осталось почти никакой информации о жизни этих двух мужественных и светлых людей, Елены и Николая де Роган-Гессе-Оболенских, но даже те несколько строчек из двух оставшихся писем Елены к её невестке – Александре, которые каким-то образом сохранились в семейных архивах Александры во Франции, показывают, как глубоко и нежно любила своего пропавшего мужа княжна. Сохранилось всего несколько рукописных листов, некоторые строчки которых, к сожалению, вообще невозможно разобрать. Но даже то, что удалось – кричит глубокой болью о большой человеческой беде, которую, не испытав, нелегко понять и невозможно принять.

12 апреля, 1927 года. Из письма княжны Елены к Александре (Alix) Оболенской:
«Сегодня очень устала. Вернулась из Синячихи совершенно разбитой. Вагоны забиты людьми, даже везти скот в них было бы стыдно………………………….. Останавливались в лесу – там так вкусно пахло грибами и земляникой... Трудно поверить, что именно там убивали этих несчастных! Бедная Эллочка (имеется в виду великая княгиня Елизавета Фёдоровна, которая являлась роднёй моего дедушки по линии Гессе) была убита здесь рядом, в этой жуткой Староселимской шахте… какой ужас! Моя душа не может принять такое. Помнишь, мы говорили: «пусть земля будет пухом»?.. Великий Боже, как же может быть пухом такая земля?!..
О, Аlix, моя милая Alix! Как же можно свыкнуться с таким ужасом? ...................... ..................... я так устала просить и унижаться… Всё будет совершенно бесполезно, если ЧК не согласится послать запрос в Алапаевск .................. Я никогда не узнаю где его искать, и никогда не узнаю, что они с ним сотворили. Не проходит и часа, чтобы я не думала о таком родном для меня лице... Какой это ужас представлять, что он лежит в какой-то заброшенной яме или на дне рудника!.. Как можно вынести этот каждодневный кошмар, зная, что уже не увижу его никогда?!.. Так же, как никогда не увидит мой бедный Василёк (имя, которое было дано при рождении моему папе)... Где же предел жестокости? И почему они называют себя людьми?..
Милая, добрая моя Alix, как же мне тебя не хватает!.. Хоть бы знать, что с тобою всё в порядке, и что дорогой твоей душе Дмитрий не покидает тебя в эти трудные минут .............................................. Если б у меня оставалась хоть капелька надежды найти моего родного Николая, я бы, кажется, вынесла всё. Душа вроде бы притерпелась к этой страшной потере, но до сих пор очень болит… Всё без него другое и такое пустынное».

18 мая, 1927 года. Отрывок из письма княжны Елены к Александре (Аlix) Оболенской:
«Опять приходил тот же милый доктор. Я никак не могу ему доказать, что у меня просто нет больше сил. Он говорит, что я должна жить ради маленького Василька... Да так ли это?.. Что он найдёт на этой страшной земле, мой бедный малыш? ..................................... Кашель возобновился, иногда становится невозможно дышать. Доктор всё время оставляет какие-то капли, но мне совестно, что я не могу его никак отблагодарить. ..................................... Иногда мне снится наша любимая комната. И мой рояль… Боже, как же это всё далеко! Да и было ли всё это вообще? ............................... и вишни в саду, и наша нянюшка, такая ласковая и добрая. Где всё это теперь? ................................ (в окно?) не хочется смотреть, оно всё в копоти и видны только грязные сапоги… Ненавижу сырость».

Моя бедная бабушка, от сырости в комнате, которая даже летом не прогревалась, вскоре заболела туберкулёзом. И, видимо ослабленная от перенесённых потрясений, голодания и болезни, при родах скончалась, так и не увидев своего малыша, и не найдя (хотя бы!) могилы его отца. Буквально перед смертью она взяла слово у Серёгиных, что они, как бы это для них не было трудно, отвезут новорождённого (если он, конечно же, выживет) во Францию, к дедушкиной сестре. Что, в то дикое время обещать, конечно же, было почти что «неправильно», так как сделать это никакой реальной возможности у Серёгиных, к сожалению, не было... Но они, всё же, обещали ей, чтобы хоть как-то облегчить последние минуты её, так зверски загубленной, совсем ещё молодой жизни, и чтобы её измученная болью душа могла, хоть с маленькой на то надеждой, покинуть этот жестокий мир... И даже зная, что сделают всё возможное, чтобы сдержать данное Елене слово, Серёгины всё же в душе не очень-то верили, что им когда-нибудь удастся всю эту сумасшедшую идею воплотить в жизнь...

Итак, в 1927 году в городе Кургане, в сыром, нетопленом подвале родился маленький мальчик, и звали его принц Василий Николаевич де Роган-Гессе-Оболенский, Лорд Санбурский (de Rohan-Hesse-Obolensky, Lord of Sanbury)... Он был единственным сыном герцога де’Роган-Гессе-Оболенского и княжны Елены Лариной.
Тогда он ещё не мог понять, что остался на этом свете совершенно один и, что его хрупкая жизнь теперь полностью зависела от доброй воли человека по имени Василий Серёгин…
И ещё этот малыш также не знал, что по отцовской линии, ему подарено было потрясающе «цветастое» Родовое Дерево, которое его далёкие предки сплели для него, как бы заранее подготовив мальчика для свершения каких-то особенных, «великих» дел… и, тем самым, возложив на его, тогда ещё совсем хрупкие плечи, огромную ответственность перед теми, кто когда-то так усердно плёл его «генетическую нить», соединяя свои жизни в одно сильное и гордое дерево…
Он был прямым потомком великих Меровингов, родившимся в боли и нищете, окружённый смертью своих родных и безжалостной жестокостью уничтоживших их людей… Но это не меняло того, кем по-настоящему был этот маленький, только что появившийся на свет, человек.
А начинался его удивительный род с 300-го (!) года, с Меровингского короля Конона Первого (Соnan I). (Это подтверждается в рукописном четырёхтомнике – книге-манускрипте знаменитого французского генеалога Norigres, которая находится в нашей семейной библиотеке во Франции). Его Родовое Дерево росло и разрасталось, вплетая в свои ветви такие имена, как герцоги Роганы (Rohan) во Франции, маркизы Фарнезе (Farnese) в Италии, лорды Страффорды (Strafford) в Англии, русские князья Долгорукие, Одоевские… и многие, многие другие, часть которых не удалось проследить даже самым высококвалифицированным в мире специалистам-генеалогам в Великобритании (Rоyal College of Arms), которые в шутку говорили, что это самое «интернациональное» родовое дерево, которое им когда-либо приходилось составлять.
И думается мне, что эта «мешанина» тоже не происходила так уж случайно… Ведь, все, так называемые, благородные семьи имели очень высококачественную генетику, и правильное её смешение могло положительно повлиять на создание очень высококачественного генетического фундамента сущности их потомков, коим, по счастливым обстоятельствам, и являлся мой отец.
Видимо, смешение «интернациональное» давало намного лучший генетический результат, чем смешение чисто «семейное», которое долгое время было почти что «неписаным законом» всех европейских родовитых семей, и очень часто кончалось потомственной гемофилией...
Но каким бы «интернациональным» ни был физический фундамент моего отца, его ДУША (и это я могу с полной на то ответственностью сказать) до конца его жизни была по-настоящему Русской, несмотря на все, даже самые потрясающие, генетические соединения...
Но вернёмся в Сибирь, где этот, родившийся в подвале, «маленький принц», для того, чтобы просто-напросто выжить, по согласию широкой и доброй души Василия Никандровича Серёгина, стал в один прекрасный день просто Серёгиным Василием Васильевичем, гражданином Советского Союза… Коим и прожил всю свою сознательную жизнь, умер, и был похоронен под надгробной плитой: «Семья Серёгиных», в маленьком литовском городке Алитус, вдали от своих фамильных замков, о которых никогда так и не слыхал...

Я узнала всё это, к сожалению, только в 1997 году, когда папы уже не было в живых. Меня пригласил на остров Мальта мой кузен, принц Пьер де Роган-Бриссак (Prince Pierre de Rohan-Brissac), который очень давно меня искал, и он же поведал мне, кем по-настоящему являюсь я и моя семья. Но об этом я расскажу намного позже.
А пока, вернёмся туда, где в 1927 году, у добрейшей души людей – Анны и Василия Серёгиных, была только одна забота – сдержать слово, данное умершим друзьям, и, во что бы то ни стало, вывезти маленького Василька из этой, «проклятой Богом и людьми» земли в хоть сколько-то безопасное место, а позже, попытаться выполнить своё обещание и доставить его в далёкую и им совершенно незнакомую, Францию... Так они начали свое нелёгкое путешествие, и, с помощью тамошних связей и друзей, вывезли моего маленького папу в Пермь, где, насколько мне известно, прожили несколько лет.
Дальнейшие «скитания» Серёгиных кажутся мне сейчас абсолютно непонятными и вроде бы нелогичными, так как создавалось впечатление, что Серёгины какими-то «зигзагами» кружили по России, вместо того, чтобы ехать прямиком в нужное им место назначения. Но наверняка, всё было не так просто, как мне кажется сейчас, и я совершенно уверена, что на их странное передвижение были тысячи очень серьёзных причин...
Потом на их пути оказалась Москва (в которой у Серёгиных жила какая-то дальняя родня), позже – Вологда, Тамбов, и последним, перед отъездом из родной России для них оказался Талдом, из которого (только через долгих и очень непростых пятнадцать лет после рождения моего папы) им наконец-то удалось добраться до незнакомой красавицы Литвы… что было всего лишь половиной пути к далёкой Франции...
(Я искренне благодарна Талдомской группе Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век», и лично господину Витольду Георгиевичу Шлопаку, за неожиданный и очень приятный подарок – нахождение фактов, подтверждающих пребывание семьи Серёгиных в городе Талдоме с 1938 по 1942 год. По этим данным, они проживали на улице Кустарной, дом 2а, недалеко от которой Василий посещал среднюю школу. Анна Фёдоровна работала машинисткой в редакции районной газеты «Коллективный труд» (сейчас – «Заря»), а Василий Никандрович был бухгалтером в местном заготзерно. Такую вот информацию удалось найти членам Талдомской ячейки Движения, за что им моя огромнейшая благодарность!)
Думаю, что во время своих скитаний Серёгиным приходилось хвататься за любую работу, просто чтобы по-человечески выжить. Время было суровое и на чью-либо помощь они, естественно, не рассчитывали. Чудесное поместье Оболенских осталось в далёком и счастливом прошлом, казавшимся теперь просто невероятно красивой сказкой... Реальность была жестокой и, хочешь не хочешь, с ней приходилось считаться...
В то время уже шла кровавая вторая мировая война. Пересекать границы было очень и очень непросто.
(Я так никогда и не узнала, кто и каким образом помог им перейти линию фронта. Видимо, кто-то из этих трёх людей был очень кому-то нужен, если им всё же удалось со-вершить подобное... И я так же совершенно уверена, что помогал им кто-то достаточно влиятельный и сильный, иначе никоим образом перейти границу в такое сложное время им никогда бы не удалось... Но как бы не доставала я позже свою бедную терпеливую бабушку, ответа на этот вопрос она упорно избегала. К сожалению, мне так и не удалось узнать хоть что-нибудь по этому поводу).
Так или иначе, они всё же оказались в незнакомой Литве... Дедушка (я буду его дальше так называть, так как только его я и знала своим дедушкой) сильно приболел, и им пришлось на время остановиться в Литве. И вот эта-то короткая остановка, можно сказать, и решила их дальнейшую судьбу... А также и судьбу моего отца и всей моей семьи.
Они остановились в маленьком городке Алитус (чтобы не слишком дорого приходилось платить за жильё, так как финансово, к сожалению, им в то время было довольно тяжело). И вот, пока они «осматривались по сторонам», даже не почувствовали, как были полностью очарованы красотой природы, уютом маленького городка и теплом людей, что уже само по себе как бы приглашало хотя бы на время остаться.

А также, несмотря на то, что в то время Литва уже была под пятой «коричневой чумы», она всё же ещё каким-то образом сохраняла свой независимый и воинственный дух, который не успели вышибить из неё даже самые ярые служители коммунизма... И это притягивало Серёгиных даже больше, чем красота местной природы или гостеприимство людей. Вот они и решили остаться «на время»… что получилось – навсегда… Это был уже 1942 год. И Серёгины с сожалением наблюдали, как «коричневый» осьминог национал-социализма всё крепче и крепче сжимал своими щупальцами страну, которая им так полюбилась... Перейдя линию фронта, они надеялись, что из Литвы смогут добраться до Франции. Но и при «коричневой чуме» дверь в «большой мир» для Серёгиных (и, естественно, для моего папы) оказалась закрытой и на этот раз навсегда… Но жизнь продолжалась... И Серёгины начали понемногу устраиваться на своём новом месте пребывания. Им заново приходилось искать работу, чтобы иметь какие-то средства для существования. Но сделать это оказалось не так уж сложно – желающим работать в трудолюбивой Литве всегда находилось место. Поэтому, очень скоро жизнь потекла по привычному им руслу и казалось – снова всё было спокойно и хорошо...
Мой папа начал «временно» ходить в русскую школу (русские и польские школы в Литве не являлись редкостью), которая ему очень понравилась и он категорически не хотел её бросать, потому что постоянные скитания и смена школ влияла на его учёбу и, что ещё важнее – не позволяла завести настоящих друзей, без которых любому нормальному мальчишке очень тяжело было существовать. Мой дедушка нашёл неплохую работу и имел возможность по выходным хоть как-то «отводить душу» в своём обожаемом окружном лесу.

А моя бабушка в то время имела на руках своего маленького новорождённого сынишку и мечтала хотя бы короткое время никуда не двигаться, так как физически чувствовала себя не слишком хорошо и была так же, как и вся её семья, уставшей от постоянных скитаний. Незаметно прошло несколько лет. Война давно кончилась, и жизнь становилась более нормальной во всех отношениях. Мой папа учился всё время на отлично и учителя порочили ему золотую медаль (которую он и получил, окончив ту же самую школу).
Моя бабушка спокойно растила своего маленького сына, а дедушка наконец-то обрёл свою давнишнюю мечту – возможность каждый день «с головой окунаться» в так полюбившийся ему алитуский лес.
Таким образом, все были более или менее счастливы и пока что никому не хотелось покидать этот поистине «божий уголок» и опять пускаться странствовать по большим дорогам. Они решили дать возможность папе закончить так полюбившуюся ему школу, а маленькому бабушкиному сыну Валерию дать возможность как можно больше подрасти, чтобы было легче пускаться в длинное путешествие.
Но незаметно бежали дни, проходили месяцы, заменяясь годами, а Серёгины всё ещё жили на том же самом месте, как бы позабыв о всех своих обещаниях, что, конечно же, не было правдой, а просто помогало свыкнутся с мыслью, что возможно им не удастся выполнить данное княжне Елене слово уже никогда... Все Сибирские ужасы были далеко позади, жизнь стала каждодневно привычной, и Серёгиным иногда казалось, что этого возможно и не было никогда, как будто оно приснилось в каком-то давно забытом, кошмарном сне...

Василий рос и мужал, становясь красивым молодым человеком, и его приёмной матери уже всё чаще казалось, что это её родной сын, так как она по-настоящему очень его любила и, как говорится, не чаяла в нём души. Мой папа звал её матерью, так как правды о своём рождении он пока ещё (по общему договору) не знал, и в ответ любил её так же сильно, как любил бы свою настоящую мать. Это касалось также и дедушки, которого он звал своим отцом, и также искренне, от всей души любил.
Так всё вроде понемногу налаживалось и только иногда проскальзывающие разговоры о далёкой Франции становились всё реже и реже, пока в один прекрасный день не прекратились совсем. Надежды добраться туда никакой не было, и Серёгины видимо решили, что будет лучше, если эту рану никто не станет больше бередить...
Мой папа в то время уже закончил школу, как ему и пророчили – с золотой медалью и поступил заочно в литературный институт. Чтобы помочь семье, он работал в газете «Известия» журналистом, а в свободное от работы время начинал писать пьесы для Русского драматического театра в Литве.

Всё вроде бы было хорошо, кроме одной, весьма болезненной проблемы – так как папа был великолепным оратором (на что у него и вправду, уже по моей памяти, был очень большой талант!), то его не оставлял в покое комитет комсомола нашего городка, желая заполучить его своим секретарём. Папа противился изо всех сил, так как (даже не зная о своём прошлом, о котором Серёгины пока решили ему не говорить) он всей душой ненавидел революцию и коммунизм, со всеми вытекающими из этих «учений» последствиями, и никаких «симпатий» к оным не питал... В школе он, естественно, был пионером и комсомольцем, так как без этого невозможно было в те времена мечтать о поступлении в какой-либо институт, но дальше этого он категорически идти не хотел. А также, был ещё один факт, который приводил папу в настоящий ужас – это участие в карательных экспедициях на, так называемых, «лесных братьев», которые были не кем-то иным, как просто такими же молодыми, как папа, парнями «раскулаченных» родителей, которые прятались в лесах, чтобы не быть увезёнными в далёкую и сильно их пугавшую Сибирь.
За несколько лет после пришествия Советской власти, в Литве не осталось семьи, из которой не был бы увезён в Сибирь хотя бы один человек, а очень часто увозилась и вся семья.
Литва была маленькой, но очень богатой страной, с великолепным хозяйством и огромными фермами, хозяева которых в советские времена стали называться «кулаками», и та же советская власть стала их очень активно «раскулачивать»... И вот именно для этих «карательных экспедиций» отбирались лучшие комсомольцы, что бы показать остальным «заразительный пример»... Это были друзья и знакомые тех же «лесных братьев», которые вместе ходили в одни и те же школы, вместе играли, вместе ходили с девчонками на танцы... И вот теперь, по чьему-то сумасшедшему приказу, вдруг почему-то стали врагами и должны были друг друга истреблять...
После двух таких походов, в одном из которых из двадцати ушедших ребят вернулись двое (и папа оказался одним из этих двоих), он до полусмерти напился и на следующий день написал заявление, в котором категорически отказывался от дальнейшего участия в любых подобного рода «мероприятиях». Первой, последовавшей после такого заявления «приятностью» оказалась потеря работы, которая в то время была ему «позарез» нужна. Но так как папа был по-настоящему талантливым журналистом, ему сразу же предложила работу другая газета – «Каунасская Правда» – из соседнего городка. Но долго задержаться там, к сожалению, тоже не пришлось, по такой простой причине, как коротенький звонок «сверху»... который вмиг лишил папу только что полученной им новой работы. И папа в очередной раз был вежливо выпровожен за дверь. Так началась его долголетняя война за свободу своей личности, которую прекрасно помнила уже даже и я.