Новгородская четвёртая летопись

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Новгородская четвёртая летопись (HIVЛ, Н4Л) — важный памятник русского летописания XV века. Эту летопись принято называть четвёртой по порядку их расположения в издании 1848 года, но хронологически она является второй из сохранившихся, причем она хотя и предшествует Новгородской первой летописи младшего извода, но отражает более поздний этап в развитии летописания.







Списки и история создания

Общий текст старшего и младшего изводов Н4Л завершается 1428 годом, равно как и текст Новгородской Карамзинской летописи. Общий текст списков младшего извода завершается 1447 годом.

Согласно концепции Б. М. Клосса, изложенной в его предисловиях к переизданию ПСРЛ, летописный свод 1418 года отразился в составе Софийской первой (С1Л) и Новгородской четвёртой летописей, причём последний свод, составленный в 1428 году, известен в двух основных редакциях.

Согласно А. А. Шахматову, общий источник Н4Л и С1Л, именуемый им Новгородско-Софийским сводом, был составлен в 1430-х годах. Об отличиях его текста за XI век от ПВЛ см. Софийская первая летопись.

Списки:

  • Старший извод. К своду 1428 года добавлены статьи 1429—1437 годов из новгородской владычной летописи.
    • Новороссийский список. Рукопись в лист, на 339 листах. Завершается 1437 годом [1]. Переписан около 1477 года. Рукопись включает также списки епископов и посадников Новгородских [2].
    • Голицынский список. Рукопись в четверть листа, на 380 листах. Завершается 1518 годом [3]. Переписан в том же году. Рукопись также включает «Летописец вскоре» патриарха Никифора [4].
  • Младший извод.
    • Фроловский список. Рукопись 1470-80-х годов. Завершается 1448 годом.
    • Строевский список. Рукопись последней четверти XV века. Завершается сентябрем 6985 (1476) года [5].
    • Толстовский список. Рукопсь конца XV века. Содержит фрагмент текста за 1382—1418 годы.
    • Синодальный список. Рукопись 1544 года. Завершается сентябрем 6985 (1476) года.
    • Академический список. Рукопись первой трети XVI века. Завершается 1515 годом [6].
    • Музейский список. Рукопись середины XVI века. Обрывается 1535 годом.
    • Список Дубровского. При издании в составе т. IV ПСРЛ рассматривался как один из вариантов Новгородской четвёртой летописи [7]. Отдельно опубликован в составе т. XLIII ПСРЛ.
    • Сокращённый Новгородский летописец по списку Н. К. Никольского, завершается 1556 годом, рукопись второй половины XVI века [8].

Содержание

Соотношение объёма:

  • Вводная часть (стр.1-10).
  • Текст 852—1110 годов (стр.10-141).
  • Текст 1111—1203 годов (стр.141-180).
  • Текст 1204—1304 годов (стр.180-252).
  • Текст 1305—1428 годов (стр.252-432).
  • Текст 1429—1448 годов по спискам младшего извода (стр.432-444).

В состав текста входят [9]:

  • Перечень князей, митрополий и епископий, под 897 годом (стр.13-16)
  • Поучение епископа Луки к братии, под 1058 годом (стр.118-120), отсутствующее в С1Л.
  • Повесть о битве на Липице (стр.186-197)
  • Повесть о нашествии Батыя (стр.215-222)
  • Рассказ о Невской битве (стр.223-225)
  • «Рукописание Магнуша» (стр.281-282)
  • Небольшие рассказы об осаде Твери (стр.300-303), о битве на Пьяне (стр.306-308), о битве на Воже (стр.309-310).
  • Рассказ о Донском побоище (стр.310-325).
  • Повесть о нашествии Тохтамыша (стр.327-338).
  • Рассказ о походе Дмитрия Ивановича на Новгород, под 1386 годом (стр.344-347)
  • Слово о житии и о преставлении Дмитрия Ивановича [10] (стр.351-366).
  • Рассказ диакона Александра о Царьграде (стр.376-378), отсутствует в С1Л.
  • Рассказ о битве на Ворскле (стр.384-386), о смерти Михаила Тверского (стр.386-389).
  • Поучение о небесных знамениях, под 1402 годом (стр.392-394) [11], отсутствует в С1Л.
  • Духовная грамота Киприана (стр.400-403).
  • Письмо Едигея к Василию Дмитриевичу (стр.406-407), отсутствует в С1Л.
  • Рассказ о смерти Арсения Тверского (стр.407-409), отсутствует в С1Л.
  • Грамота Фотия о Григории Цамблаке (стр.418-420).
  • Рассказ о смуте в Новгороде в 1418 году, кратко упомянутый в С1Л, изложен подробно (стр.421-424), включено поучение архиепископа Симеона псковичам (стр.424-425).

Отсутствуют подобные С1Л пометки за 1077—1090 годы, но ряд событий этого времени опущены (стр.133-135); нет погодных записей о рождении детей Ярослава Мудрого; под 1044 годом в упоминании о Всеславе настоящее время исправлено на прошедшее [12].

Достаточно кратко упомянуто о «взятии Царьграда фрягами» (стр.180); о битве на Калке (стр.202-203); о Чудской битве (стр.228); о смерти Михаила Черниговского (стр.229); о смерти Михаила Тверского (стр.257). В Софийской первой летописи об этих событиях есть подробные рассказы. Таким образом, Н4Л отмечена большим вниманием к современности.

В ряде статей за конец XIV-начало XV века наблюдается яркое дублирование известий: о некоторых событиях рассказывается кратко в нескольких словах, а затем в той же годовой статье более подробно, при этом в соответствующих местах Новгородской первой летописи младшего извода есть лишь краткие рассказы, а в Софийской первой летописи — только подробные, кроме первого случая [13]:

  • О взятии татарами Нижнего Новгорода под 6885 и 6886 годом (стр. 306, 307); тот же текст в С1Л [14].
  • Дважды о битве на Воже под 1379 годом (стр.308-309).
  • Под 1386 годом о битве при Мстиславле (стр.343-344).
  • Под 1395 годом о взятии Смоленска Витовтом (стр.376, 378—379).
  • Под 1399 годом о смерти Михаила Тверского (стр.383, 386—389).
  • Под 1401 годом о возвращении в Смоленск князя Юрия и осаде его Витовтом (стр. 390, 391).
  • Под 1404 годом о взятии Смоленска Витовтом (стр.395, 396—397).

Кроме того, в начале и конце статьи 1382 года повторены без изменений группа статей о новгородских событиях (ст.326, 339). Согласно Г. М. Прохорову, этот факт доказывает, что Новгородская Карамзинская летопись была источником текста для Новгородской четвёртой.

В тексте лишь этой летописи есть ряд известий о жизни новгородца Матфея Михайлова, который, как считается, причастен к летописанию (под 1375, 1382, 1405, 1406, 1411 годами) [15] — А. А. Шахматов идентифицировал его с Матвеем Михайловичем Кусовым, уставщиком Софийского двора [16].

Издания

  • Новгородские и псковские летописи. 1848. С. 1-165.
  • Новгородская четвёртая летопись. Вып. 1. Пг., 1915. Вып. 2. Л., 1925. Вып. 3. Л., 1929.
  • Новгородская четвёртая летопись. (ПСРЛ. Т. IV. Ч. 1). М., Языки русской культуры. 2000. 728 стр. (ISBN 5-88766-063-5) (новое издание снабжено предисловиями А. Г. Боброва и Б. М. Клосса)

Напишите отзыв о статье "Новгородская четвёртая летопись"

Литература

Примечания

  1. окончание см. стр.451-453
  2. стр.623-627
  3. окончание см. стр.454-462
  4. стр.627-632
  5. варианты по Строевскому и Синодальному спискам: стр.445-450
  6. окончание см. стр.463-470
  7. см. варианты по нему (стр.471-489) и текст за 1447—1539 годы с вариантами по Архивскому сборнику (стр.490-579)
  8. см. стр.580-622
  9. рассказы в составе ПВЛ не указываются
  10. отсутствует в некоторых списках младшего извода
  11. в некоторых списках младшего извода большая часть опущена
  12. ПСРЛ, т. IV, ч.1, стр.116
  13. Н1Л младшего извода за 1379, 1386, 1395, 1399, 1401, 1404 годы (ПСРЛ, т. III, стр.375, 380, 387, 394, 397, 398); ПСРЛ, т. VI, вып.1, стб.452-453, 484—485, 511—512, 518—521, 521—522, 523—524
  14. ПСРЛ, т. VI, вып.1, стб.450, 451—452
  15. ПСРЛ, т. IV, ч.1, стр.300, 326, 339, 397, 399, 411 (известие под 1382 годом повторено дважды, а два последних известия отсутствуют в списках младшего извода)
  16. см. Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып.2. Ч.2. Л., 1989. С.109

Отрывок, характеризующий Новгородская четвёртая летопись

– Папа хороший, он просто не знает, что мы ещё живём. – Тихо сказала девочка. – Пожалуйста, ты скажи ему…
Наверное, нет ничего страшнее на свете, чем чувствовать на себе такую вину, какую чувствовала она... Её звали Кристина. При жизни она была жизнерадостной и очень счастливой женщиной, которой, во время её гибели, было всего лишь двадцать шесть лет. Муж её обожал…
Её маленькую дочурку звали Вэста, и она была первым в этой счастливой семье ребёнком, которого обожали все, а отец просто не чаял в ней души…
Самого же главу семьи звали Артур, и он был таким же весёлым, жизнерадостным человеком, каким до смерти была его жена. И вот теперь никто и ничто не могло ему помочь найти хоть какой-то покой в его истерзанной болью душе. И он растил в себе ненависть к любимому человеку, своей жене, пытаясь этим оградить своё сердце от полного крушения.
– Пожалуйста, если ты пойдёшь к папе, не пугайся его… Он иногда бывает странным, но это когда он «не настоящий». – Прошептала девочка. И чувствовалось, что ей неприятно было об этом говорить.
Я не хотела спрашивать и этим ещё больше её огорчать, поэтому решила, что разберусь сама.
Я спросила у Вэсты, кто из них хочет мне показать, где они жили до своей гибели, и живёт ли там всё ещё её отец? Место, которое они назвали, меня чуть огорчило, так как это было довольно-таки далеко от моего дома, и чтобы добраться туда, требовалось немало времени. Поэтому так сразу я не могла ничего придумать и спросила моих новых знакомых, смогут ли они появиться вновь хотя бы через несколько дней? И получив утвердительный ответ, «железно» им пообещала, что обязательно встречусь за это время с их мужем и отцом.
Вэста лукаво на меня глянула и сказала:
– Если папа не захочет тебя сразу выслушать, ты скажи ему, что его «лисёнок» очень по нему скучает. Так папа называл меня только, когда мы были с ним одни, и кроме него этого не знает больше никто...
Её лукавое личико вдруг стало очень печальным, видимо вспомнив что-то очень ей дорогое, и она вправду стала чем-то похожа на маленького лисёнка…
– Хорошо, если он мне не поверит – я ему это скажу. – Пообещала я.
Фигуры, мягко мерцая, исчезли. А я всё сидела на своём стуле, напряжённо пытаясь сообразить, как же мне выиграть у моих домашних хотя бы два-три свободных часа, чтобы иметь возможность сдержать данное слово и посетить разочарованного жизнью отца...
В то время «два-три часа» вне дома было для меня довольно-таки длинным промежутком времени, за который мне стопроцентно пришлось бы отчитываться перед бабушкой или мамой. А, так как врать у меня никогда не получалось, то надо было срочно придумать какой-то реальный повод для ухода из дома на такое длительное время.
Подвести моих новых гостей я никоим образом не могла...
На следующий день была пятница, и моя бабушка, как обычно собиралась на рынок, что она делала почти каждую неделю, хотя, если честно, большой надобности в этом не было, так как очень многие фрукты и овощи росли в нашем саду, а остальными продуктами обычно были битком набиты все ближайшие продовольственные магазины. Поэтому, такой еженедельный «поход» на рынок наверняка был просто-напросто символичным – бабушка иногда любила просто «проветриться», встречаясь со своими друзьями и знакомыми, а также принести всем нам с рынка что-то «особенно вкусненькое» на выходные дни.
Я долго крутилась вокруг неё, ничего не в силах придумать, как бабушка вдруг спокойно спросила:
– Ну и что тебе не сидится, или приспичило что?..
– Мне уйти надо! – обрадовавшись неожиданной помощи, выпалила я. – Надолго.
– Для других или для себя? – прищурившись спросила бабушка.
– Для других, и мне очень надо, я слово дала!
Бабушка, как всегда, изучающе на меня посмотрела (мало кто любил этот её взгляд – казалось, что она заглядывает прямо тебе в душу) и наконец сказала:
– К обеду чтобы была дома, не позже. Этого достаточно?
Я только кивнула, чуть не подпрыгивая от радости. Не думала, что всё обойдётся так легко. Бабушка часто меня по-настоящему удивляла – казалось, она всегда знала, когда дело было серьёзно, а когда был просто каприз, и обычно, по-возможности, всегда мне помогала. Я была очень ей благодарна за её веру в меня и мои странноватые поступки. Иногда я даже была почти что уверена, что она точно знала, что я делала и куда шла… Хотя, может и вправду знала, только я никогда её об этом не спрашивала?..
Мы вышли из дома вместе, как будто я тоже собиралась идти с ней на рынок, а за первым же поворотом дружно расстались, и каждая уже пошла своей дорогой и по своим делам…
Дом, в котором всё ещё жил отец маленькой Вэсты был в первом у нас строящемся «новом районе» (так называли первые многоэтажки) и находился от нас примерно в сорока минутах быстрой ходьбы. Ходить я очень любила всегда, и это не доставляло мне никаких неудобств. Только я очень не любила сам этот новый район, потому что дома в нём строились, как спичечные коробки – все одинаковые и безликие. И так как место это только-только ещё начинало застраиваться, то в нём не было ни одного дерева или любой какой-нибудь «зелени», и оно было похожим на каменно-асфальтовый макет какого-то уродливого, ненастоящего городка. Всё было холодным и бездушным, и чувствовала я себя там всегда очень плохо – казалось, там мне просто не было чем дышать...
И ещё, найти номера домов, даже при самом большом желании, там было почти что невозможно. Как, например, в тот момент я стояла между домами № 2 и № 26, и никак не могла понять, как же такое может быть?!. И гадала, где же мой «пропавший» дом № 12?.. В этом не было никакой логики, и я никак не могла понять, как люди в таком хаосе могут жить?
Наконец-то с чужой помощью мне удалось каким-то образом найти нужный дом, и я уже стояла у закрытой двери, гадая, как же встретит меня этот совершенно мне незнакомый человек?..
Я встречала таким же образом много чужих, неизвестных мне людей, и это всегда вначале требовало большого нервного напряжения. Я никогда не чувствовала себя комфортно, врываясь в чью то частную жизнь, поэтому, каждый такой «поход» всегда казался мне чуточку сумасшедшим. И ещё я прекрасно понимала, как дико это должно было звучать для тех, кто буквально только что потерял родного им человека, а какая-то маленькая девочка вдруг вторгалась в их жизнь, и заявляла, что может помочь им поговорить с умершей женой, сестрой, сыном, матерью, отцом… Согласитесь – это должно было звучать для них абсолютно и полностью ненормально! И, если честно, я до сих пор не могу понять, почему эти люди слушали меня вообще?!.
Так и сейчас я стояла у незнакомой двери, не решаясь позвонить и не представляя, что меня за ней ждёт. Но тут же вспомнив Кристину и Вэсту и мысленно обругав себя за свою трусость, я усилием воли заставила себя поднять чуть дрожавшую руку и нажать кнопку звонка…
За дверью очень долго никто не отвечал. Я уже собралась было уйти, как дверь внезапно рывком распахнулась, и на пороге появился, видимо бывший когда-то красивым, молодой мужчина. Сейчас, к сожалению, впечатление от него было скорее неприятное, потому, что он был попросту очень сильно пьян…
Мне стало страшно, и первая мысль была побыстрее оттуда уйти. Но рядом со мной, я чувствовала бушующие эмоции двух очень взволнованных существ, которые готовы были пожертвовать бог знает чем, только бы этот пьяный и несчастный, но такой родной и единственный им человек наконец-то хоть на минуту их услышал….
– Ну, чего тебе?! – довольно агрессивно начал он.
Он был по-настоящему очень сильно пьян и всё время качался из стороны в сторону, не имея сил крепко держаться на ногах. И тут только до меня дошло, что значили слова Вэсты, что папа бывает «не настоящим»!.. Видимо девчушка видела его в таком же состоянии, и это никак не напоминало ей того, её папу, которого она знала и любила всю свою коротенькую жизнь. Вот поэтому-то, она и называла его «не настоящим»…