Общероссийский классификатор объектов административно-территориального деления

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Общероссийский классификатор объектов административно-территориального деления (сокращ. ОКАТО) — классификатор объектов административно-территориального деления Российской Федерации, входит в состав «Единой системы классификации и кодирования технико-экономической и социальной информации Российской Федерации» (ЕСКК). ОКАТО предназначен для обеспечения достоверности, сопоставимости и автоматизированной обработки информации в разрезах административно-территориального деления в таких сферах, как статистика, экономика и другие.

До 1 января 2014 обязательно указывался в налоговых платёжных поручениях, где было соответствующее поле (в любых других платёжных поручениях поле оставлялось пустым). С 1 января 2014 в этой роли заменён кодом ОКТМО, который указывается в том же поле платёжного поручения.







Объекты классификации

Объектами классификации в ОКАТО являются:

В классификаторе принята иерархическая система классификации.

Всё множество объектов административно-территориального деления подразделяется на группы согласно территориальному делению и эти группы располагаются по трём уровням классификации в соответствии с административной подчинённостью, причём в каждый уровень включаются объекты, непосредственно подчинённые объектам предыдущего уровня.

Первый уровень классификации включает объекты федерального значения:

  • республики;
  • края;
  • области;
  • города федерального значения;
  • автономную область;
  • автономный округ, входящий в состав России.

Ко второму уровню классификации относятся:

  • автономные округа, входящие в состав края или области;
  • районы республики, края, области, автономной области, автономного округа, входящего в состав России, внутригородские районы, округа города федерального значения;
  • города республиканского, краевого, областного подчинения;
  • посёлки городского типа краевого, областного подчинения;
  • городские округа.

К третьему уровню классификации относятся:

  • внутригородские районы, округа;
  • города районного подчинения;
  • посёлки городского типа районного подчинения;
  • посёлки городского типа входящие в состав городских округов;
  • сельские поселения.

В пределах группировок третьего уровня классификации кодируются сельские населённые пункты.

Структура номера

Каждая позиция классификатора структурно состоит из трёх блоков:

  • блок идентификации объекта;
  • блок наименования объекта;
  • блок дополнительных данных.

Номер ОКАТО может быть кодом раздела «Объекты административно-территориального деления, кроме сельских населенных пунктов», который содержит от 2 до 8 цифр или кодом раздела «Сельские населенные пункты» (11 цифр).

Контрольное число (одна цифра) может быть добавлено к коду, образуя «блок идентификации», в котором на одну цифру больше (9 цифр для 8-цифрового кода).

Структура кодового обозначения в блоке идентификации: XX XXX XXX КЧ, где

  • 1, 2 знаки — объекты первого уровня классификации;
  • 3, 4, 5 знаки — объекты второго уровня классификации;
  • 6, 7, 8 знаки — объекты третьего уровня классификации;
  • КЧ — контрольное число.

Контрольное число в кодовых обозначениях рассчитывается по действующей методике расчёта и применения контрольных чисел ПР 50.1.024-2005 «Основные положения и порядок проведения работ по разработке, ведению и применению общероссийских классификаторов»[1]. Применительно к коду ОКАТО, проверяемый код должен состоять из 3, 6 или 9 символов. То есть контрольное число стоит в третьей, шестой или девятой позиции кода. Это не означает, что для восьмизначного кода ОКАТО третий знак является контрольным числом для первых двух, обозначающих объект первого уровня. В восьмизначном коде нет контрольного числа в принципе, как, впрочем, и в двух-, пяти- и одиннадцатизначном коде.[2]

Для кодирования большинства объектов ОКАТО используется следующая структура кода. Разряды 1 и 2 предназначены для кодирования объектов республиканского подчинения, расположенных на первом уровне классификации. Система кодирования этих объектов — серийно-порядковая, обеспечивающая преемственность с ранее действующим классификатором СОАТО.

Разряды 3, 4, 5 используются для кодирования объектов второго уровня классификации, разряды 6, 7, 8 — для кодирования объектов третьего уровня. В этих случаях применяется последовательный метод кодирования. При этом разряды 3 и 6 отведены под признаки соответственно Р1 и Р2, указывающие уровень классификации и вид кодируемого объекта. В этом случае применяется параллельный метод кодирования.

Признак второго уровня классификации — Р1 (разряд 3) имеет значение:

  • 1 — автономный округ;
  • 2 — район (в том числе внутригородской), округ;
  • 4 — город, посёлок городского типа.

Признак третьего уровня классификации — Р2 (разряд 6) имеет значение:

  • 3 — внутригородской район, округ города;
  • 5 — город, посёлок городского типа;
  • 8 — сельсовет.

Для сокращения общей длины кода при кодировании ряда объектов сделано отступление от описанной системы классификации и кодирования, а именно районы и города автономных округов, входящих в состав краёв и областей, кодируются на втором уровне классификации (4, 5 разряды), а им подчинённые объекты (города, посёлки городского типа и сельсоветы) кодируются на третьем уровне классификации (6, 7, 8 разряды). При этом признак Р2 (разряд 6) имеет следующие значения:

  • 6 — город, посёлок городского типа;
  • 9 — сельсовет.

Для незначительного количества объектов (объекты, подчинённые администрациям районов городов республиканского, краевого, областного подчинения) их кодирование осуществляется на 6, 7, 8 разрядах, однако исключается одна ступень подчинённости, а именно подчинённость администрации района, и указывается их подчинённость администрации города.

Поскольку для обозначения таких видов административно-территориальных единиц, как район, внутригородской район, округ города (также в случае — города и посёлка городского типа) выделен один признак, их кодирование осуществляется сериями кодов. Так, для районов республики, края, области выделена серия кодов от 01 до 59, для внутригородских районов (округов) — от 60 до 99. Города кодируются серией кодов 01—49, посёлки городского типа — 50—99.

В блоке наименования для сокращения наименований объектов в классификаторе выделены наименования группировочных позиций, в которые входят все расположенные ниже позиции. При этом после наименования группировочной позиции ставится косая черта (/), а перед конкретными объектами ставится тире (-).

В случае применения в наименовании группировочной позиции двух категорий объектов, входящих в эту группировку (например: сельсоветы и сомоны, сельские администрации и волости и др.), к наименованиям входящих в группировку позиций добавляется сокращение, определяющее вторую из двух применяемых категорий. При этом позиции, у которых отсутствуют сокращения, относятся к первой из применяемых категорий.

Пример

Кодовое обозначение, например, Даурского сельсовета Забайкальского района Забайкальского края — 76 212 825 — структурно состоит из следующих частей:

  • 76 (1 и 2 разряды) — Забайкальский край;
  • 2 (3 разряд) — признак района (второй уровень классификации);
  • 12 (4 и 5 разряды) — код Забайкальского района;
  • 8 (6 разряд) — признак сельсовета (третий уровень классификации);
  • 25 (7 и 8 разряды) — код Даурского сельсовета.

См. также

Напишите отзыв о статье "Общероссийский классификатор объектов административно-территориального деления"

Примечания

  1. [http://vsesnip.com/Data1/47/47287/ ПР 50.1.024-2005 — Основные положения и порядок проведения работ по разработке, ведению и применению общероссийских классификаторов].
  2. [http://kontragent.info/articles/view/id/2 Проверка ОКАТО по контрольному числу]

Ссылки

  • [http://protect.gost.ru/document.aspx?control=20&id=134377 Официальный ресурс] (набор pdf файлов).
  • [https://archive.is/20121205065604/www.mosclassific.ru/mClass/okato_view.php ОКАТО с возможностью поиска] по названию или части номера в классификаторе.
  • [http://kod-x.ru/polza/oktmo.htm Узнать код ОКТМО по ОКАТО]

Отрывок, характеризующий Общероссийский классификатор объектов административно-территориального деления

– Именно потому, что я являюсь его «наместником на Земле», я и буду дальше молчать, Изидора! Именно потому...
Я смотрела на него, широко распахнув глаза, и не могла поверить, что по-настоящему всё это слышу... Опять же – Караффа был чрезвычайно опасен в своём безумии, и вряд ли где-то существовало лекарство, которое было в силах ему помочь.
– Хватит пустых разговоров! – вдруг, довольно потирая руки, воскликнул «святой отец». – Пройдёмте со мной, моя дорогая, я думаю, на этот раз мне всё же удастся Вас ошеломить!..
Если бы он только знал, как хорошо это ему постоянно удавалось!.. Моё сердце заныло, предчувствуя недоброе. Но выбора не было – приходилось идти...

Довольно улыбаясь, Караффа буквально «тащил» меня за руку по длинному коридору, пока мы наконец-то не остановились у тяжёлой, украшенной узорчатой позолотой, двери. Он повернул ручку и... О, боги!!!.. Я оказалась в своей любимой венецианской комнате, в нашем родном фамильном палаццо...
Потрясённо озираясь вокруг, не в состоянии придти в себя от так неожиданно обрушившегося «сюрприза», я успокаивала своё выскакивающее сердце, будучи не в состоянии вздохнуть!.. Всё вокруг кружилось тысячами воспоминаний, безжалостно окуная меня в давно прожитые, и уже частично забытые, чудесные годы, тогда ещё не загубленные злостью жестокого человека... воссоздавшего для чего-то здесь(!) сегодня мой родной, но давно утерянный, счастливый мир... В этой, чудом «воскресшей», комнате присутствовала каждая дорогая мне моя личная вещь, каждая любимая мною мелочь!.. Не в состоянии отвести глаз от всей этой милой и такой привычной для меня обстановки, я боялась пошевелиться, чтобы нечаянно не спугнуть дивное видение...
– Нравится ли вам мой сюрприз, мадонна? – довольный произведённым эффектом, спросил Караффа.
Самое невероятное было то, что этот странный человек совершенно искренне не понимал, какую глубокую душевную боль он причинил мне своим «сюрпризом»!.. Видя ЗДЕСЬ (!!!) то, что когда-то было настоящим «очагом» моего семейного счастья и покоя, мне хотелось лишь одного – кинуться на этого жуткого «святого» Папу и душить его в смертельном объятии, пока из него не улетит навсегда его ужасающая чёрная душа... Но вместо того, чтобы осуществить так сильно мною желаемое, я лишь попыталась собраться, чтобы Караффа не услышал, как дрожит мой голос, и как можно спокойнее произнесла:
– Простите, ваше святейшество, могу ли я на какое-то время остаться здесь одна?
– Ну, конечно же, Изидора! Это теперь ваши покои! Надеюсь, они вам нравятся.
Неужели же он и в правду не понимал, что творил?!.. Или наоборот – прекрасно знал?.. И это всего лишь «веселилось» его неугомонное зверство, которое всё ещё не находило покоя, выдумывая для меня какие-то новые пытки?!.. Вдруг меня полоснула жгучая мысль – а что же, в таком случае, стало со всем остальным?.. Что стало с нашим чудесным домом, который мы все так сильно любили? Что стало со слугами и челядью, со всеми людьми, которые там жили?!.
– Могу ли я спросить ваше святейшество, что стало с нашим родовым дворцом в Венеции?– севшим от волнения голосом прошептала я. – Что стало с теми, кто там жил?.. Вы ведь не выбросили людей на улицу, я надеюсь? У них ведь нет другого дома, святейшество!..
Караффа недовольно поморщился.
– Помилуйте, Изидора! О них ли вам стоит сейчас заботиться?.. Ваш дом, как вы, конечно же, понимаете, теперь стал собственностью нашей святейшей церкви. И всё, что с ним было связано – более уже не является Вашей заботой!
– Мой дом, как и всё то, что находится внутри него, Ваше святейшество, после смерти моего горячо любимого мужа, Джироламо, принадлежит моей дочери Анне, пока она жива! – возмущённо воскликнула я. – Или «святая» церковь уже не считает её жильцом на этом свете?!
Внутри у меня всё кипело, хотя я прекрасно понимала, что, злясь, я только усложняла своё и так уже безнадёжное, положение. Но бесцеремонность и наглость Караффы, я уверена, не могла бы оставить спокойным ни одного нормального человека! Даже тогда, когда речь шла всего лишь о поруганных, дорогих его сердцу воспоминаниях...
– Пока Анна будет жива, она будет находиться здесь, мадонна, и служить нашей любимой святейшей церкви! Ну, а если она, к своему несчастью, передумает – ей, так или иначе, уже не понадобится ваш чудесный дом! – в бешенстве прошипел Караффа. – Не переусердствуйте в своём рвении найти справедливость, Изидора! Оно может лишь навредить вам. Моё долготерпение тоже имеет границы... И я искренне не советую вам их переступать!..
Резко повернувшись, он исчез за дверью, даже не попрощавшись и не известив, как долго я могу оставаться одна в своём, так нежданно воскресшем, прошлом...
Время остановилось... безжалостно швырнув меня, с помощью больной фантазии Караффы, в мои счастливые, безоблачные дни, совсем не волнуясь о том, что от такой неожиданной «реальности» у меня просто могло остановиться сердце...
Я грустно опустилась на стул у знакомого зеркала, в котором так часто когда-то отражались любимые лица моих родных... И у которого теперь, окружённая дорогими призраками, я сидела совсем одна... Воспоминания душили силой своей красоты и глубоко казнили горькой печалью нашего ушедшего счастья...
Когда-то (теперь казалось – очень давно!) у этого же огромного зеркала я каждое утро причёсывала чудесные, шёлковистые волосы моей маленькой Анны, шутливо давая ей первые детские уроки «ведьминой» школы... В этом же зеркале отражались горящие любовью глаза Джироламо, ласково обнимавшего меня за плечи... Это зеркало отражало в себе тысячи бережно хранимых, дивных мгновений, всколыхнувших теперь до самой глубины мою израненную, измученную душу.
Здесь же рядом, на маленьком ночном столике, стояла чудесная малахитовая шкатулка, в которой покоились мои великолепные украшения, так щедро когда-то подаренные мне моим добрым мужем, и вызывавшие дикую зависть богатых и капризных венецианок в те далёкие, прошедшие дни... Только вот сегодня эта шкатулка пустовала... Чьи-то грязные, жадные руки успели «убрать» подальше все, хранившееся там «блестящие безделушки», оценив в них только лишь денежную стоимость каждой отдельной вещи... Для меня же это была моя память, это были дни моего чистого счастья: вечер моей свадьбы... рождение Анны... какие-то мои, уже давно забытые победы или события нашей совместной жизни, каждое из которых отмечалось новым произведением искусства, право на которое имела лишь я одна... Это были не просто «камни», которые стоили дорого, это была забота моего Джироламо, его желание вызвать мою улыбку, и его восхищение моей красотой, которой он так искренне и глубоко гордился, и так честно и горячо любил... И вот теперь этих чистых воспоминаний касались чьи-то похотливые, жадные пальцы, на которых, съёжившись, горько плакала наша поруганная любовь...
В этой странной «воскресшей» комнате повсюду лежали мои любимые книги, а у окна грустно ждал в одиночестве старый добрый рояль... На шёлковом покрывале широкой кровати весело улыбалась первая кукла Анны, которой было теперь почти столько же лет, как и её несчастной, гонимой хозяйке... Только вот кукла, в отличие от Анны, не знала печали, и её не в силах был ранить злой человек...
Я рычала от невыносимой боли, как умирающий зверь, готовый к своему последнему смертельному прыжку... Воспоминания выжигали душу, оставаясь такими дивно реальными и живыми, что казалось, вот прямо сейчас откроется дверь и улыбающийся Джироламо начнёт прямо «с порога» с увлечением рассказывать последние новости ушедшего дня... Или вихрем ворвётся весёлая Анна, высыпая мне на колени охапку роз, пропитанных запахом дивного, тёплого итальянского лета...
Это был НАШ счастливый мир, который не мог, не должен был находиться в стенах замка Караффы!.. Ему не могло быть места в этом логове лжи, насилия и смерти...
Но, сколько бы я в душе не возмущалась, надо было как-то брать себя в руки, чтобы успокоить выскакивающее сердце, не поддаваясь тоске о прошлом. Ибо воспоминания, пусть даже самые прекрасные, могли легко оборвать мою, и так уже достаточно хрупкую жизнь, не позволяя покончить с Караффой... Потому, стараясь как-то «оградить» себя от дорогой, но в то же время глубоко ранящей душу памяти, я отвернулась, и вышла в коридор... Поблизости никого не оказалось. Видимо Караффа был настолько уверен в своей победе, что даже не охранял входную в мои «покои» дверь. Или же наоборот – он слишком хорошо понимал, что охранять меня не имело смысла, так как я могла «уйти» от него в любой, желаемый мною момент, несмотря ни на какие предпринимаемые им усилия и запреты... Так или иначе – никакого чужого присутствия, никакой охраны за дверью «моих» покоев не наблюдалось.