Олонецкая губерния

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Олонецкая губерния
Губерния Российской империи 
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
90px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Произношение названия

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна

Российская империя22x20px Российская империя

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Адм. центр

Петрозаводск

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Крупнейшие города

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Население (1897)

364 156 чел.[1] 

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Плотность

3,2 чел/км²

Официальные языки

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Этнический состав

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Названия жителей

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Площадь

114 929,6 км² 

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Высоты

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Координаты
крайних точек

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата образования

1801

Дата упразднения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Прежние имена

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Часовой пояс

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Телефонный код

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Почтовый индекс

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Код автом. номеров

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Код ISO 3166-2

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Код NUTS (-й уровень)

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Индекс FIPS

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Категория на Викискладе

Olonets Governorate

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

E-mail

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Почтовый адрес

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).


300x250px

Преемственность
← Олонецкое наместничество Петроградская губерния →
Карельская Трудовая Коммуна →
Вологодская губерния →

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Оло́нецкая губе́рния — административная единица Российской империи. Губернский город — Петрозаводск. Существовала с 1801 года по 1922. 18 сентября 1922 года ВЦИК своим декретом упразднил губернию, а её территорию разделил.

По площади на 1914 год занимала 130 801 км². Население согласно данным переписи 1897 года — 364 156 человек[2].







История

Во времена господства Великого Новгорода территория будущей Олонецкой губернии состояла из Обонежья (Обонежская пятина) и земель по реке Онеге (часть Заволочья). После падения Новгорода в 1478 году земли по реке Онеге составили Каргопольский уезд, под управлением наместников, а потом воевод, живших в Каргополе. Западная часть края, входившая в состав Обонежской пятины, подчинялась новгородским наместникам и воеводам, пока, с построением города Олонец, из большей части Заонежской половины Обонежской пятины не был образован в 1649 году Олонецкий уезд[2].

В составе Российской империи

После создания Ингерманладской губернии в 1708 эта территория вошла в её состав. С 1710 года — в составе Санкт-Петербургской губернии. В 1719 году Каргополь с окрестными землями вошёл в состав Белозерской провинции. При выделении в 1727 году отдельной Новгородской губернии, Олонецкий уезд стал частью её Новгородской провинции, а Каргопольский уезд остался в Белозерской провинции.

Олонецкая провинция

В 1773 году по указу Екатерины II создана Олонецкая провинция (состояла из Олонецкого и Вытегорского уездов и Паданской округи).

Олонецкая область

Именным указом от 24 августа (4 сентября) 1776 года образовано Новгородское наместничество. В составе этого наместничества была создана и Олонецкая область, в которую вошли пять уездов: Олонецкий, Петрозаводский (бывшее Петрозаводское ведомство), Вытегорский, Паданский (бывшее Лопское Паданское комиссарство) и Каргопольский. В 1780 году, из Турчасовского стана Каргопольского уезда был создан Онежский уезд, вошедший в Вологодское наместничество.

11(22) декабря 1781 года Олонецкая область была перечислена из Новгородского наместничества в Петербургскую губернию. 12(23) мая 1782 года центром области утверждён Петрозаводск (вместо Олонца). Центр Паданского уезда перенесён из Паданска во вновь образуемый город Повенец, а Паданский уезд был переименован в Повенецкий.

Олонецкое наместничество (1784—1796)

Файл:Map of Olonets Namestnichestvo 1792 (small atlas).jpg
Олонецкое наместничество, 1792 год

Именным указом от 22 мая (2 июня) 1784 года Олонецкая область выделена из состава Петербургской губернии и преобразована в самостоятельное наместничество. Открытие присутственных мест в новом наместничестве состоялось 17(28) декабря 1784 года.

Именным указом от 16(27) мая 1785 года в составе наместничества дополнительно образованы Лодейнопольский, Кемский и Пудожский уезды. Одновременно в состав Олонецкого наместничества передана часть территории Онежского уезда Архангельского наместничества, в результате чего Олонецкое наместничество получило выход на Белое море.

Упразднение (1796—1801)

Именным указом от 12 декабря 1796 года введена новая сетка губернского деления России, в которой Олонецкое наместничество отсутствовало. По докладу Сената, утверждённому Павлом I от 15(26) июля 1799 года, из состава Олонецкой губернии переданы: в Новгородскую губернию — Каргопольский, Вытегорский, Лодейнопольский, Олонецкий, Петрозаводский и Пудожский уезды, а также часть территории Повенецкого уезда, до образования Олонецкой губернии не входившая в состав Архангельской губернии; в состав Архангельской губернии передавались Кемский уезд и часть территории Повенецкого уезда, входившая в Архангельскую губернию до образования Олонецкой губернии (включена в состав Кемского уезда). Одновременно Лодейнопольский и Пудожский уезды были упразднены. Территория Лодейнопольского уезда и переданная в Новгородскую губернию часть территории Повенецкого уезда включены в состав Олонецкого уезда, территория Пудожского уезда разделена между Петрозаводским, Олонецким, Вытегорским и Каргопольским уездами.

Олонецкая губерния (1801—1922)

Файл:Zapadnye gubernii Rossii 1917.png
Олонецкая губерния, 1917 год
Файл:Олонецкая губерния из Бенке.jpg
Герб Российской Олонецкой губернии с официальным описанием. Утверждён Императором Всероссийским Александром Вторым в 1878 году

Именным указом от 9(21) сентября 1801 года была создана Олонецкая губерния. Сенатским указом от 10(22) октября 1802 года центром губернии вновь назначен Петрозаводск. Одновременно в составе губернии восстановлены Лодейнопольский, Пудожский и Повенецкий уезды, но Кемский уезд оставлен в составе Архангельской губернии.

В составе РСФСР

В апреле 1918 года восемь северо-западных губерний — Петроградская, Новгородская, Псковская, Олонецкая, Архангельская, Вологодская, Череповецкая и Северодвинская — были объединены в Союз коммун Северной области, который, уже в 1919 году был упразднён.

30 апреля 1919 года Каргопольский уезд был передан из Олонецкой губернии в Вологодскую губернию.

В 1920 году большая часть территории дореволюционной губернии вошла в состав вновь образованной Карельской трудовой коммуны. Однако в связи с тем, что целый ряд русских и вепсских волостей и уездов Олонецкой губернии оказался в силу национального состава населения за пределами коммуны и остался фактически без губернского центра, декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 12 сентября 1920 года Олонецкая губерния была вновь образована. В состав губернии вошли целиком Лодейнопольский, Вытегорский, Пудожский уезды, а также части Повенецкого, Петрозаводского и Олонецкого уездов не вошедшие в Карельскую трудовую коммуну. Центром губернии, как и центром коммуны, стал Петрозаводск.

Постановлением НКВД РСФСР от 30 сентября 1920 года не вошедшие в состав Карельской трудовой коммуны волости Петрозаводского уезда (Ладвинская, Шелтозерская, Остречинская) включены в состав Лодейнопольского уезда, Великогубская, Кижская, Сенногубская, Кузарандская, Толвуйская, Типиницкая волости переданы в состав Повенецкого уезда, Важинская (без Кашкинского общества), Луначарская и Мятусовская волости (бывшие Олонецкого уезда) — в состав Лоденйнопольского уезда. Центр Повенецкого уезда перенесён из города Повенец в Шунгский погост.

Постановлением НКВД РСФСР от 19 апреля 1922 года административное деление Олонецкой губернии утверждено в следующем виде:

  • Вытегорский уезд — Андомская, Саминская, Тихмангская, Кондушская, Чернослободская, Макачевская, Ежезерская, Вытегорская, Девятинская, Бадожская, Шильдская, Ухотская волости;
  • Лодейнопольский уезд — Заостровская, Луначарская, Важинская, Подпорожская, Мятусовская, Ладвинская, Винницкая, Шапшинская, Шелтозерско-Бережная, Остречинская, Вознесенская, Оштинская, Шимозерская волости;
  • Повенецкий уезд — Толвуйская, Кижская, Типиницкая, Великогубская, Шунгская, Римская, Даниловская, Петровско-Ямская волости, Лумбушский район сельсоветов;
  • Пудожский уезд — Авдеевская, Дубровская, Боярская, Ведлозерская, Захаровская, Коловская, Корбозерская, Карякинская, Красновская, Нигижимская, Почезерская волости.

Вскоре, однако, существование двух крупных административных единиц с центром в одном городе (вдобавок, Петрозаводск был фактически изолирован от территории Олонецкой губернии) было сочтено нецелесообразным. Поскольку ближайшие крупные губернские города (Петроград, Вологда, Архангельск) в силу удалённости мало подходили для управления уездами Олонецкой губернии, было решено «пожертвовать» национальной однородностью Карельской трудкоммуны и передать значительную часть территории Олонецкой губернии с русским и вепсским населением в состав Карелии.

Декретом ВЦИК от 18 сентября 1922 года Олонецкая губерния была упразднена и разделена.

  • Вытегорский и Лодейнопольский уезд передавались в состав Петроградской губернии. При этом Тихманьгская, Ухотская и Шильдская волости Вытегорского уезда были перечислены в Каргопольский уезд Вологодской губернии[3];
  • Повенецкий уезд и (временно) город Пудож, Авдеевская, Водлозерская, Коловская, Корбозерская и Нигижемская волости Пудожского уезда — в состав Карельской трудовой коммуны;
  • Боярская, Бережно-Дубровская, Красновская, Почезерская, Карякинская, Захаровская волости Пудожского уезда — в состав Каргопольского уезда Вологодской губернии.

Вскоре (3 ноября 1924 года) в Автономную Карельскую ССР была передана и часть территории Лодейнопольского уезда (уже Ленинградской губернии).

Административное деление

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Административное деление Олонецкой губернии
Уезд (1913) Уездный город Герб
уездного города
Площадь,
вёрст²
Население[1]
(1897), чел.
1 Вытегорский уезд Вытегра (4 502 чел.) 35 px 10 402,3 55 999
2 Каргопольский уезд Каргополь (3 057 чел.) 35 px 19 528,5 82 347
3 Лодейнопольский уезд Лодейное Поле (1 432 чел.) 35 px 8 566,4 46 255
4 Олонецкий уезд Олонец (1 246 чел.) 35 px 8 367,8 39 990
5 Петрозаводский уезд Петрозаводск (12 522 чел.) 35 px 13 585,7 79 712
6 Повенецкий уезд Повенец (1 294 чел.) 35 px 35 919,8 26 381
7 Пудожский уезд Пудож (1 455 чел.) 35px 18 559,1 33 472

Население

Национальный состав в 1897 году[4]:

Уезд русские карелы вепсы финны
Губерния в целом 78,2 % 16,3 % 4,4 %
Вытегорский 98,5 %
Каргопольский 99,8 %
Лодейнопольский 79,8 % 19,2 %
Олонецкий 27,0 % 71,3 % 1,5 %
Петрозаводский 67,1 % 22,1 % 9,1 % 1,1 %
Повенецкий 49,4 % 49,7 %
Пудожский 99,7 %

Символика

Файл:Олонецкая губерния из Бенке.jpg
Герб губернии c оф.описанием, утверждённый Александром II (1878)

В 1802 году в качестве герба Олонецкой губернии использовался герб Олонца. Затем, в 1878 году был создан новый герб по образцу других губернских гербов, и 5(17) июля 1878 года он был утверждён императором Александром II:

«В золотом щите выходящая из левого бока лазуревого облака рука, внутрь обращенная, держащая лазуревый овальный щит и сопровождаемая внизу четырьмя черными ядрами, соединенным таковым же из цепей кованным крестом. Щит увенчан императорской короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою»

Руководство губернии

Генерал-губернаторы Архангельской и Олонецкой губерний

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Тутолмин Тимофей Иванович генерал от инфантерии
май 1784 — июнь 1793
Коновницын Пётр Петрович генерал-поручик
сентябрь 1793 — февраль 1796
Ливен Иван Романович генерал от инфантерии
март 1796 — декабрь 1796

Генерал-губернаторы Архангельской, Вологодской и Олонецкой губерний

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Клокачёв Алексей Федотович вице-адмирал
март 1820 — январь 1823
Миницкий Степан Иванович вице-адмирал
май 1823 — апрель 1830

Правители Олонецкого наместничества

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Державин Гавриил Романович действительный статский советник
май 1784 — октябрь 1785
Зуев Харитон Лукич статский советник
декабрь 1785 — сентябрь 1786
Редер Иван Григорьевич генерал-майор
сентябрь 1786 — июль 1787

(к исполнению должности не прибыл в связи с болезнью и кончиной)
Чириков Афанасий Иванович статский советник
август 1787 — сентябрь 1792
Боувер Иван Васильевич генерал-поручик
сентябрь 1792 — декабрь 1796

Помощники правителя Олонецкого наместничества (вице-губернаторы)

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Зиновьев Сергей Никитич[5][6] коллежский советник
1784-1786
Вердеревский Николай Алексеевич статский советник
1786-1787

Олонецкие губернаторы

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Окулов Алексей Матвеевич действительный статский советник
09.1801—25.06.1802
Ушаков Александр Андреевич действительный статский советник
30.06.1802—04.1804
Мертенс Василий Фёдорович действительный статский советник
04.1804—08.1821
Рыхлевский Андрей Иванович действительный статский советник
08.1821—09.09.1825
Фан-дер-Флит Тимофей Ефремович тайный советник
09.10.1825—09.1827
Муратов Василий Гаврилович действительный статский советник
15.09.1827—14.11.1827

(в губернию не прибыл)
Лачинов Пётр Андрианович статский советник
14.11.1827—24.03.1829
Яковлев Александр Иванович действительный статский советник
27.03.1829—27.04.1836
Дашков Андрей Васильевич действительный статский советник
31.05.1836—31.12.1839
Повало-Швейковский Христофор Христофорович действительный статский советник
20.01.1840—16.06.1848
Писарев Николай Эварестович действительный статский советник
20.07.1848—08.07.1851
Долгоруков Юрий Алексеевич князь, действительный статский советник
02.08.1851—11.04.1853
Муравьёв Валериан Николаевич статский советник
11.04.1853—30.11.1856
Волков Николай Павлович генерал-майор
06.12.1856—17.10.1860
Философов Александр Александрович генерал-майор, военный губернатор г. Петрозаводска и Олонецкий гражданский губернатор
17.10.1860—24.09.1862
Арсеньев Юлий Константинович тайный советник
24.09.1862—23.05.1870
Григорьев Григорий Григорьевич тайный советник
23.05.1870—03.05.1890
Веселкин Михаил Михайлович тайный советник
03.05.1890—30.07.1892
Демидов Михаил Денисович тайный советник
30.07.1892—25.09.1898
Левашов Владимир Александрович действительный статский советник
24.04.1899—19.01.1902
Протасьев Николай Васильевич тайный советник
23.03.1902—23.08.1910
Грязев Николай Дмитриевич действительный статский советник
23.08.1910—31.12.1912
Шиловский Пётр Петрович статский советник
31.12.1912—16.06.1913
Зубовский Михаил Иванович действительный статский советник
16.06.1913—15.11.1916
Шидловский Александр Фёдорович действительный статский советник
15.11.1916—01.1917
Тецнер Александр Сергеевич статский советник (не вступил в должность из-за событий Февральской революции)
01.1917—02.1917

Вице-губернаторы

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Кожевников Лев Александрович коллежский советник
11.03.1802—21.03.1803
Мухин Иван Степанович статский советник
01.05.1804—30.01.1808
Рашет Антон Яковлевич статский советник
1808—01.06.1811
Уваров Пётр Алексеевич коллежский советник (статский советник)
13.01.1812—10.03.1822
Нейдгарт Александр Иванович коллежский советник
01.07.1822—29.04.1827
Пестель Борис Иванович коллежский советник
29.04.1827—01.10.1829
Пенкин Яков Иванович коллежский советник
01.08.1830—17.06.1832
Мячков Платон Петрович коллежский советник
05.08.1832—27.05.1838
Ивановский Александр Осипович надворный советник (коллежский советник)
27.05.1838—20.01.1840
Хорошкевич Иван Иванович статский советник
20.01.1840—20.12.1841
Нуромский Алексей Александрович статский советник
20.12.1841—26.10.1850
Большев Михаил Михайлович статский советник
26.10.1850—07.04.1856
Дурново Николай Сергеевич надворный советник
07.04.1856—25.01.1857
Родзянко Николай Васильевич коллежский советник
25.01.1857—02.08.1859
Баранович Станислав Михайлович действительный статский советник
14.08.1859—31.05.1861
Злотницкий Дмитрий Антонович надворный советник
31.05.1861—21.09.1862
Виноградский Афиноген Васильевич действительный статский советник
28.09.1862—07.02.1864
Превлоцкий Владимир Александрович статский советник
07.02.1864—23.12.1866
Молоствов Аркадий Владимирович надворный советник (утверждён с произведением в коллежские советники 01.01.1868)
23.12.1866—20.08.1871
Страховский Михаил Фёдорович действительный статский советник
05.11.1871—11.04.1896
Вяземский Сергей Александрович князь, действительный статский советник
25.04.1896—08.02.1900
Старынкевич Константин Сократович полковник
03.07.1900—06.06.1902
Родионов Николай Матвеевич статский советник
01.07.1902—01.02.1903
Горчаков Сергей Дмитриевич князь, коллежский советник
01.02.1903—31.10.1904
Шидловский Константин Михайлович надворный советник (коллежский советник)
05.11.1904—02.03.1907
Липинский Теофил Александрович коллежский советник (статский советник)
02.03.1907—27.08.1911
Шидловский Александр Фёдорович действительный статский советник
27.08.1911—11.1916
Кульнев Леонид Иванович назначен, в губернию не приезжал, обязанности вице-губернатора исполнял И. И. Благовещенский
1916—1917
Шишков Николай Леонович действительный статский советник
январь — март 1917
Члены Государственной думы Российской империи от Олонецкой губернии

Государственная дума Российской империи I созыва (10 мая—22 июля 1906 года):

Государственная дума Российской империи II созыва (20 февраля—3 июня 1907 года):

Государственная дума Российской империи III созыва (1907—1912):

Государственная дума Российской империи IV созыва (1912—1917):

Губернские комиссары Временного правительства

Олонецкие губернские комиссары Временного правительства:

Руководители губернии после Октябрьской революции 1917 года

Председатели исполнительного комитета Олонецкого губернского совета:

Председатель объединённого президиума Карельского революционного комитета и Олонецкого губернского исполкома:

Руководители центральных губернских органов РКП(б):

Транспорт

Важнейшими дорогами Олонецкой губернии были Санкт-Петербургско-Архангельский тракт, проходивший через Лодейное Поле, Вытегру и Каргополь с ответвлениями на Пудож и Белозерск, тракт от Санкт-Петербурга до Петрозаводска, проходивший через Лодейное Поле и Олонец, Петрозаводский тракт к городу Повенцу, почтовая дорога Олонец — Сердоболь. В 1858 году в общей сложности на территории этих трактов и дорог было 52 почтовые станции[10].

Судоходство осуществлялось по Онежскому и Ладожскому озёрах, рекам Свири и Андоме, а также по Мариинской водной системе — важнейшей водной магистрали, проходившей по территории губернии. До XIX в. главным образом эксплуатировались небольшие суда — соймы, строившиеся местными крестьянами[11]. Существовали также рейсы трешкоутов и других судов на конной тяге из Вознесенья в город Вытегру по Онежскому каналу и от Аннинского моста по реке Ковже до города Белозерска, в сер. XX века замененные пароходами. Позднее были организованы рейсы пароходов, в основном Волжско-Петербуржского, Петербургско-Петрозаводского и Онежского пароходных обществ. Основные грузопассажирские линии — из Петрозаводска в Петербург, из Петрозаводска в Повенец, из Петрозаводска к пристани Подпорожье на реке Водле, из Вознесенья в Вытегру (по озеру и по обводному каналу)[12][13]. В XX веке также функционировала линия Шлиссельбургского пароходства от Лодейного Поля по приладожским каналам[14].

В Каргопольском уезде в 1876 году сычевским купцом Лебедевым и К было учреждено пароходство по рекам Онеге, Свиди и озёрам Лаче и Чарондскому. На линиях между Каргополем и Коротким и свидским Бором ходил пароход производства завода Берда[15][16].

До 1898 года железные дороги на территории губернии были представлены небольшими промышленными железными дорогами Александровского завода в Петрозаводске, а также железной дорогой, проходящей по селениям Каменный, Бродовская, Большой Двор Девятинской волости Вытегорского уезда, сооруженной в 1891 году для вывоза земли при работах по улучшению судоходности реки Вытегра. На последней железной дороге впервые в губернии были задействованы паровозы.

В 1897—1898 гг. была построена Вологодско-Архангельская железная дорога, часть которой прошла по территории восточной части Каргопольского уезда. Правильное движение по этой линии было открыто 22 октября (3 ноября) 1898 года. На территории губернии функционировали станции Вандыш, Няндома, Шежма, Лепша, Шалакуша, платформа на 224 версте у д. Куфтыревской[17]. Эта дорога первоначально была узкоколейной (1067 мм), в период Первой мировой войны осуществлена её перешивка на широкую колею. Правильное движение по реконструированному участку от Вологды до Няндомы открыто 23 октября (5 ноября) 1915 года, по участку от Няндомы до Архангельска — 18(31) января 1916 года.

В 1914 году было начато строительство частной Олонецкой железной дороги от Званки до Петрозаводска и казенной железной дороги Петрозаводск — Сорокская бухта. К началу 1916 года были выполнены основные работы и началось движение поездов. Правильное движение по Олонецкой дороге открыто с 1(14) февраля 1917 года. С 1 апреля 1917 г. дороги были объединены[18].

Первые автомобили на территории губернии появились в 1910-х гг.[19].В 1910—1920-х гг. автомобили находились как в частной, так и в государственной собственности, в Петрозаводске и Лодейном Поле имели место попытки организовать коммерческие перевозки пассажиров. 14 мая 1918 года было основано транспортное бюро Олонецкой губернии.

Средства массовой информации

Первой газетой губернии была государственная газета «Олонецкие губернские ведомости», издававшаяся в городе Петрозаводске с 1838 по 1917 год. С 1898 по 1918 гг. Олонецкой и Петрозаводской епархией издавались «Олонецкие епархиальные ведомости». Также с 1911 г. выходила газета «Олонецкая неделя», издателем которой было Православное Карельское братство[20].

К крупным дореволюционным периодическим изданиям губернии относятся «Вестник Олонецкого губернского земства» (1907—1918), «Журнал Олонецкого губернского собрания» (1867—1916), «Известия Общества изучения Олонецкой губернии» (1913—1917), «Олонецкий край» (1906), «Олонецкая мысль» (1914), «Олонецкое утро» (1915—1916), «Олонецкое эхо» (1915—1916).

После 1917 г. основными правительственными изданиями губернии были «Известия Петрозаводского комитета общественной безопасности» (1917), «Известия Олонецкого губернского исполкома Советов крестьянских, рабочих и красноармейских депутатов» (1918), «Олонецкая коммуна» (1920—1921), «Трудовая жизнь» (1922) (органы исполкома Олонецкого губернского совета), «Вестник Олонецкого комитета РКП(б)» (1921—1922).

Также с 1917 по 1922 гг. выходили «Известия Олонецкого губернского комиссариата просвещения» (1918), «Народное образование Олонецкой губернии» (1919), «Олонецкая беднота» (орган Петрозаводского окркома РКП(б)) (1918), «Олонецкий кооператор» (1918—1920), «Олонецкий фельдшер» (1918—1919)[21].

Интересные факты

  • Название губернии (Олонецкая) не совпадало с названием губернского центра (Петрозаводск). Город Олонец, давший название губернии, никогда не был административным центром губернии, но именно герб Олонца был принят за основу герба Олонецкой губернии.
  • В годы Гражданской войны, в 1919—1920 годах, на части территорий Повенецкого, Петрозаводского и Пудожского уездов, находившихся под контролем оккупационной администрации Северной области, была создана администрация Олонецкой губернии во главе с В. В. Ермоловым. Административный центр губернии находился в Повенце[22].
  • Петрозаводск в 1920—1922 годах был одновременно центром двух административно-территориальных образований в составе РСФСР — Олонецкой губернии и Карельской трудовой коммуны.

См. также

Напишите отзыв о статье "Олонецкая губерния"

Примечания

  1. 1 2 [http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_gub_97.php?reg=27 Демоскоп Weekly. Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. Наличное население в губерниях, уездах, городах Российской Империи (без Финляндии)]. [http://www.webcitation.org/65ndMJqnC Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  2. 1 2 Олонецкая губерния // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  3. СУ. 1922 год, № 60, ст. 759.
  4. [http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lan_97_uezd.php?reg=944 Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей]
  5. [http://marihistory.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=695:2011-05-24-19-10-38&catid=38:politics&Itemid=158 Зиновьев Сергей Никитич]
  6. [http://www.booksite.ru/fulltext/oze/rec/kovs/kiy/4.htm Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Онежскому и Ладожскому]
  7. [http://imena.karelia.ru/persony/n_persones96/?page=6&sort=0&order=0&records_on_page=5 Христофор Георгиевич Дорошин (1893—1962)]
  8. [http://imena.karelia.ru/persony/n_persones97/?page=3&sort=0&order=0&records_on_page=5 Берзтыс Яков Карлович (1895—1938)]
  9. В связи с постановлением Президиума ВЦИК от 25 августа 1921 г. об отдаче под суд Президиума Олонецкого губисполкома за отказ от переезда из Петрозаводска в Лодейное Поле, Я. Ф. Игошкин с 13 сентября 1921 г. был избран председателем исполкома Олонецкого губсовета, после издания постановления Президиума ВЦИК от 29 сентября 1921 г. об отказе от суда над прежним составом Президиума Олонецкого губисполкома, с 4 октября 1921 г. должность председателя президиума Олонецкого губисполкома была возвращена С. А. Соболеву.
  10. Памятная книжка Олонецкой губернии на 1858 г. — Петрозаводск, 1858.
  11. [http://www.kenozerje.17-71.com/olonetz.htm Описание Олонецкой губернии (1828 г.)]
  12. Петербургско-Петрозаводское пароходство // Олонецкие губернские ведомости. 1870. 13 мая.
  13. [http://kizhi.karelia.ru/specialist/pub/library/rjabinin2007/2_ethno/moshina.htm Т. А. Мошина Заонежанин Лысанов — предприниматель, общественный деятель, изобретатель, знаток и популяризатор культуры]
  14. Памятная книжка Олонецкой губернии на 1915 г. Петрозаводск. 1915. С. 45.
  15. [http://ogv.karelia.ru/magpage.shtml?id=3262&page=5 Учреждение пароходства по системе озер Лаче и Чарондского // Олонецкие губернские ведомости. 1877. 5 января]
  16. [http://ogv.karelia.ru/magpage.shtml?id=4274&page=10 Пароходство по системе озера Лаче и реки Свиди // Олонецкие губернские ведомости. 1882. 1 декабря]
  17. Памятная книжка Олонецкой губернии на 1915 г. Петрозаводск. 1915. С. 46.
  18. [http://www.nadvoicy.su/index.files/Page765.htm Строительство Мурманской ж.д.]
  19. [http://www.petrozavodsk.ru/news/58619.html «Включите фары, господа»]
  20. [http://eparhia.onego.ru/shukov.htm 5 ноября 1955 года отошел ко Господу митрополит Григорий Чуков]
  21. Никольский И. М. Природа, население, экономика, история и культура Карелии. Библиографический указатель. Выпуск 1. Петрозаводск. 2008. С. 30-42.
  22. [http://kuban.kp.ru/daily/25828.4/2805241/ Ганин И. В Мурманскую губернию входил не только Кольский полуостров, но и часть Карелии// Комсомольская правда. 2012. 2 февраля.]

Литература

  • Дашков В. А. [http://elibrary.karelia.ru/book.shtml?levelID=012004&id=6&cType=1 Описание Олонецкой губернии в историческом, статистическом и этнографическом отношениях. — СПб., 1842. — 222 с.]
  • [http://elib.shpl.ru/ru/nodes/11463-27-olonetskaya-guberniya-1890-statistika-rossiyskoy-imperii-16-vyp-2#page/1/mode/grid/zoom/1 Олонецкая губерния. — 1890. — (Статистика Российской империи; 16. вып.2)]
  • Круковский М. А. Олонецкий край. — СПб., 1894. — 260 с.: ил.
  • Олонецкая губерния: Стат. справочник. — Петрозаводск, 1913. — 350 с.
  • Кораблев Н. А., Мошина Т. А. Олонецкие губернаторы и генерал-губернаторы. / Биографический справочник. 2-е изд., испр. и доп. — Петрозаводск: Изд. ООО «Строительный стандарт», 2012. — 140 с. порт. ISBN 5-87870-010-7

Ссылки

  • ЭСБЕ:Олонецкая губерния
  • [http://elibrary.karelia.ru/book.shtml?id=1109 Памятная книжка Олонецкой губернии на 1867 год]
  • [http://elibrary.karelia.ru/book.shtml?id=237 Олонецкая губерния: Список населенных мест (1873)]
  • [http://elibrary.karelia.ru/book.shtml?id=7 Олонецкий сборник. Выпуск 3. (1894)]
  • [http://elibrary.karelia.ru/book.shtml?id=1068 Список населенных мест Олонецкой губернии по сведениям за 1905 год ]
  • [http://blacksearcher.ru/forum/viewtopic.php?t=65 Списки населенных мест Олонецкой губернии[1879,1907, JPG]
  • [http://oldbooks.ax3.net/BookLibrary/27000-Olonetskaya-gub.html Библиотека Царское Село, книги по истории Олонецкой губернии (Памятные книжки), PDF]
  • [http://new.runivers.ru/maps/podratlas/38 Карта Олонецкой губернии из «Атласа» А. А. Ильина 1876 года] (просмотр на движке Google на сайте runivers.ru)
  • [http://redbow.ru/alfavitnyy_spisok_dvoryanskih_rodov16 Список дворянских родов Олонецкой губернии]
  • [http://gov.karelia.ru/Karelia/1481/33.html Земское внешкольное образование]
  • [http://gov.karelia.ru/Karelia/1510/23.html Земская почта]
  • [http://gov.karelia.ru/Karelia/1492/19.html Олонецкие деньги 1918 года]
  • [http://www.gov.karelia.ru/Karelia/1641/21.html Кредитная кооперация в Карелии в начале XX века]
  • [http://www.gov.karelia.ru/Karelia/1645/23.html Земства Олонецкой губернии (1867—1914)]

Отрывок, характеризующий Олонецкая губерния

Миард осторожно приблизился, как будто чувствуя, что Стелла его боится... А мне на этот раз почему-то совершенно не было страшно, скорее наоборот – он меня дико заинтересовал.
Он подошёл в плотную к Стелле, в тот момент уже почти пищавшей внутри от ужаса, и осторожно коснулся её щеки своим мягким, пушистым крылом... Над рыжей Стеллиной головкой заклубился фиолетовый туман.
– Ой, смотри – у меня так же, как у Вэйи!.. – восторженно воскликнула удивлённая малышка. – А как же это получилось?.. О-о-ой, как красиво!.. – это уже относилось к появившейся перед нашим взором новой местности с совершенно невероятными животными.
Мы стояли на холмистом берегу широкой, зеркальной реки, вода в которой была странно «застывшей» и, казалось, по ней можно было спокойно ходить – она совершенно не двигалась. Над речной поверхностью, как нежный прозрачный дымок, клубился искрящийся туман.
Как я наконец-то догадалась, этот «туман, который мы здесь видели повсюду, каким-то образом усиливал любые действия живущих здесь существ: открывал для них яркость видения, служил надёжным средством телепортации, вообще – помогал во всём, чем бы в тот момент эти существа не занимались. И думаю, что использовался для чего-то ещё, намного, намного большего, чего мы пока ещё не могли понять...
Река извивалась красивой широкой «змеёй» и, плавно уходя в даль, пропадала где-то между сочно-зелёными холмами. А по обоим её берегам гуляли, лежали и летали удивительные звери... Это было настолько красиво, что мы буквально застыли, поражённые этим потрясающим зрелищем...
Животные были очень похожи на невиданных царственных драконов, очень ярких и гордых, как будто знающих, насколько они были красивыми... Их длиннющие, изогнутые шеи сверкали оранжевым золотом, а на головах красными зубцами алели шипастые короны. Царские звери двигались медленно и величественно, при каждом движении блистая своими чешуйчатыми, перламутрово-голубыми телами, которые буквально вспыхивали пламенем, попадая под золотисто-голубые солнечные лучи.
– Красоти-и-и-ще!!! – в восторге еле выдохнула Стелла. – А они очень опасные?
– Здесь не живут опасные, у нас их уже давно нет. Я уже не помню, как давно... – прозвучал ответ, и тут только мы заметили, что Вэйи с нами нет, а обращается к нам Миард...
Стелла испуганно огляделась, видимо не чувствуя себя слишком комфортно с нашим новым знакомым...
– Значит опасности у вас вообще нет? – удивилась я.
– Только внешняя, – прозвучал ответ. – Если нападут.
– А такое тоже бывает?
– Последний раз это было ещё до меня, – серьёзно ответил Миард.
Его голос звучал у нас в мозгу мягко и глубоко, как бархат, и было очень непривычно думать, что это общается с нами на нашем же «языке» такое странное получеловеческое существо... Но мы наверное уже слишком привыкли к разным-преразным чудесам, потому что уже через минуту свободно с ним общались, полностью забыв, что это не человек.
– И что – у вас никогда не бывает никаких-никаких неприятностей?!. – недоверчиво покачала головкой малышка. – Но тогда вам ведь совсем не интересно здесь жить!..
В ней говорила настоящая, неугасающая Земная «тяга к приключениям». И я её прекрасно понимала. Но вот Миарду, думаю, было бы очень сложно это объяснить...
– Почему – не интересно? – удивился наш «проводник», и вдруг, сам себя прервав, показал в верх. – Смотрите – Савии!!!
Мы взглянули на верх и остолбенели.... В светло-розовом небе плавно парили сказочные существа!.. Они были совершенно прозрачны и, как и всё остальное на этой планете, невероятно красочны. Казалось, что по небу летели дивные, сверкающие цветы, только были они невероятно большими... И у каждого из них было другое, фантастически красивое, неземное лицо.
– О-ой.... Смотри-и-те... Ох, диво како-о-е... – почему-то шёпотом произнесла, совершенно ошалевшая Стелла.
По-моему, я никогда не видела её настолько потрясённой. Но удивиться и правда было чему... Ни в какой, даже самой буйной фантазии, невозможно было представить таких существ!.. Они были настолько воздушными, что казалось, их тела были сотканы из блистающего тумана... Огромные крылья-лепестки плавно колыхались, распыляя за собой сверкающую золотую пыль... Миард что-то странно «свистнул», и сказочные существа вдруг начали плавно спускаться, образуя над нами сплошной, вспыхивающий всеми цветами их сумасшедшей радуги, огромный «зонт»... Это было так красиво, что захватывало дух!..
Первой к нам «приземлилась» перламутрово-голубая, розовокрылая Савия, которая сложив свои сверкающие крылья-лепестки в «букет», начала с огромным любопытством, но безо всякой боязни, нас разглядывать... Невозможно было спокойно смотреть на её причудливую красоту, которая притягивала, как магнит и хотелось любоваться ею без конца...
– Не смотрите долго – Савии завораживают. Вам не захочется отсюда уходить. Их красота опасна, если не хотите себя потерять, – тихо сказал Миард.
– А как же ты говорил, что здесь ничего опасного нет? Значит это не правда? – тут же возмутилась Стелла.
– Но это же не та опасность, которую нужно бояться или с которой нужно воевать. Я думал вы именно это имели в виду, когда спросили, – огорчился Миард.
– Да ладно! У нас, видимо, о многом понятия будут разными. Это нормально, правда ведь? – «благородно» успокоила его малышка. – А можно с ними поговорить?
– Говорите, если сможете услышать. – Миард повернулся к спустившейся к нам, чудо-Савии, и что-то показал.
Дивное существо заулыбалось и подошло к нам ближе, остальные же его (или её?..) друзья всё также легко парили прямо над нами, сверкая и переливаясь в ярких солнечных лучах.
– Я Лилис...лис...ис...– эхом прошелестел изумительный голос. Он был очень мягким, и в то же время очень звонким (если можно соединить в одно такие противоположные понятия).
– Здравствуй, красивая Лилис. – радостно приветствовала существо Стелла. – Я – Стелла. А вот она – Светлана. Мы – люди. А ты, мы знаем, Савия. Ты откуда прилетела? И что такое Савия? – вопросы опять сыпались градом, но я даже не попыталась её остановить, так как это было совершенно бесполезно... Стелла просто «хотела всё знать!». И всегда такой оставалась.
Лилис подошла к ней совсем близко и начала рассматривать Стеллу своими причудливыми, огромными глазами. Они были ярко малиновые, с золотыми крапинками внутри, и сверкали, как драгоценные камни. Лицо этого чудо-существа выглядело удивительно нежным и хрупким, и имело форму лепестка нашей земной лилии. «Говорила» она, не раскрывая рта, в то же время улыбаясь нам своими маленькими, круглыми губами... Но, наверное, самыми удивительными у них были волосы... Они были очень длинными, почти достигали края прозрачного крыла, абсолютно невесомыми и, не имея постоянного цвета, всё время вспыхивали самыми разными и самыми неожиданными блестящими радугами... Прозрачные тела Савий были бесполы (как тело маленького земного ребёнка), и со спины переходили в «лепестки-крылья», что и вправду делало их похожими на огромные яркие цветы...
– Мы прилетели с гор-ор... – опять прозвучало странное эхо.
– А может ты нам быстрее расскажешь? – попросила Миарда нетерпеливая Стелла. – Кто они?
– Их привезли из другого мира когда-то. Их мир умирал, и мы хотели их спасти. Сперва думали – они смогут жить со всеми, но не смогли. Они живут очень высоко в горах, туда никто не может попасть. Но если долго смотреть им в глаза – они заберут с собой... И будешь жить с ними.
Стелла поёжилась и чуть отодвинулась от стоявшей рядом Лилис... – А что они делают, когда забирают?
– Ничего. Просто живут с теми, кого забирают. Наверно у них в мире было по-другому, а сейчас они делают это просто по-привычке. Но для нас они очень ценны – они «чистят» планету. Никто никогда не болел после того, как они пришли.
– Значит, вы их спасли не потому, что жалели, а потому, что они вам были нужны?!.. А разве это хорошо – использовать? – я испугалась, что Миард обидится (как говорится – в чужую хату с сапогами не лезь...) и сильно толкнула Стеллу в бок, но она не обратила на меня ни какого внимания, и теперь уже повернулась к Савии. – А вам нравится здесь жить? Вы грустите по своей планете?
– Нет-ет... Здесь красиво-сиво-иво...– прошелестел тот же мягкий голос. – И хорошо-ошо...
Лилис неожиданно подняла один из своих сверкающих «лепестков» и нежно погладила Стеллу по щеке.
– Малыш-ка... Хорошая-шая-ая... Стелла-ла-а... – и у Стеллы над головой второй раз засверкал туман, но на этот раз он был разноцветным...
Лилис плавно махнула прозрачными крыльями-лепестками и начала медленно подниматься, пока не присоединилась к своим. Савии заволновались, и вдруг, очень ярко вспыхнув, исчезли...
– А куда они делись? – удивилась малышка.
– Они ушли. Вот, посмотри... – и Миард показал на уже очень далеко, в стороне гор, плавно паривших в розовом небе, освещённых солнцем дивных существ. – Они пошли домой...
Неожиданно появилась Вэя...
– Вам пора, – грустно сказала «звёздная» девочка. – Вам нельзя так долго здесь находиться. Это тяжело.
– Ой, но мы же ещё ничего ничего не успели увидеть! – огорчилась Стелла. – А мы можем ещё сюда вернуться, милая Вэя? Прощай добрый Миард! Ты хороший. Я к тебе обязательно вернусь! – как всегда, обращаясь ко всем сразу, попрощалась Стелла.
Вэя взмахнула ручкой, и мы снова закружились в бешеном водовороте сверкающих материй, через короткое (а может только казалось коротким?) мгновение «вышвырнувших» нас на наш привычный Ментальный «этаж»...
– Ох, как же там интересно!.. – в восторге запищала Стелла.
Казалось, она готова была переносить самые тяжёлые нагрузки, только бы ещё раз вернуться в так полюбившийся ей красочный Вэйин мир. Вдруг я подумала, что он и вправду должен был ей нравиться, так как был очень похож на её же собственный, который она любила себе создавать здесь, на «этажах»...
У меня же энтузиазма чуточку поубавилось, потому что я уже увидела для себя эту красивую планету, и теперь мне зверски хотелось что-нибудь ещё!.. Я почувствовала тот головокружительный «вкус неизвестного», и мне очень захотелось это повторить... Я уже знала, что этот «голод» отравит моё дальнейшее существование, и что мне всё время будет этого не хватать. Таким образом, желая в дальнейшем оставаться хоть чуточку счастливым человеком, я должна была найти какой-то способ, чтобы «открыть» для себя дверь в другие миры... Но тогда я ещё едва ли понимала, что открыть такую дверь не так-то просто... И, что пройдёт ещё много зим, пока я буду свободно «гулять», куда захочу, и что откроет для меня эту дверь кто-то другой... И этим другим будет мой удивительный муж.
– Ну и что будем дальше делать? – вырвала меня из моих мечтаний Стелла.
Она была расстроенной и грустной, что не удалось увидеть больше. Но я была очень рада, что она опять стала сама собой и теперь я была совершенно уверена, что с этого дня она точно перестанет хандрить и будет снова готова к любым новым «приключениям».
– Ты меня прости, пожалуйста, но я наверное уже сегодня ничего больше делать не буду... – извиняясь, сказала я. – Но спасибо тебе большое, что помогла.
Стелла засияла. Она очень любила чувствовать себя нужной, поэтому, я всегда старалась ей показать, как много она для меня значит (что было абсолютной правдой).
– Ну ладно. Пойдём куда-нибудь в другой раз, – благодушно согласилась она.
Думаю, она, как и я, была чуточку измождённой, только, как всегда, старалась этого не показать. Я махнула ей рукой... и оказалась дома, на своей любимой софе, с кучей впечатлений, которые теперь спокойно нужно было осмыслить, и медленно, не спеша «переварить»...

К моим десяти годам я очень сильно привязалась к своему отцу.
Я его обожала всегда. Но, к сожалению, в мои первые детские годы он очень много разъезжал и дома бывал слишком редко. Каждый проведённый с ним в то время день для меня был праздником, который я потом долго вспоминала, и по крупиночкам собирала все сказанные папой слова, стараясь их сохранить в своей душе, как драгоценный подарок.
С малых лет у меня всегда складывалось впечатление, что папино внимание я должна заслужить. Не знаю, откуда это взялось и почему. Никто и никогда мне не мешал его видеть или с ним общаться. Наоборот, мама всегда старалась нам не мешать, если видела нас вдвоём. А папа всегда с удовольствием проводил со мной всё своё, оставшееся от работы, свободное время. Мы ходили с ним в лес, сажали клубнику в нашем саду, ходили на реку купаться или просто разговаривали, сидя под нашей любимой старой яблоней, что я любила делать почти больше всего.

В лесу за первыми грибами...

На берегу реки Нямунас (Неман)

Папа был великолепным собеседником, и я готова была слушать его часами, если попадалась такая возможность... Наверное просто его строгое отношение к жизни, расстановка жизненных ценностей, никогда не меняющаяся привычка ничего не получать просто так, всё это создавало для меня впечатление, что его я тоже должна заслужить...
Я очень хорошо помню, как ещё совсем маленьким ребёнком висла у него на шее, когда он возвращался из командировок домой, без конца повторяя, как я его люблю. А папа серьёзно смотрел на меня и отвечал: «Если ты меня любишь, ты не должна мне это говорить, но всегда должна показать…»
И именно эти его слова остались для меня неписанным законом на всю мою оставшуюся жизнь... Правда, наверное, не всегда у меня очень хорошо получалось – «показать», но старалась я честно всегда.
Да и вообще, за всё то, кем я являюсь сейчас, я обязана своему отцу, который, ступенька за ступенькой, лепил моё будущее «Я», никогда не давая никаких поблажек, несмотря на то, сколь беззаветно и искренне он меня любил. В самые трудные годы моей жизни отец был моим «островом спокойствия», куда я могла в любое время вернуться, зная, что меня там всегда ждут.
Сам проживший весьма сложную и бурную жизнь, он хотел быть уверенным наверняка, что я смогу за себя постоять в любых неблагоприятных для меня, обстоятельствах и не сломаюсь от каких бы то ни было жизненных передряг.
Вообще-то, могу от всего сердца сказать, что с родителями мне очень и очень повезло. Если бы они были бы чуточку другими, кто знает, где бы сейчас была я, и была ли бы вообще...
Думаю также, что судьба свела моих родителей не просто так. Потому, что встретиться им было вроде бы абсолютно невозможно...
Мой папа родился в Сибири, в далёком городе Кургане. Сибирь не была изначальным местом жительства папиной семьи. Это явилось решением тогдашнего «справедливого» советского правительства и, как это было принято всегда, обсуждению не подлежало...
Так, мои настоящие дедушка и бабушка, в одно прекрасное утро были грубо выпровожены из своего любимого и очень красивого, огромного родового поместья, оторваны от своей привычной жизни, и посажены в совершенно жуткий, грязный и холодный вагон, следующий по пугающему направлению – Сибирь…
Всё то, о чём я буду рассказывать далее, собрано мною по крупицам из воспоминаний и писем нашей родни во Франции, Англии, а также, из рассказов и воспоминаний моих родных и близких в России, и в Литве.
К моему большому сожалению, я смогла это сделать уже только после папиной смерти, спустя много, много лет...
С ними была сослана также дедушкина сестра Александра Оболенская (позже – Alexis Obolensky) и, добровольно поехавшие, Василий и Анна Серёгины, которые последовали за дедушкой по собственному выбору, так как Василий Никандрович долгие годы был дедушкиным поверенным во всех его делах и одним из самых его близких друзей.

Aлександра (Alexis) Оболенская Василий и Анна Серёгины

Наверное, надо было быть по-настоящему ДРУГОМ, чтобы найти в себе силы сделать подобный выбор и поехать по собственному желанию туда, куда ехали, как едут только на собственную смерть. И этой «смертью», к сожалению, тогда называлась Сибирь...
Мне всегда было очень грустно и больно за нашу, такую гордую, но так безжалостно большевистскими сапогами растоптанную, красавицу Сибирь!.. Её, точно так же, как и многое другое, «чёрные» силы превратили в проклятое людьми, пугающее «земное пекло»… И никакими словами не рассказать, сколько страданий, боли, жизней и слёз впитала в себя эта гордая, но до предела измученная, земля... Не потому ли, что когда-то она была сердцем нашей прародины, «дальновидные революционеры» решили очернить и погубить эту землю, выбрав именно её для своих дьявольских целей?... Ведь для очень многих людей, даже спустя много лет, Сибирь всё ещё оставалась «проклятой» землёй, где погиб чей-то отец, чей-то брат, чей-то сын… или может быть даже вся чья-то семья.
Моя бабушка, которую я, к моему большому огорчению, никогда не знала, в то время была беременна папой и дорогу переносила очень тяжело. Но, конечно же, помощи ждать ниоткуда не приходилось... Так молодая княжна Елена, вместо тихого шелеста книг в семейной библиотеке или привычных звуков фортепиано, когда она играла свои любимые произведения, слушала на этот раз лишь зловещий стук колёс, которые как бы грозно отсчитывали оставшиеся часы её, такой хрупкой, и ставшей настоящим кошмаром, жизни… Она сидела на каких-то мешках у грязного вагонного окна и неотрывно смотрела на уходящие всё дальше и дальше последние жалкие следы так хорошо ей знакомой и привычной «цивилизации»...
Дедушкиной сестре, Александре, с помощью друзей, на одной из остановок удалось бежать. По общему согласию, она должна была добраться (если повезёт) до Франции, где на данный момент жила вся её семья. Правда, никто из присутствующих не представлял, каким образом она могла бы это сделать, но так как это была их единственная, хоть и маленькая, но наверняка последняя надежда, то отказаться от неё было слишком большой роскошью для их совершенно безвыходного положения. Во Франции в тот момент находился также и муж Александры – Дмитрий, с помощью которого они надеялись, уже оттуда, попытаться помочь дедушкиной семье выбраться из того кошмара, в который их так безжалостно швырнула жизнь, подлыми руками озверевших людей...
По прибытию в Курган, их поселили в холодный подвал, ничего не объясняя и не отвечая ни на какие вопросы. Через два дня какие-то люди пришли за дедушкой, и заявили, что якобы они пришли «эскортировать» его в другой «пункт назначения»... Его забрали, как преступника, не разрешив взять с собой никаких вещей, и не изволив объяснить, куда и на сколько его везут. Больше дедушку не видел никто и никогда. Спустя какое-то время, неизвестный военный принёс бабушке дедовы личные вещи в грязном мешке из под угля... не объяснив ничего и не оставив никакой надежды увидеть его живым. На этом любые сведения о дедушкиной судьбе прекратились, как будто он исчез с лица земли без всяких следов и доказательств...
Истерзанное, измученное сердце бедной княжны Елены не желало смириться с такой жуткой потерей, и она буквально засыпала местного штабного офицера просьбами о выяснении обстоятельств гибели своего любимого Николая. Но «красные» офицеры были слепы и глухи к просьбам одинокой женщины, как они её звали – «из благородных», которая являлась для них всего лишь одной из тысяч и тысяч безымянных «номерных» единиц, ничего не значащих в их холодном и жестоком мире…Это было настоящее пекло, из которого не было выхода назад в тот привычный и добрый мир, в котором остался её дом, её друзья, и всё то, к чему она с малых лет была привычна, и что так сильно и искренне любила... И не было никого, кто мог бы помочь или хотя бы дал малейшую надежду выжить.
Серёгины пытались сохранять присутствие духа за троих, и старались любыми способами поднять настроение княжны Елены, но она всё глубже и глубже входила в почти что полное оцепенение, и иногда сидела целыми днями в безразлично-замороженном состоянии, почти не реагируя на попытки друзей спасти её сердце и ум от окончательной депрессии. Были только две вещи, которые ненадолго возвращали её в реальный мир – если кто-то заводил разговор о её будущем ребёнке или, если приходили любые, хоть малейшие, новые подробности о предполагаемой гибели её горячо любимого Николая. Она отчаянно желала узнать (пока ещё была жива), что же по-настоящему случилось, и где находился её муж или хотя бы где было похоронено (или брошено) его тело.
К сожалению, не осталось почти никакой информации о жизни этих двух мужественных и светлых людей, Елены и Николая де Роган-Гессе-Оболенских, но даже те несколько строчек из двух оставшихся писем Елены к её невестке – Александре, которые каким-то образом сохранились в семейных архивах Александры во Франции, показывают, как глубоко и нежно любила своего пропавшего мужа княжна. Сохранилось всего несколько рукописных листов, некоторые строчки которых, к сожалению, вообще невозможно разобрать. Но даже то, что удалось – кричит глубокой болью о большой человеческой беде, которую, не испытав, нелегко понять и невозможно принять.

12 апреля, 1927 года. Из письма княжны Елены к Александре (Alix) Оболенской:
«Сегодня очень устала. Вернулась из Синячихи совершенно разбитой. Вагоны забиты людьми, даже везти скот в них было бы стыдно………………………….. Останавливались в лесу – там так вкусно пахло грибами и земляникой... Трудно поверить, что именно там убивали этих несчастных! Бедная Эллочка (имеется в виду великая княгиня Елизавета Фёдоровна, которая являлась роднёй моего дедушки по линии Гессе) была убита здесь рядом, в этой жуткой Староселимской шахте… какой ужас! Моя душа не может принять такое. Помнишь, мы говорили: «пусть земля будет пухом»?.. Великий Боже, как же может быть пухом такая земля?!..
О, Аlix, моя милая Alix! Как же можно свыкнуться с таким ужасом? ...................... ..................... я так устала просить и унижаться… Всё будет совершенно бесполезно, если ЧК не согласится послать запрос в Алапаевск .................. Я никогда не узнаю где его искать, и никогда не узнаю, что они с ним сотворили. Не проходит и часа, чтобы я не думала о таком родном для меня лице... Какой это ужас представлять, что он лежит в какой-то заброшенной яме или на дне рудника!.. Как можно вынести этот каждодневный кошмар, зная, что уже не увижу его никогда?!.. Так же, как никогда не увидит мой бедный Василёк (имя, которое было дано при рождении моему папе)... Где же предел жестокости? И почему они называют себя людьми?..
Милая, добрая моя Alix, как же мне тебя не хватает!.. Хоть бы знать, что с тобою всё в порядке, и что дорогой твоей душе Дмитрий не покидает тебя в эти трудные минут .............................................. Если б у меня оставалась хоть капелька надежды найти моего родного Николая, я бы, кажется, вынесла всё. Душа вроде бы притерпелась к этой страшной потере, но до сих пор очень болит… Всё без него другое и такое пустынное».

18 мая, 1927 года. Отрывок из письма княжны Елены к Александре (Аlix) Оболенской:
«Опять приходил тот же милый доктор. Я никак не могу ему доказать, что у меня просто нет больше сил. Он говорит, что я должна жить ради маленького Василька... Да так ли это?.. Что он найдёт на этой страшной земле, мой бедный малыш? ..................................... Кашель возобновился, иногда становится невозможно дышать. Доктор всё время оставляет какие-то капли, но мне совестно, что я не могу его никак отблагодарить. ..................................... Иногда мне снится наша любимая комната. И мой рояль… Боже, как же это всё далеко! Да и было ли всё это вообще? ............................... и вишни в саду, и наша нянюшка, такая ласковая и добрая. Где всё это теперь? ................................ (в окно?) не хочется смотреть, оно всё в копоти и видны только грязные сапоги… Ненавижу сырость».

Моя бедная бабушка, от сырости в комнате, которая даже летом не прогревалась, вскоре заболела туберкулёзом. И, видимо ослабленная от перенесённых потрясений, голодания и болезни, при родах скончалась, так и не увидев своего малыша, и не найдя (хотя бы!) могилы его отца. Буквально перед смертью она взяла слово у Серёгиных, что они, как бы это для них не было трудно, отвезут новорождённого (если он, конечно же, выживет) во Францию, к дедушкиной сестре. Что, в то дикое время обещать, конечно же, было почти что «неправильно», так как сделать это никакой реальной возможности у Серёгиных, к сожалению, не было... Но они, всё же, обещали ей, чтобы хоть как-то облегчить последние минуты её, так зверски загубленной, совсем ещё молодой жизни, и чтобы её измученная болью душа могла, хоть с маленькой на то надеждой, покинуть этот жестокий мир... И даже зная, что сделают всё возможное, чтобы сдержать данное Елене слово, Серёгины всё же в душе не очень-то верили, что им когда-нибудь удастся всю эту сумасшедшую идею воплотить в жизнь...

Итак, в 1927 году в городе Кургане, в сыром, нетопленом подвале родился маленький мальчик, и звали его принц Василий Николаевич де Роган-Гессе-Оболенский, Лорд Санбурский (de Rohan-Hesse-Obolensky, Lord of Sanbury)... Он был единственным сыном герцога де’Роган-Гессе-Оболенского и княжны Елены Лариной.
Тогда он ещё не мог понять, что остался на этом свете совершенно один и, что его хрупкая жизнь теперь полностью зависела от доброй воли человека по имени Василий Серёгин…
И ещё этот малыш также не знал, что по отцовской линии, ему подарено было потрясающе «цветастое» Родовое Дерево, которое его далёкие предки сплели для него, как бы заранее подготовив мальчика для свершения каких-то особенных, «великих» дел… и, тем самым, возложив на его, тогда ещё совсем хрупкие плечи, огромную ответственность перед теми, кто когда-то так усердно плёл его «генетическую нить», соединяя свои жизни в одно сильное и гордое дерево…
Он был прямым потомком великих Меровингов, родившимся в боли и нищете, окружённый смертью своих родных и безжалостной жестокостью уничтоживших их людей… Но это не меняло того, кем по-настоящему был этот маленький, только что появившийся на свет, человек.
А начинался его удивительный род с 300-го (!) года, с Меровингского короля Конона Первого (Соnan I). (Это подтверждается в рукописном четырёхтомнике – книге-манускрипте знаменитого французского генеалога Norigres, которая находится в нашей семейной библиотеке во Франции). Его Родовое Дерево росло и разрасталось, вплетая в свои ветви такие имена, как герцоги Роганы (Rohan) во Франции, маркизы Фарнезе (Farnese) в Италии, лорды Страффорды (Strafford) в Англии, русские князья Долгорукие, Одоевские… и многие, многие другие, часть которых не удалось проследить даже самым высококвалифицированным в мире специалистам-генеалогам в Великобритании (Rоyal College of Arms), которые в шутку говорили, что это самое «интернациональное» родовое дерево, которое им когда-либо приходилось составлять.
И думается мне, что эта «мешанина» тоже не происходила так уж случайно… Ведь, все, так называемые, благородные семьи имели очень высококачественную генетику, и правильное её смешение могло положительно повлиять на создание очень высококачественного генетического фундамента сущности их потомков, коим, по счастливым обстоятельствам, и являлся мой отец.
Видимо, смешение «интернациональное» давало намного лучший генетический результат, чем смешение чисто «семейное», которое долгое время было почти что «неписаным законом» всех европейских родовитых семей, и очень часто кончалось потомственной гемофилией...
Но каким бы «интернациональным» ни был физический фундамент моего отца, его ДУША (и это я могу с полной на то ответственностью сказать) до конца его жизни была по-настоящему Русской, несмотря на все, даже самые потрясающие, генетические соединения...
Но вернёмся в Сибирь, где этот, родившийся в подвале, «маленький принц», для того, чтобы просто-напросто выжить, по согласию широкой и доброй души Василия Никандровича Серёгина, стал в один прекрасный день просто Серёгиным Василием Васильевичем, гражданином Советского Союза… Коим и прожил всю свою сознательную жизнь, умер, и был похоронен под надгробной плитой: «Семья Серёгиных», в маленьком литовском городке Алитус, вдали от своих фамильных замков, о которых никогда так и не слыхал...

Я узнала всё это, к сожалению, только в 1997 году, когда папы уже не было в живых. Меня пригласил на остров Мальта мой кузен, принц Пьер де Роган-Бриссак (Prince Pierre de Rohan-Brissac), который очень давно меня искал, и он же поведал мне, кем по-настоящему являюсь я и моя семья. Но об этом я расскажу намного позже.
А пока, вернёмся туда, где в 1927 году, у добрейшей души людей – Анны и Василия Серёгиных, была только одна забота – сдержать слово, данное умершим друзьям, и, во что бы то ни стало, вывезти маленького Василька из этой, «проклятой Богом и людьми» земли в хоть сколько-то безопасное место, а позже, попытаться выполнить своё обещание и доставить его в далёкую и им совершенно незнакомую, Францию... Так они начали свое нелёгкое путешествие, и, с помощью тамошних связей и друзей, вывезли моего маленького папу в Пермь, где, насколько мне известно, прожили несколько лет.
Дальнейшие «скитания» Серёгиных кажутся мне сейчас абсолютно непонятными и вроде бы нелогичными, так как создавалось впечатление, что Серёгины какими-то «зигзагами» кружили по России, вместо того, чтобы ехать прямиком в нужное им место назначения. Но наверняка, всё было не так просто, как мне кажется сейчас, и я совершенно уверена, что на их странное передвижение были тысячи очень серьёзных причин...
Потом на их пути оказалась Москва (в которой у Серёгиных жила какая-то дальняя родня), позже – Вологда, Тамбов, и последним, перед отъездом из родной России для них оказался Талдом, из которого (только через долгих и очень непростых пятнадцать лет после рождения моего папы) им наконец-то удалось добраться до незнакомой красавицы Литвы… что было всего лишь половиной пути к далёкой Франции...
(Я искренне благодарна Талдомской группе Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век», и лично господину Витольду Георгиевичу Шлопаку, за неожиданный и очень приятный подарок – нахождение фактов, подтверждающих пребывание семьи Серёгиных в городе Талдоме с 1938 по 1942 год. По этим данным, они проживали на улице Кустарной, дом 2а, недалеко от которой Василий посещал среднюю школу. Анна Фёдоровна работала машинисткой в редакции районной газеты «Коллективный труд» (сейчас – «Заря»), а Василий Никандрович был бухгалтером в местном заготзерно. Такую вот информацию удалось найти членам Талдомской ячейки Движения, за что им моя огромнейшая благодарность!)
Думаю, что во время своих скитаний Серёгиным приходилось хвататься за любую работу, просто чтобы по-человечески выжить. Время было суровое и на чью-либо помощь они, естественно, не рассчитывали. Чудесное поместье Оболенских осталось в далёком и счастливом прошлом, казавшимся теперь просто невероятно красивой сказкой... Реальность была жестокой и, хочешь не хочешь, с ней приходилось считаться...
В то время уже шла кровавая вторая мировая война. Пересекать границы было очень и очень непросто.
(Я так никогда и не узнала, кто и каким образом помог им перейти линию фронта. Видимо, кто-то из этих трёх людей был очень кому-то нужен, если им всё же удалось со-вершить подобное... И я так же совершенно уверена, что помогал им кто-то достаточно влиятельный и сильный, иначе никоим образом перейти границу в такое сложное время им никогда бы не удалось... Но как бы не доставала я позже свою бедную терпеливую бабушку, ответа на этот вопрос она упорно избегала. К сожалению, мне так и не удалось узнать хоть что-нибудь по этому поводу).
Так или иначе, они всё же оказались в незнакомой Литве... Дедушка (я буду его дальше так называть, так как только его я и знала своим дедушкой) сильно приболел, и им пришлось на время остановиться в Литве. И вот эта-то короткая остановка, можно сказать, и решила их дальнейшую судьбу... А также и судьбу моего отца и всей моей семьи.
Они остановились в маленьком городке Алитус (чтобы не слишком дорого приходилось платить за жильё, так как финансово, к сожалению, им в то время было довольно тяжело). И вот, пока они «осматривались по сторонам», даже не почувствовали, как были полностью очарованы красотой природы, уютом маленького городка и теплом людей, что уже само по себе как бы приглашало хотя бы на время остаться.

А также, несмотря на то, что в то время Литва уже была под пятой «коричневой чумы», она всё же ещё каким-то образом сохраняла свой независимый и воинственный дух, который не успели вышибить из неё даже самые ярые служители коммунизма... И это притягивало Серёгиных даже больше, чем красота местной природы или гостеприимство людей. Вот они и решили остаться «на время»… что получилось – навсегда… Это был уже 1942 год. И Серёгины с сожалением наблюдали, как «коричневый» осьминог национал-социализма всё крепче и крепче сжимал своими щупальцами страну, которая им так полюбилась... Перейдя линию фронта, они надеялись, что из Литвы смогут добраться до Франции. Но и при «коричневой чуме» дверь в «большой мир» для Серёгиных (и, естественно, для моего папы) оказалась закрытой и на этот раз навсегда… Но жизнь продолжалась... И Серёгины начали понемногу устраиваться на своём новом месте пребывания. Им заново приходилось искать работу, чтобы иметь какие-то средства для существования. Но сделать это оказалось не так уж сложно – желающим работать в трудолюбивой Литве всегда находилось место. Поэтому, очень скоро жизнь потекла по привычному им руслу и казалось – снова всё было спокойно и хорошо...