Опера Гарнье

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Опера Гарнье
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). 276x400px
Прежние названия

Национальная академия музыки, Парижская опера, Гранд-опера

Тип театра

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Основан

1862

Основатель

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Закрыт

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Труппы театра

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Жанры

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Места выступлений

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Здание театра
Местоположение

Париж

Адрес

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Телефон

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Метро

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Координаты

[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9E%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0_%D0%93%D0%B0%D1%80%D0%BD%D1%8C%D0%B5&params=48_52_19_N_2_19_54_E_region:FR_type:landmark 48°52′19″ с. ш. 2°19′54″ в. д. / 48.87194° с. ш. 2.33167° в. д. / 48.87194; 2.33167[//maps.google.com/maps?ll=48.87194,2.33167&q=48.87194,2.33167&spn=0.03,0.03&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=48.87194&mlon=2.33167&zoom=14 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=2.33167,48.87194&pt=2.33167,48.87194&spn=0.03,0.03&l=sat,skl (Я)]Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9E%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0_%D0%93%D0%B0%D1%80%D0%BD%D1%8C%D0%B5&params=48_52_19_N_2_19_54_E_region:FR_type:landmark 48°52′19″ с. ш. 2°19′54″ в. д. / 48.87194° с. ш. 2.33167° в. д. / 48.87194; 2.33167[//maps.google.com/maps?ll=48.87194,2.33167&q=48.87194,2.33167&spn=0.03,0.03&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=48.87194&mlon=2.33167&zoom=14 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=2.33167,48.87194&pt=2.33167,48.87194&spn=0.03,0.03&l=sat,skl (Я)]

Архитектурный стиль

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Автор проекта

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Архитектор

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Скульптор

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Строитель

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Строительство

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Открыто

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отремонтировано

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Расширено

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Разрушено

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Восстановлено

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Вместимость

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Статус

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ведомство

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Директор

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Художественный руководитель

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Главный режиссёр

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Главный дирижёр

Филип Жордан

Главный балетмейстер

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Главный хормейстер

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Главный художник

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ссылки

[http://visites.opera-de-paris.com/?theatre=garnier visites.opera-de-paris.com/?theatre=garnier]

Опера Гарнье на Викискладе

К:Театры, основанные в 1862 годуК:Театры, закрытые в 170 году

Пари́жская о́пера (фр. Opéra de Paris), то же, что Гранд-опера́ (Гранд-Опера́[1]; фр. Grand Opéra), в современной Франции известна как Опера́ Гарнье́ (фр. Opéra Garnier) — театр в Париже, один из самых известных и значимых театров оперы и балета мира.

Расположена во дворце Гарнье (Palais Garnier) в IX округе Парижа, в конце проспекта Оперы (avenue de l’Opéra), около одноимённой станции метро. Здание считается эталоном эклектической архитектуры в стиле боз-ар и относится к эпохе крупных преобразований города, воплощённых Наполеоном III и префектом Османом.

Долгое время здание театра именовалось Парижской оперой, но после открытия в 1989 году второй театральной площадки для Парижской национальной оперыОперы Бастилии, его стали называть именем архитектора Шарля Гарнье. Оба учреждения объединены в общественно-коммерческое предприятие «Парижская национальная опера» (Opéra national de Paris).









История

Дворец Гарнье — тринадцатая по счёту парижская опера после официального признания этого вида искусства Людовиком XIV в 1669 году. Тогда же был создан театр, названный Королевской академией музыки. В 1671 году он был объединён с Королевской академией танца и стал именоваться Королевской академией музыки и танца[1].

После Великой французской революции театр несколько раз менял своё название («Театр Искусств», «Театр республики и Искусств», «Театр Оперы»); после коронования Наполеона Бонапарта именовался Императоской академией музыки, а с реставрацией Бурбонов ему было возвращено прежнее название — «Королевская академия музыки и танца»[1]. В 1871 году, после установления республики, театр получил название «Гранд-Опера́»[1].

После покушения на жизнь Наполеона III 14 января 1858 года в здании старой оперы на улице Лё Пёлетье́ (Le Peletier) император отказался его посещать и потребовал построить новое здание. Был объявлен конкурс на лучший проект, и победителем стал никому не известный тридцатипятилетний Шарль Гарнье.

Работы по возведению оперы длились 15 лет — с 1860 по 1875, с многочисленными перерывами из-за войны 1870 года, падения имперского режима, Парижской коммуны. Завершение работ к 30 декабря 1874 года вылилось в общую сумму расходов 36 миллионов франков золотом. Оставались недоделанные места, например Зеркальная ротонда и курительная галерея. Последняя так никогда и не была закончена. Впервые Гранд-опера́ открылась 5 января 1875 года.

В 2000 году главный фасад оперы был полностью восстановлен, он заново обрёл свою первоначальную многоцветность, а статуи позолоту.

Здание театра

Парадная лестница

Файл:Opera Garnier Grand Escalier.jpg
Парадная лестница, ведущая в зал, салоны и фойе

Вестибюль главной лестницы — одно из самых знаменитых мест Оперы Гарнье. Выложенный мрамором разных цветов, он вмещает двойной пролёт лестницы, ведущей к театральным фойе и этажам театрального зала. Парадная лестница это тоже театр, та сцена, где во времена кринолинов дефилировала избранная публика. На четырёх частях расписанного потолка изображены различные музыкальные аллегории.

Внизу лестницы стоят два бронзовых торшера — женские фигуры, держащие букеты из света.

Библиотека-музей

Коллекции библиотеки-музея, принадлежащей Национальной библиотеке Франции, хранят прошлое Оперы за последние три века. В залах музея на протяжении всего года устраиваются временные тематические выставки в дополнение к постоянной экспозиции из картин, рисунков, фотографий и уменьшенных объемных макетов театральных декораций.

Библиотека-музей находится в ротонде императора — западном павильоне от главного фасада, изначально задуманном как императорские помещения. После падения империи они так и не были закончены, до сих пор там можно увидеть массивную кладку из каменных блоков, сделанную в 1870 году.

Танцевальное фойе

Файл:Foyer de la danse 3.jpg
Танцевальное фойе в XIX веке

Традиции Танцевального фойе зародились ещё во времена второго театра Пале-Рояль, отстроенного после пожара в 1770 году. Помещение, изначально предназначенное для разогрева перед выходом на сцену и репетиций, стало местом для встреч артистов и отдельных представителей публики — в первую очередь, держателей сезонных абонементов первых трёх рядов (в 1870-х годовой абонемент стоил больше 2000 франков[2]). Изначально фойе могли пользоваться как артисты, так и статисты любого пола. В 1820 году певцы и артисты балета были разведены по разным фойе, начиная с 1875 года в Танцевальном фойе могли появляться только артистки балетной труппы, танцовщикам вход был воспрещён, а статистки штрафовались за появление там. Фешенебельным местом встреч и знакомств фойе стало в 1831—1835 годах, при Луи Вероне, который умело использовал пропуск туда в своих личных целях, допуская лишь тех, кто мог быть ему чем-либо полезным. Фойе, ставшее своеобразным салоном для богатых, знаменитых и власть имущих, служило как местом для флирта и подбора «дамы сердца», так и местом, где можно было обсудить серьёзные деловые и политические дела в «правильном обществе». Руководство Оперы настолько привыкло к такому положению дел, что Жак Руше, ставший директором в 1914 году, однажды заявил балеринам, потребовавшим повышения заработной платы: «Но дамы, я не понимаю, — у вас же есть Танцевальное фойе!». В 1927 году Руше попытался закрыть допуск туда визитёрам — и встретил сопротивление со стороны богатых и влиятельных держателей абонементов. В 1935 году ему всё же удалось закрыть проход за кулисы и вход в фойе для посторонних.

Танцевальное фойе Гранд-Опера находится прямо за сценой и отделено от неё двумя занавесами — бархатным и железным, который может быть поднят для того, чтобы углубить пространство сцены на 15 м, достигая общей глубины в 50 метров. Дальнюю нишу занимает огромное зеркало, необходимое для репетиций. Гарнье подвергся нещадной критике за это вычурное сплошь вызолоченое помещение. Колонны, держащие свод, сравнивались с «ногами жирафа, держащими тело слона». Живопись фойе принадлежит кисти Гюстава Буланже. В двадцати овальных картушах фриза расположены портреты выдающихся танцовщиц Оперы конца XVII — середины XIX веков, написанные на холсте высотой 1,2 м с позолоченным фоном. Это: Делафонтен, 1681 (год дебюта), Сублиньи, 1690 (дебютировала в 1688; портрет по гравюре Боннара[fr]), Прево, 1705 (дебютировала в 1699; портрет в роли вакханки, по картине Рау), Камарго, 1726 (портрет по картине Ланкре), Салле, 1721 (портрет по картине Ланкре), Вестрис, 1751, Гимар, 1762, Гейнель[en], 1768, г-жа Гардель[fr], 1786, Клотильд, 1793 (портрет по гравюре «Театрального ежегодника» за 1808 год), Биготтини, 1801 (дебютировала в 1800), Нобле, 1817 (дебютировала в 1819; портрет по литографии Греведона), Монтесю[fr], 1821 (портрет по литографии Виньерона), Жюлиа, 1823 (портрет по литографии Девериа), Тальони, 1828 (дебютировала в 1827), Дюверне[fr], 1832 (дебютировала в 1831; портрет в роли цыганки из «Хромого беса», по литографии Льюса, 1837), Эльслер, 1834 (портрет в роли цыганки из «Хромого беса», по литографии Греведона), Гризи, 1841 (портрет в роли Жизели), Черрито, 1848 (дебютировала в 1847; портрет в роли Джеммы, по литографии Эми), Розати, 1854 (дебютировала в 1853; портрет по литографии Пинсона).

Театральные фойе

Фойе — место прогулок зрителей во время антракта — просторны и богато украшены. Свод первого фойе покрыт прелестной мозаикой c золотым фоном. Отсюда прекрасный вид на всё пространство парадной лестницы.

Большое фойе было задумано Гарнье по образцу парадных галерей старых замков. Игра зеркал и окон визуально придает галерее еще больший простор. На великолепном, расписанном Полем Бодри потолке — сюжеты музыкальной истории, а главным декоративным элементом служит лира. Она повсюду в этом декоративном царстве — от сводов до решеток отопления и дверных ручек. В центре фойе, возле одного из тех окон, откуда открывается вид на Оперный проспект до самого Лувра, установлена копия бюста Шарля Гарнье скульптора Карпо.

В конце галереи с баром находится Зеркальный салон — чистая и светлая ротонда с хороводом вакханок и фавнов на потолке, расписанном Клэрэном (Clairin), с изображениями на стенах различных напитков (чай, кофе, оранжад, шампанское…), а также рыбной ловли и охоты. Завершенный уже после открытия Оперы, салон продолжает хранить дух 1900-го года.

Театральный зал

Красно-золотой зрительный зал в итальянском стиле выполнен в форме подковы. Он освещен огромной люстрой из хрусталя, а потолок расписан в 1964 году Марком Шагалом. Зал вмещает 1900 зрительских кресел, отделанных красным бархатом. Великолепный занавес из расписной ткани имитирует красную драпировку с золотыми галунами и кистями.

Главный южный фасад после реставрации 2000 года Часть верхнего фасада оперы с позолотой Зал театра выполнен в итальянском стиле

Опера Гарнье в цифрах

  • Площадь: 21 625 м²;
  • Длина: 173 м;
  • Ширина: 125 м;
  • Высота от нижней точки подвала до верхней точки лиры Аполлона: 73,60 м;
  • Высота парадной лестницы: 30 м;
  • Размеры большого фойе: высота 18 м, длина 54 м и ширина 13 м;
  • Размеры зала: высота 20 м, длина 32 м, ширина 31 м;
  • Вес люстры: 8 тонн;
  • Сцена: высота 60 м (из них 45 м под сценой и 15 м над самой сценой), 27 м в глубину, ширина 48,5 м (занавеси открываются на ширину 16 м).

Памятник Дягилеву

В 2009 году началась подготовка проекта памятника Сергею Дягилеву для установки на площади перед зданием Гранд-Опера. Макет скульптора Виктора Митрошина стал победителем международного конкурса. Его Дягилев стоит в полный рост в цилиндре, фраке и с тростью в руке, на высоком постаменте, на котором Петрушка открывает занавес. Вероятно, памятник будет поставлен при поддержке меценатов, на пожертвования, силами русской диаспоры. В момент проведения конкурса проект поддержал президент Жак Ширак, а его супруга Бернадетт выразила желание курировать работы по осуществлению проекта. Бывший мэр Парижа Жан Тибери был против, но возведение памятника удалось начать только после того, как его сменил Бертран Деланоэ. В данный момент работы ведутся под патронатом Пьера Кардена.[значимость факта?]

Интересные факты

  • В знаменитом романе Гастона Леру «Призрак Оперы» говорится о подземном озере. И на самом деле в подвальных помещениях есть резервуар с водой, он служит для большей устойчивости фундамента и как запас воды на случай пожара.
  • 24 декабря 1907 года в двух герметичных урнах были запечатаны 24 диска на 78 оборотов, отобранные Альфредом Кларком (директором французского филиала компании «Граммофон»), а затем зарыты в подвалах Дворца Гарнье. Это послание в будущее, обновлённое в 1912 году, было составлено главным образом из лирических записей величайших певцов начала XX века, таких как Энрико Карузо, Эмма Кальвэ, Нелли Мельба, Аделина Патти и Франческо Таманьо. По желанию Альфреда Кларка урны должны быть открыты не раньше, чем через 100 лет. После их нахождения во время реставрационных работ 1988 года, заботу о них поручили Государственной библиотеке Франции. Как только 100 лет прошли, урны были официально извлечены 19 декабря 2007 года. В 2008 году их открыли, и правопреемница «Граммофона» — компания EMI — выпустила сборник из трёх CD-дисков — записи, подаренные Альфредом Кларком.
  • В конце 2000-х годов в Париже на крышах зданий установили около 300 ульев, также улей есть и на крыше театра[3].

Экскурсии

Здание театра (в том числе Большое и Актёрское фойе и библиотека, которые закрыты во время спектаклей), открыто для публичного посещения. Его можно посетить как в составе группы с экскурсией на французском или английском языке, так и самостоятельно (театральный зал открыт только в первой половине дня).[значимость факта?]

В театре есть магазин, торгующий книгами, музыкальными дисками, сувенирами и другой продукцией, посвящённой опере, балету и самому зданию. Рядом с театром находится популярное среди туристов «Кафе де ля Пэ», интерьеры которого были также оформлены архитектором Шарлем Гарнье.[значимость факта?]

См. также

Напишите отзыв о статье "Опера Гарнье"

Примечания

  1. 1 2 3 4 [http://belcanto.ru/grand.html «Гранд-Опера» («Опера Гарнье»)]. Театры и залы. Belcanto.ru. Проверено 24 декабря 2015.
  2. Примерный эквивалент 20 тыс. евро в настоящее время.
  3. Наука и жизнь. — 2011. — № 3. — С. 131.

Ссылки

  • [http://operaghost.ru/operagarnier.htm История создания Опера Гарнье с фотографиями и цитатами]
  • [http://operaghost.ru/alfredclark.htm Захоронение граммофонных записей Альфредом Кларком]
  • [http://operaghost.ru/chandelier.htm Подлинная история о «падении люстры» в Опера Гарнье]

Отрывок, характеризующий Опера Гарнье

– После того, как учение Магдалины заняло большую половину тогдашней Европы, Папа Урбан II решил, что дальнейшее промедление будет смерти подобно для его любимой «святейшей» церкви. Хорошенько продумав свой дьявольский план, он, не откладывая, послал в Окситанию двух верных «выкормышей» Рима, которых, как «друзей» катар, знала Магдалина. И опять же, как это слишком часто бывало, чудесные, светлые люди стали жертвами своей чистоты и чести... Магдалина приняла их в свои дружеские объятия, щедро предоставляя им еду и крышу. И хотя горькая судьба научила её быть не слишком доверчивым человеком, подозревать любого было невозможно, иначе её жизнь и её Учение потеряли бы всякий смысл. Она всё ещё верила в ДОБРО, несмотря ни на что...
И тут я опять увидела их… У выхода из пещеры стояли Магдалина и её златовласая дочурка, которой в тот момент было уже лет 11-12. Они стояли, обнявшись, всё такие же друг на друга похожие и красивые, и наблюдали последнее захватывающее мгновение изумительного окситанского заката. Пещера, на входе в которую они стояли, находилась очень высоко в горах, открываясь прямо на крутой обрыв. А вдалеке, сколько охватывал взор, укутанные дымкой вечернего тумана, величаво синели горы. Гордо застывшие, как гигантские памятники вечности и природе, они помнили мудрость и мужество Человека... Только не того, что жил сейчас, убивая и предавая, властвуя и руша. А помнили они Человека сильного и творящего, любящего и гордого, что создал чудное царство Ума и Света на этом маленьком, но прекрасном клочке Земли...

Прямо перед Магдалиной, на самой верхушке рукотворного холма возвышался её любимый замок – крепость Монтсегюр... Уже более восьми долгих лет эта дружелюбная и неприступная крепость была её настоящим домом... Домом её любимой дочурки, пристанищем её друзей и Храмом её любви. В Монтсегюре хранились её воспоминания – самые дорогие реликвии её жизни, её учения и её семьи. Туда собирались все её Совершенные, чтобы очистить свои Души, набраться Животворящей Силы. Там она проводила свои самые дорогие, самые спокойные от мирской суеты часы...
– Пойдём-ка, золотце моё, солнышко всё равно уже село. Теперь будем радоваться ему завтра. А сейчас мы должны поприветить наших гостей. Ты ведь любишь общаться, правда ведь? Вот и займёшь их, пока я не освобожусь.
– Не нравятся они мне, мама. Злые у них глаза... И руки всё время бегают, как будто не могут найти себе места. Нехорошие они люди, мамочка. Ты не могла бы попросить их уехать?
Магдалина звонко рассмеялась, нежно обнимая дочку.
– Ну вот ещё, моя подозрительница! Как же мы можем выгонять гостей? На то они и «гости», чтобы докучать нам своим присутствием! Ты ведь знаешь это, не правда ли? Вот и терпи, золотце, пока они не отбудут восвояси. А там, глядишь, и не вернутся никогда более. И не надо будет тебе занимать их.
Мать и дочь вернулись внутрь пещеры, которая теперь стала похожа на маленькую молельню, с забавным каменным «алтарём» в углу.

Вдруг, в полной тишине, с правой стороны громко хрустнули камешки, и у входа в помещение показались два человека. Видимо, по какой-то своей причине они очень старались идти бесшумно, и теперь казались мне чем-то очень неприятными. Только я никак не могла определить – чем. Я почему-то сразу поняла, что это и есть непрошенные гости Магдалины... Она вздрогнула, но тут же приветливо улыбнулась и, обращаясь к старшему, спросила:
– Как вы нашли меня, Рамон? Кто показал вам вход в эту пещеру?
Человек, названный Рамоном, холодно улыбнулся и, стараясь казаться приятным, фальшиво-ласково ответил:
– О, не гневайтесь, светлая Мария! Вы ведь знаете – у меня здесь много друзей... Я просто искал вас, чтобы переговорить о чём-то важном.
– Это место для меня святое, Рамон. Оно не для мирских встреч и разговоров. И кроме моей дочери никто не мог привести вас сюда, а она, как видите, сейчас со мной. Вы следили за нами... Зачем?
Я вдруг резко почувствовала, как по спине потянуло ледяным холодом – что-то было не так, что-то должно было вот-вот случиться... Мне дико хотелось закричать!.. Как-то предупредить... Но я понимала, что не могу им помочь, не могу протянуть руку через века, не могу вмешаться... не имею такого права. События, развивающиеся передо мною, происходили очень давно, и даже если я смогла бы сейчас помочь – это уже явилось бы вмешательством в историю. Так как, спаси я Магдалину – изменились бы многие судьбы, и возможно, вся последующая Земная история была бы совершенно другой... На это имели право лишь два человека на Земле, и я, к сожалению, не была одной из них... Далее всё происходило слишком быстро... Казалось, даже – не было реально... Холодно улыбаясь, человек по имени Рамон неожиданно схватил Магдалину сзади за волосы и молниеносно вонзил в её открытую шею узкий длинный кинжал... Послышался хруст. Даже не успев понять происходящего, Магдалина повисла у него на руке, не подавая никаких признаков жизни. По её снежно белому одеянию ручьём струилась алая кровь... Дочь пронзительно закричала, пытаясь вырваться из рук второго изверга, схватившего её за хрупкие плечи. Но её крик оборвали – просто, будто кролику, сломав тоненькую шею. Девочка упала рядом с телом своей несчастной матери, в сердце которой сумасшедший человек всё ещё без конца втыкал свой окровавленный кинжал... Казалось, он потерял рассудок и не может остановиться... Или так сильна была его ненависть, которая управляла его преступной рукой?.. Наконец, всё закончилось. Даже не оглянувшись на содеянное, двое бессердечных убийц бесследно растворились в пещере.
С их неожиданного появления прошло всего несколько коротких минут. Вечер всё ещё был таким же прекрасным и тихим, и только с вершин голубеющих гор на землю уже медленно сползала темнота. На каменном полу маленькой «кельи» мирно лежали женщина и девочка. Их длинные золотые волосы тяжёлыми прядями соприкасались, перемешавшись в сплошное золотое покрывало. Казалось, убитые спали... Только из страшных ран Магдалины всё ещё толчками выплёскивалась алая кровь. Крови было невероятно много... Она заливала пол, собираясь в огромную красную лужу. У меня от ужаса и возмущения подкашивались ноги... Хотелось завыть волчьим голосом, не желая принимать случившееся!.. Я не могла поверить, что всё произошло так просто и незаметно. Так легко. Кто-то ведь должен был это видеть! Кто-нибудь должен был их предупредить!.. Но никто не заметил. И не предупредил. Никого вокруг в тот момент просто не оказалось... И оборванные чьей-то грязной рукой две Светлые, Чистые Жизни улетели голубками в другой, незнакомый Мир, где никто больше не мог причинить им вреда.
Золотой Марии больше не было на нашей злой и неблагодарной Земле... Она ушла к Радомиру... Вернее – к нему улетела её Душа.

Мне было до дикости больно и грустно за них, за себя, и за всех, кто боролся, всё ещё веря, что могут что-либо изменить... Да могли ли?.. Если все, кто боролся, лишь погибали, имела ли смысл такая война?..
Вдруг прямо передо мной возникла другая картина...
В той же маленькой каменной «келье», где на полу всё ещё лежало окровавленное тело Магдалины, вокруг неё, преклонив колени, стояли Рыцари её Храма... Все они были непривычно одеты в белое – снежно белые длинные одежды. Они стояли вокруг Магдалины, опустивши свои гордые головы, а по суровым, окаменевшим лицам ручьями бежали слёзы... Первым поднялся Волхв, другом которого когда-то был Иоанн. Он осторожно, будто боясь повредить, опустил свои пальцы в рану, и окровавленной рукой начертал на груди что-то, похожее на кровавый крест... Второй сделал то же самое. Так они поочерёдно поднимались, и благоговейно погружая руки в святую кровь, рисовали красные кресты на своих снежно-белых одеждах... Я чувствовала, как у меня начали вставать дыбом волосы. Это напоминало какое-то жуткое священнодействие, которого я пока ещё не могла понять...
– Зачем они это делают, Север?.. – тихо, будто боясь, что меня услышат, шёпотом спросила я.
– Это клятва, Изидора. Клятва вечной мести... Они поклялись кровью Магдалины – самой святой для них кровью – отомстить за её смерть. Именно с тех пор и носили Рыцари Храма белые плащи с красными крестами. Только почти никто из посторонних никогда не знал их истинного значения... И все почему-то очень быстро «позабыли», что рыцари Храма до гибели Магдалины одевались в простые тёмно-коричневые балахоны, не «украшенные» никакими крестами. Рыцари Храма, как и катары, ненавидели крест в том смысле, в котором «почитает» его христианская церковь. Они считали его подлым и злым орудием убийства, орудием смерти. И то, что они рисовали у себя на груди кровью Магдалины, имело совершенно другое значение. Просто церковь «перекроила» полностью значение Рыцарей Храма под свои нужды, как и всё остальное, касающееся Радомира и Магдалины....
Точно так же, уже после смерти, она во всеуслышание объявила погибшую Магдалину уличной женщиной...
– так же отрицала детей Христа и его женитьбу на Магдалине...
– так же уничтожила их обоих «во имя веры Христа», с которой они оба всю жизнь яростно боролись...
– так же уничтожила Катар, пользуясь именем Христа... именем человека, Вере и Знанию которого они учили...
– так же уничтожила и Тамплиеров (Рыцарей Храма), объявив их приспешниками дьявола, оболгав и облив грязью их деяния, и опошлив самого Магистра, являвшегося прямым потомком Радомира и Магдалины...
Избавившись от всех, кто хоть как-то мог указать на низость и подлость «святейших» дьяволов Рима, христианская церковь создала легенду, которую надёжно подтвердила «неоспоримыми доказательствами», коих никто никогда почему-то не проверял, и никому не приходило в голову хотя бы подумать о происходящем.
– Почему же нигде об этом не говорилось, Север? Почему вообще нигде ни о чём таком не говорится?!..
Он ничего мне не ответил, видимо считая, что всё и так было предельно ясно. Что здесь не о чём больше говорить. А у меня поднималась в душе горькая человеческая обида за тех, кто так незаслуженно ушёл... За тех, кто ещё уйдёт. И за него, за Севера, который жил и не понимал, что люди должны были всё это знать! Знать для того, чтобы измениться. Для того, чтобы не убивать пришедшего на помощь. Чтобы понять, наконец, как дорога и прекрасна наша ЖИЗНЬ. И я точно знала, что ни за что не перестану бороться!.. Даже за таких, как Север.
– Мне пора уходить, к сожалению... Но я благодарю тебя за твой рассказ. Думаю, ты помог мне выстоять, Север... Могу ли я задать тебе ещё один вопрос, уже не относящийся к религии? – Он кивнул. – Что это за такая красота стоит рядом с тобой? Она похожа, и в то же время совсем другая, чем та, которую я видела в первое посещение Мэтэоры.
– Это Кристалл Жизни, Изидора. Один из семи, находящихся на Земле. Обычно его никто никогда не видит – он сам защищается от приходящих... Но, как ни странно, он показался тебе. Видимо, ты готова к большему, Изидора... Потому я и просил тебя у нас остаться. Ты могла бы достичь очень многого, если бы захотела. Подумай, пока ещё не поздно. Я не смогу по-другому помочь тебе. Подумай, Изидора...
– Благодарю тебя, Север. Но ты прекрасно знаешь мой ответ. Поэтому не будем всё начинать снова. Быть может, я ещё вернусь к тебе... А если нет – счастья тебе и твоим подопечным! Возможно, им удастся изменить к лучшему нашу Землю... Удачи тебе, Север...
– Да будет покой с тобой, Изидора... Я всё же надеюсь, что увижу тебя ещё в этой жизни. Ну а если же нет – прошу тебя, не держи на нас зла и там, в другом мире... Когда-нибудь ты, возможно, поймёшь нашу правду... Возможно, она не покажется тебе столь уж злой... Прощай, дитя Света. Да будет Мир в твоей Душе...
Грустно напоследок ему улыбнувшись и закрыв глаза, я пошла обратно «домой»...
Вернувшись прямиком в «свою» венецианскую комнату, я потрясённо уставилась на открывшееся там зрелище!.. Ощетинившись, как попавший в капкан молодой зверёк, перед Караффой стояла взбешённая Анна. Её глаза метали молнии, и, казалось, ещё чуть-чуть и моя воинственная дочь потеряет над собой контроль. Моё сердце почти что остановилось, не в состоянии поверить в происходящее!.. Казалось, вся моя, долгими месяцами копившаяся тоска тут же вырвется наружу и затопит мою милую девочку с головой!.. Только сейчас, видя её перед собой, я наконец-то поняла, как же беспредельно и болезненно я по ней скучала!.. Анна была сильно повзрослевшей и выглядела ещё красивее, чем я могла её вспомнить. На её мягкие детские черты теперь наложилась суровая жизненная печать потерь, и от этого её милое лицо казалось ещё привлекательнее и утончённее. Но что меня больше всего поразило, это было то, что Анна совершенно не боялась Караффы!.. В чём же тут было дело? Неужели ей удалось найти что-то, что могло нас от него избавить?!..
– А! Мадонна Изидора! Очень кстати!.. Объясните, пожалуйста, Вашей упёртой дочери, что в данный момент Вам ничего не грозит. Она стала по-настоящему невозможной!.. Думаю, Мэтэора только лишь испортила её мягкий характер. Но мы это исправим. Ей не придётся возвращаться туда более.
– Что Вы хотите этим сказать, ваше Святейшество? Вы ведь желали сделать из неё ведьму «от Бога», или Ваши планы изменились?
Меня трясло от возбуждения и боязни за Анну, но я знала, что ни в коем случае не должна показать это Караффе. Стоило ему понять, что его план оказался правильным, и тогда уж точно – Ад покажется нам с Анной отдыхом... по сравнению с подвалами Караффы. Поэтому, из последних сил стараясь выглядеть спокойной, я в то же время не спускала глаз с моей чудесной девочки. Анна держалась так уверенно, что мне оставалось лишь гадать – чему же они успели её научить там, в Мэтэоре?...