Осада Хартума

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Осада Хартума
Основной конфликт: Восстание махдистов
300px
Гибель генерала Гордона во время падения Хартума. Картина Дж.У.Роя
Дата

13 марта 188426 января 1885

Место

Хартум, столица современного Судана

Причина

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Итог

Поражение англо-египетского гарнизона, падение Хартума

Изменения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Противники
22x20px Махдистский Судан Флаг Великобритании Британская империя
Флаг Египта (1882-1922) Египет (британский протекторат)
Командующие
22x20px Мухаммед Ахмед Флаг Великобритании генерал Чарльз Гордон
Силы сторон
50 000 7000
Потери
Неизвестно Весь гарнизон перебит

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Восстание махдистов
Эль-Обейд Эль-Теб Тофрек Томаи Хартум Абу-Клеа Кербикан Гиннис Суакин Дуфиле Галлабалат Тоски Кассала Фиркет Атбара Омдурман Умм-Дивайкарат


Осада Хартума (англ. Siege of Khartoum) 13 марта 1884 — 26 января 1885 года — крупнейшее сражение первого этапа англо-суданской войны, так называемого восстания махдистов. 10-месячная осада суданскими повстанцами Хартума, в котором укрепился 7-тысячный англо-египетский гарнизон, окончилась взятием города и гибелью всего гарнизона во главе с генералом Чарльзом Гордоном. После этого поражения Британская империя оказалась вынуждена на некоторое время отказаться от претензий на Судан.









Предыстория

В 1882 году Египет в результате быстротечной войны с Великобританией был окончательно превращен в протекторат. Однако британский контроль не распространялся на Судан, бывший в то время формально египетским владением, поскольку из-за народного восстания Судан уже более полутора лет де-факто не подчинялся власти египетского хедива (причём и Египет, и Судан оставались формально под властью Османской империи). Суданские повстанцы первоначально возглавлялись Мухаммедом Ахмедом, провозгласившим себя «Махди» (мессией), поэтому восстание получило название махдистского.

Подавление восстания британцы оставили египетским властям, разумеется помогая им вооружением и инструкторами. Однако высланный против махдистов отряд египетских войск, оснащенный британской техникой (в том числе 20 пулемётами) под командованием английского полковника Хикса (англ.) 5 ноября 1883 года был наголову разбит и почти полностью уничтожен в сражении при Эль-Обейде. После этого решительного успеха махдисты быстро взяли под контроль бо́льшую часть Судана[1].

Эти события привлекли пристальное внимание британского кабинета. Премьер-министр Уильям Гладстон, утвердив решение об эвакуации из Судана остававшихся там англо-египетских гарнизонов, поручил эту операцию генералу Чарльзу Гордону, который в 1876-79 годах был генерал-губернатором Судана (от имени египетских властей). Получив от правительства огромные по тем временам ассигнования в 100 тыс. фунтов, 18 февраля 1884 года Гордон прибыл в Хартум, вступил в командование гарнизоном и принял полномочия главы города. Однако вместо того, чтобы начать приготовления к выводу англо-египетских войск, он начал править Хартумом как постоянный руководитель (египетские чиновники, управлявшие городом, выехали на родину). Возможно, он рассчитывал вместо вывода войск нанести махдистам военное поражение имевшимися силами. Гордон в резкой форме протестовал против решения правительства оставить Судан и постоянно требовал подкреплений, настаивая на необходимости дать бой повстанцам. Он просил прислать войска либо из метрополии, либо из Индии, либо даже прислать турецкие части, но в итоге так и не получил помощи[1].

Положение сторон перед осадой

Файл:Muhammad Ahmad al-Mahdi.jpg
Мухаммед Ахмед, вождь суданского восстания

Население Хартума в те годы составляло около 34 тыс. чел. В распоряжении Гордона был 7-тысячный гарнизон[2], составленный из египетских солдат. В гарнизон входили также части, навербованные в Судане, но командование не было уверено в их надёжности[1]. Белых солдат у Гордона не было (британцами были лишь считанные единицы — штаб, несколько старших офицеров и специалистов), а его просьба направить в качестве подкрепления 200 английских бойцов была отклонена, поскольку правительство требовало не подготовки к сражению, а вывода войск.

Файл:Charles Gordon Pasha.jpg
Чарльз Гордон (снимок сделан во время его губернаторства в Судане)

С двух сторон город был защищён большими реками — с севера Белым Нилом, а с запада — Голубым Нилом. С юга, однако, город был ничем не прикрыт. Положение Хартума могло несколько облегчить то, что местность вокруг города была заселена народностью шагия (англ.), враждебной махдистам.

В Хартуме имелись несколько небольших речных колёсных пароходов. Гордон распорядился, чтобы 9 пароходов были переоборудованы в канонерские лодки (помимо установки орудий, они были обшиты стальными листами). К югу от города была создана сеть траншей и других земляных укреплений, а также установлены фугасы и импровизированные мины. Были также заграждения из колючей проволоки.

Махдисты в несколько раз превосходили числом гарнизон Хартума. Вооружение их было довольно примитивным и разнородным. Основная масса была вооружена традиционным холодным оружием (копьями, мечами и т. д.), огнестрельного оружия было мало. Артиллерии у махдистов было мало, почти вся она была представлена устаревшими образцами, за исключением нескольких трофейных орудий. Англо-египетские силы Гордона были экипированы несравненно лучше, но выучка и особенно боевой дух египетских солдат оставляли желать много лучшего. Боевой дух повстанцев, напротив, был весьма высок.

Бои в ходе осады

16 марта 1884 года гарнизон Хартума предпринял вылазку, но она была отбита с серьёзными потерями — около 200 чел. В этом столкновении египтяне обратились в бегство при первом же соприкосновении с противником, арабами-кавалеристами, которые значительно уступали числом египетским солдатам. При этом первыми бежали оба командующих египтянами, суданцы на службе у Гордона[3].

В апреле махдисты, захватив город Бербер, замкнули кольцо окружения[4], чему сильно способствовало то, что племена к северу от города перешли на их сторону. Махдисты же, постепенно наращивая силы, сосредоточили к тому времени вокруг города до 30 тыс. бойцов. Линия телеграфной связи с Каиром была перерезана. Начавшаяся осада угрожала Хартуму голодом — 19 апреля Гордон телеграфировал, что запасов продовольствия в городе могло хватить только на 5-6 месяцев[3]. Гордон обменялся несколькими посланиями с Мухаммедом Ахмедом, но махдистский вождь отклонил мирные предложения. Огромной неудачей для осаждённых стал захват 27 апреля махдистами 70 лодок и одного парохода с припасами для города[3].

Разрозненные атаки на город продолжались всё лето. Махдисты несли серьёзные потери, причём наиболее эффективным оружием против них оказались врытые в землю мины нажимного действия. Вооружённые пароходы продолжали рейсы по Нилу, доставляя в город припасы и огнём артиллерии нанося новые потери повстанцам. Однако вылазка гарнизона 16 сентября снова окончилась тяжёлым поражением египетского отряда, который потерял до 800 чел. убитыми[3]. К этому времени махдистские войска, осаждавшие Хартум, насчитывали уже свыше 50 тыс. бойцов.

Файл:The army of Hicks Pasha on the march.jpg
Колонна англо-египетских войск на марше (гравюра 1883 года)

Ещё в июле правительство Гладстона согласилось (впрочем, довольно неохотно) о снаряжении военной экспедиции для деблокирования Хартума. Командовать ей было поручено известному военачальнику виконту Гарнету Уолсли. Но многие факторы сильно замедлили отправку этой экспедиции, так что войска Уолсли вступили в Судан только в январе 1885 года. Её также сильно задержали два крупных боя с махдистами, особенно сражение 17 января при Абу-Клеа (англ.) (Уолсли добился решительной победы, хотя бой был упорным и кровопролитным — суданцам удалось прорвать британское каре[5]). Отряд канонерских лодок под командованием лорда Чарльза Бересфорда, направленный к Хартуму по Нилу, также серьёзно запаздывал. Связь наступавших британских войск с Хартумом поддерживалась пароходами[4].

В декабре у командования гарнизоном оставалось мало сомнений в скором падении города. В своих письмах в эти дни Гордон прощался с друзьями, не испытывая иллюзий относительно способности удержать Хартум[3].

Сражение за город

Вероятно, при получении известий о приближении крупных британских сил махдисты решились на приступ Хартума. Незадолго до полуночи с 25 на 26 января 1885 года (на 320-й день осады[3]) они начали штурм города со всех сторон, но основной удар был нанесён с запада, где они перешли вброд обмелевшую реку. Поскольку после боя осталось крайне мало свидетелей, которые могли бы компетентно сообщить о сражении, подробности штурма почти неизвестны. Укрепления и фугасы нанесли атаковавшим потери, но это не помешало повстанцам пробиться внутрь стен через ворота Муссаламия. Есть сведения, что ворота перед противником открыл один из офицеров-египтян[3]. В любом случае, к 03:30 махдисты вели бой уже в самом городе, где египетские войска, деморализованные и измотанные голодом, по имевшимся сообщениям, оказывали довольно слабое сопротивление.

К 05:00 махдисты полностью захватили Хартум, перебив почти всех египетских солдат и всех британских офицеров. Гордон погиб в бою, причём обстоятельства его гибели неизвестны. По сведениям суданца — адъютанта Гордона (оставшегося в живых), когда махдисты прорвались к резиденции губернатора, он вышел на крыльцо в полной форме и был заколот копьями. Другие свидетельства утверждали, что генерал пытался бежать в консульство Австро-Венгрии, но по дороге был застрелен. Отрубленную голову Гордона насадили на копьё и затем отправили в дар Махди, который, по некоторым данным, требовал взять Гордона обязательно живым и даже отдал своим подчинённым соответствующий приказ[1][6].

Во время штурма погибло также около 4 тыс. жителей города. Остальных махдисты захватили в плен и продали в рабство, что полностью соответствовало местным обычаям ведения войны. Потери самих повстанцев неизвестны.

Итог и последствия

Британский отряд достиг Хартума только 28 января[4] и, отдав почести павшим на руинах города, повернул обратно. Канонерские лодки лорда Бересфорда прибыли к Хартуму уже после его падения[6] и тоже ушли обратно после короткой перестрелки с махдистскими батареями[7]. После падения Хартума Мухаммед Ахмед стал контролировать почти весь Судан.

Падение Хартума сыграло важную роль в отставке кабинета Гладстона (в июне 1885 года), которого общественное мнение обвиняло в том, что он оставил Гордона фактически на произвол судьбы. Погибший Гордон на некоторое время приобрёл имидж национального героя, погибшего в сражении с превосходящими силами врага. Однако подготовка нового вторжения в Судан заняла у Лондона больше 10 лет.

Мухаммед Ахмед умер в июне 1885 года, успев создать в Судане исламское государство, просуществовавшее до конца 1890-х годов. Конец существованию махдистского государства был положен только в 1898 году в результате нового, гораздо лучше подготовленного британского вторжения под командованием фельдмаршала Герберта Китченера (Судан был превращён в англо-египетский кондоминиум, фактически означавший британскую колонизацию). Англичане поставили в Хартуме памятник Гордону, который был демонтирован после вывода британских войск в 1955 году, но сохраняется по сей день.

В кинематографе

Напишите отзыв о статье "Осада Хартума"

Примечания

  1. 1 2 3 4 Kim Searbook. [http://socyberty.com/history/gordon-of-khartoum/4/ Gordon of Khartoum]. Socyberty — Society on the Web (18 сентября 2009). Проверено 12 октября 2010. [http://www.webcitation.org/68pwOgrDa Архивировано из первоисточника 1 июля 2012].
  2. [http://www.freebase.com/view/en/battle_of_khartoum Battle of Khartoum Facts] (англ.). freebase.com (2010). Проверено 12 октября 2010. [http://www.webcitation.org/68q12UqkB Архивировано из первоисточника 1 июля 2012].
  3. 1 2 3 4 5 6 7 Don Miller, Mike Bailey, Adam Rodgers, Bob Rogers. [http://www.principlesofwar.com/col/khartoum/Khartoum_index.html The Death of General Gordon at Khartoum, 1885] (англ.)(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.principlesofwar.com/col/khartoum/Khartoum_index.html история]). Principlesofwar.com (2 ноября 2002). Проверено 12 октября 2010. [http://web.archive.org/20030115175118/www.principlesofwar.com/col/khartoum/Khartoum_index.html Архивировано из первоисточника 15 января 2003].
  4. 1 2 3 [http://www.britishbattles.com/egypt-1882/abu-klea.htm The Battle of Abu Klea] (англ.). British Battles (2010). Проверено 12 октября 2010. [http://www.webcitation.org/68q10j8PJ Архивировано из первоисточника 1 июля 2012].
  5. [http://www.onwar.com/aced/data/mike/mahdi1881.htm The Mahdist Jihad 1881-1885] (англ.). www.onwar.com (16 декабря 2000). Проверено 12 октября 2010. [http://www.webcitation.org/68pwPONtL Архивировано из первоисточника 1 июля 2012].
  6. 1 2 [http://www.absoluteastronomy.com/topics/Charles_George_Gordon Charles George Gordon] (англ.). Absolute Astronomy (16 декабря 2000). Проверено 12 октября 2010. [http://www.webcitation.org/68q10763m Архивировано из первоисточника 1 июля 2012].
  7. Томас Харботл. [http://www.bibliotekar.ru/encW/h/10.htm Хартум (Khartoum) Восстание махдистов в Судане]. Библиотекарь.ру. — Битвы мировой истории. Энциклопедия.. Проверено 12 октября 2010. [http://www.webcitation.org/68q14CgpQ Архивировано из первоисточника 1 июля 2012].

Ссылки

  • [http://images.search.yahoo.com/search/images?_adv_prop=image&fr=yfp-t-701-s&va=battle+of+khartoum+gordon Галерея картин, посвящённых битве за Хартум]

Литература

  • John Wilcox. [http://www.amazon.ca/Siege-Khartoum-John-Wilcox/dp/0755345606 Siege of Khartoum]. — L.: Headline, 2009. — 480 p. — ISBN 978-0755345601.

Отрывок, характеризующий Осада Хартума

Я была готова переносить все ужасы сама, но я никак не была готова даже подумать о том, что могла бы пострадать моя семья.
– У меня к Вам вопрос, мадонна Изидора. И от того, как Вы на него ответите, будет зависеть, увидите ли Вы в скором времени свою дочь, или Вам придётся забыть о том, как она выглядит. Поэтому советую Вам хорошенько подумать, перед тем, как отвечать, – взгляд Караффы стал острым, как стальной клинок... – Я хочу знать, где находится знаменитая библиотека Вашего деда?
Так вот, что искал сумасшедший инквизитор!.. Как оказалось, не таким уж он был и сумасшедшим... Да, он был совершенно прав – старая библиотека моего дедушки хранила чудесное собрание душевного и умственного богатства! Она была одной из самых старых и самых редких во всей Европе, и ей завидовал сам великий Медичи, который, как известно, за редкие книги был готов продать даже свою душу. Но зачем такое понадобилось Караффе?!.
– Библиотека дедушки, как Вам известно, всегда находилась во Флоренции, но я не знаю, что с ней стало после его смерти, Ваше преосвященство, так как более не видела её.
Это была детская ложь, и я понимала, насколько наивно это звучало... Но другого ответа у меня просто так сразу не нашлось. Я не могла допустить, чтобы редчайшие в мире труды философов, учёных и поэтов, труды великих Учителей попали в грязные лапы церкви или Караффы. Я не имела права такого допускать! Но, пока что, не успев ничего лучшего придумать, чтобы всё это как-то защитить, я ответила ему первое, что в тот момент пришло в мою, воспалённую от дикого напряжения, голову. Требование Караффы было столь неожиданным, что мне нужно было время, чтобы сообразить, как поступать дальше. Как бы подслушав мои мысли, Караффа произнёс:
– Ну, что ж, мадонна, я оставляю вам время подумать. И очень советую не ошибиться...
Он ушёл. А на мой маленький мир опустилась ночь...
Всё это жуткое время я мысленно общалась со своим любимым, измученным отцом, который, к сожалению, не мог сообщить мне ничего успокаивающего, кроме лишь одной положительной новости – Анна всё ещё находилась во Флоренции, и хотя бы уж за неё пока что нечего было опасаться.
Но мой несчастный муж, мой бедный Джироламо, вернулся в Венецию с желанием мне помочь, и только там узнал, что уже слишком поздно – что меня увезли в Рим... Его отчаянию не было предела!.. Он писал длинные письма Папе. Посылал ноты протеста «сильным мира сего», которым я когда-то помогала. Ничего не действовало. Караффа был глух к любым просьбам и мольбам...
– А разве ты не могла просто исчезнуть?! Или «улететь», если на то пошло?.. Почему ты не воспользовалась чем-нибудь?!!! – не выдержав далее, воскликнула расстроенная рассказом Стелла. – Бороться надо всегда до конца!.. Так бабушка меня учила.
Я очень обрадовалась – Стелла оживала. Её бойцовский дух снова брал верх, как только в этом появилась острая необходимость.
– Если бы всё было так просто!.. – грустно покачав головой, ответила Изидора. – Дело ведь было не только во мне. Я находилась в полном неведении о планах Караффы насчёт моей семьи. И меня сильно пугало то, что, сколько бы я не пыталась, я никак не могла ничего увидеть. Это был первый раз в моей жизни, когда никакое «видение», никакие мои «ведьмины таланты» не помогали... Я могла просмотреть любого человека или любое событие на тысячу лет вперёд! Могла с абсолютной точностью предсказать даже будущие воплощения, чего не мог сделать ни один Видун на Земле, но мой Дар молчал, когда дело касалось Караффы, и я не могла этого понять. Любые мои попытки его посмотреть легко «распылялись», натыкаясь на очень плотную золотисто-красную защиту, которая постоянно «вилась» вокруг его физического тела, и я никак не могла её пробить. Это было новое и непонятное, с чем я никогда не сталкивалась раньше...
Естественно, каждый (даже моя маленькая Анна!) в моей семье умел создавать себе великолепную защиту, и каждый делал это по-своему, чтобы она была индивидуальной, на случай если случится беда. Но какой бы сложной защита не получалась, я прекрасно знала, что в любой момент могу «пройти насквозь» через защиту любого из знакомых мне ведунов, если бы в этом вдруг возникла срочная необходимость, включая также защиту моего отца, который знал и умел намного больше меня. Но с Караффой это не работало... Он владел какой-то чужой, очень сильной и очень изысканной магией, с которой я ни-когда не сталкивалась... Я знала всех Ведунов Европы – он не был одним из них.
Мне, как и всем остальным, было хорошо известно, что он являлся истинным «слугой господа» и верным «сыном церкви», и, по всеобщим понятиям, никоим образом не мог использовать то, что называл «дьявольским проявлением» и то, чем пользовались мы, Ведьмы и Ведуны!.. Что же, в таком случае, это было?!.. Неужели вернейший слуга церкви и великий инквизитор был, на самом деле, чёрным Колдуном?!. Несмотря на то, что это было совершенно и абсолютно невероятным, это было единственным объяснением, которое я могла дать, честно положив руку на сердце. Но как же, в таком случае, он совмещал свои «святые» обязанности с «дьявольским» (как он называл) учением?!. Хотя то, что он творил на Земле, именно и являлось по-настоящему Дьявольским и чёрным...
Очередной раз, мысленно беседуя с отцом, я у него спросила, что он думает по этому поводу?
– Это не он, милая... Это ему просто помогают. Но я не знаю – кто. Такого нет на Земле...
Час от часу не становилось легче!.. Мир и впрямь вставал с ног на голову... Но я дала себе слово всё же постараться каким-то образом узнать, чем же пользовался этот странный «святой отец», параллельно преследуя и сжигая себе подобных?..
Так как, если это являлось правдой и он использовал «учение Дьявола» (как он это называл), то и он сам, Великий Караффа, должен был закончить свою «праведную» жизнь на костре, вместе со всеми, им сжигаемыми, Ведунами и Ведьмами!..
Но я опоздала...
На следующее утро я ждала Караффу, чётко настроенная разузнать, чем же всё-таки пользовался этот удивительный «святой отец». Но Караффа не появился. Он не появлялся и на следующий день, и всю следующую неделю... Я не могла понять, являлось ли это простой передышкой, или он замышлял что-то очень страшное, касающееся кого-то из моей семьи? Но, к моему большому сожалению, как я позже узнала, это было ни то, ни другое... Это было намного опаснее, чем любые его проделки... Очень скоро, по не кончавшемуся звону колоколов и грустному пению на улицах, я поняла – скончался Римский Папа... Это прекрасно объясняло длительное отсутствие моего тюремщика. А ещё на следующий день, немая служанка, чуть ли не пританцовывая от счастья, принесла мне изысканный листок бумаги, на котором сообщалось, что новым Папой, Павлом IV, объявлен Джованни Пьетро Караффа – мой страшнейший и непредсказуемый враг...
Теперь оставалось только ждать...
Через два дня, меня, с завязанными глазами, перевезли в какой-то, потрясающий по своему внутреннему богатству и вызывающей красоте, дворец. Как я узнала позже – личный дворец Караффы. Он появился через неделю, всё такой же подтянутый и опасный, в «сиянии своей неограниченной власти», и протянул мне для поцелуя свою ухоженную руку, с огромным, сверкающим Папским кольцом... Я склонилась перед ним ниже прежнего, так как этого требовало приличие, а также потому, что пока ещё для себя не уяснила, как буду дальше себя с ним вести.
– Как поживаете, мадонна Изидора? Надеюсь, Вас устраивают Ваши покои?
Караффа был предельно светским и довольным, зная, что я нахожусь в его полной власти, и что теперь уже точно никто не сможет ему ни в чём помешать...
– Поздравляю Вас с Вашей победой, Ваше святейшество! – намеренно сделав ударение на слове «святейшество», спокойно сказала я. – Боюсь, с этих пор я являюсь слишком ничтожной фигурой, чтобы заставить Папу беспокоиться... Передадите ли Вы моё дело кому-то другому?
Караффа застыл. Он ненавидел моё спокойствие. Он желал заставить меня боятся...
– Вы правы, мадонна Изидора, возможно Вы перейдёте к моему лучшему помощнику... всё будет зависеть только от вас. Подумали ли Вы над моим вопросом?
– Какие именно книги интересуют Вас, Ваше святейшество? Или Вы хотите найти всё, чтобы уничтожить?
Он искренне удивился.
– Кто Вам сказал такую чушь?..
– Но Вы ведь бросали в костры тысячи книг только у нас в Венеции? Уже не говоря о других городах... Зачем же ещё они могут быть Вам нужны?
– Моя дражайшая колдунья, – улыбнулся Караффа, – существуют «книги» и КНИГИ... И то, что я сжигал, всегда относилось к первой категории... Пройдёмте со мной, я покажу Вам кое-что интересное.
Караффа толкнул тяжёлую позолоченную дверь, и мы очутились в узком, очень длинном, тёмном коридоре. Он захватил с собой серебряный подсвечник, на котором горела одна-единственная толстая свеча.
– Следуйте за мной, – коротко приказал новоиспечённый Папа.
Мы долго шли, проходя множество небольших дверей, за которыми не было слышно ни звука. Но Караффа шёл дальше, и мне не оставалось ничего другого, как только в молчании следовать за ним. Наконец мы очутились у странной «глухой» двери, у которой не было дверных ручек. Он незаметно что-то нажал, и тяжеленная дверь легко сдвинулась с места, открывая вход в потрясающую залу... Это была библиотека!.. Самая большая, которую мне когда-либо приходилось видеть!!! Огромнейшее пространство с пола до потолка заполняли книги!.. Они были везде – на мягких диванах, на подоконниках, на сплошных полках, и даже на полу... Их здесь были тысячи!.. У меня перехватило дыхание – это было намного больше библиотеки Медичи.
– Что это?! – забывшись, с кем здесь нахожусь, ошеломлённо воскликнула я.
– Это и есть КНИГИ, мадонна Изидора. – спокойно ответил Караффа. – И если Вы захотите, они будут Ваши... Всё зависит только от Вас.
Его горящий взгляд приковал меня к месту, что тут же заставило меня вспомнить, где и с кем я в тот момент находилась. Великолепно сыграв на моей беззаветной и безмерной любви к книгам, Караффа заставил меня на какой-то момент забыть страшную реальность, которая, как теперь оказалось, собиралась в скором времени стать ещё страшней...
Караффе в то время было более семидесяти лет, хотя выглядел он на удивление моложаво. Когда-то, в самом начале нашего знакомства, я даже подумывала, а не помог ли ему кто-то из ведунов, открыв наш секрет долголетия?!. Но потом он вдруг начал резко стареть, и я про всё это начисто забыла. Теперь же, я не могла поверить, что этот могущественный и коварный человек, в руках которого была неограниченная власть над королями и принцами, только что сделал мне очень «завуализированное» и туманное предложение... в котором можно было заподозрить какую-то нечеловечески-странную капельку очень опасной любви?!...
У меня внутри, всё буквально застыло от ужаса!.. Так как, будь это правдой, никакая земная сила не могла меня уберечь от его раненой гордости, и от его мстительной в своей злобе, чёрной души!...
– Простите мою нескромность, Ваше святейшество, но, во избежание ошибки с моей стороны, не соблаговолите ли Вы мне более точно объяснить, что Вы хотели этим сказать? – очень осторожно ответила я.
Караффа мягко улыбнулся и, взяв мою дрожащую руку в свои изящные, тонкие пальцы, очень тихо произнёс:
– Вы – первая женщина на земле, мадонна Изидора, которая, по моему понятию, достойна настоящей любви... И Вы очень интересный собеседник. Не кажется ли Вам, что Ваше место скорее на троне, чем в тюрьме инквизиции?.. Подумайте об этом, Изидора. Я предлагаю Вам свою дружбу, ничего более. Но моя дружба стоит очень многого, поверьте мне... И мне очень хотелось бы Вам это доказать. Но всё будет зависеть от Вашего решения, естественно... – и, к моему величайшему удивлению, добавил: – Вы можете здесь остаться до вечера, если желаете что-то почитать; думаю, Вы найдёте здесь для себя очень много интересного. Позвоните в колокольчик, когда закончите, и Ваша служанка покажет Вам дорогу назад.
Караффа был спокоен и сдержан, что говорило о его полной уверенности в своей победе... Он даже на мгновение не допускал мысли, что я могла бы отказаться от такого «интересного» предложения... И уж особенно в моём безысходном положении. А вот именно это и было самым пугающим... Так как я, естественно, собиралась ему отказать. Только, как это сделать я пока что не имела ни малейшего представления...
Я огляделась вокруг – комната потрясала!.. Начиная с вручную сшитых переплётов старейших книг, до папирусов и рукописей на бычьей коже, и до поздних, уже печатных книг, эта библиотека являлась кладезем мировой мудрости, настоящим торжеством гениальной человеческой Мысли!!! Это была, видимо, самая ценная библиотека, которую когда-либо видел человек!.. Я стояла, полностью ошеломлённая, завороженная тысячами со мной «говоривших» томов, и никак не могла понять, каким же образом это богатство могло ужиться здесь с теми проклятиями, которые так яро и «искренне» сыпала на им подобное инквизиция?... Ведь для настоящих инквизиторов все эти книги должны были являться самой чистой ЕРЕСЬЮ, именно за которую люди горели на кострах, и которая категорически запрещалась, как страшнейшее преступление против церкви!.. Каким же образом здесь, в подвалах Папы, сохранились все эти ценнейшие книги, которые, якобы, во имя «искупления и очищения душ», до последнего листочка, сжигались на площадях?!.. Значит, всё, что говорили «отцы-инквизиторы», всё, что они творили – было всего лишь страшной завуалированной ЛОЖЬЮ! И эта безжалостная ложь глубоко и крепко сидела в простых и открытых, наивных и верующих человеческих сердцах!.. Подумать только, что я когда-то была абсолютно уверена, что церковь была искренна в своей вере!.. Так как любая вера, какой бы странной она не казалась, для меня всегда воплощала в себе искренний дух и веру человека во что-то чистое и высокое, к чему, во имя спасения, стремилась его душа. Я никогда не была «верующей», так как я верила исключительно в Знание. Но я всегда уважала убеждения других, так как, по моему понятию, человек имел право выбирать сам, куда направить свою судьбу, и чужая воля не должна была насильно указывать, как он должен был проживать свою жизнь. Теперь же я ясно видела, что ошиблась... Церковь лгала, убивала и насиловала, не считаясь с такой «мелочью», как раненая и исковерканная человеческая душа...