Оскар (кинопремия)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
«Оскар»
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
«Academy Awards»
Страна

США22x20px США

Награда за

вклад в искусство в создании кинофильмов

Учредитель

A.M.P.A.S.

Основание

1929

Последний обладатель

2016

Наиболее титулован

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сайт

[http://www.oscars.org oscars.org]

Премия Американской академии кинематографических искусств и наук (англ. Academy Awards, букв. Премия Академии, с 1940-х годов известная как «О́скар», англ. Oscar) — американская кинопремия, созданная в 1929 году и традиционно вручающаяся деятелям киноискусства за их вклад в создание кинофильмов. Церемония награждения проводится ежегодно в Лос-Анджелесе, в театре «Долби», и транслируется в прямом эфире в десятках стран мира10px.

Награда, задуманная главой американской киностудии Metro-Goldwyn-Mayer Луисом Бартом Майером в 1929 году для поощрения деятелей кино, внёсших значительный вклад в кинематограф США и его развитие, является одной из старейших регулярных и ныне действующих кинопремий в мире.

Правила её вручения и принципы голосования неоднократно изменялись. Регламент выбора победителей не раз подвергался критике, а члены Академии обвинялись в коррупции — невзирая на это, «Оскар» остаётся наиболее престижной кинопремией США и одной из самых значительных на планете[1][2][3].

«Завоевание премии „Оскар“ считается высшим досягаемым пределом в мире кино, воплощением профессионального успеха».

Эмануил Леви, американский кинокритик[4]









Содержание

История создания

Предыстория: основание Академии

Идея о создании первой киноакадемии США возникла у могущественного главы компании Metro-Goldwyn-Mayer Луиса Б. Майера в ноябре 1926 года[5]. Основной причиной основания Академии стало объединение в союз всей киноиндустрии Америки, когда девять ключевых кинокомпаний страны и пять союзов подписали «Базовое соглашение киностудий»[6]. Однако это соглашение относилось только к техническим работникам, креативные группы, режиссёры, сценаристы и актёры же всё ещё соблюдали условия стандартных контрактов[6].

Незадолго до того, как монтажёры, композиторы, художники-постановщики и прочие основали собственные гильдии, Майер решил вступить в дело, и в декабре 1926 года встретился с тремя лидерами отрасли: актёром Нэйджел, Конрад, режиссёром Фредом Нибло и главой Ассоциации кинопродюсеров США Фредом Битсоном[6]. Все они задумали разработку организации, которая выступала бы посредником в различных трудовых конфликтах и усовершенствовала образ Голливуда во всём мире путём помощи офису Хейса в контролировании спорного контента на киноэкране[6].

При поддержке коллег, Майер назначил самого себя главой комитета по отбору членов будущей организации[6]. 11 января 1927 года он пригласил 36 лидеров отрасли на официальное собрание в отеле «Амбассадор[en]»[6]. Майер предложил назвать Академию «Международной», а в её состав утверждать только тех, кто сделал выдающийся вклад в искусство и науку кинопроизводства[6]. Тем не менее, его адвокаты посоветовали убрать слово «Международная» из названия ассоциации[6]. Вскоре Академия стала официально именоваться «Академией кинематографических искусств и наук»[6].

Основные цели Академии, утверждённые
тридцатью шестью её членами в 1927 году
  1. Академия примет агрессивное участие в митингах против несправедливых действий, связанных с кинематографом.
  2. Академия будет способствовать гармонии и солидарности среди её состава и других отраслей.
  3. Академия постарается согласовывать внутренние разногласия, которые уже существуют или будут возникать.
  4. Академия будет прибегать к таким путям и средствам, которые бы подошли для дальнейшего благополучия, защиты чести и хорошей репутации кинопрофессий.
  5. Академия собирается поощрять улучшение и продвижение искусств и наук кинопрофессий путём обмена конструктивными идеями и награждением специальными премиями за отличительные достоинства.
  6. Академия примет меры для разработки крупной силы и влияния киноэкрана.
  7. Академия предлагает делать для кинопрофессий то, что остальные международные организации делают для других искусств, наук и промышленностей.

4 мая 1927 года Академия стала легальной корпорацией[6]. Произошло это, когда правительство штата Калифорния предоставило ей некоммерческий статус[6]. Тогда же тридцать шесть её членов избрали первых должностных лиц: актёр Дуглас Фэрбенкс стал президентом, а сценарист Фрэнк Вудс[en] — секретарём[6]. За счёт собственной киностудии Майер созвал три сотни человек на банкет, организованный в отеле«Билтмор[en]»[6]. Там Фэрбенкс произнёс длительную речь, в ходе которой подчеркнул, что киноэкран и все зрители находятся под огромным и тревожным облаком цензуры и презрения[7].

«Награды за заслуги»

Между тем шла подготовка к первой церемонии награждения «Наградами за заслуги» (англ. Merit Awards)[7]. Фэрбенкс заострил внимание членов Академии на том, что эта премия будет высочайшим достижением из тех, которых только можно достичь в кинопрофессии[7]. В июле 1928 года комитет «Отличительных наград» предложил следующую систему голосования[7]:

  1. Каждый член будет голосовать в той номинации, к которой имеет отношение по долгу службы (актёр — в мужской и женской роли, режиссёр — в режиссёрской работе).
  2. Коллегия судей из каждого профессионального отдела подсчитает голоса.
  3. И, наконец, центральный совет судей с одним человеком от каждого профессионального отдела выберет победителей.

Сразу же возникли споры по поводу того, какого рода фильмы должны быть отмечены[7]. Первым скандальным решением Академии было выдвинуть в нескольких номинациях одну из первых звуковых лент в мире, премьера которой произвела эффект разорвавшейся бомбы — «Певец джаза»[7]. На тот момент существовало две самые престижные категории, в каждой из которых «Певец джаза» не мог быть номинированным: «Лучшее производство» («наиболее выдающейся кинокартине, объединившей все лучшие элементы») и «Уникальное художественное исполнение» («лучшей продюсерской компании или отдельному продюсеру»)[7].

15 февраля 1929 года, накануне первой церемонии вручения, центральный совет судей заседал всю ночь[7]. В конце концов, они решили наградить статуэткой за уникальное художественное исполнение драму Кинга Видора «Толпа»[7]. Однако Луис Майер был категорически против ввиду слишком мрачного тона фильма[7]. Кроме того, он боялся обвинений в фаворитизме, так как созданием «Толпы» занималась его MGM[7]. Он же предложил наградить картину Фридриха Мурнау (на тот момент уважаемого в Голливуде режиссёра) «Восход солнца»[7]. Судьи прислушались к Майеру и уже на следующий день, в специальном бюллетене, выпускаемом Академией, были опубликованы результаты голосования[7].

«Оскар»

Впервые слово «Оскар» было использовано на 6-й церемонии вручения премии[8]. По сей день точно не известно, кто дал ей это прозвище[8]. Версии разнятся:

  • Актриса Бетт Дэвис неоднократно заявляла, что она была первым человеком, кто прозвал статуэтку «Оскаром», так как она напоминала ей её тогдашнего супруга Хармона Оскара Нельсона[8].
  • Библиотекарь Маргарет Херрик[en], позже принявшая на себя полномочия исполнительного секретаря Академии, рассказывала, что следующий случай произошёл с ней прямо в её первый день работы, в 1931 году[8]. После того, как она впервые взяла в руки статуэтку, она посмотрела на неё очень пристально, и воскликнула: «Да это же мой дядя Оскар!» (Оскар Пирс, на самом деле, был её вторым кузеном, а не дядей)[8]. Обозреватель Сидни Сколски, присутствовавший при этом, написал об этом в своей газете, в самом конце упомянув: «Сотрудники Академии ласково кличут свою знаменитую статуэтку „Оскаром“»[8].
    • Однако, согласно Сколски, он был первым, использовавшим это слово по следующей причине: «Я устал писать о безликой статуэтке в своей статье. Я хотел дать парню имя, не только для того, чтобы было легче писать, но и дабы предоставить ему личность. Я подумал, что „Оскар“ не будет слишком величавым, коими являлись церемонии»[8].

Сама статуэтка была создана скульптором Джорджем Стэнли[en], а её дизайн разработан художником-постановщиком кинокомпании MGM Седриком Гиббонсом[8]. Гиббонс сделал набросок рыцаря, стоящего на катушке киноленты и держащего в руках обоюдоострый меч[8]. Согласно легенде, он набросал эскиз в блокноте во время одного из нудных собраний. В качестве модели он выбрал Эмилио Фернандеса. Пять отверстий на основании катушки представляли собой пять отделов Академии: продюсеров, сценаристов, режиссёров, актёров и техников[8]. Поначалу «Оскары» печатались на листах, после чего изготавливались в золоте[8]. Стэнли воплотил дизайн Гиббонса в глине, а Алекс Смит отливал статуэтки из сплава олова и меди, после чего золотил[8]. Статуэтка «Оскар» в высоте достигает 33,5 сантиметра и весит примерно 3,5[8]—3,85 кг. Она изготавливается из покрытого золотом сплава британия и покоится на постаменте из чёрного мрамора.

Сценаристка Фрэнсис Марион, выигравшая «Оскары» за фильмы «Казённый дом» и «Чемпион», вспоминала в своих мемуарах, что тогда статуэтка выглядела немного дилетантски, однако она видела в ней идеальный символ кинобизнеса:

« Могущественное атлетическое тело сжимает блестящий меч с половиной своей головы — той половиной, где содержатся мозги. Те, кто никогда не выигрывал „позолоченную честь“, уничижительно обращаются к нему „Оскар“[5]. »

Во время Второй мировой войны вместо металлических статуэток использовались гипсовые, так как любой кусок металла нужен был на фронте[5][9]. После окончания военных действий Академия вернулась к золоту[5]. Победители награждались премией безо всяких взносов, из-за чего Академия была вынуждена делать дополнительные дубликаты для случаев с потерями, кражами или продажами[5].

Чтобы избежать дефицита, Академия, помимо собственного производства, ежегодно заказывала 50 статуэток в компании Southern California Trophy, изготовлявшей статуэтки в 1930—2015 годах[5]. Хотя всего существует 24 номинации, бывали случаи, когда премия по результатам голосования разделялась между двумя актёрами, сценаристами или техниками[5], кроме того, есть почётные «Оскары», вручающиеся за общие заслуги в области кинематографа[5]. Подсчёт максимального числа наград, которые могут быть вручены, стартует сразу же после объявления номинаций в театре Сэмюэля Голдвина[en][5].

Номинации

История

В первый год существования премии руководство Академии сообщило всем членам, что проголосовать они должны до 15 августа 1928 года[10]. Пятью коллегиям судей, по одной из каждого отдела Академии, было поручено рассмотреть все номинации[10]. Десять номинантов, получивших наибольшее количество голосов, были специально отобраны, а в шорт-лист попало всего трое[10]. Затем центральный совет судей определял победителей, чьи имена были названы в срочном порядке[10]. В те времена лауреаты премии назывались заранее, до церемонии вручения[10].

Победа Мэри Пикфорд в номинации «Лучшая женская роль» за фильм «Кокетка», который видели тогда всего несколько человек, вызвала разочарование сообщества и возмущение кинокритиков[10]. Как говорили, Пикфорд выиграла только из-за того, что обладала статусом звезды немого кино[10] и другие номинанты (Рут Чаттертон, «Мадам Икс[en]» и Джинн Иглс, «Письмо»), выглядели более достойными награды[11].

Результатом скандала стала реформа номинаций «Оскара» и изменение процесса голосования[11]: теперь номинантов в шорт-лист отбирали представители всех отделов Академии, а за победителя голосовал весь её членский состав[11]. Тем не менее, эта процедура также подверглась критике, когда в 1935 году актриса Бетти Дэвис не была номинирована за её актёрский прорыв в фильме «Бремя страстей человеческих»[11]. Критики были в восторге от её перевоплощения, статья в журнале Life резюмировала: «Дэвис предоставила лучшее перевоплощение из тех, что когда-либо воплощались на киноэкране американской актрисой»[11]. Однако мрачная тональность фильма повлияла на кассовые сборы[11] — в итоге почти никто из членов Академии не смотрел картину[11]. Журнал The Hollywood Reporter был настолько ошеломлён такой несправедливостью, что решил не стоять в стороне[11]. Академия была забросана письмами от голливудских знаменитостей с требованием дать актрисе заслуженный шанс[11]. Бетт Дэвис поддержала и потенциальная конкурентка Норма Ширер, номинированная за фильм «Барретты с Уимпол-стрит»[11].

Через несколько дней после того, как были объявлены номинанты, президент Академии Говард Эстабрук сделал следующее заявление: «…комитет принял решение изменить правила голосования, дабы дать человеку неограниченную возможность сделать свой личный выбор»[11]. В феврале 1935 года членам Академии, путём вписывания дополнительного кандидата, было официально разрешено выбирать того, кто впечатлил их больше всего[11]. Сразу же после сообщения о том, что Бетти Дэвис всё-таки вошла в шорт-лист и может посетить грядущую церемонию, остальные номинантки за лучшую женскую роль, включая победительницу Клодетт Колбер, отказались прийти на мероприятие[11].

Основные номинации

В настоящее время премия «Оскар» вручается по 24 основным номинациям:

Номинация Английское название С какого года существует
Лучший фильм года Best (Motion) Picture 1929
Лучшая режиссура Best Director 1929
Лучшая мужская роль Best Actor in a Leading Role 1929
Лучшая мужская роль второго плана Best Actor in a Supporting Role 1937
Лучшая женская роль Best Actress in a Leading Role 1929
Лучшая женская роль второго плана Best Actress in a Supporting Role 1937
Лучший оригинальный сценарий Best Original Screenplay 1941
Лучший сценарий-адаптация Best Adapted Screenplay 1929
Лучший анимационный полнометражный фильм Best Animated Feature 2002
Лучшая музыка Best Original Score 1935
Лучшая песня Best Original Song 1935
Лучший фильм на иностранном языке Best Foreign Language Film 1957
Номинация Английское название С какого года существует
Лучшая работа художника-постановщика Best Art Direction 1929
Лучшая операторская работа Best Cinematography 1929
Лучший звук Best Sound Mixing 1930
Лучший анимационный короткометражный фильм Best Animated Short Film 1932
Лучший художественный короткометражный фильм Best Live Action Short Film 1932
Лучший монтаж Best Film Editing 1935
Лучшие визуальные эффекты Best Visual Effects 1940
Лучший документальный полнометражный фильм Best Documentary Feature 1943
Лучший документальный короткометражный фильм Best Documentary Short Subject 1943
Лучший дизайн костюмов Best Costume Design 1949
Лучший звуковой монтаж Best Sound Editing 1964
Лучший грим Best Makeup 1982

Специальные номинации

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Федерико Феллини на церемонии вручения Почётного «Оскара» (1993)

Помимо основных номинаций, «Оскары» также вручаются в шести специальных номинациях. Их обладатели определяются специально созданным комитетом Академии и вручаются вне основной церемонии.

  • Мемориальная награда имени Ирвинга Тальберга, вручаемая за выдающийся продюсерский вклад в развитие кинопроизводства;
  • Гуманитарная награда имени Джина Хершолта, вручаемая персоне, так или иначе связанной с кинематографом, за выдающиеся гуманистические достижения;
  • Почётный «Оскар», вручаемый за выдающийся вклад в развитие киноискусства и за заслуги перед Академией;
  • «Оскар» за научные и технические достижения и за художественные фильмы, присуждаемый фильмам, поставленным студентами киновузов США.

Устаревшие номинации

В первые годы существования Оскара режиссёры номинировались по двум категориям — лучший режиссёр драмы и лучший режиссёр комедии. Аналогично, на «лёгкую» и «серьёзную» подразделялась и работа композиторов. С 1930-х по 1960-е годы премии за лучший фильм, а также лучшую работу художника и дизайнера по костюмам отдельно вручались за чёрно-белое и цветное кино. Также в разные годы существовали и номинации, которые затем были упразднены:

  • Лучший помощник режиссёра — с 1934 по 1938
  • Лучшая хореография — с 1936 по 1938
  • Лучшие технические эффекты — в 1929
  • Лучшая музыка — адаптация или аранжировка
  • Лучший цветной короткометражный фильм — с 1937 по 1938
  • Лучший короткометражный фильм, снятый вживую на 1 бобину / 2 бобины — с 1937 по 1957
  • Лучший новаторский короткометражный фильм — с 1932 по 1936
  • Лучший оригинальный литературный первоисточник — с 1929 по 1957
  • Лучшие титры — в 1929
  • Лучшее уникальное и художественное качество исполнения — в 1929
  • Молодёжная награда Академии — с 1935 по 1961
  • Лучший документальный фильм — в 1943

Правила

Голосование

Американская киноакадемия состоит, по данным на начало 2007 года, из 5 829 членов с правом голоса, разделённых по 15 различным гильдиям. Самой многочисленной гильдией является актёрская (1 311 голосующих участников — 22 % от общего количества). Каждая гильдия голосует по своей категории (актёры выбирают лучшую актрису, лучшего актёра, лучшую актрису второго плана, лучшего актёра второго плана и т. д.). Специальные группы голосования вне Киноакадемии создаются для выбора номинантов и победителей в категориях «лучший документальный фильм», «лучший фильм на иностранном языке», «лучший грим», «лучшие короткометражные фильмы», «лучший монтаж звука» и «лучшие специальные эффекты».

Все члены Киноакадемии голосуют только по одной категории — «лучшая картина».

Номинирование

Официальное название Премия академии за заслуги (англ. Academy Awards of merit). Премия отмечает выдающиеся заслуги и вклад в искусство за создание фильмов, находившихся в кинопрокате календарного года, за который вручается премия, согласно правилам в указанных номинациях. Согласно правилам, премию могут получить фильмы

  • Находившиеся в кинопрокате на территории округа Лос-Анджелес не менее семи дней подряд в календарный год за который вручается премия. Например, 80-я церемония вручения премии проводилась в 2008 году и в качестве номинантов премии могли рассматриваться картины, бывшие в прокате с 1 января по 31 декабря 2007 года.
  • Номинантами могут стать картины длительностью не менее 40 минут (кроме случая короткометражных картин), снятые в следующих форматах:

Церемонии награждения

Первое награждение состоялась в 1929 году на закрытом банкете Академии в отеле «Рузвельт» в Лос-Анджелесе. В 1930 году состоялась первая радиотрансляция церемонии, а в 1953 — первая телевизионная трансляция[13]. Начиная с 2002 года года церемония проводится в театре «Долби» (до 2012 года носил название «Кодак»).

Красная дорожка

Красная дорожка носит церемониальный характер, здесь проходит дефиле кинозвёзд, приглашённых на церемонию, и демонстрирующих драгоценности и наряды «от-кутюр». Её длина — около 150 метров, ширина — около 10. Она состоит из нескольких рулонов, каждый весом 135 кг, а её общий вес — пять тонн. Ковёр доставляется к кинотеатру за четыре дня до церемонии на двух больших грузовиках. Чтобы расстелить дорожку, соединить между собой её части, скрыть стыки и разровнять, требуются 21 человек и два дня работы. Сразу после окончания церемонии дорожку начинают убирать — на это уходит всего 4 часа. В другое время года в пик туристического сезона на несколько дней перед кинотеатром расстилается дублёр Красной дорожки, куда разрешается проходить для фотографирования. Эту вольность в Лос-Анджелесе стали допускать, следуя примеру устроителей фестиваля «Золотая пальмовая ветвь» в Каннах.

Большие статуи «Оскара» высотой от 2,5 до 8 метров и весом до 550 килограммов, устанавливаемые вдоль красной ковровой дорожки, делаются из стекловолокна, облицованного тонкими листами алюминия и покрытого специальной жёлтой краской, которая лучше смотрится в свете софитов, чем золотая.

Критика

Несмотря на известность премии «Оскар» в кинематографическом мире, её политика и выбор неоднократно подвергались критике. Отмечается, что мнение голосующих членов Академии не всегда можно назвать беспристрастным, так как с началом сезона голосования они подвергаются давлению со стороны кинокомпаний в виде активной рекламной кампании фильмов-претендентов[14].

Специалисты отмечают снижающийся уровень требований к номинантам, а также то, что финансовые показатели проката фильма оказывают влияние на голоса членов Академии. Победители и номинанты становятся калифами на час и не имеют вневременной ценности. Картины, которые должны быть отмечены вниманием Киноакадемии благодаря художественным достоинствам, оказываются незаслуженно забытыми[15]. Для фильма получение «Оскара», как правило, приносит значительные прибыли. Выбор киноакадемии имеет большое значение для прокатной судьбы картины, а также последующих продаж на DVD/Blu-ray — победа может означать разницу между прибылью и банкротством[16][17]. После избрания картины «Артист» лауреатом премии, количество проданных билетов возросло на 41 %. Прокатный успех картины «Жизнь Пи» (около $593 млн), с весьма необычным сюжетом на грани артхауса, специалисты прямо связывают с успехами в гонке за «Оскарами»[18]. По оценке Айры Калб (CBS), цена выигрыша в номинации лучший фильм — это в среднем около $14 млн дополнительной выручки фильма[16]. После того, как премию завоевал фильм «Влюблённый Шекспир», его кассовые сборы возросли ещё на 100 млн долларов.

Аналитикам известно, что индикатором успеха в борьбе за «Оскар» является предваряющая церемония вручения «Золотого глобуса». Продюсер и журналист Майкл Сипли (en) из New York Times назвал «Золотой глобус» — «маркетинговым инструментом». Рекламный бюджет фильмов, ориентированный только на Оскар, с 2000-х годов исчисляется миллионами долларов. Маркетинговый бюджет лидеров номинаций 2013 года картин «Линкольн» и «Операция „Арго“», ориентированный конкретно на завоевание «Оскара», оценивался в 10 млн долларов[17][19].

Влиятельный критик Роджер Эберт так писал об Оскаре:

Весь процесс выбора пристрастен и зависим от успеха картины. Аутсайдеры кассовых сборов редко номинируются и никогда не выигрывают. Я потерял веру в «Оскар» в тот же год, когда стал критиком — в год, когда не выиграли «Бонни и Клайд»

— интервью журналу Playboy [20]

Своеобразные рекорды

Файл:Oscar1 (2).jpg
Вход в кинотеатр «Kodak Theatre»

Фильмы СССР и России — обладатели и номинанты премии

Ни одному русскоязычному игровому фильму не довелось завоевать более одной премии академии. Советские и российские фильмы четыре раза получали «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» и по одному разу в категориях «Лучший документальный фильм» и «Лучший короткометражный анимационный фильм». Фильм «Чайковский» Игоря Таланкина номинировался сразу на два «Оскара» в 1971 г.: как лучший фильм на иностранном языке и за адаптацию музыкального сопровождения известным американским композитором российского происхождения Димитрием Тёмкиным, но премию не получил. Также на две премии сразу претендовал фильм «Война и мир» Сергея Бондарчука, будучи представленным в номинациях «Лучшая картина на иностранном языке» и «Лучшая работа художника-постановщика». По итогам 41-й церемонии фильм получил награду в категории «Лучший фильм на иностранном языке».

Обладатели

Обладатели премии в категории «Лучший фильм на иностранном языке»

  1. «Война и мир» (1968) Сергея Бондарчука
  2. «Дерсу Узала» (1975) Акиры Куросавы (совместное производство СССР и Японии)
  3. «Москва слезам не верит» (1981) Владимира Меньшова
  4. «Утомлённые солнцем» (1994) Никиты Михалкова

Обладатели премии в категории «Лучший документальный фильм»

  1. «Разгром немецких войск под Москвой» (1942), режиссёры Леонид Варламов и Илья Копалин.

Обладатели премии в категории «Лучший короткометражный анимационный фильм»

  1. «Старик и море» (1999) Александра Петрова

Номинанты

Номинанты на премию в категории «Лучший фильм на иностранном языке»

  1. «Братья Карамазовы» (1969, реж. Иван Пырьев)
  2. «Чайковский» (1971, реж. Игорь Таланкин)
  3. «А зори здесь тихие…» (1972, реж. Станислав Ростоцкий)
  4. «Белый Бим Чёрное ухо» (1978, реж. Станислав Ростоцкий)
  5. «Частная жизнь» (1982, реж. Юлий Райзман)
  6. «Военно-полевой роман» (1984, реж. Пётр Тодоровский)
  7. «Урга — территория любви» (1992, реж. Никита Михалков)
  8. «Кавказский пленник» (1996, реж. Сергей Бодров)
  9. «Вор» (1998, реж. Павел Чухрай)
  10. «12» (2007, реж. Никита Михалков)
  11. «Левиафан» (2014, реж. Андрей Звягинцев)

Номинанты на премию в категории «Лучший короткометражный анимационный фильм»

  1. «Корова» (1989) Александра Петрова
  2. «Гагарин» (1995) Алексея Харитиди
  3. «Русалка» (1997) Александра Петрова
  4. «Моя любовь» (2007) Александра Петрова
  5. «Уборная история — любовная история» (2008) Константина Бронзита
  6. «Мы не можем жить без космоса» (2014) Константина Бронзита

Номинанты на премию в категории «За лучший оригинальный сценарий»

  1. «Баллада о солдате» (1961, Валентин Ежов, Григорий Чухрай)

Номинанты на премию в категории «Лучший короткометражный документальный фильм»

  1. «Воспоминания о Павловске» (1985, Ирина Калинина)

Номинанты на премию в категории «Лучшая работа художника-постановщика»

  1. «Война и мир» (1969, Михаил Богданов, Геннадий Мясников (постановщики), Георгий Кошелев, В. Уваров (декораторы))

Номинанты на премию в категории «Лучшая песня и адаптация музыкального сопровождения»

  1. «Чайковский» (1972, Дмитрий Тёмкин)

В советское время авторитет премии «Оскар» был не настолько велик, как у «Золотой пальмовой ветви» Каннского кинофестиваля. Сергей Бондарчук и Владимир Меньшов, несмотря на собственное желание лично получать «Оскар», не смогли выехать из страны. Чиновники от Госкино, в том числе лично руководство и представители КГБ, не дали им соответствующего разрешения. Премию получали сотрудники советского посольства[21].

С распадом СССР выдвижение фильма как номинанта на премию становится значимым событием и широко освещается в российских СМИ.

Победители и номинанты российского происхождения

У Дмитрия Тёмкина насчитывалось 22 номинации на «Оскар», в том числе — четыре победные (1953, 1954 и 1959). Первым лауреатом двух премий «Оскар» (1929 год — за лучшую режиссуру и 1930 год — за лучшую картину) был режиссёр российского происхождения Льюис Майлстоун.

На первой же церемонии вручения награды за лучшую роль второго плана (1936) среди номинантов были сразу два актёра российского происхождения: Мария Успенская и Миша Ауэр. Два года спустя на «Оскар» за лучшую женскую роль претендовала Милица Корьюс, которая до 1927 года жила в СССР. Рекордсмен по обладанию премии за лучшую операторскую работу (4) Джозеф Руттенберг родился в Санкт-Петербурге. Российские корни были у многих номинантов и лауреатов премии, в том числе и у Питера Устинова, выигравшего премию за лучшую мужскую роль второго плана в 1960 и 1964 году, режиссёра Майка Николса (Пешковского), а в 1945 году на эту премию претендовал Михаил Чехов. Юл Бриннер, выигравший «Оскар» за лучшую мужскую роль в 1956 году, был родом из Владивостока, а настоящая фамилия обладательницы приза за лучшую женскую роль 2006 года Хелен Миррен — Миронова. Лиля Кедрова была удостоена «Оскара» за лучшую женскую роль второго плана (1964 год, фильм «Грек Зорба»). В 1962 году экранизация Стенли Кубриком «Лолиты» принесла Владимиру Набокову номинацию на «Оскар» за «лучший адаптированный сценарий». В 1986 году премию получил аниматор Евгений Мамут, эмигрировавший в США из Харькова[22][23]. В 1991 году Научно-исследовательский кинофотоинститут (НИКФИ) был отмечен Премией американской киноакадемии за технические достижения[en] в области стереоскопического кинематографа[24][25].

Напишите отзыв о статье "Оскар (кинопремия)"

Примечания

  1. [http://www.1tvnet.ru/content/show/russkie-na-oskare-kto-i-kogda-stanovilsya-nominantom-prestijnoi-premii_02973.html Русские на «Оскаре». Кто и когда становился номинантом престижной премии] (англ.). 1tvnet.ru. Проверено 23 ноября 2013.
  2. [http://ria.ru/culture/20090122/159867070.html Премия «Оскар». Справка] (рус.). «РИА Новости» (22 января 2009). Проверено 23 ноября 2013.
  3. Кьеран Тёрнер-Дэйв. [http://blogs.independent.co.uk/2013/01/04/the-oscars-films-possibly-in-line-for-cinemas-most-prestigious-award/ The Oscars: Films possibly in line for cinema’s most prestigious award] (англ.). «The Independent» (4 января 2013). Проверено 23 ноября 2013.
  4. Levy, 2003, p. 107.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Levy, 2003, p. 40.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Levy, 2003, p. 41.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Levy, 2003, p. 42.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Levy, 2003, p. 39.
  9. [https://web.archive.org/web/20070927134712/http://www.oscars.com/legacy/?pn=statuette&page=2 Oscar Statuette].
  10. 1 2 3 4 5 6 7 Levy, 2003, p. 49.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Levy, 2003, p. 50.
  12. [http://www.oscars.org/awards/academyawards/rules/rule02.html Rule Two: Eligibility. Official Oscar rules]  (Проверено 18 января 2009)
  13. Jim Hilliker. [http://jeff560.tripod.com/academy_awards.html An Unofficial History of the Academy Awards on Radio] (англ.). tripod.com (23 February 2012). Проверено 29 февраля 2016.
  14. [http://news.bbc.co.uk/hi/russian/entertainment/newsid_4133000/4133339.stm На «Оскара» претендуют сотни фильмов / bbc.ru / 29 декабря 2004 г]  (Проверено 30 октября 2008)
  15. [http://www.itogi.ru/Paper2004.nsf/Article/Itogi_2004_03_01_13_4015.html «Все под „Оскаром“ ходим» Александр Колбовский. Интервью с Владимиром Меньшовым. No. 9 (403) Итоги.ру]  (Проверено 30 октября 2008)
  16. 1 2 [http://www.cbsnews.com/8301-505125_162-48540644/oscar-nomics-how-much-that-statue-is-really-worth/ Oscar-nomics: How Much That Statue Is Really Worth / CBS / By Ira Kalb]  (Проверено 6 марта 2013)
  17. 1 2 [https://www.truthinadvertising.org/argo-nomics-the-commercial-value-of-oscars/ Argo-nomics: The commercial value of Oscars]  (Проверено 6 марта 2013)
  18. [http://uk.reuters.com/article/2013/02/25/uk-oscars-studios-idUKBRE91O09C20130225 Warner Bros. takes home Oscar gold, sales boost for «Argo»]  (Проверено 6 марта 2013)
  19. [http://www.latimes.com/entertainment/envelope/moviesnow/la-et-mn-oscar-spending-argo-lincoln-20130216,0,668548.story 'Argo,' 'Lincoln' spare no expense in Oscar best picture race / By John Horn and Glenn Whipp / Los Angeles Times]  (Проверено 6 марта 2013)
  20. [http://web.archive.org/web/20071017222340/http://playboy.com/magazine/20q_archive/siskel-and-ebert.html Playboy.com Jun 1984]  (Проверено 8 февраля 2010)
  21. [http://www.rg.ru/2008/03/05/menshov.html «Владимир Меньшов: Мне отвратительна игра в другого человека». Игорь Свинаренко Российская газета. № 4604 от 5 марта 2008 г.]  (Проверено 18 января 2009)
  22. [http://www.mambor.com/animagic/who.htm Who created this unique place?]
  23. [http://www.onenewengland.com/article.php?id=470 Hollywood Special Effects in the Berkshires]
  24. [http://www.holography.ru/nikfirus.htm Голографическая студия НИКФИ]
  25. [http://www.nikfi.ru/educenter/ НИКФИ]

Литература

  • Эмануэль Леви. All About Oscar: The History and Politics of the Academy Awards. — The Continuum International Publishing Group, 2003.

Ссылки

В Викиновостях есть события по этой теме:
Оскар
  • [http://www.oscars.org/ Официальный сайт Американской киноакадемии] (англ.)
  • [http://oscar.go.com/ Официальный сайт последней церемонии «Оскар» (eng)] (англ.)
  • [http://awardsdatabase.oscars.org/ampas_awards/ База данных по всем номинантам и победителям] (англ.)
  • [http://kino-poisk.com/news/2011/kak-izgotavlivayut-oskarovskie-statuetki/ Как изготовляют оскаровские статуэтки] (рус.)
  • [http://oscar.kinonews.ru/ База данных по всем номинантам и победителям] (рус.)
  • [http://www.imdb.com/Sections/Awards/Academy_Awards_USA/ Кинопремия «Оскар»] (англ.) на сайте Internet Movie Database

ссылка на KML  Оскар на Google Earth (1958—2008) [http://maps.google.com/?q=http://googis.info/load/0-0-0-689-20 Google Maps]  [http://googis.info/load/0-0-0-689-20 KMZ] (файл меток KMZ для Google Earth)

Отрывок, характеризующий Оскар (кинопремия)

Стелла первая высунула свою рыжую головку наружу...
– Никого! – обрадовалась она. – Ух ты, какой же это ужас!..
Я, конечно, не вытерпела и полезла за ней. Там и правда был настоящий «ночной кошмар»!.. Рядом с нашим странным «местом заточения», совершенно непонятным способом, повешенные «пучками» вниз головой, висели человеческие сущности... Они были подвешены за ноги, и создавали как бы перевёрнутый букет.
Мы подошли ближе – ни один из людей не показывал признаков жизни...
– Они же полностью «откачаны»! – ужаснулась Стелла. – У них не осталось даже капельки жизненной силы!.. Всё, давайте удирать!!!
Мы понеслись, что было сил, куда-то в сторону, абсолютно не зная – куда бежим, просто подальше бы от всей этой, замораживающей кровь, жути... Даже не думая о том, что можем снова вляпаться в такую же, или же ещё худшую, жуть...
Вдруг резко потемнело. Иссиня-чёрные тучи неслись по небу, будто гонимые сильным ветром, хотя никакого ветра пока что не было. В недрах чёрных облаков полыхали ослепительные молнии, красным заревом полыхали вершины гор... Иногда набухшие тучи распарывало о злые вершины и из них водопадом лилась тёмно-бурая вода. Вся эта страшная картинка напоминала, самый жуткий из жутких, ночной кошмар....
– Папочка, родимый, мне так страшно! – тоненько взвизгивал, позабыв свою былую воинственность, мальчонка.
Вдруг одна из туч «порвалась», и из неё полыхнул ослепительно яркий свет. А в этом свете, в сверкающем коконе, приближалась фигурка очень худого юноши, с острым, как лезвие ножа, лицом. Вокруг него всё сияло и светилось, от этого света чёрные тучи «плавились», превращаясь в грязные, чёрные лоскутки.
– Вот это да! – радостно закричала Стелла. – Как же у него это получается?!.
– Ты его знаешь? – несказанно удивилась я, но Стелла отрицательно покачала головкой.
Юноша опустился рядом с нами на землю и ласково улыбнувшись спросил:
– Почему вы здесь? Это не ваше место.
– Мы знаем, мы как раз пытались выбраться на верх! – уже во всю щебетала радостная Стелла. – А ты поможешь нам вернуться наверх?.. Нам обязательно надо быстрее вернуться домой! А то нас там бабушки ждут, и вот их тоже ждут, но другие.
Юноша тем временем почему-то очень внимательно и серьёзно рассматривал меня. У него был странный, насквозь пронизывающий взгляд, от которого мне стало почему-то неловко.
– Что ты здесь делаешь, девочка? – мягко спросил он. – Как ты сумела сюда попасть?
– Мы просто гуляли. – Честно ответила я. – И вот их искали. – Улыбнувшись «найдёнышам», показала на них рукой.
– Но ты ведь живая? – не мог успокоиться спаситель.
– Да, но я уже не раз здесь была. – Спокойно ответила я.
– Ой, только не здесь, а «наверху»! – смеясь, поправила меня моя подружка. – Сюда мы бы точно не возвращались, правда же?
– Да уж, я думаю, этого хватит надолго... Во всяком случае – мне... – меня аж передёрнуло от недавних воспоминаний.
– Вы должны отсюда уйти. – Опять мягко, но уже более настойчиво сказал юноша. – Сейчас.
От него протянулась сверкающая «дорожка» и убежала прямо в светящийся туннель. Нас буквально втянуло, даже не успев сделать ни шагу, и через какое-то мгновение мы оказались в том же прозрачном мире, в котором мы нашли нашу кругленькую Лию и её маму.
– Мама, мамочка, папа вернулся! И Велик тоже!.. – маленькая Лия кубарем выкатилась к нам навстречу, крепко прижимая к груди красного дракончика.. Её кругленькая мордашка сияла солнышком, а сама она, не в силах удержать своего бурного счастья, кинулась к папе и, повиснув у него на шее, пищала от восторга.
Мне было радостно за эту, нашедшую друг друга, семью, и чуточку грустно за всех моих, приходящих на земле за помощью, умерших «гостей», которые уже не могли друг друга так же радостно обнять, так как не принадлежали тем же мирам...
– Ой, папулечка, вот ты и нашёлся! А я думала, ты пропал! А ты взял и нашёлся! Вот хорошо-то как! – аж попискивала от счастья сияющая девчушка.
Вдруг на её счастливое личико налетела тучка, и оно сильно погрустнело... И уже совсем другим голосом малышка обратилась к Стелле:
– Милые девочки, спасибо вам за папу! И за братика, конечно же! А вы теперь уже уходить будете? А ещё когда-то вернётесь? Вот ваш дракончик, пожалуйста! Он был очень хороший, и он меня очень, очень полюбил... – казалось, что прямо сейчас бедная Лия разревётся навзрыд, так сильно ей хотелось подержать ещё хоть чуть-чуть этого милого диво-дракончика!.. А его вот-вот увезут и уже больше не будет...
– Хочешь, он ещё побудет у тебя? А когда мы вернёмся, ты его нам отдашь обратно? – сжалилась над малышкой Стелла.
Лия сначала ошалела от неожиданно свалившегося на неё счастья, а потом, не в состоянии ничего сказать, так сильно закивала головкой, что та чуть ли не грозилась отвалиться...
Простившись с радостным семейством, мы двинулись дальше.
Было несказанно приятно опять ощущать себя в безопасности, видеть тот же, заливающий всё вокруг радостный свет, и не бояться быть неожиданно схваченной каким-то страшно-кошмарным ужастиком...
– Хочешь ещё погулять? – совершенно свежим голоском спросила Стелла.
Соблазн, конечно же, был велик, но я уже настолько устала, что даже покажись мне сейчас самое что ни есть большое на земле чудо, я наверное не смогла бы этим по-настоящему насладиться...
– Ну ладно, в другой раз! – засмеялась Стелла. – Я тоже устала.
И тут же, каким-то образом, опять появилось наше кладбище, где, на той же скамеечке, дружно рядышком сидели наши бабушки...
– Хочешь покажу что-то?... – тихо спросила Стелла.
И вдруг, вместо бабушек появились невероятно красивые, ярко сияющие сущности... У обоих на груди сверкали потрясающие звёзды, а у Стеллиной бабушки на голове блистала и переливалась изумительная чудо-корона...
– Это они... Ты же хотела их увидеть, правда? – я ошалело кивнула. – Только не говори, что я тебе показывала, пусть сами это сделают.
– Ну, а теперь мне пора... – грустно прошептала малышка. – Я не могу идти с тобой... Мне уже туда нельзя...
– Я обязательно приду к тебе! Ещё много, много раз! – пообещала от всего сердца я.
А малышка смотрела мне вслед своими тёплыми грустными глазами, и казалось, всё понимала... Всё, что я не сумела нашими простыми словами ей сказать.

Всю дорогу с кладбища домой я безо всякой причины дулась на бабушку, притом злясь за это на саму себя... Я была сильно похожа на нахохлившегося воробья, и бабушка прекрасно это видела, что, естественно, меня ещё больше раздражало и заставляло глубже залезть в свою «безопасную скорлупу».... Скорее всего, это просто бушевала моя детская обида за то, что она, как оказалось, многое от меня скрывала, и ни чему пока не учила, видимо считая меня недостойной или не способной на большее. И хотя мой внутренний голос мне говорил, что я тут кругом и полностью не права, но я никак не могла успокоиться и взглянуть на всё со стороны, как делала это раньше, когда считала, что могу ошибаться...
Наконец, моя нетерпеливая душа дольше выдержать молчание была не в состоянии...
– Ну и о чём вы так долго беседовали? Если, конечно, мне можно это знать... – обиженно буркнула я.
– А мы не беседовали – мы думали, – спокойно улыбаясь ответила бабушка.
Казалось, она меня просто дразнит, чтобы спровоцировать на какие-то, ей одной понятные, действия...
– Ну, тогда, о чём же вы там вместе «думали»? – и тут же, не выдержав, выпалила: – А почему бабушка Стеллу учит, а ты меня – нет?!.. Или ты считаешь, что я ни на что больше не способна?
– Ну, во-первых, брось кипятиться, а то вон уже скоро пар пойдёт... – опять спокойно сказала бабушка. – А, во-вторых, – Стелле ещё долго идти, чтобы до тебя дотянуться. И чему же ты хочешь, чтобы я учила тебя, если даже в том, что у тебя есть, ты пока ещё совсем не разобралась?.. Вот разберись – тогда и потолкуем.
Я ошалело уставилась на бабушку, как будто видела её впервые... Как это Стелле далеко до меня идти?!. Она ведь такое делает!.. Столько знает!.. А что – я? Если что-то и делала, то всего лишь кому-то помогала. А больше и не знаю ничего.
Бабушка видела моё полное смятение, но ни чуточки не помогала, видимо считая, что я должна сама через это пройти, а у меня от неожиданного «положительного» шока все мысли, кувыркаясь, пошли наперекосяк, и, не в состоянии думать трезво, я лишь смотрела на неё большими глазами и не могла оправиться от свалившихся на меня «убийственных» новостей...
– А как же «этажи»?.. Я ведь никак не могла сама туда попасть?.. Это ведь Стеллина бабушка мне их показала! – всё ещё упорно не сдавалась я.
– Ну, так ведь для того и показала, чтобы сама попробовала, – констатировала «неоспоримый» факт бабушка.
– А разве я могу сама туда пойти?!.. – ошарашено спросила я.
– Ну, конечно же! Это самое простое из того, что ты можешь делать. Ты просто не веришь в себя, потому и не пробуешь...
– Это я не пробую?!.. – аж задохнулась от такой жуткой несправедливости я... – Я только и делаю, что пробую! Только может не то...
Вдруг я вспомнила, как Стелла много, много раз повторяла, что я могу намного больше... Но могу – что?!.. Я понятия не имела, о чём они все говорили, но теперь уже чувствовала, что начинаю понемножку успокаиваться и думать, что в любых трудных обстоятельствах мне всегда помогало. Жизнь вдруг показалась совсем не такой уж несправедливой, и я понемногу стала оживать...
Окрылённая положительными новостями, все последующие дни я, конечно же, «пробовала»... Совершенно себя не жалея, и вдребезги истязая своё, и так уже измождённое, физическое тело, я десятки раз шла на «этажи», пока ещё не показываясь Стелле, так как желала сделать ей приятный сюрприз, но при этом не ударить лицом в грязь, сделав какую-нибудь глупую ошибку.
Но вот, наконец-то, решила – хватит прятаться и решила навестить свою маленькую подружку.
– Ой, это ты?!.. – сразу же зазвучал счастливыми колокольчиками знакомый голосок. – Неужели это правда ты?! А как же ты сюда пришла?.. Ты что – сама пришла?
Вопросы, как всегда, сыпались из неё градом, весёлая мордашка сияла, и для меня было искренним удовольствием видеть эту её светлую, бьющую фонтаном, радость.
– Ну что, пойдём гулять? – улыбаясь, спросила я.
А Стелла всё никак не могла успокоиться от счастья, что я сумела придти сама, и что теперь мы уже сможем встречаться, когда пожелаем и даже без посторонней помощи!
– Вот видишь, я же тебе говорила, что ты можешь больше!.. – счастливо щебетала малышка. – Ну, теперь всё хорошо, теперь уже нам никто не нужен! Ой, а это как раз-то очень хорошо, что ты пришла, я тебе хотела что-то показать и очень тебя ждала. Но для этого нам придётся прогуляться туда, где не очень приятно...
– Ты имеешь в виду «нижний этаж»? – поняв, о чём она говорит, тут же спросила я.
Стелла кивнула.
– А что ты там потеряла?
– О, я не потеряла, я нашла!.. – победоносно воскликнула малышка. – Помнишь, я говорила тебе, что там бывают и хорошие сущности, а ты мне тогда не поверила?
Откровенно говоря, я не очень-то верила и сейчас, но, не желая обижать свою счастливую подружку, согласно кивнула.
– Ну вот, теперь ты поверишь!.. – довольно сказала Стелла. – Пошли?
На этот раз, видимо уже приобретя кое-какой опыт, мы легко «проскользнули» вниз по «этажам», и я снова увидела, очень похожую на виденные раньше, гнетущую картину...
Под ногами чавкала какая-то чёрная, вонючая жижа, а из неё струились ручейки мутной, красноватой воды... Алое небо темнело, полыхая кровавыми бликами зарева, и, нависая по-прежнему очень низко, гнало куда-то багровую громаду неподъёмных туч... А те, не поддаваясь, висели тяжёлые, набухшие, беременные, грозясь разродиться жутким, всё сметающим водопадом... Время от времени из них с гулким рёвом прорывалась стена буро-красной, непрозрачной воды, ударяя о землю так сильно, что казалось – рушится небо...
Деревья стояли голые и безликие, лениво шевеля обвисшими, шипастыми ветвями. Дальше за ними простиралась безрадостная, выгоревшая степь, теряясь вдали за стеной грязного, серого тумана... Множество хмурых, поникших людских сущностей неприкаянно бродили туда-сюда, бессмысленно ища чего-то, не обращая никакого внимания на окружающий их мир, который, и правда, не вызывал ни малейшего удовольствия, чтобы на него хотелось смотреть... Весь пейзаж навевал жуть и тоску, приправленную безысходностью...
– Ой, как же здесь страшно... – ёжась, прошептала Стелла. – Сколько бы раз сюда не приходила – никак не могу привыкнуть... Как же эти бедняжки здесь живут?!.
– Ну, наверное, эти «бедняжки» слишком сильно провинились когда-то, если оказались здесь. Их ведь никто сюда не посылал – они всего лишь получили то, чего заслуживали, правда же? – всё ещё не сдаваясь, сказала я.
– А вот сейчас посмотришь... – загадочно прошептала Стелла.
Перед нами неожиданно появилась заросшая сероватой зеленью пещера. А из неё, щурясь, вышел высокий, статный человек, который никоим образом не вписывался в этот убогий, леденящий душу пейзаж...
– Здравствуй, Печальный! – ласково приветствовала незнакомца Стелла. – Вот я подругу привела! Она не верит, что здесь можно найти хороших людей. А я хотела ей тебя показать... Ты ведь не против?
– Здравствуй милая... – грустно ответил человек, – Да не такой я хороший, чтобы меня кому-то показывать. Напрасно ты это...
Как ни странно, но этот печальный человек мне и в правду сразу чем-то понравился. От него веяло силой и теплом, и было очень приятно рядом с ним находиться. Уж, во всяком случае, он никак не был похож на тех безвольных, убитых горем, сдавшихся на милость судьбы людей, которыми был битком набит этот «этаж».
– Расскажи нам свою историю, печальный человек... – светло улыбнувшись, попросила Стелла.
– Да нечего там рассказывать, и гордиться особо нечем... – покачал головой незнакомец. – И на что вам это?
Мне почему-то стало его очень жаль... Ещё ничего о нём не зная, я уже была почти что уверенна, что этот человек никак не мог сделать что-то по-настоящему плохое. Ну, просто не мог!.. Стела, улыбаясь, следила за моими мыслями, которые ей видимо очень нравились...
– Ну, хорошо, согласна – ты права!.. – видя её довольную мордашку, наконец-то честно признала я.
– Но ты ведь ещё ничего о нём не знаешь, а ведь с ним всё не так просто, – лукаво улыбаясь, довольно произнесла Стелла. – Ну, пожалуйста, расскажи ей, Печальный...
Человек грустно нам улыбнулся, и тихо произнёс:
– Я здесь потому, что убивал... Многих убивал. Но не по желанию, а по нужде это было...
Я тут же жутко расстроилась – убивал!.. А я, глупая, поверила!.. Но почему-то у меня упорно не появлялось ни малейшего чувства отторжения или неприязни. Человек явно мне нравился, и, как бы я не старалась, я ничего с этим поделать не могла...
– А разве это одинаковая вина – убивать по желанию или по необходимости? – спросила я. – Иногда люди не имеют выбора, не так ли? Например: когда им приходится защищаться или защищать других. Я всегда восхищалась героями – воинами, рыцарями. Последних я вообще всегда обожала... Разве можно сравнивать с ними простых убийц?
Он долго и грустно на меня смотрел, а потом также тихо ответил:
– Не знаю, милая... То, что я нахожусь здесь, говорит, что вина одинаковая... Но по тому, как я эту вину чувствую в моём сердце, то – нет... Я никогда не желал убивать, я просто защищал свою землю, я был там героем... А здесь оказалось, что я просто убивал... Разве это правильно? Думаю – нет...
– Значит, вы были воином? – с надеждой спросила я. – Но тогда, это ведь большая разница – вы защищали свой дом, свою семью, своих детей! Да и не похожи вы на убийцу!..
– Ну, мы все не похожи на тех, какими нас видят другие... Потому, что они видят лишь то, что хотят видеть... или лишь то, что мы хотим им показать... А насчёт войны – я тоже сперва так же, как ты думал, гордился даже... А здесь оказалось, что гордиться-то нечем было. Убийство – оно убийство и есть, и совсем не важно, как оно совершилось.
– Но это не правильно!.. – возмутилась я. – Что же тогда получается – маньяк-убийца получается таким же, как герой?!.. Этого просто не может быть, такого быть не должно!
Во мне всё бушевало от возмущения! А человек грустно смотрел на меня своими печальными, серыми глазами, в которых читалось понимание...
– Герой и убийца точно так же отнимают жизнь. Только, наверное, существуют «смягчающие вину обстоятельства», так как защищающий кого-то человек, даже если и отнимает жизнь, то по светлой и праведной причине. Но, так или иначе, им обоим приходится за это платить... И платить очень горько, ты уж поверь мне...
– А можно вас спросить – как давно вы жили? – немного смутившись, спросила я.
– О, достаточно давно... Это уже второй раз я здесь... Почему-то две мои жизни были похожими – в обоих я за кого-то воевал... Ну, а потом платил... И всегда так же горько... – незнакомец надолго умолк, как будто не желая больше об этом говорить, но потом всё же тихо продолжил. – Есть люди, которые любят воевать. Я же всегда это ненавидел. Но почему-то жизнь второй уже раз возвращает меня на тот же самый круг, как будто меня замкнули на этом, не позволяя освободиться... Когда я жил, все народы у нас воевали между собой... Одни захватывали чужие земли – другие те же земли защищали. Сыновья свергали отцов, братья убивали братьев... Всякое было. Кто-то свершал немыслимые подвиги, кто-то кого-то предавал, а кто-то оказывался просто трусом. Но никто из них даже не подозревал, какой горькой окажется плата за всё содеянное ими в той жизни...
– А у вас там была семья? – чтобы изменить тему, спросила я. – Были дети?
– Конечно! Но это уже было так давно!.. Они когда-то стали прадедами, потом умерли... А некоторые уже опять живут. Давно это было...
– И вы всё ещё здесь?!.. – в ужасе оглядываясь вокруг, прошептала я.
Я даже представить себе не могла, что вот так он существует здесь уже много, много лет, страдая и «выплачивая» свою вину, без какой-либо надежды уйти с этого ужасающего «этажа» ещё до того, как придёт его час возвращения на физическую Землю!.. И там он опять должен будет начать всё сначала, чтобы после, когда закончится его очередная «физическая» жизнь, вернуться (возможно сюда же!) с целым новым «багажом», плохим или хорошим, в зависимости от того, как он проживёт свою «очередную» земную жизнь... И освободиться из этого замкнутого круга (будь он хорошим или плохим) никакой надежды у него быть не могло, так как, начав свою земную жизнь, каждый человек «обрекает» себя на это нескончаемое, вечное круговое «путешествие»... И, в зависимости от его действий, возвращение на «этажи» может быть очень приятным, или же – очень страшным...
– А если вы не будете убивать в своей новой жизни, вы ведь не вернётесь больше на этот «этаж», правда же?– с надеждой спросила я.
– Так я ведь не помню ничего, милая, когда возвращаюсь туда... Это после смерти мы помним свои жизни и свои ошибки. А, как только возвращаемся жить обратно – то память сразу же закрывается. Потому, видно, и повторяются все старые «деяния», что мы не помним своих старых ошибок... Но, говоря по-честному, даже если бы я знал, что буду снова за это «наказан», я всё равно никогда бы не оставался в стороне, если б страдала моя семья... или моя страна. Странно всё это... Если вдуматься, то тот, кто «распределяет» нашу вину и плату, как будто желает, чтобы на земле росли одни трусы и предатели... Иначе, не наказывал бы одинаково мерзавцев и героев. Или всё-таки есть какая-то разница в наказании?.. По справедливости – должна была бы быть. Ведь есть герои, совершившие нечеловеческие подвиги... О них потом столетиями слагают песни, о них живут легенды... Уж их-то точно нельзя «поселять» среди простых убийц!.. Жаль, не у кого спросить...
– Я тоже думаю, не может такого быть! Ведь есть люди, которые совершали чудеса человеческой смелости, и они, даже после смерти, как солнца, столетиями освещают путь всем оставшимся в живых. Я очень люблю про них читать, и стараюсь найти как можно больше книг, в которых рассказывается о человеческих подвигах. Они помогают мне жить, помогают справляться с одиночеством, когда уже становится слишком тяжело... Единственное, что я не могу понять, это: почему на Земле герои всегда должны погибнуть, чтобы люди могли увидеть их правоту?.. И когда того же самого героя уже нельзя воскресить, тут уж все, наконец, возмущаются, поднимается долго спавшая человеческая гордость, и, горящая праведным гневом толпа, сносит «врагов», как пылинки, попавшиеся на их «верном» пути... – во мне бушевало искреннее возмущение, и я говорила наверняка слишком быстро и слишком много, но у меня редко появлялась возможность выговориться о том, что «болит»... и я продолжала.
– Ведь даже своего бедного Бога люди сперва убили, а только потом уже стали ему молиться. Неужели нельзя настоящую правду увидеть ещё до того, когда уже бывает поздно?.. Неужели не лучше сберечь тех же самых героев, равняться на них и учиться у них?.. Неужели людям всегда нужен шоковый пример чужого мужества, чтобы они могли поверить в своё?.. Почему надо обязательно убить, чтобы потом можно было поставить памятник и славить? Честное слово, я бы предпочитала ставить памятники живым, если они этого стоят...
А что вы имеете в виду, говоря, что кто-то «распределяет вину»? Это – Бог что ли?.. Но ведь, не Бог наказывает... Мы сами наказываем себя. И сами за всё отвечаем.
– Ты не веришь в Бога, милая?.. – удивился, внимательно слушавший мою «эмоционально-возмущённую» речь, печальный человек.
– Я его не нашла пока... Но если он и вправду существует, то он должен быть добрым. А многие почему-то им пугают, его боятся... У нас в школе говорят: «Человек – звучит гордо!». Как же человек может быть гордым, если над ним будет всё время висеть страх?!.. Да и богов что-то слишком много разных – в каждой стране свой. И все стараются доказать, что их и есть самый лучший... Нет, мне ещё очень многое непонятно... А как же можно во что-то верить, не поняв?.. У нас в школе учат, что после смерти ничего нет... А как же я могу верить этому, если вижу совсем другое?.. Думаю, слепая вера просто убивает в людях надежду и увеличивает страх. Если бы они знали, что происходит по-настоящему, они вели бы себя намного осмотрительнее... Им не было бы всё равно, что будет дальше, после их смерти. Они бы знали, что опять будут жить, и за то, как они жили – им придётся ответить. Только не перед «грозным Богом», конечно же... А перед собой. И не придёт никто искупать их грехи, а придётся им искупать свои грехи самим... Я хотела об этом кому-то рассказать, но никто не хотел меня слушать. Наверное, так жить всем намного удобнее... Да и проще, наверное, тоже, – наконец-то закончила свою «убийственно-длинную» речь я.
Мне вдруг стало очень грустно. Каким-то образом этот человек сумел заставить меня говорить о том, что меня «грызло» внутри с того дня, когда я первый раз «прикоснулась» к миру мёртвых, и по своей наивности думала, что людям нужно «только лишь рассказать, и они сразу же поверят и даже обрадуются!... И, конечно, сразу же захотят творить только хорошее...». Каким же наивным надо быть ребёнком, чтобы в сердце родилась такая глупая и неосуществимая мечта?!! Людям не нравится знать, что «там» – после смерти – есть что-то ещё. Потому, что если это признать, то значит, что им за всё содеянное придётся отвечать. А вот именно этого-то никому и не хочется... Люди, как дети, они почему-то уверены, что если закрыть глаза и ничего не видеть, то ничего плохого с ними и не произойдёт... Или же свалить всё на сильные плечи этому же своему Богу, который все их грехи за них «искупит», и тут же всё будет хорошо... Но разве же это правильно?.. Я была всего лишь десятилетней девочкой, но многое уже тогда никак не помещалось у меня в мои простые, «детские» логические рамки. В книге про Бога (Библии), например, говорилось, что гордыня это большущий грех, а тот же Христос (сын человеческий!!!) говорит, что своей смертью он искупит «все грехи человеческие»... Какой же Гордыней нужно было обладать, чтобы приравнять себя ко всему роду людскому, вместе взятому?!. И какой человек посмел бы о себе такое подумать?.. Сын божий? Или сын Человеческий?.. А церкви?!.. Все красивее одна другой. Как будто древние зодчие сильно постарались друг друга «переплюнуть», строя Божий дом... Да, церкви и правда необыкновенно красивые, как музеи. Каждая из них являет собой настоящее произведение искусства... Но, если я правильно понимала, в церковь человек шёл разговаривать с богом, так ведь? В таком случае, как же он мог его найти во всей той потрясающей, бьющей в глаза золотом, роскоши, которая, меня например, не только не располагала открыть моё сердце, а наоборот – закрыть его, как можно скорее, чтобы не видеть того же самого, истекающего кровью, почти что обнажённого, зверски замученного Бога, распятого по середине всего того блестящего, сверкающего, давящего золота, как будто люди праздновали его смерть, а не верили и не радовались его жизни... Даже на кладбищах все мы сажаем живые цветы, чтобы они напоминали нам жизнь тех же умерших. Так почему же ни в одной церкви я не видела статую живого Христа, которому можно было бы молиться, говорить с ним, открыть свою душу?.. И разве Дом Бога – обозначает только лишь его смерть?.. Один раз я спросила у священника, почему мы не молимся живому Богу? Он посмотрел на меня, как на назойливую муху, и сказал, что «это для того, чтобы мы не забывали, что он (Бог) отдал свою жизнь за нас, искупая наши грехи, и теперь мы всегда должны помнить, что мы его не достойны (?!), и каяться в своих грехах, как можно больше»... Но если он их уже искупил, то в чём же нам тогда каяться?.. А если мы должны каяться – значит, всё это искупление – ложь? Священник очень рассердился, и сказал, что у меня еретические мысли и что я должна их искупить, читая двадцать раз вечером «отче наш» (!)... Комментарии, думаю, излишни...
Я могла бы продолжать ещё очень и очень долго, так как меня всё это в то время сильно раздражало, и я имела тысячи вопросов, на которые мне никто не давал ответов, а только советовали просто «верить», чего я никогда в своей жизни сделать не могла, так как перед тем, как верить, я должна была понять – почему, а если в той же самой «вере» не было логики, то это было для меня «исканием чёрной кошки в чёрной комнате», и такая вера не была нужна ни моему сердцу, ни моей душе. И не потому, что (как мне некоторые говорили) у меня была «тёмная» душа, которая не нуждалась в Боге... Наоборот – думаю, что душа у меня была достаточно светлая, чтобы понять и принять, только принимать-то было нечего... Да и что можно было объяснить, если люди сами же убили своего Бога, а потом вдруг решили, что будет «правильнее» поклоняться ему?.. Так, по-моему, лучше бы не убивали, а старались бы научиться у него как можно большему, если он, и правда, был настоящим Богом... Почему-то, намного ближе я чувствовала в то время наших «старых богов», резных статуй которых у нас в городе, да и во всей Литве, было поставлено великое множество. Это были забавные и тёплые, весёлые и сердитые, грустные и суровые боги, которые не были такими непонятно «трагичными», как тот же самый Христос, которому ставили потрясающе дорогие церкви, этим как бы и вправду стараясь искупить какие-то грехи...

«Старые» литовские Боги в моём родном городе Алитус, домашние и тёплые, как простая дружная семья...

Эти боги напоминали мне добрых персонажей из сказок, которые чем-то были похожи на наших родителей – были добрыми и ласковыми, но если это было нужно – могли и сурово наказать, когда мы слишком сильно проказничали. Они были намного ближе нашей душе, чем тот непонятный, далёкий, и так ужасно от людских рук погибший, Бог...
Я прошу верующих не возмущаться, читая строки с моими тогдашними мыслями. Это было тогда, и я, как и во всём остальном, в той же самой Вере искала свою детскую истину. Поэтому, спорить по этому поводу я могу только о тех моих взглядах и понятиях, которые у меня есть сейчас, и которые будут изложены в этой книге намного позже. А пока, это было время «упорного поиска», и давалось оно мне не так уж просто...
– Странная ты девочка... – задумчиво прошептал печальный незнакомец.
– Я не странная – я просто живая. Но живу я среди двух миров – живого и мёртвого... И могу видеть то, что многие, к сожалению, не видят. Потому, наверное, мне никто и не верит... А ведь всё было бы настолько проще, если бы люди послушали, и хотя бы на минуту задумались, пусть даже и не веря... Но, думаю, что если это и случится когда-нибудь, то уж точно не будет сегодня... А мне именно сегодня приходится с этим жить...
– Мне очень жаль, милая... – прошептал человек. – А ты знаешь, здесь очень много таких, как я. Их здесь целые тысячи... Тебе, наверное, было бы интересно с ними поговорить. Есть даже и настоящие герои, не то, что я. Их много здесь...
Мне вдруг дико захотелось помочь этому печальному, одинокому человеку. Правда, я совершенно не представляла, что я могла бы для него сделать.
– А хочешь, мы создадим тебе другой мир, пока ты здесь?.. – вдруг неожиданно спросила Стелла.
Это была великолепная мысль, и мне стало чуточку стыдно, что она мне первой не пришла в голову. Стелла была чудным человечком, и каким-то образом, всегда находила что-то приятное, что могло принести радость другим.
– Какой-такой «другой мир»?.. – удивился человек.
– А вот, смотри... – и в его тёмной, хмурой пещере вдруг засиял яркий, радостный свет!.. – Как тебе нравится такой дом?
У нашего «печального» знакомого счастливо засветились глаза. Он растерянно озирался вокруг, не понимая, что же такое тут произошло... А в его жуткой, тёмной пещере сейчас весело и ярко сияло солнце, благоухала буйная зелень, звенело пенье птиц, и пахло изумительными запахами распускающихся цветов... А в самом дальнем её углу весело журчал ручеек, расплёскивая капельки чистейшей, свежей, хрустальной воды...
– Ну, вот! Как тебе нравится? – весело спросила Стелла.
Человек, совершенно ошалевши от увиденного, не произносил ни слова, только смотрел на всю эту красоту расширившимися от удивления глазами, в которых чистыми бриллиантами блестели дрожащие капли «счастливых» слёз...
– Господи, как же давно я не видел солнца!.. – тихо прошептал он. – Кто ты, девочка?
– О, я просто человек. Такой же, как и ты – мёртвый. А вот она, ты уже знаешь – живая. Мы гуляем здесь вместе иногда. И помогаем, если можем, конечно.
Было видно, что малышка рада произведённым эффектом и буквально ёрзает от желания его продлить...
– Тебе правда нравится? А хочешь, чтобы так и осталось?
Человек только кивнул, не в состоянии произнести ни слова.
Я даже не пыталась представить, какое счастье он должен был испытать, после того чёрного ужаса, в котором он ежедневно, и уже так долго, находился!..
– Спасибо тебе, милая... – тихо прошептал мужчина. – Только скажи, как же это может остаться?..
– О, это просто! Твой мир будет только здесь, в этой пещере, и, кроме тебя, его никто не увидит. И если ты не будешь отсюда уходить – он навсегда останется с тобой. Ну, а я буду к тебе приходить, чтобы проверить... Меня зовут Стелла.
– Я не знаю, что и сказать за такое... Не заслужил я. Наверно неправильно это... Меня Светилом зовут. Да не очень-то много «света» пока принёс, как видите...
– Ой, ничего, принесёшь ещё! – было видно, что малышка очень горда содеянным и прямо лопается от удовольствия.
– Спасибо вам, милые... – Светило сидел, опустив свою гордую голову, и вдруг совершенно по-детски заплакал...
– Ну, а как же другие, такие же?.. – тихо прошептала я Стелле в ушко. – Их ведь наверное очень много? Что же с ними делать? Ведь это не честно – помочь одному. Да и кто дал нам право судить о том, кто из них такой помощи достоин?
Стеллино личико сразу нахмурилось...
– Не знаю... Но я точно знаю, что это правильно. Если бы это было неправильно – у нас бы не получилось. Здесь другие законы...
Вдруг меня осенило:
– Погоди-ка, а как же наш Гарольд?!.. Ведь он был рыцарем, значит, он тоже убивал? Как же он сумел остаться там, на «верхнем этаже»?..
– Он заплатил за всё, что творил... Я спрашивала его об этом – он очень дорого заплатил... – смешно сморщив лобик, серьёзно ответила Стелла.
– Чем – заплатил? – не поняла я.
– Сущностью... – печально прошептала малышка. – Он отдал часть своей сущности за то, что при жизни творил. Но сущность у него была очень высокой, поэтому, даже отдав её часть, он всё ещё смог остаться «на верху». Но очень мало кто это может, только по-настоящему очень высоко развитые сущности. Обычно люди слишком много теряют, и уходят намного ниже, чем были изначально. Как Светило...
Это было потрясающе... Значит, сотворив что-то плохое на Земле, люди теряли какую-то свою часть (вернее – часть своего эволюционного потенциала), и даже при этом, всё ещё должны были оставаться в том кошмарном ужасе, который звался – «нижний» Астрал... Да, за ошибки, и в правду, приходилось дорого платить...
– Ну вот, теперь мы можем идти, – довольно помахав ручкой, прощебетала малышка. – До свидания, Светило! Я буду к тебе приходить!
Мы двинулись дальше, а наш новый друг всё ещё сидел, застыв от неожиданного счастья, жадно впитывая в себя тепло и красоту созданного Стеллой мира, и окунаясь в него так глубоко, как делал бы умирающий, впитывающий вдруг вернувшуюся к нему жизнь, человек...
– Да, это правильно, ты была абсолютно права!.. – задумчиво сказала я.
Стелла сияла.
Пребывая в самом «радужном» настроении мы только-только повернули к горам, как из туч внезапно вынырнула громадная, шипасто-когтистая тварь и кинулась прямо на нас...
– Береги-и-сь! – взвизгнула Стела, а я только лишь успела увидеть два ряда острых, как бритва, зубов, и от сильного удара в спину, кубарем покатилась на землю...
От охватившего нас дикого ужаса мы пулями неслись по широкой долине, даже не подумав о том, что могли бы быстренько уйти на другой «этаж»... У нас просто не было времени об этом подумать – мы слишком сильно перепугались.
Тварь летела прямо над нами, громко щёлкая своим разинутым зубастым клювом, а мы мчались, насколько хватало сил, разбрызгивая в стороны мерзкие слизистые брызги, и мысленно моля, чтобы что-то другое вдруг заинтересовало эту жуткую «чудо-птицу»... Чувствовалось, что она намного быстрее и оторваться от неё у нас просто не было никаких шансов. Как на зло, поблизости не росло ни одно дерево, не было ни кустов, ни даже камней, за которыми можно было бы скрыться, только в дали виднелась зловещая чёрная скала.
– Туда! – показывая пальчиком на ту же скалу, закричала Стелла.
Но вдруг, неожиданно, прямо перед нами откуда-то появилось существо, от вида которого у нас буквально застыла в жилах кровь... Оно возникло как бы «прямо из воздуха» и было по-настоящему ужасающим... Огромную чёрную тушу сплошь покрывали длинные жёсткие волосы, делая его похожим на пузатого медведя, только этот «медведь» был ростом с трёхэтажный дом... Бугристая голова чудовища «венчалась» двумя огромными изогнутыми рогами, а жуткую пасть украшала пара невероятно длинных, острых как ножи клыков, только посмотрев на которые, с перепугу подкашивались ноги... И тут, несказанно нас удивив, монстр легко подпрыгнул вверх и....подцепил летящую «гадость» на один из своих огромных клыков... Мы ошарашено застыли.
– Бежим!!! – завизжала Стелла. – Бежим, пока он «занят»!..
И мы уже готовы были снова нестись без оглядки, как вдруг за нашими спинами прозвучал тоненький голосок:
– Девочки, постойте!!! Не надо убегать!.. Дин спас вас, он не враг!
Мы резко обернулись – сзади стояла крохотная, очень красивая черноглазая девочка... и спокойно гладила подошедшее к ней чудовище!.. У нас от удивления глаза полезли на лоб... Это было невероятно! Уж точно – это был день сюрпризов!.. Девочка, глядя на нас, приветливо улыбалась, совершенно не боясь рядом стоящего мохнатого чудища.
– Пожалуйста, не бойтесь его. Он очень добрый. Мы увидели, что за вами гналась Овара и решили помочь. Дин молодчина, успел вовремя. Правда, мой хороший?
«Хороший» заурчал, что прозвучало как лёгкое землетрясение и, нагнув голову, лизнул девочку в лицо.
– А кто такая Овара, и почему она на нас напала? – спросила я.
– Она нападает на всех, она – хищник. И очень опасна, – спокойно ответила девчушка. – А можно спросить, что вы здесь делаете? Вы ведь не отсюда, девочки?
– Нет, не отсюда. Мы просто гуляли. Но такой же вопрос к тебе – а, что ты здесь делаешь?
Я к маме хожу... – погрустнела малышка. – Мы умерли вместе, но почему-то она попала сюда. И вот теперь я живу здесь, но я ей этого не говорю, потому что она никогда с этим не согласится. Она думает, что я только прихожу...
– А не лучше ли и вправду только приходить? Здесь ведь так ужасно!.. – передёрнула плечиками Стелла.
– Я не могу её оставить здесь одну, я за ней смотрю, чтобы с ней ничего не случилось. И вот Дин со мной... Он мне помогает.
Я просто не могла этому поверить... Эта малюсенькая храбрая девчушка добровольно ушла со своего красивого и доброго «этажа», чтобы жить в этом холодном, ужасном и чужом мире, защищая свою, чем-то сильно «провинившуюся», мать! Не много, думаю, нашлось бы столь храбрых и самоотверженных (даже взрослых!) людей, которые решились бы на подобный подвиг... И я тут же подумала – может, она просто не понимала, на что собиралась себя обречь?!
– А как давно ты здесь, девочка, если не секрет?
– Недавно... – грустно ответила, теребя пальчиками чёрный локон своих кудрявых волос, черноглазая малышка. – Я попала в такой красивый мир, когда умерла!.. Он был таким добрым и светлым!.. А потом я увидела, что мамы со мной нет и кинулась её искать. Сначала было так страшно! Её почему-то нигде не было... И вот тогда я провалилась в этот ужасный мир... И тут её нашла. Мне было так жутко здесь... Так одиноко... Мама велела мне уходить, даже ругала. Но я не могу её оставить... Теперь у меня появился друг, мой добрый Дин, и я уже могу здесь как-то существовать.