Османская империя

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Османская империя
دَوْلَتِ عَلِيّهٔ عُثمَانِيّه


Devlet-i Âliyye-i Osmâniyye

Империя
30px
 
30px
 
30px
1299 — 1922


130px 90px
Флаг Герб
Девиз
осм. دولت ابد مدت‎ — Devlet-i Ebed-müddet
«Вечное государство»[1]
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
270px
Османская империя в 1683 году
Столица Сёгют (1299—1329)
Бурса (1329—1365)
Эдирне (1365—1453)
Константинополь (1453—1922)
Язык(и) османский язык и др.
Религия ислам (суннитского толка)
Денежная единица акче, куруш, лира
Площадь 5 200 000[2] км² (1683 год)
Население 35 350 000 чел. (1856 год)
(2,6 % населения Земли)
Форма правления абсолютная монархия (до 1876; 1878—1908)

дуалистическая монархия (1876—1878; с 1908)

Династия Османы
султан
Преемственность
Конийский султанат
Турция
Предшественники:
Преемники:
20px Конийский султанат
20px Византийская империя
20px Сербская деспотия
Турция 20px
Султанат Египет 20px
Хиджаз (королевство) 20px
Асир (эмират) 20px
Йеменское Мутаваккилийское Королевство 20px
Арабское Королевство Сирия 20px
Месопотамия (мандатная территория) 20px
Администрация Западной Армении 20px
Понт (республика) 20px
Британский мандат в Палестине 20px
К:Появились в 1299 годуК:Исчезли в 1922 году

Осма́нская импе́рия (осм. دولت عالیه عثمانیه‎ — Devlet-i Âliyye-i Osmâniyye[3]), также Оттома́нская империя, Оттома́нская По́рта или просто По́рта[4] — государство, созданное в 1299 году тюркскими племенами Османа I в северо-западной Анатолии[5]. После падения Константинополя в 1453 году Османское государство стало именоваться империей. Падение Константинополя явилось важнейшим событием в развитии турецкой государственности, так как после победы 1453 года Османская империя окончательно закрепилась в Европе, что является важной характеристикой современной Турции. Империя достигла наибольшего возвышения при правлении султана Сулеймана I. Её земли охватывали часть Европы, Азии и Африки. Правление османской династии длилось 623 года, с 27 июля[6][прим. 1] 1299 года по 1 ноября 1922 года, когда монархия была упразднена.

В XVIXVII веках Османская империя достигла наивысшей точки своего влияния в период правления Сулеймана Великолепного. В этот период Османская империя была одной из самых могущественных стран мира — многонациональное, многоязычное государство, простиравшееся от южных границ Священной Римской империи — окраин Вены, Королевства Венгрия и Речи Посполитой на севере, до Йемена и Эритреи на юге, от Алжира на западе, до Каспийского моря на востоке[7]. Под её владычеством находилась бо́льшая часть Юго-Восточной Европы, Западная Азия и Северная Африка[8]. В начале XVII века империя состояла из 32 провинций и многочисленных вассальных государств, некоторые из которых были позже захвачены ею — в то время как другим была предоставлена автономия[прим. 2][9].

Столицей империи был Константинополь (ныне Стамбул). Империя контролировала территории Средиземноморского бассейна. Османская империя являлась связующим звеном Европы и стран Востока на протяжении 6 веков.

После международного признания Великого национального собрания Турции, 29 октября 1923 года, вскоре после подписания Лозаннского мирного договора (24 июля 1923 года), было провозглашено создание Турецкой Республики, являвшейся преемницей Османской империи. 3 марта 1924 года был окончательно ликвидирован Османский халифат. Полномочия и обязанности халифата были переданы Великому национальному собранию Турции[10].







Происхождение названия

Название Османской империи на османском языке — Devlet-i ʿAliyye-yi ʿOsmâniyye[3](دَوْلَتِ عَلِيّهٔ عُثمَانِیّه), либо — Osmanlı Devleti (عثمانلى دولتى)[прим. 3]. В современном турецком языке её именуют Osmanlı Devleti или Osmanlı İmparatorluğu. На Западе слова «Османская» и «Турция» использовались как взаимозаменяемые в период империи. Эта взаимосвязь перестала использоваться в 1920—1923 годы, когда у Турции появилось единое официальное название, используемое европейцами со времён сельджуков.

История

Образование Османской империи (1299—1453)

После распада Конийского султаната сельджуков (предков османов) в 1300-х годах Анатолия была разделена на несколько независимых бейликов. К 1300 году ослабленная Византийская империя потеряла бо́льшую часть своих земель в Анатолии, составивших 10 бейликов. Один из бейликов находился под управлением Османа I (1258[11]—1326), сына Эртогрула, со столицей в Эскишехире, в западной Анатолии. Осман I расширил границы своего бейлика, начав медленно продвигаться к границам Византийской империи. В этот период было создано османское правительство, организация которого менялась в течение всего существования империи. Это было жизненно важно для быстрого расширения империи. Правительство использовало социально-политическую систему, при которой религиозные и этнические меньшинства были полностью независимы от центральной власти. Эта религиозная терпимость привела к малому сопротивлению во время захвата турками новых территорий[12]. Осман I поддерживал всех тех, кто способствовал достижению его цели.

После смерти Османа I власть Османской империи начала распространяться над Восточным Средиземноморьем и Балканах. В 1324 году сын Османа I, Орхан захватил Бурсу и сделал её новой столицей Османского государства. Падение Бурсы означало потерю контроля Византии над Северо-Западной Анатолией. В 1352 году османы, переправившись через Дарданеллы, впервые самостоятельно ступили на европейскую землю, захватив стратегически важную крепость Цимпу. Христианские государства упустили ключевой момент, чтобы объединившись, выбить турок из Европы, и уже через несколько десятилетий, пользуясь междоусобицами в самой Византии, раздробленностью Болгарского царства, османы укрепившись и освоившись, захватили большую часть Фракии. В 1387 году, после осады, турки захватили крупнейший, после Константинополя, город империи, Салоники. Победа османов в битве при Косово в 1389 году фактически положила конец власти сербов в этом регионе и стала почвой для дальнейшего осуществления османской экспансии в Европе. Битва при Никополе 1396 года по праву считается последним крупным крестовым походом Средневековья, не смогшим остановить бесконечное наступление в Европе орд турок-османов. С расширением османских владений на Балканах, важнейшей задачей турок стал захват Константинополя. Османская империя на сотни километров контролировала все земли бывшей Византии, окружающие город. Напряжение византийцам временно сняло вторжение из глубин Азии ещё одного среднеазиатского правителя Тимура в Анатолию и его победа в Ангорской битве в 1402 году. Он взял в плен самого султана Баязида I. Пленение турецкого султана привело к развалу османской армии. В османской Турции началось междуцарствие, длившееся с 1402 по 1413 года. И опять благоприятный момент, дававший шанс укрепить свои силы, был упущен и растрачен на междоусобные войны и смуту между самими христианскими державами — Византией, Болгарским царством и распадавшимся Сербским королевством. Междуцарствие закончилось воцарением султана Мехмеда I.

Часть османских владений на Балканах была потеряна после 1402 года (Салоники, Македония, Косово и т. д.), но вновь захвачена Мурадом II в 1430—1450 годах. 10 ноября 1444 года Мурад II, пользуясь численным превосходством, разгромил соединённые венгерские, польские и валашские войска Владислава III и Яноша Хуньяди в битве при Варне[13][14]. Четыре года спустя, во второй битве на Косовом поле в 1448 году, Мурад II разгромил сербско-венгерско-валашские войска Яноша Хуньяди.

Рост Османской империи (1453—1683)

Экспансия и апогей (1453—1566)

Файл:Moldovita murals 2010 41.jpg
Османская армия до взятия Константинополя в 1453, Монастырь Молдовица

Сын Мурада II, Мехмед II, преобразовал турецкое государство и армию. После длительной подготовки и двухмесячной осады, подавляющего численного перевеса турок и упорного сопротивления горожан, 29 мая 1453 года султан захватил столицу Византии, город Константинополь. Мехмед II уничтожил многовековой центр православия, Второй Рим, — каким был более тысячи лет Константинополь, сохранив лишь некое подобие церковного института для управления всем покорённым и (пока) не обращённым в ислам православным населением бывшей империи и славянских государств на Балканах. Задавленное налогами, гнётом и жёсткой властью мусульман, несмотря на исторически сложные отношения Византии и Западной Европы, большинство православного населения Османской империи предпочло бы перейти даже под власть Венеции[15].

XVXVI века́ были так называемым периодом роста Османской империи. Империя успешно развивалась под грамотным политическим и экономическим управлением султанов. Были достигнуты определённые успехи в развитии экономики, так как османы контролировали основные сухопутные и морские торговые пути между Европой и Азией[16][прим. 4].

Султан Селим I значительно увеличил территории Османской империи на востоке и юге, нанеся поражение Сефевидам в Чалдыранской битве в 1514 году[17][18]. Селим I также нанёс поражение мамлюкам и захватил Египет. С этого времени военно-морской флот империи присутствовал в Красном море. После захвата Египта турками, между Португальской и Османской империями началась конкуренция за доминирование в регионе.

В 1521 году Сулейман Великолепный захватил Белград и в течение османо-венгерских войн присоединил южную и центральную Венгрию[19][20]. После битвы при Мохаче в 1526 году он разделил с Восточно-Венгерским королевством и Королевством Венгрия всю Венгрию[уточнить]. Вместе с этим он учредил должность представителей султана на европейских территориях. В 1529 году он осадил Вену, но несмотря на подавляющее численное превосходство, сопротивление венцев было таково, что взять её не смог[21]. В 1532 году он ещё раз осадил Вену, но был разбит в битве за Кёсег[22][23][24]. Вассальными княжествами Османской империи стали Трансильвания, Валахия и, отчасти, Молдавия. На востоке турки в 1535 году взяли Багдад, получив контроль над Месопотамией и выход к Персидскому заливу.

Франция и Османская империя, имея общую неприязнь к Габсбургам, стали союзниками. В 1543 году французско-османские войска под командованием Хайр-ад-Дина Барбароссы и Тургут-реиса одержали победу под Ниццей, в 1553 году — вторглись на Корсику и через несколько лет захватили её[25]. За месяц до осады Ниццы французские артиллеристы совместно с турками участвовали в осаде Эстергома и разгромили венгров. После остальных побед турок, король Габсбургов Фердинанд I в 1547 году вынужден был признать власть турок-османов уже над Венгрией.

К концу жизни Сулеймана I население Османской империи было огромно и насчитывало 15 000 000 человек[26]. Кроме того, османский флот контролировал значительную часть Средиземного моря[27]. К этому времени Османская империя добилась больших успехов в политической и военной организации государства, и в Западной Европе её часто сравнивали с Римской империей. К примеру, итальянский учёный Франческо Сансовино писал:

Если бы мы тщательно исследовали их происхождение и подробно изучили их внутригосударственные отношения и внешние связи, мы могли бы сказать, что римские воинская дисциплина, выполнение приказаний и победы равны турецким… Во время военных кампаний [турки] способны есть очень мало, они непоколебимы, когда сталкиваются с трудными задачами, подчиняются своим командирам абсолютно и упорно воюют до победы… В мирное время они организуют разногласия и беспорядки между подданными ради восстановления абсолютной справедливости, что при этом выгодно самим им…[28][29]

Таким же образом, французский политик Жан Боден в своём труде La Méthode de l’histoire, опубликованном в 1560 году, писал:

Предъявлять права на титул абсолютного правителя может лишь османский султан. Только он законно может претендовать на титул преемника Римского императора[28]

Мятежи и возрождение (1566—1683)

Файл:Szigetvar 1566.jpg
Османская миниатюра, изображающая османские войска и передовой отряд крымских татар в Сигетварской битве
Файл:Ottoman small animation.gif
Османская империя, 1299—1683

Сильные военные и бюрократические структуры прошлого века были ослаблены анархией в период правления слабовольных султанов. Турки постепенно отстали от европейцев в военном деле. Нововведение, сопровождающееся мощной экспансией, стало началом подавления растущего консерватизма верующих и интеллигентов[30]. Но, несмотря на эти трудности, Османская империя продолжала оставаться главной экспансионистской державой, пока не потерпела поражение в битве за Вену в 1683 году, закончившей продвижение турок в Европе.

Открытие новых морских путей в Азию позволило европейцам избежать монополии Османской империи. С открытием португальцами в 1488 году мыса Доброй Надежды начался ряд османско-португальских войн в Индийском океане, продолжавшихся в течение всего XVI века. С экономической точки зрения, колоссальный приток серебра испанцам, вывозившим его из Нового Света, вызвал резкое обесценивание валюты Османской империи и безудержную инфляцию.

При Иване Грозном Московское царство захватило Поволжье и укрепилось на побережье Каспийского моря. В 1571 году крымский хан Девлет I Герай, при поддержке Османской империи, сжёг Москву[31]. Но в 1572 году крымские татары потерпели поражение в битве при Молодях. Крымское ханство продолжило совершать набеги на Русь во время поздних налётов татаро-монголов на русские земли, [32] и Восточная Европа продолжала оставаться под влиянием крымских татар до конца XVII века[33].

В 1571 году войска Священной лиги одержали победу над турками в морском сражении при Лепанто. Это событие стало символическим[32] ударом по репутации непобедимой Османской империи. Турки потеряли много людей, потери флота были значительно ниже[34]. Мощь османского флота быстро была восстановлена, и в 1573 году Порта склонила Венецию к подписанию мирного договора[35]. Благодаря этому, турки укрепились в Северной Африке[35].

Для сравнения, Габсбурги создали Военную границу, защищавшую Габсбургскую монархию от турок[36]. Ослабление кадровой политики Османской империи в войне с Габсбургской Австрией вызвало нехватку первой в вооружении в Тринадцатилетней войне. Это способствовало низкой дисциплине в армии и открытому неподчинению командованию[37]. В 1585—1610 годах в Анатолии разгорелось восстание джелали, в котором приняли участие секбаны[прим. 5][38] К 1600 году население империи достигло 30 000 000 человек, и нехватка земли вызвала ещё большее давление на Порту[39].

В 1635 году Мурад IV кратковременно захватил Ереван, в 1639 году — Багдад, восстановив там центральную власть[40]. В период Султаната женщин империей правили матери султанов от имени сыновей. Наиболее влиятельными женщинами в период были Кёсем Султан и её невестка Турхан Хатидже, их политическое соперничество закончилось убийством первой в 1651 году. В эпоху Кёпрюлю великими визирями были представители албанского рода Кёпрюлю. Они осуществляли непосредственный контроль над Османской империей. При содействии визирей Кёпрюлю турки возвратили себе Трансильванию, в 1669 году захватили Крит и в 1676 году — Подолье[41]. Опорными пунктами турок в Подолье были Хотин и Каменец-Подольский[41].

В мае 1683 года огромная турецкая армия под командованием Кара Мустафа-паши осадила Вену[42]. Турки медлили с последним штурмом и были разгромлены в Венской битве в сентябре этого же года войсками Габсбургов, немцев и поляков[42]. Поражение в битве вынудило турок 26 января 1699 года подписать со Священной Лигой Карловицкий мир, закончивший Великую Турецкую войну[43]. Турки уступили Лиге многие территории[44]. С 1695 года османы вели контрнаступление в Венгрии, оно закончилось сокрушительным поражением в битве при Зенте 11 сентября 1697 года[45].

Стагнация и восстановление (1683—1827)

Файл:OttomanEmpire1801.jpg
Османская империя в 1801 году
Файл:Ottoman Sultan selim III 1789.jpg
Селим III принимает сановников у «Врат блаженства» («Дер-и-Саадет») дворца Топкапы.

В течение этого периода русские представляли большую опасность для Османской империи[46]. В связи с этим, после поражения в Полтавской битве в 1709 г. Карл XII стал союзником турок[46]. Карл XII склонил османского султана Ахмеда III объявить войну России. В 1711 османские войска разгромили русских на реке Прут[46]. 21 июля 1718 года между Австрией и Венецией с одной стороны и Османской империей с другой стороны был подписан Пожаревацкий мир, завершивший на некоторое время войны Турции. Тем не менее, договор показал, что Османская империя находилась в обороне и была уже не в состоянии осуществлять экспансию в Европе[47].

Файл:January Suchodolski - Ochakiv siege.jpg
Османские войска отчаянно пытаются остановить продвигающихся русских во время штурма Очакова в 1788 году.

Вместе с Австрией Российская империя участвовала в Русско-турецкой войне 1735—1739 годов. Война закончилась Белградским мирным договором в 1739 году. По условиям мира Австрия уступала Османской империи Сербию и Валахию, а Азов отошёл Российской империи. Однако, несмотря на Белградский мир, Османская империя воспользовалась миром, в связи с войнами России и Австрии с Пруссией[что?][48]. В этот длительный период мира в Османской империи были проведены образовательные и технологические реформы, были созданы высшие учебные заведения (к примеру, Стамбульский технический университет)[49]. В 1734 году в Турции было создано артиллерийское училище, в котором преподавали инструкторы из Франции. Но мусульманское духовенство не одобрило этого шага сближения с европейскими странами, одобренного османским народом[50]. С 1754 года училище стало работать в тайне[50]. В 1726 году Ибрахим Мутеферрика, убедив османское духовенство в продуктивности книгопечатания, обратился к султану Ахмеду III на разрешение печатания светской литературы[51]. С 1729 по 1743 в Османской империи издавались его 17 трудов в 23 томах, тираж каждого тома составил от 500 до 1000 экземпляров[51][52].

Под видом преследования польского революционера-беглеца русская армия вошла в Балту — османский форпост на границе с Россией, учинив массовую резню, и сожгла его[53]. Это событие спровоцировало начало Османской империей русско-турецкой войны 1768—1774 годов. В 1774 году между османами и русскими был заключен Кючук-Кайнарджийский мирный договор, завершивший войну[54]. Согласно договору, с христиан Валахии и Молдавии был снят религиозный гнёт[54].

В течение XVIIIXIX веков последовал целый ряд войн между Османской и Российской империями. В конце XVIII века Турция потерпела ряд поражений в войнах с Россией. И турки пришли к выводу, что для избежания дальнейших поражений Османская армия должна пройти модернизацию[50].

В 1789—1807 Селим III провёл военную реформу, сделав первые серьёзные попытки реорганизировать армию по европейскому образцу. Благодаря реформе были ослаблены реакционные течения янычар, которые к тому времени были уже неэффективны. Однако, в 1804 и 1807 годах они поднимали восстания против реформы. В 1807 Селим был посажен заговорщиками под стражу, а в 1808 году убит. В 1826 году Махмуд II ликвидировал янычарский корпус.

Сербская революция 1804—1815 годов стала началом эры романтического национализма на Балканах. Балканскими странами был поднят Восточный вопрос. В 1830 году Османская империя де-юре признала суверенитет Сербии[55][56]. В 1821 году греки подняли восстание против Порты. За греческим восстанием на Пелопоннесе последовало восстание в Молдавии, которое кончилось в 1829 году её де-юре независимостью. В середине XIX века европейцы называли Османскую империю «Больной человек Европы». В 1860—1870 года вассалы осман — княжества Сербия, Валахия, Молдавия и Черногория обрели полную независимость.

Модернизационные реформы

В период Танзимата (18391876) Порта провела реформы, которые привели к созданию армии, комплектуемой по призыву, реформированию банковской системы, замене религиозного закона на светский и замене заводов на гильдии. 23 октября 1840 года в Стамбуле было открыто министерство почтовой связи Османской империи[57][58].

В 1847 году Сэмюэл Морзе получил патент на телеграф от Султана Абдул-Меджида I[59]. После успешного испытания телеграфа, 9 августа 1847 года[60] турки начали строительство первой телеграфной линии Стамбул-Эдирне-Шумен[61].

В 1876 году в Османской империи была принята конституция[de]. В эпоху первой конституции[tr] в Турции был создан парламент, упразднённый султаном в 1878 году. Уровень образования христиан в Османской империи был намного выше образования мусульман, что вызвало большое недовольство последних[62]. В 1861 году в Османской империи насчитывалась 571 начальная школа и 94 средних школ для христиан, в которых учились 14 000 детей, что превышало число школ для мусульман[62]. Поэтому в дальнейшем изучение арабского языка и исламской теологии было невозможно[62]. В свою очередь, более высокий уровень образования христиан позволил им играть большую роль в экономике[62]. В 1911 году из 654 оптовых компаний Стамбула, 528 принадлежали этническим грекам[62].

В свою очередь, Крымская война 1853—1856 годов стала продолжением длительного соперничества крупнейших европейских держав за земли Османской империи. 4 августа 1854 года[63] во время Крымской войны[64] Османская империя взяла свой первый кредит. Война стала причиной массовой эмиграции крымских татар из России — эмигрировало около 200 000 человек[65]. К концу Кавказской войны 90 % черкесов покинули Кавказ и обосновались в Османской империи[66].

Многие нации Османской империи в XIX веке охватил подъём национализма[en]. Зарождение национального сознания и этнического национализма в Османской империи было главной её проблемой. Турки сталкивались с национализмом не только у себя в стране, но и за её пределами. Число революционных политический партий[tr] в стране резко возросло. Восстания в Османской империи в XIX веке были чреваты серьёзными последствиями, и это повлияло на направление политики Порты в начале XX века.

Русско-турецкая война 1877—1878 годов закончилась решительной победой Российской империи. В результате, оборона турок в Европе резко ослабла; Болгария, Румыния и Сербия обрели независимость. В 1878 году Австро-Венгрия аннексировала османские провинции Боснийский вилайет и Новопазарский Санджак, но турки не признали вхождение их в состав этого государства и всеми силами пытались вернуть их обратно.

В свою очередь, после Берлинского конгресса 1878 года, Британская империя начали агитационную деятельность за возвращение туркам территорий на Балканах[67]. В 1878 году[67] англичанам было передано управление Кипром. В 1882 году британские войска вторглись в Египет, якобы для подавления восстания Араби-паши[ar], захватив его.

В 1894—1896 годах в результате массовых убийств армян в Османской империи было убито от 100 000 до 300 000 человек[68].

После сокращения в размерах Османской империи, многие балканские мусульмане переселились в её пределы[69][70]. К 1923 году в состав Турции вошли Анатолия и Восточная Фракия[71].

Распад Османской империи (1908—1922)

Османская империя уже давно называлась «больным человеком Европы». К 1914 году она потеряла почти все свои территории в Европе и Северной Африке. К тому времени население Османской империи насчитывало 28 000 000 человек, из которых 17 000 000 проживало в Анатолии, 3 000 000 — в Сирии, Ливане и Палестине, 2 500 000 — в Ираке, остальные 5 500 000 — на Аравийском полуострове[72].

После младотурецкой революции 3 июля 1908 года в Османской империи началась эпоха второй Конституции[ro]. Султан объявил о восстановлении конституции 1876 года и вновь созвал Парламент. Приход к власти младотурок означал начало распада Османской империи.

Воспользовавшись гражданскими беспорядками, Австро-Венгрия, выведя свои войска из Новопазарского Санджака, отошедшего туркам, ввела их в Боснию и Герцеговину, аннексировав её. В ходе Итало-турецкой войны 1911—1912 годов Османская империя лишилась Ливии, и Балканский союз объявил ей войну. Империя потеряла все свои территории на Балканах за время Балканских войн, кроме Восточной Фракии и Адрианополя. 400 000 балканских мусульман, боясь расправы со стороны греков, сербов и болгар, отступали вместе с османской армией[73]. Немцами было предложено строительство железнодорожной линии в Ираке. Железная дорога была построена лишь частично. В 1914 году Британская империя купила эту железную дорогу, продолжив её строительство. Железная дорога сыграла особую роль в возникновении Первой мировой войны.

Файл:Sultanvahideddin.jpg
Мехмед VI, последний султан Османской империи, покидает Стамбул, 1922.

В ноябре 1914 года Османская империя вступила в Первую мировую войну на стороне Центральных держав, приняв участие в боевых действиях на Ближнем Востоке. В течение войны Османская империя одержала несколько существенных побед (например, Дарданелльская операция, Осада Эль-Кута), но и понесла несколько серьёзных поражений (к примеру, на Кавказском фронте).

До нашествия турок-сельджуков, на территории современной Турции находились христианские государства ромеев и армян, и даже после того, как турки захватили греческие и армянские земли, в 18 веке греки и армяне всё ещё составляли 2/3 местного населения, в 19 веке — 1/2 населения, в начале ХХ века 50-60 % составляло местное коренное христианское население. Всё изменилось в конце Первой мировой войны в результате геноцида греков, ассирийцев, армян и курдов-езидов, проведённого турецкой армией и курдской, черкесской, туркоманской и турецкой милициями[74].

В 1915 году русские войска продолжали наступление в Восточной Анатолии[75], тем самым спасая армян от уничтожения турками[76][77][78].

В 1916 году на Ближнем Востоке вспыхнуло Арабское восстание, которое переломило ход событий в пользу Антанты.

30 октября 1918 года было подписано Мудросское перемирие, закончившее Первую мировую войну. За ним последовали оккупация Константинополя и раздел Османской империи. По условиям Севрского мирного договора разделённая территория Османской империи была закреплена между державами Антанты.

Оккупации Константинополя и Измира привели к началу турецкого национального движения. Война за независимость Турции 1919—1922 годов окончилась победой турок под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка. 1 ноября 1922 года был упразднён султанат, а 17 ноября 1922 года последний султан Османской империи Мехмед VI покинул страну. 29 октября 1923 года Великое национальное собрание Турции объявило о создании Турецкой республики. 3 марта 1924 года был упразднён халифат.

Форма правления

Государственная организация Османской империи была очень проста. Её главными направлениями были военная и гражданская администрации. Высшей должностью в стране был султан. Гражданская система была основана на административных единицах, построенных на характерных особенностях регионов. Турки использовали систему, при которой государство контролировало духовенство (как в Византийской империи). Определённые доисламские традиции турок, сохранившиеся после введения в оборот административной и судебной систем из мусульманского Ирана, остались важными в административных кругах Османской империи[79]. Основной задачей государства была оборона и расширение империи, а также обеспечение безопасности и сбалансированности внутри страны ради сохранения власти[80].

Ни одна из династий мусульманского мира не находилось так долго у власти, как династия османов[81]. Династия османов была турецкого происхождения. Одиннадцать раз османский султан свергался недругами как враг народа. В истории Османской империи было лишь 2 попытки свержения османской династии, обе окончившиеся неудачей, что свидетельствовало о силе турок-османов[80].

Высокое положение халифата, управлявшегося султаном, в исламе позволило создать туркам османский халифат. Османский султан (или падишах, «царь царей») был единственным правителем империи и являлся олицетворением государственной власти, хотя он не всегда осуществлял абсолютный контроль. Новым султаном всегда становился один из сынов прежнего султана. Прочная система образования дворцовой школы была направлена на ликвидацию неподходящих возможных наследников и создания поддержки для правящей элиты преемника. Дворцовые школы, в которых учились будущие государственные чиновники, были не обособленны. В Медресе (осман. Medrese‎) учились мусульмане, здесь преподавали учёные и государственные чиновники. Материальную поддержку оказывали вакуфы, что позволяло детям из бедных семей получить высшее образование[82], христиане же учились в эндеруне[83], куда набирались ежегодно 3 000 мальчиков-христиан от 8 до 12 лет из 40 семей из населения Румелии и/или Балкан (девширме)[84].

Несмотря на то, что султан был верховным монархом, государственная и исполнительная власть была возложена на политиков. Между советниками и министрами в органе самоуправления (диван, в XVII веке был переименован в Порту) шла политическая борьба. Ещё во времена бейлика диван состоял из старейшин. Позже вместо старейшин в состав дивана вошли армейские офицеры и местная знать (к примеру, религиозные и политические деятели). Начиная с 1320 года, великий визирь выполнял некоторые обязанности султана. Великий визирь был полностью независим от султана, он мог как угодно распоряжаться наследственным имуществом султана, отправлять в отставку любого и контролировать все сферы. Начиная с конца XVI века, султан перестал участвовать в политической жизни государства, и великий визирь стал де-факто правителем Османской империи[85].

На всём протяжении истории Османской империи было много случаев, когда правители вассальных Османской империи княжеств действовали не согласовывая действия с султаном и даже против его. После Младотурецкой революции Османская империя стала конституционной монархией. Султан уже не имел исполнительной власти. Был создан парламент с делегатами от всех провинций. Они образовали Имперское правительство (Османская империя)[en].

Увеличивающейся стремительно в размерах империей руководили преданные, опытные люди (албанцы, фанариоты, армяне, сербы, венгры и другие). Христиане, мусульмане и евреи полностью изменили систему управления в Османской империи[86].

В Османской империи было эклектичное правление, что сказывалось даже на дипломатической корреспонденции с другими державами. Первоначально переписка осуществлялась на греческом языке[87].

Все османские султаны имели 35 персональных знаков — тугр, которыми они подписывались. Вырезанные на печати султана, они содержали имя султана и его отца. А также высказывания и молитвы. Самой первой тугрой была тугра Орхана I. Аляповатая тугра, изображённая в традиционном стиле, была основой османской каллиграфии.

Закон

Файл:1879-Ottoman Court-from-NYL.png
Судебный процесс в Османской империи, 1877

Османская правовая система была основана на религиозном праве. Османская империя была построена по принципу местного законоведения[88]. Правовое управление в Османской империи было полной противоположностью центральной власти и местным органам управления. Могущество османского султана сильно зависело от министерства правового развития, которое удовлетворяло нужды миллета[88]. Османское законоведение преследовало цель объединения различных кругов в культурном и религиозном отношениях[88]. В Османской империи было 3 судебных системы: первая — для мусульман, вторая — для немусульманского населения (во главе этой системы стояли иудеи и христиане, управлявшие соответствующими религиозными общинами) и третья — так называемая система «торговых судов». Вся эта система управлялась кануном[en] — системой законов, основанной на доисламских Ясе и Торе. Канун также был светским правом, издававшимся[89] султаном, которое разрешало проблемы, не разобранные в шариате.

Эти судебные разряды были не вполне исключением: первые мусульманские суды также использовались для урегулирования конфликтов при мене или споров сутяжников-иноверцев, и евреев и христиан, часто обращавшимся к ним для разрешения конфликтов. Правительство Османской империи не вмешивалось в немусульманские правовые системы, несмотря на то, что оно могло вмешаться в них с помощью наместников. Правовая система шариата была создана путём объединения Корана, Хадиса, Иджмы, Кияса и местных обычаев. Обе системы (канун и шариат) преподавались в юридических школах Стамбула.

Реформы в период Танзимата существенно повлияли на правовую систему в Османской империи. В 1877 году частное право (за исключением семейного права) было кодифицировано в Маджалле. Позднее были кодифицированы торговое право, уголовное право и гражданский процесс.

Армия

Файл:Battle of Vienna.SultanMurads with janissaries.jpg
Гофмейстер султана Мурада IV с янычарами.
Файл:Ottoman Navy at the Golden Horn.jpg
Германская открытка, изображающая османские корабли во главе с линейным крейсером Явуз (Гёбен). В верхнем левом углу портрет Султана Мехмеда V.

Первая военная часть османской армии была создана в конце XIII века Османом I из членов племени, населявшего холмы Западной Анатолии. Военная система стала сложной организационной единицей в первые годы существования Османской империи. Османская армия имела комплексную систему вербовки и феодальной обороны. Основным родом войск были янычары, сипахи, акинчи и оркестр янычар. Османская армия считалась когда-то одной из самых современных армий в мире. Она была одной из первых армий, которая использовала мушкеты и артиллерийские орудия. Турки впервые использовали фальконет во время осады Константинополя в 1422 году. Удача конных войск в сражении зависела от их быстродействия и маневренности, а не толстой брони лучников и мечников, их туркменских[en] и арабских лошадей (предки чистокровных лошадей для скачек)[90][91] и прикладной тактики. Ухудшение боеспособности османской армии началось в середине XVII века и продолжилось после Великой Турецкой войны. В XVIII веке турки одержали несколько побед над Венецией, однако в Европе уступила русским некоторые территории.

В XIX веке прошла модернизация османской армии и страны в целом. В 1826 году султан Махмуд II ликвидировал янычарский корпус и создал современную османскую армию. Армия Османской империи была первой армией, нанявшей иностранных инструкторов и отправившей своих офицеров учиться в Западную Европу. Соответственно, в Османской империи разгорелось младотурецкое движение, когда эти офицеры, получив образование, вернулись на Родину.

Файл:Battle of Vienna.Sipahis.jpg
Османские Сипахи — элитные кавалерийские войска.

Активное участие в турецкой экспансии в Европе принимал также османский флот. Именно благодаря флоту, турки захватили Северную Африку. Потеря турками Греции в 1821 году и Алжира в 1830 году ознаменовали начало ослабления военной мощи османского флота и контроля над далёкими заморскими территориями. Султан Абдул-Азиз попытался восстановить мощь османского флота, создав один из крупнейших флотов в мире (3-е место после Великобритании и Франции). В 1886 году на верфи в Барроу в Великобритании была построена первая подводная лодка военно-морского флота Османской империи[92].

Тем не менее, терпящая крах экономика не могла больше поддерживать флот. Султан Абдул-Хамид II, не доверявший турецким адмиралам, вставшим на сторону реформатора Мидхата-паши, утверждал, что многочисленный флот, требующий дорогого содержания, не поможет выиграть русско-турецкую войну 1877—1878 годов. Он отправил всё турецкие корабли в залив Золотой Рог, где они гнили в течение 30 лет. После младотурецкой революции 1908 года, партия «Единение и прогресс» предприняла попытку воссоздать мощный османский флот. В 1910 году младотурки начали собирать пожертвования для закупки новых кораблей.

История военно-воздушных сил Османской империи[en] началась в 1909 году[93][94]. Первое лётное училище в Османской империи[tr] (тур. Tayyare Mektebi) было открыто 3 июля 1912 года в районе Ешилкёй города Стамбула. Благодаря открытию первого лётного училища, в стране началось активное развитие военной авиации. Было увеличено количество военных пилотов рядового состава, из-за чего была увеличена численность вооружённых сил Османской империи. В мае 1913 года в Османской империи была открыта первая в мире авиационная школа для обучения лётчиков управлению самолётов-разведчиков и создано отдельное разведывательное подразделение. В июне 1914 года в Турции была основана школа военно-морской авиации (тур. Bahriye Tayyare Mektebi). С началом Первой мировой войны процесс модернизации в государстве резко остановился. ВВС Османской империи сражались на многих фронтах Первой мировой войны (В Галиции, на Кавказе и в Йемене).

Административное деление Османской империи

Административное деление Османской империи основывалось на военной администрации, которая управляла субъектами государства. Вне этой системы были вассальные и даннические государства.

Экономика

Правительство Османской империи проводило стратегию развития Бурсы, Адрианополя и Константинополя как крупных торговых и промышленных центров, в разное время являвшимися столицами государства[95]. Поэтому Мехмед II и его преемник Баязид II поощряли миграцию евреев-ремесленников и евреев-купцов в Стамбул и другие крупные порты. Однако в Европе евреи всюду преследовались христианами. Именно поэтому еврейское население Европы иммигрировало в Османскую империю, где турки нуждались в евреях.

Экономическая мысль Османской империи была тесно связана с основной концепцией государства и общества Ближнего Востока, в основе которой лежала цель укрепления власти и расширения территории государства — всё это осуществлялось так как Османская империя имела большие ежегодные доходы благодаря процветанию производительного класса[96]. Конечной целью являлось увеличение государственных доходов без ущерба развитию регионов, так как ущерб мог вызвать социальные беспорядки, и неизменность традиционной структуры общества.

Структура казначейства и канцелярии была развита в Османской империи лучше, чем в других исламских государствах, и до XVII века Османская империя оставалась ведущей организацией в этих структурах[85]. Эта структура была разработана чиновниками-писцами (также известны как «литературные работники») как особая группа отчасти высококвалифицированных богословов, которая переросла в профессиональную организацию[85]. Действенность этой профессиональной финансовой организации поддерживалась великими государственными деятелями Османской империи[97].

Структура экономики государства была обусловлена её геополитической структурой. Османская империя, находившись посередине между Западом и Арабским миром, блокировала сухопутные пути на восток, что заставило португальцев и испанцев отправиться на поиски новых путей в страны Востока. Империя контролировала дорогу специй, по которой когда-то проходил Марко Поло. В 1498 году португальцы, обогнув Африку, установили торговые связи с Индией, в 1492 году Христофор Колумб открыл Багамские острова. В это время Османская империя достигла расцвета — власть султана распространялась на 3 континента.

Согласно современным исследованиям ухудшение отношений между Османской империи и Центральной Европой было вызвано открытием новых морских путей. Это прослеживалось в том, что европейцы больше не искали сухопутные пути на Восток, а следовали туда морскими путями. В 1849 году был подписан Балталиманский договор, благодаря которому английские и французские рынки стали наравне с османскими.

Благодаря развитию коммерческих центров, открытию новых путей, увеличению количества обрабатываемых земель и международной торговле, государство осуществляло основные экономические процессы. Но в общей сложности, основными интересами государства были финансы и политика. Но османские чиновники, создавшие социальный и политический строи империи, не могли не видеть преимущества капиталистической и торговой экономики западноевропейских государств[98].

Демография

Файл:Galata Bridge, Istanbul (Constantinople).jpg
Вид Стамбула (Старый город) и Галатского моста. Вид из залива Золотой Рог. Около 1880—1893.
Год Население
1520 11,692,480[99]
1566 15,000,000[26]
1683 30,000,000[39]
1831 7,230,660[99]
1856 35,350,000[99]
1881 17,388,604[99]
1906 20,884,000[99]
1914 18,520,000
1919 14,629,000

Первая перепись населения Османской империи произошла в начале XIX века. Официальные результаты переписи 1831 года и последующих годов публиковались правительством, однако, перепись шла не всех слоёв населения, а лишь отдельных. К примеру, в 1831 году шла перепись только мужского населения[39][99].

Непонятно из-за чего население страны в XVIII веке было ниже, чем в XVI веке[100]. Тем не менее население империи стало увеличиваться и к 1800 году достигла 25 000 000 — 32 000 000 человек, из которых 10 000 000 проживало в Европе, 11 000 000 — в Азии и 3 000 000 — в Африке. Плотность населения Османской империи в Европе была в два раза выше, чем плотность населения Анатолии, плотность которой, в свою очередь, была в 3 раза выше, чем в Ираке и Сирии и в 5 раз выше, чем в Аравии[101]. В 1914 году численность населения государства составляла 18 500 000 человек. К этому времени территория страны сократилась примерно в 3 раза. А это значило, что плотность населения увеличилась практически в 2 раза.

К концу существования империи средняя продолжительность жизни в ней была 49 лет, несмотря на то, что ещё в XIX веке этот показатель был крайне низким и составлял 20-25 лет[102]. Такая малая продолжительность жизни в XIX веке была обусловлена эпидемическими заболеваниями и голодом, которые, в свою очередь, были вызваны дестабилизацией и демографическими изменениями. В 1785 году около одной шестой населения османского Египта умерло от чумы. В течение всего XVIII века численность населения Алеппо сократилась на 20 %. В 16871731 годах населения Египта голодало 6 раз, последний же голод в Османской империи разразился в 1770-х годах в Анатолии[103]. Избежать голод в последующие года удалось благодаря улучшению санитарных условий, здравоохранения и началу транспортировки продуктов питания в города государства.

Население начало перебираться в портовые города, что было вызвано началом развития пароходства и железных дорог. В 17001922 годах в Османской империи шёл процесс активного роста городов. Благодаря улучшению системы здравоохранения и санитарных условий, города Османской империи стали более привлекательными для жизни. Особенно в портовых городах шёл активный рост населения. К примеру, в Салониках численность населения увеличилась с 55 000 в 1800 году до 160 000 в 1912 году, в Измире — со 150 000 в 1800 году до 300 000 в 1914 году[104]. В некоторые регионах шло снижение численности населения. Например, численность населения Белграда снизилась с 25 000 до 8 000, причиной чего была борьба за власть в городе[105]. Таким образом, численность населения в разных регионах была различна.

Экономическая и политическая миграции оказали отрицательное воздействие на империю. Например, аннексия русскими и габсбургами Крыма и Балкан привели к бегству многих мусульман, населявших эти территории, — около 200 000 крымских татар бежало в Добруджу[106]. В 1783—1913 году в Османскую империю иммигрировало 5 000 000 — 7 000 000 человек, 3 800 000 из которых были выходцами из России. Миграция сильно повлияла на политическую напряжённость между различными частями империи вследствие чего больше не существовало различий между разными слоями населения. Уменьшилось число ремесленников, торговцев, промышленников и земледельцев[107]. Начиная с XIX века, в Османскую империю началась массовая эмиграция всех мусульман (так называемое мухаджиры[108]) с Балкан. К концу существования Османской империи, в 1922 году, бо́льшая часть мусульман, проживавших в государстве, были эмигрантами из Российской империи[62].

Языки

Официальным языком Османской империи являлся османский язык. Был подвержен сильному влиянию персидского и арабского языков. Наиболее распространёнными языками в азиатской части страны были: османский (на котором говорило население Анатолии и Балкан, за исключением Албании и Боснии), персидский (на котором говорила знать[109]) и арабский (на котором говорило населения Аравии, Северной Африки, Ирака, Кувейта и Леванта), в азиатской части также были распространены курдский, армянский, новоарамейские языки, понтийский и каппадокийский греческий; в европейской — албанский, греческий, сербский, болгарский и арумынский языки. В последние 2 века существования империи эти языки уже не использовались населением: персидский был языком литературы, арабский использовался для религиозных обрядов.

Из-за низкого уровня грамотности населения для обращений простых людей к правительству использовались специальные люди, которые составляли прошения[110]. Национальные же меньшинства разговаривали на родных языках (Махалля). В мультиязычных городах и деревнях население говорило на разных языках, причём, не все люди, проживавшие в мегаполисах, знали османский язык.

Религии

Ислам

Файл:Tile with Calligraphy.JPG
Каллиграфическое письмо на фриттовом фарфоре, изображающее имена Бога, Мухаммеда и первых халифов. Ок. 1727 года, Исламская Ближневосточная Галерея, Музей Виктории и Альберта[111].

До принятия ислама тюрки были шаманистами. Распространение ислама началось после победы Аббасидов в Таласской битве 751 года. Во второй половине VIII века бо́льшая часть огузов (предков сельджуков и турок) приняла ислам. В XI веке огузы поселились в Анатолии, что способствовало его распространению там.

В 1514 году султан Селим I устроил массовую резню шиитов, живших в Анатолии, которых он считал еретиками, причём было убито 40 000 человек[112].

Христианство и иудаизм

Свобода христиан, проживавших в Османской империи, была ограничена, так как турки относили их к «гражданам второго сорта». Права христиан и иудеев считались не равными правам турок: показания христиан против турок не принимались судом. Они не могли носить оружие, ездить на лошадях, их дома не могли быть выше домов мусульман и также имели много других правовых ограничений[113]. На протяжении всего существования Османской империи с немусульманского населения взимался налог — Девширме. Периодически, в Османской империи проходила мобилизация мальчиков-христиан доподросткового возраста, которые после призыва воспитывались как мусульмане[114]. Эти мальчики обучались искусству управления государством или формированием правящего класса и созданием элитных войск (Янычары).

Согласно системе миллета, немусульмане являлись гражданами империи, но не имели прав, которые имели мусульмане. Система православного миллета была создана ещё при Юстиниане I, и применялась до конца существования Византийской империи. Христиане, как наибольшая немусульманская группа населения в Османской империи, имели ряд особых привилегий в политике и торговле, и поэтому платили более высокие налоги, чем мусульмане[115][116].

После падения Константинополя в 1453 году Мехмед II не вырезал христиан города, а наоборот, даже сохранил их институции (к примеру, Константинопольская православная церковь).

В 1461 году Мехмед II основал Армянский патриархат Константинополя. Во времена же Византийской империи армяне считались еретиками и поэтому не могли строить церкви в городе. В 1492 году во время Испанской инквизиции Баязид II направил турецкий флот в Испанию для спасения мусульман и сефардов, которые вскоре осели на территории Османской империи.

Отношения Порты с Константинопольской православной церковью, в основном, носили мирный характер, репрессии же были редки. Структура церкви была сохранена в неприкосновенности, но она находилась под строгим контролем турок. После прихода к власти в XIX веке националистически настроенных новых османов политика Османской империи приобрела черты национализма и османизма. Болгарская православная церковь была распущена и помещена под юрисдикцию Греческой православной церкви. В 1870 году султан Абдул-Азиз основал Болгарский экзархат Греческой православной церкви и восстановил её автономию.

Похожие миллеты сложились из разных религиозных общин, включая миллет из евреев, во главе которого стоял главный раввин, и миллет из армян, во главе которого стоял епископ.

Культура

Файл:Flickr - …trialsanderrors - Yeni Cami and Eminönü bazaar, Constantinople, Turkey, ca. 1895.jpg
Новая мечеть и египетский базар в районе Стамбула Эминёню, около 1895 года.

Территории, которые входили в состав Османской империи, в основном, являлись прибрежными районами Средиземного и Чёрного моря. Соответственно, культура этих территорий была основана на традициях местного населения. После захвата новых территорий в Европе, турки перенимали некоторые культурные традиции завоёванных областей (архитектурные стили, кухня, музыка, отдых, форма правления). Межкультурные браки сыграли большую роль в формировании культуры османской элиты. Многочисленные традиции и культурные особенности, перенятые от покорённых народов, были развиты турками-османами, что в дальнейшем привело к смешению традиций народов, проживавших на территории Османской империи, и культурной идентичности турок-осман.

Литература

Файл:Evliya Celebi.jpg
Эвлия Челеби — авантюрист XVII века и автор книг о путешествиях.

Основными направлениями османской литературы являлись поэзия и проза. Однако преобладающим жанром была поэзия. До начала XIX века в Османской империи не писалось фантастических рассказов. Такие жанры, как роман, рассказ отсутствовали даже в фольклоре и поэзии[en].

Османская поэзия была ритуальным и символическим видом искусства.


Архитектура

Прикладное искусство

Кухня

Общество

Наука и техника

См. также

Напишите отзыв о статье "Османская империя"

Комментарии

  1. по данным английского историка Эдварда Гиббона «27 июля 1299 года от Рождества Христова Осман I вторгся на территорию Никомедии…» (Gibbon Edward. [http://books.google.it/books?id=yy4MAAAAYAAJ&pg=PA185 The History of the Decline and Fall of the Roman Empire].). Поэтому эта дата считается датой основания Османской империи
  2. Некоторое время Османская империя владела далёкими от неё территориями посредством договоров о верности Османскому Султану и Халифу (например, после экспедиции в Ачех) или временным захватом (Например, островом Лансароте в 1585 году).
  3. Начиная с XIX века, для обозначения Османского государства использовалось Osmanlı Devleti. До XIX века такое название не было официальным. Но граждане Османской империи, тем не менее использовали Osmanlı Devleti для обозначения этого государства
  4. Поиски морского торгового пути из Европой в Азию были главной задачей Изабеллы I, поэтому она финансировала плавание Христофора Колумба, и, в целом, морских стран Европы, но они искали альтернативные торговые пути в Азию. (к примеру, K. D. Madan, Life and travels of Vasco Da Gama (1998), 9; I. Stavans, Imagining Columbus: the literary voyage (2001), 5; W.B. Wheeler and S. Becker, Discovering the American Past. A Look at the Evidence: to 1877 (2006), 105). Эта точка зрения необоснованно подверглась критике во влиятельной книге А. Либера («The Ottoman Turks and the Routes of Oriental Trade», English Historical Review, 120 (1915), 577—588), который считал рост Османской империи и начало поисков португальцами и испанцами морского пути в Азию совершенно не связанными между собой событиями. Его точка зрения не была общепринята. (см. K.M. Setton, The Papacy and the Levant (1204—1571), Vol. 2: The Fifteenth Century (Memoirs of the American Philosophical Society, Vol. 127) (1978), 335).
  5. местные войска на жалованье у правителей эялетов и санджаков.

Примечания

  1. [http://www.osmanlilar.gen.tr/makale.asp?id=27 Devlet-i ebed müddet] (тур.). Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6E76weO4i Архивировано из первоисточника 1 февраля 2013].
  2. Peter Turchin, Jonathan M. Adams, Thomas D. Hall. [http://jwsr.ucr.edu/archive/vol12/number2/pdf/jwsr-v12n2-tah.pdf ] = East-West Orientation of Historical Empires and Modern States. In: Journal of World-Systems Research, Vol. XII, N. II, 2006, P.218–239; P.223..
  3. 1 2 [http://www.twareekh.com/images/upload/aboutus/ottmani10liras1334F-.jpg Ottoman banknote with Arabic script]. Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6D7306i4x Архивировано из первоисточника 23 декабря 2012].
  4. Порта (Османская империя) // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  5. Encyclopedia Britannica — [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/434996/Ottoman-Empire Ottoman Empire, empire created by Turkish tribes in Anatolia]
  6. [http://www.archive.org/stream/grammarofturkish00davirich#page/xxvi/mode/2up A grammar of the Turkish language]. Archive.org. Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6D730acpu Архивировано из первоисточника 23 декабря 2012].
  7. Stephen Turnbull, The Ottoman Empire 1326—1699, Essential histories, vol. 62, Essential histories, 2003. [from article of the back cover]
  8. [http://www.oxfordislamicstudies.com/article/opr/t125/e1801?_hi=41&_pos=3 From the article on the Ottoman Empire in Oxford Islamic Studies Online]. Oxfordislamicstudies.com (6 May 2008). Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6D731EXf6 Архивировано из первоисточника 23 декабря 2012].
  9. [http://www.dzkk.tsk.tr/turkce/tarihimiras/AtlantikteTurkDenizciligi.php Turkish Navy Official Website: «Atlantik’te Türk Denizciliği»] (тур.)(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.dzkk.tsk.tr/turkce/tarihimiras/AtlantikteTurkDenizciligi.php история]). dzkk.tsk.tr. Проверено 19 октября 2013.
  10. [http://wwi.lib.byu.edu/index.php/Treaty_of_Lausanne Full text of the Treaty of Lausanne (1923)]. Wwi.lib.byu.edu. Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6D731o1AA Архивировано из первоисточника 23 декабря 2012].
  11. [http://www.theottomans.org/english/family/osman.asp The Sultans: Osman Gazi]. TheOttomans.org. Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6D732NlIu Архивировано из первоисточника 23 декабря 2012].
  12. http://www.theotheristanbul.com/who-are-the-ottomans/ (недоступная ссылка)  (яп.)
  13. Bodnar, Edward W. Ciriaco d’Ancona e la crociata di Varna, nuove prospettive. Il Veltro 27, nos. 1-2 (1983): 235-51
  14. Halecki, Oscar, The Crusade of Varna. New York, 1943
  15. Stone, Norman «Turkey in the Russian Mirror» pages 86-100 from Russia War, Peace and Diplomacy edited by Mark & Ljubica Erickson, Weidenfeld & Nicolson: London, 2004 page 94
  16. Karpat, Kemal H. The Ottoman state and its place in world history. — Leiden: Brill, 1974. — P. 111. — ISBN 90-04-03945-7.
  17. Savory, R. M. (1960). «The Principal Offices of the Ṣafawid State during the Reign of Ismā'īl I (907-30/1501-24)». Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London 23 (1): 91–105. DOI:[//dx.doi.org/10.1017%2FS0041977X00149006 10.1017/S0041977X00149006].
  18. Savory, R. M. (1960). «». Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London 23 (1): 91–105. DOI:[//dx.doi.org/10.1017%2FS0041977X00149006 10.1017/S0041977X00149006].
  19. [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/276730/Hungary/214181/History#ref=ref411152 Encyclopaedia Britannica]. Britannica.com. [http://www.webcitation.org/6DAWAmnSb Архивировано из первоисточника 25 декабря 2012].
  20. [http://cache-media.britannica.com/eb-media/47/20547-004-D655EA04.gif Encyclopaedia Britannica]. Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6DAWD20YU Архивировано из первоисточника 25 декабря 2012].
  21. Imber Colin. The Ottoman Empire, 1300–1650: The Structure of Power. — Palgrave Macmillan, 2002. — P. 50. — ISBN 0-333-61386-4.
  22. Wheatcroft first=Andrew. The Enemy at the Gate: Habsburgs, Ottomans, and the Battle for Europe. — Basic Books, 2009. — P. 59. — ISBN 0-465-01374-0, 9780465013746.
  23. Thompson Bard. Humanists and Reformers: A History of the Renaissance and Reformation. — Wm. B. Eerdmans Publishing, 1996. — P. 442. — ISBN 0-8028-6348-5, 9780802863485.
  24. Ágoston and Alan Masters Gábor and Bruce. Encyclopedia of the Ottoman Empire. — Infobase Publishing, 2009. — P. 583. — ISBN 0-8160-6259-5, 9780816062591.
  25. Imber Colin. The Ottoman Empire, 1300–1650: The Structure of Power. — Palgrave Macmillan, 2002. — P. 53. — ISBN 0-333-61386-4.
  26. 1 2 Kinross, 1979, p. 206.
  27. Mansel, 61
  28. 1 2 Deringil, Selim (September 2007). «The Turks and 'Europe': The Argument from History». Middle Eastern Studies, Vol. 43 (No. 5,): 709 – 723. DOI:[//dx.doi.org/10.1080%2F00263200701422600 10.1080/00263200701422600].
  29. Sansovino, Francesco [http://books.google.ca/books/about/Historia_universale_dell_origine_et_impe.html?id=yCI8AAAAcAAJ&redir_esc=y http://books.google.ca/books/about/Historia_universale_dell_origine_et_impe.html?id=yCI8AAAAcAAJ&redir_esc=y].
  30. Itzkowitz, 1980, p. 96.
  31. Davies (2007). [http://books.google.com/books?id=XH4hghHo1qoC&pg=PA16&dq&hl=en#v=onepage&q=&f=false Warfare, State and Society on the Black Sea Steppe,1500-1700.]. p.16.
  32. 1 2 Kinross, 1979, p. 272.
  33. [http://www.econ.hit-u.ac.jp/~areastd/mediterranean/mw/pdf/18/10.pdf «The Crimean Tatars and their Russian-Captive Slaves»]. Eizo Matsuki, Mediterranean Studies Group at Hitotsubashi University.
  34. Kunt & Woodhead (Ed.) «Suleyman The Magnificent and his Age, The Ottoman Empire in the Early Modern World», Longman 1995, ISBD 0-582-03827-8, p. 53
  35. 1 2 Itzkowitz, 1980, p. 67.
  36. Itzkowitz, 1980, p. 71.
  37. Itzkowitz, 1980, pp. 90–92.
  38. Inalcik, Halil. An Economic And Social History Of The Ottoman Empire, Vol 1 1300—1600. Cambridge University Press, ISBN 0-521-57455-2, p. 24.
  39. 1 2 3 Kinross, 1979, p. 281.
  40. Itzkowitz, 1980, p. 73.
  41. 1 2 Itzkowitz, 1980, pp. 80–81.
  42. 1 2 Itzkowitz, 1980, pp. 81–82.
  43. Kinross, 1979, p. 357.
  44. Itzkowitz, 1980, p. 84.
  45. Itzkowitz, 1980, pp. 83–84.
  46. 1 2 3 Kinross, 1979, p. 371.
  47. Kinross, 1979, p. 376.
  48. Kinross, 1979, p. 392.
  49. [http://www.itu.edu.tr/en/?about/history History of the Istanbul Technical University]. Itu.edu.tr. Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6DR8eRouX Архивировано из первоисточника 5 января 2013].
  50. 1 2 3 Stone, Norman «Turkey in the Russian Mirror» pages 86-100 from Russia War, Peace and Diplomacy edited by Mark & Ljubica Erickson, Weidenfeld & Nicolson: London, 2004 page 97
  51. 1 2 [http://vitrine.library.uu.nl/wwwroot/en/texts/Rarqu54.htm Presentation of Katip Çelebi, Kitâb-i Cihân-nümâ li-Kâtib Çelebi](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://vitrine.library.uu.nl/wwwroot/en/texts/Rarqu54.htm история], [//web.archive.org/web/20070808024848/http://vitrine.library.uu.nl/wwwroot/en/texts/Rarqu54.htm копия])
  52. William J. Watson, «Ibrahim Muteferrika and Turkish Incunabula», in Journal of the American Oriental Society, Vol. 88, No. 3 (1968), p. 435.
  53. Kinross, 1979, p. 396.
  54. 1 2 Kinross, 1979, p. 405.
  55. [http://www.njegos.org/past/liunion.htm Liberation, Independence and Union]. Njegos.org. Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6DR8gFts3 Архивировано из первоисточника 5 января 2013].
  56. Berend, Tibor Iván, History derailed: Central and Eastern Europe in the long nineteenth century, (University of California Press Ltd, 2003), 127.
  57. [http://www.ptt.gov.tr/tr/kurumsal/tarihce.html PTT Chronology] (тур.)(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.ptt.gov.tr/tr/kurumsal/tarihce.html история]). Проверено 19 октября 2013. [http://web.archive.org/20060507073002/www.ptt.gov.tr/tr/kurumsal/tarihce.html Архивировано из первоисточника 7 мая 2006].
  58. [http://www.ptt.gov.tr/index.snet?wapp=histor_en&open=1 History of the Turkish Postal Service]. Ptt.gov.tr. [http://www.webcitation.org/6DR8gnTKz Архивировано из первоисточника 5 января 2013].
  59. [http://www.istanbulcityguide.com/history/body_mansions_palaces.htm Istanbul City Guide: Beylerbeyi Palace] (англ.)(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.istanbulcityguide.com/history/body_mansions_palaces.htm история]). [http://web.archive.org/20010307022948/www.istanbulcityguide.com/history/body_mansions_palaces.htm Архивировано из первоисточника 7 марта 2001].
  60. [http://www.turktelekom.com.tr/webtech/eng_default.asp?sayfa_id=30 Türk Telekom: History]
  61. [http://www.ntvtarih.com.tr/ NTV Tarih] history magazine, issue of July 2011. «Sultan Abdülmecid: İlklerin Padişahı», page 49. (тур.)
  62. 1 2 3 4 5 6 Stone, Norman «Turkey in the Russian Mirror» pages 86-100 from Russia War, Peace and Diplomacy edited by Mark & Ljubica Erickson, Weidenfeld & Nicolson: London, 2004 page 95.
  63. [http://gberis.e-monsite.com/categorie,osmanli-borclanma-tarihi-ottoman-debt-history,3219214.html History of the Ottoman public debt]. Gberis.e-monsite.com. Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6DR8iLYSH Архивировано из первоисточника 5 января 2013].
  64. Douglas Arthur Howard: «The History of Turkey», page 71.
  65. [http://monderusse.revues.org/docannexe1800.html «Hijra and Forced Migration from Nineteenth-Century Russia to the Ottoman Empire»] (англ.)(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://monderusse.revues.org/docannexe1800.html история]). Проверено 19 октября 2013. [http://web.archive.org/20070611035541/monderusse.revues.org/docannexe1800.html Архивировано из первоисточника 11 июня 2007].
  66. Memoirs of Miliutin, «the plan of action decided upon for 1860 was to cleanse [ochistit'] the mountain zone of its indigenous population», per Richmond, W. The Northwest Caucasus: Past, Present and Future. Routledge. 2008.
  67. 1 2 A. J. P. Taylor, The Struggle for Mastery in Europe: 1848—1918 (1954) pp 228-54
  68. Akcam, Taner. A Shameful Act: The Armenian Genocide and the Question of Turkish Responsibility. New York: Metropolitan Books, 2006, p. 42. ISBN 0-8050-7932-7.
  69. Mann, Michael (2005), The dark side of democracy: explaining ethnic cleansing, Cambridge University Press, p. 118
  70. Todorova, Maria (2009), Imagining the Balkans, Oxford University Press, p. 175
  71. editors: Matthew J. Gibney, Randall Hansen, Immigration and Asylum: From 1900 to the Present, Vol. 1, ABC-CLIO, 2005, p.437 [http://books.google.com/books?id=2c6ifbjx2wMC&printsec=frontcover&redir_esc=y#v=onepage&q&f=false Read] quote: «Muslims had been the majority in Anatolia, the Crimea, the Balkans and the Caucasus and a plurality in southern Russia and sections of Romania. Most of these lands were within or contiguous with the Ottoman Empire. By 1923, only Anatolia, eastern Thrace and a section of the south-eastern Caucasus remained to the Muslim land.»
  72. Şevket Pamuk, «The Ottoman Economy in World War I» in Stephen Broadberry and Mark Harrison, eds. The Economics of World War I (2005) pp 112-36, esp. p 112
  73. «[http://tulp.leidenuniv.nl/content_docs/wap/ejz18.pdf Greek and Turkish refugees and deportees 1912–1924]» (PDF) (Universiteit Leiden).
  74. [http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/205450/ Геноцид армян]
  75. Encyclopædia Britannica. [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/35323/Armenian-massacres Encyclopædia Britannica: Armenian massacres (Turkish-Armenian history)]. Britannica.com. Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6DR8jE0ev Архивировано из первоисточника 5 января 2013].
  76. Balakian, Peter. The Burning Tigris: The Armenian Genocide and America’s Response. New York: Perennial, 2003. ISBN 0-06-019840-0
  77. «World War I and the Armenian Genocide». The Armenian People from Ancient to Modern Times II: 239–273.
  78. Akcam. A Shameful Act, pp. 109—204.
  79. Itzkowitz, 1980, p. 38.
  80. 1 2 Naim Kapucu,Hamit Palabıyık «Turkish public administration: from tradition to the modern age», p 77
  81. Antony Black, ibid, page 197
  82. Bernard Lewis, Istanbul and the civilization of the Ottoman Empire, p. 151
  83. [http://tamu.academia.edu/SencerCorlu/Papers/471488/The_Ottoman_Palace_School_Enderun_and_the_Man_with_Multiple_Talents_Matrakci_Nasuh Enderun and Matraki]. Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6DR8ldJHl Архивировано из первоисточника 5 января 2013].
  84. Kemal H Karpat, Social Change and Politics in Turkey: A Structural-Historical Analysis, p. 204
  85. 1 2 3 Antony Black (2001), «The state of the House of Osman (devlet-ı al-ı Osman)» in The History of Islamic Political Thought: From the Prophet to the Present, p. 199
  86. Inalcik, Halil. «The Policy of Mehmed II toward the Greek Population of Istanbul and the Byzantine Buildings of the City.» Dumbarton Oaks Papers 23, (1969): 229—249.pg236
  87. Donald Quataert, 2
  88. 1 2 3 Lauren A. Benton, Law and Colonial Cultures: Legal Regimes in World History, 1400—1900", pp 109—110
  89. [http://www.worldislamlaw.ru/archives/654 Всемирная исламская политико-правовая мысль — Исламская интернет-библиотека Романа Пашкова]
  90. Milner The Godolphin Arabian pp. 3-6
  91. Wall Famous Running Horses p. 8
  92. [http://www.ellesmereportstandard.co.uk/latest-north-west-news/Petition-created-for-submarine-name.4001190.jp The standard — Petition created for submarine name — Ellesmerereportstandard.co.uk] (англ.)(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.ellesmereportstandard.co.uk/latest-north-west-news/Petition-created-for-submarine-name.4001190.jp история]). Проверено 19 октября 2013. [http://web.archive.org/20080423225019/www.ellesmereportstandard.co.uk/latest-north-west-news/Petition-created-for-submarine-name.4001190.jp Архивировано из первоисточника 23 апреля 2008].
  93. [http://www.turkeyswar.com/aviation/aviation.htm Story of Turkish Aviation in «Turkey in the First World War» website](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.turkeyswar.com/aviation/aviation.htm история]). Turkeyswar.com. [http://web.archive.org/20110717113124/www.turkeyswar.com/aviation/aviation.htm Архивировано из первоисточника 17 июля 2011].
  94. Hv. K. K. Mebs. [http://www.hvkk.tsk.tr/EN/IcerikDetay.aspx?ID=19 «Founding» in Turkish Air Force official website]. Hvkk.tsk.tr. Проверено 19 октября 2013. [http://www.webcitation.org/6Df2BUUAb Архивировано из первоисточника 14 января 2013].
  95. Halil İnalcık, Studies in the economic history of the Middle East : from the rise of Islam to the present day / edited by M. A. Cook. London University Press, Oxford U. P. 1970, p. 209 ISBN 0-19-713561-7
  96. Halil İnalcık, Studies in the economic history of the Middle East : from the rise of Islam to the present day / edited by M. A. Cook. London University Press, Oxford U. P. 1970, p. 217 ISBN 0-19-713561-7
  97. An Economic and Social History of the Ottoman Empire, 1300–1914. — 1971. — P. 120.
  98. Halil inalcik, Studies in the economic history of the Middle East : from the rise of Islam to the present day / edited by M. A. Cook. London University Press, Oxford U. P. 1970, p. 218 ISBN 0-19-713561-7
  99. 1 2 3 4 5 6 M. Kabadayı, [http://www.iisg.nl/research/labourcollab/turkey.pdf Inventory for the Ottoman Empire / Turkish Republic 1500—2000]
  100. Leila Erder and Suraiya Faroqhi, Population Rise and Fall in Anatolia 1550—1620, Middle Eastern Studies, Vol. 15, No. 3 (Oct., 1979), pp. 322—345
  101. Quataert, D, 2000, op cit, pp. 110-11
  102. Ibid, p. 112
  103. Ibid, p. 113
  104. Ibid, p. 114; Pamuk, S, «The Ottoman Empire and the World Economy: The Nineteenth Century», International Journal of Middle East Studies, Cambridge University Press, Vol. 23, No. 3, Aug. 1991
  105. Ibid, p. 114
  106. Ibid, p. 115
  107. Ibid, p. 116
  108. Justin McCarthy, Death and Exile: The Ethnic Cleansing of Ottoman Muslims, 1821—2000, Princeton, N.J: Darwin Press, c1995
  109. Persian historiography and geography, Bertold Spuler,M. Ismail Marcinkowski, page 69, 2003
  110. Kemal H. Karpat. [http://books.google.com/?id=082osLxyBDgC&pg=PA266&dq=arzuhalci#v=onepage&q=arzuhalci&f=false Studies on Ottoman social and political history: selected articles and essays]. — Brill, 2002. — P. 266. — ISBN 90-04-12101-3.
  111. [http://collections.vam.ac.uk/item/O106609/tile/ Tile – Victoria & Albert Museum – Search the Collections]. Collections.vam.ac.uk. [http://www.webcitation.org/6DnTXKWla Архивировано из первоисточника 20 января 2013].
  112. George C. Kohn (2007.) Dictionary of Wars. Infobase Publishing. p. 385. ISBN 0-8160-6577-2
  113. Akcam, Taner. A Shameful Act: The Armenian Genocide and the Question of Turkish Responsibility. New York: Metropolitan Books, 2006 p. 24 ISBN 0-8050-7932-7
  114. Shaw and Shaw. History of the Ottoman Empire, pp. 112—129.
  115. «[http://www.loyno.edu/history/journal/1998-9/Krummerich.htm The Divinely-Protected, Well-Flourishing Domain: The Establishment of the Ottoman System in the Balkan Peninsula](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.loyno.edu/history/journal/1998-9/Krummerich.htm история], [//web.archive.org/web/20060908041548/http://www.loyno.edu/history/journal/1998-9/Krummerich.htm копия])», Sean Krummerich, Loyola University New Orleans, The Student Historical Journal, volume 30 (1998-99)
  116. [http://www.globaled.org/nyworld/materials/ottoman/turkish.html Turkish Toleration], The American Forum for Global Education
  117. </ol>

Литература

  • Norman Itzkowitz. Ottoman Empire and Islamic Tradition. — University of Chicago Press, 1980. — ISBN 0-226-38806-9.
  • Patrick Balfour Kinross. The Ottoman Centuries: The Rise and Fall of the Turkish Empire. — William Morrow, 1979.

Ссылки

  • Турция // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • [http://courses.washington.edu/otap/ Ottoman Text Archive Project — University of Washington]
  • [http://www.umich.edu/~turkish/ottemp.html The Ottoman Empire: Resources — University of Michigan]
  • [http://www.turizm.net/turkey/history/ottoman.html The Ottoman Empire: A Chronological Outline]
  • [http://www.theottomans.org/ Information about Ottomans]
  • [http://www.wdl.org/ru/item/11770/ Турция в Азии]

Отрывок, характеризующий Османская империя

Гарольд же, несмотря на такую испепеляющую, адскую жару, почти что задыхаясь, «честно мучился» в своих раскалённых рыцарских доспехах, мысленно проклиная сумасшедшую жару (и тут же прося прощения у «милостивого» Господа, которому он так верно и искренне уже столько лет служил)... Горячий пот, сильно раздражая, лился с него градом, и, застилая ему глаза, бессердечно портил быстро убегавшие минуты их очередного «последнего» прощания... По-видимому, рыцарь собрался куда-то очень далеко, потому что лицо его милой дамы было очень печальными, несмотря на то, что она честно, изо всех сил пыталась это скрыть...
– Это в последний раз, ласка моя... Я обещаю тебе, это правда в последний раз, – с трудом выговорил рыцарь, ласково касаясь её нежной щеки.
Разговор я слышала мысленно, но оставалось странное ощущение чужой речи. Я прекрасно понимала слова, и всё же знала, что они говорят на каком-то другом языке.
– Я тебя больше никогда не увижу... – сквозь слёзы прошептала женщина. – Уже никогда...
Мальчонка почему-то никак не реагировал ни на близкий отъезд своего отца, ни на его прощание с мамой. Он спокойно продолжал играть, не обращая никакого внимания на взрослых, как будто это его никак не касалось. Меня это чуточку удивило, но я не решалась ничего спрашивать, а просто наблюдала, что же будет дальше.
– Разве ты не скажешь мне «до свидания»? – обращаясь к нему, спросил рыцарь.
Мальчик, не поднимая глаз, отрицательно покачал головкой.
– Оставь его, он просто на тебя злится... – грустно попросила женщина. – Он тоже тебе верил, что больше не оставишь его одного.
Рыцарь кивнул и, взобравшись на свою огромную лошадь, не оборачиваясь поскакал по узенькой улице, очень скоро скрывшись за первым же поворотом. А красивая дама печально смотрела ему в след, и душа её готова была бежать... ползти... лететь за ним не важно куда, только бы ещё раз хотя бы на миг увидеть, хоть на короткое мгновение услышать!.. Но она знала, что этого не будет, что она останется там, где стоит, и что, по капризной прихоти судьбы, уже не увидит и не обнимет своего Гарольда никогда... По её бледным, в миг осунувшимся, щекам, катились крупные, тяжёлые слёзы и сверкающими каплями исчезали в пыльной земле...
– Господи сохрани его... – горько шептала женщина. – Я никогда его не увижу... уже никогда... помоги ему, Господи...
Она стояла неподвижно, как скорбная мадонна, ничего вокруг не видя и не слыша, а к её ногам жался белокурый малыш, теперь уже обнаживший всю свою печаль и глядевший с тоской туда, где вместо его любимого папы только лишь одиноко белела пустая пыльная дорога.....
– Как же я мог с тобой не попрощаться, ласка моя?.. – вдруг прозвучал рядом тихий, грустный голос.
Гарольд не отрываясь смотрел на свою милую, и такую печальную жену, и смертельная тоска, которую, казалось, было невозможно смыть даже водопадом слёз, плескалась в его синих глазах... А ведь выглядел он очень сильным и мужественным человеком, которого, вероятнее всего, не так-то просто было прослезить...
– Не надо! Ну не надо печалиться! – гладила его огромную руку своими хрупкими пальчиками малышка Стелла. – Ты же видишь, как сильно они тебя любили?.. Ну, хочешь, мы не будем больше смотреть? Ты это видел и так уже много раз!..
Картинка исчезла... Я удивлённо посмотрела на Стеллу, но не успела ничего сказать, как оказалась уже в другом «эпизоде» этой чужой, но так глубоко затронувшей мою душу, жизни.
Просыпалась непривычно яркая, усыпанная алмазными каплями росы, весёлая, розовая заря. Небо на мгновение вспыхнуло, окрасив алым заревом каёмочки кудрявых, белобрысых облаков, и сразу же стало очень светло – наступило раннее, необычайно свежее утро. На террасе уже знакомого дома, в прохладной тени большого дерева, сидели втроём – уже знакомый нам, рыцарь Гарольд и его дружная маленькая семья. Женщина выглядела изумительно красивой и совершенно счастливой, похожей на ту же самую утреннюю зарю... Ласково улыбаясь, она что-то говорила своему мужу, иногда нежно дотрагиваясь до его руки. А он, совершенно расслабившись, тихо качал на коленях своего заспанного, взъерошенного сынишку, и, с удовольствием попивая нежно розовый, «вспотевший» напиток, время от времени лениво отвечал на какие-то, видимо, ему уже знакомые, вопросы своей прелестной жены ...
Воздух был по-утреннему «звенящим» и удивительно чистым. Маленький опрятный садик дышал свежестью, влагой и запахами лимонов; грудь распирало от полноты струящегося прямо в лёгкие, дурманяще-чистого воздуха. Гарольду хотелось мысленно «взлететь» от наполнявшего его уставшую, исстрадавшуюся душу, тихого счастья!... Он слушал, как тоненькими голосами пели только что проснувшиеся птицы, видел прекрасное лицо своей улыбающейся жены, и казалось, ничто на свете не могло нарушить или отнять у него этот чудесный миг светлой радости и покоя его маленькой счастливой семьи...
К моему удивлению, эта идиллическая картинка вдруг неожиданно отделилась от нас со Стеллой светящейся голубой «стеной», оставляя рыцаря Гарольда со своим счастьем наедине. А он, забыв обо всём на свете, всей душой «впитывал» эти чудесные, и такие дорогие ему мгновения, даже не замечая, что остался один...
– Ну вот, пусть он это смотрит, – тихо прошептала Стелла. – А я покажу тебе, что было дальше...
Чудесное видение тихого семейного счастья исчезло... а вместо него появилось другое, жестокое и пугающее, не обещающее ничего хорошего, а уж, тем более – счастливого конца.....
Это был всё ещё тот же бело-каменный город, и тот же, уже знакомый нам, дом... Только на этот раз всё вокруг полыхало в огне... Огонь был везде. Ревущее, всё пожирающее пламя вырывалось из разбитых окон и дверей, и охватывало мечущихся в ужасе людей, превращая их в кричащие человеческие факелы, чем создавало преследовавшим их чудовищам удачную живую мишень. Женщины с визгом хватали детей, пытаясь укрыться с ними в подвалах, но спасались они не надолго – спустя короткое время хохочущие изверги тащили их, полуголых и отчаянно вопящих, наружу, чтобы насиловать прямо на улице, рядом с ещё не остывшими трупиками их маленьких детей... От разносящейся по всюду копоти почти ничего не было видно... Воздух был «забит» запахами крови и гари, нечем было дышать. Обезумевшие от страха и жары, прятавшиеся в подвалах старики вылазили во двор и тут же падали мёртвыми под мечами жутко гикающих, носящихся по всему городу на конях, звероподобных диких людей. Вокруг слышался грохот копыт, звон железа, и дикие крики, от которых стыла в жилах кровь...
Перед моими глазами, как в кино, проносились страшные, холодящие сердце картинки насилия и зверских убийств... Я не могла на всё это спокойно смотреть, сердце буквально «выпрыгивало» из груди, лоб (как если бы я была в физическом теле!..) покрывался холодной испариной, и хотелось бежать, куда глаза глядят из этого ужасающего, чудовищно-безжалостного мира... Но, взглянув на серьёзно-сосредоточенное личико Стеллы мне стало стыдно за свою слабость, и я заставила себя смотреть дальше.
Мы оказались внутри того же самого дома, только сейчас всё в нём было полностью разбито и уничтожено, а посередине одной из комнат, прямо на полу, валялось мёртвое тело доброй няни... Через разбитые окна с улицы слышались душераздирающие женские крики, всё перемешалось в ужасном кошмаре безысходности и страха... Казалось, весь мир вдруг почему-то сошёл с ума... Тут же мы увидели другую комнату, в которой трое мужчин, тяжело навалившись, пытались привязать к ручкам кровати, вырывающуюся из последних сил, светловолосую жену рыцаря Гарольда... А его маленький сын сидел прямо под той же кроватью, сжимая в своих малюсеньких ручках, слишком большой для него, папин кинжал и, закрыв глаза, сосредоточено что-то шептал... Никто во всей этой сумасшедшей суматохе никакого внимания на него не обращал, а он был так странно и «неподвижно» спокоен, что сперва я подумала – с малышом, от всего этого ужаса, случился самый настоящий эмоциональный удар. Но очень скоро поняла, что ошиблась... Как оказалось, ребёнок, попросту, из последних сил пытался собраться для какого-то, видимо очень решительного и важного шага...
Он мог свободно дотянуться до любого из насильников, и я сперва подумала, что бедный малыш, думая ещё совершенно по-детски, хочет попытаться как-то защитить свою несчастную маму. Но, как оказалось, этот крошечный, насмерть напуганный мальчонка, был в своей, ещё детской, душе настоящим сыном рыцаря, и сумел сделать самый правильный и единственный в тот жуткий момент вывод... и решился на самый тяжёлый в его коротенькой жизни, шаг... Каким-то образом, наконец, собравшись, и тихо прошептав «мамочка!», он выскочил наружу, и изо всех своих детских силёнок.... полоснул тяжеленным кинжалом прямо по нежной шее свою бедную мать, которую уже никак по-другому не мог спасти, и которую он всем своим детским сердечком беззаветно любил....
Вначале, в «насильническом» азарте, происшедшего никто даже и не заметил... Мальчонка тихонько отполз в угол, и видимо не имея ни на что больше сил, сидел застывший, ко всему безразличный, и расширившимися от ужаса глазами наблюдал как прямо перед ним, от его же руки, уходила из жизни его добрая, самая лучшая на свете, ласковая мама...
Вдруг это страшное видение куда-то исчезло и вокруг опять сиял, переливаясь всеми цветами радуги, светлый и радостный Стеллин мир... А я, не в состоянии прийти в себя от увиденного кошмара, пыталась сохранить в своей памяти чистый образ этого чудесного, храброго маленького мальчика, и даже не заметила, что плачу... Я чувствовала, как по моим щекам рекой текут слёзы, но мне почему-то ни капельки не было стыдно...
– Дальше тебе не буду показывать, потому что там будет ещё грустнее... – расстроено сказала Стелла. – Но мы их нашли, с ними всё в порядке! Ты не грусти так! – тут же опять, стряхнув печаль, прощебетала она.
А бедный Гарольд сидел на созданном ею сверкающем камне, гладил одним пальцем мурлыкающего красного дракончика, и был от нас очень далеко, в своём заветном мире, в котором наверняка все они были всё ещё вместе, и в котором очень реально жила его несвершившаяся мечта...
Мне было так его жаль!.. Но, к сожалению, помочь ему было не в моих силах. И мне, честно, очень хотелось узнать, чем же эта необыкновенная малышка ему помогла...
– Мы нашли их! – опять повторила Стелла. – Я не знала, как это сделать, но бабушка мне помогла!
Оказалось, что Гарольд, при жизни, даже не успел узнать, как страшно пострадала, умирая, его семья. Он был рыцарем-воином, и погиб ещё до того, как его город оказался в руках «палачей», как и предсказывала ему жена.
Но, как только он попал в этот, ему незнакомый, дивный мир «ушедших» людей, он сразу же смог увидеть, как безжалостно и жестоко поступила с его «единственными и любимыми» злая судьба. После он, как одержимый, целую вечность пытался как-то, где-то найти этих, самых ему дорогих на всём белом свете людей... И искал он их очень долго, больше тысячи лет, пока однажды какая-то, совершенно незнакомая, милая девочка Стелла не предложила ему «сделать его счастливым» и не открыла ту «другую» нужную дверь, чтобы наконец-то их для него найти...
– Хочешь, я покажу тебе? – опять предложила малышка,
Но я уже не была так уверена, хочу ли я видеть что-то ещё... Потому, что только что показанные ею видения ранили душу, и невозможно было от них так быстро избавиться, чтобы желать увидеть какое-то продолжение...
– Но ты ведь хочешь увидеть, что с ними случилось! – уверенно констатировала «факт» маленькая Стелла.
Я посмотрела на Гарольда и увидела в его глазах полное понимание того, что я только что нежданно-негаданно пережила.
– Я знаю, что ты видела... Я смотрел это много раз. Но они теперь счастливы, мы ходим смотреть на них очень часто... И на них «бывших» тоже... – тихо произнёс «грустный рыцарь».
И тут только я поняла, что Стелла, просто-напросто, когда ему этого хотелось, переносила его в его же прошлое, точно так же, как она сделала это только что!!! И она делала это почти играючи!.. Я даже не заметила, как эта дивная, светлая девчушка всё сильнее и сильнее стала меня к себе «привязывать», становясь для меня почти что настоящим чудом, за которым мне без конца хотелось наблюдать... И которую совершенно не хотелось покидать... Тогда я почти ещё ничего не знала и не умела, кроме того, что могла понять и научиться сама, и мне очень хотелось хотя бы чему-то у неё научиться, пока ещё была такая возможность.
– Ты ко мне, пожалуйста, приходи! – тихо прошептала вдруг погрустневшая Стелла, – ты ведь знаешь, что тебе ещё нельзя здесь оставаться... Бабушка сказала, что ты не останешься ещё очень, очень долго... Что тебе ещё нельзя умирать. Но ты приходи...
Всё вокруг стало вдруг тёмное и холодное, будто чёрные тучи вдруг затянули такой красочный и яркий Стеллин мир...
– Ой, не надо думать о таком страшном! – возмутилась девочка, и, как художник кисточкой по полотну, быстро «закрасила» всё опять в светлый и радостный цвет.
– Ну вот, так правда лучше? – довольно спросила она.
– Неужели это были просто мои мысли?.. – опять не поверила я.
– Ну, конечно же! – засмеялась Стелла. – Ты же сильная, вот и создаёшь по-своему всё вокруг.
– А как же тогда думать?.. – всё ещё никак не могла «въехать» в непонятное я.
– А ты просто «закройся» и показывай только то, что хочешь показать, – как само собой разумеющееся, произнесла моя удивительная подружка. – Бабушка меня так научила.
Я подумала, что видимо мне тоже пришла пора чуть-чуть «потрясти» свою «засекреченную» бабушку, которая (я почти была в этом уверена!) наверняка что-то знала, но почему-то никак не желала меня пока ничему учить...
– Так ты хочешь увидеть, что стало с близкими Гарольда? – нетерпеливо спросила малышка.
Желания, если честно, у меня слишком большого не было, так как я не была уверена, чего от этого «показа» можно ожидать. Но чтобы не обидеть щедрую Стеллу, согласилась.
– Я не буду тебе показывать долго. Обещаю! Но ты должна о них знать, правда же?.. – счастливым голоском заявила девчушка. – Вот, смотри – первым будет сын...

К моему величайшему удивлению, в отличие от виденного раньше, мы попали в совершенно другое время и место, которое было похожим на Францию, и по одежде напоминало восемнадцатый век. По широкой мощёной улице проезжал крытый красивый экипаж, внутри которого сидели молодые мужчина и женщина в очень дорогих костюмах, и видимо, в очень дурном настроении... Молодой человек что-то упорно доказывал девушке, а та, совершенно его не слушая, спокойно витала где-то в своих грёзах, чем молодого человека очень раздражала...
– Вот видишь – это он! Это тот же «маленький мальчик»... только уже через много, много лет, – тихонько прошептала Стелла.
– А откуда ты знаешь, что это точно он? – всё ещё не совсем понимая, спросила я.
– Ну, как же, это ведь очень просто! – удивлённо уставилась на меня малышка. – Мы все имеем сущность, а сущность имеет свой «ключик», по которому можно каждого из нас найти, только надо знать, как искать. Вот смотри...
Она опять показала мне малыша, сына Гарольда.
– Подумай о его сущности, и ты увидишь...
И я тут же увидела прозрачную, ярко светящуюся, на удивление мощную сущность, на груди которой горела необычная «бриллиантовая» энергетическая звезда. Эта «звезда» сияла и переливалась всеми цветами радуги, то уменьшаясь, то увеличиваясь, как бы медленно пульсируя, и сверкала так ярко, будто и вправду была создана из самых потрясающих бриллиантов.
– Вот видишь у него на груди эту странную перевёрнутую звезду? – Это и есть его «ключик». И если ты попробуешь проследить за ним, как по ниточке, то она приведёт тебя прямо к Акселю, у которого такая же звезда – это и есть та же самая сущность, только уже в её следующем воплощении.
Я смотрела на неё во все глаза, и видно заметив это, Стелла засмеялась и весело призналась:
– Ты не думай, что это я сама – это бабушка меня научила!..
Мне было очень стыдно чувствовать себя полной неумёхой, но желание побольше узнать было во сто крат сильнее любого стыда, поэтому я запрятала свою гордость как можно глубже и осторожно спросила:
– А как же все эти потрясающие «реальности», которые мы сейчас здесь наблюдаем? Ведь это чья-то чужая, конкретная жизнь, и ты не создаёшь их так же, как ты создаёшь все свои миры?
– О, нет! – опять обрадовалась возможности что-то мне объяснить малышка. – Конечно же, нет! Это ведь просто прошлое, в котором все эти люди когда-то жили, и я всего лишь переношу нас с тобой туда.
– А Гарольд? Как же он всё это видит?
– О, ему легко! Он ведь такой же, как я, мёртвый, вот он и может перемещаться, куда захочет. У него ведь уже нет физического тела, поэтому его сущность не знает здесь препятствий и может гулять, где ей захочется... так же, как и я... – уже печальнее закончила малышка.
Я грустно подумала, что то, что являлось для неё всего лишь «простым переносом в прошлое», для меня видимо ещё долго будет являться «загадкой за семью замками»... Но Стелла, как будто услышав мои мысли, тут же поспешила меня успокоить:
– Вот увидишь, это очень просто! Тебе надо только попробовать.
– А эти «ключики», они разве никогда не повторяются у других? – решила продолжить свои расспросы я.
– Нет, но иногда бывает кое-что другое...– почему-то забавно улыбаясь, ответила крошка. – Я в начале именно так и попалась, за что меня очень даже сильно «потрепали»... Ой, это было так глупо!..
– А как? – очень заинтересовавшись, спросила я.
Стелла тут же весело ответила:
– О, это было очень смешно! – и чуть подумав, добавила, – но и опасно тоже... Я искала по всем «этажам» прошлое воплощение своей бабушки, а вместо неё по её «ниточке» пришла совсем другая сущность, которая как-то сумела «скопировать» бабушкин «цветок» (видимо тоже «ключик»!) и, как только я успела обрадоваться, что наконец-то её нашла, эта незнакомая сущность меня безжалостно ударила в грудь. Да так сильно, что у меня чуть душа не улетела!..
– А как же ты от неё избавилась? – удивилась я.
– Ну, если честно, я и не избавлялась... – смутилась девочка. – Я просто бабушку позвала...
– А, что ты называешь «этажами»? – всё ещё не могла успокоиться я.
– Ну, это разные «миры» где обитают сущности умерших... В самом красивом и высоком живут те, которые были хорошими... и, наверное, самыми сильными тоже.
– Такие, как ты? – улыбнувшись, спросила я.
– О, нет, конечно! Я наверное сюда по ошибке попала. – Совершенно искренне сказала девчушка. – А знаешь, что самое интересное? Из этого «этажа» мы можем ходить везде, а из других никто не может попасть сюда... Правда – интересно?..
Да, это было очень странно и очень захватывающе интересно для моего «изголодавшегося» мозга, и мне так хотелось узнать побольше!.. Может быть потому, что до этого дня мне никогда и никто ничего толком не объяснял, а просто иногда кто-то что-то давал (как например, мои «звёздные друзья»), и поэтому, даже такое, простое детское объяснение уже делало меня необычайно счастливой и заставляло ещё яростнее копаться в своих экспериментах, выводах и ошибках... как обычно, находя во всём происходящем ещё больше непонятного. Моя проблема была в том, что делать или создавать «необычное» я могла очень легко, но вся беда была в том, что я хотела ещё и понимать, как я это всё создаю... А именно это пока мне не очень-то удавалось...
– А остальные «этажи»? Ты знаешь, сколько их? Они совсем другие, непохожи на этот?.. – не в состоянии остановиться, я с нетерпением заваливала Стеллу вопросами.
– Ой, я тебе обещаю, мы обязательно пойдём туда погулять! Ты увидишь, как там интересно!.. Только там и опасно тоже, особенно в одном. Там такие чудища гуляют!.. Да и люди не очень приятные тоже.
– Я думаю, я уже видела похожих чудищ, – кое-что вспомнив, не очень уверенно сказала я. – Вот посмотри...
И я попробовала показать ей первых, встреченных в моей жизни, астральных существ, которые нападали на пьяного папу малышки Весты.
– Ой, так это же такие же! А где ты их видела? На Земле?!..
– Ну, да, они пришли, когда я помогала одной хорошей маленькой девочке проститься со своим папой...
– Значит, они приходят и к живым?.. – очень удивилась моя подружка.
– Не знаю, Стелла. Я ещё вообще почти ничего не знаю... А так хотелось бы не ходить в потёмках и не узнавать всё только на «ощупь»... или из своего опыта, когда постоянно за это «бьют по голове»... Как ты думаешь, твоя бабушка не научила бы чему-то и меня?..
– Не знаю... Ты, наверное, должна сама у неё об этом спросить?
Девочка глубоко о чём-то задумалась, потом звонко рассмеялась и весело сказала:
– Это было так смешно, когда я только начала «творить»!!! Ой, ты бы знала, как это было смешно и забавно!.. Вначале, когда от меня «ушли» все, было очень грустно, и я много плакала... Я тогда ещё не знала где они, и мама, и братик... Я не знала ещё ничего. Вот тогда, видимо, бабушке стало меня жалко и она начала понемножку меня учить. И... ой, что было!.. Вначале я куда-то постоянно проваливалась, создавала всё «шиворот навыворот» и бабушке приходилось за мной почти всё время наблюдать. А потом я научилась... Даже жалко, потому что она теперь уже реже приходит... и я боюсь, что может когда-нибудь она не придёт совсем...
Впервые я увидела, насколько грустно иногда бывает этой маленькой одинокой девочке, несмотря на все эти, создаваемые ею, удивительные миры!.. И какой бы она ни была счастливой и доброй «от рождения», она всё ещё оставалась всего лишь очень маленьким, всеми родными неожиданно брошенным ребёнком, который панически боялся, чтобы единственный родной человек – её бабушка – тоже бы в один прекрасный день от неё не ушла...
– Ой, пожалуйста, так не думай! – воскликнула я. – Она тебя так любит! И она тебя никогда не оставит.
– Да нет... она сказала, что у всех нас есть своя жизнь, и мы должны прожить её так, как каждому из нас суждено... Это грустно, правда?
Но Стелла, видимо, просто не могла долго находиться в печальном состоянии, так как её личико опять радостно засветилось, и она уже совсем другим голоском спросила:
– Ну что, будем смотреть дальше или ты уже всё забыла?
– Ну, конечно же, будем! – как бы только что очнувшись от сна, теперь уже с большей готовностью ответила я.
Я не могла ещё с уверенностью сказать, что хотя бы что-то по-настоящему понимаю. Но было невероятно интересно, и кое-какие Стеллины действия уже становились более понятными, чем это было в самом начале. Малышка на секунду сосредоточилась, и мы снова оказались во Франции, как бы начиная точно с того же самого момента, на котором недавно остановились... Опять был тот же богатый экипаж и та же самая красивая пара, которая никак не могла о чём-то договориться... Наконец-то, совершенно отчаявшись что-то своей юной и капризной даме доказать, молодой человек откинулся на спинку мерно покачивавшегося сидения и грустно произнёс:
– Что ж, будь по-вашему, Маргарита, я не прошу вашей помощи более... Хотя, один лишь Бог знает, кто ещё мог бы помочь мне увидеться с Нею?.. Одного лишь мне не понять, когда же вы успели так измениться?.. И значит ли это, что мы не друзья теперь?
Девушка лишь скупо улыбнулась и опять отвернулась к окошку... Она была очень красивой, но это была жестокая, холодная красота. Застывшее в её лучистых, голубых глазах нетерпеливое и, в то же время, скучающее выражение, как нельзя лучше показывало, насколько ей хотелось как можно быстрее закончить этот затянувшийся разговор.
Экипаж остановился около красивого большого дома, и она, наконец, облегчённо вздохнула.
– Прощайте, Аксель! – легко выпорхнув наружу, по-светски холодно произнесла она. – И разрешите мне напоследок дать вам хороший совет – перестаньте быть романтиком, вы уже не ребёнок более!..
Экипаж тронулся. Молодой человек по имени Аксель неотрывно смотрел на дорогу и грустно сам себе прошептал:
– Весёлая моя «маргаритка», что же стало с тобою?.. Неужели же это всё, что от нас, повзрослев, остаётся?!..
Видение исчезло и появилось другое... Это был всё тот же самый юноша по имени Аксель, но вокруг него жила уже совершенно другая, потрясающая по своей красоте «реальность», которая больше походила на какую-то ненастоящую, неправдоподобную мечту...
Тысячи свечей головокружительно сверкали в огромных зеркалах какого-то сказочного зала. Видимо, это был чей-то очень богатый дворец, возможно даже королевский... Невероятное множество «в пух и в прах» разодетых гостей стояли, сидели и гуляли в этом чудесном зале, ослепительно друг другу улыбаясь и, время от времени, как один, оглядываясь на тяжёлую, золочёную дверь, чего-то ожидая. Где-то тихо играла музыка, прелестные дамы, одна красивее другой, порхали, как разноцветные бабочки под восхищёнными взглядами так же сногсшибательно разодетых мужчин. Всё кругом сверкало, искрилось, сияло отблесками самых разных драгоценных камней, мягко шуршали шелка, кокетливо покачивались огромные замысловатые парики, усыпанные сказочными цветами...
Аксель стоял, прислонившись к мраморной колонне и отсутствующим взглядом наблюдал всю эту блестящую, яркую толпу, оставаясь совершенно равнодушным ко всем её прелестям, и чувствовалось, что, так же, как и все остальные, он чего-то ждал.
Наконец-то всё вокруг пришло в движение, и вся эта великолепно разодетая толпа, как по мановению волшебной палочки, разделилась на две части, образуя ровно посередине очень широкий, «бальный» проход. А по этому проходу медленно двигалась совершенно потрясающая женщина... Вернее, двигалась пара, но мужчина рядом с ней был таким простодушным и невзрачным, что, несмотря на его великолепную одежду, весь его облик просто стушёвывался рядом с его потрясающей партнёршей.
Красавица дама была похожа на весну – её голубое платье было сплошь вышито причудливыми райскими птицами и изумительными, серебристо-розовыми цветами, а целые гирлянды настоящих живых цветов хрупким розовым облачком покоились на её шелковистых, замысловато уложенных, пепельных волосах. Множество ниток нежного жемчуга обвивали её длинную шею, и буквально светились, оттенённые необычайной белизной её изумительной кожи. Огромные сверкающие голубые глаза приветливо смотрели на окружающих её людей. Она счастливо улыбалась и была потрясающе красивой....

Французская королева Мария-Антуанетта

Тут же, стоящий от всех в стороне, Аксель буквально преобразился!.. Скучающий молодой человек куда-то, в мгновение ока, исчез, а вместо него... стояло живое воплощение самых прекрасных на земле чувств, которое пылающим взглядом буквально «пожирало» приближающуюся к нему красавицу даму...
– О-о-ой... какая же она краси-ивая!.. – восторженно выдохнула Стелла. – Она всегда такая красивая!..
– А что, ты её видела много раз? – заинтересованно спросила я.
– О да! Я хожу смотреть на неё очень часто. Она, как весна, правда же?
– И ты её знаешь?.. Знаешь, кто она?
– Конечно же!.. Она очень несчастная королева, – чуть погрустнела малышка.
– Почему же несчастная? По мне так очень даже счастливая, – удивилась я.
– Это только сейчас... А потом она умрёт... Очень страшно умрёт – ей отрубят голову... Но это я смотреть не люблю, – печально прошептала Стелла.
Тем временем красавица дама поравнялась с нашим молодым Акселем и, увидев его, от неожиданности на мгновение застыла, а потом, очаровательно покраснев, очень мило ему улыбнулась. Почему-то у меня было такое впечатление, что вокруг этих двоих людей мир на мгновение застыл... Как будто на какой-то очень короткий миг для них не существовало ничего и никого вокруг, кроме них двоих... Но вот дама двинулась дальше, и волшебный миг распался на тысячи коротеньких мгновений, которые сплелись между этими двумя людьми в крепкую сверкающую нить, чтобы не отпускать их уже никогда...
Аксель стоял совершенно оглушённый и, опять никого не замечая вокруг, провожал взглядом свою прекрасную даму, а его покорённое сердце медленно уходило вместе с ней... Он не замечал, какими взглядами смотрели на него проходящие молодые красавицы, и не отвечал на их сияющие, зовущие улыбки.

Граф Аксель Ферсен Мария-Антуанетта

Человеком Аксель и в правду был, как говорится, «и внутри, и снаружи» очень привлекательным. Он был высоким и изящным, с огромными серьёзными серыми глазами, всегда любезным, сдержанным и скромным, чем одинаково привлекал, как женщин, так и мужчин. Его правильное, серьёзное лицо редко озарялось улыбкой, но если уж это случалось, то в такой момент Аксель становился просто неотразим... Поэтому, было совершенно естественным усиленное к нему внимание очаровательной женской половины, но, к их общему сожалению, Акселя интересовало только лишь одно на всём белом свете существо – его неотразимая, прекрасная королева...
– А они будут вместе? – не выдержала я. – Они оба такие красивые!..
Стелла только грустно улыбнулась, и сразу же «окунула» нас в следующий «эпизод» этой необычной, и чем-то очень трогательной истории...
Мы очутились в очень уютном, благоухающем цветами, маленьком летнем саду. Вокруг, сколько охватывал взгляд, зеленел великолепно ухоженный, украшенный множеством статуй, роскошный парк, а вдалеке виднелся ошеломляюще огромный, похожий на маленький город, каменный дворец. И среди всего этого «грандиозного», немного давящего, окружающего величия, лишь этот, полностью защищённый от постороннего взгляда сад, создавал ощущение настоящего уюта и какой-то тёплой, «домашней» красоты...
Усиленные теплом летнего вечера, в воздухе витали головокружительно-сладкие запахи цветущих акаций, роз и чего-то ещё, что я никак не могла определить. Над чистой поверхностью маленького пруда, как в зеркале, отражались огромные чашечки нежно-розовых водяных лилий, и снежно-белые «шубы» ленивых, уже готовых ко сну, царственных лебедей. По маленькой, узенькой тропинке, вокруг пруда гуляла красивая молодая пара. Где-то вдали слышалась музыка, колокольчиками переливался весёлый женский смех, звучали радостные голоса множества людей, и только для этих двоих мир остановился именно здесь, в этом маленьком уголке земли, где в этот миг только для них звучали нежные голоса птиц; только для них шелестел в лепестках роз шаловливый, лёгкий ветерок; и только для них на какой-то миг услужливо остановилось время, давая возможность им побыть вдвоём – просто мужчиной и женщиной, которые пришли сюда, чтобы проститься, даже не зная, не будет ли это навсегда...
Дама была прелестной и какой-то «воздушной» в своём скромном, белом, вышитом мелкими зелёными цветочками, летнем платье. Её чудесные пепельные волосы были схвачены сзади зелёной лентой, что делало её похожей на прелестную лесную фею. Она выглядела настолько юной, чистой и скромной, что я не сразу узнала в ней ту величественную и блистательную красавицу королеву, которую видела всего лишь несколько минут назад во всей её великолепной «парадной» красоте.

Французская королева Мария-Антуанетта

Рядом с ней, не сводя с неё глаз и ловя каждое её движение, шёл «наш знакомый» Аксель. Он казался очень счастливым и, в то же время, почему-то глубоко грустным... Королева лёгким движением взяла его под руку и нежно спросила:
– Но, как же я, ведь я буду так скучать без Вас, мой милый друг? Время течёт слишком медленно, когда Вы так далеко...
– Ваше Величество, зачем же мучить меня?.. Вы ведь знаете, зачем всё это... И знаете, как мне тяжело покидать Вас! Я сумел избежать нежелательных мне браков уже дважды, но отец не теряет надежду всё же женить меня... Ему не нравятся слухи о моей любви к Вам. Да и мне они не по душе, я не могу, не имею права вредить Вам. О, если бы только я мог быть вблизи от Вас!.. Видеть Вас, касаться Вас... Как же тяжело уезжать мне!.. И я так боюсь за Вас...
– Поезжайте в Италию, мой друг, там Вас будут ждать. Только будьте не долго! Я ведь тоже Вас буду ждать... – ласково улыбаясь, сказала королева.
Аксель припал долгим поцелуем к её изящной руке, а когда поднял глаза, в них было столько любви и тревоги, что бедная королева, не выдержав, воскликнула:
– О, не беспокойтесь, мой друг! Меня так хорошо здесь защищают, что если я даже захотела бы, ничего не могло бы со мной случиться! Езжайте с Богом и возвращайтесь скорей...
Аксель долго не отрываясь смотрел на её прекрасное и такое дорогое ему лицо, как бы впитывая каждую чёрточку и стараясь сохранить это мгновение в своём сердце навсегда, а потом низко ей поклонился и быстро пошёл по тропинке к выходу, не оборачиваясь и не останавливаясь, как бы боясь, что если обернётся, ему уже попросту не хватит сил, чтобы уйти...
А она провожала его вдруг повлажневшим взглядом своих огромных голубых глаз, в котором таилась глубочайшая печаль... Она была королевой и не имела права его любить. Но она ещё была и просто женщиной, сердце которой всецело принадлежало этому чистейшему, смелому человеку навсегда... не спрашивая ни у кого на это разрешения...
– Ой, как это грустно, правда? – тихо прошептала Стелла. – Как мне хотелось бы им помочь!..
– А разве им нужна чья-то помощь? – удивилась я.
Стелла только кивнула своей кудрявой головкой, не говоря ни слова, и опять стала показывать новый эпизод... Меня очень удивило её глубокое участие к этой очаровательной истории, которая пока что казалась мне просто очень милой историей чьей-то любви. Но так как я уже неплохо знала отзывчивость и доброту большого Стеллиного сердечка, то где-то в глубине души я почти что была уверенна, что всё будет наверняка не так-то просто, как это кажется вначале, и мне оставалось только ждать...
Мы увидели тот же самый парк, но я ни малейшего представления не имела, сколько времени там прошло с тех пор, как мы видели их в прошлом «эпизоде».
В этот вечер весь парк буквально сиял и переливался тысячами цветных огней, которые, сливаясь с мерцающим ночным небом, образовывали великолепный сплошной сверкающий фейерверк. По пышности подготовки наверняка это был какой-то грандиозный званый вечер, во время которого все гости, по причудливому желанию королевы, были одеты исключительно в белые одежды и, чем-то напоминая древних жрецов, «организованно» шли по дивно освещённому, сверкающему парку, направляясь к красивому каменному газебо, называемому всеми – Храмом Любви.

Храм Любви, старинная гравюра

И тут внезапно за тем же храмом, вспыхнул огонь... Слепящие искры взвились к самим вершинам деревьев, обагряя кровавым светом тёмные ночные облака. Восхищённые гости дружно ахнули, одобряя красоту происходящего... Но никто из них не знал, что, по замыслу королевы, этот бушующий огонь выражал всю силу её любви... И настоящее значение этого символа понимал только один человек, присутствующий в тот вечер на празднике...
Взволнованный Аксель, прислонившись к дереву, закрыл глаза. Он всё ещё не мог поверить, что вся эта ошеломляющая красота предназначалось именно ему.
– Вы довольны, мой друг? – тихо прошептал за его спиной нежный голос.
– Я восхищён... – ответил Аксель и обернулся: это, конечно же, была она.
Лишь мгновение они с упоением смотрели друг на друга, затем королева нежно сжала Акселю руку и исчезла в ночи...
– Ну почему во всех своих «жизнях» он всегда был таким несчастным? – всё ещё грустила по нашему «бедному мальчику» Стелла.
По-правде говоря, я пока что не видела никакого «несчастья» и поэтому удивлённо посмотрела на её печальное личико. Но малышка почему-то и дальше упорно не хотела ничего объяснять...
Картинка резко поменялась.
По тёмной ночной дороге вовсю неслась роскошная, очень большая зелёная карета. Аксель сидел на месте кучера и, довольно мастерски управляя этим огромным экипажем, с явной тревогой время от времени оглядываясь и посматривая по сторонам. Создавалось впечатление, что он куда-то дико спешил или от кого-то убегал...
Внутри кареты сидели нам уже знакомые король и королева, и ещё миловидная девочка лет восьми, а также две до сих пор незнакомые нам дамы. Все выглядели хмурыми и взволнованными, и даже малышка была притихшая, как будто чувствовала общее настроение взрослых. Король был одет на удивление скромно – в простой серый сюртук, с такой же серой круглой шляпой на голове, а королева прятала лицо под вуалью, и было видно, что она явно чего-то боится. Опять же, вся эта сценка очень сильно напоминала побег...
Я на всякий случай снова глянула в сторону Стеллы, надеясь на объяснения, но никакого объяснения не последовало – малышка очень сосредоточенно наблюдала за происходящим, а в её огромных кукольных глазах таилась совсем не детская, глубокая печаль.
– Ну почему?.. Почему они его не послушались?!.. Это же было так просто!..– неожиданно возмутилась она.
Карета неслась всё это время с почти сумасшедшей скоростью. Пассажиры выглядели уставшими и какими-то потерянными... Наконец, они въехали в какой-то большой неосвещённый двор, с чёрной тенью каменной постройки посередине, и карета резко остановилась. Место напоминало постоялый двор или большую ферму.
Аксель соскочил наземь и, приблизившись к окошку, уже собирался что-то сказать, как вдруг изнутри кареты послышался властный мужской голос:
– Здесь мы будем прощаться, граф. Недостойно мне подвергать вас опасности далее.
Аксель, конечно же, не посмевший возразить королю, успел лишь, на прощание, мимолётно коснуться руки королевы... Карета рванула... и буквально через секунду исчезла в темноте. А он остался стоять один посередине тёмной дороги, всем своим сердцем желая кинуться им вдогонку... Аксель «нутром» чувствовал, что не мог, не имел права оставлять всё на произвол судьбы! Он просто знал, что без него что-то обязательно пойдёт наперекосяк, и всё, что он так долго и тщательно организовал, полностью провалится из-за какой-то нелепой случайности...
Кареты давно уже не было видно, а бедный Аксель всё ещё стоял и смотрел им вслед, от безысходности изо всех сил сжимая кулаки. По его мертвенно-бледному лицу скупо катились злые мужские слёзы...
– Это конец уже... знаю, это конец уже...– тихо произнёс он.
– А с ними что-то случится? Почему они убегают? – не понимая происходящего, спросила я.
– О, да!.. Их сейчас поймают очень плохие люди и посадят в тюрьму... даже мальчика.
– А где ты видишь здесь мальчика? – удивилась я.
– Так он же просто переодетый в девочку! Разве ты не поняла?..
Я отрицательно покачала головой. Пока я ещё вообще почти что ничего здесь не понимала – ни про королевский побег, ни про «плохих людей», но решила просто смотреть дальше, ничего больше не спрашивая.
– Эти плохие люди обижали короля и королеву, и хотели их захватить. Вот они и пытались бежать. Аксель им всё устроил... Но когда ему было приказано их оставить, карета поехала медленнее, потому что король устал. Он даже вышел из кареты «подышать воздухом»... вот тут его и узнали. Ну и схватили, конечно же...

Погром в Версале Арест королевской семьи

Страх перед происходящим... Проводы Марии-Антуанетты в Темпль

Стелла вздохнула... и опять перебросила нас в очередной «новый эпизод» этой, уже не такой счастливой, но всё ещё красивой истории...
На этот раз всё выглядело зловещим и даже пугающим.
Мы оказались в каком-то тёмном, неприятном помещении, как будто это была самая настоящая злая тюрьма. В малюсенькой, грязной, сырой и зловонной комнатке, на деревянной лежанке с соломенным тюфяком, сидела измученная страданием, одетая в чёрное, худенькая седовласая женщина, в которой было совершенно невозможно узнать ту сказочно красивую, всегда улыбающуюся чудо-королеву, которую молодой Аксель больше всего на свете любил...

Мария-Антуанетта в Темпле

Он находился в той же комнатке, совершенно потрясённый увиденным и, ничего не замечая вокруг, стоял, преклонив колено, прижавшись губами к её, всё ещё прекрасной, белой руке, не в состоянии вымолвить ни слова... Он пришёл к ней совершенно отчаявшись, испробовав всё на свете и потеряв последнюю надежду её спасти... и всё же, опять предлагал свою, почти уже невозможную помощь... Он был одержим единственным стремлением: спасти её, несмотря ни на что... Он просто не мог позволить ей умереть... Потому, что без неё закончилась бы и его, уже ненужная ему, жизнь...
Они смотрели молча друг на друга, пытаясь скрыть непослушные слёзы, которые узкими дорожками текли по щекам... Не в силах оторвать друг от друга глаз, ибо знали, что если ему не удастся ей помочь, этот взгляд может стать для них последним...
Лысый тюремщик разглядывал разбитого горем гостя и, не собираясь отворачиваться, с интересом наблюдал разворачивавшуюся перед ним грустную сцену чужой печали...
Видение пропало и появилось другое, ничем не лучше прежнего – жуткая, орущая, вооружённая пиками, ножами и ружьями, озверевшая толпа безжалостно рушила великолепный дворец...

Версаль...

Потом опять появился Аксель. Только на этот раз он стоял у окна в какой-то очень красивой, богато обставленной комнате. А рядом с ним стояла та же самая «подруга его детства» Маргарита, которую мы видели с ним в самом начале. Только на этот раз вся её заносчивая холодность куда-то испарилась, а красивое лицо буквально дышало участием и болью. Аксель был смертельно бледным и, прижавшись лбом к оконному стеклу, с ужасом наблюдал за чем-то происходящим на улице... Он слышал шумевшую за окном толпу, и в ужасающем трансе громко повторял одни и те же слова:
– Душа моя, я так и не спас тебя... Прости меня, бедная моя... Помоги ей, дай ей сил вынести это, Господи!..
– Аксель, пожалуйста!.. Вы должны взять себя в руки ради неё. Ну, пожалуйста, будьте благоразумны! – с участием уговаривала его старая подруга.
– Благоразумие? О каком благоразумии вы говорите, Маргарита, когда весь мир сошёл с ума?!.. – закричал Аксель. – За что же её? За что?.. Что же такого она им сделала?!.
Маргарита развернула какой-то маленький листик бумаги и, видимо, не зная, как его успокоить, произнесла:
– Успокойтесь, милый Аксель, вот послушайте лучше:
– «Я люблю вас, мой друг... Не беспокойтесь за меня. Мне не достаёт лишь ваших писем. Возможно, нам не суждено свидеться вновь... Прощайте, самый любимый и самый любящий из людей...».
Это было последнее письмо королевы, которое Аксель прочитывал тысячи раз, но из чужих уст оно звучало почему-то ещё больнее...
– Что это? Что же там такое происходит? – не выдержала я.
– Это красивая королева умирает... Её сейчас казнят. – Грустно ответила Стелла.
– А почему мы не видим? – опять спросила я.
– О, ты не хочешь на это смотреть, верь мне. – Покачала головкой малышка. – Так жаль, она такая несчастная... Как же это несправедливо.
– Я бы всё-таки хотела увидеть... – попросила я.
– Ну, смотри... – грустно кивнула Стелла.
На огромной площади, битком набитой «взвинченным» народом, посередине зловеще возвышался эшафот... По маленьким, кривым ступенькам на него гордо поднималась смертельно бледная, очень худая и измученная, одетая в белое, женщина. Её коротко остриженные светлые волосы почти полностью скрывал скромный белый чепчик, а в усталых, покрасневших от слёз или бессонницы глазах отражалась глубокая беспросветная печаль...

Чуть покачиваясь, так как, из-за туго завязанных за спиной рук, ей было сложно держать равновесие, женщина кое-как поднялась на помост, всё ещё, из последних сил пытаясь держаться прямо и гордо. Она стояла и смотрела в толпу, не опуская глаз и не показывая, как же по-настоящему ей было до ужаса страшно... И не было никого вокруг, чей дружеский взгляд мог бы согреть последние минуты её жизни... Никого, кто своим теплом мог бы помочь ей выстоять этот ужасающий миг, когда её жизнь должна была таким жестоким путём покинуть её...
До этого бушевавшая, возбуждённая толпа вдруг неожиданно смолкла, как будто налетела на непреодолимое препятствие... Стоявшие в передних рядах женщины молча плакали. Худенькая фигурка на эшафоте подошла к плахе и чуть споткнувшись, больно упала на колени. На несколько коротких секунд она подняла к небу своё измученное, но уже умиротворённое близостью смерти лицо... глубоко вздохнула... и гордо посмотрев на палача, положила свою уставшую голову на плаху. Плачь становился громче, женщины закрывали детям глаза. Палач подошёл к гильотине....
– Господи! Нет!!! – душераздирающе закричал Аксель.
В тот же самый миг, в сером небе из-за туч вдруг выглянуло солнышко, будто освещая последний путь несчастной жертвы... Оно нежно коснулось её бледной, страшно исхудавшей щеки, как бы ласково говоря последнее земное «прости». На эшафоте ярко блеснуло – тяжёлый нож упал, разбрасывая яркие алые брызги... Толпа ахнула. Белокурая головка упала в корзину, всё было кончено... Красавица королева ушла туда, где не было больше боли, не было издевательств... Был только покой...

Вокруг стояла смертельная тишина. Больше не на что было смотреть...
Так умерла нежная и добрая королева, до самой последней минуты сумевшая стоять с гордо поднятой головой, которую потом так просто и безжалостно снёс тяжёлый нож кровавой гильотины...
Бледный, застывший, как мертвец, Аксель смотрел невидящими глазами в окно и, казалось, жизнь вытекала из него капля за каплей, мучительно медленно... Унося его душу далеко-далеко, чтобы там, в свете и тишине, навечно слиться с той, которую он так сильно и беззаветно любил...
– Бедная моя... Душа моя... Как же я не умер вместе с тобой?.. Всё теперь кончено для меня... – всё ещё стоя у окна, помертвевшими губами шептал Аксель.
Но «кончено» для него всё будет намного позже, через каких-нибудь двадцать долгих лет, и конец этот будет, опять же, не менее ужасным, чем у его незабвенной королевы...
– Хочешь смотреть дальше? – тихо спросила Стелла.
Я лишь кивнула, не в состоянии сказать ни слова.
Мы увидели уже другую, разбушевавшуюся, озверевшую толпу людей, а перед ней стоял всё тот же Аксель, только на этот раз действие происходило уже много лет спустя. Он был всё такой же красивый, только уже почти совсем седой, в какой-то великолепной, очень высокозначимой, военной форме, выглядел всё таким же подтянутым и стройным.

И вот, тот же блестящий, умнейший человек стоял перед какими-то полупьяными, озверевшими людьми и, безнадёжно пытаясь их перекричать, пытался что-то им объяснить... Но никто из собравшихся, к сожалению, слушать его не хотел... В бедного Акселя полетели камни, и толпа, гадкой руганью разжигая свою злость, начала нажимать. Он пытался от них отбиться, но его повалили на землю, стали зверски топтать ногами, срывать с него одежду... А какой-то верзила вдруг прыгнул ему на грудь, ломая рёбра, и не задумываясь, легко убил ударом сапога в висок. Обнажённое, изуродованное тело Акселя свалили на обочину дороги, и не нашлось никого, кто в тот момент захотел бы его, уже мёртвого, пожалеть... Вокруг была только довольно хохочущая, пьяная, возбуждённая толпа... которой просто нужно было выплеснуть на кого-то свою накопившуюся животную злость...
Чистая, исстрадавшаяся душа Акселя, наконец-то освободившись, улетела, чтобы соединиться с той, которая была его светлой и единственной любовью, и ждала его столько долгих лет...
Вот так, опять же, очень жестоко, закончил свою жизнь нам со Стеллой почти незнакомый, но ставший таким близким, человек, по имени Аксель, и... тот же самый маленький мальчик, который, прожив всего каких-то коротеньких пять лет, сумел совершить потрясающий и единственный в своей жизни подвиг, коим мог бы честно гордиться любой, живущий на земле взрослый человек...
– Какой ужас!.. – в шоке прошептала я. – За что его так?
– Не знаю... – тихо прошептала Стелла. – Люди почему-то были тогда очень злые, даже злее чем звери... Я очень много смотрела, чтобы понять, но не поняла... – покачала головкой малышка. – Они не слушали разум, а просто убивали. И всё красивое зачем-то порушили тоже...
– А как же дети Акселя или жена? – опомнившись после потрясения, спросила я.
– У него никогда не было жены – он всегда любил только свою королеву, – со слезами на глазах сказала малышка Стелла.

И тут, внезапно, у меня в голове как бы вспыхнула вспышка – я поняла кого мы со Стеллой только что видели и за кого так от души переживали!... Это была французская королева, Мария-Антуанетта, о трагической жизни которой мы очень недавно (и очень коротко!) проходили на уроке истории, и казнь которой наш учитель истории сильно одобрял, считая такой страшный конец очень «правильным и поучительным»... видимо потому, что он у нас в основном по истории преподавал «Коммунизм»...
Несмотря на грусть происшедшего, моя душа ликовала! Я просто не могла поверить в свалившееся на меня, неожиданное счастье!.. Ведь я столько времени этого ждала!.. Это был первый раз, когда я наконец-то увидела что-то реальное, что можно было легко проверить, и от такой неожиданности я чуть ли не запищала от охватившего меня щенячьего восторга!.. Конечно же, я так радовалась не потому, что не верила в то, что со мной постоянно происходило. Наоборот – я всегда знала, что всё со мной происходящее – реально. Но видимо мне, как и любому обычному человеку, и в особенности – ребёнку, всё-таки иногда нужно было какое-то, хотя бы простейшее подтверждение того, что я пока что ещё не схожу с ума, и что теперь могу сама себе доказать, что всё, со мной происходящее, не является просто моей больной фантазией или выдумкой, а реальным фактом, описанным или виденным другими людьми. Поэтому-то такое открытие для меня было настоящим праздником!..
Я уже заранее знала, что, как только вернусь домой, сразу же понесусь в городскую библиотеку, чтобы собрать всё, что только смогу найти про несчастную Марию-Антуанетту и не успокоюсь пока не найду хоть что-то, хоть какой-то факт, совпадающий с нашими видениями... Я нашла, к сожалению, всего лишь две малюсенькие книжечки, в которых описывалось не так уж и много фактов, но этого было вполне достаточно, потому что они полностью подтверждали точность виденного мною у Стеллы.
Вот то, что мне удалось тогда найти:
любимым человеком королевы был шведский граф, по имени Аксель Ферсен, который беззаветно любил её всю свою жизнь и никогда после её смерти не женился;
их прощание перед отъездом графа в Италию происходило в саду Маленького Трианона – любимого места Марии-Антуанетты – описание которого точно совпадало с увиденным нами;
бал в честь приезда шведского короля Густава, состоявшийся 21 июня, на котором все гости почему-то были одеты в белое;
попытка побега в зелёной карете, организованная Акселем (все остальные шесть попыток побега были также организованы Акселем, но ни одна из них, по тем или иным причинам, не удалась. Правда две из них провалились по желанию самой Марии-Антуанетты, так как королева не захотела бежать одна, оставив своих детей);
обезглавливание королевы проходило в полной тишине, вместо ожидавшегося «счастливого буйства» толпы;
за несколько секунд до удара палача, неожиданно выглянуло солнце...
последнее письмо королевы к графу Ферсену почти в точности воспроизведено в книге «Воспоминания графа Ферсена», и оно почти в точности повторяло нами услышанное, за исключением всего лишь нескольких слов.
Уже этих маленьких деталей хватило, чтобы я бросилась в бой с удесятерённой силой!.. Но это было уже потом... А тогда, чтобы не показаться смешной или бессердечной, я изо всех сил попыталась собраться и скрыть своей восторг по поводу моего чудесного «озарения». И чтобы развеять грустное Стеллино настроение, спросила:
– Тебе очень нравится королева?
– О да! Она добрая и такая красивая... И бедный наш «мальчик», он и здесь столько страдал...
Мне стало очень жаль эту чуткую, милую девчушку, которая, даже в своей смерти, так переживала за этих, совершенно +чужих и почти незнакомых ей людей, как не переживают очень многие за самых родных...
– Наверное в страдании есть какая-то доля мудрости, без которой мы бы не поняли, как дорога наша жизнь? – неуверенно сказала я.
– Вот! Это и бабушка тоже говорит! – обрадовалась девчушка. – Но если люди хотят только добра, то почему же они должны страдать?
– Может быть потому, что без боли и испытаний даже самые лучшие люди не поняли бы по-настоящему того же самого добра? – пошутила я.
Но Стелла почему-то совершенно не восприняла это, как шутку, а очень серьёзно сказала:
– Да, я думаю, ты права... А хочешь посмотреть, что стало с сыном Гарольда дальше? – уже веселее сказала она.
– О нет, пожалуй, больше не надо! – взмолилась я.
Стелла радостно засмеялась.
– Не бойся, на этот раз не будет беды, потому что он ещё живой!
– Как – живой? – удивилась я.
Тут же опять появилось новое видение и, продолжая меня несказанно удивлять, это уже оказался наш век (!), и даже наше время... У письменного стола сидел седой, очень приятный человек и о чём-то сосредоточенно думал. Вся комната была буквально забита книгами; они были везде – на столе, на полу, на полках, и даже на подоконнике. На маленькой софе сидел огромный пушистый кот и, не обращая никакого внимания на хозяина, сосредоточенно умывался большой, очень мягкой лапкой. Вся обстановка создавала впечатление «учёности» и уюта.
– Это, что – он живёт опять?.. – не поняла я.
Стелла кивнула.
– И это прямо сейчас? – не унималась я.
Девочка опять подтвердила кивком её милой рыжей головки.
– Гарольду наверное очень странно видеть своего сына таким другим?.. Как же ты нашла его опять?
– О, точно так же! Я просто «почувствовала» его «ключик» так, как учила бабушка. – Задумчиво произнесла Стелла. – После того, как Аксель умер, я искала его сущность по всем «этажам» и не могла найти. Тогда поискала среди живых – и он снова был там.
– И ты знаешь, кто он теперь, в этой жизни?
– Пока нет... Но обязательно узнаю. Я пыталась много раз к нему «достучаться», но он почему-то меня не слышит... Он всегда один и почти всё время со своими книгами. С ним только старая женщина, его прислуга и этот кот.
– Ну, а жена Гарольда? Её ты тоже нашла?– спросила я.
– Ой, конечно же! Жену ты знаешь – это моя бабушка!.. – лукаво улыбнулась Стелла.
Я застыла в настоящем шоке. Почему-то такой невероятный факт никак не хотел укладываться в моей ошарашенной голове...
– Бабушка?.. – только и смогла произнести я.
Стелла кивнула, очень довольная произведённым эффектом.
– Как же так? Поэтому она и помогла тебе их найти? Она знала?!.. – тысячи вопросов одновременно бешено крутились в моём взбудораженном мозгу, и мне казалось, что я никак не успею всего меня интересующего спросить. Я хотела знать ВСЁ! И в то же время прекрасно понимала, что «всего» мне никто не собирается говорить...
– Я наверное потому его и выбрала, что чувствовала что-то. – Задумчиво сказала Стелла. – А может это бабушка навела? Но она никогда не признается, – махнула рукой девчушка.
– А ОН?.. Он тоже знает? – только и смогла спросить я.
– Ну, конечно же! – рассмеялась Стелла. – А почему тебя это так удивляет?
– Просто она уже старенькая... Ему это должно быть тяжело, – не зная, как бы поточнее объяснить свои чувства и мысли, сказала я.
– О, нет! – опять засмеялась Стелла. – Он был рад! Очень-очень рад. Бабушка дала ему шанс! Никто бы не смог ему в этом помочь – а она смогла! И он увидел её опять... Ой, это было так здорово!
И тут только наконец-то я поняла, о чём она говорит... Видимо, бабушка Стеллы дала своему бывшему «рыцарю» тот шанс, о котором он так безнадёжно мечтал всю свою длинную, оставшуюся после физической смерти, жизнь. Ведь он так долго и упорно их искал, так безумно хотел найти, чтобы всего лишь один только раз мог сказать: как ужасно жалеет, что когда-то ушёл... что не смог защитить... что не смог показать, как сильно и беззаветно их любил... Ему было до смерти нужно, чтобы они постарались его понять и смогли бы как-то его простить, иначе ни в одном из миров ему незачем было жить...
И вот она, его милая и единственная жена, явилась ему такой, какой он помнил её всегда, и подарила ему чудесный шанс – подарила прощение, а тем же самым, подарила и жизнь...
Тут только я по-настоящему поняла, что имела в виду Стеллина бабушка, когда она говорила мне, как важен подаренный мною «ушедшим» такой шанс... Потому что, наверное, ничего страшнее на свете нет, чем остаться с не прощённой виной нанесённой обиды и боли тем, без кого не имела бы смысла вся наша прошедшая жизнь...
Я вдруг почувствовала себя очень усталой, как будто это интереснейшее, проведённое со Стеллой время отняло у меня последние капельки моих оставшихся сил... Я совершенно забыла, что это «интересное», как и всё интересное раньше, имело свою «цену», и поэтому, опять же, как и раньше, за сегодняшние «хождения», тоже приходилось платить... Просто все эти «просматривания» чужих жизней являлись огромной нагрузкой для моего бедного, ещё не привыкшего к этому, физического тела и, к моему великому сожалению, меня пока что хватало очень ненадолго...
– Ты не волнуйся, я тебя научу, как это делать! – как бы прочитав мои грустные мысли, весело сказала Стелла.
– Делать, что? – не поняла я.
– Ну, чтобы ты могла побыть со мной дольше. – Удивившись моему вопросу, ответила малышка. – Ты живая, поэтому тебе и сложно. А я тебя научу. Хочешь погулять, где живут «другие»? А Гарольд нас здесь подождёт. – Лукаво сморщив маленький носик, спросила девочка.
– Прямо сейчас? – очень неуверенно спросила я.
Она кивнула... и мы неожиданно куда-то «провалились», «просочившись» через мерцающую всеми цветами радуги «звёздную пыль», и оказались уже в другом, совершенно не похожем на предыдущий, «прозрачном» мире...
* * *

Ой, ангелы!!! Смотри, мамочка, Ангелы! – неожиданно пропищал рядом чей-то тоненький голосок.
Я ещё не могла очухаться от необычного «полёта», а Стелла уже мило щебетала что-то маленькой кругленькой девчушке.
– А если вы не ангелы, то почему вы так сверкаете?.. – искренне удивившись, спросила малышка, и тут же опять восторженно запищала: – Ой, ма-а-амочки! Какой же он красивый!..
Тут только мы заметили, что вместе с нами «провалилось» и последнее «произведение» Стеллы – её забавнейший красный «дракончик»...

Светлана в 10 лет

– Это... что-о это? – аж с придыхом спросила малышка. – А можно с ним поиграть?.. Он не обидится?
Мама видимо мысленно её строго одёрнула, потому что девочка вдруг очень расстроилась. На тёплые коричневые глазки навернулись слёзы и было видно, что ещё чуть-чуть – и они польются рекой.
– Только не надо плакать! – быстро попросила Стелла. – Хочешь, я тебе сделаю такого же?
У девочки мгновенно засветилась мордашка. Она схватила мать за руку и счастливо заверещала:
– Ты слышишь, мамочка, я ничего плохого не сделала и они на меня совсем не сердятся! А можно мне иметь такого тоже?.. Я, правда, буду очень хорошей! Я тебе очень-очень обещаю!
Мама смотрела на неё грустными глазами, стараясь решить, как бы правильнее ответить. А девочка неожиданно спросила:
– А вы не видели моего папу, добрые светящиеся девочки? Он с моим братиком куда-то исчез...
Стелла вопросительно на меня посмотрела. И я уже заранее знала, что она сейчас предложит...
– А хотите, мы их поищем? – как я и думала, спросила она.
– Мы уже искали, мы здесь давно. Но их нет. – Очень спокойно ответила женщина.
– А мы по-другому поищем, – улыбнулась Стелла. – Просто подумайте о них, чтобы мы смогли их увидеть, и мы их найдём.
Девочка смешно зажмурилась, видимо, очень стараясь мысленно создать картинку своего папы. Прошло несколько секунд...
– Мамочка, а как же так – я его не помню?.. – удивилась малышка.
Такое я слышала впервые и по удивлению в больших Стеллиных глазах поняла, что для неё это тоже что-то совершенно новенькое...
– Как так – не помнишь? – не поняла мать.
– Ну, вот смотрю, смотрю и не помню... Как же так, я же его очень люблю? Может, и правда его больше нет?..
– Простите, а вы можете его увидеть? – осторожно спросила у матери я.
Женщина уверенно кивнула, но вдруг что-то в её лице изменилось и было видно, что она очень растерялась.
– Нет... Я не могу его вспомнить... Неужели такое возможно? – уже почти испуганно сказала она.
– А вашего сына? Вы можете вспомнить? Или братика? Ты можешь вспомнить своего братика? – обращаясь сразу к обеим, спросила Стелла.
Мама и дочь отрицательно покачали головами.
Обычно такое жизнерадостное, личико Стеллы выглядело очень озабоченным, наверное, никак не могла понять, что же такое здесь происходит. Я буквально чувствовала напряжённую работу её живого и такого необычного мозга.
– Придумала! Я придумала! – вдруг счастливо заверещала Стелла. – Мы «оденем» ваши образы и пойдём «погулять». Если они где-то есть – они нас увидят. Правда же?
Идея мне понравилась, и оставалось только мысленно «переодеться» и пойти на поиски.
– Ой, пожалуйста, а можно я с ним побуду, пока вы не вернётесь? – упорно не забывала своего желания малышка. – А как его зовут?
– Пока ещё никак, – улыбнулась ей Стелла. – а тебя?
– Лия. – Ответила малышка. – А почему всё-таки вы светитесь? Мы один раз видели таких, но все говорили, что это ангелы... А кто же тогда вы?
– Мы такие же девочки как ты, только живём «наверху».
– А верх – это где? – не унималась маленькая Лия.
– К сожалению, ты не можешь туда пойти, – пыталась как-то объяснить, попавшая в затруднение Стелла. – Хочешь, я тебе покажу?
Девчушка от радости запрыгала. Стелла взяла её за ручку и открыла перед ней свой потрясающий фантастический мир, где всё казалось таким ярким и счастливым, что не хотелось в это верить.
Глаза у Лии стали похожими на два огромных круглых блюдца:
– Ой, красота-а кака-ая!....А это что – рай? Ой ма-амочки!.. – восторженно, но очень тихо пищала девчушка, как будто боясь спугнуть это невероятное видение. – А кто же там живёт? Ой, смотрите, какое облако!.. И дождик золотой! А разве такое бывает?..
– А ты когда-нибудь видела красного дракончика? – Лия отрицательно мотнула головой. – Ну, вот видишь, а у меня бывает, потому что это мой мир.
– А ты тогда, что же – Бог??? – Но ведь Бог не может быть девочкой, правда же? А тогда, кто же ты?..
Вопросы сыпались из неё лавиной и Стелла, не успевая на них отвечать, засмеялась.
Не занятая «вопросами-ответами», я стала потихонечку осматриваться вокруг и совершенно поразилась открывающимся мне необыкновенным миром... Это был и в правду самый настоящий «прозрачный» мир. Всё вокруг сверкало и переливалось каким-то голубым, призрачным светом, от которого (как должно было бы) почему-то не становилось холодно, а наоборот – он грел каким-то необыкновенно глубоким, пронизывающим душу теплом. Вокруг меня, время от времени, проплывали прозрачные человеческие фигуры, то уплотняясь, то становясь прозрачными, как светящийся туман... Этот мир был очень красивым, но каким-то непостоянным. Казалось, он всё время менялся, точно не зная, каким бы остаться навсегда...
– Ну что, ты готова «погулять»? – вырвал меня из моих мечтаний бодрый Стеллин голосок.
– А куда пойдём? – очнувшись, спросила я.
– Пойдём искать пропавших! – весело улыбнулась малышка.
– Милые девочки, а вы всё же разрешите мне постеречь вашего дракончика, пока вы будете гулять? – ни за что не желая его забыть, потупив свои круглые глазки, попросила маленькая Лия.
– Ну ладно, стереги. – Милостиво разрешила Стелла. – Только никому не давай, а то он ещё малыш и может испугаться.
– Ой, ну что-о вы, как можно!.. Я его буду очень любить, пока вы вернётесь...
Девчушка готова была просто из кожи лесть вон, только бы получить своего невероятного «чудо-дракона», а это «чудо» дулось и пыхтело, видимо стараясь изо всех сил понравиться, как будто чувствовало, что речь идёт именно о нём...
– А вы когда ещё придёте? Вы очень скоро придёте, милые девочки? – в тайне мечтая, что мы придём очень нескоро, спросила малышка.
Нас со Стеллой отделила от них мерцающая прозрачная стена...
– С чего начнём? – серьёзно спросила озабоченная не на шутку девчушка. – Такого я никогда не встречала, но я ведь здесь ещё не так давно... Теперь мы должны что-то делать, правда же?.. Мы ведь обещали!
– Ну, давай попробуем «надеть» их образы, как ты и предлагала? – долго не думая, сказала я.
Стелла что-то тихонько «поколдовала», и через секунду стала похожа на кругленькую Лию, ну а мне, естественно, досталась Мама, что меня очень рассмешило... А надевали мы на себя, как я понимала, просто энергетические образы, с помощью которых мы надеялись найти нужных нам, пропавших людей.
– Вот это есть положительная сторона использования чужих образов. А существует ещё и отрицательная – когда кто-то использует это в плохих целях, как та сущность, которая надела на себя бабушкин «ключ», чтобы могла меня бить. Это мне всё Бабушка объясняла...
Забавно было слышать, как эта малюсенькая девчушка профессорским голоском излагала такие серьёзные истины... Но она и впрямь относилась ко всему очень серьёзно, несмотря на её солнечный, счастливый характер.
– Ну что – пошли, «девочка Лия»? – уже с большим нетерпением спросила я.
Мне очень хотелось посмотреть эти, другие, «этажи» пока ещё хватало на это сил. Я уже успела заметить, какая большая разница была между этим, в котором мы находились сейчас, и «верхним», Стеллиным «этажом». Поэтому, было очень интересно побыстрее «окунуться» в очередной незнакомый мир и узнать о нём, по-возможности, как можно больше, потому что я совсем не была уверена, вернусь ли сюда когда-то ещё.
– А почему этот «этаж» намного плотнее чем предыдущий, и более заполнен сущностями? – спросила я.
– Не знаю... – пожала своими хрупкими плечиками Стелла. – Может потому, что здесь живут просто лишь хорошие люди, которые никому не делали зла, пока жили в своей последней жизни. Поэтому их здесь и больше. А наверху живут сущности, которые «особенные» и очень сильные... – тут она засмеялась. – Но я не говорю про себя, если ты это подумала! Хотя бабушка говорит, что моя сущность очень старая, больше миллиона лет... Это ужас, как много, правда? Как знать, что было миллион лет тому назад на Земле?.. – задумчиво произнесла девочка.
– А может быть ты была тогда совсем не на Земле?
– А где?!.. – ошарашено спросила Стелла.
– Ну, не знаю. Разве ты не можешь посмотреть?– удивилась я.
Мне тогда казалось, что уж с её-то способностями возможно ВСЁ!.. Но, к моему большому удивлению, Стелла отрицательно покачала головкой.
– Я ещё очень мало умею, только то, что бабушка научила. – Как бы сожалея, ответила она.
– А хочешь, я покажу тебе своих друзей? – вдруг спросила я.
И не дав ей подумать, развернула в памяти наши встречи, когда мои чудесные «звёздные друзья» приходили ко мне так часто, и когда мне казалось, что ничего более интересного уже никак не может быть...
– О-ой, это же красота кака-ая!... – с восторгом выдохнула Стелла. И вдруг, увидев те же самые странные знаки, которые они мне показывали множество раз, воскликнула: – Смотри, это ведь они учили тебя!.. О-о, как это интересно!
Я стояла в совершенно замороженном состоянии и не могла произнести ни слова... Учили???... Неужели все эти года я имела в своём же мозгу какую-то важную информацию, и вместо того, чтобы как-то её понять, я, как слепой котёнок, барахталась в своих мелких попытках и догадках, пытаясь найти в них какую-то истину?!... А это всё уже давным-давно у меня было «готовеньким»?..
Даже не зная, чему это меня там учили, я просто «бурлила» от возмущения на саму себя за такую оплошность. Подумать только, у меня прямо перед носом раскрыли какие-то «тайны», а я ничего и не поняла!.. Наверное, точно не тому открыли!!!
– Ой, не надо так убиваться! – засмеялась Стелла. – Покажешь бабушке и она тебе объяснит.
– А можно тебя спросить – кто же всё-таки твоя бабушка? – стесняясь, что вхожу в «частную территорию», спросила я.
Стелла задумалась, смешно сморщив свои носик (у неё была эта забавная привычка, когда она о чём-то серьёзно думала), и не очень уверенно произнесла: