Пасхалий II

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Папа Пасха́лий II
лат. Paschalis PP. II<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Папа Пасха́лий II</td></tr>
160-й папа римский
13 августа 1099 — 21 января 1118
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Урбан II
Преемник: Геласий II
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Ранье́ро Бье́да
Оригинал имени
при рождении:
итал. Raniero Bieda
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Блера, Папская область
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Папская область
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Святейший Пасха́лий II (лат. Paschalis PP. II), в миру Ранье́ро Бье́да (итал. Raniero Bieda; ? — 21 января 1118) — папа римский с 13 августа 1099 года.





Биография

Раньеро родился в Бледа, около Форли, Романья. Клюнийский монах, возведенный в сан кардинала Григорием VII.

Преданный аскетическим идеям, но слабохарактерный, он постоянно колебался между противоположными стремлениями и почти во всем терпел неудачи. Вступив на папский престол в разгар борьбы за инвеституру, Пасхалий сначала хотел держаться традиций Григория VII и счастливо справился с антипапами, которых поддерживала римская знать; но в столкновениях с государями он был вынужден идти на уступки[1].

Файл:PopePaschal II andKingPhillip I 1107.jpg
Встреча папы римского Пасхалия II и французского короля Филиппа I в 1107 году. Большие французские хроники

Король Франции Филипп I, отлученный от церкви за семейные дела, на словах подчинился папскому решению и получил прощение; зато в вопросе об инвеституре он отказался только от церемонии вручения кольца и посоха, но настоял на ленной присяге высшего духовенства и прогонял непослушных епископов. Также был решен этот вопрос и в Англии, на Лондонском соборе 1107 года.

В 1106 году Пасхалий положил конец борьбе за инвеституру в Англии: Ансельм, архиепископ Кентерберийский, договорился с Генрихом I, сохранив за собой исключительное право рукополгать кольцом и посохом, но признав королевское право требовать присяги епископов.

После смерти мятежного сына императора Генриха IV, Конрада в 1101 году, папа склонил будущего императора Генриха V выступить против отца (1104 год), запретил инвеституру на целом ряде соборов и отказал в церковном погребении Генриха IV. Вступив на престол, Генрих V не пожелал, однако, отказаться от инвеституры и в 1110 году с войском двинулся в Италию. Пасхалий отправил на встречу Генриху послов с таким предложением: император отказывается от инвеституры, а папа декретом предписывает духовенству, под страхом отлучения, отказаться от феодальных владений, приобретенных со времени Карла Великого, и от всех прав и привилегий, с этим связанных.

Файл:Paschalis.jpg
Пасхалий II передаёт императору Генриху V державу как символ светской власти

Генрих согласился на это предложение, при условии принятия его духовными феодалами. Этот договор был заключен в Сутри, в 1111 году; но когда папа, в соборе св. Петра, перед коронованием императора, прочитал договорный декрет, он вызвал взрыв негодования со стороны духовенства; в соборе произошла смута, и Генрих, не добившись коронования, арестовал папу и нескольких кардиналов (в частности Льва Остийского, Джованни Минуто, Бернардо дельи Уберти, Бонсиньоре и других).

На другой день в Риме началось движение для освобождения папы; император вынужден был удалиться из города, захватив с собой папу и кардиналов. Расположившись станом перед городом, Генрих держал пленных в суровом заключении около двух месяцев и добился полной победы в споре об инвеституре. Пасхалий предоставил Генриху право инвеституры, обязался его короновать и никогда не отлучать его от церкви.

После коронования Генриха и удаления его из Италии, духовенство потребовало от Пасхалия уничтожения этого договора. На латеранском соборе 1112 года папа признал свою уступку «неправым делом», но отказался нарушить клятву, предоставив собору кассировать договор и не воспрепятствовав своим легатам отлучить Генриха от церкви, хотя сам некоторое время продолжал вести с ним дружескую переписку. Четыре года спустя Пасхалий, под давлением духовенства, торжественно проклял Сутрийский договор.

Пасхалий II приказал построить базилику Санти-Куаттро-Коронати на пепелище одного из сгоревших во время норманнского разгрома Рима в 1084 году храмов[2].

В 1116 году Пасхалий II, по инициативе графа Рамона Беренгера III, объявил крестовый поход для захвата Таррагоны[3].

Пасхалий приложил также некоторые усилия, чтобы преодолеть раскол между православной и католической церквями, но это не удалось, поскольку папа продолжал настаивать на том, чтобы Константинопольский патриарх признал примат Папы над «всеми церквями Божьими по всему миру».

Первый епископ Америки был назначен во время правления Пасхалия II, почти за четыре столетия до первого путешествия Колумба через Атлантику. Эрик Гнупсон стал епископом Гренландии и Винланда (считается, что ныне это Ньюфаундленд)[4].

Пасхалий II издал буллу «Pie postulatio voluntatis» 15 февраля 1113 года, которая взяла под папскую охрану религиозный орден Госпиталя Святого Иоанна Иерусалимского, впоследствии известный как госпитальеры. Он также подтвердил приобретения и пожертвования ордена в Европе и Азии и освободил его от всякой власти, кроме власти Папы[5].

К концу своего понтификата папа столкнулся с новыми проблемами в Англии. Он жаловался в 1115 году, что церковные советы проводятся без его одобрения, а епископы рукополагаются без его разрешения, а также угрожал Генриху I отлучением. Матильда Тосканская, как говорили, завещала все свои земли церкви в 1115 году, но пожертвование не было документально оформлено. Император Генрих V сразу предъявил претензии на земли Матильды как имперский лен и заставил папу бежать из Рима. Пасхалий II вернулся в город после ухода императора в начале 1118 года, но умер через несколько дней, 21 января 1118 года.

Напишите отзыв о статье "Пасхалий II"

Примечания

  1. Uta-Renate Blumenthal, The Investiture Controversy: Church and Monarchy from the Ninth to the Twelfth Century, (University of Pennsylvania Press, 1988), 167.
  2. Matilda Webb, The Churches and Catacombs of Early Christian Rome: A Comprehensive Guide, (T.J.International, 2001), 93.
  3. Bernard F. Reilly, The Contest of Christian and Muslim Spain:1031-1157, (Blackwell Publishing, 1995), 177.
  4. Historical Records and Studies, volume 12 (1918)
  5. Sire, H.J.A.: The Knights of Malta, Yale University Press, New Haven & London, 1996

Ссылки

  • Пасхалий // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/445477/Paschal-II Пасхалий II] (англ.). Encyclopædia Britannica. Проверено 23 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67vI73ybB Архивировано из первоисточника 25 мая 2012].
  • [http://www.newadvent.org/cathen/11514b.htm Пасхалий II] (англ.). Catholic Encyclopedia. Проверено 23 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67vI7jSer Архивировано из первоисточника 25 мая 2012].
  • Chisholm, Hugh, ed. (1911). «II, Paschal». Encyclopædia Britannica (11th ed.). Cambridge University Press.

Отрывок, характеризующий Пасхалий II

Но это уже другая, хоть и интереснейшая история.

У тебя не так уж много времени, Изидора. И я думаю, ты захочешь узнать совершенно другое, что близко тебе по сердцу, и что, возможно, поможет тебе найти в себе побольше сил, чтобы выстоять. Ну, а этот, слишком тесно «тёмными» силами запутанный клубок двух чужих друг другу жизней (Радомира и Джошуа), в любом случае, так скоро не расплести. Как я уже сказал, у тебя просто не хватит на это времени, мой друг. Ты уж прости...
Я лишь кивнула ему в ответ, стараясь не показать, как сильно меня занимала вся эта настоящая правдивая История! И как же хотелось мне узнать, пусть даже умирая, всё невероятное количество лжи, обрушенной церковью на наши доверчивые земные головы... Но я оставляла Северу решать, что именно ему хотелось мне поведать. Это была его свободная воля – говорить или не говорить мне то или иное. Я и так была ему несказанно благодарна за его драгоценное время, и за его искреннее желание скрасить наши печальные оставшиеся дни.
Мы снова оказались в тёмном ночном саду, «подслушивая» последние часы Радомира и Магдалины...
– Где же находится этот Великий Храм, Радомир? – удивлённо спросила Магдалина.
– В дивной далёкой стране... На самой «вершине» мира... (имеется в виду Северный Полюс, бывшая страна Гиперборея – Даария), – тихо, будто уйдя в бесконечно далёкое прошлое, прошептал Радомир. – Там стоит святая гора рукотворная, которую не в силах разрушить ни природа, ни время, ни люди. Ибо гора эта – вечна... Это и есть Храм Вечного Знания. Храм наших старых Богов, Мария...
Когда-то, давным-давно, сверкал на вершине святой горы их Ключ – этот зелёный кристалл, дававший Земле защиту, открывавший души, и учивший достойных. Только вот ушли наши Боги. И с тех пор Земля погрузилась во мрак, который пока что не в силах разрушить сам человек. Слишком много в нём пока ещё зависти и злобы. Да и лени тоже...

– Люди должны прозреть, Мария. – Немного помолчав, произнёс Радомир. – И именно ТЫ поможешь им! – И будто не заметив её протестующего жеста, спокойно продолжил. – ТЫ научишь их ЗНАНИЮ и ПОНИМАНИЮ. И дашь им настоящую ВЕРУ. Ты станешь их Путеводной Звездой, что бы со мной ни случилось. Обещай мне!.. Мне некому больше доверить то, что должен был выполнить я сам. Обещай мне, светлая моя.
Радомир бережно взял её лицо в ладони, внимательно всматриваясь в лучистые голубые глаза и... неожиданно улыбнулся... Сколько бесконечной любви светилось в этих дивных, знакомых глазах!.. И сколько же было в них глубочайшей боли... Он знал, как ей было страшно и одиноко. Знал, как сильно она хотела его спасти! И несмотря на всё это, Радомир не мог удержаться от улыбки – даже в такое страшное для неё время, Магдалина каким-то образом оставалась всё такой же удивительно светлой и ещё более красивой!.. Будто чистый родник с животворной прозрачной водой...
Встряхнувшись, он как можно спокойнее продолжил.
– Смотри, я покажу тебе, как открывается этот древний Ключ...
На раскрытой ладони Радомира полыхнуло изумрудное пламя... Каждая малейшая руна начала раскрываться в целый пласт незнакомых пространств, расширяясь и открываясь миллионами образов, плавно протекавших друг через друга. Дивное прозрачное «строение» росло и кружилось, открывая всё новые и новые этажи Знаний, никогда не виданных сегодняшним человеком. Оно было ошеломляющим и бескрайним!.. И Магдалина, будучи не в силах отвести от всего этого волшебства глаз, погружалась с головой в глубину неизведанного, каждой фиброй своей души испытывая жгучую, испепеляющую жажду!.. Она вбирала в себя мудрость веков, чувствуя, как мощной волной, заполняя каждую её клеточку, течёт по ней незнакомая Древняя Магия! Знание Предков затопляло, оно было по-настоящему необъятным – с жизни малейшей букашки оно переносилось в жизнь вселенных, перетекало миллионами лет в жизни чужих планет, и снова, мощной лавиной возвращалось на Землю...
Широко распахнув глаза, Магдалина внимала дивному Знанию Древнего мира... Её лёгкое тело, свободное от земных «оков», песчинкой купалась в океане далёких звёзд, наслаждаясь величием и тишиной вселенского покоя...
Вдруг прямо перед ней развернулся сказочный Звёздный Мост. Протянувшись, казалось, в самую бесконечность, он сверкал и искрился нескончаемыми скоплениями больших и маленьких звёзд, расстилаясь у её ног в серебряную дорогу. Вдали, на самой середине той же дороги, весь окутанный золотым сиянием, Магдалину ждал Человек... Он был очень высоким и выглядел очень сильным. Подойдя ближе, Магдалина узрела, что не всё в этом невиданном существе было таким уж «человеческим»... Больше всего поражали его глаза – огромные и искристые, будто вырезаны из драгоценного камня, они сверкали холодными гранями, как настоящий бриллиант. Но так же, как бриллиант, были бесчувственными и отчуждёнными... Мужественные черты лица незнакомца удивляли резкостью и неподвижностью, будто перед Магдалиной стояла статуя... Очень длинные, пышные волосы искрились и переливались серебром, словно на них кто-то нечаянно рассыпал звёзды... «Человек» и, правда, был очень необычным... Но даже при всей его «ледяной» холодности, Магдалина явно чувствовала, как шёл от странного незнакомца чудесный, обволакивающий душу покой и тёплое, искреннее добро. Только она почему-то знала наверняка – не всегда и не ко всем это добро было одинаковым.
«Человек» приветственно поднял развёрнутую к ней ладонь и ласково произнёс:
– Остановись, Звёздная... Твой Путь не закончен ещё. Ты не можешь идти Домой. Возвращайся в Мидгард, Мария... И береги Ключ Богов. Да сохранит тебя Вечность.
И тут, мощная фигура незнакомца начала вдруг медленно колебаться, становясь совершенно прозрачной, будто собираясь исчезнуть.
– Кто ты?.. Прошу, скажи мне, кто ты?!. – умоляюще крикнула Магдалина.
– Странник... Ты ещё встретишь меня. Прощай, Звёздная...
Вдруг дивный кристалл резко захлопнулся... Чудо оборвалось также неожиданно, как и начиналось. Вокруг тут же стало зябко и пусто... Будто на дворе стояла зима.
– Что это было, Радомир?!. Это ведь намного больше, чем нас учили!..– не спуская с зелёного «камня» глаз, потрясённо спросила Магдалина.
– Я просто чуть приоткрыл его. Чтобы ты могла увидеть. Но это всего лишь песчинка из того, что он может. Поэтому ты должна сохранить его, что бы со мной ни случилось. Любой ценой... включая твою жизнь, и даже жизнь Весты и Светодара.
Впившись в неё своими пронзительно-голубыми глазами, Радомир настойчиво ждал ответа. Магдалина медленно кивнула.
– Он это же наказал... Странник...
Радомир лишь кивнул, явно понимая, о ком она говорила.
– Тысячелетиями люди пытаются найти Ключ Богов. Только никто не ведает, как он по-настоящему выглядит. Да и смысла его не знают, – уже намного мягче продолжил Радомир. – О нём ходят самые невероятные легенды, одни – очень красивы, другие – почти сумасшедшие.