Пасхальное восстание

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Пасхальное восстание
200px
Прокламация Ирландской республики
Дата

2430 апреля 1916

Место

Дублин, столкновения в других графствах

Причина

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Итог

капитуляция повстанцев, казнь их лидеров

Изменения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Противники
ИрландияИрландские повстанцы:
Ирландское республиканское братство,
Ирландские добровольцы,
Ирландская гражданская армия,
Cumann na mBan
Великобритания Британская армия,
Дублинская городская полиция,
Королевские ирландские констебли
Командующие
Ирландия Патрик Пирс,
Джеймс Конноли,
Том Кларк,
Имон Кент,
Шон Макдермотт,
Томас МакДона,
Джозеф Планкетт
Великобритания Уильям Лоу,
Джон Максвел
Силы сторон
1250 в Дублине,
2000—3000 пассивных в других местах
16 000 солдат и 1000 полицейских к концу восстания
Потери
64 убитых,
несколько сотен раненых,
16 казнённых
132 убитых,
397 раненых
гражданских 254 убитых и 2217 раненых

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Пасхальное восстание (ирл. Éirí Amach na Cásca, англ. Easter Rising) — вооружённое восстание, организованное в Ирландии во время Пасхальной недели (то есть следующей недели после Пасхи) в 1916 году. Ирландские республиканцы планировали воспользоваться участием Великобритании в Первой мировой войне и провозгласить независимую Ирландскую Республику, покончив с британским правлением на острове. Пасхальное восстание было самым значительным антибританским выступлением в Ирландии со времён восстания 1798 года[1].

Организованное семью членами военного совета Ирландского республиканского братства (англ.), восстание началось в понедельник Пасхальной недели, 24 апреля 1916 года, и продлилось шесть дней. Члены организации «Ирландские добровольцы», которых возглавил учитель и поэт Патрик Пирс, объединившись с Ирландской Гражданской Армией Джеймса Коннолли и двумястами членами организации Cumann na mBan (англ.)[2], захватили несколько ключевых мест в Дублине и провозгласили независимость Ирландской Республики. Кроме того, выступления происходили и в других частях страны, однако за исключением атаки на казармы Ирландской королевской полиции (англ.) в Ашборне, графство Мит, все они были незначительны.

Благодаря значительно численному превосходству и использованию артиллерии, британской армии удалось быстро подавить восстание и двадцать девятого апреля Пирс согласился на безоговорочную капитуляцию. По решению военного трибунала большинство лидеров восстания были казнены, однако это не смогло остановить рост революционных настроений в Ирландии. Число сторонников провозглашения независимой Ирландской Республики продолжало расти, как из-за продолжавшейся войны в Европе и на Ближнем Востоке, так и в результате Призывного Кризиса (англ.) в 1918 году. Окончились ничем и попытки мирного урегулирования ирландского вопроса, предпринятые на заседании специальной ассамблеи (см. Irish Convention (англ.)). Революции в континентальной Европе ещё больше ободрили ирландских революционеров. В декабре 1918 республиканцы (в то время их представляли члены партии Шинн Фейн) получили 73 ирландских места из 105 во время всеобщих выборов в британский парламент. 21 января 1919 года они созвали первый ирландский парламент (Дойл Эрен) и провозгласили независимость Ирландской Республики. В тот же день, с нападения на полицейских, перевозивших взрывчатку в графстве Типперери, началась война за независимость Ирландии.







Предпосылки

В 1800 году Акт об унии Великобритании и Ирландии запретил отдельный ирландский парламент, предоставив взамен Ирландии представительство в Парламенте Великобритании. Многие ирландские националисты ещё тогда протестовали против этой унии. Они считали, что это решение не даст Ирландии никаких преимуществ, но наоборот — поставит её в ещё более зависимое от Англии положение, а также усилит эксплуатацию страны англичанами[3]. Оппозиция принимала различные формы: конституционную (Ассоциация отзыва унии (англ. Repeal Association), основанная Дэниэлом О’Коннелом, Лига гомруля, основанная Исааком Баттом), социальную (упразднение англиканства как официальной религии в Ирландии, основание Ирландской Национальной Земельной Лиги) и революционную (восстание 1848 года (англ.), восстание Фениев 1867 года)[4]. Сторонники конституционных преобразований достигли наибольших успехов в период с 1880-х по 1890-е года. То были годы активной политической деятельности Ирландской парламентской партии, возглавляемой Чарльзом Стюартом Парнеллом. Благодаря усилиям её представителей, правительство Уильяма Гладстона, премьер-министра от Либеральной партии, дважды вносило на рассмотрение в Парламент законопроект о гомруле. Первый законопроект о гомруле был внесён на рассмотрение Палаты общин в 1886 году и был провален во втором чтении, второй законопроект о гомруле в 1893 году прошёл через Палату общин, однако был провален в Палате лордов. Эти неудачи привели многих молодых и радикально настроенных националистов к выводу, что пытаться добиться независимости конституционным путём бесполезно. В результате число сторонников радикальных сепаратистских организаций значительно увеличилось. В то же время в общественном сознании активно циркулировали идеи об Ирландии как о стране гэльской культуры, совершенно отличной от британской[5][6]. Эти идеи поддерживались такими организациями, как Гэльская атлетическая ассоциация и Гэльская лига, за новое культурное возрождение ратовал ирландский поэт Уильям Йейтс, его активно пропагандировал Артур Гриффит в своей газете «Шинн фейн[7]».

В 1912 году премьер-министром Великобритании Генри Асквитом в Парламент был внесён третий закон о гомруле. На сей раз против него выступили ирландские юнионисты с Эдвардом Карсоном во главе. Закон о гомруле, по их мнению, предвещал появление в Дублине католического правительства, которое будет подвержено влиянию Римского Папы. Юнионистами были сформированы Ольстерские Добровольческие Силы[8] — вооружённые отряды, призванные противостоять принятию закона о гомруле. Создание этих отрядов положило начало так называемому Кризису гомруля.

25 ноября 1913 года Ирландское Республиканское Братство (англ.) (ИРБ) воспользовалось возможностью создать свою собственную вооружённую организацию, целью которой, как заявлялось, было «обеспечить соблюдение прав и свобод, общих для всего ирландского народа». Возглавил «Ирландских добровольцев» — а именно такое название получила созданная организация — Оуэн Макнейл, на тот момент в ИРБ даже не состоявший[9]. В управляющий комитет новообразованной организации вошли люди с самыми разными политическими взглядами, организация провозглашала, что доступ в неё открыт для «всех полноценных ирландцев любого вероисповедания, любых политических взглядов»[10]. Ещё одно вооружённое формирование, Ирландская гражданская армия, было создано в том же году профсоюзными лидерами во время дублинского локаута[11]. Столь резкая милитаризация ирландской политики совпала по времени с началом Первой Мировой войны, благодаря чему во многом осталась в тени событий, связанных с участием Великобритании и Ирландии в этом конфликте.

Несмотря на то, что многие ирландцы записывались добровольцами в ирландские полки и дивизии сформированной лордом Китченером армии[12], стремление ввести в Ирландии призыв, мягко говоря, не нашло понимания у местных жителей. Вступление в силу принятого в 1914 году Акта о правительстве Ирландии (он же третий закон о гомруле, прошедший, наконец, обсуждение в Парламенте) было отложено до окончания войны. Кроме того, британское правительство поставило условием вступления в силу этого акта разрешение призыва[13]. Принятый в 1916 году Акт о военной службе (англ.) уже разрешал призыв, однако его действие не затрагивало территорию Ирландии, теперь власти хотели расширить действие призыва и на жителей Ирландии. Такая связь призыва и гомруля привела в ярость как представителей ирландских сепаратистов, так и юнинонистов, вызвав массовые протесты в Ирландии (англ.).

Подготовка восстания

200px
99px99px
99px99px
99px99px
Организаторы восстания: Патрик Пирс, Том Кларк, Шон Макдермотт, Джозеф Планкетт, Имон Кент, Джеймс Коннолли, Томас Макдона

Пятого сентября 1914 года, через месяц после того, как Великобритания объявила Германии войну, состоялось заседание верховного совета ИРБ. Собравшиеся решили организовать восстание прежде, чем закончится война и принять от Германии любую помощь, которую та сможет предложить[14]. Ответственность за подготовку восстания возложили на Тома Кларка и Шона МакДермотта.[15] Организация ирландских добровольцев к тому моменту уже разделилась на две группы — часть выступила в поддержку Британии в свете начавшейся войны[16]. Другая, меньшая часть, сформировала штаб восстания, в который вошли Патрик Пирс[17][18], отвечавший за военную организацию, Джозеф Планкетт, отвечавший за военные операции и Томас МакДона, отвечавший за обучение. Позднее, к ним присоединился Имон Кент[19], отвечавший за связь. В мае 1915 года Кларк и МакДермотт создали внутри ИРБ Военный Комитет, в который также вошли Пирс, Планкетт и Кент, для составления планов восстания. Создание такого комитета, в который Кларк и МакДермотт незамедлительно включили и самих себя, позволило заговорщикам проводить собственную политику и не зависеть как от верховного руководства ИРБ, так и от руководителей «Ирландских добровольцев». Номинальный глава ИРБ, Деннис МакКаллох (англ.), как и руководитель добровольцев Оуэн Макнейл, считали, что восстание возможно только в случае массовой поддержки населения, которая должна была появиться со временем, благодаря принятию Лондоном непопулярных решений — таких, как введение призыва или преследование участников сепаратистских организаций[20][21].

В апреле 1915 года Планкетт совершил путешествие в Германию, где встретился с Роджером Кейсментом. Кейсмент прибыл в Германию из США в прошлом году по поручению американской организации Clan na Gael (англ.)[22]. По договорённости с графом фон Бернсторфом (англ.), германским послом в Вашингтоне, Кейсмент должен был попытаться набрать из пленных ирландцев добровольцев для создания ирландской бригады, которая могла бы выступить с требованием независимости Ирландии и обратиться к Германии за поддержкой[23][24]. Планкетт и Кейсмент совместно разработали план, по которому немецкий экспедиционный корпус должен был высадиться на западном берегу Ирландии, в то время как восстание в Дублине отвлечёт основные силы британцев на острове. Таким образом немецкие войска, при поддержке местных представителей Добровольцев, смогут закрепиться вдоль линии реки Шаннон[25].

Джеймс Коннолли — видный теоретик марксизма и глава Ирландской гражданской армии (ИГА), милитаризованного общества социалистов и деятелей профсоюзов, не был осведомлён о планах ИРБ и грозился поднять восстание своими силами, если остальные партии будут бездействовать. Скорее всего, если бы такое и произошло, то ИРБ и «Добровольцы» пришли бы на помощь ИГА[26], но тем не менее, лидеры ИРБ встретились с Коннолли в январе 1916 года и убедили его примкнуть к ним. Все стороны договорились выступить вместе, одновременно — на Пасху. Коннолли стал шестым членом Военного комитета, а позднее добавился и седьмой — Томас МакДона.

Неделя перед Пасхой

В попытке запутать правительственных информаторов и собственное руководство, Пирс в начале апреля выпустил приказы о трёхдневных манёврах «Ирландских добровольцев» в преддверие Пасхи ( что он имел полное право сделать, как ответственный за организацию). Смысл у такого приказа был двоякий: республиканцы из сочувствующих организаций (в частности, ИРБ), ясно понимали, что на самом деле значит этот приказ, в то время как люди вроде Макнейла или представителей британских властей могли принять всё за чистую монету. Впрочем, Макнейл понимал, что что-то готовится, и угрожал сделать всё возможное, для предотвращения восстания, вплоть до звонка напрямую в Дублинский замок[27].
Файл:Irish Citizen Army Group Liberty Hall Dublin 1914.jpg
Члены «Ирландской гражданской армии» перед зданием Либерти-холла, надпись на плакате: «Мы служим не королю или кайзеру, а Ирландии»
МакДермотту удалось переубедить Макнейла рассказом о договорённостях с Германией — о десанте и поставках оружия. Макнейл пришёл к выводу, что власти непременно обнаружат эту попытку высадки, после чего начнут репрессии против членов «Ирландских добровольцев», что, в свою очередь, станет поводом для ответного сопротивления[28]. Кейсмент — разочарованный тем, что Германия выделила весьма скромное количество ресурсов для реализации его плана — вернулся в Ирландию на немецкой подлодке и был захвачен в плен сразу после высадки на берегу залива Трали. Немецкий корабль с оружием также был перехвачен британским флотом.

На следующий день Макнейл, узнав о захвате корабля, передумал в третий раз, опять став противником восстания. При поддержке других лидеров (Балмер Хобсон, Майкл О’Рахилли (англ.)) он выпустил контрприказ всем Добровольцам об отмене любых мероприятий в воскресенье. Этот приказ, в итоге, не достиг цели, лишь оттянув начало восстания на один день, но значительно уменьшил количество принявших участие в восстании «добровольцев».

Британская военная разведка узнала о корабле с вооружением, высадке Кейсмента и дате восстания из перехваченных радиопереговоров между Германией и немецким посольством в США. Информация была передана заместителю министра по Ирландии, сэру Мэттью Нэйтану (англ.) ещё 17 апреля, однако, без указания источника, поэтому Нэйтан сомневался в её точности[29]. Когда новости о захвате немецкого корабля и Кейсмента достигли Дублина, Нэйтан доложил обо всём ирландскому лорду-наместнику, лорду Уимборну. Нэйтан предлагал совершить облаву на Либерти-холл (англ.), штаб-квартиру ИГА, и на склады Добровольцев в Киммедже и парке отца Мэттью, но Уимборн настаивал на аресте всех лидеров. В итоге было принято решение повременить с активными действиями до понедельника, и в то же время Нэйтан телеграфировал Главному Секретарю по Ирландии, Огастину Биреллу (англ.), в Лондон, запрашивая его одобрения[30]. К тому моменту, когда Бирелл прислал ответ, разрешающий проведение арестов, восстание уже началось.

Восстание в Дублине

Понедельник после Пасхи

Файл:Irish Republic Flag.jpg
Флаг, поднятый над Главпочтамтом по время восстания

Ранним утром, 24 апреля 1916 года, примерно 1200 членов Добровольцев и ИГА заняли позиции в центре Дублина. Около 400 человек собрались в Либерти-холле под командованием Джеймса Коннолли.

Штаб-квартира восставших располагалась в офисе Главпочтамта (ГПО), где разместились Коннолли, осуществлявший общее военное руководство, и ещё четверо членов Военного комитета: Пирс, Кларк, МакДермотт и Планкетт[31]. Заняв почтамт, восставшие подняли два республиканских флага и Пирс зачитал Прокламацию о создании Республики [32].

Файл:Ire-1916-Dublin.jpg
Импровизированный бронеавтомобиль «Guinness», применявшийся Британской армией во время Пасхального восстания в Ирландии, 1916 год
Помимо этого, силы повстанцев заняли позиции в здании четырёх судов, центре юридической жизни Ирландии, в здании дублинской мэрии (англ.), на бисквитной фабрике Якобс, мельнице Боланда и в здании госпиталя приюта для бедных, и в примыкавшем к нему перегонном заводе на Марроубон-лейн. Ещё одна группа, под руководством Майкла Маллина (англ.), окопалась в Сант-Стивен-Грин[33].

Несмотря на слабую охрану, восставшим не удалось захватить Дублинский замок, центр британской администрации в Ирландии. Также неудача постигла их и при попытке захватить Тринити-колледж, располагавшийся в самом сердце города, и обороняемый только горсткой студентов-юнионистов[34]. Около полудня небольшая группа восставших атаковала форт, расположенный в Феникс-парке, чтобы захватить там оружие и взорвать его, подав сигнал о начале восстания. Оружия они, впрочем, не нашли, а взрыв получился слишком маломощным, чтобы в городе его услышали[35].

Известны как минимум два инцидента (на фабрике Якобс[36] и в Сейнт-Стивен-Грин[37]), когда восставшие открыли огонь на поражение по обычным людям, пытавшимся напасть на них или разобрать баррикады. В других местах обошлось без убитых.

Британские военные силы оказались абсолютно не готовы к восстанию, поэтому в первый день их отпор был довольно хаотичным. Два кавалерийских отряда, один около здания четырёх судов, второй на улице О’Коннела, были отправлены на разведку и попали под огонь сил повстанцев[38][39]. На Маунт-стрит отряд из числа Добровольческого Корпуса наткнулся на позиции повстанцев, в результате четверо были убиты, прежде чем отряд добрался до своих казарм[40].

Файл:Step out of the car please, Sir (6471044241).jpg
Британские военные обыскивают машину

Единственное серьёзное сражение в первый день восстания состоялось возле приюта, где отряд Королевского Ирландского Полка обнаружил аванпост повстанцев на северо-западном углу, повстанцев из числа подчинённых Имона Кента. Британские войска, понеся небольшие потери, сумели перегруппироваться и провести несколько атак на аванпост, вынудив в итоге защищавшую его небольшую группу повстанцев сдаться[41]. Тем не менее, остальная часть приюта осталась в руках восставших.

Трое невооружённых полицейских были застрелены в первый день восстания, после чего комиссар увёл патрули с улиц. Из-за этого, в частности, по центру города прокатилась волна грабежей. После окончания восстания, за мародёрство были арестованы 425 человек[42].

Со вторника по субботу

Во вторник ирландский наместник лорд Уимборн объявил в стране военное положение. Все властные полномочия были переданы в руки бригадного генерала Уильяма Лоу. Первым делом британцы направили усилия на обеспечение безопасности Дублинского замка и на то, чтобы изолировать штаб повстанцев, который, как они считали, находился в Либерти-холл. Лоу не знал, какими силами располагают повстанцы, поэтому в своих действиях проявил осторожную неспешность. Прибыв рано утром во вторник, 25 апреля, в Дублин из Куррага с 1269 людьми, он отбил у повстанцев здание ратуши[43][44].

Поскольку восставшим не удалось захватить ни вокзалы, ни порты, то на протяжении недели британцы смогли без проблем подтянуть подкрепления из Белфаста и Куррага. К концу недели в городе уже было около 16 000 британских солдат[44][45]. Вдобавок, британцы располагали артиллерией, доставленной из гарнизона в Атлоне и прибывшим по реке Лиффи патрульным судном «Хельга». В среду, 26 апреля, орудия, установленные в Тринити-колледже и «Хельга» начали обстрел Либерти-холла и остальных позиций повстанцев, в первую очередь на мельнице и улице О’Коннела[44].

Основные позиции восставших у главпочтамта, у четырёх судов, фабрики Якобс и мельницы не подвергались особым атакам. Британцы предпочитали вести по ним артиллерийский обстрел, избегая прямых атак. Один из защитников почтамта вспоминал: «Нам практически не пришлось стрелять, потому что стрелять было не во что»[46]. Позиции восставших на Сейнт-Стивен-грин, удерживаемые Майклом Маллином и силами ИГА, потеряли свою значимость после того, как британцы расставили снайперов и пулемётчиков в отеле Шелбурн и окрестных зданиях. Люди Маллина отошли в здание Королевского хирургического колледжа, где и оставались до конца недели. Однако там, где повстанцы контролировали пути прибытия в город британских подкреплений, происходили ожесточённые столкновения.

Файл:AbbeyStreetandSackvilleStreet.jpg
Улица О’Коннела и здание Главпочтамта в мае 1916 года
Файл:Пасхальноевосстание 1916 - 1.svg
Позиции повстанцев и британцев в Дублине

Подкрепления, направленные в Дублин из Англии, высадились утром, 26 апреля. Серьёзное сражение состоялось в том месте, где повстанцы удерживали позиции вокруг Гранд-канала (англ.). Британские войска несколько раз попадали под перекрёстный огонь в попытке перебраться через канал в районе Маунт-стрит. Семнадцать Добровольцев нанесли серьёзный урон наступлению британцев, убив или ранив 240 человек[47]. Генерал Лоу отказался искать обходные пути, приказав повторить фронтальную атаку на позиции восставших на Маунт-стрит. В конце концов, к четвергу британцам удалось взять эти позиции, однако потери во время сражения за них в итоге составили две трети общих потерь британцев за время восстания. С другой стороны погибло всего четверо человек[48].

В здании городского приюта для бедных и на Марроубон-лейн повстанцам также удалось нанести тяжёлые потери британским войскам. Приют представлял собой большой комплекс из нескольких зданий, вокруг и внутри которых развернулось жестокая схватка. В этой схватке особенно отличился офицер повстанцев Катал Бру, получивший тяжёлые ранения. К концу недели британцам удалось захватить несколько корпусов приюта, тогда как остальные остались в руках повстанцев[49].

Ещё местом, где на протяжении всей недели продолжалось сражение, оставалась Норт-кинг-стрит, возле здания Четырёх Судов. С четверга британцы пытались взять хорошо укреплённые позиции восставших. К моменту сдачи штаба повстанцев, британские войска полковника Тэйлора продвинулись лишь на 140 метров по улице, потеряв 11 человек убитыми и 28 ранеными[50]. Разъярённые солдаты врывались в дома вдоль улицы, заколов и застрелив 15 гражданских, подозревая в них бойцов повстанцев[51][52].

В то же время, в другом месте — возле казарм Портобелло — некий офицер по имени Боуен Колтхёрст казнил, в общей сложности, шестерых человек, не принимавших участия в восстании. Среди казнённых был и известный своим пацифизмом, писатель и национальный активист, Фрэнсис Шихи-Скеффингтон[53].

Поражение

После нескольких дней артобстрела восставшие были вынуждены покинуть почтамт из-за разгоревшегося пожара. Коннолли выбыл из строя, получив пулю в лодыжку, и передал командование Пирсу. О’Рахилли был убит во время одной из вылазок. Повстанцы пробили туннель через стену соседнего здания, чтобы эвакуироваться и, не попав под обстрел, занять новые позиции в доме № 16 по Мур-стрит. 29 апреля, в субботу, уже из этой новой штаб-квартиры, поняв, что дальнейшее сопротивление повлечёт за собой ещё большие жертвы среди мирного населения, Пирс издал приказ всем подразделениям сдаться[54]. Безоговорочную капитуляцию Пирса принял бригадный генерал Лоу. Документ о сдаче гласил:
«С целью предотвратить дальнейшие убийства граждан Дублина и в надежде спасти жизни наших последователей, ныне безнадёжно окружённых превосходящими их по численности войсками, члены Временного Правительства соглашаются на безоговорочную капитуляцию. Командующие в других округах Дублина и графствах должны отдать приказ своим отрядам сложить оружие[55]».
Почтамт был единственным серьёзным объектом, который удалось отбить у восставших. Остальные сдались только после того, как получили приказ от Пирса. Локальные столкновения продолжались до воскресенья, пока весть о сдаче не достигла остальных частей восставших[56]. Командование британскими частями перешло от Лоу к генералу Джону Максвеллу, который прибыл в Дублин как раз ко времени принятия капитуляции. Максвелл был назначен временным военным губернатором Ирландии[57].

Восстание в остальной Ирландии

В воскресенье подразделения Добровольцев в разных частях Ирландии были мобилизованы, но получив приказ от Оуэна Макнейла, большинство из них разошлось по домам. К тому же из-за захвата немецкого транспорта провинциальные Добровольцы были очень плохо вооружены.

На юге около 1200 Добровольцев собрались в воскресенье в Корке, под командой Томаса МакКёртайна (англ.). Однако, получив девять приказов из Дублина об отмене выступления, они разошлись по домам. К досаде многих добровольцев, МакКёртайн сдал всё оружие британцам[58]. Единственная стычка произошла при аресте братьев Кент: один из них в перестрелке с полицией был убит, второй казнён позднее[59].

Похожим образом развивались события и на севере. Несколько рот были мобилизованы в Колайленде, графство Тирон, среди них — 132 человека из Белфаста, под руководством президента ИРБ Денниса МакКаллоха (англ.). Приведённые в замешательство контрприказами, эти добровольцы тоже разошлись без сражения[60].

Ашборн

Единственное крупное столкновение вне Дублина произошло в Ашборне, графство Мит. Дублинскую Бригаду Волонтёров, пятый батальон (известный как Батальон Фингла), возглавили Томас Эш (англ.) и Ричард Мулкехи. 60 человек были мобилизованы в Сордсе, где они захватили полицейские казармы и почту. Таким же образом были захвачены соседние деревни Донабэйт и Гарристаун, после чего добровольцы атаковали полицейские казармы в Аштауне[61][62]. Эта атака вылилась в пятичасовую перестрелку, в ходе которой восемь констеблей были убиты и 14 — ранены. Среди добровольцев убитых было двое, раненых — пятеро, а также под огнём был смертельно ранен один местный житель[63][64]. Люди Эша расположились лагерем неподалёку от Дублина, в местечке Каслбеллингем, где и оставались, пока не получили приказа о сдаче в субботу[65].

Эннискорти

В графстве Вексфорд около сотни добровольцев, ведомые Робертом Бреннаном, Шимусом Дойлом и Дж. Р. Этчингемом захватили Эннискорти во вторник, 27 апреля и удерживали его вплоть до воскресенья[61]. Они попытались захватить местные казармы полиции, однако атака была неудачной, так что восставшие ограничились тем, что блокировали казармы. Захватив город, повстанцы вывесили ирландский флаг над зданием театра (где располагался их штаб) и организовали патрулирование города[66]. Небольшой отряд, отправленный ими в Дублин, вернулся назад, потому что наткнулся на поезд, заполненным британскими войсками. В субботу двум лидерам добровольцев организовали в тюрьме Арбор-Хилл встречу с Пирсом, который приказал им сдаться[67].

Голуэй

На западе Лиам Меллоуз возглавил отряд из 600—700 добровольцев. Этот отряд предпринял рад нападений на полицейские участки в Оранморе и Кларинбридже, графство Голуэй. Во время столкновений в Карнморе двое полицейских были убиты. Многие люди Меллоуза были вооружены только лишь пиками, всего у них было около 25 винтовок и 300 дробовиков. К концу недели люди Меллоуза прослышав о направляющихся на запад британских войсках, заметно пали духом. К тому же, британский крейсер «Глостер» прибыл в бухту Голуэй и обстрелял поля вокруг Атенрай, где базировались повстанцы[68].

29 апреля, добровольцы, оценив ситуацию как безнадёжную, рассеялись в окрестностях Атенрая. Сразу после окончания восстания многие из них были арестованы, другие, в том числе и Меллоуз, пустились в бега. К тому времени, когда британские войска прибыли на запад, восстание уже окончилось само собой[69].

Потери

По данным британской армии, потери военных составили 116 человек убитыми и 368 ранеными. Ещё девять человек пропали без вести[70][71]. Было убито 16 полицейских и ранено 29. 318 повстанцев и мирных жителей было убито, 2217 ранено. Добровольцы и ИГА зафиксировали, что 64 человека было убито за время боёв, остальные пострадавшие среди ирландцев отмечались без разделения на повстанцев и мирных жителей[72]. Все убитые полицейские были ирландцами, среди убитых солдат ирландцами были 22 человека[73]. Солдат, за телами которых не приехал никто из родственников, похоронили военном кладбище Гренгегорман.

Большинство пострадавших, убитых и раненых, оказалось среди мирных граждан. Обе стороны виновны в убийствах гражданских — когда те отказывались подчиняться приказам, и повстанцы, и британцы открывали огонь на поражение. Но ещё больше потерь среди мирного населения были вызваны британским артиллерийским огнём и осколками снарядов. По словам одного ирландского полицейского, «британцы в каждом видели врага и стреляли во всё, что двигалось»[74].

Последствия восстания

Аресты и казни

Файл:Sackville Street (Dublin) after the 1916 Easter Rising.JPG
Улица О’Коннела после восстания

Генерал Максвелл сразу же объявил своим намерением «арестовать всех опасных членов Шинн Фейн», включая «тех, кто принимал активное участие в жизни партии, несмотря на то, что не участвовал в восстании[75]».Общественное мнение в то время склонно было считать, что за восстанием стоят сепаратисты из «Шинн Фейн», хотя эта организация на тот момент не была ни военизированной, ни республиканской.

В общей сложности 3430 мужчин и 79 женщин были арестованы, однако большую часть из них вскоре отпустили. 2 мая в графстве Корк во время ареста семьи Кентов застрелили начальника полиции, Ричард Кент был застрелен в той же стычке, Томас и Уильям Кенты арестованы.

Файл:Skeleton of the Metropole Hotel (5987127804).jpg
Руины Метрополь-Отеля
Начавшийся второго мая военный трибунал приговорил к смертной казни 90 человек. Максвелл утвердил этот приговор для пятнадцати из них (включая всех семерых, подписавших Прокламацию). С третьего по двенадцатое мая всех приговорённых расстреляли во дворе тюрьмы Килмэнхэм (серьёзно раненого Конноли во время расстрела привязали к стулу — он не мог стоять из-за раздробленной лодыжки). Помимо лидеров, среди казнённых оказались Вилли Пирс, который называл себя «личным атташе моего брата, Патрика Пирса»; Джон МакБрайд (англ.), который даже не знал о подготовке восстания, пока оно не началось, но сражался против Британии в англо-бурской войне за пятнадцать лет до этого; Томас Кент, который и вовсе не принимал участия в восстании — он был казнён за убийство полицейского во время проведения обыска в его дома неделей позже. Имону де Валера, который командовал третьим батальоном, удалось избежать казни, отчасти из-за своего американского гражданства[76]. Главой военного трибунала был Чарльз Блэкайдер.
Файл:1916 plot and memorial.jpg
Место погребения лидеров восстания в бывшем дворе тюрьмы Арбор-Хилл

1480 человек были интернированы в Англию и Уэльс согласно Указанию 14В Акта о Защите Страны от 1914 года. Многие из них, Артур Гриффит в частности, принимали минимальное — или даже не принимали вовсе — участие в восстании. Лагеря, в которых они содержались — лагерь для интернированных во Фронгоче и другие — стали своего рода «университетами революции», где будущие лидеры Майкл Коллинз, Теренс МакСуини, Дж. Дж. О’Коннел начали разрабатывать план дальнейшей борьбы за независимость[77]. Казни лидеров Восстания прошли в течение девяти дней:

Сэр Роджер Кейсмент был осуждён в Лондоне за государственную измену и повешен в Пентонвилльской тюрьме третьего августа.

Расследование

Файл:Searching the River Tolka in Dublin for arms.jpg
Британские солдаты ищут оружие в реке после восстания
Для того, чтобы выяснить причины Восстания, была созвана Королевская комиссия. Слушания начались 18 мая, председателем комиссии стал лорд Гардинг, барон Пенсхёрст. Показания давали сэр Мэттью Нэйтан (англ.), Бирелл (англ.) лорд Уимборн, сэр Невилл Чемберлен (глава ирландской королевской полиции), генерал Ловик Френд, майор Айвор Прайс из военной разведки и другие[78]. Отчёт, опубликованный двадцать шестого июня, раскритиковал методы дублинской администрации, сообщая, что
«На протяжении нескольких лет Ирландия управлялась в согласии с принципом, что безопаснее и целесообразнее оставить закон бездействовать, если есть возможность избежать столкновения с какой-нибудь народной ирландской организацией[79]».
Бирелл и Нэйтан подали в отставку сразу же после восстания. Уимборну также пришлось подать в отставку, Ллойд-Джордж отозвал его в Лондон, однако в конце 1917 года вернул на прежнее место. Чемберлен вскоре также ушёл в отставку[80].
Файл:Children of Lir.jpg
Скульптура в Саду Памяти, который открылся к пятидесятилетней годовщине восстания

Реакция горожан

Файл:GPO Easter Rising Plaque.jpg
Мемориальная доска в здании Главпочтамта. Надписи выполнены на гэльском и английском языках

Разразившееся столь неожиданно, восстание привело в замешательство представителей дублинской общественности[81]. Джеймс Стефенс (англ.), который был в Дублине всю неделю, писал: «Никто не был готов к мятежу. Всё это так внезапно обрушилось на нас, что никто не знал, чью сторону принять»[82].

В некоторых частях города волонтёры столкнулись с неприкрытой враждебностью. Когда они занимали позиции в госпитале приюта для бедных и на фабрике Якобс, повстанцам пришлось отбиваться от гражданских, которые пытались им помешать. Стрельба по гражданским и драка с ними не добавили Добровольцам популярности в этих районах[83]. Ещё более враждебно встретили восстание юнионисты и женщины, чьи мужья или дети сражались в британской армии на фронтах Первой Мировой войны[84]. Даже среди сторонников Ирландской парламентской партии было популярно мнение, что восстание — это предательство по отношению к их делу[85].

Гибель людей и разрушенные дома — единственные наглядные результаты мятежа — лишь усилили ненависть дублинцев к повстанцам. К тому же, начались перебои с поставкой продовольствия в город. После сдачи Добровольцев забрасывали мусором, обзывали «убийцами» и «мучителями народа»[86]. Один из них, Роберт Холланд, вспоминал, что бедняки освистывали и осыпали его оскорблениями, и даже те, кто знал его, не скрывали своей ненависти. Лишь защита британских солдат уберегла его от самосуда толпы[87][88].

Тем не менее, нельзя сказать, что общество однозначно враждебно отнеслось к поверженным повстанцам[89]. Часть горожан были скорее испуганными, чем озлобленными и многие Добровольцы вспоминали людей, которые смотрели на них с молчаливым одобрением. Канадский журналист и писатель Фредерик Артур МакКензи писал, что в бедных кварталах «нашёл много людей, сочувствовавших бунтовщикам, особенно после того, как они потерпели поражение[90]».Томас Джонсон, лидер лейбористов, напротив, считал что «не было ни единого признака сочувствия к бунтовщикам, но было общее восхищение их отвагой и поведением[91]».

Под впечатлением от реакции британских властей многие ирландские националисты переменили своё мнение: от враждебности они перешли к поддержке и одобрению лидеров Пасхального Восстания 1916 года. Например, дублинский бизнесмен Джеймс Дж. Дуглас, до того выступавший за гомруль, писал, что его политические взгляды резко изменились за время восстания и последовавшей британской военной оккупации города. Он пришёл к выводу, что парламентскими методами от англичан не избавиться[92].

Расцвет «Шинн Фейн»

Митинг, организованный 19 апреля 1917 года Джорджем Планкеттом, привел к формированию широкого политического движения под знаменем «Шинн Фейн» которое вылилось в создание высокой ассамблеи Шинн Фейн 25 октября 1917 года. Призывной Кризис 1918 года ещё больше усилил общественную поддержку «Шинн Фейн» перед общенациональными выборами в британский парламент 14 декабря 1918 года. Выборы увенчались убедительной победой «Шинн Фейн», избранные кандидаты собрались 21 января 1919 года в Дублине для того, чтобы сформировать ирландский парламент Дейл Айрен и принять Декларацию Независимости (англ.)[93].

Память

Файл:Easter 1916.jpg
Граффити в Белфасте

Вскоре после Пасхального восстания поэт Фрэнсис Людвидж написал «Улицу О’Коннела» и «Плач по поэтам тысяча девятьсот шестнадцатого», где описывал своё чувство утраты и признавался, что лелеет те же мечты, что и восставшие ирландские республиканцы[94]. Он также написал «Плач по Томасу МакДона» о своё павшем друге. Через несколько месяцев после Пасхального Восстания, Йейтс увековечил некоторых из погибших деятелей республиканского движения и описал свои мятущиеся чувства в поэме «Пасха, 1916».

Некоторые из переживших восстание позднее превратились в лидеров независимого Ирландского государства. Казнённые стали своего рода мучениками, их могилы в Дублине, во дворе бывшей военной тюрьмы Арбор-хилл были объявлены национальным памятником, а текст Прокламации учили дети в школе. Каждый год на пасхальное воскресенье проводится памятный парад. В 1966 году телекомпания RTE подготовила цикл программ, посвящённых пятидесятилетнему юбилею Пасхального Восстания[95].

Беспорядки в Северной Ирландии заставили по-иному взглянуть на военное прошлое страны — и в частности, на Пасхальное Восстание. В семидесятых года правительство Ирландии позволило себе проводить параллели между вооружённым протестом 1916 года и тем, что творилось на улицах Белфаста и Дерри.

Ирландские республиканцы по-прежнему продолжали свято чтить подвиг лидеров восстания, их изображения появлялись на уличных фресках, в их честь устраивались парады. В то же время правительство Ирландии в 70-х годах отменило ежегодные парады в Дублине, а в 1976 году и вовсе запретило юбилейную церемонию, организованную. «Шинн Фейн» возле Главпочтампта[96].

С началом мирных переговоров в 1990-х годах официальный взгляд на восстание вновь стал меняться, на этот раз — в положительную сторону. В 1996 году юбилейную церемонию в Дублине посетил премьер-министр Ирландии, а в 2006 году правительство возобновило военные парады на пасхальное воскресенье в память о восстании. Сейчас ежегодную церемонию помимо потомков тех, кто принимал участие в восстании, посещают многочисленные официальные лица, включая президента и премьер-министра страны[97].

В декабре 2014 года городской совет Дублина одобрил предложение создать исторический маршрут по местам основных событий Пасхального Восстания 1916 года. Прочерченный зелёный краской маршрут будет охватывать исторические места, связанные с восстанием, такие, как Главпочтамт или здание четырёх судов[98].

В 2016 году в честь 100-летия Пасхального восстания была выпущена памятная монета номиналом 2 евро тиражом в 4,5 млн экземпляров[99]

В культуре

  • Действие пьесы Шона О’Кейси «Плуг и звёзды» происходит во время Пасхального Восстания.
  • Роман Лайама О’Флаэрти «Мятеж».
  • Фильм Нила Джордана «Майкл Коллинз» 1996 года с Лиамом Нисоном в главной роли начинает со сцены подавления восстания.
  • Графический роман Джерри Ханта «Окровавленная роза» изображает события Пасхального восстания[100].
  • События Пасхального восстания также легли в основу романа английской писательницы Айрис Мёрдок «Алое и зелёное» (The Red and the Green), в котором описаны Ирландия и несколько предшествующих событиям 24 апреля 1916 года дней, вплоть до дня начала вооруженного восстания, через призму взаимоотношений в нескольких ирландских семействах, связанных узами родства.
  • В альбом No Need To Argue (1994) ирландской рок-группы The Cranberries входит песня «Зомби» (англ. «Zombie»), в которой призывается забыть о событиях 16-го года, порвать с политизированным прошлым, а боевики ИРА называются «зомби».
  • В. И. Ленин в июле 1916 года написал статью «Ирландское восстание 1916 года», где пришёл к выводу, что восстание было преждевременным с точки зрения пролетариата[101].
  • В романе Раймона Кено «С ними по-хорошему нельзя» описывается захват дублинского Главпочтамта во время Пасхального восстания.
  • В 1919 году приходской священник из Ньюкасла написал песню «Foggy Dew», призывает ирландцев к борьбе за дело Ирландии, а не за интересы Британии, как сражающиеся в Первой мировой войне.
    Right proudly high over Dublin Town they hung out the flag of war
    'Twas better to die 'neath an Irish sky than at Suvla or Sud-El-Bar
  • В новелле Дэниэла Коркери «Тру́сы?» Пасхальное восстание подкосило боевой дух потомственного военного-ирландца, сражавшегося на стороне Великобритании.
  • В ноябре 2010 года вышла в свет художественная биография Роджера Kейсмента, написанная Нобелевским лауреатом Марио Варгасом Льосой — «Сон кельта» («El sueño del celta»). В книге в т.ч. поднимается тема роста ирландского патриотизма, попытки Kейсмента набрать добровольцев среди ирландских военнопленных и последствия пасхального восстания

См. также

Напишите отзыв о статье "Пасхальное восстание"

Примечания

  1. Francis X. Martin. [http://books.google.com/books?id=_RhCAAAAIAAJ&dq=%22military+council%22+irb&q=%22military+council%22+&pgis=1#search_anchor Leaders and Men of the Easter Rising: Dublin 1916(англ.). Проверено 8 февраля 2015.
  2. в переводе с ирландского — «совет ирландских женщин»
  3. MacDonagh, Oliver. Ireland: The Union and its aftermath. — George Allen & Unwin. — С. 14–17. — 1977 с. — ISBN 0-04-941004-0.
  4. Mansergh, Nicholas. The Irish Question 1840–1921. — George Allen & Unwin, 1978. — С. 244. — 1977 с. — ISBN 0-04-901022-0.
  5. MacDonagh, Oliver. Ireland: The Union and its aftermath. — George Allen & Unwin. — С. 72–74. — 1977 с. — ISBN 0-04-941004-0.
  6. Feeney, Brian. Sinn Féin: A Hundred Turbulent Years. — O'Brien Press, 2002. — С. 22. — ISBN 0-86278-695-9.
  7. В переводе с ирландского — „мы сами“
  8. [http://www.nli.ie/1916/pdf/3.pdf Those who set the stage]. The 1916 Rising: Personalities and Perspectives. National Library of Ireland. Проверено 7 декабря 2009.
  9. Foy, 1990, pp. 7-8.
  10. Macardle, 1965, pp. 90-92.
  11. Townshend, 2006, p. 49.
  12. [http://www.bbc.co.uk/history/british/easterrising/aftermath/af02.shtml The forgotten soldiers(англ.). BBC. Проверено 8 февраля 2015.
  13. Dave Hennessy. [http://www.waterfordmuseum.ie/exhibit/web/Display/article/283/5/The_Hay_Plan__Conscription_In_Ireland_During_WW1_The_German_Plot_.html The Hay Plan & Conscription In Ireland During WW1(англ.). Проверено 8 февраля 2015.
  14. Caulfield, 1995, p. 18.
  15. Foy, 1990, pp. 16.
  16. Foy, 1990, pp. 13.
  17. Sean Farrell Moran. Patrick Pearse and the Politics of Redemption: The Mind of the Easter Rising. — Washington: The Catholic University of America Press, 1994. — 248 с. — ISBN 978-0813209128.
  18. Ruth Dudley Edwards. Patrick Pearse and the Triumph of Failure. — Chester Springs: Dufour Editions, 1977. — 384 с. — ISBN 978-1853710681.
  19. Townshend, 2006, p. 92.
  20. Townshend, 2006, p. 94.
  21. Macardle, 1965, p. 119.
  22. В переводе с ирландского — «гэльский клан»
  23. Townshend, 2006, p. 104.
  24. Foy, 1990, pp. 105.
  25. McNally and Dennis, 2007, p. 30.
  26. Neeson, 2007.
  27. McNally and Dennis, 2007, p. 35.
  28. Michael Tierney. Eoin MacNeill: Scholar and Man of Action, 1867-1945. — Oxford University Press, 1981. — 432 с. — ISBN 978-0198224402.
  29. Broin, 1970, p. 79.
  30. Broin, 1970, pp. 81-87.
  31. McNally and Dennis, 2007, p. 41.
  32. Foy, 1990, pp. 192-195.
  33. McNally and Dennis, 2007, pp. 39-40.
  34. Townshend, 2006, pp. 163-164.
  35. Caulfield, 1995, pp. 48-50.
  36. McGarry, 2010, pp. 142.
  37. Stephens, James. The Insurrection in Dublin. — CreateSpace Independent Publishing Platform,, 2013. — С. 18. — ISBN 978-1492303640.
  38. Caulfield, 1995, pp. 54-54.
  39. Coffey, Thomas M. Agony at Easter:The 1916 Irish Uprising. — 1969. — С. 38, 44, 155. — ISBN 978-0025266506.
  40. O'Brien, Paul. Blood on the Streets: 1916 & the Battle for Mount Street Bridge. — С. 22-23. — ISBN 978-1856355766.
  41. Caulfield, 1995, pp. 76-80.
  42. Townshend, 2006, pp. 263-264.
  43. Coogan, 2002, p. 107.
  44. 1 2 3 Townshend, 2006, p. 191.
  45. McGarry, 2010, pp. 167-169.
  46. McGarry, 2010, p. 175.
  47. Coogan, 2002, p. 127.
  48. McGarry, 2010, p. 173.
  49. Caulfield, 1995, pp. 288-292.
  50. Coogan, 2002, pp. 152-155.
  51. Coogan, 2002, p. 155.
  52. McGarry, 2010, p. 187.
  53. Caulfield, 1995, pp. 198.
  54. Townshend, 2006, pp. 243-246.
  55. [http://news.bbc.co.uk/1/hi/northern_ireland/4594388.stm BBC News]. BBC News (9 января 2006). Проверено 8 февраля 2015.
  56. Townshend, 2006, pp. 246-250.
  57. McGarry, 2010, pp. 203-204.
  58. Townshend, 2006, p. 235.
  59. Townshend, 2006, p. 238.
  60. Townshend, 2006, p. 226.
  61. 1 2 Boyle, John F. The Irish Rebellion of 1916: a brief history of the revolt and its suppression. — biblioBazaar, 2009. — С. 127-152. — 300 с. — ISBN 978-1116284423.
  62. Townshend, 2006, p. 215-216.
  63. McGarry, 2010, pp. 235-237.
  64. Townshend, 2006, p. 218-221.
  65. Townshend, 2006, p. 221.
  66. Townshend, 2006, p. 241.
  67. Townshend, 2006, p. 241-242.
  68. Townshend, 2006, p. 227-230.
  69. McGarry, 2010, pp. 233.
  70. [http://irishmedals.org/gpage32.html British Soldiers KIA 1916 Rising]. Irishmedals.org. Проверено 13 ноября 2011.
  71. [http://glosters.tripod.com/Ireland16.htm Ireland 1916]. Glosters.tripod.com. Проверено 13 ноября 2011.
  72. Foy, 1990, pp. 325.
  73. Kilberd, Declan. 1916, Rebellion Handbook. — Savannah Publications, 1998. — С. 50-55. — ISBN 978-1902090054.
  74. McGarry, 2010, p. 184.
  75. Townshend, 2006, p. 273.
  76. Connolly S. J. Oxford Companion to Irish History. — London: Oxford University Press, 2004. — ISBN 978-0-19-923483-7.
  77. [http://www.ballinagree.freeservers.com/fronwhisk.html ''The Green Dragon'' No 4, Autumn 1997]. Ballinagree.freeservers.com (31 March 2005). Проверено 13 ноября 2011.
  78. Broin, 1970, pp. 153-156.
  79. Townshend, 2006, p. 297.
  80. John Kendle. Walter Long, Ireland, and the Union, 1905-1920. — London: Mcgill Queens Univ Pr, 1992. — ISBN 978-0773509085.
  81. Townshend, 2006: «"Во многих районах жители реагировали прежде всего с недоумением, они просто не понимали, что вообще происходит"».
  82. Stephens, James. The Insurrection in Dublin. — CreateSpace Independent Publishing Platform,, 2013. — С. 57. — ISBN 978-1492303640.
  83. McGarry, 2010, p. 143.
  84. Foy, 1990, pp. 203-209.
  85. O’Malley, Ernie. On Another Man's Wound. — Roberts Rinehart,, 2001. — ISBN 978-1589790049. Среди лоялистов ходили разговоры: «Войска всё уладят за час-другой, эти немецкие прихвостни быстро разбегутся». Редмондисты (сторонники лидера Ирландской парламентской партии, Джона Редмонда) высказывались ещё жёстче: «Надеюсь, их всех повесят», <…> «Расстрел — это слишком хорошо для них, они пытались нас всех подставить»
  86. McGarry, 2010, pp. 252.
  87. Ryan, Annie. Witnesses: Inside the Easter Rising. — ISBN 978-1905483709.
  88. [http://www.bureauofmilitaryhistory.ie/reels/bmh/BMH.WS0280.pdf Witness statement of Robert Holland]. Проверено 14 мая 2013.
  89. McGarry, 2010, pp. 252-256.
  90. O'Donnel, pp. 196-197.
  91. Townshend, 2006, p. 265-268.
  92. [http://books.google.co.uk/books?id=RKWCAAAAIAAJ&q=%22i+could+only+move+about+because+i+had+a+british+military+permit%22&dq=%22i+could+only+move+about+because+i+had+a+british+military+permit%22&cd=1 Memoirs of Senator James G. Douglas; concerned citizen] / J. Anthony Gaughan. — University College Dublin Press, 1998. — P. 52, 53. — ISBN 978-1-900621-19-9.
  93. Kee.
  94. [http://www.ricorso.net/rx/az-data/authors/l/Ledwidge_F/life.htm Ledwidge, Francis, Life works Criticism Commentary Quotations References Notes].
  95. (1966) «[http://www.rte.ie/laweb/ll/ll_t06_other_a.html News Items Relating to the 1916 Easter Rising Commemorations]» (RTÉ).
  96. Dennis Coghlam [http://www.irishtimes.com/newspaper/archive/1976/0422/Pg001.html#Ar00100:1113DF12E3F413A7A51587BA0D881F0F68350588ED0759031927501AF765 Cabinet bans Provisionals' 1916 march] (англ.) // Irish Times. — 1976. — P. 1.
  97. Irish Times, 22 October 2005
  98. Kayla Hertz. [http://www.irishcentral.com/roots/history/Dublins-1916-Rising-Freedom-Trail-will-be-based-on-Bostons-.html Dublin’s 1916 Rising Freedom Trail will be based on Boston’s] (англ.). Проверено 8 февраля 2015.
  99. [http://en.numista.com/catalogue/pieces80921.html 2 Euro Easter Rising]. en.numista.com. Проверено 14 июня 2016.
  100. Edward Madigan. [http://puesoccurrences.wordpress.com/2009/11/02/review-of-gerry-hunts-blood-upon-the-rose-part-one/ Review of Gerry Hunt’s "Blood Upon the Rose", part one] (англ.). Проверено 8 февраля 2015.
  101. Ленин, В.И. Полное собрание сочинений (5 издание). Том 30 (Июль 1916 — февраль 1917). — Москва: Издательство политической литературы, 1973.

Литература

  • Bell, J. Bowyer. The Secret Army: The IRA. — ISBN 1-85371-813-0.
  • Caulfield, Max. The Easter Rebellion, Dublin 1916. — Dublin: Gill & MacMillan, Limited, 1995. — ISBN 978-0717122936.
  • Clayton, Xander. AUD. — Plymouth: George Alexander Clayton, 2007. — ISBN 978-0955562204.
  • Coogan, Tim Pat. 1916: The Easter Rising. — London: Octopus Publishing Group Limited, 2002. — ISBN 0-304-35902-5.
  • Coogan, Tim Pat. The IRA (Fully Revised & Updated). — London: HarperCollins, 2002. — ISBN 0-00-653155-5.
  • De Rosa, Peter. Rebels: The Irish Rising of 1916. — New York: Fawcett Columbine, 1990. — ISBN 0-449-90682-5.
  • Foy, Michael and Barton. The Easter Rising. — New York: Fawcett Columbine, 1990. — ISBN 0-449-90682-5.
  • Greaves, C. Desmond. The Life and Times of James Connolly. — Lawrence & Wishart Ltd, 1987. — ISBN 978-0853152347.
  • Joost Augusteijn. The Memoirs of John M. Regan, a Catholic Officer in the RIC and RUC, 1909–48. — ISBN 978-1-84682-069-4.
  • Kee, Robert. The Green Flag. — ISBN 0-14-029165-2.
  • Kostick, Conor & Collins, Lorcan. The Easter Rising, A Guide to Dublin in 1916. — ISBN 0-86278-638-X.
  • Lyons, F.S.L. Ireland Since the Famine. — ISBN 0-00-633200-5.
  • Martin, F.X. Leaders and Men of the Easter Rising, Dublin 1916. — Cornell University Press, 1967.
  • Macardle, Dorothy. The Irish Republic. — New York: Farrar Straus & Giroux, 1965. — ISBN 978-0374177287.
  • McGarry, Fearghal. The Rising: Ireland: Easter 1916. — New York: Oxford University Press Inc., 2010. — ISBN 978-0192801869.
  • McNally, Michael and Dennis, Peter. Easter Rising 1916: Birth of the Irish Republic. — Osprey Publishing, 2007. — ISBN 978-1-84603-067-3.
  • Moran, Sean Farrell. Patrick Pearse and the Politics of Redemption: The Mind of the Easter Rising. — Washington: The Catholic University of America Press, 1994. — 248 с. — ISBN 978-0813209128.
  • Murphy, John A. Ireland In the Twentieth Century. — Dublin: Gill and Macmillan, 1989. — ISBN 978-0717116942.
  • Neeson, Eoin. Myths from Easter 1916. — Cork: Aubane Historical Society, 2007. — 222 с. — ISBN 978-1903497340.
  • Ó Broin, Leon. Dublin Castle & the 1916 Rising. — Sidgwick & Jackson, 1970. — ISBN 978-0814761502.
  • O’Donnell, Ruán. The Impact of the 1916 Rising: Among the Nations. — Dublin: Irish Academic Press, 2008. — ISBN 978-0716529644.
  • Purdon, Edward. The 1916 Rising. — Mercier Press, 1999.
  • Townshend, Charles. Easter 1916: The Irish Rebellion. — Chicago: Ivan R. Dee, Publisher, 2006. — ISBN 978-1566637046.
  • Eberspächer, Cord/Wiechmann, Gerhard. "Erfolg Revolution kann Krieg entscheiden". Der Einsatz von S.M.H. LIBAU im irischen Osteraufstand 1916 (нем.) // Schiff & Zeit. — 2008. — Nr. 67, Frühjahr 2008. — S. 2–16. — ISSN [http://www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1432-7880&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1432-7880].

Ссылки

  • [http://www.easter1916.ie/ Easter 1916 — Digital Heritage Website] (англ.). Проверено 26 февраля 2015.
  • [http://www.nli.ie/1916 The 1916 Rising — an Online Exhibition] (англ.). Национальная библиотека Ирландии. Проверено 26 февраля 2015.
  • [http://dh.tcd.ie/letters1916/ The Letters of 1916 — Crowdsourcing Project] (англ.). Тринити-колледж (Дублин). Проверено 26 февраля 2015.
  • Фицджеральд, Гаррет. [http://www.bbc.co.uk/history/british/easterrising/personal/ 1916 Easter Rising - personal perspective], BBC. Проверено 2 марта 2015.
  • [http://www.rte.ie/laweb/ll/ll_t06_schedule_a.html Easter Rising 50th Anniversary audio & video footage] (англ.). RTÉ (Ирландское общественное телевидение). Проверено 26 февраля 2015.
  • [http://sources.nli.ie/Search/Results?lookfor=easter+1916 Primary and secondary sources relating to the Easter Rising] (англ.). Национальная библиотека Ирландии. Проверено 26 февраля 2015.
  • [http://www.1916rising.com/ Easter Rising site and walking tour of 1916 Dublin] (англ.). Проверено 26 февраля 2015.
  • [http://nearfm.ie/podcast/the-history-show-episode-5/ Podcast about the 1916 Easter Rising] (англ.). Проверено 26 февраля 2015.
  • [http://www.bbc.co.uk/history/british/easterrising/newspapers/index.shtml Press comments 1916—1996] (англ.). BBC. Проверено 26 февраля 2015.
  • [http://www.NormanTeeling.com/rising.php The 1916 Rising by Norman Teeling десять картин Нормана Тилинга, посвящённых восстанию и вывешенных в дублинском Главпочтамте(англ.). Проверено 26 февраля 2015.
  • [http://www.bbc.co.uk/history/british/easterrising BBC History — The Easter Rising] (англ.). BBC. Проверено 26 февраля 2015.
  • [http://www.theirishstory.com/category/the-1916-rising/ The Irish Story archive on the Rising] (англ.). Проверено 26 февраля 2015.
  • [http://www.easter1916.net/ Easter Rising website] (англ.). Проверено 26 февраля 2015.
  • [http://www.easter1916.ie/ Easter 1916 — Digital Heritage Website] (англ.). Проверено 26 февраля 2015.
  • Ленин, Владимир Ильич [http://leninism.su/works/69-tom-30/1985-itogi-diskussii-o-samoopredelenii.html#10._.D0.98.D0.A0.D0.9B.D0.90.D0.9D.D0.94.D0.A1.D0.9A.D0.9E.D0.95_.D0.92.D0.9E.D0.A1.D0.A1.D0.A2.D0.90.D0.9D.D0.98.D0.95_1916_.D0.93.D0.9E.D0.94.D0.90 "Ирландское восстание 1916 года"] (рус.) // Сборник «Социал-Демократа». — 1916. — № 1.
  • [http://www.bureauofmilitaryhistory.ie/ Bureau of Military History — Witness Statements Online (pdf files)] (англ.). Проверено 26 февраля 2015.
  • Логотип Викисклада На Викискладе есть медиафайлы по теме Пасхальное восстание


Отрывок, характеризующий Пасхальное восстание

– Что это было, милая? – прошептала она.
– Это был ваш муж, Влад, но он уже никогда не придёт.
Тут её как будто прорвало... Я никогда до того не слышала такого душераздирающего плача!.. Казалось, что эта бедная женщина хочет выплакать всё, что в её жизни скопилось за эти долгие и, как я позже узнала, весьма ужасные, годы. Но, как говорится, каково бы не было отчаяние или обида, нельзя плакать без конца. Что-то переполняется в душе, будто слёзы смывают всю горечь и боль, и душа, как цветок, потихонечку начинает возвращаться к жизни. Так и Миля, понемножку начала оживать. В глазах появилось удивление, постепенно сменившееся робкой радостью.
– Откуда ты знаешь, что он не придёт, малышка? – как бы желая получить подтверждение, спросила она.
Малышкой меня уже давно никто не называл и особенно в тот момент это прозвучало немножечко странно, потому, что я была именно той «малышкой», которая только что, можно сказать, нечаянно спасла её жизнь… Но обижаться я естественно, не собиралась. Да и не было никаких сил не то, что на обиду, а даже просто… чтобы пересесть на диван. Видимо всё до последнего «истратилось» на тот единственный удар, который повторить теперь я не смогла бы ни за что.
Мы просидели с моей соседкой вместе ещё довольно долго, и она мне наконец-то рассказала, как всё это время (целых десять лет!!!) мучил её муж. Правда она тогда не была совершенно уверена, что это был именно он, но теперь её сомнения рассеялись, и она знала наверняка, что была права. Умирая, Влад ей сказал, что не успокоится, пока не заберёт её с собой. Вот и старался так много лет...
Я никак не могла понять, как человек может быть настолько жестоким и ещё осмелиться называть такой ужас любовью?!. Но я была, как моя соседка сказала, всего лишь маленькой девочкой, которая ещё не могла до конца поверить, что иногда человек может быть ужасным, даже в таком возвышенном чувстве, как любовь…

Один из наиболее шокирующих случаев в моей, весьма продолжительной «практике» контактов с сущностями умерших произошёл, когда я однажды преспокойно шла тёплым осенним вечером из школы домой... Обычно я возвращалась всегда намного позже, так как ходила во вторую смену, и уроки у нас кончались где-то около семи часов вечера, но в тот день двух последних уроков не было и нас раньше обычного отпустили домой.
Погода была на редкость приятной, не хотелось никуда спешить, и перед тем, как пойти домой, я решила немного прогуляться.
В воздухе пахло cладко-горьковатым ароматом последних осенних цветов. Игривый лёгкий ветерок шебуршился в опавших листьях, что-то тихо нашёптывая стыдливо краснеющим в отблесках заката обнажённым деревьям. Покоем и тишиной дышали мягкие сумерки...
Я очень любила это время суток, оно притягивало меня своей загадочностью и хрупкостью чего-то не свершившегося и в то же время даже ещё не начавшегося... Когда ещё не ушёл в прошлое сегодняшний день, а ночь тоже пока ещё не вступила в свои права... Что-то «ничейное» и волшебное, что-то как бы зависшее в «междувременье», что-то неуловимое... Я обожала этот коротенький промежуток времени и всегда чувствовала себя в нём очень особенно.
Но в тот день именно и случилось что-то «особенное», но уж точно не то особенное, что я бы хотела увидеть или пережить ещё раз...
Я спокойно шла к перекрёстку, о чём-то глубоко задумавшись, как вдруг оказалась резко вырванной из своих «грёз» диким визгом тормозов и криками испуганных людей.
Прямо передо мной, маленькая белая легковая машина каким-то об-разом умудрилась стукнуться о цементный столб и со всего маху ударила огромную встречную машину прямо в лоб...
Через какие-то считанные мгновения из смятой почти что в лепёшку белой машины «выскочили» сущности маленьких мальчика и девочки, которые растерянно озирались вокруг, пока наконец обалдело уставились на свои же изуродованные сильнейшим ударом физические тела...
– Это что-о?!. – испуганно спросила девчушка. – Это разве там мы?... – показывая пальчиком на своё окровавленное физическое личико совсем тихо прошептала она. – Как же так... но ведь здесь, это же тоже мы?..
Было ясно, что всё происходящее её шокировало, и самое большое её желание в тот момент было куда-то от всего этого спрятаться...
– Мама ты где?! – вдруг закричала малышка. – Мама-а!
На вид ей было годика четыре, не более. Тоненькие светлые косички, с вплетёнными в них огромными розовыми бантами, смешными «крендельками» топорщились с обеих сторон, делая её похожей на доброго фавна. Широко распахнутые большие серые глаза растерянно смотрели на так хорошо ей знакомый и такой привычный мир, который вдруг почему-то стал непонятным, чужим и холодным... Ей было очень страшно, и она совершенно этого не скрывала.
Мальчонке было лет восемь-девять. Он был худеньким и хрупким, но его круглые «профессорские» очки делали его чуточку старше, и он казался в них очень деловым и серьёзным. Но в данный момент вся его серьёзность куда-то вдруг испарилась, уступая место абсолютной растерянности.
Вокруг машин уже собралась ойкающая сочувствующая толпа, а через несколько минут появилась и милиция, сопровождающая скорую помощь. Наш городок тогда всё ещё не был большим, поэтому на любое «экстренное» происшествие городские службы могли реагировать достаточно организованно и быстро.
Врачи скорой помощи, о чём-то быстро посоветовавшись, начали осторожно вынимать по одному изувеченные тела. Первым оказалось тело мальчика, сущность которого стояла в ступоре рядом со мной, не в состоянии что-либо сказать или подумать.
Бедняжку дико трясло, видимо для его детского перевозбуждённого мозга это было слишком тяжело. Он только смотрел вытаращенными глазами на то, что только что было «им» и никак не мог выйти из затянувшегося «столбняка».
– Мамочка, Мама!!! – опять закричала девочка. – Видас, Видас, ну почему она меня не слышит?!.
Вернее, кричала-то она лишь мысленно, потому что в тот момент, к сожалению, физически уже была мертва... так же, как и её маленький братишка.
А её бедная мама, физическое тело которой всё ещё цепко держалось за свою хрупкую, чуть теплившуюся в нём жизнь, никаким образом не могла её услышать, так как находились они в тот момент уже в разных, недоступных друг другу мирах....
Малыши всё больше и больше терялись и я чувствовала, что ещё чуть-чуть, и у девочки начнётся настоящий нервный шок (если это можно так назвать, говоря о бестелесной сущности?).
– Почему мы там лежим?!.. Почему мама не отвечает нам?! – всё ещё кричала девчушка, дёргая брата за рукав.
– Наверное потому что мы мертвы... – мелко стуча зубами проговорил мальчонка.
– А мама? – в ужасе прошептала малышка.
– Мама жива – не очень уверенно ответил брат.
– А как же мы? Ну, скажи им, что мы здесь, что они не могут без нас уйти! Скажи им!!! – всё ещё не могла успокоиться девчушка.
– Я не могу, они нас не слышат... Ты же видишь, они нас не слышат, – пробовал как-то объяснить девочке брат.
Но она была ещё слишком маленькой, чтобы понять, что мама уже не может её ни услышать, ни с ней говорить. Она не могла всего этого ужаса понять и не хотела его принимать... Маленькими кулачками размазывая льющиеся по бледным щёчкам крупные слёзы, она видела только свою маму, которая почему-то не хотела ей отвечать и не хотела подниматься.
– Мамочка, ну вставай же! – опять закричала она. – Ну, вставай, мама!!!
Врачи начали переносить тела в скорую помощь и тут уже девочка совершенно растерялась...
– Видас, Видас, они нас всех забирают!!! А как же мы? Почему мы здесь?.. – не унималась она.
Мальчик стоял в тихом столбняке, не произнося ни слова, на короткий миг забыв даже про свою маленькую сестру.
– Что же нам теперь делать?.. – уже совсем запаниковала малышка. – Пойдём же, ну, пойдём!!!
– Куда?– тихо спросил мальчик. – Нам теперь некуда идти...
Я не могла этого дольше выносить и решила поговорить с этой несчастной, цеплявшейся друг за друга, перепуганной парой детей, которых судьба вдруг, ни за что, ни про что, вышвырнула в какой-то чужой и совершенно им непонятный мир. И я могла только лишь попробовать представить, как страшно и дико всё это должно было быть, особенно этой маленькой крошке, которая ещё вообще понятия не имела о том, что такое смерть...
Я подошла к ним ближе и тихо, чтобы не напугать, сказала:
– Давайте поговорим, я могу вас слышать.
– Ой, Видас, видишь, она нас слышит!!! – заверещала малышка. – А ты кто? Ты хорошая? Ты можешь сказать маме, что нам страшно?..
Слова лились сплошным потоком из её уст, видимо она очень боялась, что я вдруг исчезну и она не успеет всего сказать. И тут она опять посмотрела на скорую помощь и увидела, что активность врачей удвоилась.
– Смотрите, смотрите, они сейчас нас всех увезут – а как же мы?!. – в ужасе лепетала, совершенно не понимая происходящего, малышка.
Я чувствовала себя в полном тупике, так как первый раз столкнулась с только что погибшими детьми и понятия не имела, как им всё это объяснить. Мальчик вроде бы что-то уже понимал, а вот его сестра была так страшно напугана происходящим, что её маленькое сердечко не хотело понимать ничего вообще...
На какой-то момент я совершенно растерялась. Мне очень хотелось её успокоить, но я никак не могла найти нужных для этого слов и, боясь сделать хуже, пока молчала.
Вдруг из скорой помощи появилась фигура мужчины, и я услышала как одна из медсестёр кому-то крикнула: «Теряем, теряем!». И поняла, что следующим расставшимся с жизнью видимо был отец...
– Ой, па-апочка!!! – радостно запищала девчушка. – А я уже думала, ты нас оставил, а ты здесь! Ой, как хорошо!..
Отец, ничего не понимая, оглядывался по сторонам, как вдруг увидев своё израненное тело и хлопочущих вокруг него врачей, схватился обеими руками за голову и тихо взвыл... Было очень странно наблюдать такого большого и сильного взрослого человека в таком диком ужасе созерцавшего свою смерть. Или может, именно так и должно было происходить?.. Потому, что он, в отличие от детей, как раз-то и понимал, что его земная жизнь окончена и сделать, даже при самом большом желании, уже ничего больше нельзя...
– Папа, папочка, разве ты не рад? Ты же можешь видеть нас? Можешь ведь?.. – счастливо верещала, не понимая его отчаяния, дочка.
А отец смотрел на них с такой растерянностью и болью, что у меня просто разрывалось сердце...
– Боже мой, и вы тоже?!.. И вы?.. – только и мог произнести он. – Ну, за что же – вы?!
В машине скорой помощи три тела уже были закрыты полностью, и никаких сомнений больше не вызывало, что все эти несчастные уже мертвы. В живых осталась пока одна только мать, чьему «пробуждению» я честно признаться, совсем не завидовала. Ведь, увидев, что она потеряла всю свою семью, эта женщина просто могла отказаться жить.
– Папа, папа, а мама тоже скоро проснётся? – как ни в чём не бывало, радостно спросила девчушка.
Отец стоял в полной растерянности, но я видела, что он изо всех сил пытается собраться, чтобы хоть как-то успокоить свою малышку дочь.
– Катенька, милая, мама не проснётся. Она уже не будет больше с нами, – как можно спокойнее произнёс отец.
– Как не будет?!.. Мы же все в месте? Мы должны быть в месте!!! Разве нет?.. – не сдавалась маленькая Катя.
Я поняла, что отцу будет весьма сложно как-то доступно объяснить этому маленькому человечку – своей дочурке – что жизнь для них сильно изменилась и возврата в старый мир не будет, как бы ей этого не хотелось... Отец сам был в совершенном шоке и, по-моему, не меньше дочери нуждался в утешении. Лучше всех пока держался мальчик, хотя я прекрасно видела, что ему также было очень и очень страшно. Всё произошло слишком неожиданно, и никто из них не был к этому готов. Но, видимо, у мальчонки сработал какой-то «инстинкт мужественности», когда он увидел своего «большого и сильного» папу в таком растерянном состоянии, и он, бедняжка, чисто по мужски, перенял «бразды правления» из рук растерявшегося отца в свои маленькие, трясущиеся детские руки...
До этого я никогда не видела людей (кроме моего дедушки) в настоящий момент их смерти. И именно в тот злосчастный вечер я поняла, какими беспомощными и неподготовленными люди встречают момент своего перехода в другой мир!.. Наверное страх чего-то совершенно им неизвестного, а также вид своего тела со стороны (но уже без их в нём присутствия!), создавал настоящий шок ничего об этом не подозревавшим, но, к сожалению, уже «уходящим» людям.
– Папа, папа, смотри – они нас увозят, и маму тоже! Как же мы теперь её найдём?!..
Малышка «трясла» отца за рукав, пытаясь обратить на себя его внимание, но он всё ещё находился где-то «между мирами» и никакого внимания на неё не обращал... Я была очень удивлена и даже разочарована таким недостойным поведением её отца. Каким бы испуганным он не был, у его ног стоял малюсенький человечек – его крохотная дочурка, в глазах которой он был «самым сильным и самым лучшим» папой на свете, в чьём участии и поддержке она в данный момент очень нуждалась. И до такой степени раскисать в её присутствии, по моему понятию, он просто не имел никакого права...
Я видела, что эти бедные дети совершенно не представляют, что же им теперь делать и куда идти. Честно говоря, такого понятия не имела и я. Но кому-то надо было что-то делать и я решила опять вмешаться в может быть совершенно не моё дело, но я просто не могла за всем этим спокойно наблюдать.
– Простите меня, как вас зовут? – тихо спросила у отца я.
Этот простой вопрос вывел его из «ступора», в который он «ушёл с головой», будучи не в состоянии вернуться обратно. Очень удивлённо уставившись на меня, он растерянно произнёс:
– Валерий... А откуда взялась ты?!... Ты тоже погибла? Почему ты нас слышишь?
Я была очень рада, что удалось как-то его вернуть и тут же ответила:
– Нет, я не погибла, я просто шла мимо когда всё это случилось. Но я могу вас слышать и с вами говорить. Если вы конечно этого захотите.
Тут уже они все на меня удивлённо уставились...
– А почему же ты живая, если можешь нас слышать? – поинтересовалась малышка.
Я только собралась ей ответить, как вдруг неожиданно появилась молодая темноволосая женщина, и, не успев ничего сказать, опять исчезла.
– Мама, мама, а вот и ты!!! – счастливо закричала Катя. – Я же говорила, что она придёт, говорила же!!!
Я поняла, что жизнь женщины видимо в данный момент «висит на волоске», и её сущность на какое-то мгновение просто оказалась вышибленной из своего физического тела.
– Ну и где же она?!.. – расстроилась Катя. – Она же только что здесь была!..
Девочка видимо очень устала от такого огромного наплыва самых разных эмоций, и её личико стало очень бледным, беспомощным и печальным... Она крепко-накрепко вцепилась в руку своему брату, как будто ища у него поддержки, и тихо прошептала:
– И все вокруг нас не видят... Что же это такое, папа?..
Она вдруг стала похожа на маленькую, грустную старушечку, которая в полной растерянности смотрит своими чистыми глазами на такой знакомый белый свет, и никак не может понять – куда же теперь ей идти, где же теперь её мама, и где теперь её дом?.. Она поворачивалась то к своему грустному брату, то к одиноко стоявшему и, казалось бы, полностью ко всему безразличному отцу. Но ни один из них не имел ответа на её простой детский вопрос и бедной девчушке вдруг стало по-настоящему очень страшно....
– А ты с нами побудешь? – смотря на меня своими большими глазёнками, жалобно спросила она.
– Ну, конечно побуду, если ты этого хочешь, – тут же заверила я.
И мне очень захотелось её крепко по-дружески обнять, чтобы хоть чуточку согреть её маленькое и такое испуганное сердечко...
– Кто ты, девочка? – неожиданно спросил отец. – Просто человек, только немножко «другой», – чуть смутившись ответила я. – Я могу слышать и видеть тех, кто «ушёл»... как вот вы сейчас.
– Мы ведь умерли, правда? – уже спокойнее спросил он.
– Да, – честно ответила я.
– И что же теперь с нами будет?
– Вы будете жить, только уже в другом мире. И он не такой уж плохой, поверьте!.. Просто вам надо к нему привыкнуть и полюбить.
– А разве после смерти ЖИВУТ?.. – всё ещё не веря, спрашивал отец.
– Живут. Но уже не здесь, – ответила я. – Вы чувствуете всё так же, как раньше, но это уже другой, не ваш привычный мир. Ваша жена ещё находится там, так же, как и я. Но вы уже перешли «границу» и теперь вы на другой стороне, – не зная, как точнее объяснить, пыталась «достучаться» до него я.
– А она тоже когда-нибудь к нам придёт? – вдруг спросила девчушка.
– Когда-нибудь, да, – ответила я.
– Ну, тогда я её подожду – уверенно заявила довольная малышка. – И мы опять будем все вместе, правда, папа? Ты же хочешь чтобы мама опять была с нами, правда ведь?..
Её огромные серые глаза сияли, как звёздочки, в надежде, что её любимая мама в один прекрасный день тоже будет здесь, в её новом мире, даже не понимая, что этот ЕЁ теперешний мир для мамы будет не более и не менее, как просто смерть...
И, как оказалось, долго малышке ждать не пришлось... Её любимая мама появилась опять... Она была очень печальной и чуточку растерянной, но держалась намного лучше, чем до дикости перепуганный отец, который сейчас уже, к моей искренней радости, понемножку приходил в себя.
Интересно то, что за время моего общение с таким огромным количеством сущностей умерших, я почти с уверенностью могла бы сказать, что женщины принимали «шок смерти» намного увереннее и спокойнее, чем это делали мужчины. Я тогда ещё не могла понять причины этого любопытного наблюдения, но точно знала, что это именно так. Возможно, они глубже и тяжелее переносили боль вины за оставленных ими в «живом» мире детей, или за ту боль, которую их смерть приносила родным и близким. Но именно страх смерти у большинства из них (в отличии от мужчин) почти что начисто отсутствовал. Могло ли это в какой-то мере объясняться тем, что они сами дарили самое ценное, что имелось на нашей земле – человеческую жизнь? Ответа на этот вопрос тогда ещё у меня, к сожалению, не было...
– Мамочка, мама! А они говорили, что ты ещё долго не придёшь! А ты уже здесь!!! Я же знала, что ты нас не оставишь! – верещала маленькая Катя, задыхаясь от восторга. – Теперь мы опять все вместе и теперь будет всё хорошо!
И как же грустно было наблюдать, как вся эта милая дружная семья старалась уберечь свою маленькую дочь и сестру от сознания того, что это совсем не так уж и хорошо, что они опять все вместе, и что ни у одного из них, к сожалению, уже не осталось ни малейшего шанса на свою оставшуюся непрожитую жизнь... И что каждый из них искренне предпочёл бы, чтобы хоть кто-то из их семьи остался бы в живых... А маленькая Катя всё ещё что-то невинно и счастливо лопотала, радуясь, что опять они все одна семья и опять совершенно «всё хорошо»...
Мама печально улыбалась, стараясь показать, что она тоже рада и счастлива... а душа её, как раненная птица, криком кричала о её несчастных, так мало проживших малышах...
Вдруг она как бы «отделила» своего мужа и себя от детей какой-то прозрачной «стеной» и, смотря прямо на него, нежно коснулась его щеки.
– Валерий, пожалуйста, посмотри на меня – тихо проговорила женщина. – Что же мы будем делать?.. Это ведь смерть, правда, же?
Он поднял на неё свои большие серые глаза, в которых плескалась такая смертельная тоска, что теперь уже мне вместо него захотелось по-волчьи завыть, потому что принимать всё это в душу было почти невозможно...
– Как же могло произойти такое?.. За что же им-то?!.. – опять спросила Валерия жена. – Что же нам теперь делать, скажи?
Но он ничего не мог ей ответить, ни, тем более, что-то предложить. Он просто был мёртв, и о том, что бывает «после», к сожалению, ничего не знал, так же, как и все остальные люди, жившие в то «тёмное» время, когда всем и каждому тяжелейшим «молотом лжи» буквально вбивалось в голову, что «после» уже ничего больше нет и, что человеческая жизнь кончается в этот скорбный и страшный момент физической смерти...
– Папа, мама, и куда мы теперь пойдём? – жизнерадостно спросила девчушка. Казалось, теперь, когда все были в сборе, она была опять полностью счастлива и готова была продолжать свою жизнь даже в таком незнакомом для неё существовании.
– Ой, мамочка, а моя ручка прошла через скамейку!!! А как же теперь мне сесть?.. – удивилась малышка.
Но не успела мама ответить, как вдруг прямо над ними воздух засверкал всеми цветами радуги и начал сгущаться, превращаясь в изумительной красоты голубой канал, очень похожий на тот, который я видела во время моего неудачного «купания» в нашей реке. Канал сверкал и переливался тысячами звёздочек и всё плотнее и плотнее окутывал остолбеневшую семью.
– Я не знаю кто ты, девочка, но ты что-то знаешь об этом – неожиданно обратилась ко мне мать. – Скажи, мы должны туда идти?
– Боюсь, что да, – как можно спокойнее ответила я. – Это ваш новый мир, в котором вы будете жить. И он очень красивый. Он понравится вам.
Мне было чуточку грустно, что они уходят так скоро, но я понимала, что так будет лучше, и, что они не успеют даже по настоящему пожалеть о потерянном, так как им сразу же придётся принимать свой новый мир и свою новую жизнь...
– Ой, мамочка, мама, как красиво!!! Почти, как Новый Год!.. Видас, Видас, правда красиво?! – счастливо лепетала малышка. – Ну, пойдём-те же, пойдёмте, чего же вы ждёте!
Мама грустно мне улыбнулась и ласково сказала:
– Прощай, девочка. Кто бы ты ни была – счастья тебе в этом мире...
И, обняв своих малышей, повернулась к светящемуся каналу. Все они, кроме маленькой Кати, были очень грустными и явно сильно волновались. Им приходилось оставлять всё, что было так привычно и так хорошо знакомо, и «идти» неизвестно куда. И, к сожалению, никакого выбора у них в данной ситуации не было...
Вдруг в середине светящегося канала уплотнилась светящаяся женская фигура и начала плавно приближаться к сбившемуся «в кучку» ошарашенному семейству.
– Алиса?.. – неуверенно произнесла мать, пристально всматриваясь в новую гостью.
Сущность улыбаясь протянула руки к женщине, как бы приглашая в свои объятия.
– Алиса, это правда ты?!..
– Вот мы и встретились, родная, – произнесло светящее существо. – Неужели вы все?.. Ох, как жаль!.. Рано им пока... Как жаль...
– Мамочка, мама, кто это? – шёпотом спросила ошарашенная ма-лышка. – Какая она красивая!.. Кто это, мама?
– Это твоя тётя, милая, – ласково ответила мать.
– Тётя?! Ой как хорошо – новая тётя!!! А она кто? – не унималась любопытная девчушка.
– Она моя сестра, Алиса. Ты её никогда не видела. Она ушла в этот «другой» мир когда тебя ещё не было.
– Ну, тогда это было очень давно, – уверенно констатировала «неоспоримый факт» маленькая Катя...
Светящаяся «тётя» грустно улыбалась, наблюдая свою жизнерадостную и ничего плохого в этой новой жизненной ситуации не подозревавшую маленькую племянницу. А та себе весело подпрыгивала на одной ножке, пробуя своё необычное «новое тело» и, оставшись им совершенно довольной, вопросительно уставилась на взрослых, ожидая, когда же они наконец-то пойдут в тот необыкновенный светящийся их «новый мир»... Она казалась опять совершенно счастливой, так как вся её семья была здесь, что означало – у них «всё прекрасно» и не надо ни о чём больше волноваться... Её крошечный детский мирок был опять привычно защищён любимыми ею людьми и она больше не должна была думать о том, что же с ними такое сегодня случилось и просто ждала, что там будет дальше.
Алиса очень внимательно на меня посмотрела и ласково произнесла:
– А тебе ещё рано, девочка, у тебя ещё долгий путь впереди...
Светящийся голубой канал всё ещё сверкал и переливался, но мне вдруг показалось, что свечение стало слабее, и как бы отвечая на мою мысль, «тётя» произнесла:
– Нам уже пора, родные мои. Этот мир вам уже больше не нужен...
Она приняла их всех в свои объятия (чему я на мгновение удивилась, так как она как бы вдруг стала больше) и светящийся канал исчез вместе с милой девочкой Катей и всей её чудесной семьёй... Стало пусто и грустно, как будто я опять потеряла кого-то близкого, как это случалось почти всегда после новой встречи с «уходящими»...
– Девочка, с тобой всё в порядке? – услышала я чей-то встревоженный голос.
Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием.
Вечер был таким же чудесным и тёплым, и вокруг всё оставалось точно так же, как было всего лишь какой-то час назад... только мне уже не хотелось больше гулять.
Чьи-то хрупкие, хорошие жизни только что так легко оборвавшись, белым облачком улетели в другой мир, и мне стало вдруг очень печально, как будто вместе с ними улетела капелька моей одинокой души... Очень хотелось верить, что милая девочка Катя обретёт хоть какое-то счастье в ожидании своего возвращения «домой»... И было искренне жаль всех тех, кто не имел приходящих «тётей», чтобы хоть чуточку облегчить свой страх, и кто в ужасе метался уходя в тот дугой, незнакомый и пугающий мир, даже не представляя, что их там ждёт, и не веря, что это всё ещё продолжается их «драгоценная и единственная» ЖИЗНЬ...

Незаметно летели дни. Проходили недели. Понемногу я стала привыкать к своим необычным каждодневным визитёрам... Ведь все, даже самые неординарные события, которые мы воспринимаем в начале чуть ли не как чудо, становятся обычным явлениям, если они повторяются регулярно. Вот так и мои чудесные «гости», которые в начале меня так сильно изумляли, стали для меня уже почти что обычным явлением, в которое я честно вкладывала часть своего сердца и готова была отдать намного больше, если только это могло бы кому-то помочь. Но невозможно было вобрать в себя всю ту нескончаемую людскую боль, не захлебнувшись ею и не разрушив при этом себя саму. Поэтому я стала намного осторожнее и старалась помогать уже не открывая при этом все «шлюзы» своих бушующих эмоций, а пыталась оставаться как можно более спокойной и, к своему величайшему удивлению, очень скоро заметила, что именно таким образом я могу намного больше и эффективнее помочь, совершенно при этом не уставая и тратя на всё это намного меньше своих жизненных сил.
Казалось бы, моё сердце давно должно было бы «замкнуться», окунувшись в такой «водопад» человеческой грусти и тоски, но видимо радость за наконец-то обретённый столь желанный покой тех, кому удавалось помочь, намного превышала любую грусть, и мне хотелось делать это без конца, насколько тогда хватало моих, к сожалению, всего лишь ещё детских, сил.
Так я продолжала непрерывно с кем-то беседовать, кого-то где-то искать, кому-то что-то доказывать, кого-то в чём-то убеждать, а если удавалось, кого-то даже и успокаивать…
Все «случаи» были чем-то друг на друга похожи, и все они состояли из одинаковых желаний «исправить» что-то, что в «прошедшей» жизни не успели прожить или сделать правильно. Но иногда случалось и что-то не совсем обычное и яркое, что накрепко отпечатывалось в моей памяти, заставляя снова и снова к этому возвращаться…
В момент «ихнего» появления я спокойно сидела у окна и рисовала розы для моего школьного домашнего задания. Как вдруг очень чётко услышала тоненький, но очень настойчивый детский голосок, который почему-то шёпотом произнёс:
– Мама, мамочка, ну, пожалуйста! Мы только попробуем… Я тебе обещаю… Давай попробуем?..
Воздух посередине комнаты уплотнился, и появились две, очень похожие друг на друга, сущности, как потом выяснилось – мама и её маленькая дочь. Я ждала молча, удивлённо за ними наблюдая, так как до сих пор ко мне всегда приходили исключительно по одному. Поэтому, вначале я подумала, что одна из них вероятнее всего должна быть такая же, как я – живая. Но никак не могла определить – которая, так как, по моему восприятию, живых среди этих двух не было...
Женщина всё молчала, и девочка, видимо не выдержав дольше, чуть-чуть до неё дотронувшись, тихонько прошептала:
– Мама!..
Но никакой реакции не последовало. Мать казалась абсолютно ко всему безразличной, и лишь рядом звучавший тоненький детский голосок иногда способен был вырвать её на какое-то время из этого жуткого оцепенения и зажечь маленькую искорку в, казалось, навсегда погасших зелёных глазах...
Девочка же наоборот – была весёлой и очень подвижной и, казалось, чувствовала себя совершенно счастливой в том мире, в котором она в данный момент обитала.
Я никак не могла понять, что же здесь не так и старалась держаться как можно спокойнее, чтобы не спугнуть своих странных гостей.
– Мама, мама, ну говори же!!! – видно опять не выдержала девчушка.
На вид ей было не больше пяти-шести лет, но главенствующей в этой странной компании, видимо, была именно она. Женщина же всё время молчала.
Я решила попробовать «растопить лёд» и как можно ласковее спросила:
– Скажите, могу ли я вам чем-то помочь?
Женщина грустно на меня посмотрела и наконец-то проговорила:
– Разве мне можно помочь? Я убила свою дочь!..
У меня мурашки поползли по коже от такого признания. Но девочку это, видимо, абсолютно не смутило и она спокойно произнесла:
– Это неправда, мама.
– А как же было на самом деле? – осторожно спросила я.
– На нас наехала страшно большая машина, а мама была за рулём. Она думает, что это её вина, что она не могла меня спасти. – Тоном маленького профессора терпеливо объяснила девочка. – И вот теперь мама не хочет жить даже здесь, а я не могу ей доказать, как сильно она мне нужна.
– И что бы ты хотела, чтобы сделала я? – спросила я её.
– Пожалуйста, не могла бы ты попросить моего папу, чтобы он перестал маму во всём обвинять? – вдруг очень грустно спросила девочка. – Я очень здесь с ней счастлива, а когда мы ходим посмотреть на папу, она потом надолго становится такой, как сейчас…
И тут я поняла, что отец видимо очень любил эту малышку и, не имея другой возможности излить куда-то свою боль, во всём случившимся обвинял её мать.
– Хотите ли вы этого также? – мягко спросила у женщины я.
Она лишь грустно кивнула и опять намертво замкнулась в своём скорбном мире, не пуская туда никого, включая и так беспокоившуюся за неё маленькую дочь.
– Папа хороший, он просто не знает, что мы ещё живём. – Тихо сказала девочка. – Пожалуйста, ты скажи ему…
Наверное, нет ничего страшнее на свете, чем чувствовать на себе такую вину, какую чувствовала она... Её звали Кристина. При жизни она была жизнерадостной и очень счастливой женщиной, которой, во время её гибели, было всего лишь двадцать шесть лет. Муж её обожал…
Её маленькую дочурку звали Вэста, и она была первым в этой счастливой семье ребёнком, которого обожали все, а отец просто не чаял в ней души…
Самого же главу семьи звали Артур, и он был таким же весёлым, жизнерадостным человеком, каким до смерти была его жена. И вот теперь никто и ничто не могло ему помочь найти хоть какой-то покой в его истерзанной болью душе. И он растил в себе ненависть к любимому человеку, своей жене, пытаясь этим оградить своё сердце от полного крушения.
– Пожалуйста, если ты пойдёшь к папе, не пугайся его… Он иногда бывает странным, но это когда он «не настоящий». – Прошептала девочка. И чувствовалось, что ей неприятно было об этом говорить.
Я не хотела спрашивать и этим ещё больше её огорчать, поэтому решила, что разберусь сама.
Я спросила у Вэсты, кто из них хочет мне показать, где они жили до своей гибели, и живёт ли там всё ещё её отец? Место, которое они назвали, меня чуть огорчило, так как это было довольно-таки далеко от моего дома, и чтобы добраться туда, требовалось немало времени. Поэтому так сразу я не могла ничего придумать и спросила моих новых знакомых, смогут ли они появиться вновь хотя бы через несколько дней? И получив утвердительный ответ, «железно» им пообещала, что обязательно встречусь за это время с их мужем и отцом.
Вэста лукаво на меня глянула и сказала:
– Если папа не захочет тебя сразу выслушать, ты скажи ему, что его «лисёнок» очень по нему скучает. Так папа называл меня только, когда мы были с ним одни, и кроме него этого не знает больше никто...
Её лукавое личико вдруг стало очень печальным, видимо вспомнив что-то очень ей дорогое, и она вправду стала чем-то похожа на маленького лисёнка…
– Хорошо, если он мне не поверит – я ему это скажу. – Пообещала я.
Фигуры, мягко мерцая, исчезли. А я всё сидела на своём стуле, напряжённо пытаясь сообразить, как же мне выиграть у моих домашних хотя бы два-три свободных часа, чтобы иметь возможность сдержать данное слово и посетить разочарованного жизнью отца...
В то время «два-три часа» вне дома было для меня довольно-таки длинным промежутком времени, за который мне стопроцентно пришлось бы отчитываться перед бабушкой или мамой. А, так как врать у меня никогда не получалось, то надо было срочно придумать какой-то реальный повод для ухода из дома на такое длительное время.
Подвести моих новых гостей я никоим образом не могла...
На следующий день была пятница, и моя бабушка, как обычно собиралась на рынок, что она делала почти каждую неделю, хотя, если честно, большой надобности в этом не было, так как очень многие фрукты и овощи росли в нашем саду, а остальными продуктами обычно были битком набиты все ближайшие продовольственные магазины. Поэтому, такой еженедельный «поход» на рынок наверняка был просто-напросто символичным – бабушка иногда любила просто «проветриться», встречаясь со своими друзьями и знакомыми, а также принести всем нам с рынка что-то «особенно вкусненькое» на выходные дни.
Я долго крутилась вокруг неё, ничего не в силах придумать, как бабушка вдруг спокойно спросила:
– Ну и что тебе не сидится, или приспичило что?..
– Мне уйти надо! – обрадовавшись неожиданной помощи, выпалила я. – Надолго.
– Для других или для себя? – прищурившись спросила бабушка.
– Для других, и мне очень надо, я слово дала!
Бабушка, как всегда, изучающе на меня посмотрела (мало кто любил этот её взгляд – казалось, что она заглядывает прямо тебе в душу) и наконец сказала:
– К обеду чтобы была дома, не позже. Этого достаточно?
Я только кивнула, чуть не подпрыгивая от радости. Не думала, что всё обойдётся так легко. Бабушка часто меня по-настоящему удивляла – казалось, она всегда знала, когда дело было серьёзно, а когда был просто каприз, и обычно, по-возможности, всегда мне помогала. Я была очень ей благодарна за её веру в меня и мои странноватые поступки. Иногда я даже была почти что уверена, что она точно знала, что я делала и куда шла… Хотя, может и вправду знала, только я никогда её об этом не спрашивала?..
Мы вышли из дома вместе, как будто я тоже собиралась идти с ней на рынок, а за первым же поворотом дружно расстались, и каждая уже пошла своей дорогой и по своим делам…
Дом, в котором всё ещё жил отец маленькой Вэсты был в первом у нас строящемся «новом районе» (так называли первые многоэтажки) и находился от нас примерно в сорока минутах быстрой ходьбы. Ходить я очень любила всегда, и это не доставляло мне никаких неудобств. Только я очень не любила сам этот новый район, потому что дома в нём строились, как спичечные коробки – все одинаковые и безликие. И так как место это только-только ещё начинало застраиваться, то в нём не было ни одного дерева или любой какой-нибудь «зелени», и оно было похожим на каменно-асфальтовый макет какого-то уродливого, ненастоящего городка. Всё было холодным и бездушным, и чувствовала я себя там всегда очень плохо – казалось, там мне просто не было чем дышать...
И ещё, найти номера домов, даже при самом большом желании, там было почти что невозможно. Как, например, в тот момент я стояла между домами № 2 и № 26, и никак не могла понять, как же такое может быть?!. И гадала, где же мой «пропавший» дом № 12?.. В этом не было никакой логики, и я никак не могла понять, как люди в таком хаосе могут жить?
Наконец-то с чужой помощью мне удалось каким-то образом найти нужный дом, и я уже стояла у закрытой двери, гадая, как же встретит меня этот совершенно мне незнакомый человек?..
Я встречала таким же образом много чужих, неизвестных мне людей, и это всегда вначале требовало большого нервного напряжения. Я никогда не чувствовала себя комфортно, врываясь в чью то частную жизнь, поэтому, каждый такой «поход» всегда казался мне чуточку сумасшедшим. И ещё я прекрасно понимала, как дико это должно было звучать для тех, кто буквально только что потерял родного им человека, а какая-то маленькая девочка вдруг вторгалась в их жизнь, и заявляла, что может помочь им поговорить с умершей женой, сестрой, сыном, матерью, отцом… Согласитесь – это должно было звучать для них абсолютно и полностью ненормально! И, если честно, я до сих пор не могу понять, почему эти люди слушали меня вообще?!.
Так и сейчас я стояла у незнакомой двери, не решаясь позвонить и не представляя, что меня за ней ждёт. Но тут же вспомнив Кристину и Вэсту и мысленно обругав себя за свою трусость, я усилием воли заставила себя поднять чуть дрожавшую руку и нажать кнопку звонка…
За дверью очень долго никто не отвечал. Я уже собралась было уйти, как дверь внезапно рывком распахнулась, и на пороге появился, видимо бывший когда-то красивым, молодой мужчина. Сейчас, к сожалению, впечатление от него было скорее неприятное, потому, что он был попросту очень сильно пьян…
Мне стало страшно, и первая мысль была побыстрее оттуда уйти. Но рядом со мной, я чувствовала бушующие эмоции двух очень взволнованных существ, которые готовы были пожертвовать бог знает чем, только бы этот пьяный и несчастный, но такой родной и единственный им человек наконец-то хоть на минуту их услышал….
– Ну, чего тебе?! – довольно агрессивно начал он.
Он был по-настоящему очень сильно пьян и всё время качался из стороны в сторону, не имея сил крепко держаться на ногах. И тут только до меня дошло, что значили слова Вэсты, что папа бывает «не настоящим»!.. Видимо девчушка видела его в таком же состоянии, и это никак не напоминало ей того, её папу, которого она знала и любила всю свою коротенькую жизнь. Вот поэтому-то, она и называла его «не настоящим»…
– Пожалуйста, не бойся его. – Прозвучал в моей голове её голосок, как будто она почувствовала, о чём я в тот момент думаю. Это заставило меня собраться и заговорить.
– Я хотела бы с вами поговорить, – успокаивающе сказала я. – Можно мне войти?
– Зачем? – почти зло спросил мужчина.
– Только пожалуйста, не волнуйтесь… У меня к вам поручение… Я вам принесла вести от вашей дочери… Она здесь, со мной, если хотите с ней поговорить.
Я боялась подумать, какую реакцию у этого, вдребезги пьяного, человека вызовут мои слова. И как оказалось – не очень-то ошиблась…
Он взревел, как раненый зверь, и я испугалась, что вот сейчас сбегутся все соседи и мне придётся уйти, так ничего и не добившись…
– Не сметь!!!! – бушевал, разъярённый моими словами, отец. – Ты откуда такая взялась? Убирайся!..
Я не знала, что ему сказать, как объяснить? Да и стоило ли?.. Ведь всё равно он почти ничего в данный момент не понимал. Но тоненький голосок опять прошептал:
– Не бойся, пожалуйста… Скажи ему, что я здесь. Я много раз его таким видела…
– Простите меня, Артур. Ведь так вас зовут? Хотите вы верить или нет, но со мною и правда сейчас здесь находится ваша дочь и она видит всё, что вы говорите или делаете.
Он на секунду уставился на меня почти что осмысленным взором, и я уже успела обрадоваться, что всё обойдётся, как вдруг сильные руки подняли меня с земли и поставили по другую сторону порога, быстро захлопнув прямо у меня перед носом злосчастную дверь...
К своему стыду, я совершенно растерялась… Конечно же, за всё это время, что я общалась с умершими, было всякое. Некоторые люди злились уже только за то, что какая-то незнакомая девчонка вдруг посмела потревожить их покой… Некоторые просто вначале не верили в реальность того, о чём я пыталась им рассказать… А некоторые не хотели говорить вообще, так как я была им чужой. Всякое было.... Но чтобы вот так просто выставили за дверь – такого не было никогда. И я опять же, как иногда это со мной бывало, почувствовала себя маленькой и беспомощной девочкой, и очень захотела, чтобы какой-то умный взрослый человек вдруг дал бы мне хороший совет, от которого сразу решились бы все проблемы и всё стало бы на свои места.
Но, к сожалению, такого «взрослого» рядом не было, и выпутываться из всего приходилось мне самой. Так что, зажмурившись и глубоко вздохнув, я собрала свои «дрожащие» эмоции в кулак и опять позвонила в дверь…
Опасность всегда не так страшна, когда знаешь, как она выглядит… Вот так и здесь – я сказала себе, что имею дело всего-навсего с пьяным, озлобленным болью человеком, которого я ни за что больше не буду бояться.
На этот раз дверь открылась намного быстрее. На пьяном лице Артура было неописуе-мое удивление.
– Да неужто опять ты?!.. – не мог поверить он.
Я очень боялась, что он опять захлопнет дверь, и тогда уже у меня не останется никаких шансов...
– Папа, папочка, не обижай её! Она уйдёт и тогда уже никто нам не поможет!!! – чуть не плача шептала девчушка. – Это я, твой лисёнок! Помнишь, как ты мне обещал отвезти меня на волшебную гору?!.. Помнишь? – Она «впилась» в меня своими круглыми умоляющими глазёнками, отчаянно прося повторить её слова. Я посмотрела на её мать – Кристина тоже кивнула.
Это никак не казалось мне хорошей идеей, но решать за них я не имела права, потому, что это была их жизнь и это был, вероятнее всего, их последний разговор…
Я повторила слова малышки, и тут же ужаснулась выражению лица её несчастного отца – казалось, только что ему прямо в сердце нанесли глубокий ножевой удар…
Я пыталась с ним говорить, пыталась как-то успокоить, но он был невменяем и ничего не слышал.
– Пожалуйста, войди внутрь! – прошептала малышка.
Кое-как протиснувшись мимо него в дверной проём, я вошла... В квартире стоял удушливый запах алкоголя и чего-то ещё, что я никак не могла определить.
Когда-то давно это видимо была очень приятная и уютная квартира, одна из тех, которые мы называли счастливыми. Но теперь это был настоящий «ночной кошмар», из которого её владелец, видимо, не в состоянии был выбраться сам...
Какие-то разбитые фарфоровые кусочки валялись на полу, перемешавшись с порванными фотографиями, одеждой, и бог знает ещё с чем. Окна были завешаны занавесками, от чего в квартире стоял полумрак. Конечно же, такое «бытиё» могло по-настоящему навеять только смертельную тоску, иногда сопровождающуюся самоубийством...
Видимо у Кристины появились схожие мысли, потому что она вдруг в первый раз меня попросила:
– Пожалуйста, сделай что-нибудь!
Я ей тут же ответила: «Конечно!» А про себя подумала: «Если б я только знала – что!!!»… Но надо было действовать, и я решила, что буду пробовать до тех пор, пока чего-то да не добьюсь – или он меня наконец-то услышит, или (в худшем случае) опять выставит за дверь.
– Так вы будете говорить или нет? – намеренно зло спросила я. – У меня нет времени на вас, и я здесь только потому, что со мной этот чудный человечек – ваша дочь!
Мужчина вдруг плюхнулся в близ стоявшее кресло и, обхватив голову руками, зарыдал... Это продолжалось довольно долго, и видно было, что он, как большинство мужчин, совершенно не умел плакать. Его слёзы были скупыми и тяжёлыми, и давались они ему, видимо, очень и очень нелегко. Тут только я первый раз по-настоящему поняла, что означает выражение «мужские слёзы»…
Я присела на краешек какой-то тумбочки и растерянно наблюдала этот поток чужих слёз, совершенно не представляя, что же делать дальше?..
– Мама, мамочка, а почему здесь такие страшилища гуляют? – тихо спросил испуганный голосок.
И только тут я заметила очень странных существ, которые буквально «кучами» вились вокруг пьяного Артура...
У меня зашевелились волосы – это были самые настоящие «монстры» из детских сказок, только здесь они почему-то казались даже очень и очень реальными… Они были похожи на выпущенных из кувшина злых духов, которые каким-то образом сумели «прикрепиться» прямо к груди бедного человека, и, вися на нём гроздьями, с превеликим наслаждением «пожирали» его, почти что уже иссякшую, жизненную силу…
Я чувствовала, что Вэста испугана до щенячьего визга, но изо всех сил пытается этого не показать. Бедняжка в ужасе наблюдала, как эти жуткие «монстры» с удовольствием и безжалостно «кушали» её любимого папу прямо у неё на глазах… Я никак не могла сообразить, что же делать, но знала, что надо действовать быстро. Наскоро осмотревшись вокруг и не найдя ничего лучше, я схватила кипу грязных тарелок и изо всех сил швырнула на пол… Артур от неожиданности подпрыгнул в кресле и уставился на меня полоумными глазами.
– Нечего раскисать! – закричала я, – посмотрите, каких «друзей» вы привели к себе в дом!
Я не была уверенна, увидит ли он то же самое, что видели мы, но это была моя единственная надежда как-то его «очухать» и таким образом заставить хоть самую малость протрезветь.
По тому, как его глаза вдруг полезли на лоб, оказалось – увидел… В ужасе шарахнувшись в угол, он не мог отвезти взгляд от своих «симпатичных» гостей и, не в состоянии вымолвить ни слова, только показывал на них дрожащей рукой. Его мелко трясло, и я поняла, что если ничего не сделать, у бедного человека начнётся настоящий нервный припадок.
Я попробовала мысленно обратиться к этим странными монстроподобными существам, но ничего путного из этого не получилось; они лишь зловеще «рычали», отмахиваясь от меня своими когтистыми лапами, и не оборачиваясь, послали мне прямо в грудь очень болезненный энергетический удар. И тут же, один из них «отклеился» от Артура и, присмотрев, как он думал, самую лёгкую добычу, прыгнул прямо на Вэсту… Девчушка от неожиданности дико завизжала, но – надо отдать должное её храбрости – тут же начала отбиваться, что было сил. Они оба, и он и она, были такими же бестелесными сущностями, поэтому прекрасно друг друга «понимали» и могли свободно наносить друг другу энергетические удары. И надо было видеть, с каким азартом эта бесстрашная малышка кинулась в бой!.. От бедного съёжившегося «монстра» только искры сыпались от её бурных ударов, а мы, трое наблюдавших, к своему стыду так остолбенели, что не сразу среагировали, чтобы хотя бы как-то ей помочь. И как раз в тот же момент, Вэста стала похожа на полностью выжатый золотистый комок и, став совершенно прозрачной, куда-то исчезла. Я поняла, что она отдала все свои детские силёнки, пытаясь защититься, и вот теперь ей не хватило их, чтобы просто выдерживать с нами контакт… Кристина растерянно озиралась вокруг – видимо её дочь не имела привычки так просто исчезать, оставляя её одну. Я тоже осмотрелась вокруг и тут… увидела самое потрясённое лицо, которое когда-либо видела в своей жизни и тогда, и все последующие долгие годы... Артур стоял в настоящем шоке и смотрел прямо на свою жену!.. Видимо слишком большая доза алкоголя, огромный стресс, и все последующие эмоции, на какое-то мгновение открыли «дверь» между нашими разными мирами и он увидел свою умершую Кристину, такую же красивую и такую же «настоящую», какой он знал её всегда… Никакими словами невозможно было бы описать выражения их глаз!.. Они не говорили, хотя, как я поняла, Артур вероятнее всего мог её слышать. Думаю, в тот момент он просто не мог говорить, но в его глазах было всё – и дикая, душившая его столько времени боль; и оглушившее его своей неожиданностью, безграничное счастье; и мольба, и ещё столько всего, что не нашлось бы никаких слов, чтобы попытаться всё это рассказать!..
Он протянул к ней руки, ещё не понимая, что уже никогда не сможет её больше в этом мире обнять, да и вряд ли он в тот момент понимал что-то вообще... Он просто опять её видел, что само по себе уже было совершенно невероятно!.. А всё остальное не имело сейчас для него никакого значения... Но тут появилась Вэста. Она удивлённо уставилась на отца и, вдруг всё поняв, душераздирающе закричала:
– Папа! Папулечка… Папочка!!! – и бросилась ему на шею… Вернее – попыталась броситься… Потому что она, так же, как и её мать, уже не могла физически соприкасаться с ним в этом мире больше никогда.
– Лисёнок… малышка моя… радость моя… – повторял, всё ещё хватая пустоту, отец. – Не уходи, только пожалуйста не уходи!...
Он буквально «захлёбывался» слишком сильными для его изболевшегося сердца эмоциями. И тут я испугалась, что это нежданное, почти что нечеловеческое счастье может его просто-напросто убить... Но обстановку (очень вовремя!) разрядили всеми забытые, но не забывшие никого, шипящие и взбесившиеся «монстры»… К своему стыду, «загипнотизированная» красотой встречи, я начисто про них забыла!.. Теперь же, изменив свою «тактику» и уже не нападая больше на отца, они сочли более удобным утолить свой вечный «голод» и насытиться жизненной силой ребёнка – маленькой Вэсты… Артур в полной панике размахивал руками, пытаясь защитить свою дочь, но естественно был не в состоянии никому навредить. Ситуация полностью уходила из под контроля и слишком быстро начинала принимать весьма нежелательный для меня оборот. Надо было как можно скорее избавиться от всей этой клыкастой-когтистой-шипящей жути, да ещё так, чтобы она не смогла больше вернуться к этому бедному человеку уже никогда...
– Думай, думай, думай!.. – чуть ли не в слух кричала я себе.
И вдруг, как в яркой вспышке, я очень чётко увидела «картинку» своего светящегося слепящим зелёным цветом тела, и своих старых «звёздных друзей», которые, улыбаясь, показывали на этот зелёный свет... Видимо каким-то образом моему «паникующему» мозгу удалось их откуда-то призвать, и теперь они пытались мне по-своему «подсказать», что я должна делать. Долго не думая, я закрыла глаза и попыталась сосредоточиться, пробуя мысленно призвать давно забытое ощущение… И буквально через долю секунды вся «вспыхнула» тем же самым изумительно ярким зелёным светом, который только что видела на показанной друзьями «картинке». Моё тело сияло так сильно, что освещало почти что всю комнату, вместе с кишащими в ней мерзкими существами. Я не была уверенна, что делать дальше, но чувствовала, что должна направить этот «свет» (или точнее, энергию) на всех тех извивающихся «ужастиков», чтобы как можно скорее заставить их исчезнуть из нашего поля зрения, а также, из и без них достаточно сложной, жизни Артура. Комната вспыхнула зелёным, и я почувствовала как из моих ладоней вырвался очень «густой» зелёный луч и направился прямиком в цель… Тут же послышался дикий визг, перешедший в настоящий «потусторонний» вой… Я почти уже успела обрадоваться, что наконец-то будет всё хорошо и они прямо сейчас исчезнут навсегда, но, как оказалось, до «счастливого конца» пока ещё было чуточку далековато… Существа судорожно цеплялись когтями и лапами за всё ещё машущего руками «папу» и отбивающуюся от них малышку, и пока что явно не собирались сдаваться. Я поняла, что второй «атаки» Вэста уже не выдержит, и тем же самым потеряет свой единственный шанс последний раз поговорить со своим отцом. А вот этого, как раз-то, я допустить никак не могла. Тогда я ещё раз собралась и, что было сил, «швырнула» зелёные лучи теперь уже на всех «монстров» одновременно. Что-то звонко хлопнуло… и наступила полная тишина.