Первая мировая война

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Первая мировая война
300px
Дата

28 июля 1914 — 11 ноября 1918

Место

Европа, Африка и Ближний Восток (недолго в Китае и на островах Тихого океана)

Причина

экономический империализм, территориальные и экономические притязания, торговые барьеры, милитаризм и автократия, баланс сил, союзные обязательства европейских держав.

Итог

Победа Антанты. Февральская и Октябрьская революции в России и Ноябрьская революция в Германии. Распад Российской, Германской, Османской и Австро-Венгерской империй.

Изменения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Противники
Антанта и её союзники:

Третья французская республика Третья французская республика
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Британская империя
Российская империя Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Россия (до 03.03.1918)
Королевство Италия (1861—1946) Королевство Италия1915)

Центральные державы:
Командующие
Третья французская республика Р. Пуанкаре

Третья французская республика Ж. Клемансо
Третья французская республика Ж. Жоффр

22px Николай II
Российская империяАлександр Керенский
Российская Советская Федеративная Социалистическая РеспубликаНиколай Крыленко

22px Георг V
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Г. Асквит
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Д. Ллойд Джордж

Сербия Пётр I Карагеоргиевич
Сербия принц-регент Александр
Сербия Р. Путник
Сербия Ж. Мишич
Сербия С. Степанович
Сербия П. Бойович
Сербия П. Юришич-Штурм
Бельгия Альберт I
22px Никола I
Черногория Я. Вукотич
22px Виктор Эммануил III
Италия Л. Кадорна
Италия А. Диаз
Италия принц Луиджи
22px Фердинанд I
Румыния К. Презан
Румыния А. Авереску
22px Т. В. Вильсон
Соединённые Штаты Америки Дж. Першинг
Греция П. Данглис
Японская империя Окума Сигэнобу
Японская империя Тэраути Масатакэ
Южно-Африканский Союз Ян Христиан Смэтс Китайская Народная Республика Китайская Народная Республика Юань Шикай
Китайская Народная Республика Ли Юаньхун

Китайская Народная Республика Дуань Цижуй

Китайская Народная Республика Фэн Гочжан

Сиам Вачиравуд

Египет Хусейн Камиль

22px Франц Иосиф I

22px Карл I
Австро-Венгрия Ф. фон Гётцендорф
Австро-Венгрия А. фон Штрауссенбург
22px Вильгельм II
22px Э. фон Фалькенхайн
22px Пауль фон Гинденбург
22px Х. фон Мольтке (Младший)
22px Р. Шеер
22px Э. Людендорф
22px Шпее, Максимилиан фон
22px 22px кронпринц Рупрехт
22px Мехмед V
22px Мехмед VI
Османская империя Энвер-паша
22px Фердинанд I
Третье Болгарское царство В. Вазов
Третье Болгарское царство Н. Жеков
Третье Болгарское царство Г. Стоянов-Тодоров

Силы сторон
Мобилизовано за всю войну:

Российская империя 12.000.000 человек,

Соединённое королевство Великобритании и Ирландии 8.840.000 человек

Третья французская республика 8.660.000 человек,

Италия 5.615.000 человек,

Соединённые Штаты Америки 4.740.000 человек,

Румыния 1.234.000 человек,

Японская империя 800.000 человек

Сербия 708.000 человек,

Бельгия 380.000 человек,

Греция 250.000 человек,

Черногория 50.000 человек,

Итого: 43.277.000 человек

Мобилизовано за всю войну:

Германская империя 13.250.000 человек

Австро-Венгрия 7.800.000 человек

Османская империя 3.000.000 человек

Третье Болгарское царство 1.200.000 человек

Итого: 25.250.000 человек.

Потери
Погибло военных: 5 953 372

Ранено военных: 9 723 991
Пропало военных: 4 000 676[6]

Погибло военных: 4 043 397

Ранено военных: 8 465 286
Пропало военных: 3 470 138[6]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Пе́рвая мирова́я война́ (28 июля 1914 — 11 ноября 1918) — один из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества.

Это ретроспективное название утвердилось в историографии только после начала Второй мировой войны в 1939 году[7]. В межвоенный период употреблялось название «Великая война» (англ. The Great War, фр. La Grande guerre), в Российской империи её также называли «Великой войной», «Большой войной», «Второй Отечественной», «Великой Отечественной»[8], а также неформально (и до революции, и после) — «германской»; затем в СССР — «империалистической войной».

Формальным поводом к войне послужило Сараевское убийство 28 июня 1914 года австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда, выступавшего за создание внутри Австро-Венгрии в том числе и славянских национальных автономий, девятнадцатилетним сербским террористом, студентом из Боснии Гаврилой Принципом, который являлся одним из членов террористической организации «Млада Босна», боровшейся за объединение всех южнославянских народов в одно государство.

В результате войны прекратили своё существование четыре империи: Российская, Австро-Венгерская, Османская и Германская (хотя возникшая вместо кайзеровской Германии Веймарская республика формально продолжала именоваться Германской империей). Страны-участницы потеряли убитыми более 10 млн солдат и около 12 млн мирных жителей, около 55 млн человек были ранены[9].







Содержание

Участники

Четверной союз: Германия, Австро-Венгрия, Османская империя, Болгария.

Антанта: Россия, Франция, Великобритания.

Союзники Антанты (поддержали Антанту в войне): США, Япония, Сербия, Италия (участвовала в войне на стороне Антанты с 1915 года, несмотря на то, что была членом Тройственного союза), Черногория, Бельгия, Египет, Португалия, Румыния, Греция, Бразилия, Китай, Куба, Никарагуа, Сиам, Гаити, Либерия, Панама, Гватемала, Гондурас, Коста-Рика, Боливия, Доминиканская республика, Перу, Уругвай, Эквадор.

Хронология объявления войны
Дата Кто объявил Кому объявил
1914
28 июля Австро-Венгрия Австро-Венгрия Сербия Сербия
1 августа Германия Германия Россия Россия
3 августа Германия Германия Франция Франция
4 августа Германия Германия Бельгия Бельгия
Великобритания Британская империя Германия Германия
5 августа Черногория Черногория Австро-Венгрия Австро-Венгрия
6 августа Австро-Венгрия Австро-Венгрия Россия Россия
Сербия Сербия Германия Германия
9 августа Черногория Черногория Германия Германия
11 августа Франция Франция Австро-Венгрия Австро-Венгрия
12 августа Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Британская империя Австро-Венгрия Австро-Венгрия
22 августа Австро-Венгрия Австро-Венгрия Бельгия Бельгия
23 августа Японская империя Япония Германия Германия
25 августа Японская империя Япония Австро-Венгрия Австро-Венгрия
1 ноября Россия Россия Османская империя Османская империя
2 ноября Сербия Сербия Османская империя Османская империя
3 ноября Черногория Черногория Османская империя Османская империя
5 ноября Великобритания Британская империя
Франция Франция
Османская империя Османская империя
1915
23 мая Италия Италия Австро-Венгрия Австро-Венгрия
3 июня Сан-Марино Сан-Марино Австро-Венгрия Австро-Венгрия
21 августа Италия Италия Османская империя Османская империя
14 октября Болгария Болгария Сербия Сербия
15 октября Великобритания Британская империя
Черногория Черногория
Болгария Болгария
16 октября Франция Франция Болгария Болгария
19 октября Италия Италия
Россия Россия
Болгария Болгария
1916
9 марта Германия Германия Португалия Португалия
15 марта Австро-Венгрия Австро-Венгрия Португалия Португалия
27 августа Румыния Румыния Австро-Венгрия Австро-Венгрия
Италия Италия Германия Германия
28 августа Германия Германия Румыния Румыния
30 августа Османская империя Османская империя Румыния Румыния
1 сентября Болгария Болгария Румыния Румыния
1917
6 апреля Соединённые Штаты Америки США Германия Германия
7 апреля Куба Куба Германия Германия
10 апреля Болгария Болгария Соединённые Штаты Америки США
13 апреля Боливия Боливия Германия Германия
20 апреля Османская империя Османская империя Соединённые Штаты Америки США
2 июля Греция Греция Германия Германия
Австро-Венгрия Австро-Венгрия
Османская империя Османская империя
Болгария Болгария
22 июля Таиланд Сиам Германия Германия
Австро-Венгрия Австро-Венгрия
4 августа Либерия Либерия Германия Германия
14 августа 22px Китай Германия Германия
Австро-Венгрия Австро-Венгрия
6 октября Перу Перу Германия Германия
7 октября Уругвай Уругвай Германия Германия
26 октября Бразилия Бразилия Германия Германия
7 декабря Соединённые Штаты Америки США Австро-Венгрия Австро-Венгрия
7 декабря Эквадор Эквадор Германия Германия
10 декабря Панама Панама Австро-Венгрия Австро-Венгрия
16 декабря Куба Куба Австро-Венгрия Австро-Венгрия
1918
23 апреля Гватемала Гватемала Германия Германия
8 мая Никарагуа Никарагуа Германия Германия
Австро-Венгрия Австро-Венгрия
23 мая Коста-Рика Коста-Рика Германия Германия
12 июля Республика Гаити Гаити Германия Германия
19 июля Гондурас Гондурас Германия Германия
10 ноября Румыния Румыния Германия Германия

Предыстория конфликта

Файл:Map Europe alliances 1914-ru.svg
Военные альянсы в Европе в 1914 году

Задолго до войны в Европе нарастали противоречия между великими державами — Германией, Австро-Венгрией, Италией, Францией, Великобританией, Россией.

Германская империя, образованная в ходе франко-прусской войны 1870—1871 годов, первоначально не стремилась к политическому и экономическому господству на Европейском континенте. Как заявил её создатель Бисмарк, хорошо понимавший уязвимость географического положения государства, окружённого сильными в экономическом и военном отношении соседями:

Сильная Германия желает, чтобы её оставили в покое и дали развиваться в мире, для чего она должна иметь сильную армию, поскольку никто не отважится напасть на того, кто имеет меч в ножнах… Все государства, за исключением Франции, нуждаются в нас и, насколько это возможно, будут воздерживаться от создания коалиций против нас в результате соперничества друг с другом[10].

Но окрепшая в экономическом и военном смысле страна к середине 1880-х годов стала бороться за гегемонию в Европе. Германия слишком поздно приступила к колониальной экспансии и потому практически осталась без колоний, отчего германский капитал был лишён рынков сбыта. К тому же Германия испытывала острый недостаток жизненного пространства для своего быстрорастущего населения и дефицит продовольствия. Чтобы решить эти проблемы, нужен был новый передел мира в пользу Германии и германского капитала. То есть Германия должна была завоевать гегемонию на Европейском континенте, разгромив блок великих держав, уже поделивших весь мир: Россию, Францию и Англию.

К концу XIX века агрессивные планы Германии стали всё больше проясняться для её соседей. В ответ Россия и Франция в 1891 году заключили военный союз, к которому в 1907 году примкнула Англия. Эти страны образовали союз под именем «Сердечное согласие» — Антанта.

Австро-Венгрия, будучи многонациональной империей, из-за внутренних межнациональных противоречий была постоянным очагом нестабильности в Европе. Она стремилась удержать полученные ею по решению Берлинского конгресса и аннексированные в 1908 году Боснию и Герцеговину (см.: Боснийский кризис). При этом она противодействовала России, взявшей на себя роль защитника всех славян на Балканах. К тому же и Сербия, союзник России, претендовала на роль объединительного центра южных славян.

На Ближнем Востоке сталкивались интересы практически всех держав, стремившихся успеть к разделу разваливающейся Османской империи (Турции). При этом союзники России всячески противодействовали её стремлению получить контроль над проливами между Чёрным и Эгейским морями, что обеспечило бы её постоянное присутствие в Средиземном море.

Противостояние стран Антанты с одной стороны и Германии с Австро-Венгрией с другой привело к Первой мировой войне, где противниками Антанты (Россия, Великобритания и Франция) и её союзников был блок Центральных держав (Германия, Австро-Венгрия, Османская империя и Болгария), в котором Германия играла ведущую роль. К 1914 году окончательно оформились два блока:

Блок Антанта (оформился в 1907 году после заключения русско-французского, англо-французского и англо-русского союзных договоров): Российская империя, Великобритания, Франция.

Блок Тройственный союз: Германия, Австро-Венгрия, Италия.

Италия, однако, вступила в войну в 1915 году на стороне Антанты — зато к Германии и Австро-Венгрии в ходе войны присоединились Турция и Болгария, образовав Четверной союз (или блок Центральных держав).

К упоминаемым в разных источниках причинам войны относятся экономический империализм, торговые барьеры, милитаризм и автократия, баланс сил, происходившие накануне локальные конфликты (Балканские войны, Итало-турецкая война), приказы о всеобщей мобилизации в России и в Германии, территориальные притязания и союзные обязательства европейских держав[11].

Все ищут и не находят причину, по которой началась война. Их поиски тщетны, причину эту они не найдут. Война началась не по какой-то одной причине, война началась по всем причинам сразу.

Томас Вудро Вильсон

В. И. Ленин писал осенью 1914 года в статье «Война и российская социал-демократия»[12], которая фактически явилась Манифестом РСДРП(б) по отношению к войне, в самом её начале[13]:

Немецкая буржуазия, распространяя сказки об оборонительной войне с её стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с её точки зрения, момент для войны, используя свои последние усовершенствования в военной технике и предупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешённые Россией и Францией.

В. И. Ленин

Ответственность за начало войны историки возлагают в порядке убывания на Германию, Австро-Венгрию, Россию, Сербию, Францию, Британию[14]. Некоторые учёные при этом делают акцент на роли геополитических амбиций отдельных государств, в частности, Германии[15] и России[16].

Состояние вооружённых сил к началу войны

Накануне Первой мировой войны Франция обладала самой большой армией в Европе (включая колониальные войска) — 882 907 человек. Этому способствовал закон от 7 августа 1913 года, увеличивший срок службы с 2 до 3 лет и снизивший призывной возраст с 21 года до 20 лет. Почти такой же по численности была армия Германии — 808 280 человек[17].

С конца 1890-х годов в германских военных кругах имело место противостояние «флотофилов» и сторонников наращивания сухопутной армии. Осуществлялась амбициозная программа создания военного флота, равного по мощи английскому, и чтобы обеспечить финансовую стабильность, правительство вынуждено было сдерживать рост сухопутной армии. Это в свою очередь вызывало недовольство значительной части военных, что проявилось в дискуссиях вокруг военного бюджета 1912 и 1913 годов. Сторонники увеличения военного бюджета развернули мощную пропагандистскую кампанию, и в конце концов бюджет 1913 года уже в значительной мере соответствовал требованиям сторонников наращивания сухопутных вооружений.

Вооружённые силы Тройственного союза
Страна Численность армии после мобилизации (тыс. чел.) Лёгких орудий (к началу войны) Тяжёлых орудий полевой артиллерии (к началу войны) Самолётов (к началу войны)
Германия 3822 4840 1688 232
Австро-Венгрия 2300 3104 168 65
Итого 6122 7944 1856 297
Вооружённые силы Антанты
Страна Численность армии после мобилизации (тыс. чел.) Лёгких орудий Тяжёлых орудий полевой артиллерии Самолётов
Россия 5338 6848 240 263
Великобритания 1000 1226 126 90
Франция 3781 3360 84 156
Итого 10 119 11 434 450 509
Флот

Для флота России немецкие верфи (в том числе Blohm & Voss) строили, но не успели достроить до начала войны 6 эсминцев, по проекту впоследствии прославившегося «Новика», построенного на Путиловском заводе и вооружённого оружием, произведенным на Обуховском заводе.

Авиация

Авиапарк Германии был многочисленным, но устаревшим. Основным самолётом германских ВВС был самый массовый, но в то же время безнадёжно устаревший в Европе самолёт — моноплан типа «Таубе».

При мобилизации также было реквизировано значительное количество гражданских и почтовых самолётов. Более того, авиация была определена в отдельный род войск лишь в 1916 году, до этого она числилась в «транспортных войсках» (Kraftfahrers).

В военных целях применялись поначалу полужесткие, а затем мягкие дирижабли «Парсеваль», в 1913 году был принят на вооружение жёсткий дирижабль «Шютте-Ланц». Всего к началу войны было построено 25 цеппелинов, из них 17 вошли в состав ВВС и ВМФ.

Но авиации уделялось малое значение во всех армиях, кроме французской, где авиация должна была выполнять регулярные авианалёты на территорию Эльзас-Лотарингии, Рейнланда и Баварского Пфальца. Общие финансовые затраты на военную авиацию в 1913 году составили в Германии 322 тыс. марок, во Франции — 6 млн франков.

В России расходы на военную авиацию составили около 1 млн рублей. Страна добилась значительных успехов, построив незадолго до начала войны первый в мире четырёхмоторный самолёт «Илья Муромец», которому суждено было стать первым стратегическим бомбардировщиком.

Артиллерия

Несмотря на русско-французский союз, «Крупп» и другие германские фирмы исправно посылали свои новейшие вооружения на испытания в Россию. С 1865 года ГАУ и Обуховский завод успешно сотрудничали с фирмой «Крупп», которая поддерживала связь с Россией и Францией до самого начала войны. Но при Николае II предпочтение стали отдавать французским орудиям. Таким образом, Россия, учтя опыт двух ведущих артиллерийских производителей, вступила в войну с неплохой артиллерией малых и средних калибров, имея при этом 1 ствол на 786 солдат против 1 ствола на 476 солдат в германской армии, но по тяжёлой артиллерии русская армия существенно отставала от германской армии, имея 1 ствол на 22 241 солдат и офицеров против 1 ствол на 2798 солдат в германской армии. И это не считая миномётов, которые уже были на вооружении германской армии и которых вообще не было в 1914 году в русской армии[18].

Стрелковое оружие

Анализ опыта англо-бурской, русско-японской и балканских войн показал, что 70 — 85 % потерь[19] в бою это потери от ружейного огня противника и поэтому во всех армиях винтовка считалась главным средством поражения врага. На вооружении армий состояли магазинные винтовки с магазином на 5 (в Великобритании — 10) патронов, калибра 6,5 — 8 мм и прицельной дальностью стрельбы в 2000—2600 м[20].
В пехотных полках существовали пулемётные команды вооружённые 6 — 8 станковыми пулемётами, из расчёта иметь два пулемёта на один батальон. Так, русский пехотный полк 4-батальонного (16-ротного) состава имел в своём штате (от 6 мая 1910 года) пулемётную команду на восемь станковых пулемётов Максима, в германской и во французской армиях имелось по шесть пулемётов на полк 3-батальонного (12-ротного) состава[21].
Также для ведения ближнего боя на вооружении имелись револьверы и самозарядные пистолеты. Причём, револьверов в армиях было больше, чем самозарядных пистолетов, так как последние появились только после изобретения бездымного пороха, имели однорядный магазин малой емкости, их надёжность (безотказность) в бою вызывала сомнения, а перевооружение стоило дорого.

События перед началом Первой мировой войны

Файл:Франц Фердинанд и София.jpg
Франц Фердинанд и София

28 июня 1914 года Гаврило Принцип, девятнадцатилетний боснийский серб, студент, член националистической сербской террористической организации Млада Босна, убивает в Сараеве наследника австрийского престола эрцгерцога Франца Фердинанда, приехавшего для ознакомления со вновь приобретёнными территориями, и его жену Софию Хотек. Это сараевское убийство австрийские и германские правящие круги решили использовать как предлог для развязывания европейской войны. 5 июля Германия обещает поддержку Австро-Венгрии в случае конфликта с Сербией.

Файл:Gavrila Princip.jpg
Гаврило Принцип

23 июля Австро-Венгрия, заявив, что Сербия стояла за убийством Франца Фердинанда, объявляет ей ультиматум, в котором требует от Сербии выполнить условия, в числе которых: произвести чистки госаппарата и армии от офицеров и чиновников, замеченных в антиавстрийской пропаганде; арестовать подозреваемых в содействии терроризму; разрешить полиции Австро-Венгрии проводить на сербской территории следствия и наказания виновных в антиавстрийских действиях. На ответ было дано всего 48 часов.

В тот же день Сербия начинает мобилизацию, однако соглашается на все требования Австро-Венгрии, кроме допуска на свою территорию австрийской полиции.

26 июля Австро-Венгрия объявляет мобилизацию и начинает сосредотачивать войска на границе с Сербией и Россией.

Начало Первой мировой войны

28 июля Австро-Венгрия, заявив, что требования ультиматума не выполнены, объявляет Сербии войну. Австро-венгерская тяжёлая артиллерия начинает обстрел Белграда, а регулярные войска Австро-Венгрии пересекают сербскую границу. Россия заявляет, что не допустит оккупации Сербии. Во французской армии прекращаются отпуска.

29 июля Николай II отправил Вильгельму II телеграмму с предложением «передать австро-сербский вопрос на Гаагскую конференцию»[22] (в международный третейский суд в Гааге).[23] Вильгельм II не ответил на эту телеграмму.[24][25][26][27]

29 июля в германской армии были отменены отпуска.

Файл:Solar eclipse under frontal line from Niva Magazine.jpg
Затмение 8 августа 1914 года в России, прошедшее по местам будущих боевых действий ПМВ (началась 1 августа)

30 июля началась частичная мобилизация во Франции.

31 июля в Российской империи объявлена всеобщая мобилизация в армию.

В тот же день в Германии было объявлено «положение, угрожающее войной». Германия предъявляет России ультиматум: прекратить призыв в армию, или Германия объявит войну России. Франция, Австро-Венгрия и Германия объявляют о всеобщей мобилизации. Германия стягивает войска к бельгийской и французской границам.

При этом утром 1 августа министр иностранных дел Англии Эдуард Грей обещал немецкому послу в Лондоне, что в случае войны между Германией и Россией Англия останется нейтральной, при условии, если Франция не будет атакована[28]. Тремя днями ранее, когда кайзер 28 июля обещал Англии не захватывать французские территории в случае её нейтралитета, Грей 30 июля отверг это «позорное предложение» в Палате общин[28].

Файл:Nicholas II declaring war on Germany from the balcony of the Winter Palace.jpeg
Николай II объявляет о начале войны с Германией с балкона Зимнего дворца.

1 августа Германия объявила войну России, в тот же день немцы вторглись в Люксембург. 2 августа германские войска окончательно оккупировали Люксембург, и Бельгии был выдвинут ультиматум о пропуске германских армий к границе с Францией. На размышления давалось всего 12 часов.

3 августа Германия объявила войну Франции, обвинив её в «организованных нападениях и воздушных бомбардировках Германии» и «в нарушении бельгийского нейтралитета».

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Бельгийский бронеавтомобиль «Sava». 1914

3 августа Бельгия ответила отказом на ультиматум Германии. 4 августа германские войска вторглись в Бельгию. Король Бельгии Альберт обратился за помощью к странам-гарантам бельгийского нейтралитета. Лондон направил в Берлин ультиматум: прекратить вторжение в Бельгию, или Англия объявит войну Германии. По истечении срока ультиматума Великобритания объявила войну Германии и направила войска на помощь Франции.

6 августа Австро-Венгрия объявила войну России.

Кампания 1914 года

Война в 1914 году разворачивалась на двух основных театрах военных действий — французском и русском, а также на Балканах (в Сербии), на Кавказе и Ближнем Востоке (с ноября 1914 года), в колониях европейских государств — в Африке, в Китае, в Океании. В 1914 году все участники войны собирались закончить войну за несколько месяцев путём решительного наступления. Но никто не ожидал, что война примет затяжной характер.

Ход боевых действий

Французский театр военных действий — Западный фронт

Файл:Diemer-Luftkampf.jpg
Воздушный бой

Стратегические планы сторон к началу войны. Германия к началу войны руководствовалась достаточно старой военной доктриной — планом Шлиффена, предусматривавшим мгновенный разгром Франции, прежде чем «неповоротливая» Россия сможет мобилизовать и выдвинуть к границам свою армию. Нападение предусматривалось через территорию Бельгии (с целью обхода основных французских сил), взять Париж изначально предполагалось за 39 дней. В двух словах суть плана была изложена Вильгельмом II: «Обед у нас будет в Париже, а ужин — в Санкт-Петербурге». В 1906 план был модифицирован (под руководством начальника немецкого генштаба генерала Мольтке-младшего) и приобрёл не столь категоричный характер — значительную часть войск всё же предполагалось оставить на Восточном фронте, нападать следовало через Бельгию, но не затрагивая нейтральную Голландию.

Франция, в свою очередь, руководствовалась военной доктриной (так называемый План-17), предписывающей начинать войну с освобождения Эльзаса-Лотарингии. Французы ожидали, что основные силы германской армии первоначально будут сосредоточены против Эльзаса.

Вторжение германской армии в Бельгию. Перейдя бельгийскую границу утром 4 августа, германская армия, следуя Плану Шлиффена, легко смела слабые заслоны бельгийской армии и двинулась вглубь Бельгии. Бельгийская армия, которую германцы превышали по численности более чем в 10 раз, неожиданно оказала активное сопротивление, которое, однако, не смогло существенно задержать противника. Обходя и блокируя хорошо укреплённые бельгийские крепости: Льеж (пал 16 августа, см.: Штурм Льежа), Намюр (пал 25 августа) и Антверпен (пал 9 октября), — немцы гнали перед собой бельгийскую армию и 20 августа взяли Брюссель, в тот же день войдя в соприкосновение с англо-французскими силами. Правительство Бельгии бежало в Гавр. Король Альберт I с последними сохраняющими боеспособность частями продолжал оборонять Антверпен (см.: Осада Антверпена).

Германия вторглась в Бельгию без объявления войны, что начальник Генерального штаба Германии фон Мольтке-младший объяснил тем, что «объявление войны нежелательно, поскольку есть надежда, что руководству страны станет ясной суть происходящих событий»[29].

Вторжение в Бельгию оказалось неожиданностью для французского командования, однако французы сумели организовать переброску своих частей в направлении прорыва значительно быстрее, чем то предполагалось германскими планами.

Действия в Эльзасе и Лотарингии. 7 августа французы силами 1-й и 2-й армий начали наступление в Эльзасе, а 14 августа — и в Лотарингии. Наступление имело для французов символическое значение — территория Эльзаса-Лотарингии была отторгнута у Франции в 1871 году, после поражения во франко-прусской войне. Хотя первоначально им удалось углубиться на германскую территорию, захватив Саарбрюккен (см.: Лотарингская операция) и Мюльхаузен (см.: Битва при Мюльхаузене), одновременно разворачивающееся наступление германцев в Бельгии заставило их перекинуть туда часть своих войск. Последовавшие контрудары не встретили у французов достаточного сопротивления, и к концу августа французская армия отошла на прежние позиции, оставив Германии небольшую часть французской территории.

Пограничное сражение. 20 августа англо-французские и германские войска вошли в соприкосновение в районе франко-бельгийской границы — началось Пограничное сражение. Французское командование к моменту начала войны не ожидало, что главный удар германские войска нанесут через Бельгию, а потому основные силы французских войск были сосредоточены на границе с Эльзасом. С началом вторжения германской армии в Бельгию французы начали активную переброску армейских частей в направлении немецкого прорыва, но к моменту соприкосновения с германцами войска союзников находились в достаточном беспорядке: французы и англичане были вынуждены принять бой тремя отдельными несвязанными между собой группами войск. На территории Бельгии, у Монса, располагался Британский экспедиционный корпус (BEF), юго-восточнее, у Шарлеруа, стояла 5-я французская армия. В Арденнах, приблизительно по границе Франции с Бельгией и Люксембургом, размещались 3-я и 4-я французские армии. Все три группировки англо-французских войск в Пограничном сражении потерпели тяжёлое поражение (см.: Битва при Монсе, Битва при Шарлеруа, Арденнская операция (1914)), потеряв около 250 тысяч человек, и немцы с севера широким фронтом вторглись во Францию, нанося главный удар западнее, в обход Парижа, беря таким образом французскую армию в гигантские клещи.

Германские армии стремительно шли вперёд. Английские части отступали к побережью. Французское командование, уже не рассчитывая удержать Париж, готовило сдачу столицы и отвод всех войск за р. Сена. 2 сентября правительство Франции бежало в Бордо. Оборону города возглавил генерал Галлиени.

Файл:Russian Expeditionary Force in France.jpg
Экспедиционный корпус Российской армии во Франции. Лето 1916 года, Шампань. Начальник 1-й бригады генерал Лохвицкий с несколькими русскими и французскими офицерами обходит позиции

Неудачные августовские действия французской армии заставили командующего ею генерала Жоффра немедленно заменить большое количество (до 30 % от общего числа) плохо проявивших себя генералов; обновление и омоложение французского генералитета впоследствии оценивалось крайне положительно.

Битва на Марне. («Чудо на Марне») Для завершения операции по обходу Парижа и окружению французской армии у германской армии не хватило сил. Войска, пройдя с боями сотни километров, вымотались, коммуникации растянулись, нечем было прикрывать фланги и возникающие бреши, резервов не было, маневрировать приходилось одними и теми же частями, гоняя их туда-сюда, поэтому Ставка согласилась с предложением командующего: совершавшей обходной манёвр 1-й армии фон Клюка сократить фронт наступления и не совершать глубокий охват французской армии в обход Парижа, а повернуть на восток севернее французской столицы и ударить в тыл основным силам французской армии.

Поворачивая на восток севернее Парижа, немцы подставляли свои правый фланг и тыл под удар французской группировки, сосредоточенной для обороны Парижа. Прикрыть правый фланг и тыл было нечем: 2 корпуса и конная дивизия, изначально предназначавшиеся для усиления наступающей группировки, были отправлены в Восточную Пруссию на помощь терпящей поражение 8-й германской армии. Тем не менее, германское командование пошло на роковой для себя манёвр: повернуло войска на восток, не доходя до Парижа, надеясь на пассивность противника. Французское командование не преминуло воспользоваться представившейся возможностью и ударило в неприкрытые фланг и тыл германской армии. Началась Первая битва на Марне, в которой союзникам удалось переломить ход боевых действий в свою пользу и отбросить немецкие войска на фронте от Вердена до Амьена на 50—100 километров назад. Битва на Марне была интенсивной, но непродолжительной — основное сражение началось 5 сентября, 9 сентября поражение германской армии стало очевидным, к 12—13 сентября был закончен отход германской армии к рубежу по рекам Эна и Вель. Приказ об отходе был встречен с полным непониманием. В результате впервые за время военных действий в немецкой армии получили распространение настроения разочарованности и подавленности[29].

Битва на Марне имела большое моральное значение для всех сторон. Для французов она стала первой победой над германцами, преодолением позора поражения в франко-прусской войне. После битвы на Марне капитулянтские настроения во Франции заметно пошли на спад. Англичане осознали недостаточную боевую мощь своих войск и в дальнейшем взяли курс на увеличение своих вооружённых сил в Европе и усиление их боевой подготовки. Германские планы быстрого разгрома Франции потерпели крах; возглавлявший Полевой генеральный штаб Мольтке был заменен Фалькенгайном. Жоффр, напротив, приобрёл во Франции огромный авторитет. Битва на Марне стала поворотным моментом войны на французском театре военных действий, после которого прекратилось непрерывное отступление англо-французских войск, фронт стабилизировался, а силы противников — приблизительно сравнялись.

«Бег к Морю». Сражения во Фландрии. Битва на Марне перешла в так называемый «Бег к морю» — двигаясь, обе армии пытались окружить друг друга с фланга, что привело лишь к тому, что линия фронта сомкнулась, упёршись в берег Северного моря. Действия армий в этой плоской, населённой, насыщенной дорогами и железными дорогами местности отличались чрезвычайной мобильностью; как только одни столкновения оканчивались стабилизацией фронта, обе стороны быстро перемещали свои войска на север, в сторону моря, и сражение возобновлялось на следующем этапе. На первом этапе (вторая половина сентября) бои шли по рубежам рек Уаза и Сомма, затем, на втором этапе (29 сентября — 9 октября), бои шли вдоль реки Скарпы (сражение при Аррасе); на третьем этапе произошли сражения у Лилля (10—15 октября), на реке Изер (18—20 октября), у Ипра (30 октября — 15 ноября). 9 октября пал последний очаг сопротивления бельгийской армии — Антверпен, а потрёпанные бельгийские части присоединились к англо-французским, заняв на фронте крайнюю северную позицию.

К 15 ноября всё пространство между Парижем и Северным морем было плотно заполнено войсками обеих сторон, фронт стабилизировался, наступательный потенциал германцев исчерпался, обе стороны перешли к позиционной борьбе. Важным успехом Антанты можно считать то, что ей удалось удержать порты, наиболее удобные для морского сообщения с Англией (прежде всего Кале).

Позиции сторон к концу 1914 года. К концу 1914 года Бельгия была почти полностью завоевана Германией.

Фронт начинался на побережье у Остенде и шёл прямо на юг к Ипру. Таким образом, за Антантой осталась только небольшая западная часть Фландрии с городом Ипр. Лилль был отдан германцам. Затем фронт шёл через Аррас на Нуайон (за германцами), поворачивал на Восток к Лану (за французами), затем на юг к Суассону (за французами). Здесь фронт ближе всего подходил к Парижу (около 70 км) и отсюда через Реймс (за французами) шёл в направлении на Восток и переходил в Верденский укреплённый район. Потерянная французами территория имела форму веретена протяжённостью вдоль фронта 380—400 км, глубиной в самом широком месте 100—130 км от довоенной границы Франции в сторону Парижа. После этого, в районе Нанси, заканчивалась зона активных боевых действий 1914 года, фронт далее в целом шёл по границе Франции и Германии. Нейтральные Швейцария и Италия (пока) в войне не участвовали.

Итоги кампании 1914 года на французском театре военных действий. Кампания 1914 года отличалась чрезвычайной динамичностью. Крупные армии обеих сторон активно и быстро маневрировали, чему способствовала насыщенная дорожная сеть района боевых действий. Расположение войск не всегда образовывало сплошной фронт, войска не возводили долговременных оборонительных линий. К ноябрю 1914 года начала складываться стабильная линия фронта. Обе стороны, исчерпав наступательный потенциал, приступили к постройке траншей и проволочных заграждений, рассчитанных на постоянное использование. Война перешла в позиционную фазу. Так как протяжённость всего Западного фронта (от Северного моря до Швейцарии) составляла немногим более 700 километров, плотность расположения войск на нём была существенно выше, чем на Восточном фронте. Особенностью кампании было то, что интенсивные военные действия велись только на северной половине фронта (севернее Верденского укреплённого района), где обе стороны сконцентрировали основные силы. Фронт от Вердена и южнее рассматривался обеими сторонами как второстепенный. Потерянная французами зона (центром которой являлась Пикардия) была плотно заселённой и значимой как в сельскохозяйственном, так и в индустриальном отношении.

11 ноября в битве под Лангемарком немцы провели атаку, поразившую мировую общественность своей бессмысленностью и пренебрежением к человеческой жизни, бросив на английские пулемёты подразделения, набранные из необстрелянных молодых людей — студентов и рабочих[29]. Затем подобное неоднократно стали повторять военачальники с обеих сторон, а солдаты на этой войне стали рассматриваться как «пушечное мясо».

К началу 1915 года воюющие державы столкнулись с тем, что война приняла такой характер, который не предусматривался довоенными планами ни одной из сторон, — она стала затяжной. Хотя германцам удалось захватить почти всю Бельгию и значительную часть Франции, их главная цель — стремительная победа над французами — оказалась совершенно невыполненной. И Антанте, и Центральным державам пришлось, по существу, начать ещё не виданную человечеством войну нового типа — изматывающую, долгую, требующую тотальной мобилизации населения и экономики. Накопленных в предвоенные годы запасов боеприпасов как раз хватило только до конца 1914 года и требовалось срочно наладить их массовое производство. Сражения 1914 г. доказали силу тяжёлой артиллерии, роль которой до войны во всех армиях, кроме германской, недооценивалась. В связи с переходом к позиционной войне резко возросла роль инженерно-сапёрных войск. При этом война показала уязвимость крепостей, выявив, что они способны к обороне только при поддержке полевых армий.[30]

Относительный неуспех Германии имел ещё один важный результат — Италия, третий член Тройственного союза, воздержалась от вступления в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии.

Русский театр военных действий — Восточный фронт

На Восточном фронте война началась 2 (15) августа с захвата германскими войсками города Калиш.

3 (16) августа была захвачена Ченстохова.

Восточно-Прусская операция. 4 (17) августа русская армия перешла границу, начав наступление на Восточную Пруссию. 1-я армия двигалась на Кёнигсберг с востока от Мазурских озёр, 2-я армия — с запада от них. Первую неделю действия русских армий были успешными; Гумбинен-Гольдапское сражение 7 (20) августа закончилось в пользу русской армии. Однако русские армии не смогли воспользоваться плодами победы из-за ошибок командования фронта, неверно оценившего ситуацию. Две русские армии были направлены по расходящимся направлениям, из-за чего между ними образовался огромный разрыв, чем не замедлили воспользоваться немцы, ударившие в открытые фланги 2-й армии. 13—17 (26—30) августа 2-я армия генерала Самсонова потерпела серьёзное поражение, два корпуса из шести, входивших в её состав, были окружены и взяты в плен. В немецкой традиции эти события называются битвой при Танненберге. После этого русская 1-я армия, находясь под угрозой окружения превосходящими германскими силами, вынуждена была с боями отойти на исходную позицию, отход был закончен 3 (16) сентября. Ком. фронта Жилинский был снят с должности. Действия командовавшего 1-й армией генерала Ренненкампфа были сочтены неудачными, что стало первым эпизодом характерного в дальнейшем недоверия к военачальникам с немецкими фамилиями. В немецкой традиции события мифологизировались и считались величайшей победой германского оружия, на месте боёв был построен огромный Танненбергский мемориал, в котором впоследствии был похоронен фельдмаршал Гинденбург.

Галицийская битва. 5 (18) августа началась Галицийская битва — огромное по масштабу задействованных сил сражение между русскими войсками Юго-Западного фронта (5 армий) под командованием генерала Иванова и четырьмя австро-венгерскими армиями под командованием эрцгерцога Фридриха. Русские войска перешли в наступление по широкому (450—500 км) фронту, имея центром наступления Львов. Боевые действия больших армий, происходившие на протяжённом фронте, разделились на многочисленные независимые операции, сопровождаемые как наступлениями, так и отступлениями обеих сторон.

Действия на южной части границы с Австрией вначале складывались неблагоприятно для русской армии (Люблин-Холмская операция). К 19—20 августа (1—2 сентября) русские войска отступили на территорию Царства Польского, к Люблину и Холму. Действия в центре фронта (Галич-Львовская операция) оказались неудачными для австро-венгров. Наступление русских началось 6 (19) августа и развивалось весьма быстро. После первого отступления австро-венгерская армия оказала ожесточённое сопротивление на рубежах рек Золотая Липа и Гнилая Липа, но вынуждена была отступить. Русские 21 августа (3 сентября) взяли Львов, 22 августа (4 сентября) — Галич. До 31 августа (12 сентября) австро-венгры не прекращали попыток отбить Львов, бои шли на 30—50 км западнее и северо-западнее города (Городок — Рава-Русская), но окончились полной победой русской армии. С 29 августа (11 сентября) началось общее отступление австрийской армии (более походившее на бегство, так как сопротивление наступающим русским было незначительным). Русская армия сохранила высокий темп наступления и в кратчайший срок захватила огромную, стратегически важную территорию — Восточную Галицию и часть Буковины. К 13 (26) сентября фронт стабилизировался на расстоянии 120—150 км западнее Львова. Сильная австрийская крепость Перемышль оказалась в осаде в тылу у русской армии (см.: Осада Перемышля).

Значимая победа вызвала ликование в России. Захват Галиции воспринимался в России не как оккупация, а как возвращение отторгнутой части исторической Руси (см.: Галицийское генерал-губернаторство). Австро-Венгрия потеряла веру в силы своей армии и в дальнейшем не рисковала приступать к крупным операциям без помощи германских войск.

Военные действия в Варшавском выступе. Предвоенная граница России с Германией и Австро-Венгрией имела далёкую от сглаженности конфигурацию — в центре границы территория (Варшавский выступ) резко выдавалась на запад. Очевидным образом обе стороны начали войну с попыток сгладить фронт — русские пытались выровнять «вмятины», наступая на севере на Восточную Пруссию, а на юге — на Галицию, в то время как Германия стремилась убрать «выступ», наступая по центру на Варшаву. После того, как германская армия отбила русское наступление в Восточной Пруссии, Германия смогла помочь терпящей поражения австрийской армии. Однако наступать на Варшавский выступ с севера, из Восточной Пруссии, немцы сочли слишком рискованным, а потому перебросили свои силы южнее, в Галицию.

15 (28) сентября наступлением германцев началась Варшавско-Ивангородская операция. Наступление шло в северо-восточном направлении, имея целью взять Варшаву и крепость Ивангород. 30 сентября (12 октября) немцы дошли до Варшавы и вышли на рубеж реки Вислы. Начались ожесточённые бои, в которых постепенно определилось преимущество русской армии. 7 (20) октября русские войска начали переходить Вислу, а 14 (27) октября германская армия начала общее отступление. К 26 октября (8 ноября) германские войска, не добившись результатов, отошли на первоначальные позиции.

29 октября (11 ноября) немцы с тех же позиций по довоенной границе предприняли повторное наступление в том же северо-восточном направлении (Лодзинская операция). Центром сражения оказался город Лодзь, захваченный и оставленный германцами несколькими неделями ранее. В динамично разворачивающемся сражении немцы в начале окружили Лодзь, затем сами были окружены превосходящими силами русских и отступили. Результаты боёв оказались неопределёнными — русским войскам удалось отстоять и Лодзь, и Варшаву и нанести германским армиям тяжёлое поражение; но в то же время Германии удалось сорвать планировавшееся на середину ноября наступление русских армий вглубь Германии. Фронт после Лодзинской операции стабилизировался.

Файл:EasternFront1914b.jpg
Позиции сторон на Восточном фронте к концу 1914 года

Позиции сторон к концу 1914 года. К новому 1915 году фронт выглядел следующим образом — на границе Восточной Пруссии и России фронт шёл по довоенной границе, далее следовал плохо заполненный войсками обеих сторон разрыв, после чего снова начинался устойчивый фронт от Варшавы к Лодзи (северо-восток и восток Варшавского выступа с Петроковым, Ченстоховым и Калишем был занят Германией), в районе Кракова (остался за Австро-Венгрией) фронт пересекал довоенную границу Австро-Венгрии с Россией и переходил на захваченную русскими войсками австрийскую территорию. Большая часть Галиции досталась России, Львов (Лемберг) попал в глубокий (180 км от фронта) тыл. На юге фронт упирался в Карпаты, практически незанятые войсками обеих сторон. Находящаяся к востоку от Карпат Буковина с Черновцами перешла к России. Общая длина фронта составляла около 1200 км.

Итоги кампании 1914 года на русском фронте. Кампания в целом сложилась в пользу России. Столкновения с германской армией закончились в пользу немцев, и на германской части фронта Россия потеряла незначительную часть территории Варшавского выступа. Поражение 2-й русской армии Самсонова в Восточной Пруссии было морально болезненным и сопровождалось большими потерями. Но и Германия ни в одном пункте не смогла достичь запланированных ею результатов, все её успехи с военной точки зрения были скромны. Между тем России удалось нанести крупное поражение Австро-Венгрии и захватить значительные территории. Сформировался определённый шаблон действий русской армии — к германцам относились с осторожностью, австро-венгров считали более слабым противником. Также выяснилось, что австро-венгерские солдаты склонны к сдаче в плен, а германские — нет. Австро-Венгрия превратилась для Германии из полноправного союзника в слабого партнёра, требующего непрерывной поддержки.

Фронты к новому 1915 году стабилизировались, и война перешла в позиционную фазу; но при этом линия фронта (в отличие от французского театра военных действий) продолжала оставаться несглаженной, а армии сторон заполняли её неравномерно, с большими разрывами. Эта неравномерность в следующем году сделает события на Восточном фронте значительно более динамичными, чем на Западном. Русская армия к новому году начала ощущать первые признаки грядущего кризиса снабжения боеприпасами.

Страны Антанты смогли скоординировать действия на двух фронтах — наступление России в Восточной Пруссии совпало с самым тяжёлым для Франции моментом боёв, фактически, сорвав германский блицкриг. Германия была вынуждена сражаться на два фронта одновременно, а также производить переброску войск с фронта на фронт, не имея возможности сконцентрировать силы против одного противника.

Балканский театр военных действий

На сербском фронте дела шли для австрийцев неудачно. Несмотря на большое численное превосходство, им удалось занять находившийся на границе Белград только 2 декабря, но 15 декабря сербы отбили Белград и выбили австрийцев со своей территории. Хотя требования Австро-Венгрии к Сербии и были непосредственной причиной начала войны, именно в Сербии военные действия 1914 года шли достаточно вяло.

Вступление в войну Японии

В августе 1914 года странам Антанты (прежде всего Англии) удалось убедить Японию выступить против Германии, невзирая на то, что эти две страны не имели существенных территориальных споров. 15 августа Япония предъявила Германии ультиматум, требуя вывести войска из Китая, а 23 августа — объявила войну (см.: Япония в Первой мировой войне). В конце августа японская армия начала осаду Циндао, единственной германской военно-морской базы в Китае, окончившуюся 7 ноября сдачей германского гарнизона (см.: Осада Циндао).

В сентябре-октябре Япония активно приступила к захвату островных колоний и баз Германии (Германской Микронезии и Германской Новой Гвинеи, см.: Падение Германской Микронезии). 12 сентября были захвачены Каролинские острова, 29 сентября — Маршалловы острова. В октябре японцы высадились на Каролинских островах и захватили ключевой порт Рабаул. В конце августа войска Новой Зеландии захватили Германское Самоа (см.: Оккупация Германского Самоа). Австралия и Новая Зеландия заключили с Японией соглашение о разделении германских колоний, линией раздела интересов был принят экватор. Силы Германии в регионе были незначительны и резко уступали японским, так что боевые действия не сопровождались крупными потерями.

Участие Японии в войне на стороне Антанты оказалось крайне выгодным для Российской империи, полностью обезопасив её азиатскую часть. Российская империя не имела больше нужды тратить ресурсы на содержание армии, флота и укреплений, направленных против Японии и Китая. Кроме того, Япония постепенно превратилась в важный источник снабжения России сырьём и вооружением.

Вступление в войну Османской империи и открытие азиатского театра военных действий

С началом войны в Турции не было согласия — вступать ли в войну и на чьей стороне. В неофициальном младотурецком триумвирате военный министр Энвер-паша и министр внутренних дел Талаат-паша были сторонниками Тройственного союза, но Джемаль-паша был сторонником Антанты. 2 августа 1914 года был подписан германо-турецкий союзный договор, по которому турецкая армия фактически отдавалась под руководство германской военной миссии. В стране была объявлена мобилизация. Однако в то же время турецкое правительство опубликовало декларацию о нейтралитете. 10 августа в Дарданеллы вошли немецкие крейсеры «Гебен» и «Бреслау», ушедшие от преследования британского флота в Средиземном море. С появлением этих кораблей не только турецкая армия, но и флот оказались под командованием немцев. 9 сентября турецкое правительство объявило всем державам, что оно приняло решение отменить режим капитуляций (льготное правовое положение иностранных граждан). Это вызвало протест со стороны всех держав.

Тем не менее, большинство членов турецкого правительства, в том числе великий визирь, всё ещё выступали против войны. Тогда Энвер-паша вместе с немецким командованием начал войну без согласия остальных членов правительства, поставив страну перед свершившимся фактом. Турция объявила «джихад» (священную войну) странам Антанты. 29—30 октября (11—12 ноября) турецкий флот под командованием германского адмирала Сушона обстрелял Севастополь, Одессу, Феодосию и Новороссийск. 2 (15) ноября Россия объявила Турции войну. 5 и 6 ноября за ней последовали Англия и Франция.

Между Россией и Турцией возник Кавказский фронт. В декабре 1914 — январе 1915 годов в ходе Сарыкамышской операции русская Кавказская армия остановила наступление турецких войск на Карс, а затем разгромила их и перешла в контрнаступление (см.: Кавказский фронт).

Полезность Турции как союзника уменьшалась тем, что Центральные державы не имели с ней сообщения ни по суше (между Турцией и Австро-Венгрией располагалась ещё не захваченная Сербия и пока что нейтральная Румыния), ни по морю (Средиземное море контролировалось Антантой).

Вместе с тем и Россия потеряла самый удобный путь сообщения со своими союзниками — через Чёрное море и Проливы. У России осталось два порта, пригодных для перевозки большого количества грузов — Архангельск и Владивосток; провозная способность железных дорог, подходивших к этим портам, была невысокой.

Боевые действия на море

С началом войны германский флот развернул крейсерские действия по всему Мировому океану, что, однако, не привело к существенному нарушению торгового судоходства её противников. Тем не менее, для борьбы с германскими рейдерами была отвлечена часть флота стран Антанты. Германской эскадре вице-адмирала фон Шпее с хорошо тренированными экипажами, получавшими призы при стрельбе с качающейся платформы, удалось нанести поражение английской эскадре под командованием Кредока, укомплектованной резервистами, в бою у мыса Коронель (Чили) 1 ноября. Причиной поражения стала, в частности, невыгодная позиция по отношению к заходящему солнцу.

Файл:HMS Infexible Falklandy.jpg
Спасающиеся моряки с «Гнейзенау». На заднем плане «Инфлексибл»

Позже Шпее получил указание идти на Фолкленды, где 8 декабря попал в ловушку, и его эскадра (броненосные крейсеры «Шарнхорст» и «Гнейзенау») была расстреляна в Фолклендском бою линейными крейсерами (англ. battlecruiser) англичан, тайно направленными в Порт-Стенли.

В Северном море флоты противоборствующих сторон осуществляли набеговые действия. Первое крупное столкновение произошло 28 августа у острова Гельголанд (Гельголандский бой). Победу одержал английский флот.

Балтийский флот России занимал оборонительную позицию, к которой германский флот, занятый действиями на других театрах, даже и не приближался.

Черноморский флот, главной ударной силой которого были броненосцы додредноутного типа, в начальный период войны вел неравную борьбу с новейшим германским линейным крейсером «Гебен». Перелом наступил лишь в конце 1915 с вступлением в строй двух современных линкоров-дредноутов «Императрица Мария» (июль 1915) и «Императрица Екатерина Великая» (октябрь 1915). До конца 1917 флот принимал активное участие в поддержке действий Кавказского фронта. После Февральской революции русский флот начал терять боеспособность, и военные действия на Чёрном море к концу осени практически прекратились. После германского наступления и соглашения немцев с Центральной Радой, немцам руководителями Советской России по Брестскому договору были переданы Крым и Севастополь.

Кампания 1915 года

Ход боевых действий

Французский театр военных действий — Западный фронт

Действия начала 1915 года. Интенсивность действий на Западном фронте с начала 1915 года значительно уменьшилась. Германия сосредоточила свои силы на подготовке операций против России. Французы и англичане также предпочли воспользоваться образовавшейся паузой для накопления сил. Первые четыре месяца года на фронте царило почти полное затишье, боевые действия велись только в Артуа, в районе города Аррас (попытка наступления французов в феврале) и юго-восточнее Вердена, где германские позиции образовывали так называемый Сер-Миельский выступ в сторону Франции (попытка наступления французов в апреле). Англичане в марте предприняли неудачную попытку наступления у деревни Нев-Шапель (см.: Битва при Нев-Шапель).

Немцы, в свою очередь, предприняли контрудар на севере фронта, во Фландрии у Ипра, против английских войск (22 апреля — 25 мая, см.: Вторая битва при Ипре). При этом Германия, впервые в истории человечества и с полной неожиданностью для англо-французов, применила химическое оружие (из баллонов был выпущен хлор). От газа пострадало 15 тыс. человек, из которых 5 тыс. умерли. Германцы не имели достаточных резервов, чтобы воспользоваться результатом газовой атаки и прорвать фронт. После ипрской газовой атаки обе стороны очень быстро сумели разработать противогазы различных конструкций, и дальнейшие попытки применения химического оружия уже не захватывали врасплох большие массы войск.

В ходе этих боевых действий, давших самые малозначимые результаты при заметных жертвах, обе стороны убедились в том, что штурм хорошо оборудованных позиций (несколько линий окопов, блиндажи, заграждения из колючей проволоки) бесперспективен без активной артиллерийской подготовки.

Весенняя операция в Артуа. 3 мая Антанта начала новое наступление в Артуа. Наступление велось совместными англо-французскими силами. Французы наступали севернее Арраса, англичане — на смежном участке в районе Нев-Шапель. Наступление было организовано по-новому: огромные силы (30 дивизий пехоты, 9 корпусов кавалерии, более 1700 орудий) были сосредоточены на 30 километрах участка наступления. Наступлению предшествовала шестидневная артиллерийская подготовка (было израсходовано 2,1 млн снарядов), которая, как предполагалось, должна была полностью подавить сопротивление германских войск. Расчёты не оправдались. Огромные потери Антанты (130 тыс. человек), понесённые за шесть недель боев, полностью не соответствовали достигнутым результатам — к середине июня французы продвинулись на 3—4 км по фронту 7 км, а англичане — менее чем на 1 км по фронту 3 км.

Осенняя операция в Шампани и Артуа. К началу сентября Антанта подготовила новое большое наступление, задачей которого было освобождение севера Франции. Наступление началось 25 сентября и происходило одновременно на двух участках, стоящих друг от друга на 120 км — на 35 км фронта в Шампани (восточнее Реймса) и на 20 км фронта в АртуаАрраса, см.: Третья битва при Артуа). В случае успеха наступающие с двух сторон войска должны были через 80—100 км сомкнуться на границе Франции (у Монса), что привело бы к освобождению Пикардии. По сравнению с весенним наступлением в Артуа масштабы были увеличены: к наступлению было привлечено 67 пехотных и кавалерийских дивизий, до 2600 орудий; во время операции было выпущено свыше 5 млн снарядов. Англо-французские войска применяли новую тактику наступления несколькими «волнами». К моменту наступления германские войска сумели усовершенствовать свои оборонительные позиции — в 5—6 километрах за первой оборонительной линией была устроена вторая оборонительная линия, плохо просматриваемая с позиций противника (каждая из оборонительных линий состояла, в свою очередь, из трёх рядов траншей). Наступление, продолжавшееся до 7 октября, привело к чрезвычайно ограниченным результатам — на обоих участках удалось прорвать только первую линию германской обороны и отбить не более 2—3 км территории. В то же время потери обеих сторон были огромными — англо-французы потеряли убитыми и ранеными 200 тыс. человек, германцы — 140 тыс. человек.

Позиции сторон к концу 1915 года и итоги кампании. За весь 1915 год фронт практически не сдвинулся — результатом всех ожесточённых наступлений явились подвижки линии фронта не более чем на 10 км. Обе стороны, всё более и более укреплявшие свои оборонительные позиции, не смогли выработать тактики, позволяющей прорвать фронт, даже на условиях чрезвычайно высокой концентрации сил и многодневной артиллерийской подготовки. Огромные жертвы обеих сторон не дали никакого значимого результата. Ситуация, однако, позволила Германии усилить натиск на Восточном фронте — всё укрепление германской армии было направлено на борьбу с Россией, в то время как улучшение оборонительных линий и тактики обороны позволяло германцам быть уверенными в прочности Западного фронта при постепенном сокращении задействованных на нём войск.

Действия начала 1915 года показали, что сложившийся тип военных действий создает огромную нагрузку на экономики воюющих стран. Новые сражения требовали не только мобилизации миллионов граждан, но и гигантского количества вооружений и боеприпасов. Довоенные запасы оружия и боеприпасов исчерпались, и воюющие страны начали активно перестраивать свои экономики под военные нужды. Война из сражения армий постепенно стала превращаться в сражение экономик. Активизировались разработки новой военной техники, как средства выхода из патовой ситуации на фронте; армии становились всё более и более механизированными. Армии заметили значительную пользу, приносимую авиацией (разведка и корректировка артогня) и автомобилями. Усовершенствовались методы траншейной войны — появились траншейные орудия, лёгкие минометы, ручные гранаты.

Франция и Россия снова предприняли попытки скоординировать действия своих армий — весеннее наступление в Артуа было призвано отвлечь германцев от активного наступления на русских. 7 июля в Шантильи открылась первая Межсоюзническая конференция, направленная на планирование совместных действий союзников на разных фронтах и организацию различного рода экономической и военной помощи. 23—26 ноября там же состоялась вторая конференция. Было признано необходимым начать подготовку к согласованному наступлению всех союзных армий на трёх главных театрах — французском, русском и итальянском.

Русский театр военных действий — Восточный фронт

Германское командование поменяло стратегию на 1915 год, решив перенести главный удар с Западного фронта на Восточный, чтоб нанести России военное поражение и принудить её к сепаратному миру. Командование германской армии намеревалось нанесением последовательных мощных фланговых ударов из Восточной Пруссии и Галиции прорвать оборону Русской армии, окружить и разгромить в Варшавском выступе её основные силы.

Зимняя операция в Восточной Пруссии. Началом стратегического плана германского командования на 1915 г. по окружению и разгрому русской армии стала так называемая Августовская операция (по названию города Августов). Несмотря на первоначальный успех операции, когда был окружён и после ожесточённых и упорных боёв, взят в плен пехотный корпус 10-й русской армии, прорвать русский фронт немцам не удалось. 10-я армия организовано отошла на новые позиции. А в ходе следующего сражения — Праснышской операции (25 февраля — конец марта) — германцы встретились с ожесточённым сопротивлением русских войск, перешедшим в контратаку в районе Пшасныша, приведшей к отходу германцев на исходные позиции по границе Восточной Пруссии (Сувалкская губерния при этом осталась за Германией).

Зимняя операция в Карпатах. 9—11 февраля австро-германские войска начали наступление в Карпатах (см.: Карпатская операция), особенно сильно нажимая на наиболее слабую часть русского фронта на юге, в Буковине. В то же время русская армия начала встречное наступление, рассчитывая перейти Карпаты и вторгнуться в Венгрию с севера на юг. В северной части Карпат, ближе к Кракову, силы противников оказались равными, и фронт за время боёв в феврале и марте практически не сдвинулся, оставшись в предгорьях Карпат с российской стороны. Но на юге Карпат русская армия не успела сгруппироваться, и к концу марта русскими войсками была потеряна большая часть Буковины с Черновцами. 22 марта пала осаждённая австрийская крепость Перемышль, сдалось более 120 тыс. человек. Взятие Перемышля стало последним крупным успехом русской армии в 1915 году.

Файл:EasternFront1915b.jpg
Прорыв русского фронта, лето 1915

Горлицкий прорыв. Начало Великого отступления русских армий — потеря Галиции. После неудач на северном фасе Варшавского выступа германское командование перенесло главный удар по прорыву русского фронта на юг, в Галицию. К середине весны германское командование сосредоточило там мощную группировку австро-германских войск. Прорыв русского фронта планировался в районе Горлице. Там на участке в 35 км германцы сосредоточили 32 дивизии и 1500 орудий; русские войска уступали по численности в 2 раза и были полностью лишены тяжёлой артиллерии, начала сказываться и нехватка снарядов основного (трехдюймового) калибра.

19 апреля (2 мая) австро-германские войска нанесли мощный удар по центру южного фланга русских армий в Австро-Венгрии, в районе Горлице, в общем направлении на Львов (см.: Горлицкий прорыв). Численное превосходство австро-германских войск, неудачное маневрирование и использование резервов русским командованием, нарастающая нехватка снарядов и полное преобладание германской тяжёлой артиллерии привели к тому, что к 22 апреля (5 мая) русский фронт в районе Горлице был прорван.

Начавшийся отход русских армий продолжался до 9 (22) июня (см.: Великое отступление 1915 года). Весь фронт южнее Варшавы сместился в сторону России. В Привисленском крае были оставлены Радомская и Келецкая губернии, фронт прошёл через Люблин (за Россией); из территорий Австро-Венгрии была оставлена большая часть Галиции (только что взятый Перемышль был оставлен 3 (16) июня, а Львов — 9 [22] июня, за русскими войсками осталась только небольшая (до 40 км глубиной) полоса с Бродами, весь регион Тернополя и небольшая часть Буковины. Отступление, начавшись с прорыва германцев, к моменту оставления Львова приобрело плановый характер, русские войска отходили в относительном порядке. Но тем не менее, столь крупная военная неудача сопровождалась потерей русской армией боевого духа и массовыми сдачами в плен.

Продолжение Великого отступления русских армий — потеря Польши. Добившись успеха на южной части театра военных действий, германское командование решило немедленно продолжать активное наступление в северной его части — в Варшавском выступе и в Восточной Пруссии — Остзейском крае. Так как Горлицкий прорыв не привёл, в конечном счете, к полному падению русского фронта (русские войска смогли стабилизировать ситуацию и закрыть фронт ценой глубокого отступления), на этот раз тактика была изменена — предполагался прорыв фронта не в одном направлении, а прорывы сразу по трём направлениям. Два удара были направлены в основание Варшавского выступа (где русский фронт продолжал образовывать выступ в сторону Германии): там германцы планировали прорыв фронта с севера, со стороны Восточной Пруссии (прорыв на юг между Варшавой и Ломжей, в районе реки Нарев), и прорыв с юга, со стороны Галиции (на север по междуречью Вислы и Буга); при этом направления обоих ударов сходились на границе Привисленского края, в районе Брест-Литовска; в случае выполнения германского плана русским войскам приходилось оставлять весь Варшавский выступ, чтобы избежать окружения в районе Варшавы. Третий удар, из Восточной Пруссии в сторону Риги, планировалось как наступление на широком фронте, без концентрации на узком участке и прорыва, в основном для сковывания русских резервов.

Наступление между Вислой и Бугом началось 13 [26] июня, а 30 июня (13 июля) началась Наревская операция. После ожесточённых боёв русский фронт был прорван в обоих местах, и русская армия, как и было предусмотрено германским планом, начала общий отход из Варшавского выступа. 22 июля (4 августа) были оставлены Варшава и крепость Ивангород, 7 (20) августа пала крепость Новогеоргиевск, 9 (22) августа — крепость Осовец, 13 (26) августа русские войска оставили Брест-Литовск, а 19 августа (2 сентября) — Гродно.

Наступление из Восточной Пруссии (Риго-Шавельская операция) началось 1 (14) июля. За месяц боёв русские войска были оттеснены за Неман, германцы захватили Курляндию с Митавой и важнейшей военно-морской базой Либавой, Ковно, вплотную подошли к Риге.

Успеху германского наступления способствовало то обстоятельство, что к лету кризис военного снабжения русской армии достиг максимума. Особое значение имел так называемый «снарядный голод» — острейший недостаток снарядов для артиллерийских орудий русской армии. Взятие крепости Новогеоргиевск, сопровождавшееся сдачей больших частей войск и неповреждённого оружия и имущества без боя, вызвал в российском обществе новую вспышку шпиономании и слухов об измене. Оставленные привисленские губернии давали России около четверти добычи каменного угля, потеря этих месторождений привела к тому, что с конца 1915 года в России начался топливный кризис, который однако за счёт Донбасского угля был решён уже в 1916 году.

Завершение великого отступления и стабилизация фронта. 9 (22) августа германское командование сменило направление главного удара; теперь главный планировалось нанести на фронте севернее Вильно, в районе Свенцян, в общем направлении на Минск (см.: Виленская операция). 27—28 августа (8—9 сентября) германцы, воспользовавшись неплотностью расположения русских частей, смогли прорвать фронт (Свенцянский прорыв). В прорыв были брошены крупные конные подразделения. Однако расширить прорыв немцам не удалось. Вскоре прорыв под Свенцянами был ликвидирован, а немецкая конница попала под контрудар русских армий и была разбита. Наступление германских армий захлебнулось.

14 (27) декабря русские войска начали наступление против австро-венгерских войск на реке Стрыпе, в районе Тернополя, вызванное необходимостью отвлечь австрийцев от сербского фронта, где положение сербов стало очень тяжёлым. Попытки наступления не принесли никаких успехов, и 15 (29) января операция была остановлена.

Между тем отход русских армий продолжался и южнее зоны Свенцянского прорыва. В августе русскими войсками были оставлены Владимир-Волынский, Ковель, Луцк, Пинск. На южном фланге фронта положение было стабильным, так как к тому моменту силы австро-венгров были отвлечены боями в Сербии и на итальянском фронте. К концу сентября — началу октября фронт стабилизировался, и на всей его протяжённости наступило затишье. Наступательный потенциал германской армии был исчерпан, Россия начала восстанавливать свои сильно пострадавшие при отступлении войска и укреплять новые оборонительные рубежи.

Позиции сторон к концу 1915 года. К концу 1915 года фронт превратился практически в прямую линию, соединяющую Балтийское и Чёрное моря; выступ фронта в Варшавском выступе полностью исчез — он был полностью занят Германией. Курляндия была занята Германией, фронт вплотную подходил к Риге и далее шёл по Западной Двине до укреплённого района Двинска. Далее фронт проходил по Северо-Западному краю: Ковенская, Виленская, Гродненская губернии, западная часть Минской губернии были заняты Германией (Минск остался за Россией). Затем фронт проходил через Юго-Западный край: западная треть Волынской губернии с Луцком была занята Германией, Ровно осталось за Россией. После этого фронт переходил на бывшую территорию Австро-Венгрии, где за русскими войсками осталась часть района Тарнополя в Галиции. Далее, к Бессарабской губернии, фронт возвращался на довоенную границу с Австро-Венгрией и заканчивался на границе с нейтральной Румынией.

Файл:Маскировка позиции пулемёта.jpg
Маскировка позиции пулемёта. 1915
Файл:RussischeHaubizeWeltkrieg1.jpg
Русская 122-мм гаубица ведёт огонь на германском фронте. 1915

Новая конфигурация фронта, не имевшего выступов и плотно заполненного войсками обеих сторон, естественным образом подталкивала к переходу к позиционной войне и к оборонительной тактике. На захваченной российской территории была создана германская оккупационная администрация.

Итоги кампании 1915 года на Восточном фронте. Результаты кампании 1915 года для Германии на востоке были определённым образом схожи с кампанией 1914 года на западе: Германия смогла добиться существенных военных побед и захватить территорию противника, тактическое преимущество Германии в маневренной войне было очевидным; но в то же время генеральная цель — полное поражение одного из противников и вывод его из войны — не была достигнута и в 1915 году. Одерживая тактические победы, Центральные державы были неспособны полностью разбить ведущих противников, в то время как их экономика все более и более слабела. Россия, невзирая на большие потери в территории и в живой силе, полностью сохранила способность продолжать войну (хотя её армия за длительный период отступления потеряла наступательный дух). Кроме того, к концу Великого отступления в России был преодолён кризис военного снабжения, и ситуация с артиллерией и снарядами для неё к концу года нормализовалась. Ожесточённая борьба и большие людские потери привели экономики Германии и Австро-Венгрии к перенапряжению, негативные результаты которого будут всё более и более заметны в последующие годы.

Успех Германии обошелся очень недешево, о чём свидетельствуют её потери. Потери Германии убитыми и умершими за период великого отступления: 67 290 человек; общие потери Германии (убитые и умершие, раненые, пленные пропавшие без вести): 447 739 человек.

За всю кампанию 1915 года на Восточном (русском) фронте потери Германии убитыми и умершими: 95 294 человек. Общие потери Германии (убитые и умершие, раненые, пленные пропавшие без вести): 663 789 человек.[31]

Провалы России сопровождались важными кадровыми перестановками. 30 июня (13 июля) военный министр В. А. Сухомлинов был заменён А. А. Поливановым. Впоследствии Сухомлинов был предан суду, что вызвало очередную вспышку подозрительности и шпиономании. 10 (23) августа Николай II принял на себя обязанности главнокомандующего русской армией, направив великого князя Николая Николаевича на кавказский фронт. Фактическое руководство военными действиями при этом перешло от Н. Н. Янушкевича к М. В. Алексееву. Принятие царём верховного командования повлекло за собой крупные позитивные перемены в положении на фронтах[32] и чрезвычайно значимые внутриполитические последствия.

Вступление в войну Италии

С началом войны Италия оставалась нейтральной. 3 августа 1914 года итальянский король сообщил Вильгельму II, что условия возникновения войны не соответствуют тем условиям в договоре о Тройственном союзе, при которых Италия должна вступить в войну. В тот же день итальянское правительство опубликовало декларацию о нейтралитете. После длительных переговоров Италии с Центральными державами и странами Антанты 26 апреля 1915 года был заключён Лондонский пакт, по которому Италия обязалась в течение месяца объявить войну Австро-Венгрии, а также выступить против всех врагов Антанты. В качестве «платы за кровь» Италии был обещан ряд территорий. Англия предоставила Италии заём в 50 млн фунтов. Несмотря на последовавшие ответные предложения территорий со стороны Центральных держав, на фоне ожесточённых внутриполитических столкновений противников и сторонников двух блоков, 23 мая Италия объявила войну Австро-Венгрии.

Таким образом, в Европе возник ещё один театр военных действий — Итальянский. Однако в течение 1915 года никаких сколько-нибудь стратегически значимых событий на этом театре не произошло. Попытки итальянской армии осуществить наступление не имели никакого успеха. Австро-Венгрия же была занята на других фронтах — русском и сербском; и там и там во 2-й половине 1915 года происходили крупные события, требовавшие большого количества сил и средств (см. выше), поэтому уделить серьёзное внимание ещё и итальянскому фронту Австро-Венгрия не могла (хотя отдельные попытки прорыва предпринимались). В результате к концу 1915 года линия фронта практически не отклонилась от итало-австрийской границы, упираясь с одной стороны в нейтральную Швейцарию, с другой — в Адриатическое море.

Балканский театр военных действий, вступление в войну Болгарии

До осени на сербском фронте не наблюдалось никакой активности. К началу осени, после завершения удачной кампании по вытеснению русских войск из Галиции и Буковины, австро-венгры и германцы смогли перебросить для нападения на Сербию большое количество войск. В то же время ожидалось, что Болгария, под впечатлением успехов Центральных держав, намеревается вступить в войну на их стороне. В таком случае малонаселённая Сербия с небольшой армией оказывалась окружённой врагами с двух фронтов, что неизбежно приводило ее к военному поражению. Англо-французская помощь прибыла с большим опозданием — только 5 октября войска стали высаживаться в Салониках (Греция); Россия помочь не могла, так как нейтральная Румыния отказалась пропустить русские войска. 5 октября началось наступление Центральных держав со стороны Австро-Венгрии, 14 октября Болгария объявила войну странам Антанты и начала военные действия против Сербии. Войска сербов, англичан и французов численно уступали силам Центральных держав более чем в 2 раза и не имели шансов на успех.

К концу декабря сербские войска оставили территорию Сербии, уйдя в Албанию, откуда в январе 1916 года их остатки были эвакуированы на остров Корфу и в Бизерту. Англо-французские войска в декабре отошли на территорию Греции, к Салоникам, где смогли закрепиться, образовав Салоникский фронт по границе Греции с Болгарией и Сербией. Кадры Сербской армии (до 150 тыс. человек) были сохранены и весной 1916 года усилили Салоникский фронт.

Присоединение Болгарии к Центральным державам и падение Сербии открыло для Центральных держав прямое сообщение по суше с Турцией.

Военные действия в Дарданеллах и на Галлиполийском полуострове

К началу 1915 года англо-французским командованием была разработана совместная операция по прорыву Дарданелльского пролива и выходу в Мраморное море, к Константинополю (см.: Дарданелльская операция). Задачей операции было обеспечение свободного морского сообщения через проливы и отвлечение сил Турции от Кавказского фронта.

По первоначальному плану прорыв должен был производиться британским флотом, которому надлежало уничтожить береговые батареи без высадки десанта. После первых неудачных атак небольшими силами (19—25 февраля) британский флот произвел 18 марта генеральную атаку, в которой было задействовано более 20 линкоров, линейных крейсеров и устаревших броненосцев. После потери 3 кораблей британцы, не добившись успеха, ушли из пролива.

После этого тактика Антанты изменилась — было решено высадить экспедиционные силы на Галлиполийском полуострове (на европейской стороне проливов) и на противоположном азиатском берегу. Десант Антанты (80 тыс. человек), состоящий из англичан, французов, австралийцев и новозеландцев, начал высадку 25 апреля. Высадка производилась на трёх плацдармах, разделённых между участвующими странами. Нападавшим удалось удержаться только на одном из участков Галлиполи, где был десантирован австралийско-новозеландский корпус (АНЗАК). Ожесточённые бои и переброска новых подкреплений Антанты продолжались до середины августа, однако ни одна из попыток наступления на турок не дала значимого результата. К концу августа стал очевидным провал операции, и Антанта стала готовиться к постепенной эвакуации войск. Последние войска из Галлиполи были эвакуированы в начале января 1916 года. Смелый стратегический замысел, инициатором которого был первый Лорд Адмиралтейства У. Черчилль, окончился полным провалом.

Военные действия на Кавказском фронте

На Кавказском фронте в июле русские войска отразили наступление турецких войск в районе озера Ван, уступив при этом часть территории (Алашкертская операция). Боевые действия распространились на территорию Персии. 30 октября русские войска высадились в порту Энзели, к концу декабря разгромили протурецкие вооружённые отряды и взяли под контроль территорию Северной Персии, предотвратив выступление Персии против России и обеспечив левый фланг Кавказской армии.

Кампания 1916 года

Не добившись решительного успеха на Восточном фронте в кампании 1915 года, германское командование решило в 1916 году нанести основной удар на западе и вывести из войны Францию. Оно запланировало мощными фланговыми ударами в основание Верденского выступа срезать его, окружив всю верденскую группировку противника, и создать, тем самым, огромную брешь в обороне союзников, через которую затем предполагалось нанести удар во фланг и тыл центральным французским армиям и разгромить весь фронт союзников.

21 февраля 1916 года германские войска начали наступательную операцию в районе крепости Верден, получившую название «Битва при Вердене», или «Верденская мясорубка». После упорных боев с огромными потерями с обеих сторон немцам удалось продвинуться на 6—8 километров вперёд и взять некоторые из фортов крепости, но их наступление было остановлено. Эта битва продолжалась до 18 декабря 1916 года. Французы и англичане потеряли 750 тыс. человек, немцы — 450 тыс.

По просьбе французского командования в марте 1916 года на русском Западном фронте была предпринята наступательная Нарочская операция. Двухнедельные попытки прорвать линию германской обороны завершились неудачей, однако на протяжении этого времени натиск немцев на Верден существенно ослаб.

В ходе Верденского сражения впервые применялось новое оружие со стороны Германии — огнемёт. В небе над Верденом впервые в истории войн были отработаны принципы ведения боевых действий самолётов — на стороне войск Антанты сражалась американская эскадрилья «Лафайет». Немцы впервые начали применять самолёт-истребитель, в котором пулемёты стреляли синхронно сквозь вращающийся пропеллер, не повреждая его.

По просьбе итальянского командования и согласно директиве русской Ставки главного командования 4 июня 1916 года на русском Юго-Западном фронте началась наступательная операция, первоначально планировавшаяся как вспомогательная для Западного фронта. Позже эта операция получила название «Брусиловский прорыв» по имени командующего фронтом А. А. Брусилова. 3 июля с целью прорыва германского фронта в Белоруссии и продвижения на Брест-Литовск попытался начать наступление Западный фронт, однако Барановичская операция оказалась безуспешной, в то время как Юго-Западный фронт нанёс в Галиции и Буковине тяжёлое поражение германским и австро-венгерским войскам, общие потери которых составили более 1,5 млн человек.

Файл:British infantry Morval 25 September 1916.jpg
Наступление британской пехоты в битве на Сомме
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Австрийский миномётный расчёт в орудийном окопе

В июне же началась битва на Сомме, продолжавшаяся до ноября, в ходе которой впервые были применены танки. В битве на Сомме союзники потеряли около 625 тыс. человек, а немцы — 465 тыс. человек.

На Кавказском фронте в январе-феврале в Эрзурумском сражении русские войска наголову разгромили турецкую армию и овладели городом Эрзурум, в апреле в ходе Трабзонской операции был взят город Трапезунд, в июле — августе — города Эрзинджан и Муш.

Успехи русской армии побудили Румынию выступить на стороне Антанты. 17 августа 1916 года был заключён договор между Румынией и четырьмя державами Антанты. Румыния брала обязательство объявить войну Австро-Венгрии. За это ей были обещаны Трансильвания, часть Буковины и Банат. 28 августа Румыния объявила Австро-Венгрии войну. Однако к концу года румынская армия была разбита, и большая часть территории страны была оккупирована.

Военная кампания 1916 года ознаменовалась важным событием. 31 мая — 1 июня произошло крупнейшее за всю войну Ютландское морское сражение.

Все предыдущие описанные события продемонстрировали перевес Антанты. К концу 1916 года обе стороны потеряли убитыми 6 млн человек, около 10 млн было ранено. В ноябре — декабре 1916 года Германия и её союзники предложили мир, но Антанта отклонила предложение, указав, что мир невозможен «до тех пор, пока не обеспечено восстановление нарушенных прав и свобод, признание принципа национальностей и свободного существования малых государств».[33][34]

Кампания 1917 года

Файл:EasternFront1917.jpg
Восточный фронт (1 января — 1 сентября 1917)
Файл:Russian deserters WWI.JPG
Русский солдат, верный присяге, пытается остановить своих однополчан

Положение Центральных держав в 1917 году стало катастрофическим: для армии уже не было резервов, разрастались масштабы голода, транспортной разрухи и топливного кризиса. Страны же Антанты стали получать значительную помощь со стороны США (продовольствие, промышленные товары, а позднее и подкрепления), одновременно усиливая экономическую блокаду Германии, и их победа, даже без проведения наступательных операций, становилась лишь делом времени.

Тем не менее, когда после Октябрьской революции большевистское правительство, пришедшее к власти под лозунгом окончания войны, заключило 15 декабря перемирие с Германией и её союзниками, у немецкого руководства появилась надежда на благоприятный для него исход войны.

Главные театры военных действий

1—20 февраля 1917 года состоялась Петроградская конференция стран Антанты, на которой обсуждались планы кампании 1917 года и, неофициально, внутриполитическая обстановка в России.

Генерал Николай Головин писал, что к 31 декабря 1916 года в Действующей армии находилось 6,9 млн человек. Однако, в эту цифру не входят ещё 2,2 млн человек, относившихся к запасным частям, и 350 тыс. человек, подчиняющихся военному министру (они учитывались отдельно, в отличие от Действующей армии, подчиненной Верховному главнокомандующему). Складывая все эти подразделения воедино, получим 9,45 млн человек.

6 апреля на стороне Антанты выступили США (после так называемой «телеграммы Циммермана»), что окончательно изменило соотношение сил в пользу Антанты, однако начавшееся в апреле наступление Нивеля было неудачным. Частные операции в районе города Мессин, на реке Ипр, под Верденом и у Камбре, где впервые были массированно применены танки, не изменили общей обстановки на Западном фронте.

В мае генерал Джон Першинг был назначен командиром Американских экспедиционных сил и в июне прибыл во Францию. Отдельные американские подразделения приняли участие в боевых действиях в июле-октябре, а к началу 1918 года было снаряжено и обучено четыре дивизии, состоявшие как из добровольцев Национальной армии — воинских формирований, созданных Конгрессом США специально для участия в военных действиях в Европе — и Национальной гвардии, так и поступивших по призыву в Регулярную армию.

На Восточном фронте из-за антивоенной[35][36][37] агитации со стороны революционных партий и популистской политики Временного правительства русская армия разлагалась и теряла боеспособность. Предпринятое в июне наступление силами Юго-Западного фронта провалилось, и армии фронта отошли на 50—100 км. На Западном фронте наступательная Кревская операция, несмотря на блестящую работу русской артиллерии, не привела к прорыву фронта противника. Однако, несмотря на то, что русская армия утратила способность к активным боевым действиям, Центральные державы, понёсшие огромные потери в кампанию 1916 года, не могли использовать создавшуюся благоприятную для себя возможность, чтобы нанести России решающее поражение и вывести её из войны военными средствами.

На Восточном фронте германская армия ограничилась лишь частными операциями, никак не влиявшими на стратегическое положение Германии: в результате операции «Альбион» германские войска захватили острова Даго и Эзель и вынудили русский флот уйти из Рижского залива.

Другие театры военных действий

На Итальянском фронте в октябре — ноябре австро-венгерская армия нанесла крупное поражение итальянской армии у Капоретто и продвинулась вглубь территории Италии на 100—150 км, выйдя на подступы к Венеции. Только с помощью переброшенных в Италию английских и французских войск удалось остановить австрийское наступление.

В 1917 году на Салоникском фронте установилось относительное затишье. В апреле 1917 года союзные войска (которые состояли из английских, французских, сербских, итальянских и русских войск) провели наступательную операцию, которая принесла войскам Антанты незначительные тактические результаты. Однако это наступление не смогло изменить ситуацию на Салоникском фронте.

Русская Кавказская армия из-за чрезвычайно суровой зимы 1916—1917 годов в горах активных действий не вела. Чтобы не нести лишних потерь от морозов и болезней, Юденич оставил на достигнутых рубежах лишь боевое охранение, а главные силы разместил в долинах по населённым пунктам. В начале марта 1-й Кавказский кавкорпус генерала Баратова разгромил персидскую группировку турок и, захватив в Персии важный узел дорог Синнах (Сенендедж) и город Керманшах, двинулся на юго-запад к Евфрату навстречу англичанам. В середине марта части 1-й Кавказской казачьей дивизии Раддаца и 3-й Кубанской дивизии, преодолев более 400 км, соединились с союзниками у Кизыл Рабата (Ирак). Турция потеряла Месопотамию.

После Февральской революции активные боевые действия русской армией на турецком фронте не велись, а после заключения большевистским правительством в декабре 1917 года перемирия со странами Четверного союза прекратились окончательно.

Вначале турецкая армия сумела остановить английское наступление в Месопотамии, и была сделана попытка с помощью Германии блокировать Суэцкий канал. Но в 1917 на Месопотамском фронте британские войска добились значительных успехов. Увеличив численность войск до 55 тыс. человек, британская армия повела решительное наступление в Месопотамии. Британцы захватили ряд важнейших городов: Эль-Кут (январь), Багдад (март) и др. Англичанам удалось вооружить бедуинов Арабского полуострова и вызвать восстание против турок, ставившее своей целью создание единого арабского государства. В этом предприятии большую роль сыграл полковник Томас Лоуренс, вначале археолог, а после окончания войны автор широко известных на Западе мемуаров.

На стороне британских войск сражались добровольцы из арабского населения, которое встречало наступавшие английские войска как освободителей. Также британские войска к началу 1917 года вторглись в Палестину, где завязались ожесточённые бои под Газой. В октябре, доведя число своих войск до 90 тыс. человек, британцы перешли в решительное наступление у Газы, и турки были вынуждены отступить. Англичане к концу 1917 года захватили ряд населённых пунктов: Яффо, Иерусалим и Иерихон.

В Восточной Африке германские колониальные войска под командованием полковника Леттов-Форбека, значительно уступая по численности противнику, оказывали продолжительное сопротивление и в ноябре 1917 года под давлением англо-португало-бельгийских войск вторглись на территорию португальской колонии Мозамбик.

Дипломатические усилия

19 июля 1917 года германский рейхстаг принял резолюцию о необходимости мира по обоюдному соглашению и без аннексий. Но со стороны правительств Англии, Франции и США эта резолюция не встретила сочувственного отклика. В августе 1917 года папа римский Бенедикт XV предложил своё посредничество для заключения мира. Однако правительства Антанты отвергли и папское предложение, так как Германия упорно отказывалась дать недвусмысленное согласие на восстановление независимости Бельгии[38].

Кампания 1918 года

Выход России из войны

Решающие победы Антанты

Файл:Trencheswwi2.jpg
Окопы на Западном фронте

После заключения мирных договоров с Украинской Народной Республикой, Советской Россией и Румынией и ликвидации Восточного фронта Германия получила возможность сосредоточить почти все свои силы на Западном фронте и попытаться нанести решающее поражение англо-французским войскам до того, как на фронт прибудут основные силы американской армии.

В марте — июле германская армия предприняла мощное наступление в Пикардии, Фландрии, на реках Эна и Марна, и в ходе ожесточённых боёв продвинулась на 40—70 км, однако ни разгромить противника, ни прорвать фронт так и не смогла. Ограниченные людские и материальные ресурсы Германии за годы войны были истощены. Кроме того, оккупировав после подписания Брестского мира обширные территории бывшей Российской империи, германское командование для сохранения контроля над ними было вынуждено оставить крупные силы на востоке, что негативно сказалось на ходе боевых действий против Антанты[39]. Генерал Куль, начальник штаба группы армий принца Рупрехта, определяет численность германских войск на Западном фронте примерно в 3,6 млн человек; на Восточном фронте, включая Румынию и исключая Турцию, находилось около 1 млн человек[40].

В мае на фронте начали действовать американские войска под командованием генерала Першинга. В июле-августе произошла вторая битва на Марне, которая положила начало контрнаступлению Антанты. К концу сентября войска Антанты в ходе ряда операций ликвидировали результаты предшествующего германского наступления. В ходе дальнейшего всеобщего наступления в октябре — начале ноября была освобождена большая часть захваченной территории Франции и часть бельгийской территории.

На Итальянском театре в конце октября итальянские войска нанесли поражение австро-венгерской армии у Витторио Венето и освободили итальянскую территорию, захваченную противником в предыдущем году.

На Балканском театре наступление Антанты началось 15 сентября. К 1 ноября войска Антанты освободили территорию Сербии, Албании, Черногории, вошли после перемирия на территорию Болгарии и вторглись на территорию Австро-Венгрии.

29 сентября перемирие с Антантой заключила Болгария, 30 октября — Турция, 3 ноября — Австро-Венгрия, 11 ноября — Германия.

Другие театры военных действий

На Месопотамском фронте весь 1918 год стояло затишье, боевые действия здесь завершились 14 ноября, когда британская армия, не встречая сопротивления со стороны турецких войск, заняла Мосул. В Палестине также было затишье, ибо взоры сторон были обращены на более важные театры военных действий. Осенью 1918 года британская армия начала наступление и заняла Назарет, турецкая армия была окружена и разбита. Завладев Палестиной, британцы вторглись в Сирию. Боевые действия здесь завершились 30 октября.

В Африке германские войска, теснимые превосходящими силами противника, продолжали сопротивляться. Покинув Мозамбик, германцы вторглись на территорию английской колонии Северная Родезия. Лишь когда германцы узнали о поражении Германии в войне, их колониальные войска (которые насчитывали всего 1400 человек) наконец сложили оружие.

Итоги войны

Политические итоги

Спустя полгода Германия была вынуждена подписать Версальский договор (28 июня 1919), составленный государствами-победителями на Парижской мирной конференции, официально завершивший Первую мировую войну.

Мирные договоры с:

Результатами Первой мировой войны стали Февральская и Октябрьская революции в России и Ноябрьская революция в Германии, ликвидация четырёх империй: Российской, Германской, Османской империй и Австро-Венгрии, причём две последние были разделены.

Германия, перестав быть монархией, была урезана территориально и ослаблена экономически. Тяжёлые для Германии условия Версальского мира (выплата репараций и др.) и перенесённое ею национальное унижение породили реваншистские настроения, которые стали одной из предпосылок прихода к власти нацистов, развязавших Вторую мировую войну.

Территориальные изменения

В результате войны:

Военные итоги

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
«Победители»: немцы в Бельгии, болгары в Сербии, турки в Армении, русские в России. Октябрь 1917 года
Файл:Russian poster.JPG
«Про трусость турецкую да про удаль молодецкую», российский плакат Первой мировой войны. Ноябрь 1914 года

Вступая в войну, генеральные штабы воюющих государств и, в первую очередь, Германии исходили из опыта предыдущих войн, победа в которых решалась сокрушением армии и военной мощи противника. Эта же война показала, что отныне мировые войны будут носить тотальный характер с вовлечением всего населения и напряжением всех моральных, военных и экономических возможностей государств. И окончиться такая война может только безоговорочной капитуляцией побеждённого[29].

Первая мировая война ускорила разработку новых вооружений и средств ведения боя. Впервые были использованы танки, химическое оружие, противогаз, зенитные и противотанковые орудия, огнемёт. Широкое распространение получили самолёты, пулемёты, миномёты, подводные лодки, торпедные катера. Резко выросла огневая мощь войск. Появились новые виды артиллерии: зенитная, противотанковая, сопровождения пехоты. Авиация стала самостоятельным родом войск, который стал подразделяться на разведывательную, истребительную и бомбардировочную. Возникли танковые войска, химические войска, войска ПВО, морская авиация. Увеличилась роль инженерных войск и снизилась роль кавалерии. Также появилась «окопная тактика» ведения войны с целью изматывания противника и истощения его экономики, работающей на военные заказы.

Экономические итоги

Файл:The Deserter.jpg
«Дезертир», солдаты 5 воюющих стран расстреливают Иисуса Христа. Американская антивоенная карикатура 1916 года.

Грандиозный масштаб и затяжной характер Первой мировой войны привели к беспрецедентной для индустриальных государств милитаризации экономики. Это оказало влияние на ход развития экономики всех крупных индустриальных государств в период между двумя мировыми войнами: усиление государственного регулирования и планирования экономики, формирование военно-промышленных комплексов, ускорение развития общенациональных экономических инфраструктур (энергосистемы, сеть дорог с твёрдым покрытием и т. п.), рост доли производств оборонной продукции и продукции двойного назначения.

Мнения современников

Человечество никогда ещё не было в таком положении. Не достигнув значительно более высокого уровня добродетели и не пользуясь значительно более мудрым руководством, люди впервые получили в руки такие орудия, при помощи которых они без промаха могут уничтожить всё человечество. Таково достижение всей их славной истории, всех славных трудов предшествовавших поколений. И люди хорошо сделают, если остановятся и задумаются над этой своей новой ответственностью. Смерть стоит начеку, послушная, выжидающая, готовая служить, готовая смести все народы «en masse», готовая, если это потребуется, обратить в порошок, без всякой надежды на возрождение, всё, что осталось от цивилизации. Она ждёт только слова команды. Она ждёт этого слова от хрупкого перепуганного существа, которое уже давно служит ей жертвой и которое теперь один единственный раз стало её повелителем.

— У. Черчилль[41]

Уинстон Черчилль о России в Первой мировой войне:

Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Её корабль пошёл ко дну, когда гавань была в виду. Она уже претерпела бурю, когда всё обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена.

Самоотверженный порыв русских армий, спасший Париж в 1914 году; преодоление мучительного безснарядного отступления; медленное восстановление сил; брусиловские победы; вступление России в кампанию 1917 года непобедимой, более сильной, чем когда-либо. Держа победу уже в руках, она пала на землю, заживо, как древле Ирод, пожираемая червями.

Писатель Томас Манн:
«Вся добродетель и красота Германии раскрывается лишь в войне. Немецкая душа воинственна из-за нравственности, не из-за тщеславия и мании победы или империализма. Ей свойственно что-то глубинное и иррациональное — демонический и героический элемент, который противится признать социальный дух как последний и достойный человека идеал. Вы хотите нас окружить, изолировать, истребить, но Германия будет как лев защищать своё глубокое ненавистное Я».

Писатель Стефан Цвейг, гражданин мира и пацифист, переживает военный психоз в своей родной Вене:

«Правды ради надо признать, — напишет он позднее в изгнании, — что в этом первом движении масс было нечто величественное, нечто захватывающее и даже соблазнительное, чему лишь с трудом можно было не поддаться. И, несмотря на всю ненависть и отвращение к войне, мне не хотелось бы, чтобы из моей памяти ушли воспоминания об этих днях. Как никогда, тысячи и сотни тысяч людей чувствовали то, что им надлежало бы чувствовать, скорее, в мирное время: что они составляют единое целое. (…) Так мощно, так внезапно обрушилась волна прибоя на человечество, что она, выплеснувшись на берег, повлекла за собой и темные, подспудные, первобытные стремления и инстинкты человека (…) Возможно, и эти темные силы способствовали (…) тому зловещему, едва ли передаваемому словами упоению миллионов, которое в какое-то мгновение дало яростный и чуть ли не главный толчок к величайшему преступлению нашего времени».

Оценки в постсоветской России

Президент России Владимир Путин 27 июня 2012 года, отвечая на вопрос сенатора А. И. Лисицына в Совете Федерации, как Россия собирается отмечать столетие начала Первой мировой войны, обвинил большевистское руководство в проигрыше Россией Первой мировой войны — «…то результат предательства тогдашнего правительства… большевики совершили акт национального предательства…». Путин назвал проигрыш России уникальным: «наша страна проиграла эту войну проигравшей стороне. Уникальная ситуация в истории человечества. Мы проиграли проигравшей Германии, по сути, капитулировали перед ней, она через некоторое время сама капитулировала перед Антантой» — заявил Путин[42][43].

Потери в Первой мировой войне

Потери вооружённых сил всех держав-участниц мировой войны составили около 10 миллионов человек. До сих пор нет обобщённых данных по потерям мирного населения от воздействия боевых средств. Голод и эпидемии, причинённые войной, стали причиной гибели, как минимум, 20 миллионов человек[44].

Внутренние проблемы воюющих стран в Первой мировой войне

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Военный заём 1916 года. Реклама в журнале «Нива»

Экономические и внутренние проблемы других воюющих стран были более тяжёлыми, чем в России[45] — даже во Франции и Великобритании, не говоря уже о Германии и Австро-Венгрии[46][47][48]. Историк С. В. Волков писал[45]:

Боевые потери русской армии убитыми в боях (по разным оценкам от 775000 до 911000 человек) соответствовали таковым потерям Центрального блока как 1:1 (Германия потеряла на русском фронте примерно 303000 человек, Австро-Венгрия — 451000 и Турция — примерно 151000). Россия вела войну с гораздо меньшим напряжением сил, чем её противники и союзники… Даже с учётом значительных санитарных потерь и умерших в плену общие потери были для России несравненно менее чувствительны, чем для других стран…

Доля мобилизованных в России была наименьшей — всего лишь 39 % от всех мужчин в возрасте 15-49 лет, тогда как в Германии — 81 %, в Австро-Венгрии — 74 %, во Франции — 79 %, Англии — 50 %, Италии — 72 %. При этом на каждую тысячу мобилизованных у России приходилось убитых и умерших 115, тогда как у Германии — 154, Австрии — 122, Франции — 168, Англии — 125 и т. д., на каждую тысячу мужчин в возрасте 15-49 лет Россия потеряла 45 человек, Германия — 125, Австрия — 90, Франция — 133, Англия — 62; наконец, на каждую тысячу всех жителей Россия потеряла 11 человек, Германия — 31, Австрия — 18, Франция — 34, Англия — 16. Добавим ещё, что едва ли не единственная из воевавших стран, Россия не испытывала проблем с продовольствием. Германский немыслимого состава «военный хлеб» образца 1917 года в России и присниться бы никому не мог.

— Доктор ист. наук С. В. Волков

Волков сделал вывод, что нагрузка на экономику России была ниже, чем в иных странах, как в лагере союзников, так и у её противников; что объективных предпосылок для революции не было, что военное положение России в канун революции не давало повода для беспокойства по поводу возможной военной неудачи[45].

Преступления против человечества

Файл:Morgenthau336.jpg
Останки убитых армян (фотография опубликована в 1918 году, в книге посла США Генри Моргентау)

Ужас, охвативший армян, — свершившийся факт. В значительной степени это результат политики пацифизма, которой придерживался этот народ в течение последних четырёх лет. Присутствие наших миссионеров и то, что мы не участвовали в войне, не помешали туркам устроить резню от 500 тыс. до 1 млн армян, сирийцев, греков и евреев, при этом подавляющее большинство жертв составляли армяне. … армянская резня — величайшее преступление этой войны, и если нам не удастся выступить против Турции, значит — мы потворствуем им…

Теодор Рузвельт. Из письма Кливленду Гудли Доджу 11 мая 1918 года[49]

Память о войне

Франция, Великобритания, Германия, Польша

Файл:Old england first.jpg
Сначала — Англия. Ты — потом.
Английский плакат Первой мировой войны

День перемирия 1918 года (11 ноября) является национальным праздником Бельгии и Франции и отмечается ежегодно. В Великобритании День перемирия отмечается в воскресенье, ближайшее к 11 ноября как День поминовения (en:Remembrance Sunday). В этот день поминаются павшие как Первой, так и Второй мировых войн.

В первые годы после окончания Первой мировой войны, каждый муниципалитет Франции возвёл памятник погибшим воинам. В 1921 году появился главный монумент — Могила неизвестного солдата под Триумфальной аркой в Париже[50].

Главным британским памятником погибшим в Первой мировой войне является Кенотаф (от др.-греч. κενοτάφιον — «пустой гроб») в Лондоне на улице Уайтхолл, памятник Неизвестному солдату. Он был сооружён в 1919 году к первой годовщине окончания войны. Во второе воскресенье каждого ноября Кенотаф становится центром национального Дня поминовения. За неделю до этого на груди у миллионов англичан появляются маленькие пластиковые маки, которые покупаются у специального благотворительного Фонда помощи ветеранам и вдовам военных. В воскресенье в 11 часов утра королева Великобритании, генералы, министры и епископы возлагают к Кенотафу венки из мака, и объявляются 2 минуты молчания[51]. В бельгийском Ипре, возле которого погибли десятки тысяч британских солдат, в 1927 году был открыт мемориал Мененские ворота. С тех пор в Ипре сложилась традиция: каждый день в 20:00 к воротам приходит трубач из местной пожарной части и исполняет сигнал отбоя[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Первая мировая войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Первая мировая войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Первая мировая война[источник не указан 1864 дня].

В марте 1922 года в Германии в память о погибших в Первой мировой войне был учреждён Всенародный День скорби. В 1952 году дата дня скорби была перенесена на ноябрь и с того времени он стал символом не только павших в войне, но и всех людей, погибших за независимость Германии и убитых по политическим причинам.

Могила Неизвестного Солдата в Варшаве была сооружена в 1925 году в память павших на полях Первой мировой. Теперь этот монумент является монументом всем павшим за Родину.

Россия и СНГ

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Члены Общества русских ветеранов Первой мировой войны в эмиграции, 1939 год, Сан-Франциско

В исторической России

Особым местом памяти о войне по замыслу императора Николая II должно было стать Царское Село. Заложенная там ещё в 1913 году Государева Ратная палата должна была стать Музеем Великой войны. По распоряжению императора был выделен специальный участок для погребения погибших и умерших чинов Царскосельского гарнизона. Этот участок стал называться «Кладбищем Героев». В начале 1915 года «Кладбище Героев» было названо Первым Братским кладбищем. На его территории 18 августа 1915 года состоялась закладка временного деревянного храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» для отпевания погибших и умерших от ран воинов. После окончания войны вместо временной деревянной церкви предполагалось возвести храм — памятник Великой войне по проекту архитектора С. Н. Антонова.

Однако этим замыслам не суждено было сбыться. В 1918 году в здании Ратной палаты был создан народный музей войны 1914—1918 годов, но уже в 1919 году он был упразднён, а его экспонаты пополнили фонды других музеев и хранилищ. В 1938 году временная деревянная церковь на Братском кладбище была разобрана, а от могил воинов остался заросший травой пустырь.

16 июня 1916 года в Вязьме был открыт памятник героям «Второй Отечественной войны». В 1920-х годах этот памятник был уничтожен.

В СССР

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Первая мировая войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Первая мировая войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Первая мировая война

В советской историографии война считалась «несправедливой и захватнической». До начала Второй мировой войны она именовалась «империалистической». В 1919 году был закрыт музей войны в Ратной палате, а в 1920-х годах был снесён памятник героям Второй Отечественной войны в Вязьме. Советская пропаганда больше воспевала Гражданскую войну, которая воспитала будущих бойцов Красной армии. Однако в дальнейшем всё большее внимание уделялось патриотической пропаганде и обращению к историческому прошлому. В 1938 году был придуман миф о победе над немцами под Псковом и Нарвой как один из эпизодов войны, стала воспеваться борьба партизан с немцами в 1918 году, история которой была преувеличена и частично вымышлена. После Великой Отечественной войны Первой мировой стало уделяться больше внимания. В частности, историков стал привлекать генерал А. А. Брусилов, воевавший в годы Гражданской войны на стороне Красной армии. В 1946 году генерал-лейтенант М. Галактионов в своём предисловии к мемуарам Брусилова писал:

Брусиловский прорыв является предтечей замечательных прорывов, осуществлённых Красной армией в Великой Отечественной войне.

М. Галактионов Предисловие к «Моим воспоминаниям» Брусилова, 1946 г.

Уделялось также внимание лётчику П. Н. Нестерову, погибшему в 1914 году, как первому лётчику, применившему в военной практике таран. Его именем стали называть улицы в городах СССР, также с 1951 по 1991 год его имя носил город Жолква.

В 1960-е годы в Армянской ССР уделили внимание геноциду армян, ранее замалчивавшейся теме. В 1965 году в Ереване был открыт мемориальный комплекс Геноцида армян.

Тем не менее, в советской исторической литературе война на протяжении всего периода считалась «реакционной», тема войны почти не исследовалась, упоминались, в основном, антивоенные демонстрации, дезертирства, нежелание рабочих воевать в интересах царя, помещиков и капиталистов. В преддверии Олимпиады в Москве в 1979 году в районе Сокол были уничтожены захоронения участников Первой мировой войны.

В постсоветской России

1 августа 2004 года в Москве, к 90-летию начала Первой мировой войны, на месте Московского городского Братского кладбища в районе Сокол были поставлены памятные знаки «Павшим в мировой войне 1914—1918 годов», «Российским сёстрам милосердия», «Российским авиаторам, похороненным на московском городском братском кладбище».

11 ноября 2008 года на месте Братского кладбища в городе Пушкин была установлена стела — памятник героям Первой мировой войны[52][53].

В декабре 2012 года Президент России утвердил поправку в Федеральный закон России «О днях воинской славы и памятных датах России», вступившую в силу с 1 января 2013 года, согласно которой 1 августа объявляется Днём памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне 1914—1918 годов[54].

30 мая 2014 года в Калининграде был открыт созданный по инициативе Российского военно-исторического общества памятник Героям Первой мировой войны работы скульптора Салавата Щербакова[55]

1 августа 2014 г. в Москве на Поклонной горе был открыт созданный по инициативе Российского военно-исторического общества памятник героям Первой мировой войны. Кроме того, по инициативе этого же общества в ознаменования столетней годовщины с момента начала Первой мировой войны в том же 2014 году были открыты памятник «Прощание Славянки» на Белорусском вокзале в Москве[56], бюст императора Николая II в городе Баня-Лука в Боснии и Герцеговине[57], памятники «Штыковая атака» и «Памяти забытой войны, изменившей ход истории» в городе Гусев Калининградской области[58], памятники героям Первой мировой войны в Липецке[59] и Пскове[60], мемориальная доска 45-й пехотной дивизии в Пензе[61][62][63][64].

4 августа 2014 года в Санкт-Петербурге был открыт первый в современной России музей Первой мировой войны[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Первая мировая войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Первая мировая войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Первая мировая война[источник не указан 1916 дней].

В Москве, на Преображенской площади восстанавливается взорванный в 1964 году храм Преображения Господня, тесно связанный с историей гвардейского Преображенского полка; у его стен планируется сооружение памятника «преображенцам», погибшим в войнах за Отечество[65].

6 сентября 2014 года в Тольятти был открыт памятный знак уроженцам бывшего Ставрополя-на-Волге и Ставропольского уезда Самарской губернии, которые пали в боях на фронтах Первой мировой войны и умерли от ран в местных госпиталях. [http://www.ekovoz.ru/news/show/207], планировалось этой же осенью высадить первые 16000 сосен Леса Памяти солдат первой мировой войны — уроженцев Ставропольского уезда. В связи с погодными условиями посадка перенесена на весну 2015 года. Всего будет высажено 40000 деревьев на 10га, сгоревшего леса в 2010 году [http://www.redstar.ru/index.php/component/k2/item/17422-pamyatnik-iz-40-tysyach-sosen А.Бондаренко, Красная звезда,22.07.2014, «Памятник из 40 тысяч сосен»]. Аналогов такого живого памятника в России не имеется.

В Сокольниках, на улице Матросская Тишина был отреставрирован храм Благовещения, «что при Саперном батальоне», — часть комплекса воинских казарм начала ХХ века. В то же время, само здание воинских казарм, где с октября 1897 года располагалась старейшая инженерная часть Русской армии, Гренадерский сапёрный Его Императорского Высочества Великого Князя Петра Николаевича батальон, в 2013 году было снесено инвестором ОАО «494 УНР» для освобождения территории под коммерческую застройку[66].

В 2014 году под давлением общественности московские чиновники обещали рассмотреть вопрос об отмене проекта реконструкции земельного участка на Соколе, входящего в Мемориально-парковый комплекс героев Первой мировой войны, предусматривающий снос кинотеатра «Ленинград» и строительство на его месте торгово-развлекательного комплекса[67].

В Белоруссии

14 августа 2011 года в Минске было возрождено минское Братское кладбище, где захоронили прах около 5 тыс. военнослужащих Русской императорской армии, умерших от ран в годы Первой мировой войны. Кладбище, основанное в ноябре 1914 года по инициативе генерал-лейтенанта Павла Андреевича Смородского, было ликвидировано в конце 1940-х годов. Среди нашедших упокоение на кладбище — ряд героев Первой мировой войны, в том числе прапорщик 301-го пехотного Бобруйского полка князь Илья Васильевич Челокаев (Чолокашвили), штабс-капитан 4-го Туркестанского стрелкового полка Евстафий Данилович Урсуленко. Захоронения были разделены по секторам (участкам) по конфессиональному принципу. На кладбище, территория которого отмечена на немецких картах периода оккупации во время Великой Отечественной войны, памятные знаки были снесены, как и деревянный православный храм. На площадке кладбища был открыт Птичий рынок, стояла пивная, часть была застроена жилыми домами, а центральная его часть превращена в площадку для выгула собак. Вследствие расширения застройки Минска на территорию кладбища стали претендовать строительные компании — часть его территории предполагалось передать застройщикам элитного жилья, другую — под застройку для нужд посольства одной из стран. При строительстве теплотрассы экскаватором было вырыто несколько самосвалов останков, часть из которых долгое время хранилась в бытовке на территории проведения работ. Усилиями общественности проблема кощунства над прахом погибших получила широкий резонанс и политическое значение, вследствие чего к столетию Первой мировой войны власти постсоветской республики приостановили застройку данной территории и ликвидировали площадку для выгула домашних животных. На кладбище была воздвигнута каменная часовня, рядом с которой размещены плиты с именами 2500 похороненных на кладбище офицеров и солдат русской армии. 11 ноября 2011 года на кладбище был впервые отмечен День Памяти павших в Первой мировой войне. По версии государственных СМИ, Белоруссия в годы Первой мировой войны была жертвой воюющих сторон, а не частью одной из них. Вслед за минским Братским кладбищем внимания удостоились аналогичные объекты в других регионах Белоруссии: были начаты работы над созданием мемориала в Сморгони (Гродненская область), реконструкции Ставки Верховного главнокомандующего в Могилёве и т. д. Однако вскоре после столетнего юбилея войны интерес к ней со стороны властей значительно снизился и спустя год сама тема Первой мировой войны практически исчезла из центральных официальных СМИ. «Забытая война» снова стала уделом энтузиастов.

См. также

Напишите отзыв о статье "Первая мировая война"

Примечания

  1. Nurullah Ardic. Islam and the Politics of Secularism: The Caliphate and Middle Eastern Modernization in the Early 20th Century. — Routledge, 2012. — С. 200-201.
  2. [http://www.allmonarchs.net/saudi_arabia/other/jebel-shammar.html Эмират Джебель-Шаммар]
  3. Tucker, Spencer (2005), [[http://books.google.com/books?id=2YqjfHLyyj8C ] в Google Книгах Encyclopedia of World War I], Santa Barbara, CA: ABC-CLIO, с. 1074, ISBN 1-85109-420-2, <[http://books.google.com/books?id=2YqjfHLyyj8C ] в Google Книгах>. Проверено 7 мая 2010. 
  4. Р. Сагитов. [http://www.idmedina.ru/books/materials/?2322 История независимого Дарфурского султаната (XIII в. – 1917 г.)]. Материалы III Всероссийской молодежной научно-практической конференции
  5. Егорин А. З. История Ливии. XX век. — Институт востоковедения РАН, 1999. — С. 48-49. — ISBN 5-89282-122-6, ББК 63.3(5) (6Ли) Е 30.
  6. 1 2 Evans, David. Teach yourself, the First World War, Hodder Arnold, 2004. P. 188
  7. Во времена СССР было принято написание со строчной буквы — первая мировая война (см., напр., Розенталь Д. Э. Прописная или строчная? Словарь-справочник. — 4-е изд. — М.: Русский язык, 1988. — ISBN 5-200-00316-4). В настоящее время принято написание с прописной буквы — Первая мировая война.
  8. См., например, «Солдатские военные песни Великой Отечественной войны 1914—1915 г.г.». Собрал В. КРЫЛОВ. Харбин, 1915; Храбрейший герой Великой Отечественной войны, первый георгиевский кавалер, славный казак Тихого Дона Кузьма Крючков и 12-летний мальчик герой георгиевский кавалер Андрюша Мироненко. Москва, тип. П. В. Бельцова, 1914
  9. [http://www.gazeta.ru/news/lenta/2008/11/11/n_1294259.shtml Западный мир отмечает 90 лет со дня окончания Первой мировой войны]
  10. Martin Kitchen. The Cambridge Illustrated History of Germany. — Cambridge University Press, 1996. ISBN 0-521-45341-0
  11. Ведущий: Иван Толстой, в гостях: Сергей Магид:. [http://www.svoboda.org/archive/ru_bz_mir/latest/896/125.html Внимая ужасам войны: Первая мировая в воспоминаниях свидетелей и анализе сегодняшних ученых.]. Радио «Свобода» (июля 27, 2014). Проверено 29 июля 2014.
  12. Ленин В. И. ПСС, 5-е изд. — Т. 26. — С. 13-23.)
  13. [http://revarchiv.narod.ru/vladimilitch/lenin26/war.html Ленин В. И. «Война и российская социал-демократия» (примечания)]. Как известно, позднее Ленин и большевики изменили свою позицию относительно причин войны и стали обвинять в её развязывании всех её участников, а также призывать «перевести войну империалистическую в войну гражданскую». См.: Ленин В. И. «Социализм и война», август 1915 (ПСС. — Т. 26. — С. 307—350.)
  14. [http://www.ft.com/cms/s/2/248f6960-29d3-11e3-bbb8-00144feab7de.html Tony Barber. The causes of the first world war] // Financial Times, 04.10.2013
  15. Fritz Fischer. Griff nach der Weltmacht. Die Kriegszielpolitik des kaiserlichen Deutschland 1914/1918. — Droste-Düsseldorf, 1961.
  16. Sean McMeekin. The Russian Origins of the First World War. — Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 2011.
  17. Цветков С. Э. Как начинался «настоящий» XX век (к 100-летию начала Первой мировой войны) // Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета. — 2014. — № 2 (14). — С. 46
  18. Барсуков Е. З. Артиллерия русской армии (1900—1917 гг.). — М.: Воениздат МВС СССР, 1948. — Т. 1. — 392 с.
  19. Эрр Ф.-Ж. Артиллерия в прошлом, настоящем и будущем. — М.: Воениздат НКО СССР, 1941. — 348 с. — (Библиотека командира). Примечания (1)
  20. Маркевич В. Е. Ручное огнестрельное оружие. — СПб.: Полигон, 2005. — 496 с. — ISBN 5-89173-276-9.
  21. Галактионов М. Р. Париж, 1914 г.: Темпы операций. — М.: АСТ, 2001. — 704 с. — (Военно-историческая библиотека). — 5 000 экз. — ISBN 5-17-000056-1.
  22. [http://wwi.lib.byu.edu/index.php/The_Willy-Nicky_Telegrams The World War I Document Archive]
  23. Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. — М.: Международные отношения, 1991.
  24. Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. — М.: Международные отношения, 1991. (Глава XII).
  25. Бьюкенен Дж. [http://militera.lib.ru/memo/english/buchanan/14.html Глава 14] // Мемуары дипломата — М.: Международные отношения, 1991.
  26. Buchanan G. [http://www.archive.org/stream/mymissiontorussi01buchuoft#page/200/mode/1up/search/+Hague My Mission to Russia and other diplomatic memories] — 1923. — P. 200.
  27. История России. XX век: 1894—1939 / Под ред. А. Б. Зубова. — М.: Астрель-АСТ, 2010. — С. 291.
  28. 1 2 [http://www.nivestnik.ru/2005_2/6.shtml Новый Исторический Вестник]
  29. 1 2 3 4 Gerhart Binder. Epoche der Entscheidungen // Eine Geschichte des 20. Jahrhunderts. — 6. Aufl. — Stuttgart-Degerloch: Seewald Verlag, 1960.
  30. [http://www.voskres.ru/army/publicist/kulichkin7.htm С.Куличкин. Разочарование]
  31. Данные по потерям Германии взяты из следующего источника: The Blood Test Revisited: A New Look at German Casualty Counts in World War I. James H. McRandle, James Quirk. The Journal of Military History, Volume 70, Number 3, July 2006, pp. 667—701 (Article)
  32. Спиридович А. И. Великая Война и Февральская Революция 1914—1917 гг. — Минск: Харвест, 2004. (Кн. 1, гл. 12)
  33. [http://www.mid.ru/dip_vest.nsf/99b2ddc4f717c733c32567370042ee43/2187a77244dd5793c3256b480050f80e?OpenDocument Н. Н. Покровский] (рус.) // Дипломатический вестник. — М., 2001. — Вып. 12.
  34. [http://www.diphis.ru/index.php?option=content&task=view&id=111#11 Глава 13. Дипломатия в годы Первой мировой войны. Поворот в ходе мировой войны] // История дипломатии / Зорин В. А., Семёнов В. С., Сказкин С. Д.. — 2-е изд.. — М.: Госполитиздат, 1959-1979. — Т. III. — 70 000 экз. (недоступная ссылка с 23-05-2013 (2366 дней) — [//web.archive.org/web/*/http://www.diphis.ru/index.php?option=content&task=view&id=111#11 история], [//web.archive.org/web/20100317/http://www.diphis.ru/index.php?option=content&task=view&id=111#11 копия])
  35. Коллонтай А. М. [http://www.e-nasledie.ru/ras/view/publication/general.html?id=43460452 Кому нужна война?]. — Пб: Прибой, 1917. — 24 с.
  36. Уткин А. И. [http://militera.lib.ru/h/utkin2/index.html Первая мировая война]. — М.: Алгоритм, 2001. — 592 с. Глава седьмая «Война и революция», раздел «Крах России»:
    Оценка генерала Драгомирова: «Преобладающим в армии является стремление к миру. Любой, кто пообещает мир, получит в свои руки армию».
    Работа эмиссаров Керенского среди войск была парализована антивоенной пропагандой агитаторов-большевиков.
  37. Кожевников В. П. [http://red.gklforum.ru/kozhevnikov_v_p_propaganda_i_agitatsiya_bolshevikov_v_dooktyabrskiy_period Пропаганда и агитация большевиков в дооктябрьский период]. — М.: Политиздат, 1983. — 96 с.
  38. Хвостов В. М. [http://www.diphis.ru/index.php?option=content&task=view&id=111#15 Глава 13. Дипломатия в годы Первой мировой войны. «Мирные» маневры германского империализма в 1917 г.] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (2366 дней) — [//web.archive.org/web/*/http://www.diphis.ru/index.php?option=content&task=view&id=111#15 история], [//web.archive.org/web/20100317/http://www.diphis.ru/index.php?option=content&task=view&id=111#15 копия]) // «История дипломатии» XV в. до н. э. — 1940 г. н. э / Под ред. В. П. Потемкина.
  39. Строков А. А. [http://militera.lib.ru/science/strokov_aa/08.html Глава 8. Крушение германской стратегии двух побед — над Антантой и Советской республикой. Массированное применение в операциях танковых войск и военно-воздушных сил. Преодоление позиционной обороны и общее наступление Антанты (кампания 1918 г.)] // [http://militera.lib.ru/science/strokov_aa/index.html Вооружённые силы и военное искусство в первой мировой войне]. — М.: Воениздат, 1974. — 616 с. — 12 500 экз.
  40. Дельбрюк Г. [http://militera.lib.ru/science/delbruck_h01/index.html История военного искусства в рамках политической истории]. — СПб.: Наука, 2001. — Т. 4. — С. 24.
  41. Черчилль В. [http://grachev62.narod.ru/churchill/chapt20.htm Мировой кризис]. — М.—Л.: Государственное военное издательство, 1932.
  42. [http://izvestia.ru/news/528739 Путин обвинил большевиков в национальном предательстве] (рус.). Известия (27 июня 2012). Проверено 31 июля 2012. [http://www.webcitation.org/69fV19nbF Архивировано из первоисточника 4 августа 2012].
  43. Межуев Борис. [http://izvestia.ru/news/528844 Почтить проигравших] (рус.). Известия (28 июня 2012). Проверено 31 июля 2012. [http://www.webcitation.org/69fV3fepB Архивировано из первоисточника 4 августа 2012].
  44. Первая мировая война 1914-1918 / Ростунов И. И. // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  45. 1 2 3 Волков С. В. [http://www.swolkov.org/publ/27.htm Забытая война] (рус.). Статья. Сайт историка С. В. Волкова (2004). Проверено 16 апреля 2012. [http://www.webcitation.org/67yubcfLY Архивировано из первоисточника 28 мая 2012].
  46. Шигалин Г. И. Военная экономика в первую мировую войну. — М.: Воениздат, 1956. (Гл. 5)
  47. Бадак А. Н., Войнич И. Е., Волчек Н. М. и др. Всемирная история. — Мн.: Современный литератор, 1999. — Т. 19: Первая мировая война. — 512 с. — 100 000 экз. — ISBN 985-456-309-x.
  48. Ирландское восстание 1916 / Гольман Л. И. // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  49. [http://www.armenian-genocide.org/roosevelt.html Theodore Roosevelt, President of the United States (1901-09). Oyster Bay, May 11, 1918]
  50. [http://www.washprofile.org/?q=ru/node/6444 Идеология памятника] (рус.)(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.washprofile.org/?q=ru/node/6444 история]). Washprofile.org (11 мая 2007). Проверено 28 апреля 2013. [http://web.archive.org/20070526133403/www.washprofile.org/?q=ru/node/6444 Архивировано из первоисточника 26 мая 2007].
  51. [http://travel.my1.ru/publ/27-1-0-62 Лондон для путешественника. Уайтхолл] (рус.). Travel.my1.ru (7 августа 2007). Проверено 28 апреля 2013. [http://www.webcitation.org/6GFOqWspg Архивировано из первоисточника 29 апреля 2013].
  52. [http://www.pushkin-town.net/.guard/rus/index.htm Царскосельское Братское кладбище героев Первой мировой войны у Казанского кладбища в Царском Селе (город Пушкин)] (рус.). Pushkin-town.net. Проверено 28 апреля 2013. [http://www.webcitation.org/6GFOxkxpn Архивировано из первоисточника 29 апреля 2013].
  53. [http://lh5.ggpht.com/_C4sdTIhwFyg/Ssx0oKJ8yRI/AAAAAAAAANk/E5t5dl_l0L0/4.jpg В русских вы живы сердцах] (рус.) // Вестник «Зодчий. 21 век». — 2009. — № 1 (30).
  54. Президент Российской Федерации. [http://www.kremlin.ru/acts/17252 Внесены изменения в закон о днях воинской славы и памятных датах]. Федеральный закон. Сайт Президента России (30 декабря 2012). Проверено 19 февраля 2013. [http://www.webcitation.org/6EhgrPgWv Архивировано из первоисточника 25 февраля 2013].
  55. [http://www.rg.ru/2014/05/30/reg-szfo/monument.html В Калининграде открыли памятник героям Первой мировой]
  56. [http://www.1tv.ru/news/social/258288 На Белорусском вокзале Москвы открыт памятник «Прощание славянки».]. Первый канал (08.05.2014). Проверено 17 октября 2014.
  57. [http://tvkultura.ru/article/show/article_id/113063 На Белорусском вокзале Москвы открыт памятник «Прощание славянки».]. Телеканал «Культура». (23.06.2014). Проверено 17 октября 2014.
  58. [http://www.gusev-online.ru/news/obshestvo/4151-v-guseve-uvekovechili-podvig-russkih-soldat-pavshih-v-pervuyu-mirovuyu-voynu.html В Гусеве увековечили подвиг русских солдат, павших в Первую мировую войну.]. Информационный сайт города Гусева. (25.08.2014). Проверено 17 октября 2014.
  59. [http://ria.ru/society/20140808/1019305114.html Памятник российским героям Первой мировой войны открыт в Липецке]. РИА Новости (08.08.2014). Проверено 17 октября 2014.
  60. [http://pravdapskov.ru/news/20619 Памятник героям Первой мировой войны появился в Пскове]. Псковская правда (22.08.2014). Проверено 17 октября 2014.
  61. [http://penzanews.ru/society/85569-2014 В Пензе открыли мемориальную доску землякам-участникам Первой мировой войны]. «PenzaNews» (15.12.2014). Проверено 2 января 2015.
  62. [http://www.penza.ru/news/2014/12/15/17005187 В Пензе открыли мемориальную доску землякам-участникам Первой мировой войны]. Официальный портал Правительства Пензенской области (15.12.2014). Проверено 2 января 2015.
  63. Шевырева Ю. [http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=280821&cid=7 В Пензе открыта мемориальная доска памяти участников Первой мировой войны]. Филиал ВГТРК — ГТРК «Пенза» (15.12.2014). Проверено 2 января 2015.
  64. [http://tv-express.ru/sobitiya/v-penze-ustanovili-memorialnuyu-dosku-uchastnikam-pervoj-mirovoj-vojny В Пензе установили мемориальную доску участникам Первой мировой войны]. ТРК «Экспресс» (г. Пенза) (15.12.2014). Проверено 2 января 2015.
  65. [http://www.archnadzor.ru/2014/07/18/hronika-rukotvornogo-chuda/ К. Михайлов. Хроника рукотворного чуда.] // «Архнадзор», 18 июля 2014.
  66. [http://www.archnadzor.ru/2013/11/05/snesenyi-istoricheskie-kazarmyi-v-sokolnikah/ Снесены исторические казармы в Сокольниках.] // «Архнадзор», 5 ноября 2013.
  67. [http://www.archnadzor.ru/2014/09/23/na-mogilah-vtoroy-otechestvennoy/ К. Михайлов. На могилах Второй Отечественной.] // «Архнадзор», 23 сентября 2014.
  68. </ol>

Литература

  • Мировая война в цифрах. — М.: Военгиз, 1934. — 128 с. — 15 000 экз.
  • Вооружённый мир и война. Описание требований Германии в будущей войне. 1914
  • Зайончковский А. М. [http://www.runivers.ru/lib/book3190/10242/ Мировая война 1914-1918 гг.]. — М.: Воениздат, 1938-1939. — Т. в 4-х томах.
  • Зайончковский А. М. [http://militera.lib.ru/h/zayonchkovsky1/ Первая мировая война]. — СПб.: Полигон, 2000. — 878 с. — ISBN 5-89173-082-0.
  • Зайчонковский А. М. [http://www.runivers.ru/lib/book3212/10418/ Подготовка России к мировой войне]. — М.: Государственное военное издательство, 1926. — 440 с.
  • [http://www.runivers.ru/lib/book3171/10099/ Стратегический очерк войны 1914-1918 гг.]. — М.: Высший военный редакционный совет, 1920—1923.
  • Яковлев Н. Н. [http://webreading.ru/sci_/sci_history/nikolay-yakovlev-1-avgusta-1914.html 1 августа 1914]. — М.: Молодая гвардия, 1974. — 240 с. — 100 000 экз.
  • [http://militera.lib.ru/h/ww1/ История Первой мировой войны 1914—1918 гг.] / под редакцией И. И. Ростунова. — в 2-х томах. — М.: Наука, 1975. — 25 500 экз.
  • Пахалюк К. Боевые действия в Восточной Пруссии в Первую мировую войну. Указатель литературы. — 2-е изд. — Калининград, 2008.
  • Де-Лазари А. Н. [http://supotnitskiy.ru/book/book5.htm Химическое оружие на фронтах мировой войны 1914—1918 гг.]. — М.: Воениздат, 1935. — 143 с.
  • Мельгунов С. П. [http://bookz.ru/authors/mel_gunov-sergei/zolotoi-_765/1-zolotoi-_765.html «Золотой немецкий ключ» к большевистской революции]. — Париж, 1940.
  • Бэзил Лиддел Гарт. 1914. Правда о Первой мировой. — М.: Эксмо, 2009. — 480 с. — (Перелом истории). — 4300 экз. — ISBN 978-5-699-36036-9.
  • Лиддел Гарт Б. ч. 2: Стратегия первой мировой войны // [http://militera.lib.ru/science/liddel_hart1/index.html Энциклопедия военного искусства = Стратегия непрямых действий] = Liddel Hart B. H. Strategy The Indirect Approach (1954) / Ред. С. Переслегина. — М.—СПб.: АСТ, Терра Фантастика, 2003. — С. 183—244. — 656 с. — (Военно-историческая библиотека). — 5100 экз. — ISBN 5-17-017435-7.
  • Барбара Такман. [http://militera.lib.ru/h/tuchman/ Первый блицкриг. Август 1914] = Tuchman Barbara W. The Guns of August / С. Переслегина, пер. О. Касимова. — М.—СПб.: АСТ, Terra Fantastica, 1999. — 640 с. — (Военно-историческая библиотека). — 5000 экз. — ISBN 5-237-01714-2.
  • Волков С. В. [http://www.swolkov.narod.ru/publ/27.htm Забытая война.]
  • Трубецкой Е. Н. [http://www.runivers.ru/lib/book3174/10113/ Смысл войны]. — М.: Товарищество типографии А. И. Мамонтова, 1914. — 48 с.
  • Трубецкой Е. Н. [http://www.runivers.ru/lib/book3060/9664/ Война и мировая задача России]. — М.: Типография товарищества И. Д. Сытина, 1915. — 24 с.
  • Керсновский А. А. [http://www.risorden.ru/publi/pub_mirovaia.htm Очерк «Мировая война» (в сокращении)] — 1943.
  • Керсновский А. А. [http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/15.html Глава 15] // [http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/index.html История Русской армии]. — М.: Голос, 1992 (репринт). — Т. III-IV. — 1220 с. — 100 000 экз.
  • Головин Н. Н. Военные усилия России в Первой мировой войне. В 2-х т. — Париж: Тов-во объединенных издателей. — 211 + 242 с. ([http://militera.lib.ru/research/0/djvu/golovin_nn1.djvu том 1]), ([http://militera.lib.ru/research/0/djvu/golovin_nn2.djvu том 2]).
  • Федорченко, С. З. [http://belousenko.com/books/memoirs/fedorchenko_narod_na_vojne.htm Народ на войне]. — М.: Советский писатель, 1990. — 400 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-265-00647-8.
  • Авилов Р. С. Войска Приамурского военного округа накануне Первой мировой войны: структура и дислокация. // Приамурское генерал-губернаторство в годы Первой мировой войны: штрихи времени, голоса современников. Документы и материалы. — Владивосток: РГИА ДВ, 2014. С. 35—54.
  • Авилов Р. С. Приамурский военный округ в годы Первой мировой войны: войска и оборонительные задачи. // Вглядываясь в прошлое. Мировые войны ХХ века в истории Дальнего Востока России. Владивосток: ДВО РАН, 2015. С. 5-41. ISBN 978-5-91849-092-1
  • [http://www.geo.ru/puteshestviya/vystrel?page=0#article-body «Выстрел». Генрих Енеке. Журнал GEO 2'2014''']. Статья о политическом состоянии Европы на март-август 1914 года, об отношении многих политических деятелей и писателей (Томас Манн, Стефан Цвейг) к описываемым событиям, их ответственности за развязывание Первой мировой войны.
  • Великая война Бориса Мигачёва: дневник, фотографии офицера Первой мировой / вступ. ст. Н. В. Дзуцевой; примеч. Д. Л. Орлова. — Иваново: Издатель Ольга Епишева, 2015. — 300 с., ил. ISBN 978-5-904004-52-1
  • Белоусов А. [https://www.academia.edu/19523691/%D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F_%D0%B7%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9_%D0%AE%D0%B4%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%B0_%D0%94%D0%B5%D0%B1%D1%81%D0%B0_%D0%B8%D0%BB%D0%B8_%D0%BA%D0%B0%D0%BA_%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE_%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%81%D1%8C_%D1%81_%D0%BF%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B9_%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%B2_%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%8B_%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%BE%D0%B9_%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%8B История злоключений Юджина Дебса или как американское правительство боролось с «пятой колонной» в годы Первой мировой войны // Научный ежегодник Института философии и права УрО РАН. 2015. Вып. 3]

Ссылки

  • [http://warshistory.ru/pervaya-mirovaya-vojna/ Первая мировая война. Подробности сражений]
  • [http://www.hrono.ru/1914voina.html Хронология Первой мировой войны]
  • [http://redstory.ru/war/first_world_war/index.html Вячеслав Шацилло. Первая мировая война 1914—1918. Факты. Документы]
  • [http://www.rusempire.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=53&Itemid=63 Первая мировая война (Великая война). Предпосылки. Сражения. Битвы. Итоги войны]
  • [http://reibert.info/heer/06/01/index.htm Немецкая полевая экипировка Первой мировой войны] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (2366 дней) — [//web.archive.org/web/*/http://reibert.info/heer/06/01/index.htm история], [//web.archive.org/web/20070908/http://reibert.info/heer/06/01/index.htm копия])
  • [http://www.firstwar.info/ Первая мировая война]
  • [http://www.grwar.ru/ Русская армия в Великой войне]
  • [http://www.august-1914.ru/index.html Сайт «Август 1914-го»]
  • [http://www.hero1914.com Сайт «Герои Первой мировой» (сражения, персоналии, захоронения, списки погибших)]
  • [http://on-infantry.narod.ru/ww1/wwone.htm Сайт об армиях Первой мировой войны]
  • Воронин В. [http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/2269 «Русские не сдаются». К 95-летию начала Первой мировой войны]
  • [http://www.opoccuu.com/wwiranks.htm Знаки различия армий стран-участниц Первой мировой войны]
  • [http://ruslitwwi.ru/ Первая мировая война и русская литература: Политика и поэтика: историко-культурный контекст] (проект Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН)
  • [http://www.bfrz.ru/news.cgi?id=11-04-2005&news=042005 Выставка документов и экспонатов «ПАМЯТИ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ. Первая мировая война (1914—1918), Россия и Русское Зарубежье»] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (2366 дней) — [//web.archive.org/web/*/http://www.bfrz.ru/news.cgi?id=11-04-2005&news=042005 история], [//web.archive.org/web/20100216/http://www.bfrz.ru/news.cgi?id=11-04-2005&news=042005 копия])
  • Пахалюк К. [http://www.august-1914.ru/pahalyk.html Захоронения и памятники Первой мировой войны в Восточной Пруссии] // Восточная Пруссия, 1914—1915. Неизвестное об известном. — Калининград, 2008. — С. 101—122
  • [http://www.perspektivy.info/table/obrazy_rossii_i_francii_i_pamyat_o_pervoiy_mirovoiy_voiyne_v_sovremennom_obschestvennom_soznanii_nashih_stran_2009-0-30-50-48.htm Образы России и Франции и память о Первой мировой войне в современном общественном сознании наших стран. Круглый стол в Институте демократии и сотрудничества] — Париж, 7 ноября 2008
  • [http://lib.rmvoz.ru/fonoteka/nffedorov/24-dec-2013 Литература и культурное самосознание России в период Первой мировой войны] (Круглый стол в Музее-библиотеке Н. Ф. Фёдорова; доклады: А. Г. Гачева, Н. В. Юдин, Е. Ю. Константинова; 24 декабря 2013)
  • [http://www.istmira.com/pervaya-mirovaya-vojna/ Первая мировая война]
  • [http://his.1september.ru/urok/index.php?SubjectID=140020 Статьи о Первой мировой войне]
  • [http://militerra.com/index.php?option=com_content&task=view&id=195&Itemid=69 Русская армия в Первой мировой.] Материалы сайта Militerra.com
  • [http://bse.sci-lib.com/article004263.html Версальский мирный договор 1919]
  • [http://users.erols.com/mwhite28/warstat1.htm#WW1 Source List and Detailed Death Tolls for the Twentieth Century Hemoclysm. First World War]
  • Зыкин Д. Л. [http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2011/4/Zykin_Anti-Russian_Mythology/ Антироссийская мифология Первой мировой] // Знание. Понимание. Умение. — 2011. — № 4 (июль — август).
  • Зыкин Д. Л. [http://zpu-journal.ru/e-zpu/2011/2/Zykin_WWI/ Первая мировая: геополитический аспект] // Знание. Понимание. Умение. — 2011. — № 2 (март — апрель).
  • Супотницкий М. В. [http://supotnitskiy.ru/stat/stat72.htm Забытая химическая война 1915—1918 гг.] (цикл статей о применении химического оружия в годы Первой мировой войны)
  • [http://hero1914.com/ideologicheskie-prichiny-delegitimizacii-samoderzhaviya-v-rossii/ Идеологические причины делегитимизации самодержавия в России]
  • [http://www.snowball.ru/forums/?board=history&action=view&id=776393&ts=20070215113429 Различные ссылки по Первой мировой]
  • [http://infogra.ru/design/karikaturnye-karty-evropy-voennogo-vremeni http://infogra.ru/design/karikaturnye-karty-evropy-voennogo-vremeni Карикатурные карты военной Европы]

Видео

  • [http://www.rutv.ru/tvpreg.html?d=0&id=111223 Украденная Победа. Документальный фильм телеканала Россия]
  • [http://tvzvezda.ru/schedule/documental/content/201211291105-ewo5.htm/ Забытая война. Цикл документальных фильмов телеканала «Звезда» — 12 серий]
  • [http://univertv.ru/video/istoriya/f5b07423/pervaya_mirovaya_vojna_v_cvete_krov_v_vozduhe/ Первая мировая война в цвете: Кровь в воздухе]
  • [http://www.youtube.com/watch?v=NM8gwYAWoD0 Первая мировая война. Суицид старой Европы]

Фотографии

  • [http://genrogge.ru/wwi-1914-1917/index.htm Журнал «Летопись войны 1914—15—16—17 гг.», Полное издание, № 1—132 (1914—1917)]. — СПб.: Редактор-издатель Генерал-майор Дубенский, Товарищество Р. Голике и А. Вильборг, 1914—1917. (Общее количество портретов в алфавитном списке — около 2800)
  • [http://itar-tass.com/wwi/chronicle/1340305 Редкие фото Первой мировой]
  • [http://www.youtube.com/watch?v=5zWDOZ4w8YE&NR=1 Николай II объявляет войну Германии] на Дворцовой площади
  • [http://www.worldwaronecolorphotos.com/ Цветные фотографии Первой мировой войны]
  • [http://wwi.hut2.ru/ Первая мировая война в фотографиях]
  • [http://www.flickr.com/photos/65817306@N00/sets/486575/ WWI Eastern Front Foto] (англ.)
  • [http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m5/2/art.aspx?art_id=1253 Сизенко А. Г. Донские казаки: список именных фотографий в приложениях «Донские областные ведомости» и «Вольный Дон» 1915—1917 гг. // Донской временник: краеведческий альманах / Донская государственная публичная библиотека. Ростов-на-Дону, 1993—2014.  (Проверено 15 июня 2014) ]

Отрывок, характеризующий Первая мировая война

Караффа толкнул тяжёлую позолоченную дверь, и мы очутились в узком, очень длинном, тёмном коридоре. Он захватил с собой серебряный подсвечник, на котором горела одна-единственная толстая свеча.
– Следуйте за мной, – коротко приказал новоиспечённый Папа.
Мы долго шли, проходя множество небольших дверей, за которыми не было слышно ни звука. Но Караффа шёл дальше, и мне не оставалось ничего другого, как только в молчании следовать за ним. Наконец мы очутились у странной «глухой» двери, у которой не было дверных ручек. Он незаметно что-то нажал, и тяжеленная дверь легко сдвинулась с места, открывая вход в потрясающую залу... Это была библиотека!.. Самая большая, которую мне когда-либо приходилось видеть!!! Огромнейшее пространство с пола до потолка заполняли книги!.. Они были везде – на мягких диванах, на подоконниках, на сплошных полках, и даже на полу... Их здесь были тысячи!.. У меня перехватило дыхание – это было намного больше библиотеки Медичи.
– Что это?! – забывшись, с кем здесь нахожусь, ошеломлённо воскликнула я.
– Это и есть КНИГИ, мадонна Изидора. – спокойно ответил Караффа. – И если Вы захотите, они будут Ваши... Всё зависит только от Вас.
Его горящий взгляд приковал меня к месту, что тут же заставило меня вспомнить, где и с кем я в тот момент находилась. Великолепно сыграв на моей беззаветной и безмерной любви к книгам, Караффа заставил меня на какой-то момент забыть страшную реальность, которая, как теперь оказалось, собиралась в скором времени стать ещё страшней...
Караффе в то время было более семидесяти лет, хотя выглядел он на удивление моложаво. Когда-то, в самом начале нашего знакомства, я даже подумывала, а не помог ли ему кто-то из ведунов, открыв наш секрет долголетия?!. Но потом он вдруг начал резко стареть, и я про всё это начисто забыла. Теперь же, я не могла поверить, что этот могущественный и коварный человек, в руках которого была неограниченная власть над королями и принцами, только что сделал мне очень «завуализированное» и туманное предложение... в котором можно было заподозрить какую-то нечеловечески-странную капельку очень опасной любви?!...
У меня внутри, всё буквально застыло от ужаса!.. Так как, будь это правдой, никакая земная сила не могла меня уберечь от его раненой гордости, и от его мстительной в своей злобе, чёрной души!...
– Простите мою нескромность, Ваше святейшество, но, во избежание ошибки с моей стороны, не соблаговолите ли Вы мне более точно объяснить, что Вы хотели этим сказать? – очень осторожно ответила я.
Караффа мягко улыбнулся и, взяв мою дрожащую руку в свои изящные, тонкие пальцы, очень тихо произнёс:
– Вы – первая женщина на земле, мадонна Изидора, которая, по моему понятию, достойна настоящей любви... И Вы очень интересный собеседник. Не кажется ли Вам, что Ваше место скорее на троне, чем в тюрьме инквизиции?.. Подумайте об этом, Изидора. Я предлагаю Вам свою дружбу, ничего более. Но моя дружба стоит очень многого, поверьте мне... И мне очень хотелось бы Вам это доказать. Но всё будет зависеть от Вашего решения, естественно... – и, к моему величайшему удивлению, добавил: – Вы можете здесь остаться до вечера, если желаете что-то почитать; думаю, Вы найдёте здесь для себя очень много интересного. Позвоните в колокольчик, когда закончите, и Ваша служанка покажет Вам дорогу назад.
Караффа был спокоен и сдержан, что говорило о его полной уверенности в своей победе... Он даже на мгновение не допускал мысли, что я могла бы отказаться от такого «интересного» предложения... И уж особенно в моём безысходном положении. А вот именно это и было самым пугающим... Так как я, естественно, собиралась ему отказать. Только, как это сделать я пока что не имела ни малейшего представления...
Я огляделась вокруг – комната потрясала!.. Начиная с вручную сшитых переплётов старейших книг, до папирусов и рукописей на бычьей коже, и до поздних, уже печатных книг, эта библиотека являлась кладезем мировой мудрости, настоящим торжеством гениальной человеческой Мысли!!! Это была, видимо, самая ценная библиотека, которую когда-либо видел человек!.. Я стояла, полностью ошеломлённая, завороженная тысячами со мной «говоривших» томов, и никак не могла понять, каким же образом это богатство могло ужиться здесь с теми проклятиями, которые так яро и «искренне» сыпала на им подобное инквизиция?... Ведь для настоящих инквизиторов все эти книги должны были являться самой чистой ЕРЕСЬЮ, именно за которую люди горели на кострах, и которая категорически запрещалась, как страшнейшее преступление против церкви!.. Каким же образом здесь, в подвалах Папы, сохранились все эти ценнейшие книги, которые, якобы, во имя «искупления и очищения душ», до последнего листочка, сжигались на площадях?!.. Значит, всё, что говорили «отцы-инквизиторы», всё, что они творили – было всего лишь страшной завуалированной ЛОЖЬЮ! И эта безжалостная ложь глубоко и крепко сидела в простых и открытых, наивных и верующих человеческих сердцах!.. Подумать только, что я когда-то была абсолютно уверена, что церковь была искренна в своей вере!.. Так как любая вера, какой бы странной она не казалась, для меня всегда воплощала в себе искренний дух и веру человека во что-то чистое и высокое, к чему, во имя спасения, стремилась его душа. Я никогда не была «верующей», так как я верила исключительно в Знание. Но я всегда уважала убеждения других, так как, по моему понятию, человек имел право выбирать сам, куда направить свою судьбу, и чужая воля не должна была насильно указывать, как он должен был проживать свою жизнь. Теперь же я ясно видела, что ошиблась... Церковь лгала, убивала и насиловала, не считаясь с такой «мелочью», как раненая и исковерканная человеческая душа...
Как бы я не была увлечена увиденным, пора было возвращаться в действительность, которая для меня, к сожалению, в тот момент не представляла ничего утешительного...
Святой Отец Церкви, Джованни Пьетро Караффа любил меня!.. О, боги, как же он должен был за это меня ненавидеть!!! И насколько сильнее станет его ненависть, когда он вскоре услышит мой ответ...
Я не могла понять этого человека. Хотя, до него, чуть ли не любая человеческая душа была для меня открытой книгой, в которой я всегда могла свободно читать. Он был совершенно непредсказуем, и невозможно было уловить тончайшие изменения его настроений, которые могли повлечь за собой ужасающие последствия. Я не знала, сколько ещё смогу продержаться, и не знала, как долго он намерен меня терпеть. Моя жизнь полностью зависела от этого фанатичного и жестокого Папы, но я точно знала только одно – я не намерена была лгать. Что означало, жизни у меня оставалось не так уж много...
Я опять ошибалась.
На следующий день меня провели вниз, в какой-то хмурый, огромный каменный зал, который совершенно не сочетался с общей обстановкой великолепнейшего дворца. Караффа сидел на высоком деревянном кресле в конце этого странного зала, и являл собою воплощение мрачной решимости, которая могла тут же превратиться в самое изощрённое зло...
Я остановилась посередине, не решаясь подойти ближе, так как пока не знала, что он от меня ожидал. Папа встал, и величаво-медленно двинулся в мою сторону. Что-то было не так!.. Он был черезчур торжественным и отчуждённым. Я ясно вдруг почувствовала, как всё моё тело сковал животный страх. Но ведь я его не боялась! Или, хотя бы уж, не боялась до такой степени!.. Это было предчувствием чего-то очень плохого, чего-то леденящего мою уставшую душу... И я никак не могла определить – именно чего.
– Ну, как, Вы насладились чтением, Изидора? Надеюсь, Вы провели приятный день?
Он обращался ко мне просто по имени, как бы подчёркивая этим, что формальности нам были уже не нужны...
– Благодарю, ваше святейшество, у Вас действительно непревзойдённая библиотека, – как можно спокойнее ответила я. – Думаю, даже великий Медичи позавидовал бы вам! Но я хотела бы задать Вам один вопрос, если Вы разрешите?
Караффа кивнул.
– Как же могла попасть эта чистая ЕРЕСЬ в Ваш Святой Божий Дом?.. И как она до сих пор может там находиться?..
– Не будьте такой наивной, мадонна! – снисходительно улыбнулся Караффа. – Чтобы победить врага, надо его понять, а понять его можно только узнав. Но чтобы узнать, надо сперва, его очень хорошо изучить. Иначе победа будет не настоящей...
– Ваше святейшество читало все эти книги?!.. Но ведь на это не хватит целой человеческой жизни!..
– Ну, это зависит от того, как длинна будет жизнь, Изидора. Да и от того, как читать... Не так ли? Вы ведь тоже умеете кое-что из этого, правда же?
Глаза Караффы стали острыми и пронизывающими, будто он желал заглянуть мне в душу. А может и заглянул?..
Он слишком много обо мне знал такого, что могли знать только самые близкие мне люди. И я решилась спросить.
– Вы знаете обо мне много такого, о чём не знала даже моя покойная мать? Как это понимать, Ваше святейшество?
– Вы всё ещё не хотите взглянуть правде в глаза, Изидора. Я узнал о Вас всё, что желал узнать. Вас это пугает? У меня в подвалах был один из ваших учителей... он рассказал мне всё. Но тогда я ещё не знал Вас, как знаю сейчас.
И я тут же его увидела... Это и, правда, был мой учитель, самый добрый и самый умный из всех, кто меня учил. Он висел на крюке, в каком-то жутком подвале, весь покрытый собственной кровью... И умирал...
– Как Вы могли сотворить такое?! Это чудовищно!!!.. В чём он, по Вашему, был виноват?!
У меня сердце рвалось на части, не желая принять ужас увиденного. Я на какое-то время успокоилась – и проиграла!.. Видимо, не даром Караффу избрали Папой... Он был настоящим мастером пыток, чёрным гением, сумевшим-таки «убаюкать» мой каждодневный страх!
С первого же дня, оказавшись в его руках, мне подсознательно очень хотелось верить, что у меня всё же оставался ещё хоть какой-то, пусть даже очень маленький, шанс! Вот я и поймалась, как слепой котёнок, не успевший даже открыть глаза... А Караффа своим спокойным, светским со мной обращением, красотой комнат, в которых меня поселял, ошеломляющей библиотекой, так открыто показанной мне накануне, именно и капал капля за каплей, день за днём в меня веру в этот мой хрупкий, крошечный «шанс»... И он добился успеха – я поверила... И проиграла.
– О, дорогая моя Изидора, Вы ведь так умны! Неужели Вы думаете, я поверю, что Вы искренне ждёте «справедливого» приговора... когда этот приговор выношу я сам?!..
Это уже был настоящий Караффа. Фанатик-инквизитор, вдруг неожиданно обретший неограниченную власть. А может именно к этой власти он и шёл, все его долгие годы? Хотя для меня уже не имело значения, чего он желал. Я вдруг очень чётко поняла, что в любую секунду могла оказаться на месте моего доброго учителя, вися на том же самом жутком крюке... Если бы Караффа этого пожелал.
– Но, как же Бог?!.. Неужели Вы не боитесь даже Его?..
– Ну что Вы, Изидора! – хищно улыбнулся Караффа. – Бог простит мне всё, что творится во славу Его!
Это было сумасшествие. И моя хрупкая надежда, корчась, начала умирать...
– Подумали ли Вы над моим предложением, мадонна? Надеюсь, у Вас было достаточно времени, чтобы уяснить своё положение? И мне не понадобится следующий удар?..
У меня похолодело сердце – каким он будет, этот «следующий удар»?.. Но приходилось отвечать, и я не собиралась показывать ему, насколько сильно боялась.
– Если я не ошиблась, Вы предлагали мне Вашу дружбу, Ваше святейшество? Но дружба не много стоит, если её получают, вселяя страх. Я не желаю такой дружбы, даже если от этого придётся страдать. Я не боюсь боли. Намного страшнее, когда болит душа.
– Какое же Вы дитя, дорогая Изидора!.. – засмеялся Караффа, – Это, как книги – существует «страдание» и СТРАДАНИЕ. И я искренне советую Вам не пробовать второй вариант!
– Как бы там ни было – Вы не друг, Джованни. Вы даже не знаете, что несёт собой это слово... Я прекрасно понимаю, что нахожусь полностью в Ваших жестоких руках, и мне всё ровно, что будет происходить сейчас...
Я впервые нарочно назвала его по имени, желая обозлить. Я и правда была почти что ребёнком во всём, что касалось зла, и всё ещё не представляла, на что был по-настоящему способен этот хищный, но, к сожалению, очень умный человек.
– Ну что ж, Вы решили, мадонна. Пеняйте на себя.
Его слуга резко взял меня под руку и подтолкнул к узкому коридору. Я решила, что это конец, что именно сейчас Караффа отдаст меня палачам...
Мы спустились глубоко в низ, проходя множество маленьких, тяжёлых дверей, за которыми звучали крики и стоны, и я ещё сильнее уверилась в том, что, видимо, пришёл-таки наконец-то и мой час. Я не знала, насколько смогу выдержать пытку, и какой сильной она может быть. Мне никогда никто не доставлял физической боли, и было очень сложно судить, насколько я могу быть в этом сильна. Всю свою короткую жизнь я жила окружённой любовью родных и друзей, и даже не представляла, насколько злой и жестокой будет моя судьба... Я, как и множество моих друзей – ведуний и ведунов – не могла увидеть свою судьбу. Наверное, это было от нас закрыто, чтобы мы не пытались изменить свою жизнь. А возможно, ещё и потому, что мы так же, как все остальные, имели своим долгом прожить то, что нам было суждено, не пытаясь уйти раньше, видя какой-нибудь ужас, предназначенный почему-то нашей суровой судьбой...
И вот пришёл день, когда у меня не оставалось выбора. Вернее, выбор был. И я выбрала это сама. Теперь оставалось лишь выдержать то, что предстоит, и каким-то образом выстоять, сумев не сломаться...
Караффа наконец-то остановился перед одной из дверей, и мы вошли. Холодный, леденящий душу ужас сковал меня с головы до ног!.. Это был настоящий Ад, если такой мог существовать на Земле! Это торжествовало зверство, не поддающееся пониманию нормального человека... У меня почти что остановилось сердце.
Вся комната была залита человеческой кровью... Люди висели, сидели, лежали на ужасающих пыточных «инструментах», значения которых я даже не в состоянии была себе представить. Несколько, совершенно спокойных, измазанных кровью человек, не спеша занимались своей «работой», не испытывая при этом, видимо, никакой жалости, никаких угрызений совести, ни каких-либо малейших человеческих чувств... В комнате пахло палёным мясом, кровью и смертью. Полуживые люди стонали, плакали, кричали... а у некоторых уже не оставалось сил даже кричать. Они просто хрипели, не отзываясь на пытки, будто тряпичные куклы, которых судьба милостиво лишила каких-либо чувств...
Меня изнутри взорвало! Я даже на мгновение забыла, что очень скоро стану одной из них... Вся моя бушующая сила вдруг выплеснулась наружу, и... пыточная комната перестала существовать... Остались только голые, залитые кровью стены и страшные, леденящие душу «инструменты» пыток... Все находившиеся там люди – и палачи и их жертвы – бесследно исчезли.
Караффа стоял бледный, как сама смерть, и смотрел на меня, не отрываясь, пронизывая своими жуткими чёрными глазами, в которых плескалась злоба, осуждение, удивление, и даже какой-то странный, необъяснимый восторг... Он хранил гробовое молчание. И всю его внутреннюю борьбу отражало только лицо. Сам он был неподвижным, точно статуя... Он что-то решал.
Мне было искренне жаль, ушедших в «другую жизнь», так зверски замученных, и наверняка невиновных, людей. Но я была абсолютно уверена в том, что для них моё неожиданное вмешательство явилось избавлением от всех ужасающих, бесчеловечных мук. Я видела, как уходили в другую жизнь их чистые, светлые души, и в моём застывшем сердце плакала печаль... Это был первый раз за долгие годы моей сложной «ведьминой практики», когда я отняла драгоценную человеческую жизнь... И оставалось только надеяться, что там, в том другом, чистом и ласковом мире, они обретут покой.
Караффа болезненно всматривался в моё лицо, будто желая узнать, что побудило меня так поступить, зная, что, по малейшему мановению его «светлейшей» руки, я тут же займу место «ушедших», и возможно, буду очень жестоко за это платить. Но я не раскаивалась... Я ликовала! Что хотя бы кому-то с моей помощью удалось спастись из его грязных лап. И наверняка моё лицо ему что-то сказало, так как в следующее мгновение Караффа судорожно схватил меня за руку и потащил к другой двери...
– Что ж, надеюсь Вам это понравиться, мадонна! – и резко втолкнул меня внутрь...
А там... подвешенный на стене, как на распятии, висел мой любимый Джироламо... Мой ласковый и добрый муж... Не было такой боли, и такого ужаса, который не полоснул бы в этот миг моё истерзанное сердце!.. Я не могла поверить в увиденное. Моя душа отказывалась это принимать, и я беспомощно закрыла глаза.
– Ну что Вы, милая Изидора! Вам придётся смотреть наш маленький спектакль! – угрожающе-ласково произнёс Караффа. – И боюсь, что придётся смотреть до конца!..
Так вот, что придумал этот безжалостный и непредсказуемый «святейший» зверь! Он побоялся, что я не сломаюсь, и решил ломать меня муками моих любимых и родных!.. Анна!!! О боги – Анна!.. В моём истерзанном мозге вспыхнула кровавая вспышка – следующей могла стать моя бедная маленькая дочь!
Я попыталась взять себя в руки, чтобы не дать Караффе почувствовать полного удовлетворения этой грязной победой. А ещё, чтобы он не подумал, что ему удалось хоть чуточку меня сломать, и он не стал бы употреблять этот «успешный» метод на других членах моей несчастной семьи...
– Опомнитесь, Ваше святейшество, что Вы творите!.. – в ужасе воскликнула я. – Вы ведь знаете, что мой муж никогда ничего против церкви не сделал! Как же такое возможно?! Как Вы можете заставлять невиновных платить за ошибки, которых они не совершали?!
Я прекрасно понимала, что это был всего лишь пустой разговор, и что он ничего не даст, и Караффа тоже это прекрасно знал...
– Ну что Вы, мадонна, ваш муж очень для нас интересен! – язвительно улыбнулся «великий инквизитор». – Вы ведь не сможете отрицать, что Ваш дорогой Джироламо занимался весьма опасной практикой, которая зовётся анатомией?.. И не входит ли в эту греховную практику такое действо, как копание в мёртвых человеческих телах?...
– Но это ведь наука, Ваше святейшество!!! Это новая ветвь медицины! Она помогает будущим врачам лучше понять человеческое тело, чтобы было легче лечить больных. Разве же церковь уже запрещает и врачей?!..
– Врачам, которые от Бога, не нужно подобное «сатанинское действо»! – гневно вскричал Караффа. – Человек умрёт, если так решил Господь, так что, лучше бы Ваши «горе-врачи» заботились о его грешной душе!
– Ну, о душе, как я вижу, весьма усиленно «заботится» церковь!.. В скором времени, думаю, у врачей вообще работы не останется... – не выдержала я.
Я знала, что мои ответы его бесили, но ничего не могла с собой поделать. Моя раненая душа кричала... Я понимала, что, как бы я ни старалась быть «примерной», моего бедного Джироламо мне не спасти. У Караффы был на него какой-то свой ужасающий план, и он не собирался от него отступать, лишая себя такого великого удовольствия...
– Садитесь, Изидора, в ногах правды нет! Сейчас Вы увидите, что слухи об инквизиции не являются сказками... Идёт война. И наша любимая церковь нуждается в защите. А я, как Вы знаете, самый верный из её сыновей...
Я удивлённо на него уставилась, подумав, что Караффа понемногу реально становится сумасшедшим...
– Какую войну Вы имеете в виду, Ваше святейшество?..
– Ту, которая идёт вокруг всех нас изо дня в день!!! – почему-то вдруг взбесившись, вскричал Папа. – Которая очищает Землю от таких, как Вы! Ересь не должна существовать! И пока я жив, я буду истреблять это в любом проявлении – будь это книги, картины, или просто живые люди!..
– Ну, что касается книг, об этом у меня, с Вашей «светлой» помощью, сложилось весьма определённое мнение. Только оно как-то никак не совмещается с Вашим «священным» долгом, о котором Вы говорите, Святейшество...
Я не знала, что сказать, чем его занять, как остановить, только бы не начинался этот страшный, как он его назвал, «спектакль»!.. Но «великий инквизитор» прекрасно понимал, что я всего лишь, в ужасе от предстоящего, пытаюсь затянуть время. Он был великолепным психологом и не разрешил мне продолжать мою наивную игру.
– Начинайте! – махнул рукой одному из мучителей Караффа, и спокойно уселся в кресле... Я зажмурилась.
Послышался запах палёного мяса, Джироламо дико закричал.
– Я же Вам сказал, откройте глаза, Изидора!!! – в бешенстве заорал мучитель. – Вы должны насладиться истреблением ЕРЕСИ так же, как наслаждаюсь этим я! Это долг каждого верного христианина. Правда, я забыл с кем имею дело... Вы ведь не являетесь христианкой, Вы – ВЕДЬМА!
– Ваше святейшество, Вы прекрасно владеете латынью... В таком случае Вы должны знать, что слово «HАERESIS» по латыни означает ВЫБОР или АЛЬТЕРНАТИВА? Как же Вам удаётся совмещать два столь несовместимых понятия?.. Что-то не видно чтобы Вы оставляли кому-то право свободного выбора! Или хотя бы уж малейшую альтернативу?.. – горько воскликнула я. – Человек ДОЛЖЕН иметь право верить в то, к чему тянется его душа. Вы не можете ЗАСТАВИТЬ человека верить, так как вера идёт от сердца, а не от палача!..
Караффа минуту удивлённо разглядывал меня, как будто перед ним стояло какое-то невиданное животное... Потом, стряхнув с себя оцепенение, тихо сказал:
– Вы намного опаснее, чем я думал, мадонна. Вы не только слишком красивы, Вы также слишком умны. Вы не должны существовать за пределами этих стен... Или не должны существовать вообще, – и уже обернувшись к палачу, – Продолжай!
Крики Джироламо проникали в самые глубокие уголки моей умирающей души и, взрываясь там ужасающей болью, рвали её на части... Я не знала, сколько Караффа намеревался мучить его, перед тем, как уничтожить. Время ползло нескончаемо медленно, заставляя меня тысячу раз умирать... Но почему-то, несмотря ни на что, я всё ещё оставалась живой. И всё ещё наблюдала... Страшные пытки заменялись пытками пострашней. Этому не было конца... От прижиганий огнём перешли к дроблению костей... А когда закончили и это, начали уродовать плоть. Джироламо медленно умирал. И никто не объяснил ему – за что, никто не счёл нужным хотя бы что-то сказать. Его просто-напросто методично медленно убивали на моих глазах, чтобы заставить меня делать то, что желал от меня новоизбранный глава святой христианской церкви... Я пыталась мысленно говорить с Джироламо, зная, что уже не удастся что-то по-другому ему сказать. Я хотела проститься... Но он не слышал. Он был далеко, спасая свою душу от нечеловеческой боли, и никакие мои старания не помогали... Я посылала ему свою любовь, стараясь окутать ею его истерзанное тело и хоть как-то уменьшить эти нечеловеческие страдания. Но Джироламо лишь смотрел на меня помутневшими от боли глазами, будто цеплялся за единственную тончайшую ниточку, связывающую его с этим жестоким, но таким дорогим ему, и уже ускользавшим от него миром...
Караффа бесился. Он никак не мог понять, почему я оставалась спокойной, так как прекрасно знал, что своего мужа я очень и очень любила. «Святейший» Папа горел желанием меня уничтожить... Но не физически. Он хотел всего лишь растоптать мою душу, чтобы полностью подчинить моё сердце и ум своим странным и необъяснимым желаниям. Видя, что мы с Джироламо не спускаем друг с друга глаз, Караффа не выдержал – он заорал на палача, приказывая выжечь моему мужу его чудесные глаза...
Мы со Стеллой застыли... Это было слишком ужасно, чтобы наши детские сердца, какими бы закалёнными они не являлись, смогли это принять... Бесчеловечность и ужас происходящего пригвоздили нас на месте, не позволяя дышать. Этого не могло происходить на Земле!!! Просто не могло! Но бесконечная тоска в золотых глазах Изидоры нам кричала – могло!!! Ещё как могло!.. И мы лишь бессильно наблюдали дальше, не решаясь вмешиваться, задавая какие-нибудь глупые вопросы.
На какое-то мгновение, моя душа упала на колени, прося пощады... Караффа, сразу же это почувствовав, удивлённо впился в меня горящими глазами, не веря в свою победу. Но тут же понял, что слишком быстро обрадовался... Сделав над собой невероятное усилие и собрав всю свою ненависть, я взглянула прямо ему в глаза... Караффа отшатнулся, получив сильнейший мысленный удар. На секунду в его чёрных глазах промелькнул испуг. Но так же быстро исчез, как и появился... Он был на редкость сильным и волевым человеком, который восхитил бы, если бы не был до такой степени ужасным...
Моё сердце сжалось в дурном предчувствии... И тут же, получив одобрительный кивок от Караффы, палач, как мясник, спокойно нанёс прямо в сердце беспомощной жертвы точный удар... Мой любимый муж, мой нежный Джироламо перестал существовать... Его добрая душа улетела туда, где не было боли, где было всегда спокойно и светло... Но я знала, что он будет ждать меня и там, когда бы я не пришла.
Небо обрушилось, извергая потоки нечеловеческой боли. Лютая ненависть, поднимаясь в моей душе, крушила преграды, пытаясь вырваться наружу... Вдруг, запрокинув голову, я взвыла неистовым криком раненного зверя, возводя к небу непослушные руки. А из моих светящихся ладоней выплеснулась прямо в Караффу «магия смерти», которой учила меня когда-то моя умершая мать. Магия струилась, окутывая его худое тело облаком голубого сияния. Свечи в подвале погасли, густая непроглядная темнота, казалось, поглотила нашу жизнь... И только Караффа всё ещё светился призрачным бело-голубым светом. На какую-то долю секунды я увидела его расширенные злобой глаза, в которых плескалась моя смерть... С ним ничего не происходило!.. Это было абсолютно невероятным! Ударь я любого обычного человека «магией смерти», он не прожил бы и секунды! Караффа же был живым и здоровым, несмотря на испепеляющий его жизнь удар. И только вокруг его обычной золотисто-красной защиты, теперь змеями вились вспыхивающие синеватые молнии... Я не могла поверить своим глазам.
– Так-так!.. Мадонна Изидора пошла в атаку! – прозвучал в темноте его насмешливый голос. – Ну что ж, во всяком случае, это уже становится интереснее. Не беспокойтесь, дорогая Изидора, у нас с Вами будет ещё множество забавных минут! Это я могу обещать Вам.
Исчезнувший палач вернулся, внося в подвал зажжённую свечу. На стене висело окровавленное тело мёртвого Джироламо... Моя истерзанная душа взвыла, снова видя эту горестную картину. Но, ни за что на свете, я не собиралась показывать Караффе своих слёз! Ни за что!!! Он был зверем, любившим запах крови... Но на этот раз это была очень дорогая мне кровь. И я не собиралась давать этому хищнику ещё большее удовольствие – я не оплакивала моего любимого Джироламо у него на глазах, надеясь, что на это у меня будет достаточно времени, когда он уйдёт...
– Убери это! – резко приказал палачу Караффа, показывая на мёртвое тело.
– Подождите!!! Разве я не имею права даже проститься с ним?! – возмущённо воскликнула я. – В этом не может мне отказать даже церковь! Вернее, именно церковь должна оказать мне эту милость! Не она ли призывает к милосердию? Хотя со стороны святейшего Папы, как я понимаю, этого милосердия нам не видать!
– Церковь Вам ничего не должна, Изидора. Вы колдунья, и как раз-то на Вас её милосердие не простирается! – совершенно спокойно произнёс Караффа. – Вашему мужу уже не поможет Ваш плачь! Идите лучше подумайте, как стать сговорчивее, тем же самым не заставляя более себя и других так сильно страдать.
Он удалился, как ни в чём не бывало, будто и не прерывал только что чью-то драгоценную жизнь, будто на душе у него всё было просто и хорошо... Если душа, как таковая, была у него вообще.
Меня вернули в мои покои, так и не разрешив отдать умершему мужу последнюю дань.
Сердце стыло в отчаянии и печали, судорожно цепляясь за крохотную надежду, что, возможно, Джироламо был первым и последним из моей несчастной семьи, кого этот изверг в папской сутане заставил страдать, и у которого он так просто и развлекаясь отобрал жизнь. Я знала, что ни смерть моего отца, и уж тем более – смерть Анны, я, вероятнее всего, не смогу пережить. Но меня ещё более пугало то, что я понимала – Караффа тоже это знал... И я ломала голову, составляя планы один фантастичнее другого. Но надежда уцелеть хотя бы на ближайшее время, чтобы попытаться помочь своим родным, таяла, как дым.
Прошла неделя, Караффа всё ещё не появлялся. Возможно, ему (так же, как и мне!) нужно было время, чтобы обдумать свой следующий шаг. А возможно его отвлекли какие-то другие обязанности. Хотя в последнее мне верилось с трудом. Да, он был Римским Папой... Но в то же время, он ещё был и невероятно азартным игроком, пропустить интересную партию для которого, было свыше его сил. А игра со мной в «кошки-мышки» доставляла ему, я думаю, истинное удовольствие...
Поэтому я изо всех сил старалась успокоиться и найти в своей измученной голове хотя бы какую-то «умную» мысль, которая помогла бы мне сосредоточиться на нашей неравной «войне», из которой, в реальности, у меня не остава-лось никакой надежды выйти победительницей... Но я всё равно не сдавалась, так как для меня «сдавшийся человек» был намного хуже, чем мёртвый человек. И так как я пока что была живой, это означало – я всё ещё могла бороться, даже если моя душа уже медленно умирала... Мне надо было хоть сколько-то продержаться, чтобы успеть уничтожить эту смертельно-опасную гадюку, коей являлся Караффа... Теперь у меня уже не оставалось никаких сомнений в том, что я смогу его убить, если только представится такая возможность. Только вот, как это сделать, я пока что не имела ни малейшего понятия. Как я только что печально убедилась на собственном опыте – моим «обычным» способом Караффу уничтожить было нельзя. Значит, приходилось искать что-то другое, а вот времени для этого у меня, к сожалению, почти что не оставалось.
Ещё я всё время думала о Джироламо... Он всегда был моей тёплой защитной «стеной», за которой я чувствовала себя надёжно и защищённо... Но теперь её больше не было... И заменить её было нечем. Джироламо был самым верным и самым ласковым мужем на свете, без которого очень важная часть моего мира померкла, став пустой и холодной. Моя жизнь постепенно заполнялась печалью, тоской и ненавистью... Желанием мстить Караффе, забывая про себя и про то, как мала была моя сила по сравнению с ним ... Горе меня ослепляло, оно погру-жало меня в бездну отчаяния, выбраться из которой я могла, только его победив.
Караффа вернулся в мою жизнь примерно через две недели, в раннее солнечное утро, очень уверенный в себе, свежий и счастливый, и войдя в комнату, радостно произнёс:
– У меня для Вас сюрприз, мадонна Изидора! Думаю, он Вам очень понравится.
Меня сразу же прошибло холодным потом – я знала его «сюрпризы», они хорошо не кончались...
Как будто прочитав мои мысли, Караффа добавил:
– Это, правда, приятный сюрприз, я Вам обещаю. Вы сейчас увидите это сами!
Дверь открылась. А в неё, осторожно оглядываясь, вошла хрупкая высокая девочка... Ужас и радость на секунду сковали меня, не давая пошевелиться... Это была моя дочь, моя маленькая Анна!!!.. Правда, маленькой теперь её называть было уже трудновато, так как за эти два года она сильно вытянулась и повзрослела, став ещё красивее и ещё милей...
Моё сердце с криком рванулось к ней, чуть ли не вылетая из груди!.. Но спешить было нельзя. Я не знала, что задумал на этот раз непредсказуемый Караффа. Поэтому, надо было держаться очень спокойно, что было почти что выше моих человеческих сил. И только боязнь сделать непоправимую ошибку сдерживала мои ураганом рвавшиеся наружу бушующие эмоции. Счастье, ужас, дикая радость и страх потери одновременно рвали меня на части!.. Караффа довольно улыбался произведённым эффектом... что тут же заставило меня внутри содрогнуться. Я не смела даже подумать, что может последовать дальше... И знала, что, случись что-то ужасное, желание защитить Анну может оказаться слишком сильным, чтобы противиться Караффе... и я панически боялась, что не смогу отказать ему, чтобы он за это не попросил.
Но, к моему величайшему удивлению, его «сюрприз» оказался настоящим сюрпризом!..
– Рады ли Вы видеть дочь, мадонна Изидора? – широко улыбаясь, спросил Караффа.
– Всё зависит от того, что за этим последует, Ваше святейшество... – осторожно ответила я. – Но, конечно же, я несказанно рада!
– Что ж, наслаждайтесь встречей, я заберу её через час. Вас никто не будет беспокоить. А потом я зайду за ней. Она отправится в монастырь – думаю, это лучшее место для такой одарённой девочки, какой является Ваша дочь.
– Монастырь?!! Но она никогда не была верующей, Ваше святейшество, она потомственная Ведьма, и ничто на свете не заставит её быть другой. Это то, кто она есть, и она никогда не сможет измениться. Даже если Вы её уничтожите, она всё равно останется Ведьмой! Так же, как я и моя мать. Вы не сможете сделать из неё верующую!
– Какое же Вы дитя, мадонна Изидора!.. – искренне рассмеялся Караффа. – Никто не собирается делать из неё «верующую». Думаю, она может прекрасно послужить нашей святой церкви, оставаясь именно тем, кто она есть. А воз-можно даже и больше. У меня на Вашу дочь далеко идущие планы...
– Что Вы имеете в виду, ваше святейшество? И причём здесь всё-таки монастырь? – застывшими губами прошептала я.
Меня трясло. Всё это не укладывалось в голове, и я пока что ничего не понимала, только чувствовала, что Караффа говорит правду. Одно лишь меня пугало до полусмерти – какие такие «далекоидущие» планы у этого страшного человека могли быть на мою бедную девочку?!..
– Успокойтесь, Изидора, и перестаньте ждать от меня всё время чего-то ужасного! Вы провоцируете судьбу, знаете ли... Дело в том, что монастырь, о котором я говорю, очень непростой... И за пределами его стен, о нём не знает почти ни одна душа. Это монастырь исключительно для Ведунов и Ведьм. И он стоит уже тысячи лет. Я был там несколько раз. Я учился там... Но, к сожалению, не нашёл, что искал. Они отвергли меня... – Караффа на мгновение задумался и, к моему удивлению, вдруг стал очень печальным. – Но я уверен, что Анна понравится им. И ещё я уверен, что им будет чему научить Вашу талантливую дочь, Изидора.
– Не говорите ли Вы про Мэтэору*, Ваше святейшество? – заранее зная ответ, всё же спросила я.
От удивления брови Караффы поползли на лоб. Видимо он никак не ожидал, что я об этом слыхала...
– Вы знаете их? Вы там бывали?!..
– Нет, там бывал мой отец, Ваше святейшество. Но он потом многому научил меня (позже я дико пожалела, что сообщила ему это...). Чему Вы хотите обучать там мою дочь, святейшество?! И зачем?.. Ведь для того, чтобы объявить её Ведьмой, у Вас уже сейчас достаточно доказательств. Всё равно ведь позже Вы попытаетесь сжечь её, как всех остальных, не так ли?!..
Караффа опять улыбнулся...
– Почему Вы уцепились за эту глупую мысль, мадонна? Я не собираюсь причинять никакого вреда Вашей милой дочери! Она ещё сможет великолепно послужить нам! Я очень долго искал Ведунью, которая ещё совсем дитя, чтобы научить её всему, что знают «монахи» в Мэтэоре. И чтобы она потом помогала мне в поисках колдунов и ведьм, таких, какой была когда-то она сама. Только тогда она уже будет ведьмой от Бога.
Караффа не казался сумасшедшим, он БЫЛ им... Иначе нельзя было при-нять то, что он говорил сейчас! Это не было нормальным, и поэтому ещё больше страшило меня.
– Простите, если я что-то не так поняла, Ваше святейшество... Но разве же могут быть Ведьмы от Бога?!..
– Ну, конечно же, Изидора! – искренне поражаясь моему «невежеству», засмеялся Караффа. – Если она будет использовать своё знание и умение во имя церкви, это будет приходить к ней уже от Бога, так как она будет творить во имя Его! Неужели Вам это не понятно?..
Нет, мне не было понятно!.. И говорил это человек с совершенно больным воображением, который, к тому же, искренне верил в то, о чём говорил!.. Он был невероятно опасным в своём сумасшествии и, к тому же, имел неограниченную власть. Его фанатизм переходил все границы, и кто-то должен был его остановить.
– Если Вы знаете, как заставить нас служить церкви, почему же тогда Вы сжигаете нас?!.. – рискнула спросить я. – Ведь то, чем мы обладаем, нельзя приобрести ни за какие деньги. Почему же Вы не цените это? Почему продолжаете уничтожать нас? Если Вы хотели научиться чему-то, почему не попросите научить Вас?..
– Потому, что бесполезно пробовать изменить то, что уже мыслит, мадонна. Я не могу изменить ни Вас, ни Вам подобных... Я могу лишь испугать Вас. Или убить. Но это не даст мне того, о чём я так долго мечтал. Анна же ещё совсем мала, и её можно научить любви к Господу, не отнимая при этом её удивительный Дар. Вам же это делать бесполезно, так как, даже если Вы поклянётесь мне вере в Него – я не поверю Вам.
– И Вы будете совершенно правы, Ваше святейшество, – спокойно сказала я.
Караффа поднялся, собираясь уходить.
– Всего один вопрос, и я очень прошу Вас ответить на него... если можете. Ваша защита, она из этого же монастыря?
– Так же, как и Ваша молодость, Изидора... – улыбнулся Караффа. – Я вернусь через час.
Значит, я была права – свою странную «непробиваемую» защиту он получил именно там, в Мэтэоре!!! Но почему же тогда её не знал мой отец?! Или Караффа был там намного позже? И тут вдруг меня осенила ещё одна мысль!.. Молодость!!! Вот чего добивался, но не получил Караффа! Видимо он был наслышан о том, сколько живут и как уходят из «физической» жизни настоящие Ведьмы и Ведуны. И ему дико захотелось получить это для себя... чтобы успеть пережечь оставшуюся «непослушную» половину существующей Европы, а потом властвовать над оставшимися, изображая «святого праведника», милостиво сошедшего на «грешную» землю, чтобы спасать наши «пропащие души».
Это было правдой – мы могли жить долго. Даже слишком долго... И «ухо-дили», когда по-настоящему уставали жить, или считали, что не могли более никому помочь. Секрет долголетия передавался от родителей – к детям, потом – внукам, и так далее, пока оставался в семье хоть один исключительно одарённый ребёнок, который мог его перенять... Но давалось бессмертие не каждому потомственному Ведуну или Ведьме. Оно требовало особых качеств, которых, к сожалению, удостаивались не все одарённые потомки. Это зависело от силы духа, чистоты сердца, «подвижности» тела, и самое главное – от высоты уровня их души ... ну и многого ещё другого. И я думаю, это было правильно. Потому что тем, кто жаждал научиться всему, что умели мы – настоящие Ведуны – простой человеческой жизни на это, к сожалению, не хватало. Ну, а тем, которые не хотели знать так много – длинная жизнь и не была нужна. Поэтому такой жёсткий отбор, думаю, являлся абсолютно правильным. И Караффа хотел того же. Он считал себя достойным...
У меня зашевелились волосы, когда я только подумала о том, что бы мог натворить на Земле этот злой человек, если бы жил так же долго!..
Но все эти тревоги можно было оставить на потом. А пока – здесь находилась Анна!.. И всё остальное не имело никакого значения. Я обернулась – она стояла, не сводя с меня своих огромных лучистых глаз!.. И я в то же мгновение забыла и про Караффу, и про монастырь, да и обо всём остальном на свете!.. Кинувшись в мои раскрытые объятия, моя бедная малышка застыла, без конца повторяя только одно-единственное слово: «Мама, мамочка, мама…».
Я гладила её длинные шелковистые волосы, вдыхая их новый, незнакомый мне аромат и прижимая к себе её хрупкое худенькое тельце, готова была умереть прямо сейчас, только бы не прерывалось это чудесное мгновение...
Анна судорожно жалась ко мне, крепко цепляясь за меня худыми ручонками, как бы желая раствориться, спрятаться во мне от ставшего вдруг таким чудовищным и незнакомым мира... который был для неё когда-то светлым и добрым, и таким родным!..
За что нам был дан этот ужас?!.. Что мы свершили такое, чтобы заслужить всю эту боль?.. Ответов на это не было... Да наверное и не могло было быть.
Я до потери сознания боялась за свою бедную малышку!.. Даже при её раннем возрасте, Анна была очень сильной и яркой личностью. Она никогда не шла на компромиссы и никогда не сдавалась, борясь до конца, несмотря на обстоятельства. И ничего не боялась...
«Бояться чего-то – значит принимать возможность поражения. Не допускай страх в своё сердце, родная» – Анна хорошо усвоила уроки своего отца...
И теперь, видя её, возможно, в последний раз, я должна была успеть научить её обратному – «не идти напролом» тогда, когда от этого зависела её жизнь. Это никогда не являлось одним из моих жизненных «законов». Я научилась этому только сейчас, наблюдая, как в жутком подвале Караффы уходил из жизни её светлый и гордый отец... Анна была последней Ведуньей в нашей семье, и она должна была выжить, во что бы то ни стало, чтобы успеть родить сына или дочь, которые продолжили бы то, что так бережно хранила столетиями наша семья. Она должна была выжить. Любой ценой... Кроме предательства.
– Мамочка, пожалуйста, не оставляй меня с ним!.. Он очень плохой! Я вижу его. Он страшный!
– Ты... – что?!! Ты можешь видеть его?! – Анна испуганно кивнула. Видимо я была настолько ошарашенной, что своим видом напугала её. – А можешь ли ты пройти сквозь его защиту?..
Анна опять кивнула. Я стояла, совершенно потрясённой, не в состоянии понять – КАК она могла это сделать??? Но это сейчас не было важно. Важно было лишь то, что хотя бы кто-то из нас мог «видеть» его. А это означало – возможно, и победить его.
– Ты можешь посмотреть его будущее? Можешь?! Скажи мне, солнце моё, уничтожим ли мы его?!.. Скажи мне, Аннушка!
Меня трясло от волнения – я жаждала слышать, что Караффа умрёт, мечтала видеть его поверженным!!! О, как же я мечтала об этом!.. Сколько дней и ночей я составляла фантастические планы, один сумасшедшее другого, чтобы только очистить землю от этой кровожадной гадюки!.. Но ничего не получалось, я не могла «читать» его чёрную душу. И вот теперь это произошло – моя малышка могла видеть Караффу! У меня появилась надежда. Мы могли уничтожить его вдвоём, объединив свои «ведьмины» силы!
Но я обрадовалась слишком рано... Легко прочитав мои, бушующие радостью мысли, Анна грустно покачала головкой:
– Мы не победим его, мама... Это он уничтожит всех нас. Он уничтожит очень многих, как мы. От него не будет спасения. Прости меня, мама... – по худым щёчкам Анны катились горькие, горячие слёзы.
– Ну что ты, родная моя, что ты... Это ведь не твоя вина, если ты видишь не то, что нам хочется! Успокойся, солнце моё. Мы ведь не опускаем руки, правда, же?
Анна кивнула.
– Слушай меня, девочка...– легко встряхнув дочку за хрупкие плечики, как можно ласковее прошептала я. – Ты должна быть очень сильной, запомни! У нас нет другого выбора – мы всё равно будем бороться, только уже другими силами. Ты пойдёшь в этот монастырь. Если я не ошибаюсь, там живут чудесные люди. Они – такие как мы. Только наверно ещё сильнее. Тебе будет хорошо с ними. А за это время я придумаю, как нам уйти от этого человека, от Папы... Я обязательно что-то придумаю. Ты ведь веришь мне, правда?
Малышка опять кивнула. Её чудесные большие глаза утопали в озёрах слёз, выливая целые потоки... Но Анна плакала молча... горькими, тяжёлыми, взрослыми слезами. Ей было очень страшно. И очень одиноко. И я не могла быть ря-дом с ней, чтобы её успокоить...
Земля уходила у меня из под ног. Я упала на колени, обхватив руками свою милую девочку, ища в ней покоя. Она была глотком живой воды, по которому плакала моя измученная одиночеством и болью душа! Теперь уже Анна нежно гладила мою уставшую голову своей маленькой ладошкой, что-то тихо нашёптывая и успокаивая. Наверное, мы выглядели очень грустной парой, пытавшейся «облегчить» друг для друга хоть на мгновение, нашу исковерканную жизнь...
– Я видела отца... Я видела, как он умирал... Это было так больно, мама. Он уничтожит нас всех, этот страшный человек... Что мы сделали ему, мамочка? Что он хочет от нас?..
Анна была не по-детски серьёзной, и мне тут же захотелось её успокоить, сказать, что это «неправда» и что «всё обязательно будет хорошо», сказать, что я спасу её! Но это было бы ложью, и мы обе знали это.
– Не знаю, родная моя... Думаю, мы просто случайно встали на его пути, а он из тех, кто сметает любые препятствия, когда они мешают ему... И ещё... Мне кажется, мы знаем и имеем то, за что Папа готов отдать очень многое, включая даже свою бессмертную душу, только бы получить.
– Что же такое он хочет, мамочка?! – удивлённо подняла на меня свои влажные от слёз глаза Анна.
– Бессмертие, милая... Всего лишь бессмертие. Но он, к сожалению, не понимает, что оно не даётся просто из-за того, что кто-то этого хочет. Оно даётся, когда человек этого стоит, когда он ВЕДАЕТ то, что не дано другим, и использует это во благо остальным, достойным людям... Когда Земля становится лучше оттого, что этот человек живёт на ней.
– А зачем оно ему, мама? Ведь бессмертие – когда человек должен жить очень долго? А это очень непросто, правда? Даже за свою короткую жизнь каждый делает много ошибок, которые потом пытается искупить или исправить, но не может... Почему же он думает, что ему должно быть дозволенно совершить их ещё больше?..
Анна потрясала меня!.. Когда же это моя маленькая дочь научилась мыслить совершенно по-взрослому?.. Правда, жизнь не была с ней слишком милостивой или мягкой, но, тем не менее, взрослела Анна очень быстро, что меня радовало и настораживало одновременно... Я радовалась, что с каждым днём она становится всё сильней, и в то же время боялась, что очень скоро она станет слишком самостоятельной и независимой. И мне уже придётся весьма сложно, если понадобится, её в чём-то переубедить. Она всегда очень серьёзно относилась к своим «обязанностям» Ведуньи, всем сердцем любя жизнь и людей, и чувствуя себя очень гордой тем, что когда-нибудь сможет помогать им стать счастливее, а их душам – чище и красивей.
И вот теперь Анна впервые встретилась с настоящим Злом... Которое безжалостно ворвалось в её очень хрупкую ещё жизнь, уничтожая горячо любимого отца, забирая меня, и грозя стать жутью для неё самой... И я не была уверена, хватит ли ей сил бороться со всем одной в случае, если от руки Караффы погибнет вся её семья?..
Отпущенный нам час пролетел слишком быстро. На пороге, улыбаясь, стоял Караффа...
Я в последний раз прижала к груди мою любимую девочку, зная, что не увижу её теперь очень долго, а может даже и никогда... Анна уезжала в неизвестное, и я могла надеяться только лишь на то, что Караффа по-настоящему хотел её учить для своих сумасшедших целей и в таком случае, хоть на какое-то время ей ничто не грозит. Пока она будет находиться в Мэтэоре.
– Вы насладились общением, мадонна? – деланно искренне спросил Караффа.
– Благодарю Вас, Ваше святейшество. Да, конечно же. Хотя, я бы предпочитала сама растить свою дочь, как это принято в нормальном мире, а не отдавать её в руки неизвестным, только потому, что Вы имеете на неё какой-то свой план. Не хватит ли боли для одной семьи, Вы не находите?
– Ну, это смотря для какой, Изидора! – улыбнулся Караффа. – Опять же, есть «семья» и СЕМЬЯ... И Ваша, к сожалению, принадлежит ко второй категории... Вы слишком сильны и ценны, чтобы просто так жить, не платя за свои возможности. Запомните, моя «великая Ведьма», всё в этой жизни имеет свою цену, и за всё приходится платить, вне зависимости от того, нравится Вам это или нет... И уж Вам, к сожалению, придётся платить очень дорого. Но не будем говорить о плохом сегодня! Вы ведь провели чудесное время, не так ли? До встречи, мадонна. Я обещаю Вам, она будет очень скоро.
Я застыла... Как же знакомы были мне эти слова!.. Эта горькая правда так часто сопровождала меня в моей, коротенькой ещё, жизни, что я не могла поверить – слышу их от кого-то ещё!.. Наверное, это и впрямь было верно, что платить приходилось всем, только не все шли на это добровольно... И ещё иногда эта плата являлась слишком дорогой...
Стелла удивлённо вглядывалась в моё лицо, видимо заметив моё странное замешательство. Но я тут же показала ей, что «всё в порядке, всё хорошо», и, замолчавшая на мгновение, Изидора, продолжала свой прерванный рассказ.
Караффа удалился, уводя мою дорогую малышку. Окружающий мир померк, а моё опустошённое сердце капля за каплей медленно заполнялось чёрной, беспросветной тоской. Будущее казалось зловещим. В нём не было никакой надежды, не было привычной уверенности в том, что, как бы сейчас не было трудно, но в конце концов всё как-нибудь образуется, и обязательно будет всё хорошо.
Я прекрасно знала – хорошо не будет... У нас никогда не будет «сказки со счастливым концом»...
Даже не заметив, что уже вечерело, я всё ещё сидела у окна, наблюдая за суетившимися на крыше воробьями и думала свои печальные думы. Выхода не было. Караффа дирижировал этим «спектаклем», и именно ОН решал, когда оборвётся чья-либо жизнь. Я не в силах была противостоять его козням, даже если и могла теперь с помощью Анны их предусмотреть. Настоящее меня пугало и заставляло ещё яростнее искать хотя бы малейший выход из положения, чтобы как-то разорвать этот жуткий «капкан», поймавший наши истерзанные жизни.
Неожиданно прямо передо мной воздух засверкал зеленоватым светом. Я насторожилась, ожидая новый «сюрприз» Караффы... Но ничего плохого вроде бы не происходило. Зелёная энергия всё сгущалась, понемногу превращаясь в высокую человеческую фигуру. Через несколько секунд передо мной стоял очень приятный, молодой незнакомый человек... Он был одет в странную, снежно-белую «тунику», подпоясанную ярко-красным широким поясом. Серые глаза незнакомца светились добром и приглашали верить ему, даже ещё не зная его. И я поверила... Почувствовав это, человек заговорил.
– Здравствуй, Изидора. Меня зовут Север. Я знаю, ты не помнишь меня.
– Кто ты, Север?.. И почему я должна тебя помнить? Значит ли это, что я встречала тебя?
Ощущение было очень странным – будто пытаешься вспомнить то, чего никогда не было... но чувствуешь, что ты откуда-то всё это очень хорошо знаешь.
– Ты была ещё слишком маленькой, чтобы помнить меня. Твой отец когда-то привёз тебя к нам. Я из Мэтэоры...
– Но я никогда не была там! Или ты хочешь сказать, что он просто мне никогда об этом не говорил?!.. – удивлённо воскликнула я.
Незнакомец улыбался, и от его улыбки мне почему-то вдруг стало очень тепло и спокойно, как будто я вдруг нашла своего давно потерянного старого доброго друга... Я ему верила. Во всём, что бы он не говорил.
– Ты должна уходить, Изидора! Он уничтожит тебя. Ты не сможешь противостоять ему. Он сильнее. Вернее, сильнее то, что он получил. Это было давно.
– Ты имеешь в виду не только защиту? Кто же мог ему дать такое?..
Серые глаза погрустнели...
– Мы не давали. Дал наш Гость. Он был не отсюда. И, к сожалению, ока-зался «чёрным»...
– Но Вы ведь в и д и т е!!! Как же вы могли допустить такое?! Как Вы могли принять его в свой «священный круг»?..
– Он нашёл нас. Так же, как нашёл нас Караффа. Мы не отказываем тем, кто способен нас найти. Но обычно это никогда не бывали «опасные»... Мы сделали ошибку.
– А знаете ли Вы, какой страшной ценой платят за Вашу «ошибку» люди?!.. Знаешь ли ты, сколько жизней ушло в небытие в изуверских муках, и сколько ещё уйдёт?.. Отвечай, Север!
Меня взорвало – они называли это всего лишь ошибкой!!! Загадочный «подарок» Караффе был «ошибкой», сделавшей его почти неуязвимым! И беспомощным людям приходилось за это платить! Моему бедному мужу, и возможно, даже моей дорогой малышке, приходилось за это платить!.. А они считали это всего лишь ОШИБКОЙ???
– Прошу тебя, не злись Изидора. Этим сейчас не поможешь... Такое иногда случалось. Мы ведь не боги, мы люди... И мы тоже имеем право ошибаться. Я понимаю твою боль и твою горечь... Моя семья так же погибла из-за чьей-то ошибки. Даже более простой, чем эта. Просто на этот раз чей-то «подарок» попал в очень опасные руки. Мы попробуем как-то это исправить. Но пока не можем. Ты должна уйти. Ты не имеешь права погибнуть.
– О нет, ошибаешься Север! Я имею любое право, если оно поможет мне избавить Землю от этой гадюки! – возмущённо крикнула я.
– Не поможет. К сожалению, ничто тебе не поможет, Изидора. Уходи. Я помогу тебе вернуться домой... Ты уже прожила здесь свою Судьбу, ты можешь вернуться Домой.
– Где же есть мой Дом?.. – удивлённо спросила я.
– Это далеко... В созвездии Орион есть звезда, с чудесным именем Аста. Это и есть твой Дом, Изидора. Так же, как и мой.
Я потрясённо смотрела на него, не в состоянии поверить. Ни даже понять такую странную новость. Это не укладывалось в моей воспалённой голове ни в какую настоящую реальность и казалось, что я, как Караффа, понемногу схожу с ума... Но Север был реальным, и уж никак не казалось, чтобы он шутил. Поэтому, как-то собравшись, я уже намного спокойнее спросила:
– Как же получилось, что Караффа нашёл Вас? Разве же у него есть Дар?..
– Нет, Дара у него нет. Но у него есть Ум, который ему великолепно служит. Вот он и использовал его, чтобы нас найти. Он о нас читал в очень старой летописи, которую неизвестно, как и откуда достал. Но он знает много, верь мне. У него есть какой-то удивительный источник, из которого он черпает свои знания, но я не ведаю, откуда он, и где можно этот источник найти, чтобы обезопасить его.
– О, не беспокойся! Зато я об этом очень хорошо ведаю! Я знаю этот «источник»!.. Это его дивная библиотека, в которой старейшие рукописи хранятся в несметных количествах. Для них-то, думаю, и нужна Караффе его длинная Жизнь... – мне стало до смерти грустно и по-детски захотелось плакать... – Как же нам уничтожить его, Север?! Он не имеет права жить на земле! Он чудовище, которое унесёт миллионы жизней, если его не остановить! Что же нам делать?
– Тебе – ничего, Изидора. Ты просто должна уйти. Мы найдём способ избавиться от него. Нужно всего лишь время.
– А за это время будут гибнуть невинные люди! Нет, Север, я уйду только тогда, когда у меня не будет выбора. А пока он есть, я буду бороться. Даже если нет никакой надежды.
К Вам привезут мою дочь, береги её. Я не смогу её сберечь...
Его светящаяся фигура стала совершенно прозрачной. И начала исчезать.
– Я ещё вернусь, Изидора. – прошелестел ласковый голос.
– Прощай, Север... – так же тихо ответила я.
– Но, как же так?! – вдруг воскликнула Стелла. – Ты даже не спросила о планете, с которой пришла?!.. Неужели тебе было не интересно?! Как же так?..
Если честно, я тоже еле выдержала, чтобы не спросить Изидору о том же! Её сущность пришла извне, а она даже не поинтересовалась об этом!.. Но в какой-то мере я наверное её понимала, так как это было слишком страшное для неё время, и она смертельно боялась за тех, кого очень сильно любила, и кого всё ещё пыталась спасти. Ну, а Дом – его можно было найти и позже, когда не останется другого выбора, кроме, как только – уйти...
– Нет, милая, я не спросила не потому, что мне не было интересно. А потому, что тогда это было, не столь важно, как-то, что гибли чудесные люди. И гибли они в зверских муках, которые разрешал и поддерживал один человек. И он не имел права существовать на нашей земле. Это было самое важное. А всё остальное можно было оставить на потом.
Стелла покраснела, устыдившись своего всплеска и тихонечко прошептала:
– Ты прости, пожалуйста, Изидора...
А Изидора уже опять «ушла» в своё прошлое, продолжая свой удивительный рассказ...
Как только Север исчез, я тут же попыталась мысленно вызвать своего отца. Но он почему-то не отзывался. Это меня чуточку насторожило, но, не ожидая ничего плохого, я попробовала снова – ответа всё также не было...
Решив пока что не давать волю своему воспалённому воображению и оставив на время отца в покое, я окунулась в сладкие и грустные воспоминания о недавнем визите Анны.
Я до сих пор помнила запах её хрупкого тела, мягкость её густых чёрных волос и необычайную смелость, с которой встречала свою злую судьбу моя чудесная двенадцатилетняя дочь. Я несказанно гордилась ей! Анна была борцом, и я верила, что, что бы ни случилось, она будет бороться до конца, до последнего своего вздоха.
Я пока не знала, удастся ли мне её сберечь, но поклялась себе, что сделаю всё, что будет в моих силах, чтобы спасти её из цепких лап жестокого Папы.
Караффа вернулся через несколько дней, чем-то очень расстроенный и неразговорчивый. Он лишь показал мне рукой, что я должна следовать за ним. Я повиновалась.
Пройдя несколько длинных коридоров, мы очутились в маленьком кабинете, который (как я узнала позже) являлся его частной приёмной, в которую он очень редко приглашал гостей.
Караффа молча указал мне на стул и медленно уселся напротив. Его молчание казалось зловещим и, как я уже знала из собственного печального опыта, никогда не предвещало ничего хорошего. Я же, после встречи с Анной, и неожиданного прихода Севера, непростительно расслабилась, «усыпив» в какой-то мере свою обычную бдительность, и пропустила следующий удар...
– У меня нет времени на любезности, Изидора. Вы будете отвечать на мои вопросы или от этого сильно пострадает кто-то другой. Так что, советую отвечать!
Караффа был злым и раздражённым, и перечить ему в такое время было бы настоящим сумасшествием.
– Я попытаюсь, Ваше святейшество. Что Вы хотите узнать?
– Ваша молодость, Изидора? Как Вы получили её? Вам ведь тридцать восемь лет, а выглядите Вы на двадцать и не меняетесь. Кто Вам дал Вашу молодость? Отвечайте!
Я не могла понять, что так взбесило Караффу?.. За время нашего, уже довольно-таки длительного знакомства, он никогда не кричал и очень редко терял над собой контроль. Теперь же со мной говорил взбешённый, вышедший из себя человек, от которого можно было ожидать чего угодно.
– Отвечайте, мадонна! Или Вас будет ждать другой, весьма неприятный сюрприз.
От такого заявления у меня зашевелились волосы... Я понимала, что пытаться увильнуть от вопроса не удастся. Что-то сильно обозлило Караффу, и он не старался это скрывать. Игру он не принимал, и шутки шутить не собирался. Оставалось только лишь отвечать, слепо надеясь, что он примет полуправду...
– Я потомственная Ведьма, святейшество, и на сегодняшний день – самая сильная из них. Молодость пришла мне по наследству, я не просила её. Так же, как моя мать, моя бабушка, и вся остальная линия Ведьм в моём роду. Вы должны быть одним из нас, Ваше святейшество, чтобы получить это. К тому же, быть самым достойным.
– Чушь, Изидора! Я знал людей, которые сами достигли бессмертия! И они не рождались с ним. Значит, есть пути. И Вы мне их откроете. Уж поверьте мне.
Он был абсолютно прав... Пути были. Но я не собиралась их ему открывать ни за что. Ни за какие пытки.
– Простите меня, Ваше святейшество, но я не могу Вам дать то, что не получала сама. Это невозможно – я не знаю, как. Но Ваш Бог, думаю, подарил бы Вам «вечную жизнь» на нашей грешной земле, если бы считал, что Вы этого достойны, не правда ли?..
Караффа побагровел и прошипел зло, как готовая к атаке ядовитая змея:
– Я думал Вы умнее, Изидора. Что ж, мне не займёт много времени Вас сломать, когда Вы увидите, что я для Вас приготовил...
И резко схватив меня за руку, грубо потащил вниз, в свой ужасающий подвал. Я не успела даже хорошенько испугаться, как мы оказались у той же самой железной двери, за которой, совсем недавно, так зверски погиб мой несчастный замученный муж, мой бедный добрый Джироламо... И вдруг страшная, леденящая душу догадка, полоснула мозг – отец!!! Вот почему он не отвечал на мой неоднократный зов!.. Его, наверняка, схватил и мучил в этом же подвале, стоящий передо мною, дышащий бешенством, изверг, чужой кровью и болью «очищавший» любую цель!..
«Нет, только не это! Пожалуйста, только не это!!!» – звериным криком кричала моя израненная душа. Но я уже знала, что было именно так... «Помогите мне кто-нибудь!!! Кто-нибудь!»... Но никто меня почему-то не слышал... И не помогал...
Тяжёлая дверь открылась... Прямо на меня, полные нечеловеческой боли, смотрели широко распахнутые серые глаза...
По середине знакомой, пахнущей смертью комнаты, на шипастом, железном кресле, сидел, истекая кровью, мой любимый отец...
Удар получился ужасным!.. Закричав диким криком «Нет!!!», я потеряла сознание...

* Примечание: прошу не путать (!!!) с греческим комплексом монастырей Мэтэора в Каламбаке, Греция. Мэтэора по-гречески означает «висящие в воздухе», что полностью соответствует потрясающему виду монастырей, как розовые грибы выросших на высочайших верхушках необычных гор. Первый монастырь был построен примерно в 900 году. А между 12 и 16 столетиями их было уже 24. До наших дней «дожили» всего лишь шесть монастырей, которые до сих пор потрясают воображение туристов.
Правда, туристам не известна одна весьма забавная деталь... В Мэтэоре существует ещё один монастырь, в который «любопытные» не допускаются... Он был построен (и дал начало остальным) одним одарённым фанатиком, учившимся когда-то в настоящей Мэтэоре и изгнанным из неё. Обозлившийся на весь мир, он решил построить «свою Мэтэору», чтобы собирать таких же «оскорблённых», как он, и вести свою уединённую жизнь. Как ему это удалось – неизвестно. Но с тех пор в его Мэтэоре начали собираться на тайные встречи масоны. Что происходит раз в году и по сей день.
Монастыри: Гранд Мэтэорон (большой Мэтэорон); Руссано; Агиос Николас; Агиа Триос; Агиас Стефанос; Варлаам расположены на очень близком расстоянии друг от друга.

37. Изидора-3. Мэтэора
Я очнулась в жутком, холодном подвале, густо пропитанном приторным запахом крови и смерти...
Онемевшее тело не слушалось и ныло, никак не желая «проснуться»... А Душа с лёгкостью птицы витала в светлом мире воспоминаний, возвращая из памяти любимые лица и полные счастья дни, когда ещё не заглядывала в нашу жизнь печаль, и когда не было места в ней горечи и боли... Там, в том прекрасном «ушедшем» мире всё ещё жил мой чудесный муж, Джироламо... там колокольчиком заливался весёлый смех маленькой Анны... там ласково улыбалась мне по утрам моя милая, нежная мама... там терпеливо учил меня мудрости Жизни мой добрый и светлый отец... Этот мир был счастливым и солнечным, и душа моя рвалась обратно, улетая всё дальше и дальше... чтобы никогда более не возвращаться назад...
Но злая реальность почему-то меня не отпускала... Она безжалостно стучалась, насильно пробуждая воспалённый мозг, требуя возврата «домой». Родной и несовершенный Земной мир звал на помощь... Караффа жил... И пока он дышал – не могло быть в нашем мире радости и света.
Пора была возвращаться...
Глубоко вздохнув, я наконец-то почувствовала своё застывшее в одиночестве физическое тело – жизнь нехотя, по крупицам возвращалась в него... Оставалось только мужаться...
В помещении, в котором я находилась, стояла плотная, оглушающая, густая тишина. Я сидела в грубом деревянном кресле, не шевелясь и не открывая глаз, стараясь не показать «присутствовавшим» (если таковые там находились), что очнулась. Всё прекрасно чувствуя и слыша, я напряжённо «осматривалась», стараясь определить, что происходило вокруг.
Потихонечку приходя в себя и начиная вспоминать происшедшее, я вдруг очень ярко увидела, ЧТО оказалось настоящей причиной моего внезапного и глубокого обморока!..
Холодный ужас острыми тисками сжал помертвевшее сердце, даже не дав ему полностью очнуться!..
Отец!.. Мой бедный, добрый отец находился ЗДЕСЬ!!! В этом страшном, кровавом подвале – жутком логове изощрённой смерти... Он был следующим за Джироламо... Он умирал. Зловещая ловушка Караффы захлопнулась, проглатывая его чистую Душу...
Боясь увидеть самое страшное, я всё же собрала полностью ускользавшее мужество в кулак и подняла голову...
Первое, что я увидела прямо перед собой, были горящие глубоким интересом чёрные глаза Караффы... Отца в комнате пыток не было.
Караффа стоял, сосредоточившись, впившись изучающим взором в моё лицо, будто стараясь понять, что же по-настоящему творилось в моей искалеченной страданием душе... Его умное, тонкое лицо, к моему величайшему удивлению, выражало искреннее волнение (!), которое, тем не менее, показывать мне он явно не собирался... Видя, что я очнулась, Караффа мгновенно «надел» свою обычную, безразличную маску, и уже во всю улыбаясь, «ласково» произнёс:
– Ну, что же Вы, Изидора! Зачем же всех пугать? Вот уж никогда не думал, что Вы можете быть столь слабонервной!.. – а потом, не выдержав, добавил: – Как же Вы красивы, мадонна!!!.. Даже когда находитесь в таком глубоком обмороке...
Я лишь смотрела на него, не в состоянии ничего ответить, а в моём раненом сердце скреблась когтями дикая тревога... Где был отец? Что Караффа успел сотворить с ним?! Был ли он всё ещё живым?.. Я не могла посмотреть это сама, так как эмоции застилали реальность, и видение от меня ускользало. Но Караффу спрашивать не хотелось, так как я не желала доставлять ему даже малейшего лишнего удовольствия. Всё равно ведь, что бы не случилось – изменить ничего было уже нельзя. Ну, а о том, что ещё должно было произойти, я была уверенна, Караффа не откажет себе в удовольствии немедля мне об этом сообщить. Поэтому я предпочитала ждать.
А он уже снова был самим собой – уверенным и «колючим»... От его недавней «восторженности» и «участия» не осталось даже следа. Думаю, он был самым странным, самым непредсказуемым человеком на свете. Его настроения кардинально менялись в течение нескольких секунд, и за самым приятным комплиментом мог последовать самый короткий путь в руки палача. Караффа был уникален в своей непредсказуемости и, опять же, прекрасно это знал...
– Мадонна Изидора, разве Вы разучились говорить? Помилуйте, Ведьмы Вашего «полёта» обязаны быть посильнее! Во всяком случае, я всегда был в этом уверен. Насколько я понял, Вы среди них – Воин? Как же, в таком случае, Вы могли так легко пойматься на простейшие «человеческие» эмоции?.. Ваше сердце владеет разумом, Изидора, а это недопустимо для столь сильной Ведьмы, как Вы!.. Разве не у Вас, одарённых, говорят: «Будь всегда одинок и холоден, если идёт война. Не пускай своё сердце на “поле боя” – оно погубит тебя». Разве это не Ваши заповеди, Изидора?
– Вы совершенно правы, святейшество. Но это ещё не значит, что я полностью с ними согласна. Иногда любовь к человеку или человечеству может сотворить чудеса на «поле боя», Вы не находите?.. Хотя, простите мою наивность, я совершенно выпустила из виду, что эти чувства вряд ли знакомы вам... Но, как же хорошо Вы помните наши заповеди, Ваше святейшество! Неужели Вы ещё надеетесь когда-нибудь вернуться в Мэтэору?.. Ведь того, кто дал Вам свой «подарок», давно уже нет там. Мэтэора выгнала его так же, как выгнала и Вас... Не так ли, святейшество?
Караффа смертельно побледнел. Вся его обычная спесь куда-то вдруг слетела, и выглядел он сейчас внутренне беспомощным и «обнажённым». Казалось, он отчаянно искал слова и не мог найти. Время остановилось. Мгновение было опасным – что-то вот-вот должно было произойти... Каждой клеточкой своего тела, я чувствовала бушующую в нём бурю «чёрного» гнева, смешанного со страхом, коего от Караффы ожидать было вроде бы невозможно. Чего мог бояться, этот всемогущий, злой человек?..
– Откуда Вам это известно, Изидора? Кто мог Вам это рассказать?!
– О, есть «друзья» и ДРУЗЬЯ, как Вы обычно любите говорить, Ваше святейшество!.. – умышленно его поддевая, ответила я. – Именно эти ДРУЗЬЯ и рассказали мне всё, что я хотела о Вас узнать. Только мы с Вами пользуемся разными методами для получения интересующих нас сведений, знаете ли – моих друзей не пришлось за это пытать, они сами мне всё с удовольствием рассказали... И уж поверьте мне, это всегда гораздо приятнее! Если только Вас не прельщают сами пытки, конечно же... Как мне показалось, Вы ведь любите запах крови, святейшество?..
Я понемногу приходила в себя и всё больше и больше чувствовала, как возвращался в меня мой воинственный дух. Терять всё равно было нечего... И как бы я не старалась быть приятной – Караффу это не волновало. Он жаждал лишь одного – получить ответы на свои вопросы. Остальное было не важно. Кроме, может быть, одного – моего полного ему подчинения... Но он прекрасно знал, что этого не случится. Поэтому я не обязана была быть с ним ни вежливой, ни даже сносной. И если быть честной, это доставляло мне искреннее удовольствие...
– Вас не интересует, что стало с Вашим отцом, Изидора? Вы ведь так сильно любите его!
«Любите!!!»… Он не сказал – «любили»! Значит, пока что, отец был ещё жив! Я постаралась не показать своей радости, и как можно спокойнее сказала:
– Какая разница, святейшество, Вы ведь всё равно его убьёте! А случится это раньше или позже – значения уже не имеет...
– О, как же Вы ошибаетесь, дорогая Изидора!.. Для каждого, кто попадает в подвалы инквизиции, это имеет очень большое значение! Вы даже не представляете, какое большое...
Караффа уже снова был «Караффой», то бишь – изощрённым мучителем, который, ради достижения своей цели, готов был с превеликим удовольствием наблюдать самые зверские человеческие пытки, самую страшную чужую боль...
И вот теперь с интересом азартного игрока он старался найти хоть какую-то открытую брешь в моём истерзанном болью сознании, и будь то страх, злость или даже любовь – не имело для него никакого значения... Он просто желал нанести удар, а какое из моих чувств откроет ему для этого «дверь» – уже являлось делом второстепенным...
Но я не поддавалась... Видимо помогало моё знаменитое «долготерпение», которое забавляло всех вокруг ещё с тех пор, как я была ещё совсем малышкой. Отец мне когда-то рассказывал, что я была самым терпеливым ребёнком, которого они с мамой когда-либо видели, и которого невозможно было почти ничем вывести из себя. Когда у остальных насчёт чего-то уже полностью терялось терпение, я всё ещё говорила: «Ничего, всё будет хорошо, всё образуется, надо только чуточку подождать»... Я верила в положительное даже тогда, когда в это уже больше никто не верил. А вот именно этой моей черты Караффа, даже при всей его великолепной осведомлённости, видимо всё-таки не знал. Поэтому, его бесило моё непонятное спокойствие, которое, по настоящему-то никаким спокойствием не являлось, а было лишь моим неиссякающим долготерпением. Просто я не могла допустить, чтобы, делая нам такое нечеловеческое зло, он ещё и наслаждался нашей глубокой, искренней болью.
Хотя, если быть полностью откровенной, некоторые поступки в поведении Караффы я всё ещё никак не могла себе объяснить...
С одной стороны – его вроде бы искренне восторгали мои необычные «таланты», как если бы это и, правда, имело для него какое-то значение... А также его всегда искренне восхищала моя «знаменитая» природная красота, о чём говорил восторг в его глазах, каждый раз, когда мы встречались. И в то же время Караффу почему-то сильно разочаровывал любой изъян, или даже малейшая несовершенность, которую он случайно во мне обнаруживал и искренне бесила любая моя слабость или даже малейшая моя ошибка, которую, время от времени, мне, как и любому человеку, случалось совершать... Иногда мне даже казалось, что я нехотя разрушала какой-то, им самим для себя созданный, несуществующий идеал...
Если бы я его так хорошо не знала, я возможно была бы даже склонна поверить, что этот непонятный и злой человек меня по-своему и очень странно, любил...
Но, как только мой измученный мозг приходил к такому абсурдному выводу, я тут же напоминала себе, что речь ведь шла о Караффе! И уж у него-то точно не существовало внутри никаких чистых или искренних чувств!.. А тем более, таких, как Любовь. Скорее уж, это походило на чувство собственника, нашедшего себе дорогую игрушку, и желающего в ней видеть, не более и не менее, как только свой идеал. И если в этой игрушке вдруг появлялся малейший изъян – он почти тут же готов был выбросить её прямиком в костёр...
– Умеет ли Ваша душа покинуть Ваше тело при жизни, Изидора? – прервал мои грустные размышления очередным необычным вопросом Караффа.
– Ну, конечно же, Ваше святейшество! Это самое простое из того, что может делать любой Ведун. Почему это интересует Вас?
– Ваш отец пользуется этим, чтобы уйти от боли... – задумчиво произнёс Караффа. – Поэтому, мучить его обычными пытками нет никакого смысла. Но я найду способ его разговорить, даже если это займёт намного больше времени, чем думалось. Он знает очень многое, Изидора. Думаю, даже намного больше, чем Вы можете себе представить. Он не открыл Вам и половины!... Неужели Вам не хотелось бы узнать остальное?!
– Зачем, Ваше святейшество?!.. – пытаясь скрыть свою радость от услышанного, как можно спокойнее произнесла я. – Если он что-то и не открыл, значит, для меня было ещё не время узнавать это. Преждевременное знание очень опасно, Ваше святейшество – оно может, как помочь, так и убить. Поэтому иногда нужна большая осторожность, чтобы учить кого-то. Думаю, Вы должны были знать это, вы ведь какое-то время учились там, в Мэтэоре?
– Чушь!!! Я – ко всему готов! О, я уже так давно готов, Изидора! Эти глупцы просто не видят, что мне нужны всего лишь Знания, и я смогу намного больше, чем другие! Может даже больше, чем они сами!..
Караффа был страшен в своём «ЖЕЛАНИИ желаемого», и я поняла, что за то, чтобы получить эти знания, он сметёт ЛЮБЫЕ преграды, попадающиеся на его пути... И буду ли это я или мой отец, или даже малышка Анна, но он добьётся желаемого, он «выбьет» его из нас, несмотря ни на что, как видимо, добивался и раньше всего, на что нацеливался его ненасытный мозг, включая свою сегодняшнюю власть и посещение Мэтэоры, и, наверняка, многое, многое другое, о чём я предпочитала лучше не знать, чтобы окончательно не потерять надежду в победу над ним. Караффа был по-настоящему опасен для человечества!.. Его сверхсумасшедшая «вера» в свою «гениальность» превышала любые привычные нормы самого высокого существующего самомнения и пугала своей безапелляционностью, когда дело касалось им «желаемого», о котором он не имел ни малейшего представления, а только лишь знал, что он этого хотел...
Чтобы его чуточку охладить, я вдруг начала «таять» прямо перед его «святым» взором, и через мгновение совсем исчезла... Это был детский трюк самого простого «дуновения», как мы называли мгновенное перемещение из одного места в другое (думаю, так они называли телепортацию), но на Караффу оно должно было подействовать «освежающе». И я не ошиблась... Когда я через минуту вернулась назад, его остолбеневшее лицо выражало полное замешательство, которое удалось видеть, я уверенна, очень не многим. Не выдержав дольше этой забавной картинки, я от души рассмеялась.
– Мы знаем много трюков, Ваше святейшество, но это всего лишь трюки. ЗНАНИЕ – оно совершенно другое. Это – оружие, и очень важно то, в какие руки оно попадёт...
Но Караффа меня не слушал. Он был, как малое дитя потрясён тем, что только что увидел, и тут же захотел знать это для себя!.. Это была новая, незнакомая игрушка, которую он должен был иметь прямо сейчас!!! Не медля ни минуты!
Но, с другой стороны, он был ещё и очень умным человеком, и, несмотря на жажду что-то иметь, он почти всегда умел мыслить. Поэтому буквально через какое-то мгновение, его взгляд понемножечку начал темнеть, и расширившиеся чёрные глаза уставились на меня с немым, но очень настойчивым вопросом, и я с удовлетворением увидела, что он наконец-то начал понимать настоящий смысл, показанного ему, моего маленького «трюка»...
– Значит, всё это время Вы могли просто «уйти»?!.. Почему же Вы не ушли, Изидора?!! – почти не дыша, прошептал Караффа.
В его взгляде горела какая-то дикая, неисполнимая надежда, которая, видимо, должна была исходить от меня... Но по мере того, как я отвечала, он увидел, что ошибался. И «железный» Караффа, к величайшему моему удивлению, поник!!! На мгновение мне даже показалось, что внутри у него что-то оборвалось, будто он только что обрёл и тут же потерял что-то для него очень жизненно важное, и возможно, в какой-то степени даже дорогое...
– Видите ли, жизнь не всегда так проста, как нам кажется... или как нам хотелось бы её видеть, Ваше святейшество. И самое простое нам иногда кажется самым правильным и самым реальным. Но это далеко не всегда, к сожалению, является правдой. Да, я давным-давно могла уйти. Но что от этого изменилось бы?.. Вы нашли бы других «одарённых», наверняка не столь сильных, как я, из которых бы также попытались бы «выбить» интересующие Вас знания. А у этих бедняг не было бы даже малейшей надежды на сопротивление вам.
– И Вы считаете, что она есть у Вас?.. – с каким-то болезненным напряжением спросил Караффа.
– Без надежды человек мёртв, Ваше святейшество, ну, а я, как видите, ещё живая. И пока я буду жить – надежда, до последней минуты, будет теплиться во мне... Такой уж мы – ведьмы – странный народ, видите ли.
– Что ж, думаю, на сегодня разговоров достаточно! – неожиданно зло воскликнул Караффа. И не дав мне даже испугаться, добавил: – Вас отведут в ваши комнаты. До скорой встречи, мадонна!
– А как же мой отец, Ваше святейшество? Я хочу присутствовать при том, что будет происходить с ним. Каким бы ужасным это не являлось...
– Не беспокойтесь, дорогая Изидора, без Вас это даже не было бы таким «забавным»! Обещаю, Вы увидите всё, и я очень рад, что Вы изъявили такое желание.
И довольно улыбнувшись, уже повернулся к двери, но вдруг что-то вспомнив, остановился:
– Скажите, Изидора, когда Вы «исчезаете» – имеет ли для Вас значение, откуда Вы это делаете?..
– Нет, Ваше святейшество, не имеет. Я ведь не прохожу сквозь стены. Я просто «таю» в одном месте, чтобы тут же появиться в другом, если такое объяснение даст Вам хоть какую-то картинку, – и, чтобы его добить, нарочно добавила, – Всё очень просто, когда знаешь как это делать... святейшество.
Караффа ещё мгновение пожирал меня своими чёрными глазами, а потом повернулся на каблуках и быстро вышел из комнаты, будто боясь, что я вдруг для чего-то его остановлю.
Я прекрасно понимала, почему он задал последний вопрос... С той же самой минуты, как он увидел, что я могу вдруг взять и так просто исчезнуть, он ломал свою гордую голову, как бы покрепче меня куда-то «привязать», или, для надёжности, посадить в какой-нибудь каменный мешок, из которого уж точно у меня не осталось бы надежды никуда «улететь»... Но, своим ответом, я лишила его покоя, и моя душа искренне радовалась этой маленькой победе, так как я знала наверняка, что с этого момента Караффа потеряет сон, стараясь придумать, куда бы понадёжнее меня упрятать.
Это, конечно же, были только лишь забавные, отвлекающие от страшной реальности моменты, но они помогали мне хотя бы уж при нём, при Караффе на мгновение забыться и не показывать, как больно и глубоко ранило меня происходящее. Я дико хотела найти выход из нашего безнадёжного положения, желая этого всеми силами своей измученной души! Но только лишь моего желания победить Караффу было недостаточно. Я должна была понять, что делало его таким сильным, и что же это был за «подарок», который он получил в Мэтэоре, и который я никак не могла увидеть, так как он был для нас совершенно чужим. Для этого мне нужен был отец. А он не отзывался. И я решила попробовать, не отзовётся ли Север...
Но как я не пыталась – он тоже почему-то не хотел выходить со мной на контакт. И я решила попробовать то, что только что показала Караффе – пойти «дуновением» в Мэтэору... Только на этот раз я понятия не имела, где находился желанный монастырь... Это был риск, так как, не зная своей «точки проявления», я могла не «собрать» себя нигде вообще. И это была бы смерть. Но пробовать стоило, если я надеялась получить в Мэтэоре хоть какой-то ответ. Поэтому, стараясь долго не думать о последствиях, я пошла...
Настроившись на Севера, я мысленно приказала себе проявиться там, где в данное мгновение мог находиться он. Я никогда не шла вслепую, и большой уверенности моей попытке это, естественно, не прибавляло... Но терять всё равно было нечего, кроме победы над Караффой. А из-за этого стоило рискнуть...
Я появилась на краю очень крутого каменного обрыва, который «парил» над землёй, будто огромный сказочный корабль... Вокруг были только горы, большие и малые, зеленеющие и просто каменные, где-то в дали переходящие в цветуще луга. Гора, на которой стояла я, была самой высокой и единственной, на верхушке которой местами держался снег... Она гордо высилась над остальными, как сверкающий белый айсберг, основание которого прятало в себе невидимую остальными загадочную тайну...
От свежести чистого, хрустящего воздуха захватывало дыхание! Искрясь и сверкая в лучах жгучего горного солнца, он лопался вспыхивающими снежинками, проникая в самые «глубинки» лёгких... Дышалось легко и свободно, будто в тело вливался не воздух, а удивительная животворная сила. И хотелось вдыхать её бесконечно!..
Мир казался прекрасным и солнечным! Будто не было нигде зла и смерти, нигде не страдали люди, и будто не жил на земле страшный человек, по имени Караффа...
Я чувствовала себя птицей, готовой расправить свои лёгкие крылья и вознестись высоко-высоко в небо, где уже никакое Зло не смогло бы меня достать!..
Но жизнь безжалостно возвращала на землю, жестокой реальностью напоминая причину, по которой я сюда пришла. Я огляделась вокруг – прямо за моей спиной высилась слизанная ветрами, сверкающая на солнце пушистым инеем, серая каменная скала. А на ней... белой звёздной россыпью качались роскошные, крупные, невиданные цветы!.. Гордо выставив под солнечные лучи свои белые, словно восковые, остроконечные лепестки, они были похожи на чистые, холодные звёзды, по ошибке упавшие с небес на эту серую, одинокую скалу... Не в состоянии оторвать глаза от их холодной, дивной красоты, я опустилась на ближайший камень, восторженно любуясь завораживающей игрой светотеней на слепяще-белых, безупречных цветках... Моя душа блаженно отдыхала, жадно впитывая чудесный покой этого светлого, чарующего мгновения... Кругом витала волшебная, глубокая и ласковая тишина...
И вдруг я встрепенулась... Я вспомнила! Следы Богов!!! Вот, как назывались эти великолепные цветы! По старой-престарой легенде, которую давным-давно рассказывала мне моя любимая бабушка, Боги, приходя на Землю, жили высоко в горах, вдали от мирской суеты и людских пороков. Долгими часами размышляя о высоком и вечном, они закрывались от Человека завесой «мудрости» и отчуждения... Люди не знали, как их найти. И только нескольким посчастливилось узреть ИХ, но зато, позже этих «удачливых» никто никогда больше не видывал, и не у кого было спросить путь к гордым Богам... Но вот однажды умирающий воин забрался высоко в горы, не желая живым сдаваться врагу, победившему его.
Жизнь оставляла грустного воина, вытекая последними каплями остывающей крови... И никого не было рядом, чтобы проститься, чтобы омыть слезами его последний путь... Но вот, уже ускользая, его взгляд зацепился за дивную, невиданную, божественную красоту!.. Непорочные, снежно-белые, удивительнейшие цветы окружали его... Их чудесная белизна омывала душу, возвращая ушедшую силу. Призывала к жизни ... Будучи не в силах шевельнуться, он внимал их холодный свет, открывая ласке одинокое сердце. И тут же, у него на глазах, закрывались его глубокие раны. Жизнь возвращалась к нему, ещё сильнее и яростнее, чем при рождении. Снова почувствовав себя героем, он поднялся... прямо перед его взором стоял высокий Старец...
– Ты вернул меня, Боже? – восторженно спросил воин.
– Кем ты есть, человече? И почему рекёшь меня Господом? – удивился старец.
– Кто же другой мог совершить подобное? – прошептал человек. – И живёшь ты почти, что в небе... Значит ты Бог.
– Я не Бог, Я потомок его... Благо – истинный... Заходи, коль пришёл, в нашу обитель. С чистым сердцем и чистым помыслом ты пришёл жизнь пращать... Вот и возвратили тебя. Радуйся.
– Кто возвратил меня, Старче?
– Они, радимые, «стопы господние»... – указав на дивные цветы, качнул головой Старец.
Вот с тех пор и пошла легенда о Цветах Господних. Говорят, они всегда растут у обителей Божьих, чтобы путь указать пришедшим...
Задумавшись, я не заметила, что осматриваюсь вокруг... и буквально тут же очнулась!.. Мои удивительные чудо-цветы росли лишь вокруг узенькой, тёмной щели, зиявшей в скале, как почти невидимый, «природный» вход!!! Обострившееся вдруг чутьё, повело меня именно туда...
Никого не было видно, никто не выходил. Чувствуя себя неуютно, приходя непрошенной, я всё же решила попробовать и подошла к щели. Опять же, ничего не происходило... Ни особой защиты, ни каких либо других неожиданностей не было. Всё оставалось величественным и спокойным, как от начала времён... Да и от кого было здесь защищаться? Только от таких же одарённых, какими были сами хозяева?.. Меня вдруг передёрнуло – но ведь мог появиться ещё один такой же «Караффа», который был бы в какой-то степени одарённым, и так же просто бы их «нашёл»?!..
Я осторожно вошла в пещеру. Но и здесь ничего необычного не произошло, разве что, воздух стал каким-то очень мягким и «радостным» – пахло весной и травами, будто я находилась на сочной лесной поляне, а не внутри голой каменной скалы... Пройдя несколько метров, я вдруг поняла, что становится всё светлее, хотя, казалось бы, должно было быть наоборот. Свет струился откуда-то сверху, здесь внизу распыляясь в очень мягкое «закатное» освещение. В голове тихо и ненавязчиво зазвучала странная, успокаивающая мелодия – ничего подобного мне никогда раньше не приходилось слышать... Необычайное сочетание звуков делало мир вокруг лёгким и радостным. И безопасным...
В странной пещере было очень тихо и очень уютно... Единственное, что чуточку настораживало – всё сильнее нарастало ощущение чужого наблюдения. Но оно не было неприятным. Просто – заботливый взгляд родителя за несмышлёным малышом...
Коридор, по которому я шла, начал расширяться, переходя в огромный высокий каменный зал, по краям которого располагались простые каменные сидения, похожие на длинные скамьи, выбитые кем-то прямо в скале. А посередине этого странного зала высился каменный постамент, на котором «горел» всеми цветами радуги огромный бриллиантовый кристалл... Он сверкал и переливался, ослепляя разноцветными вспышками, и был похож на маленькое солнце, почему-то вдруг кем-то запрятанное в каменную пещеру.
Я подошла поближе – кристалл засиял ярче. Это было очень красиво, но не более, и никакого восторга или приобщения к чему-то «великому» не вызывало. Кристалл был материальным, просто невероятно большим и великолепным. Но и только. Он не был чем-то мистическим или значимым, а всего лишь необычайно красивым. Только вот я пока никак не могла понять, почему этот с виду совершенно вроде бы простой «камень» реагировал на приближение человека? Могло ли оказаться возможным, что его каким-то образом «включало» человеческое тепло?
– Ты совершенно права, Изидора... – вдруг послышался чей-то ласковый голос. – Недаром, тебя ценят Отцы!
Вздрогнув от неожиданности, я обернулась, тут же радостно воскликнув – рядом стоял Север! Он был по-прежнему приветливым и тёплым, только чуточку грустным. Как ласковое солнце, которое вдруг закрыла случайная туча...
– Здравствуй Север! Прости, что пришла непрошенной. Я звала тебя, но ты не явился... Тогда я решила сама попробовать найти тебя. Скажи, что означают твои слова? В чём моя правота?
Он подошёл к кристаллу – тот засиял ещё ярче. Свет буквально слепил, не давая на него смотреть.
– Ты права насчёт этого «дива»... Мы нашли его очень давно, много сотен лет тому назад. И теперь он служит хорошую службу – защитой против «слепых», тех, которые случайно попали сюда. – Север улыбнулся. – Для «желающих, но не могущих»... – и добавил. – Как Караффа. Но это не твой зал, Изидора. Пойдём со мной. Я покажу тебе твою Мэтэору.
Мы двинулись вглубь зала, проходя, стоящие по краям, какие-то огромные белые плиты с выбитыми на них письменами.
– Это не похоже на руны. Что это, Север? – не выдержала я.
Он опять дружески улыбнулся:
– Руны, только очень древние. Твой отец не успел тебя научить... Но если захочешь – я научу тебя. Только приходи к нам, Изидора.
Он повторял уже слышанное мною.
– Нет! – сразу же отрезала я. – Я не поэтому сюда пришла, ты знаешь, Север. Я пришла за помощью. Только вы можете помочь мне уничтожить Караффу. Ведь в том, что он творит – и ваша вина. Помогите же мне!
Север ещё больше погрустнел... Я заранее знала, что он ответит, но не намеревалась сдаваться. На весы были поставлены миллионы хороших жизней, и я не могла так просто отказаться от борьбы за них.
– Я уже объяснил тебе, Изидора...
– Так объясни ещё! – резко прервала его я. – Объясни мне, как можно спокойно сидеть, сложа руки, когда человеческие жизни гаснут одна за другой по твоей же вине?! Объясни, как такая мразь, как Караффа, может существовать, и ни у кого не возникает желание даже попробовать уничтожить его?! Объясни, как ты можешь жить, когда рядом с тобой происходит такое?..
Горькая обида клокотала во мне, пытаясь выплеснуться наружу. Я почти кричала, пытаясь достучаться до его души, но чувствовала, что теряю. Обратного пути не было. Я не знала, получится ли ещё когда-нибудь попасть туда, и должна была использовать любую возможность, прежде чем уйти.
– Оглянись, Север! По всей Европе пылают живыми факелами твои братья и сёстры! Неужели ты можешь спокойно спать, слыша их крики??? И как же тебе не сняться кровавые кошмары?!
Его спокойное лицо исказила гримаса боли:
– Не говори такого, Изидора! Я уже объяснял тебе – мы не должны вмешиваться, нам не дано такое право... Мы – хранители. Мы лишь оберегаем ЗНАНИЯ.
– А тебе не кажется, что подожди Вы ещё, и Ваши знания уже не для кого будет сохранять?!. – горестно воскликнула я.
– Земля не готова, Изидора. Я уже говорил тебе это...
– Что ж, возможно она никогда готовой не будет... И когда-нибудь, через каких-нибудь тысячу лет, когда ты будешь смотреть на неё со своих «вершин», ты узришь лишь пустое поле, возможно даже поросшее красивыми цветами, потому что на Земле в это время уже не будет людей, и некому будет срывать эти цветы... Подумай, Север, такое ли будущее ты желал Земле?!..
Но Север был защищён глухой стеной веры в то, что говорил... Видимо, они все железно верили, что были правы. Или кто-то когда-то вселил эту веру в их души так крепко, что они проносили её чрез столетия, не открываясь и не допуская никого в свои сердца... И я не могла через неё пробиться, как бы ни старалась.
– Нас мало, Изидора. И если мы вмешаемся, не исключено, что мы тоже погибнем... А тогда проще простого будет даже для слабого человека, уже не говоря о таком, как Караффа, воспользоваться всем, что мы храним. И у кого-то в руках окажется власть над всеми живущими. Такое уже было когда-то... Очень давно. Мир чуть не погиб тогда. Поэтому – прости, но мы не будем вмешиваться, Изидора, у нас нет на это права... Наши Великие Предки завещали нам охранять древние ЗНАНИЯ. И это то, для чего мы здесь. Для чего живём. Мы не спасли даже Христа когда-то... Хотя могли бы. А ведь мы все очень любили его.
– Ты хочешь сказать, что кто-то из Вас знал Христа?!.. Но это ведь было так давно!.. Даже Вы не можете жить так долго!
– Почему – давно, Изидора?– искренне удивился Север. – Это было лишь несколько сотен назад! А мы ведь живём намного дольше, ты знаешь. Как могла бы жить и ты, если бы захотела...
– Несколько сотен?!!! – Север кивнул. – Но как же легенда?!.. Ведь по ней с его смерти прошло уже полторы тысячи лет?!..
– На то она «легенда» и есть... – пожал плечами Север, – Ведь если бы она была Истиной, она не нуждалась бы в заказных «фантазиях» Павла, Матфея, Петра и им подобных?.. При всём при том, что эти «святые» люди ведь даже и не видели никогда живого Христа! И он никогда не учил их. История повторяется, Изидора... Так было, и так будет всегда, пока люди не начнут, наконец, самостоятельно думать. А пока за них думают Тёмные умы – на Земле всегда будет властвовать лишь борьба...
Север умолк, как бы решая, стоит ли продолжать. Но, немного подумав, всё же, заговорил снова...
– «Думающие Тёмные», время от времени дают человечеству нового Бога, выбирая его всегда из самых лучших, самых светлых и чистых,… но именно тех, которых обязательно уже нет в Круге Живых. Так как на мёртвого, видишь ли, намного легче «одеть» лживую «историю его Жизни», и пустить её в мир, чтобы несла она человечеству лишь то, что «одобрялось» «Думающими Тёмными», заставляя людей окунаться ещё глубже в невежество Ума, пеленая Души их всё сильнее в страх неизбежной смерти, и надевая этим же оковы на их свободную и гордую Жизнь...
– Кто такие – Думающие Тёмные, Север? – не выдержала я.
– Это Тёмный Круг, в который входят «серые» Волхвы, «чёрные» маги, денежные гении (свои для каждого нового промежутка времени), и многое тому подобное. Проще – это Земное (да и не только) объединение «тёмных» сил.
– И Вы не боретесь с ними?!!! Ты говоришь об этом так спокойно, как будто это тебя не касается!.. Но ты ведь тоже живёшь на Земле, Север!
В его глазах появилась смертельная тоска, будто я нечаянно затронула нечто глубоко печальное и невыносимо больное.
– О, мы боролись, Изидора!.. Ещё как боролись! Давно это было... Я, как и ты сейчас, был слишком наивным и думал, что стоит людям лишь показать, где правда, а где ложь, и они тут же кинутся в атаку за «правое дело». Это всего лишь «мечты о будущем», Изидора... Человек, видишь ли, существо легко уязвимое... Слишком легко поддающееся на лесть и жадность. Да и другие разные «человеческие пороки»... Люди в первую очередь думают о своих потребностях и выгодах, и только потом – об «остальных» живущих. Те, кто посильнее – жаждут Власти. Ну, а слабые ищут сильных защитников, совершенно не интересуясь их «чистоплотностью». И это продолжается столетиями. Вот почему в любой войне первыми гибнут самые светлые и самые лучшие. А остальные «оставшиеся» присоединяются к «победителю»... Так и идёт по кругу. Земля не готова мыслить, Изидора. Знаю, ты не согласна, ибо ты сама слишком чиста и светла. Но одному человеку не по силам свергнуть общее ЗЛО, даже такому сильному, как ты. Земное Зло слишком большое и вольное. Мы пытались когда-то... и потеряли лучших. Именно поэтому, мы будем ждать, когда придёт правильное время. Нас слишком мало, Изидора.
– Но почему тогда Вы не пытаетесь воевать по-другому? В войну, которая не требует Ваших жизней? У Вас ведь есть такое оружие! И почему разрешаете осквернять таких, как Иисус? Почему не расскажете людям правду?..
– Потому, что никто не будет этого слушать, Изидора... Люди предпочитают красивую и спокойную ложь, будоражащей душу правде... И пока ещё не желают думать. Смотри, ведь даже истории о «жизни богов» и мессий, сотворённые «тёмными», слишком одна на другую похожи, вплоть до подробностей, начиная с их рождения и до самой смерти. Это чтобы человека не беспокоило «новое», чтобы его всегда окружало «привычное и знакомое». Когда-то, когда я был таким, как ты – убеждённым, истинным Воином – эти «истории» поражали меня открытой ложью и скупостью разнообразия мысли их «создающих». Я считал это великой ошибкой «тёмных»... Но теперь, давно уже понял, что именно такими они создавались умышленно. И это по-настоящему было гениальным... Думающие Тёмные слишком хорошо знают природу «ведомого» человека, и поэтому совершенно уверены в том, что Человек всегда с готовностью пойдёт за тем, кто похож на уже и з в е с т н о е ему, но будет сильно сопротивляться и тяжело примет того, кто окажется для него н о в ы м, и заставит мыслить. Поэтому-то наверное люди всё ещё слепо идут за «похожими» Богами, Изидора, не сомневаясь и не думая, не утруждая задать себе хотя бы один вопрос...
Я опустила голову – он был совершенно прав. У людей был всё ещё слишком сильным «инстинкт толпы», который легко управлял их податливыми душами...
– А ведь у каждого из тех, которых люди называли Богами, были очень яркие и очень разные, их собственные уникальные Жизни, которые чудесно украсили бы Истинную Летопись Человечества, если бы люди знали о них, – печально продолжал Север. – Скажи мне, Изидора, читал ли кто-нибудь на Земле записи самого Христа?.. А ведь он был прекрасным Учителем, который к тому же ещё и чудесно писал! И оставил намного больше, чем могли бы даже представить «Думающие Тёмные», создавшие его липовую историю...
Глаза Севера стали очень тёмными и глубокими, будто на мгновение вобрали в себя всю земную горечь и боль... И было видно, что говорить об этом ему совершенно не хочется, но с минуту помолчав, он всё же продолжил.
– Он жил здесь с тринадцати лет... И уже тогда писал весть своей жизни, зная, как сильно её изолгут. Он уже тогда знал своё будущее. И уже тогда страдал. Мы многому научили его... – вдруг вспомнив что-то приятное, Север совершенно по-детски улыбнулся... – В нём всегда горела слепяще-яркая Сила Жизни, как солнце... И чудесный внутренний Свет. Он поражал нас своим безграничным желанием ВЕДАТЬ! Знать ВСЁ, что знали мы... Я никогда не зрел такой сумасшедшей жажды!.. Кроме, может быть, ещё у одной, такой же одержимой...
Его улыбка стала удивительно тёплой и светлой.
– В то время у нас жила здесь девочка – Магдалина... Чистая и нежная, как утренний свет. И сказочно одарённая! Она была самой сильной из всех, кого я знал на Земле в то время, кроме наших лучших Волхвов и Христа. Ещё находясь у нас, она стала Ведуньей Иисуса... и его единственной Великой Любовью, а после – его женой и другом, делившим с ним каждое мгновение его жизни, пока он жил на этой Земле... Ну, а он, учась и взрослея с нами, стал очень сильным Ведуном и настоящим Воином! Вот тогда и пришло его время с нами прощаться... Пришло время исполнить Долг, ради которого Отцы призвали его на Землю. И он покинул нас. А с ним вместе ушла Магдалина... Наш монастырь стал пустым и холодным без этих удивительных, теперь уже ставших совершенно взрослыми, детей. Нам очень не хватало их счастливых улыбок, их тёплого смеха... Их радости при виде друг друга, их неуёмной жажды знания, железной Силы их Духа, и Света их чистых Душ... Эти дети были, как солнца, без которых меркла наша холодная размеренная жизнь. Мэтэора грустила и пустовала без них... Мы знали, что они уже никогда не вернутся, и что теперь уже никто из нас более никогда не увидит их... Иисус стал непоколебимым воином. Он боролся со злом яростнее, чем ты, Изидора. Но у него не хватило сил. – Север поник... – Он звал на помощь своего Отца, он часами мысленно беседовал с ним. Но Отец был глух к его просьбам. Он не мог, не имел права предать то, чему служил. И ему пришлось за это предать своего сына, которого он искренне и беззаветно любил – в глазах Севера, к моему великому удивлению, блестели слёзы... – Получив отказ своего Отца, Иисус, также как и ты, Изидора, попросил помощи у всех нас... Но мы тоже отказали ему... Мы не имели права. Мы предлагали ему уйти. Но он остался, хотя прекрасно знал, что его ждёт. Он боролся до последнего мгновения... Боролся за Добро, за Землю, и даже за казнивших его людей. Он боролся за Свет. За что люди, «в благодарность», после смерти оклеветали его, сделав ложным и беспомощным Богом... Хотя именно беспомощным Иисус никогда и не был... Он был воином до мозга костей, ещё тогда, когда совсем ребёнком пришёл к нам. Он призывал к борьбе, он крушил «чёрное», где бы оно ни попадалось, на его тернистом пути.

Иисус Радомир прогоняет
торговцев из храма

Север замолк, и я подумала, что рассказ закончен. В его печальных серых глазах плескалась такая глубокая, обнажённая тоска, что я наконец-то поняла, как непросто должно было жить, отказывая в помощи любимым, светлым и прекрасным людям, провожая их, идущих на верную гибель, и зная, как легко было их спасти, всего лишь протянув руку... И как же неправильна по-моему была их неписанная «правда» о не вмешательстве в Земные дела, пока (наконец-то, когда-то!..) не придёт «правильное» время... которое могло так никогда и не придти...
– Человек – всё ещё существо слабовольное, Изидора... – вдруг снова тихо заговорил Север. – И корысти, и зависти в нём, к сожалению, больше, чем он может осилить. Люди пока ещё не желают следовать за Чистым и Светлым – это ранит их «гордость» и сильно злит, так как слишком уж отличается, от «привычного» им человека. И Думающие Тёмные, прекрасно зная и пользуясь этим, всегда легко направляли людей сперва свергать и уничтожать «новых» Богов, утоляя «жажду» крушения прекрасного и светлого. А потом уже, достаточно посрамлённых, возвращали тех же новых «богов» толпе, как Великих Мучеников, уничтоженных «по ошибке»... Христос же, даже распятым, оставался для людей слишком далёким... И слишком чистым… Поэтому уже после смерти люди с такой жестокостью пятнали его, не жалея и не смущаясь, делая подобным себе. Так из ярого Воина остался в людской памяти лишь трусливый Бог, призывавший подставлять левую щёку, если ударят по правой.... А из его великой Любви – осталось лишь жалкое посмешище, закиданное камнями... чудесная чистая девочка, превратившаяся в «прощённую» Христом, поднявшуюся из грязи, «падшую» женщину... Люди всё ещё глупы и злы Изидора... Не отдавай себя за них! Ведь даже распяв Христа, все эти годы они не могут успокоиться, уничтожая Имя Его. Не отдавай себя за них Изидора!
– Но разве же, по-твоему ВСЕ люди глупы и злы?.. На Земле очень много прекрасных людей, Север! И не всем им нужен «повергнутый» Бог, поверь мне! Посмотри на меня – разве ты не видишь? Мне был бы нужен живой Христос, так же, как и его дивная Любовь – Магдалина...
Север улыбнулся.
– Потому что ты – Из-и-до-ра... Ты молишься другим богам. Да и вряд ли им нужно молиться! Они с тобою всегда и они не могут тебя покинуть. Твои боги – Добро и Любовь, Свет и Знание, и Чистая первозданная Сила. Это Боги Мудрости, и это то, чему «молимся» мы. Люди же не признают их пока. Им пока нужно другое... Людям нужен кто-то, кому они могут пожаловаться, когда им плохо; кого они могут обвинить, когда не везёт; кого они могут просить, когда чего-то хочется; кто им может простить, когда они «грешат»... Вот, что пока лишь нужно человеку... И пройдёт ещё уйма времени, пока человек не будет нуждаться в таком Боге, который делал бы за него всё, и уж тем более – всё бы прощал... Это слишком удобно, чтобы суметь отказаться, Изидора... Человек ещё не готов ничего делать сам.
– Покажи мне его, Север... – шёпотом попросила я. – Покажи мне, каким он был.
Воздух вокруг заколебался мягкими волнами, искрясь и сгущаясь, будто открывалась таинственная невидимая дверь. И тут я увидела их!.. В просторной каменной пещере, двое чудесных белокурых детей весело бесе