Петербургские повести

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

«Петербу́ргские по́вести» — общее название ряда повестей, написанных Николаем Васильевичем Гоголем, и название сборника, из них составленного. Объединены общим местом действия — Санкт-Петербургом 18301840-х годов. Во всех повестях рассматривается проблема «маленького человека».

Петербургские повести не являются отдельным циклом. Повести «Невский проспект», «Портрет», «Записки сумасшедшего» первоначально были включены в сборник «Арабески», выпущенный в 1835 году. Позже, в 1836 году, Гоголь создает повесть «Нос», а в 1842 году — «Шинель». В 1843 году выходит собрание сочинений, где все повести были объединены. Однако Гоголь добавляет в цикл еще две повести: «Коляску» (1835 г.) и «Рим» (1842 г.). Эти произведения связывают два периода творческого развития писателя.

Петербургские повести составляют особый этап в творчестве Гоголя, и историки литературы в связи с этими произведениями говорят о втором, «петербургском», периоде в его литературной деятельности[1].





Содержание сборника

Напишите отзыв о статье "Петербургские повести"

Примечания

  1. [http://gogol.lit-info.ru/gogol/bio/voronskij/peterburgskie-povesti.htm А. Воронский. Гоголь. Петербургские повести]

Отрывок, характеризующий Петербургские повести

Первая мне под руку попалась бабушка, в тот момент спокойно готовившая на кухне очередное своё кулинарное «произведение». Было очень тихо, бабушка что-то себе напевала, как вдруг тяжеленная чугунная сковорода птичкой подскочила на плите и с жутким шумом грохнулась на пол… Бабушка от неожиданности подскочила не хуже той же самой сковороды... Но, надо отдать ей должное, сразу же взяла себя в руки, и сказала:
– Перестань!
Мне стало немножечко обидно, так как, что бы не случилось, уже по привычке, всегда и во всём обвиняли меня (хотя в данный момент это, конечно, было абсолютной правдой).
– Почему ты думаешь это я? – спросила я надувшись.
– Ну, привидения у нас вроде бы пока ещё не водятся, – спокойно сказала бабушка.
Я очень любила её за эту её невозмутимость и непоколебимое спокойствие. Казалось, ничего в этом мире не могло по-настоящему «выбить её из колеи». Хотя, естественно, были вещи, которые её огорчали, удивляли или заставляли грустить, но воспринимала она всё это с удивительным спокойствием. И поэтому я всегда с ней чувствовала себя очень уютно и защищённо. Каким-то образом я вдруг почувствовала, что моя последняя «выходка» бабушку заинтересовала… Я буквально «нутром чувствовала», что она за мной наблюдает и ждёт чего-то ещё. Ну и естественно, я не заставила себя долго ждать... Через несколько секунд все «ложки и поварёшки», висевшие над плитой, с шумным грохотом полетели вниз за той же самой сковородой…
– Ну-ну… Ломать – не строить, сделала бы что-то полезное, – спокойно сказала бабушка.
Я аж задохнулась от возмущения! Ну, скажите пожалуйста, как она может относиться к этому «невероятному событию» так хладнокровно?! Ведь это такое... ТАКОЕ!!! Я даже не могла объяснить – какое, но уж точно знала, что нельзя относиться к тому, что происходило, так покойно. К сожалению, на бабушку моё возмущение не произвело ни малейшего впечатления и она опять же спокойно сказала: