Петербург Достоевского

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Dom staruhi spb.jpg
«Дом старухи-процентщицы»

Петербу́рг Достое́вского — образ города Санкт-Петербурга, созданный в книгах знаменитого писателя.

Впервые Петербург Достоевского как феномен рассмотрен в одноимённой книге Н. П. Анциферова.

Основой для создания образа города послужили как петербургские адреса Ф. М. Достоевского и его окружения, так и другие улицы, площади и дома, послужившие прообразами мест, где разворачивалось действие его произведений (особенно романа «Преступление и наказание»). К последним можно отнести, например:

Ю. М. Лотман писал:
В творчестве молодого Достоевского Петербург как бы охватывает собой все художественное пространство и, соответственно, получает право представлять собой Россию. В итоговом произведении — «Братьях Карамазовых» — Петербург воплощает в себе скорее болезнь России, её «страхи и ужасы» (выражение Гоголя), — соответственно «выздоровление» мыслится как преодоление Россией в себе петербургского начала. Творчество Достоевского начинается как естественное развитие петербургского мифа и не менее связано с «петербургским пространством», чем «Медный всадник» Пушкина[2].




Напишите отзыв о статье "Петербург Достоевского"

Литература

  • Н. П. Анциферов. Душа Петербурга; Петербург Достоевского; Быль и миф Петербурга Репринт. воспроизведение изд. 1922, 1923, 1924 гг. М. Книга : Ред.-изд. центр N 2 «Канон», 1991.
  • В. С. Бирон. Петербург Достоевского. Грав. на дереве Н. Кофанова. Л.:Товарищество «Свеча», 1991
  • Е. Саруханян. [http://www.bestseller.ru/piter/saruhan.pdf Достоевский в Петербурге]. Л.: Лениздат, 1970.
  • Ю. Раков. Петербург — город литературных героев. СПБ.: Химия, 1999
  • Г. Г. Бунатян, М. Г. Чарная. Литературные места Петербурга. СПБ.: Паритет, 2005
  • Н. И. Галимзянов, Е. П. Загуменный, Е. И. Петров. Очерки о Достоевском. СПБ.: Высшее образование, 1967

Ссылки

Петербург Достоевского является одним из самых популярных пешеходных экскурсионных маршрутов в Санкт-Петербурге.

  • [http://www.bestseller.ru/Images/cards/spbdost.jpg Карта с маршрутом экскурсии «Петербург Достоевского»]
  • [http://maps.yandex.ru/-/CBSOU6PO Карта «Петербург Достоевского» на Яндекс. Картах с описанием достопримечательностей, связанных с именем Фёдора Достоевского].

Примечания

  1. [http://family-history.ru/material/biography/mesto/dostoyevsky/kanal73/ Набережная канала Грибоедова, дом 73]. Family-History.ru. — Исторический и культурологический портал. Проверено 19 марта 2015.
  2. [http://www.lingvotech.com/lotman-97 Лотман Ю. М. СОВРЕМЕННОСТЬ МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ. «Знамя». — М., 1997, № 9]

Отрывок, характеризующий Петербург Достоевского

Девчушка успокоилась, и уже веселее спросила:
– Мама, скажи, а в твоей стране много маленьких девочек? У меня там будет подруга? А то я всё с большими и с большими... А с ними не интересно. И играть они не умеют.
– Ну что ты, милая, а как же твой дядя, Радан? – улыбнувшись, спросила Магдалина. – Тебе ведь всегда бывает с ним интересно? И сказки он тебе рассказывает забавные, правда ведь?
Малышка с минуту подумала, а потом очень серьёзно заявила:
– Ну, может не так уж с ними и плохо, с взрослыми. Только я всё равно скучаю по друзьям... Я ведь маленькая, правда? Ну вот и друзья мои должны быть маленькими. А взрослые должны быть только иногда.
Магдалина удивлённо на неё посмотрела, и неожиданно схватив дочку на руки, звонко расцеловала в обе щеки.
– Ты права, золотце! Взрослые должны играть с тобой только иногда. Я обещаю – мы найдём тебе там самую хорошую подругу! Тебе придётся только чуточку подождать. Но ты ведь умеешь это? Ты у нас самая терпеливая девочка на свете, правда ведь?...
Этот простой, тёплый диалог двух одиноких любящих существ, запал мне в самую душу!.. И так хотелось верить, что всё у них будет хорошо! Что злая судьба обойдёт их стороной и что жизнь их будет светлой и доброй!.. Но, к сожалению, так же, как и у меня, у них, я знала, не будет... За что платили мы такую цену?!.. За что наши судьбы были столь безжалостны и жестоки?
Не успела я обернуться к Северу, чтобы задать следующий вопрос, как тут же появилось новое видение, от которого у меня просто захватило дух...
В прохладной тени огромного старого платана на смешных низких скамеечках сидели четверо человек. Двое из них были совсем ещё молодыми и очень похожими друг на друга. Третий же был седовласый старец, высокий и сильный, как защитная скала. На коленях он держал мальчика, которому от силы было 8-9 лет. И конечно же, Северу не понадобилось объяснять мне, кто были эти люди...

Радомира я узнала сразу, так как в нём оставалось слишком много от того чудесного, светлого юноши, виданного мною в первое посещения Мэтэоры. Он лишь сильно возмужал, стал суровее и взрослее. Его синие, пронизывающие глаза теперь смотрели на мир внимательно и жёстко, как бы говоря: «Если не веришь мне – послушай меня ещё раз, ну а если и тогда не поверишь – уходи. Жизнь слишком ценна, чтобы отдавать её не стоящим».
Он уже не был тем «любвеобильным», наивным мальчиком, которому казалось, что он в силах изменить любого человека... что в силах изменить весь мир... Теперь Радомир был Воином. Об этом говорил весь его облик – внутренняя собранность, аскетически тонкое, но очень сильное тело, упорная складка в уголках ярких, сжатых губ, пронизывающий взгляд его синих, вспыхивающих стальным оттенком, глаз... Да и вся бушующая в нём, невероятная сила, заставлявшая друзей уважать его (а врагов считаться с ним!) явно показывала в нём настоящего Воина, и уж ни в коем случае не беспомощного и мягкосердечного Бога, коим так упорно пыталась показать его ненавидимая им христианская церковь. И ещё... У него была изумительная улыбка, которая, видимо, стала всё реже и реже появляться на усталом, измождённом тяжкими думами лице. Но когда она появлялась – весь окружающий мир становился добрее, согреваемый его чудесным, безграничным теплом. Это тепло заполняло счастьем все одинокие, обделённые души!.. И именно в нём раскрывалась настоящая суть Радомира! В нём открывалась его истинная, любящая Душа.