Пехота

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Ratnie liudy soldatskogo stroia 1647.JPG
Ратные люди солдатского строя «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей». 1647 год[1].

Пехо́та — основной род войск в сухопутных войсках, вооружённых силах государств.

Ранее в России — Пехотные люди, Инфантерия.

Пехота предназначена для ведения боевых действий в пешем порядке (на собственных ногах), позднее и на боевых машинах, является самым древним и массовым родом войск (ранее именовались родом оружия) в истории войн и вооружённых конфликтов.







История

Пехота — древнейший род войск и почти на всем протяжении истории человечества была главным родом войск сухопутной армии. Даже появление в античные времена на полях сражений конницы, колесниц, и боевых слонов не сильно на это повлияло. С появлением более универсальной всаднической кавалерии пехота несколько уменьшает свою удельную значимость, но не намного, а после «революции гоплитов» в Древней Греции появившийся линейный строй хорошо обученной пехоты (фаланга) и тяжёлое вооружение делают пехоту надолго главной частью войска. Преимущество тяжеловооружённой пехоты сохраняется до IIII вв н. э. и в армии Древнего Рима нивелируется, в основном, варваризацией армии. Тяжёлая пехота (англ.) античности вооружалась холодным оружием: копьями, дротиками, иногда мечами и носила на себе доспехи, эффективно защищавшие от большинства поражающих элементов своего времени. Лёгкая пехота и кавалерия главным образом предназначалась для вспомогательных действий и вооружалась копьями, луками и иным холодным оружием. Доспехи могли наличествовать, а могли и отсутствовать.

Файл:Greek soldiers of Greco–Persian Wars.png
Древнегреческие пехотинцы,пельтаст и гоплиты

Греческая, а затем римская пехота главенствовала на полях сражений вплоть до развала Римской империи. В Азии пехота несколько уступала по своей значимости кавалерии, особенно в степных районах, где чаще всего решающим был манёвр и скорость перемещения войск.

В раннесредневековой Европе войны велись необученными армиями с привлечением значительного ополчения, где главным были не навыки, а личная храбрость солдата. Внедрение организованной тяжёлой кавалерии в европейских армиях позволило побеждать кавалерией значительные силы необученной пехоты в поле и отделило воинские сословия от невоинских. (В значительной мере необученность раннесредневековых европейских армий обусловила военные победы Византии во время проявления императора Юстиниана, — Византия полностью сохранила Римскую идеологию организации армии, улучшив флот. В частности Византийская армии как и в своё время Римская была хорошо обучена, и Византийская пехота, умевшая воевать в том числе против рыцарской кавалерии стала пренеприятным сюрпризом для раннесреднековых Европейских королевств.)

Позднее необходимость в хорошо обученной пехоте породила наемничество, которое в конечном итоге привело к возрождению линейной тяжёлой пехоты, воюющей в организованном плотном строю. Вторым фактором возрождения пехоты стал возврат к вооружению пехоты длинными копьями. (Длинные копья, выставленные вперед плотно построенной пехотой, очень эффективны против кавалерийских атак.) С этого момента тяжёлая рыцарская кавалерия разбивается как волны об гранитный утес плотных организованных пехотных боевых порядков.

Файл:Kapelle Sempach Gemälde.jpg
Швейцарская пехота в битве при Земпахе, 1386 год.

Напомним, что с возрождением организованной линейной пехоты наступила эпоха наёмников («Наёмник убил синьора».) Вначале это была швейцарская пехота, потом к ней добавились ландскнехты. В этот период жители Швейцарии, а потом и германских земель воевали «под заказ» по всей Европе. Помимо универсальности и гибкости хорошо организованной и обученной пехоты (а она могла организовано не только наступать но и организованно отступать), в немалой степени на развитие пехоты повлиял и экономический фактор. Обучить пехотинца было проще, быстрее и дешевле, чем кавалериста.

Против кавалерии пехота использовала длинные копья и строй наподобие древней фаланги либо римских квадратов, ощетинившись вперед пиками в несколько рядов. Против пикинёров противника выступали меченосцы, в большинстве армий Европы вооруженные двухручными мечами. Лучники и арбалетчики наносили урон врагу, как правило, из-за спин своих пикинёров и меченосцев. С возрастанием эффективности стрелкового оружия — луков, арбалетов, а позднее и огнестрельного оружия пехота эволюционировала в сторону увеличения стрелков и уменьшения числа копейщиков (пикинёров) и мечников — пехотинцев ближнего боя.

В войсках императора Священной Римской Империи Карла V при каждом значке или роте пехоты состояло по 10 мушкетёров. Впоследствии число их сильно увеличилось, и, наконец, они составляли до двух третей всей пехоты. Таков был состав войск в течение Тридцатилетней войны.

Одними из первых воинских формирований на Руси, которые были вооружены огнестрельным оружием, стали стрельцы — полурегулярная пехота территориального типа. В сочинении итальянца Ф. Тьеполо, составленном по рассказам очевидцев, русская пехота середины XVI века описывается следующим образом: «Пехота носит такие же кафтаны (как и конница), и немногие имеют шлемы».

Файл:Polk noviy stroy Russia 1647.JPG
Оружие, снаряжение и средства защиты рядовых, урядников и начальных людей полков солдатского строя, Источник: воинский устав «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей», 1647 год.

Количественное возрастание состава воюющих армий привело к необходимости увеличивать маневренность пехоты, что привело к появлению драгун (пехота передвигающаяся вне боя на лошадях).

С массовым появлением на вооружении пехоты надежных мушкетов и изобретением вначале багинета, а потом и штыка к концу XVII века из пехотного строя исчезли пикинёры (хотя и не полностью). С этого времени основным видом пехоты стала линейная пехота — пехота, вооружённая гладкоствольным дульнозарядным оружием (мушкетами, фузеями) со штыками, ведущая бой в сомкнутом строю. Основным видом боя в этот период был штыковой, рукопашный бой. Вначале пехоту старались построить шеренгами, для нанесения противнику максимального урона ружейным огнём. Однако эффективно маневрировать широкими шеренгами было невозможно, что приводило к нарушению единого строя и как правило к поражению. Классическим построением пехоты стало построение батальонными и полковыми колонами. Эффективность стрелкового огня достигалось залповой стрельбой, по плотным порядкам противника. Парадоксальным кажется факт, что противники строили свои порядки плотным строем, при котором противник наносил наибольший урон, огнём из ручного стрелкового оружия и артиллерии. Однако не стоит забывать, что главным видом боя линейной пехоты являлся штыковой, рукопашный бой, с предварительным нанесением противнику максимального урона залповой ружейной стрельбой.

На вооружении линейной пехоты появились ручные гранаты, что привело к появлению такого рода пехоты как гренадеры. При сближении с войсками противника, кроме ружейного огня они закидывали противника гранатами, решал же исход боя штыковой бой. Поэтому в линейную пехоту, и особенно в гренадеры отбирали высоких, физически крепких и выносливых солдат. Немаловажным фактором в военной подготовке линейной пехоты являлось обучение «боевому строевому шагу» и боевому перестроению. Ритм шага пехоте выбивали барабанщики. Именно поэтому в обучении пехоты были ежедневные строевые занятия на плацу.
Файл:Russian infantry in 1786-96.jpg
Русская пехота конца XVIII века.
В середине 18-го века образовалась потребность лёгкой пехоте — егерях, — ведущих бой главным образом стрелковым оружием и в отличие от линейной пехоты действующей в россыпных боевых порядках. Егеря вооружались нарезными карабинами (вначале штуцерами) и особенно эффективны были на пересеченной и в лесистой местности. В отличие от линейной пехоты в егеря набирали людей низкорослых, ловких, способных к индивидуальным боевым действиям или действиям в небольших группах. В обучении егерей предпочтение отдавалось стрелковой подготовке, перемещению на местности и маскировке.
Файл:Napoleon Grenadier of 1808 by Bellange.jpg
Французская пехота (гренадер и вольтижёр), 1808 год.

В середине 19-го века появились винтовки, и вместо линейной и лёгкой пехоты возникла единая пехота — стрелковые войска. Тактика пехоты изменилась в корне. Главным видом боя пехоты стал огневой бой. Из-за катастрофического урона от стрелкового огня, пехота теперь наступала цепью, минимизируя таким образом потери от огня противника. При обороне стали применяться окопы.

В России в XVIII — нач. XX вв. пехота именовалась инфантерией (итал. infanterie — пехота). Вплоть до середины XX века пехота считалась основным родом войск. В 1950-е годы многие страны начали вводить в свои доктрины главенство стратегических вооружений (ракеты, стратегическая авиация), но процесс этот не завершён.

Пехота является главным родом войск. Своим решительным продвижением в наступлении и упорным сопротивлением в обороне пехота в тесном взаимодействии с артиллерией, и авиацией решает исход боя. Пехота выносит на себе основную тяжесть боя.
Поэтому назначение остальных родов войск, участвующих в совместном бою с пехотой, — действовать в её интересах, обеспечивая её продвижение в наступлении и стойкость в обороне.

— [http://rkka.ru/docs/real/pu39/2.htm Полевой устав РККА, 1939]

В наше время пехота может использовать транспортные и транспортно-боевые машины. Долгое время пехота использовала преимущественно ручное стрелковое оружие. В современных условиях (XXI век) может использовать широкий круг вооружений (включая ракетное).

Файл:Australian infantry small box respirators Ypres 1917.jpg
Австралийские пехотинцы в противогазах возле г. Зоннебеке.
Бельгия, 27 сентября 1917 года.
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Пехотное подразделение РККА на марше. 1920 год.
Файл:Bundesarchiv Bild 101I-009-0869-12A, Russland, Zwei deutsche Infanteristen.jpg
Немецкие пехотинцы, 21 июня 1941 года.

Терминология

В ряде государств именуется как «инфантерия». Инфантерия (устаревшее итальянское infanteria, от infante — «юноша, пехотинец»), название пехоты в вооружённых силах ряда зарубежных государств. В России в XVIII — начале XX веков термин «инфантерия» употреблялся в официальных документах наравне с термином «пехота».

Официальное название рода войск в РККА

Во многих источниках часто встречается ошибочное утверждение о том что пехота в РККА именовалась как род войск — стрелковыми войсками.
Согласно БСЭ формулировка «стрелковые войска» — общее название подразделений, частей и соединений пехоты до начала 2-й половины 20 века[2].
Во многом данное заблуждение исходит от того что в Вооружённых Силах СССР, с октября 1918 года по приказу РВСР № 61 от 11 октября 1918 года все пехотные соединения, части и подразделения переименовывались в «стрелковые»[3]. Однако переименованию подверглись только формирования составлявшие род войск, но не сам род войск. Официальная формулировка стрелковые войска — никогда не применялась и не встречается в официальных и архивных документах и мемуарах.
Официально в довоенный период в РККА данный род войск именовался как пехота.
Первое подтверждение этому относится к публикации книги «Боевой устав пехоты РККА» (БУП-27), выпущенной по Приказу Революционного Военного Совета СССР № 182 от 2 апреля 1927 года, в оглавлении которой даётся следующая формулировка:

…Пехота являясь самым многочисленным родом войск, выполняет наиболее тяжкую и ответственную боевую работу…

— Боевой устав пехоты РККА 1927 года[4][5][6]

Соответственно профильные училища, готовящие офицеров в пехоту, именовались пехотными. Например Рязанская пехотная школа созданная в 1918 году и позже переименованная в Рязанское пехотное училище.
В Высшем руководящем составе РККА назначалось должностное лицо отвечавшее за состояние пехоты. До 1940 года эта должность именовалась «Начальник Управления Пехоты». Управление пехоты находилось в структуре Центрального аппарата НКО СССР[7].
После 1940 года должность именовалась как Генерал-инспектор Пехоты Красной Армии[8].
В ходе Великой Отечественной войны указанная должность подверглась переименованию в Главный инспектор Пехоты Красной Армии с расширением обязанностей и прав. Официально данная должность учреждена Приказом Народного комиссара обороны СССР Маршала Советского Союза И. Сталина № 270/0381 от 25 ноября 1944 года[9].

Подчинённость пехотных формирований

В настоящее время в вооружённых силах многих государств пехота (моторизованная пехота, механизированная пехота, мотострелковые войска) не входит в Рода войск центрального подчинения. То есть в отличие от других родов войск не имеет собственного централизованного командования и управления по роду войск в Министерстве Обороны.
В отличие от формирований ВДВ, войск ПВО, инженерных войск, войск связи, РВСН, ВВС, войск РХБЗ и т. д. — пехотные формирования находятся в подчинении региональных командовании и объединений (штаб военного округа, штаб армии и т. д.).
В организационном порядке пехотные части входят в состав Сухопутных войск, структура которых официально закреплена в Вооружённых силах практически всех государств. СВ подчиняются Командующему Сухопутными войсками. В таком же положении во многих государствах находятся танковые войска и артиллерийские войска входящие в состав СВ. Соответственно пехотные части ВДВ и флота подчинены командованию ВДВ и ВМФ.

Тактика действий пехоты

Тактика наступления стрелковых войск РККА

… Почти всегда упорная в обороне, искусная в ночных и лесных боях, обученная коварным приёмам борьбы, очень умелая в отношении использования местности, маскировки и постройки полевых укреплений, неприхотлива …

— О пехоте РККА, проект доклада командующего 2-й танковой армией вермахта генерал-полковника Гудериана с «краткой оценкой русских вооруженных сил».

В начале Великой Отечественной войны стрелковые войска РККА применяла тактику массированной атаки всеми силами и средствами. Атаку предварял артиллерийский обстрел позиций противника. Стрелковые войска атаковали с окончанием артподготовки и одновременно с переносом огня артиллерии вглубь обороны противника. Пехотинцы, ведя огонь изо всех видов личного оружия, броском всех сил сближались с противником на минимальное расстояние, забрасывали окопы противника гранатами и переходили в рукопашную схватку. Совместное действие стрелковых и бронетанковых войск повышало эффективность и быстроту атаки. Переход от массированных пехотных атак, к комбинированному использованию тяжелой техники и подразделений пехоты, к концу войны, ознаменовал собой начало развития советской доктрины общевойскового боя[10]. Ключевым в этой тактике наступления была быстрота и натиск. В ряде случаев обороняющиеся, чтобы не быть уничтоженными в тесном пространстве окопов, контратаковали. Сходную тактику применяли войска вермахта.

Файл:RIAN archive 66025 Before Attack.jpg
Пехотные войска РККА, «Перед началом наступления», Солдаты читают боевой листок перед началом наступления, 3 сентября 1943 года.
Файл:Protiútok sovětské střelecké jednotky.gif
Атакует советская пехота

Для встречного боя и удара по инженерно неподготовленным позициям применялись иные тактические схемы.

Разновидности

Современные разновидности

Современная терминология

С 1957 года в ВС СССР (а также в ВС России) пехота именуется мотострелковыми войсками.
Первое официальное упоминание в несекретном делопроизводстве, о мотострелковых войсках как о роде войск, относится к Приказу Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского № 70 от 29 марта 1958 года (Глава V. Знаки различия. Положение № 82)[11].

В армиях иных государств на современном этапе используется чаще термин Механизированная пехота чем Моторизованная пехота:

  • белор. [https://be.wikipedia.org/wiki/Пяхота матарызаваная пяхота]
  • укр. [https://uk.wikipedia.org/wiki/Механізовані_війська механізована піхота]
  • каз. [https://kk.wikipedia.org/wiki/Жаяу_әскер механикаландырылған әскер]
  • англ. [https://en.wikipedia.org/wiki/Mechanized_infantry мechanized infantry],
  • фр. [https://fr.wikipedia.org/wiki/Infanterie_mécanisée infanterie mécanisée],
  • исп. [https://es.wikipedia.org/wiki/Infantería_mecanizada infantería mecanizada],
  • тур. [https://tr.wikipedia.org/wiki/Türk_Kara_Kuvvetleri mekanize piyade],
  • нем. [https://de.wikipedia.org/wiki/Mechanisierte_Infanterie mechanisierte infanterie]
  • словацк. [https://sk.wikipedia.org/wiki/Motostrelecké_vojsko motostrelecké vojsko]
  • итал. [https://it.wikipedia.org/wiki/Fanteria_meccanizzata fanteria meccanizzata]
  • нидерл. [https://nl.wikipedia.org/wiki/Gemechaniseerde_infanterie Gemechaniseerde infanterie]

См. также

Напишите отзыв о статье "Пехота"

Примечания

  1. Устав был написан в Голландии по заказу русского правительства. В качестве иллюстраций использовались европейские гравюры, в частности эта повторяет [http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Early_Seventeenth_Century_Infantry_Equipment_(Ulderick_Balck,_1615).jpg?uselang=ru голландскую гравюру 1615 года]
  2. [http://alcala.ru/bse/izbrannoe/slovar-S/S16175.shtml Большая Советская Энциклопедия М.: «Советская энциклопедия», 1969—1978. Стрелковые войска]
  3. [http://artofwar.ru/m/maa/text_0320.shtml Дивизии РККА c 1918 по 1930. Магерамов Александр Арнольдович.]
  4. [http://forums-su.com/download/file.php?id=2144657&mode=view/DSC06543.JPG Боевой устав пехоты РККА. Часть 2-я. Издание ЦТ Наркомвоенмора и издательства "Военный Вестник" 1927г]
  5. [http://photo.i.ua/user/4927661/336126/9682849/ Боевой устав пехоты РККА 1927. Фото книги.]
  6. [https://ru.wikisource.org/wiki/Воинские_уставы#1927 Воинские уставы. Викитека]
  7. [http://army.armor.kiev.ua/hist/akt-vor-tim.shtml Акт о приеме Наркомата Обороны Союза СССР тов. Тимошенко С. К. от тов. Ворошилова К. Е.]
  8. [http://www.hrono.info/libris/lib_n/nakanune03.php Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА. 23-31 декабря 1940 г.]
  9. [http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=775&Itemid=124 Об учреждении при НКО должности Главного Инспектора Пехоты Красной Армии]
  10. [http://www.cgsc.edu/carl/resources/csi/glantz3/glantz3.asp "August Storm: The Soviet 1945 Strategic Offensive in Manchuria. Leavenworth Papers №7. by LTC David. M. Glantz"] (англ.). Combat Studies Institute, fort Leavenworth, Kansas, 1983. Проверено 15 июня 2010. [http://www.webcitation.org/61BgrOlQF Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  11. [http://www.vedomstva-uniforma.ru/forma1959/1959.html Правила ношения военной формы одежды военнослужащими Советской Армии и Военно-Морского флота (на мирное время). 1958 год]

Литература

Ссылки

  • При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
  • [http://bse.sci-lib.com/article088830.html Статья «Пехота» в БСЭ.]
  • [http://on-infantry.narod.ru/ Сайт о пехоте разных стран и времен.]
  • [http://russify.ru/text/svechin1/index.htm А. Свечин. Эволюция военного искусства.]

Отрывок, характеризующий Пехота

Пора была возвращаться...
Глубоко вздохнув, я наконец-то почувствовала своё застывшее в одиночестве физическое тело – жизнь нехотя, по крупицам возвращалась в него... Оставалось только мужаться...
В помещении, в котором я находилась, стояла плотная, оглушающая, густая тишина. Я сидела в грубом деревянном кресле, не шевелясь и не открывая глаз, стараясь не показать «присутствовавшим» (если таковые там находились), что очнулась. Всё прекрасно чувствуя и слыша, я напряжённо «осматривалась», стараясь определить, что происходило вокруг.
Потихонечку приходя в себя и начиная вспоминать происшедшее, я вдруг очень ярко увидела, ЧТО оказалось настоящей причиной моего внезапного и глубокого обморока!..
Холодный ужас острыми тисками сжал помертвевшее сердце, даже не дав ему полностью очнуться!..
Отец!.. Мой бедный, добрый отец находился ЗДЕСЬ!!! В этом страшном, кровавом подвале – жутком логове изощрённой смерти... Он был следующим за Джироламо... Он умирал. Зловещая ловушка Караффы захлопнулась, проглатывая его чистую Душу...
Боясь увидеть самое страшное, я всё же собрала полностью ускользавшее мужество в кулак и подняла голову...
Первое, что я увидела прямо перед собой, были горящие глубоким интересом чёрные глаза Караффы... Отца в комнате пыток не было.
Караффа стоял, сосредоточившись, впившись изучающим взором в моё лицо, будто стараясь понять, что же по-настоящему творилось в моей искалеченной страданием душе... Его умное, тонкое лицо, к моему величайшему удивлению, выражало искреннее волнение (!), которое, тем не менее, показывать мне он явно не собирался... Видя, что я очнулась, Караффа мгновенно «надел» свою обычную, безразличную маску, и уже во всю улыбаясь, «ласково» произнёс:
– Ну, что же Вы, Изидора! Зачем же всех пугать? Вот уж никогда не думал, что Вы можете быть столь слабонервной!.. – а потом, не выдержав, добавил: – Как же Вы красивы, мадонна!!!.. Даже когда находитесь в таком глубоком обмороке...
Я лишь смотрела на него, не в состоянии ничего ответить, а в моём раненом сердце скреблась когтями дикая тревога... Где был отец? Что Караффа успел сотворить с ним?! Был ли он всё ещё живым?.. Я не могла посмотреть это сама, так как эмоции застилали реальность, и видение от меня ускользало. Но Караффу спрашивать не хотелось, так как я не желала доставлять ему даже малейшего лишнего удовольствия. Всё равно ведь, что бы не случилось – изменить ничего было уже нельзя. Ну, а о том, что ещё должно было произойти, я была уверенна, Караффа не откажет себе в удовольствии немедля мне об этом сообщить. Поэтому я предпочитала ждать.
А он уже снова был самим собой – уверенным и «колючим»... От его недавней «восторженности» и «участия» не осталось даже следа. Думаю, он был самым странным, самым непредсказуемым человеком на свете. Его настроения кардинально менялись в течение нескольких секунд, и за самым приятным комплиментом мог последовать самый короткий путь в руки палача. Караффа был уникален в своей непредсказуемости и, опять же, прекрасно это знал...
– Мадонна Изидора, разве Вы разучились говорить? Помилуйте, Ведьмы Вашего «полёта» обязаны быть посильнее! Во всяком случае, я всегда был в этом уверен. Насколько я понял, Вы среди них – Воин? Как же, в таком случае, Вы могли так легко пойматься на простейшие «человеческие» эмоции?.. Ваше сердце владеет разумом, Изидора, а это недопустимо для столь сильной Ведьмы, как Вы!.. Разве не у Вас, одарённых, говорят: «Будь всегда одинок и холоден, если идёт война. Не пускай своё сердце на “поле боя” – оно погубит тебя». Разве это не Ваши заповеди, Изидора?
– Вы совершенно правы, святейшество. Но это ещё не значит, что я полностью с ними согласна. Иногда любовь к человеку или человечеству может сотворить чудеса на «поле боя», Вы не находите?.. Хотя, простите мою наивность, я совершенно выпустила из виду, что эти чувства вряд ли знакомы вам... Но, как же хорошо Вы помните наши заповеди, Ваше святейшество! Неужели Вы ещё надеетесь когда-нибудь вернуться в Мэтэору?.. Ведь того, кто дал Вам свой «подарок», давно уже нет там. Мэтэора выгнала его так же, как выгнала и Вас... Не так ли, святейшество?
Караффа смертельно побледнел. Вся его обычная спесь куда-то вдруг слетела, и выглядел он сейчас внутренне беспомощным и «обнажённым». Казалось, он отчаянно искал слова и не мог найти. Время остановилось. Мгновение было опасным – что-то вот-вот должно было произойти... Каждой клеточкой своего тела, я чувствовала бушующую в нём бурю «чёрного» гнева, смешанного со страхом, коего от Караффы ожидать было вроде бы невозможно. Чего мог бояться, этот всемогущий, злой человек?..
– Откуда Вам это известно, Изидора? Кто мог Вам это рассказать?!
– О, есть «друзья» и ДРУЗЬЯ, как Вы обычно любите говорить, Ваше святейшество!.. – умышленно его поддевая, ответила я. – Именно эти ДРУЗЬЯ и рассказали мне всё, что я хотела о Вас узнать. Только мы с Вами пользуемся разными методами для получения интересующих нас сведений, знаете ли – моих друзей не пришлось за это пытать, они сами мне всё с удовольствием рассказали... И уж поверьте мне, это всегда гораздо приятнее! Если только Вас не прельщают сами пытки, конечно же... Как мне показалось, Вы ведь любите запах крови, святейшество?..
Я понемногу приходила в себя и всё больше и больше чувствовала, как возвращался в меня мой воинственный дух. Терять всё равно было нечего... И как бы я не старалась быть приятной – Караффу это не волновало. Он жаждал лишь одного – получить ответы на свои вопросы. Остальное было не важно. Кроме, может быть, одного – моего полного ему подчинения... Но он прекрасно знал, что этого не случится. Поэтому я не обязана была быть с ним ни вежливой, ни даже сносной. И если быть честной, это доставляло мне искреннее удовольствие...
– Вас не интересует, что стало с Вашим отцом, Изидора? Вы ведь так сильно любите его!
«Любите!!!»… Он не сказал – «любили»! Значит, пока что, отец был ещё жив! Я постаралась не показать своей радости, и как можно спокойнее сказала:
– Какая разница, святейшество, Вы ведь всё равно его убьёте! А случится это раньше или позже – значения уже не имеет...
– О, как же Вы ошибаетесь, дорогая Изидора!.. Для каждого, кто попадает в подвалы инквизиции, это имеет очень большое значение! Вы даже не представляете, какое большое...
Караффа уже снова был «Караффой», то бишь – изощрённым мучителем, который, ради достижения своей цели, готов был с превеликим удовольствием наблюдать самые зверские человеческие пытки, самую страшную чужую боль...
И вот теперь с интересом азартного игрока он старался найти хоть какую-то открытую брешь в моём истерзанном болью сознании, и будь то страх, злость или даже любовь – не имело для него никакого значения... Он просто желал нанести удар, а какое из моих чувств откроет ему для этого «дверь» – уже являлось делом второстепенным...
Но я не поддавалась... Видимо помогало моё знаменитое «долготерпение», которое забавляло всех вокруг ещё с тех пор, как я была ещё совсем малышкой. Отец мне когда-то рассказывал, что я была самым терпеливым ребёнком, которого они с мамой когда-либо видели, и которого невозможно было почти ничем вывести из себя. Когда у остальных насчёт чего-то уже полностью терялось терпение, я всё ещё говорила: «Ничего, всё будет хорошо, всё образуется, надо только чуточку подождать»... Я верила в положительное даже тогда, когда в это уже больше никто не верил. А вот именно этой моей черты Караффа, даже при всей его великолепной осведомлённости, видимо всё-таки не знал. Поэтому, его бесило моё непонятное спокойствие, которое, по настоящему-то никаким спокойствием не являлось, а было лишь моим неиссякающим долготерпением. Просто я не могла допустить, чтобы, делая нам такое нечеловеческое зло, он ещё и наслаждался нашей глубокой, искренней болью.
Хотя, если быть полностью откровенной, некоторые поступки в поведении Караффы я всё ещё никак не могла себе объяснить...
С одной стороны – его вроде бы искренне восторгали мои необычные «таланты», как если бы это и, правда, имело для него какое-то значение... А также его всегда искренне восхищала моя «знаменитая» природная красота, о чём говорил восторг в его глазах, каждый раз, когда мы встречались. И в то же время Караффу почему-то сильно разочаровывал любой изъян, или даже малейшая несовершенность, которую он случайно во мне обнаруживал и искренне бесила любая моя слабость или даже малейшая моя ошибка, которую, время от времени, мне, как и любому человеку, случалось совершать... Иногда мне даже казалось, что я нехотя разрушала какой-то, им самим для себя созданный, несуществующий идеал...
Если бы я его так хорошо не знала, я возможно была бы даже склонна поверить, что этот непонятный и злой человек меня по-своему и очень странно, любил...
Но, как только мой измученный мозг приходил к такому абсурдному выводу, я тут же напоминала себе, что речь ведь шла о Караффе! И уж у него-то точно не существовало внутри никаких чистых или искренних чувств!.. А тем более, таких, как Любовь. Скорее уж, это походило на чувство собственника, нашедшего себе дорогую игрушку, и желающего в ней видеть, не более и не менее, как только свой идеал. И если в этой игрушке вдруг появлялся малейший изъян – он почти тут же готов был выбросить её прямиком в костёр...
– Умеет ли Ваша душа покинуть Ваше тело при жизни, Изидора? – прервал мои грустные размышления очередным необычным вопросом Караффа.
– Ну, конечно же, Ваше святейшество! Это самое простое из того, что может делать любой Ведун. Почему это интересует Вас?
– Ваш отец пользуется этим, чтобы уйти от боли... – задумчиво произнёс Караффа. – Поэтому, мучить его обычными пытками нет никакого смысла. Но я найду способ его разговорить, даже если это займёт намного больше времени, чем думалось. Он знает очень многое, Изидора. Думаю, даже намного больше, чем Вы можете себе представить. Он не открыл Вам и половины!... Неужели Вам не хотелось бы узнать остальное?!
– Зачем, Ваше святейшество?!.. – пытаясь скрыть свою радость от услышанного, как можно спокойнее произнесла я. – Если он что-то и не открыл, значит, для меня было ещё не время узнавать это. Преждевременное знание очень опасно, Ваше святейшество – оно может, как помочь, так и убить. Поэтому иногда нужна большая осторожность, чтобы учить кого-то. Думаю, Вы должны были знать это, вы ведь какое-то время учились там, в Мэтэоре?
– Чушь!!! Я – ко всему готов! О, я уже так давно готов, Изидора! Эти глупцы просто не видят, что мне нужны всего лишь Знания, и я смогу намного больше, чем другие! Может даже больше, чем они сами!..
Караффа был страшен в своём «ЖЕЛАНИИ желаемого», и я поняла, что за то, чтобы получить эти знания, он сметёт ЛЮБЫЕ преграды, попадающиеся на его пути... И буду ли это я или мой отец, или даже малышка Анна, но он добьётся желаемого, он «выбьет» его из нас, несмотря ни на что, как видимо, добивался и раньше всего, на что нацеливался его ненасытный мозг, включая свою сегодняшнюю власть и посещение Мэтэоры, и, наверняка, многое, многое другое, о чём я предпочитала лучше не знать, чтобы окончательно не потерять надежду в победу над ним. Караффа был по-настоящему опасен для человечества!.. Его сверхсумасшедшая «вера» в свою «гениальность» превышала любые привычные нормы самого высокого существующего самомнения и пугала своей безапелляционностью, когда дело касалось им «желаемого», о котором он не имел ни малейшего представления, а только лишь знал, что он этого хотел...
Чтобы его чуточку охладить, я вдруг начала «таять» прямо перед его «святым» взором, и через мгновение совсем исчезла... Это был детский трюк самого простого «дуновения», как мы называли мгновенное перемещение из одного места в другое (думаю, так они называли телепортацию), но на Караффу оно должно было подействовать «освежающе». И я не ошиблась... Когда я через минуту вернулась назад, его остолбеневшее лицо выражало полное замешательство, которое удалось видеть, я уверенна, очень не многим. Не выдержав дольше этой забавной картинки, я от души рассмеялась.
– Мы знаем много трюков, Ваше святейшество, но это всего лишь трюки. ЗНАНИЕ – оно совершенно другое. Это – оружие, и очень важно то, в какие руки оно попадёт...
Но Караффа меня не слушал. Он был, как малое дитя потрясён тем, что только что увидел, и тут же захотел знать это для себя!.. Это была новая, незнакомая игрушка, которую он должен был иметь прямо сейчас!!! Не медля ни минуты!
Но, с другой стороны, он был ещё и очень умным человеком, и, несмотря на жажду что-то иметь, он почти всегда умел мыслить. Поэтому буквально через какое-то мгновение, его взгляд понемножечку начал темнеть, и расширившиеся чёрные глаза уставились на меня с немым, но очень настойчивым вопросом, и я с удовлетворением увидела, что он наконец-то начал понимать настоящий смысл, показанного ему, моего маленького «трюка»...
– Значит, всё это время Вы могли просто «уйти»?!.. Почему же Вы не ушли, Изидора?!! – почти не дыша, прошептал Караффа.
В его взгляде горела какая-то дикая, неисполнимая надежда, которая, видимо, должна была исходить от меня... Но по мере того, как я отвечала, он увидел, что ошибался. И «железный» Караффа, к величайшему моему удивлению, поник!!! На мгновение мне даже показалось, что внутри у него что-то оборвалось, будто он только что обрёл и тут же потерял что-то для него очень жизненно важное, и возможно, в какой-то степени даже дорогое...
– Видите ли, жизнь не всегда так проста, как нам кажется... или как нам хотелось бы её видеть, Ваше святейшество. И самое простое нам иногда кажется самым правильным и самым реальным. Но это далеко не всегда, к сожалению, является правдой. Да, я давным-давно могла уйти. Но что от этого изменилось бы?.. Вы нашли бы других «одарённых», наверняка не столь сильных, как я, из которых бы также попытались бы «выбить» интересующие Вас знания. А у этих бедняг не было бы даже малейшей надежды на сопротивление вам.
– И Вы считаете, что она есть у Вас?.. – с каким-то болезненным напряжением спросил Караффа.
– Без надежды человек мёртв, Ваше святейшество, ну, а я, как видите, ещё живая. И пока я буду жить – надежда, до последней минуты, будет теплиться во мне... Такой уж мы – ведьмы – странный народ, видите ли.
– Что ж, думаю, на сегодня разговоров достаточно! – неожиданно зло воскликнул Караффа. И не дав мне даже испугаться, добавил: – Вас отведут в ваши комнаты. До скорой встречи, мадонна!
– А как же мой отец, Ваше святейшество? Я хочу присутствовать при том, что будет происходить с ним. Каким бы ужасным это не являлось...
– Не беспокойтесь, дорогая Изидора, без Вас это даже не было бы таким «забавным»! Обещаю, Вы увидите всё, и я очень рад, что Вы изъявили такое желание.
И довольно улыбнувшись, уже повернулся к двери, но вдруг что-то вспомнив, остановился:
– Скажите, Изидора, когда Вы «исчезаете» – имеет ли для Вас значение, откуда Вы это делаете?..
– Нет, Ваше святейшество, не имеет. Я ведь не прохожу сквозь стены. Я просто «таю» в одном месте, чтобы тут же появиться в другом, если такое объяснение даст Вам хоть какую-то картинку, – и, чтобы его добить, нарочно добавила, – Всё очень просто, когда знаешь как это делать... святейшество.
Караффа ещё мгновение пожирал меня своими чёрными глазами, а потом повернулся на каблуках и быстро вышел из комнаты, будто боясь, что я вдруг для чего-то его остановлю.
Я прекрасно понимала, почему он задал последний вопрос... С той же самой минуты, как он увидел, что я могу вдруг взять и так просто исчезнуть, он ломал свою гордую голову, как бы покрепче меня куда-то «привязать», или, для надёжности, посадить в какой-нибудь каменный мешок, из которого уж точно у меня не осталось бы надежды никуда «улететь»... Но, своим ответом, я лишила его покоя, и моя душа искренне радовалась этой маленькой победе, так как я знала наверняка, что с этого момента Караффа потеряет сон, стараясь придумать, куда бы понадёжнее меня упрятать.
Это, конечно же, были только лишь забавные, отвлекающие от страшной реальности моменты, но они помогали мне хотя бы уж при нём, при Караффе на мгновение забыться и не показывать, как больно и глубоко ранило меня происходящее. Я дико хотела найти выход из нашего безнадёжного положения, желая этого всеми силами своей измученной души! Но только лишь моего желания победить Караффу было недостаточно. Я должна была понять, что делало его таким сильным, и что же это был за «подарок», который он получил в Мэтэоре, и который я никак не могла увидеть, так как он был для нас совершенно чужим. Для этого мне нужен был отец. А он не отзывался. И я решила попробовать, не отзовётся ли Север...
Но как я не пыталась – он тоже почему-то не хотел выходить со мной на контакт. И я решила попробовать то, что только что показала Караффе – пойти «дуновением» в Мэтэору... Только на этот раз я понятия не имела, где находился желанный монастырь... Это был риск, так как, не зная своей «точки проявления», я могла не «собрать» себя нигде вообще. И это была бы смерть. Но пробовать стоило, если я надеялась получить в Мэтэоре хоть какой-то ответ. Поэтому, стараясь долго не думать о последствиях, я пошла...
Настроившись на Севера, я мысленно приказала себе проявиться там, где в данное мгновение мог находиться он. Я никогда не шла вслепую, и большой уверенности моей попытке это, естественно, не прибавляло... Но терять всё равно было нечего, кроме победы над Караффой. А из-за этого стоило рискнуть...
Я появилась на краю очень крутого каменного обрыва, который «парил» над землёй, будто огромный сказочный корабль... Вокруг были только горы, большие и малые, зеленеющие и просто каменные, где-то в дали переходящие в цветуще луга. Гора, на которой стояла я, была самой высокой и единственной, на верхушке которой местами держался снег... Она гордо высилась над остальными, как сверкающий белый айсберг, основание которого прятало в себе невидимую остальными загадочную тайну...
От свежести чистого, хрустящего воздуха захватывало дыхание! Искрясь и сверкая в лучах жгучего горного солнца, он лопался вспыхивающими снежинками, проникая в самые «глубинки» лёгких... Дышалось легко и свободно, будто в тело вливался не воздух, а удивительная животворная сила. И хотелось вдыхать её бесконечно!..
Мир казался прекрасным и солнечным! Будто не было нигде зла и смерти, нигде не страдали люди, и будто не жил на земле страшный человек, по имени Караффа...
Я чувствовала себя птицей, готовой расправить свои лёгкие крылья и вознестись высоко-высоко в небо, где уже никакое Зло не смогло бы меня достать!..
Но жизнь безжалостно возвращала на землю, жестокой реальностью напоминая причину, по которой я сюда пришла. Я огляделась вокруг – прямо за моей спиной высилась слизанная ветрами, сверкающая на солнце пушистым инеем, серая каменная скала. А на ней... белой звёздной россыпью качались роскошные, крупные, невиданные цветы!.. Гордо выставив под солнечные лучи свои белые, словно восковые, остроконечные лепестки, они были похожи на чистые, холодные звёзды, по ошибке упавшие с небес на эту серую, одинокую скалу... Не в состоянии оторвать глаза от их холодной, дивной красоты, я опустилась на ближайший камень, восторженно любуясь завораживающей игрой светотеней на слепяще-белых, безупречных цветках... Моя душа блаженно отдыхала, жадно впитывая чудесный покой этого светлого, чарующего мгновения... Кругом витала волшебная, глубокая и ласковая тишина...
И вдруг я встрепенулась... Я вспомнила! Следы Богов!!! Вот, как назывались эти великолепные цветы! По старой-престарой легенде, которую давным-давно рассказывала мне моя любимая бабушка, Боги, приходя на Землю, жили высоко в горах, вдали от мирской суеты и людских пороков. Долгими часами размышляя о высоком и вечном, они закрывались от Человека завесой «мудрости» и отчуждения... Люди не знали, как их найти. И только нескольким посчастливилось узреть ИХ, но зато, позже этих «удачливых» никто никогда больше не видывал, и не у кого было спросить путь к гордым Богам... Но вот однажды умирающий воин забрался высоко в горы, не желая живым сдаваться врагу, победившему его.
Жизнь оставляла грустного воина, вытекая последними каплями остывающей крови... И никого не было рядом, чтобы проститься, чтобы омыть слезами его последний путь... Но вот, уже ускользая, его взгляд зацепился за дивную, невиданную, божественную красоту!.. Непорочные, снежно-белые, удивительнейшие цветы окружали его... Их чудесная белизна омывала душу, возвращая ушедшую силу. Призывала к жизни ... Будучи не в силах шевельнуться, он внимал их холодный свет, открывая ласке одинокое сердце. И тут же, у него на глазах, закрывались его глубокие раны. Жизнь возвращалась к нему, ещё сильнее и яростнее, чем при рождении. Снова почувствовав себя героем, он поднялся... прямо перед его взором стоял высокий Старец...